Дипломная работа на тему "Роль метафоры в текстах научной публицистики"

ГлавнаяЛингвистика, Языкознание, филология → Роль метафоры в текстах научной публицистики




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Роль метафоры в текстах научной публицистики":


Введение

Метафора продолжает стимулировать научный интерес и остается предметом рассмотрения многих дисциплин. Описание природы и функций метафоры обнаруживает самый широкий дискуссионный диапазон: от узко функционально-направленной изящной фигуры речи до базового механизма мышления и познания. Исследования по метафоре не ограничиваются материалом художественных текстов; изучаются метафорические тенденции в языке экономики (Е. В. Колотнина), психиатрии (Д. Гордон, Д. Трунов), военной области (А. Г. Гучин), философии (Э. Кассирер, X. Ортега-и-Гассет). Существует большое количество работ, посвященных метафоре научного текста (Н. Д. Арутюнова, Г. С. Баранов, Г.Г. Кулиев, С. С. Гусев), научно-популярного текста (Л. С. Билоус, В. Ф. Крюкова, Н. В. Позднякова), текстов средств массовой информации (А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, М. Р. Желтухина, Е. И. Чепанова, Т. А. Ширяева). Но недостаточно разработанным остается вопрос о месте и функциях метафоры в научно-публицистическом тексте, находящемся на стыке двух функциональных стилей: научного и языка массовой коммуникации. Реферируемая диссертация явилась попыткой описания места метафоры, ее функций, разновидностей и механизмов образования в текстах американской и немецкой научной публицистики в формате глобальной сети Интернет. Изучение метафоры как средства формирования картины мира позволило воссоздать некоторые фрагменты метафорической научно-публицистической медиа-картины мира американцев и немцев.

Цель выполненного научного исследования заключается в выявлении роли метафоры в текстах научной публицистики.

Реализация поставленной цели потребовала решения ряда конкретных задач:

1. Определить место сетевого научно-публицистического текста среди функциональных стилей языка.

2. Выявить сущность, свойства, категории, структурные и лингвистические особенности научно-публицистического текста online формата.

3. Рассмотреть информационные и коммуникационные возможности Интернета как одного из современных электронных медиа.

4. Проанализировать метафорические единицы, используемые в научно-публицистических тестах online формата по критериям функциональной транспозиции, стилистической значимости и стилистической окрашенности.

5. Описать роль метафоры в англоязычных и немецкоязычных сетевых научно-публицистических медиа-текстах.

6. Провести классификацию лексико-семантических групп метафор в научно-публицистическом тексте online формата и изучить особенности их функционирования.

7. Выявить и сравнить набор концептов, характерных для научно-публицистических метафорических медиа-картин мира американцев и немцев, вокруг которых группируются метафоры.

8. Описать и сопоставить научно-публицистические метафорические медиа-картины мира американцев и немцев.

Теоретической основой для данного исследования послужили следующие положения:

1. Метафора - языковой знак вторичной косвенной номинации, основанный на переносе форматива с фиктивного денотата на реальный (Хахалова 1998: 69).

2. Текст - это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» (Гальперин 1981: 18).

3. Медиа-текст - это «диалектическое единство языковых и медийных признаков, он представляет собой многоуровневое явление: уровень словесного текста, уровень видеоряда или графического изображения и уровень звукового сопровождения» (Добросклонская 2005: 269).

4. «Формат» медиа-текста - это «устойчивое соединение определенных внешних признаков с устойчивыми компонентами содержания и стиля» (Добросклонская 2005: 75).

5. Медиа-картина мира - это «продукт непрерывной информационной деятельности человека, в котором социально символизируется ментальная деятельность по познанию мира, сопровождающаяся постоянной экстер-нализацией содержания мышления отдельных людей, его мультипликацией и последующей трансляцией на аудитории, имеющие массовый характер» (Рогозина 2003: 108).

Материалом для работы послужили тексты электронных научно-публицистических статей по физике, астрономии, биологии, медицине и психологии, размещенные на американских, а также немецких научно-публицистических сайтах, опубликованные в период с 2003 по 2005 гг.

Основными методами исследования являются методы наблюдения и лингвистического описания, метод классификации, метод компонентного анализа, метод концептуального анализа, метод дистрибутивного анализа и метод сравнительно-сопоставительного анализа.

Актуальность исследования продиктована важностью описания метафорического творчества человека в русле концептологических исследований, необходимостью изучения появившихся новых средств коммуникации, интересом к дальнейшим исследованиям текстов с точки зрения их классификации и типологии, а также целесообразностью изучения картин мира с точки зрения их универсальности и специфичности.

Научную новизну данной работы мы усматриваем в характеристике Интернета не только как средства глобальной коммуникации, но и глобальной информации, в установлении статуса научно-публицистического текста online формата, в доказательстве способности лексико-семантических групп метафор репрезентировать концепт, в анализе и сопоставлении научно-публицистических метафорических медиа-картин мира американцев и немцев.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Метафорический резонанс представляет собой изменение величины семантической амплитуды одного слова под воздействием семантических колебаний соседнего с ним слова.

2. Дистрибутивная мощность метафоры определяет выразительную силу метафоры.

3. Семантика метафорических единиц является одним из средств формирования содержания концептов научной публицистики. Концептуальные признаки слоя периферии отождествляются с реальным денотатом метафоры, фиктивный денотат декодирует информацию, передающуюся метафорой.

4. Метафоры участвуют в формировании научно-публицистической метафорической медиа-картины мира американцев и немцев. Метафорическая научно-публицистическая медиа-картина американцев базируется на концептах: «Картина», «Актер», «Движение», «Горизонталь», «Жизнь», «Сердце», «Смерть», «Растение и его плоды», «Еда», «Собеседник», «Война», «Уборка», «Закон», «Труд», «Взгляд», «Дорожные работы», «Находка», «Вода», «Ключ», «Клубок нитей», «Музыка», «Родство», «Животное», «Свет», «Облако», «Инструмент», «Ткань, полотно», «Робот, машина», «Охотник», «Корабль».

5. Метафорическая научно-публицистическая медиа-картина мира немцев базируется на концептах: «Картина», «Актер», «Движение», «Горизонталь», «Жизнь», «Сердце», «Смерть», «Растение и его плоды», «Еда»,

«Собеседник», «Война», «Уборка», «Закон», «Труд», «Взгляд», «Дорожные работы», «Находка», «Вода», «Предмет, плавающий в воде», «Экскурсия», «Отправной пункт», «Вертикаль», «Строительство», «Мост», «Связь», «Прячущийся объект», «Правитель», «Оружие», «Отчеканенная монета».

6. Научно-публицистический медиа-текст online формата является одной из разновидностей текстов стиля массовой коммуникации.

Теоретическая значимость диссертации состоит в определенном научном вкладе в теорию метафоры, теорию функциональных стилей, теорию текста, теорию коммуникации и теорию межкультурной коммуникации.

Практическая ценность выполненного исследования заключается в том, что его результаты смогут найти применение в вузовских курсах по общему языкознанию, стилистике, межкультурной коммуникации и могут быть полезны преподавателям-практикам в процессе обучения студентов нормам научного общения на английском и немецком языках.

Апробация работы. О результатах исследования докладывалось на заседании кафедры немецкой филологии ИГЛУ (октябрь 2005 г.), а также на конференции молодых ученых - секция «Языковая реальность познания» (ИГЛУ, февраль 2006). Основные положения диссертации отражены в четырех публикациях.

Все изложенные факторы обусловили структуру и содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка использованных словарей и принятых сокращений и списка источников примеров.

Во введении формулируется объект, цель и задачи работы, обосновывается ее актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, обсуждается использованный материал, методы его анализа, отмечаются положения, которые выносятся на защиту.

В первой главе «Метафора и научно-публицистический медиа-текст online формата» рассматриваются основные понятия, служащие теоретической базой диссертации: определяется суть метафоры и научно-публицистического медиа-текста online формата, определяется его место среди функциональных стилей языка, его категории, свойства, структурные и лингвистические особенности.

Во второй главе «Особенности функционирования метафорических единиц в научно-публицистическом медиа-тексте online формата» рассматривается метафорика научно-публицистического медиа-текста online на материале английского и немецкого языков. Проводятся подробные классификации метафорических единиц американских и немецких электронных научно-публицистических текстов, объясняются различия в классификациях обоих языков, определяются критерии окказиональности метафоры, вводятся и обосновываются понятия метафорического резонанса и дистрибутивной мощности метафоры, а также анализируются функции метафоры в изучаемых текстах.

В третьей главе «Способы метафорической репрезентации концептов научной публицистики в американском и немецком языковом сознании» доказывается способность семантики метафоры влиять на содержание концепта научной публицистики, проводится классификация концептов, выявляются различия и сходства в научно-публицистических метафорических медиа-картинах мира американцев и немцев.

В заключении обобщаются основные результаты исследования, подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейшего пути научного анализа.


Глава I. Метафора и научно-публицистический медиа-текст online формата

1.1 Анализ современного состояния исследования метафор в лингвистике

Проблема метафоры волнует человеческие умы на протяжении уже двух тысяч лет. За многовековую историю исследования метафоры известны различные лингвистические направления. Сравнительно-фигуративное направление, начало которому дал Аристотель, сегодня представлено несколькими концепциями метафор: компаративистской, субстантивной и образно-эмотивной (Г. С. Баранов). Критиками «сравнительного принципа», лежащего в основе создания метафоры, стали сторонники интеракционнистского направления М. Блэк и А. Ричарде. Прагматическое направление ориентировано на теорию взаимодействия (Дж. Серль, Ф. Уилрайт), теорию отклонения (С. Левин) и верификационную теорию (Р. Гудмэн). Однако, как отмечают современные авторы по исследованию метафор (Г. С. Баранов, О. И. Глазунова, С. А. Хахалова), вышеуказанные концепции, несмотря на их большой вклад в теорию метафоры, не лишены теоретических недостатков.

Сегодня наиболее актуальными направлениями, занимающимися исследованием метафор, являются когнитивное, культурологическое и семантическое направления. Г. С. Баранов объединяет эти концепции под общим названием «семиотическая концепция метафоры» и объясняет это тем, что «семиотическая концепция пытается на базе семиотики как интегративной теории се-миозиса обобщить результаты, достигнутые синтактикой, семантикой, прагматикой и когитологией по отдельности» (Баранов 19926: 85), поскольку «...семиотика, будучи более широкой наукой, чем эти дисциплины, изучает главным образом их взаимосвязи и тем самым семиозис в целом - чем каждая из этих дисциплин по отдельности не занимается» (Ч. Моррис ; цит. по: Баранов 19926: 85). Опираясь на семиотическое определение знака и значения, семиотическая концепция метафоры «стремится включить в сферу лингвофилософской рефлексии не только лингвосинтаксические, семантические, прагматические, концептуальные, когнитивные моменты, но также социолингвистические, психологические и культурологические аспекты метафорообразования, поставив тем самым в центр исследования проблему герменевтического статуса метафоры» (Там же: 86).

Когнитивная теория метафоры связана с именами Дж. Лакоффа, М. Джонсона, Э. Маккормака, Дж. Карбонелла.

По глубокому убеждению Дж. Лакоффа и М. Джонсона, метафоры пронизывают всю нашу жизнь - язык, мышление и действие: «Метафору по традиции рассматривают как присущую только языку, делом слов, а не мысли и действия. По этой причине большинство людей думают, что они могут прекрасно обойтись без метафор. Мы, наоборот, обнаружили, что метафоры проникли в повседневную жизнь не только в языке, но и в мыслях и действиях. Наша обычная понятийная система, в рамках которой мы думаем и действуем, является фундаментально метафоричной по своей природе» (Лакофф 2004).

Однако, как отмечают современные исследователи, из таких рассуждений можно сделать вывод, что все человеческое познание пропускается через некоторый метафорический фильтр. Следовательно, в мыслительной деятельности человека первична и единственна только метафора (Хахалова 1998). Как же тогда обстоит дело с неметафорическими единицами? Судя по их утверждению, таковых не существует. Но исследовательский материал показывает обратное: в одном высказывании могут сочетаться единицы разных порядков: метафорического и неметафорического, например: How do you spend your free time? In nur einem Milliliter tummeln sich bis zu zwei Millionen winzige Bakterien.

Э. Маккормак, в отличие от Дж. Лакоффа и М. Джонсона, отвергает точку зрения о том, что язык целиком метафоричен. Придерживаясь традиций инте-ракционизма, он считает, что метафоры функционируют как когнитивные процессы, с помощью которых мы углубляем наши представления о мире и создаем новые гипотезы. В то же время они выступают как посредники между разумом и культурой. Исследователь вводит новый термин «компьютерная метафора», включая в нее две части: базисную и передающую. Для того чтобы решить проблему «семантического сдвига», лежащего в основе порождения метафоры, он признает подобие человеческого мозга и компьютерного устройства. Это выражается в том, что определенные когнитивные процессы воздействуют на формальные семантические структуры, в результате чего и возникают метафоры. Согласно этой концепции разум человека описывается в компьютерных терминах. Однако в его теории отсутствует ответ на вопрос, что же такое компьютерная метафора. Ее конкретная дефиниция обходится стороной. По мнению С. А. Хахаловой, теория Э. Маккормака не содержит достаточно убедительных доводов в пользу признания за компьютерной метафорой функции познания. При утверждении сходства между человеком и компьютером признается возможность обоих мыслить, но не учитывается двусторонний целостный процесс рационального и творческого мышления, включающий в себя и экспрессивное, и эмоциональное при доминантной роли человека как активного субъекта познания (Хахалова 1998: 22). Ученый приводит ряд положений когнитивной теории метафоры: 1) метафора системна в понятийной сфере, 2) метафора связана с культурным фоном, 3) при метафоризации наблюдается соотношение языковых и понятийных сфер в порядке объединения вокруг «метафор пространства», «метафор времени», «метафор сражения», «метафор канала связи», «метафор сущности», «метафор субстанции», 4) в метафоре взаимосвязаны культура, синтаксис, семантика и познание. Однако тут же она отмечает недостатки когнитивной теории метафоры, среди которых находят место слабо разработанные положения о соотношении метафорических и неметафорических понятий в рамках одного линейного ряда, отсутствует четкая терминологическая дефиниция метафоры, а также описание семантических преобразований в метафоре (Хахалова 1998: 25).

Неоспоримым плюсом когнитивной теории метафоры является создание ею фундамента для объединения в метафоре языкового аспекта с познавательным и культурным. Эта концепция отражает специфику человеческой деятельности, невозможной вне языка, познания и культуры.

Культурологическая точка зрения на метафору справедливо подмечает в ней ее имманентное свойство, благодаря которому метафора является инструментом культуры. Между языком и культурой происходит взаимодействие, в результате чего не только культура влияет на язык, но и язык на культуру. В. А. Маслова рассматривает метафору как «способ представления культуры», ибо «она отражает фундаментальные культурные ценности, т.к. основана на культурно-национальном мировидении» (Маслова 20046: 91). По мнению В. Н. Те-лия, метафора успешно выполняет роль призмы, через которую человек видит мир, ибо метафоры проявляются национально-специфичным образом во внутренней форме языка, а также в мифологемах, архетипах и т.д. (В. Н. Телия; цит. по: Маслова 20046: 92). Основные положения культурологической теории в отношении метафоры можно выразить следующими выводами: 1) метафора системна в понятийной сфере, 2) существует определенная закономерность в соотношениях понятийных языковых сфер, 3) прослеживается тесная связь метафор с культурным фоном, 4) соположение референтов является организованным определенным образом, 5) в результате этого возникает семантическая концептуальная аномальность. Однако теоретическими пробелами данного направления исследования метафоры является отсутствие определения специфики метафоры в разных культурных традициях, а также ее места в трихотомии «язык — знак - культура» (Хахалова 1998: 25).

В основе семантического направления в исследовании метафоры лежит признание фактора сравнения двух субстанций (величин) и установление некой константы сравнения (tertium comparationis), типа «родства обозначаемых субстанций и одинаковости их звучания» (Там же: 13-14). Сторонниками этой теории, которую можно назвать общей теорией сравнения, являются Н. Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Дж. А. Миллер, , Ш. Сафранова и некоторые другие лингвисты. Утверждение о присутствии в метафоре скрытого или сжатого сравнения прослеживается почти во всех работах ученых данного направления. Дж. А. Миллер считает, что метафора - это стянутое сравнение, касающееся сходств и аналогий (Дж. А. Миллер; цит. по: Хахалова 1998: 25). А. Вежбицкая утверждает, что метафора является сокращенным сравнением. Однако, в отличие от Дж. А. Миллера, она говорит, что метафора в своей глубинной структуре имплицирует не сходства, а отрицание при сохранении целостности семантического и формального признаков в метафоре (А. Вежбицкая; цит по: Хахалова 1998: 25).

Сторонники сравнительной теории исследования метафоры оперируют имплицитными признаками глубинной структуры метафоры - оппозиции, различия, сходства. Из анализа их работ вытекает правомерность признания за метафорой сложной семантической структуры, основанной на сходстве, противопоставлении или отрицании сходства в ее имплицитной структуре. Однако, как справедливо замечают современные исследователи, при всем кажущемся многообразии объяснения метафоры в рамках сравнительной теории существуют и теоретические недостатки. Они связаны с проблемами, касающимися отсутствия дефиниционной прозрачности метафоры, а также точного лингвистического описания ее структурирования в системе «язык и речь» (Там же: 15).

Одним из современных исследователей семантического направления метафоры, чьих положений мы придерживаемся в нашей диссертации, является С. А. Хахалова. По ее мнению, метафора является категорией с присущими ей категориальным значением, категориальными признаками и функциональными характеристиками. Категориальным значением метафоры является значение сравнения, подразумевающее изменение денотативной соотнесенности форматива и соотносящееся со значениями координативной, коллокативной, субор-динативной и гиперонимической ассоциативности. Категориальное значение сравнения возникает в результате перегруппировки семантических признаков в объеме актуального значения слова. Таким образом, доминирующими становятся некоторые второстепенные семантические признаки. Константа сравнения выражена имплицитно. Значение доминации одного из второстепенных семантических признаков входит в состав категориального значения, наряду со значением имплицитно выраженной константы сравнения.

Категориальными признаками категории метафоричности выступают признак переноса форматива с фиктивного денотата на реальный, признак ассоциативного сходства (аналогии, противопоставления или отрицания) между реальным и фиктивным денотатами, признак косвенности и вторичности значения, признак параллельности двух денотатов.

Принцип системности в категории метафоричности предполагает учет всех связей изучаемого явления с другими явлениями окружающего человека мира. Принцип системно-структурной организации категории метафоричности находит свое выражение в метафорических единицах, существующих на лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях функционирования языка. Исходя из этого принципа, автор категориальной концепции метафоры различает метафоры-слова, метафоры-словосочетания, метафоры-предложения и метафоры-тексты и считает, что категория метафоричности является такой величиной, которая реализуется в различных структурных и лексико-семантических классах и типах метафорических единиц. В качестве релевантных критериев для анализа метафор она предлагает три: критерий функциональной транспозиции, критерий стилистической значимости и критерий экспрессивной окрашенности.

Итак, под метафорой мы, вслед за С. А. Хахаловой, понимаем «языковой знак вторичной косвенной номинации, основанный на переносе форматива с фиктивного денотата на реальный, между которыми обнаруживается общая константа сравнения» (Хахалова 1998: 69).

Неоспоримым преимуществом ее взгляда является признание всех существующих концепций метафоры, получение полезного теоретического экстракта из этих теорий и представление феномена метафоры в рамках каждой из них. Таким образом, метафора, по мнению ученого, является как категорией, так и явлением, в котором изначально заложена двоякая сущность, выражающаяся в онтологическом, функциональном и знаковом ее дуализме (Там же: 12).

Онтологический дуализм метафоры С. А. Хахалова усматривает в сочетании объективности ее существования в естественном языке, используемом носителями, независимо от этнического происхождения, с субъективностью специфического проявления в языке каждого конкретного носителя того или иного языка. Из этого следует, что метафора есть сравнение (семантический аспект), а также присутствие двух субъектов, двух мыслей, между которыми происходит семантическое движение (прагматический аспект).

Функциональный дуализм метафоры определяется, с одной стороны, как динамический когнитивный процесс, а с другой стороны, как культурный процесс. С этих точек зрения метафора есть средство познания реальной действительности (когнитивный аспект) и инструмент культуры (культурологический аспект).

Знаковый дуализм метафоры обусловлен асимметричным дуализмом языкового знака, коим является метафора. Она имеет форму и содержание и определяется множеством факторов лингвистического и экстралингвистического планов (Там же: 12, 19, 42). Метафора понимается как результат сравнения, происходящий на основе подмены денотатов (теория субституции), как языковой знак, состоящий из формы и содержания (знаковая теория), как единица вторичной косвенной номинации (теория языковой номинации).

Будучи «повсеместной» и «все пронизывающей», метафора встречается в различных сферах жизнедеятельности человека. На современном этапе развития лингвистической науки метафору исследуют в языке экономики (Е. В. Ко-лотнина), психиатрии (Д. Гордон, Д. Трунов), военной области (А. Г. Гучин), философии (Э. Кассирер, X. Ортега-и-Гассет). Существует большое количество работ, посвященных метафоре научного текста (Н. Д. Арутюнова, Г. С. Баранов, Г. Г. Кулиев, С. С. Гусев), метафоре научно-популярного текста (Л. С. Би-лоус, В. Ф. Крюкова, Н. В. Позднякова), а также метафоре текстов средств массовой информации (А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, М. Р. Желтухина, Е. И. Че-панова, Т. А. Ширяева). Но недостаточно разработанным остается вопрос о месте и функциях метафоры в научно-публицистическом тексте, находящемся на стыке двух функциональных стилей: научного и языка массовой коммуникации. Данная работа является попыткой описания места метафоры, ее функций, разновидностей и механизмов образования в текстах научной публицистики в формате глобальной сети Интернет.

1.2 Анализ современного состояния исследования научно-публицистического медиа-текста online формата

1.2.1 Текст в свете различных лингвистических теорий. Подходы к классификации текстов

Текст представляет собой чрезвычайно сложный объект исследования. Существует множество подходов к изучению текста, которые, в свою очередь, рождают плюрализм мнений относительно его природы. До сих пор нет единого определения текста, несмотря на то, что исследования, посвященные ему, обычно начинаются со слов: «Текст - это ...... Как отмечает Л. Г. Бабенко, выделяются две основные разновидности таких формулировок: к первым относятся лаконичные, лапидарные, порой образные формулировки, а ко вторым, наоборот, - развернутые определения, обнаруживающие стремление исследователей дать объемную характеристику текста с приведением его важнейших признаков (Бабенко 2004: 26).

В первом случае определения ориентированы на какое-либо основное, существенное свойство текста содержательного, коммуникативного, гносеологического плана. Например: «Текст — это основное средство вербальной коммуникации» (О. Л. Каменская), «Текст - это языковое выражение замысла его создателя» (Д. Н. Лихачев), «Текст - отражение действительности» (В. П. Беля-нин) и пр.

Большинство определений текста второго типа содержит ряд его существенных признаков, имеет комплексный характер. В таких объемных определениях даются различные признаки, которые варьируются у разных авторов, при этом обычно выделяется доминирующий компонент. Так, часто подчеркивается коммуникативная природа текста, при этом текст понимается как «основная единица коммуникации, способ хранения и передачи информации, форма существования культуры, продукт определенной исторической эпохи, отражение психической жизни индивида и т.д.» (Белянин 1988: 6).

Среди многочисленных свойств текста может доминировать его содержательность, обуславливающая какие-либо другие его свойства, например, цельность. Так, текст понимается как «нечто целостное (цельное), некоторый концепт, то ментальное образование, которое в лингвистической литературе именуется цельностью текста» (Сорокин 1982: 62-63).

Как считает В. В. Красных, «текст - явление настолько многогранное и разноплановое, что не существует, да и вряд ли может существовать единое его понимание и определение» (Красных 2003: 116-124). Она классифицирует формулировки текста в зависимости от постулатов науки, рассматривающей его природу.

Сторонники теории лингвистики текста особо выделяют связность, цельность текста, его глобальную когерентность: текст - «некоторая законченная последовательность предложений, связанных по смыслу другие другом в рамках общего замысла автора» (Николаева 1978: 5-39). Это «специальным образом организованная, закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое высказывание» (Москальская 1981: 12-15). Текст понимается как «не просто совокупность цепочечных микроструктур, но некоторое глобальное единство, макроструктура», все высказывания связаны «не только линейной, но и глобальной когерентностью» (Николаева 1978: 34). Текст, по мнению Р. Барта, есть «любой отрезок речи, представляющий собой некоторое единство с точки зрения содержания, передаваемый со вторичными коммуникативными целями и имеющий соответствующую этим целям внутреннюю организацию, причем связанный с иными культурными факторами, нежели те, которые относятся к собственно языку» (Барт 1978: 442-449).

Теория речевых актов обращает внимание на иллокутивную силу текста и определяет диалогический текст как «связанную структуру минимальных единиц, формирующих статическую иллокутивную структуру диалога»; диалог при этом рассматривается как «система иллокутивных вынуждений» (Баранов 1992а: 84-99).

Согласно исследователям теории массовой коммуникации (И. Р. Гальперин, А. М. Шахнарович, И. А. Зимняя, Ю. А. Сорокин и др.), текст представляет собой иерархию коммуникативных программ и подчинен деятельности, в которую он включен. Текст рассматривается как инструмент воздействия на массы, на общественное сознание.

Психолингвистический подход (Л. С. Выготский, А. А. Леонтьев, А. М. Шахнарович, Т. М. Дридзе, Н. И. Жинкин, И. А. Зимняя, В. В. Красных и др.) рассматривает текст как двуединый процесс порождения / восприятия, лежа- щий в основе коммуникативной деятельности. v

С точки зрения современной лингвистики (художественного) текста, учитывающей психолингвистические аспекты порождения и восприятия текста, «текст есть продукт, порожденный языковой личностью и адресованный языковой личности..., являющийся мертвым без акта познания» (3. -Я. Тураева; цит. по: Прохоров 2004: 14).

Когнитивная лингвистика предлагает новый взгляд на природу языка и текста, где художественный текст рассматривается как сложный знак, который выражает знания писателя о действительности, воплощенные в его произведении в виде индивидуально-авторской картины мира. Задачей когнитивиста при исследовании текста становится изучение его базовых концептов.

Лингвокультурология рассматривает язык как орудие создания, развития, хранения и трансляции культуры, а текст как подлинный хранитель культуры. «Приобщение человека к культуре происходит путем присвоения им "чужих" текстов. Будучи ничтожно малым элементом мира, текст (книга) вбирает в себя мир, становится всем миром, замещает собой весь мир для читающего» (Маслова 20046: 30).

Отсутствие единого, четкого определения текста привело к разногласиям в проблеме классификации текстов, различные варианты которой строятся на основаниях, учитывающих разные параметры текстовой организации:

- по своей структуре тексты делятся на простые (тексты-примитивы - лозунги, призывы, рекламные тексты и т.д.), сложные (объемные тексты со сложной словесной организацией - художественные и научные произведения) и комплексные (вставки простых в сложный);

- по функционально-стилевому параметру тексты классифицируются в соответствии с основными функционально-стилистическими разновидностями речи: официально-деловые, научные, публицистические, разговорные и художественные тексты;

- по степени подготовленности тексты делятся на спонтанные, ситуативные и подготовленные;

- по цельности / связности тексты бывают нормативные (т.е. цельные и связные) и дефектные: деграмматикализованные несвязные (например, наборы ключевых слов текстов: «Ночь, улица, фонарь, аптека...»), деграмматикализованные связные, но нецельные тексты (лишенные общего смысла: «В огороде бузина, а в Киеве дядька»), а также распадающиеся тексты, встречающиеся, например, в речи больных шизофренией (Сахарный 1994);

- по степени алгоритмичности / эвристичности тексты делятся на фиксированные, полуфиксированные и нефиксированные (Баранов 1993). Фиксированные тексты имеют документальный характер, опираются на формуляры, которые содержат основной текст и пробелы в нем, заполнение которых составляет процедуру создания алгоритмизированного текста. Полуфиксированные тексты строятся по фиксированным стратегиям порождения текста на основе фиксированного замысла и функционируют в сфере живого общения (тексты приветствия, прощания, благодарности и т. д.). Нефиксированные тексты отличаются индивидуальностью замысла, интенциональностью и вариативностью вербального выражения (художественные тексты);

- по степени экспликации замысла тексты могут быть жесткими, т. е. простыми для интерпретации содержащегося в них смысла (тексты государственных договоров, указов, заголовки, тексты расписания движения поездов и т.д.), или мягкими, порождающими неоднозначность, имплицитность, неопределенность замысла и множественность интерпретаций (художественные тексты);

- функционально-прагматический параметр предполагает существование текстов-предписаний, регулирующих совершение какого-либо действия с точки зрения правил и норм (официально-деловые тексты, акты, договоры, инструкции и т.д.), текстов-описаний, призванных описывать положение дел в мире (художественный текст), и текстов-оценок, порождаемых с целью оказать воздействие на эмоциональную сферу сознания реципиента, для того чтобы сформировать у него определенную систему ценностей (поощряющие, порицающие тексты) (классификация предложена А. Н. Барановым (цит. по: Бабенко 2004: 48);

- критерий употребления временных форм позволяет выделить описывающие тексты, в которых используются описывающие временные формы Prasens, Perfekt, Futur I, Futur II, а также рассказывающие тексты с такими временными формами, как Prateritum, Plusquamperfekt, Konditionalis I, Konditionalis II(Weinrichl976);

- по функциональному параметру выделяются следующие функции и типы текстов: 1) информативная - информационные тексты (сообщение, рецензия, инструкции по применению), 2) аппелятивная - аппелятивные тексты (реклама, комментарий), 3) облигативная - облигативные тексты (договор), 4) функция установления контакта - контактоустанавливающие тексты (письмо, приглашение, благодарность), 5) декларативная - декларативные тексты (Brinker 1997: 104).

По текстовым функциям выделяют следующие функции, типы и виды текстов:

- нормативная функция - нормативные тексты (законы, доверенности, приказы, договоры, распоряжения, свидетельство о браке, рождении и т. д.);

- функция установления контакта - контактоустанавливающие тексты (письмо, приглашение, объявление в газете о знакомстве, e-mail);

- функция идентификации групповой принадлежности получателя информации - тексты, определяющие групповую принадлежность получателя информации (песни: шансон, рэп, рок, народные, пионерские и т.д.);

- поэтическая функция - поэтические тексты (стихи, комедии, трагедии);

- описательная функция - описательные / повествовательные тексты (романы, повести, рассказы, дневники, еженедельники, сценарии и т.д.);

- информативная функция - информативные тексты (инструкции по применению, научно-популярные статьи, сообщения);

- перлокутивная функция - перлокутивные тексты (газеты, реклама, программы политических течений, комментарии, критические рецензии и т.д.) (Grosse 1976: 85);

Классификация текстов по Чарльзу Моррису основана на модусе (способе создания) и употреблении текста. Модус (способ создания) может быть нормативным (установленным, стандартным), оценочным, инструктивным и формирующим (развивающим). Тип употребления текста может быть информативным, оценочным, воздействующим (морально-этическим) и системообразующим (Morris 1971: 75).

В нашей работе мы придерживаемся определения текста, данного И. Р. Гальпериным (см. на стр. 5).

Под видом текста мы, вслед за К. Бринкером, понимаем «конвенциональную модель речевого действия, представляющую собой совокупность контекстуальных, ситуативных, коммуникативно-функциональных и структурных признаков (Brinker 1997: 132). Виды текстов развиваются в ходе истории и являются частью комплекса повседневного знания участников коммуникации.

Класс текстов, как считает В. Б. Самбуева (Самбуева 2001: 37), представляет собой более объемные группы текстов. Это совокупность нескольких видов текстов, объединенных общими признаками. Объединение видов текстов в классы зависит от того, какой (-ие) признак (-и) в классификации является основополагающим. Тип текста, в свою очередь, представляет собой абстрактную теоретическую модель текста, характеризующуюся определенными признаками (Там же).

В соответствии с вышесказанным определим параметры научного текста. Его тип (по Ч. Моррису) представляет собой абстрактную модель с рядом признаков, характеризующих такие виды текстов, как лекция, доклад, реферат, диссертация, конференция, статья и т.д. Перечисленные виды текстов могут объединяться в классы. На основе формы коммуникации они могут быть устными (доклад, лекция, конференция) или письменными (статья, диссертация, научный отзыв и т.д.). При этом нужно учитывать, что границы перехода от устной формы изложения к письменной и наоборот относительны.

Поскольку объектом данного исследования является научно-публицистический текст, определим его основные параметры, основываясь на вышеизложенном материале,.

По параметру структуры научно-публицистический текст относится к сложным текстам, по функционально-стилевому параметру научно-публицистический текст является произведением стиля массовой информации, по параметру подготовленности - подготовленным, по параметру цельности / связности - нормативным, по параметру алгоритмизации - фиксированным текстом, по параметру степени экспликации замысла - жестким текстом с элементами мягкого текста, по функционально-прагматическому параметру -дескриптивным (описательным) с элементами деонтического (текстов-предписаний) и аксиологического (текстов-оценок) текстов, по параметру временных форм - описывающим с элементами рассказывающего текста, по функциональному параметру - информативным, по параметру модуса и употребления текста - нормативным и информативным текстом.

Научно-публицистический текст является гетерогенной сущностью. С одной стороны, он представляет собой одну из разновидностей научного типа текстов. С другой стороны, его можно отнести и к одному из видов публицистического типа текстов. По одним параметрам в одном ряду с ним стоят такие виды текстов, как научно-популярные (очерк, книга, лекция, статья), научно-деловые (патент, авторское свидетельство, спецификация), научно-технические (монография, научная журнальная статья), учебно-научные (учебник, словарь, методическое пособие, лекция, конспект, аннотация, устный ответ, объяснение), а по другим параметрам - информационно-публицистические тексты различной тематики (очерк, репортаж, обзор на международные темы, интервью, спортивный комментарий, выступление на собрании и т.п.). Научно-публицистический текст входит в один класс с научно-популярными текстами по критерию массовой направленности. По критерию канала воспроизведения научно-публицистический текст может объединяться в классы теле-текстов, радио-текстов, пресс-текстов или Интернет-текстов.

1.2.2 Функциональный стиль массовой коммуникации и медиа-текст online формата

В современном языкознании существуют разные подходы к проблеме выделения стилей и к определению самого понятия «стиль». Теория трех стилей имеет давнюю историю развития, начиная со времен древней Индии и античности и до наших дней. На протяжении веков классификация стилей языка проводилась по разным основаниям: по территориальному признаку, на основании предметов и тем описания (высокие, средние и низкие темы), на основании прикрепленности трех стилей к основным социальным классам феодального общества в соответствии с целями и задачами общения. На базе этих делений формировалось языковое деление на стили в эпоху становления национального литературного языка (Вомперский 1988).

Большой вклад в разработку теории функциональных стилей внесли В. В. Виноградов (1981; 1963), Л. В. Щерба (1974), М. М. Бахтин (1975), Э. Г. Ризель (1975), Б. А. Ларин (1977), Т. Г. Винокур (1980), Л. П. Якубинский (1986) и др.

Вопрос о принципах выделения функциональных стилей, их классификации продолжает оставаться дискуссионным. Традиционно в лингвистической литературе функциональные стили рассматриваются как производные от функций языка (общение, сообщение, воздействие) и выделяются обиходно-бытовой (функция общения), обиходно-деловой, официально-документальный и научный (функция сообщения), публицистический и художественно-беллетристический стили (функция воздействия) (Виноградов 1981: 73; 1963: 201).

Возможно также выявление функциональных стилей как производных от сферы употребления языка с учетом экстралингвистических форм общественной деятельности (в нашем понимании - это общественные институты), от формы проявления языка (устной или письменной), от вида речи (монологической или диалогической), от способа общения (массового или индивидуального), а также от тона или регистра речи (высокий, нейтральный, сниженный) (Мороховский 1991: 238), как производные от трех базовых дифференциальных признаков - эмоциональность / неэмоциональность, спонтанность / неспонтанность, нормативность / ненормативность (Долинин 1987: 109-110). Основным стилеобразующим фактором, по М. Н. Кожиной, является «форма общественного сознания с соответствующим ей видом деятельности и формой мысли» (Кожина 1993: 6).

По М. П. Брандес, функциональные стили - это «социально-культурные контексты (научный, политический, административный, художественный и т.д.), в которых речевой жанр обретает конкретную жизнь, смысл и превращается в целостное, словесное произведение» (Брандес 1983: 159).

Согласно Ш. Балли, понятию «функциональные стили» соответствуют типы речевой коммуникации, а именно разговорно-фамильярный, просторечный способы выражения, жаргоны, научно-административный тип коммуникации, литературно-художественный и профессионально-терминологический язык. Данное выделение различных типов коммуникации было основано на понятиях аффективного (эмоционально-чувственного) и интеллектуального (абстрактно-логического) способов выражения, ассоциативного эффекта и среды (Балли 1961:328).

По мнению Ю. С. Степанова, «функциональный стиль - это исторически сложившаяся, осознанная обществом подсистема внутри системы общенародного языка, закрепленная за теми или иными ситуациями общения (речевыми ситуациями) и характеризующаяся набором средств выражения и скрытым за ними принципом отбора средств из общенародного языка» (Степанов 1965: 218).

А. Д. Швейцер относит функциональные стили к «нечетным множествам» (fuzzy sets) и определяет их как математические множества, элементы которых частично совпадают или перекрещиваются с элементами других множеств (Швейцер 1973: 16)

Ю. М. Скребнев полагает, что стиль представляет собой характеристику подъязыка, выделяемого исследователем в соответствии с целями исследования, поэтому количество стилей может быть бесконечным - от стиля Ч. Диккенса до стиля кулинарных рецептов (Скребнев 2003: 15).

По мнению авторов Лингвистического энциклопедического словаря, стиль - «это разновидность языка, закрепленная в данном обществе традицией за одной из наиболее общих сфер социальной жизни и частично отличающаяся от других разновидностей того же языка по всем основным параметрам: лексикой, фонетикой, морфологией. Функциональной стиль - разновидность литературного языка, в которой язык выступает в той или иной социально значимой сфере общественно-речевой практики, особенности которой обусловлены особенностями общения в данной сфере. Стиль всегда характеризуется принципом отбора и комбинации наличных языковых средств... Для каждого функционального стиля существует регулярная воспроизводимость, предсказуемость употребления определенных языковых явлений» (ЛЭС 1990: 494).

В современной стилистике наибольшее распространение получил принцип выделения функциональных стилей в зависимости от их соотнесения с определенными областями общественного сознания и связанными с ними общественными отношениями. Отражая материальное бытие, реальную действительность, общественное сознание, духовная сторона жизни общества включает определенные правовые, юридические, политические, научные, эстетические, этические и другие взгляды, представления, теории. Являясь первичной по отношению к стилю, область общественного сознания определяет его становление, функционирование и развитие. Каждая из областей общественного сознания имеет свой способ выражения, что находит отражение в отборе и закреплении определенных языковых средств. Таким образом, в основу определения функциональных стилей закладываются экстралингвистические факторы.

Такой подход к выделению и изучению функциональных стилей на материале разных языков получил развитие в работах А. Н. Васильевой (1982, 1983), Т. Г. Винокур (1993), М. Н. Кожиной (1993) и др.

М. Н. Кожина выделяет такие типовые и социально значимые сферы общения, как научную, художественную, публицистическую, деловую и бытовую. В соответствии с ними различаются и функциональные стили (Кожина 1993: 19).

По мнению В. И. Карасика, человек - существо классифицирующее, и все существующие тексты могут быть сведены к ограниченному количеству текстовых типов в соответствии со сферой общения: обиходно-бытовые, художественные, научные, публицистические и деловые текстовые типы.

В. И. Карасик считает, что концепция функциональных стилей вызывает большие затруднения в классификации. Сам термин «функциональный стиль» он считает наименее удачным в лингвистике и предлагает заменить его новым обозначением - «формат дискурса», как разновидность дискурса, выделяемую на основе коммуникативной дистанции, степени самовыражения говорящего, сложившихся социальных институтов, регистра общения и клишированности языковых средств (Карасик 1998: 192).

В силу разнообразия классификаций функциональных стилей становится трудным определить место среди них научно-публицистическому тексту, транслируемому через средство глобальной информации - Интернет. С одной стороны, данному тексту присущи черты текста научного стиля изложения, характеризующегося логической последовательностью, объективностью, точностью изложения, «строгостью (= выразительностью), не исключающей, однако, своеобразную экспрессивность» (Кожина 1993: 162).

С другой стороны, научно-публицистическому тексту в сети Интернет присущи и черты публицистического (газетного) стиля, такие, как эмоциональность, оценочность, образность, логичность, рассуждение.

Квинтэссенцию понятия «публицистика» можно извлечь из словарного толкования лексемы публичный: «<лат. publicus> общественный - совершающийся в присутствии публики, открытый, гласный; общественный, ;не частный» (СЛИС 1992: 502). В свою очередь, слово публицистика данный словарь также возводит к латинскому слову publicus (общественный), трактуя его как «вид литературы, посвященный актуальным общественно-политическим вопросам и текущей жизни общества» (Там же), т.е. интересным для широкого круга членов этого общества - читателей.

Присущие научно-публицистическому тексту характеристики как научного, так и публицистического стилей вызывают сложность в определении его места в системе функциональных стилей языка. Так, Д. Э. Розенталь причислял данный текст к подстилям научного функционального стиля, среди которых он выделял научно-популярный, научно-деловой, научно-технический (производственно-технический), учебно-научный, а также научно-публицистический (Розенталь 1977: 33). К разновидностям жанра научной статьи (научного функционального стиля) Е. В. Михайлова относит научно-публицистический текст (Михайлова 1999: 57). Н. М. Разинкина определяет научно-публицистическую статью как одну из разновидностей научных статей (Разинкина 1985). Р. С. Аликаев описывает научно-функциональный стиль как единство множества подстилей и выделяет собственно научный (академический), научно-учебный, научно-технический, научно-публицистический, научно-информационный и научно-разговорный подстили (Аликаев 1999: 60-68).

По мнению Е. С. Троянской, научно-публицистический текст является жанром публицистического стиля. Она относит статьи такого содержания к передовым публицистическим статьям (Троянская 1982: 70).

Сегодня многие языковеды замечают смешение стилей языка. Так, например, С. О. Савчук говорит об эволюции в системе жанров современной газеты, произошедшей в конце 90-х гг. «При этом эволюция, - говорит она, - затрагивает не только периферию системы газетных жанров, но и ее ядро. Ядром жанровой системы публицистического стиля традиционно считаются информационные (заметка, репортаж, отчет), собственно публицистические (статья, рецензия, обзор) и межвидовые формы - информационно-публицистические жанры (корреспонденция, интервью, комментарий). Периферию составляют жанры, возникающие при взаимодействии сферы газетной публицистики с другими сферами речевой практики - деловой, научной, художественной. Ближе к ядру находятся художественно-публицистические (очерк, фельетон, памфлет, зарисовка) и научно-публицистические жанры (научно-публицистическая статья), рекламные материалы, дальше - жанры, типичные для других сфер общения и не являющиеся специфически газетными, хотя и помещаемые на газетную полосу (тексты официальных документов, научно-популярные статьи, художественные произведения и т. д.)» (Савчук 2005).

В пользу существования таких межжанровых видов текста, как научно-публицистический и научно-популярный, говорит Т. А. Мальцевич, отмечая, что «такие статьи обобщают конкретный положительный опыт». В. М Горохов указывает на то, что теоретическая и научно-публицистическая статьи осуществляют один и тот же жанровый вид - теоретико-популяризаторский, задача которого состоит в популяризации знания (цит. по: Желтухина 2003: 145).

В соответствии с поставленными задачами возникла необходимость в уточнении параметров текстов массовой направленности, средством передачи которых служит средство глобальной информации и коммуникации Интернет. Мы попытались найти ответ на наш вопрос.

Т. Г. Добросклонская отмечает, что в последнее время особенно отчетливо стало закрепляться в коллективном научном сознании понятие «язык массовой коммуникации... при этом он все более понимается не только как совокупность текстов, функционирующих в сфере массовой коммуникации, а как отдельная область речеупотребления, характеризующаяся вполне определенными признаками и особенностями на всех языковых уровнях» (Добросклонская 2005:26).

Д. Н. Шмелев, в частности, говорит «о формировании нового функционального стиля - стиля массовой коммуникации и понимании языка массовой коммуникации как особого типа функционально-стилевых единств» (Шмелев 1977: 66).

Таким образом, можно сказать, что на горизонте исследований стилистов появляется новый объект для изучения - функциональный стиль массовой коммуникации, или стиль радио-, теле- и печатных СМИ ('Der Funktionalstil der Runkmnk - , Fernseh- und Printmedien') (Brown 1998: 13).

Стиль массовой коммуникации реализуется через средства массовой информации (газеты, журналы, телевидение и радио), а также средство глобальной информации (Интернет). Данный стиль выражен в текстах, которые тиражируются газетами и журналами, транслируются по телевидению, радио и сети Интернет.

Стилевым признаком языка массовой коммуникации, по мнению Д. Н. Шмелева, является «стилистическая антигомогенность» (Шмелев 1997: 67). «Это отражается в единстве, целостности речеупотреблений в сфере массовой коммуникации, заданностью форм, устойчивой тематической структурой, а с другой стороны, язык СМИ характеризуется достаточной степенью функционально-стилевой разнородности, что отражает универсальность тематики, открытость и подвижность текста массовой информации в смысле его взаимодействия со всеми прочими сферами речеупотребления. Именно эта двойственность - конструктивное единство и функционально-стилистическое разнообразие - и составляет важнейшую особенность языка массовой информации вообще, которая позволяет определить его как особый вид функционально-стилевых единств».

Следующей особенностью этого стиля являются различные форматы представления в СМИ: радио, телевидение, газеты, журналы и т. д. Таким образом, текст, передаваемый отдельным СМИ, обладает особыми свойствами, отличающими его от текстов, транслируемых посредством других СМИ. Эта особенность текстов массовой коммуникации позволяет говорить о таком явлении, как «формат» медиа-текста. При этом будем считать, что «формат» есть «устойчивое соединение определенных внешних признаков с устойчивыми компонентами содержания и стиля» (Добросклонская 2005: 75).

«Формат медиа-текста в глобальной коммуникации Интернет» предполагает соединение таких внешних признаков, как наличие гипертекстовых ссылок в тексте, тематическую рубрикацию, креолизованность (в основном в виде картинок), различные элементы структурно-графического оформления (пиктограммы, отчеркивание, используемые шрифты), интерактивность и т.д. Данные устойчивые компоненты позволяют характеризовать его как online формат, а совокупность текстов, ему принадлежащих, как тексты online формата. Им противопоставляются тексты других медиа-форматов: радио, телевидения, прессы. Они относятся к текстам offline формата, поскольку они не интерактивны и не зависят от компьютерно-электронных сетей (Землянова 2004: 242). Все тексты массовой коммуникации online и offline форматов мы относим к медиа-текстам, поскольку «по сути медиа-текстами являются все явления массовой культуры» (Почепцов 2001: 432). Медиа-текст, будучи «основной единицей структурной организации медиа-картины мира, является "родовым" понятием для различного количества текстов, являющихся неотъемлемыми элементами масс-коммуникационных процессов...» (Рогозина 2003: 165-166). Следует подчеркнуть, что медиа-текст представляет собой не только «диалектическое единство языковых и медийных признаков, но и совокупность многих уровней словесного текста, видеоряда или графического изображения и звукового сопровождения» (Добросклонская 2005: 269).

Итак, научно-публицистический текст (научно-публицистическая статья) является новым жанровым образованием, возникшим в результате эволюции газетных жанров на стыке научного и публицистического стилей языка. Научно-публицистический текст относится к стилю массовой коммуникации, выраженному в медиа-текстах offline формата (медиа-тексты, независимые от компьютерно-информационных сетей, тексты традиционных СМИ) и online формата (тексты новых электронных медиа, особенностью которых является интерактивность и возможность реципиентов информации превращаться в ее отправителей). Сетевой научно-публицистический текст является по сути медиа-текстом online формата (формата Интернет) и обладает всеми присущими данному формату особенностями, которые будут рассмотрены в последующих главах.

1.2.3 Массовая и глобальная коммуникация, Интернет в информационном обществе

Роль информации в современном мире настолько велика, что для описания настоящего уровня общественного развития специалисты ввели термин «информационное общество».

Термин «информационное общество» был введен одновременно в Японии и США Ф. Махлупом и Т. Умесао - авторами, получившими широкую известность своими исследованиями развития наукоемких производств. Контуры информационного общества были обрисованы в общих чертах японскому правительству в 1969 - 1971гг., где информационное общество характеризовалось как процесс компьютеризации, который даст людям доступ к надежным источникам информации, избавит их от рутинной работы, обеспечит высокий уровень автоматизации производства.

Сегодня информационное общество - это:

- общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, порожденной взрывным развитием и конвергенцией информационных, коммуникационных и компьютерных технологий;

- общество знания, т.е. общество, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению работать с ней;

- глобальное общество, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ; общество, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой - открывает каждому сообществу новые возможности для самоидентификации (Биккулов2003: 15).

В теоретической литературе имеют место разные концепции информационного общества (Американа 1996: 757).

Концепция канадского профессора Герберта Маршалла Маклюэна представляет собой эйфорическое восхваление новых технологий и позитивный настрой на дальнейшую судьбу человечества через первобытную дописьменную культуру, культуру письменно-печатную к современному этапу развития цивилизации с отходом от книжной культуры в сторону возрождения устности и естественности аудиовизуального восприятия мира на основе электронных медиа (Землянова 2004: 199). Устно-электронные формы общения сокращают пространство, время и однолинейность отношений, возвращая людей к множественности отношений, одновременно и приобщая тем самым к новым «макромифам», «ритуалам», «языкам» глобальных радио и телевизионных связей. Под влиянием электронных СМИ мир превращается в «глобальную деревню» -общность планетарного масштаба, в которой каждый зритель, сидя у своего телевизора, приобщается к телевизионному мифотворчеству.

А. Тоффлер выделяет три «волны» (этапа) в истории мировой цивилизации: аграрную (до XVIII в.), индустриальную (до сер. XX в.) и пост- или супериндустриальную, подчеркивая, что на третьем этапе ведущая роль переходит к средствам коммуникативно-компьютерного воздействия информационной техники на все структуры общества, образ жизни и сознание людей (Toffler 1980).

Информационное общество (Informational Society), по М. Кастеллсу, - это общество, в котором главная роль во всех сферах жизни принадлежит новейшим информационным технологиям. Это «сетевое общество, в котором значительная часть информационных взаимодействий производится с помощью электронных сетей» (ГИО 2003).

Новый тип культуры, связанный с информационным обществом, можно назвать виртуальным, поскольку это «культура реальной виртуальности» и «безвременного времени». Она является продуктом компьютерной техники, создающей зримую натуральную возможность жизнеподобного показа фактов и событий в виртуальных имиджах, которые глубоко воздействуют на зрителей и меняют их представления о мире, времени, пространстве, формируя новые взгляды, чувства, интересы и стремления (Castells 2000: 5-24).

Учитывая, что главная роль во всех сферах жизни в информационном обществе принадлежит новейшим информационным технологиям, наиважнейшим источником передачи информации в таком обществе остается общение, принимающее характер электронного, которое происходит посредством электронных сетей.

По мнению ученых, общение между людьми протекает в обстоятельствах, обусловленных физическими, социально-культурными и лингвистическими факторами (Dik 1986: 11-52): специфика номинации, обусловленная приоритетами общества, поддержание контакта между коммуникантами, установление того или иного типа социальных отношений между ними, а также актуализация коммуникативной функции языка.

Будучи объектом исследования многих научных дисциплин, термин «общение» многогранен. Под ним понимается в одно и то же время обмен мыслями, информацией, эмоциональными переживаниями (в терминологическом смысле), «способ осуществления внутренней эволюции и поддержания status quo социальной структуры общества, социальной группы или отдельной общности» (Hayakawa; цит. по: Леонтьев 1997: 32) (социологическая точка зрения), актуализация коммуникативной функции языка (лингвистическая точка зрения), процесс целенаправленного воздействия на формирование личности (психологическая точка зрения) (Там же: 63).

Некоторые ученые приписывают «коммуникации» решающую роль в формировании общества. Так, К. Черри считает, что коммуникация есть «участие», т.е., находясь в состоянии коммуникации, мы соучаствуем». Поэтому группу людей, общество, культуру он определяет как людей в состоянии коммуникации (Cherry 1966: 3-5).

Выделяют пять подходов к коммуникации. По признаку функциональной масштабности общения различают шесть видов общения. Массовая коммуникация представляет собой общение в обществе в целом; ограниченная коммуникация имеет место в рамках социальных групп и компаний; локальная коммуникация происходит в микрогруппах, в профессиональных коллективах; внутригрупповая коммуникация характерна для малых групп, семьи; межличностная (интерперсональная) коммуникация происходит между двумя людьми и внутриличностная, или интроперсональная, коммуникация - между индивидом и электронными средствами передачи информации (Конецкая 1997: 178).

По способу установления контакта коммуникация может быть прямой, непосредственной, выражающейся в беседе, публичном выступлении, межличностном общении, или косвенной, опосредованной, имеющей односторонний характер и осуществляющейся при помощи СМИ и технических средств. Временной фактор коммуникационного процесса также является важным при определении типа коммуникации, которая может быть краткой, непродолжительной или постоянной, обусловленной частым общением. На основе формы общения выделяют письменную и устную коммуникации. По каналу восприятия различают аудитивную, визуальную и аудио-визуальную коммуникации (Введенская 1995: 7).

В. В. Красных выделяет четыре типа коммуникации, представляющих собой две пары оппозиций, противопоставленных по признакам социумная и / или этническая принадлежность коммуникантов. Моносоциумная vs. межсоциумная коммуникации подразумевают под собой общение членов одного vs разных социумов вне их национально-лингво-культурной принадлежности.

Моноэтническая / монокультурная vs. межэтническая / межкультурная коммуникации представляют собой общение представителей одного национально-лингво-культурного сообщества, обладающих единой когнитивной базой vs. общение представителей разных национально-лингво-культурных сообществ, обладающих разными национальными когнитивными базами (Красных 2003: 95-96). Однако, принимая во внимание тот факт, что личность существует не сама по себе, но в обществе, то есть входит в те или иные социумы и функционирует в поле того или иного национально-лингво-культурного сообщества, целесообразно говорить о существовании смешанных типов коммуникации: 1) моносоциумной монокультурной коммуникации; 2) межсоциумной монокультурной коммуникации; 3) моносоциумной межкультурной коммуникации; 4) межсоциумной межкультурной коммуникации (Там же: 98). В рамках выделенных типов коммуникации В. В. Красных указывает на существование еще одной оппозиции: успешной (адекватной коммуникации, при которой достигается взаимопонимание между коммуникантами) vs. неуспешной, представляющей собой коммуникативный сбой (недостаточно адекватную коммуникацию с неполным взаимопониманием участников общения) или коммуникативный провал (неадекватную коммуникацию, полное непонимание коммуникантами друг друга). Залогом успешной коммуникации, по мнению В. В. Красных, является наличие у коммуникантов пресуппозиции, т.е. «общего фонда знаний, зоны пересечения их индивидуальных когнитивных пространств, актуальных «здесь» и «сейчас» (Там же: 101)....


Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Роль метафоры в текстах научной публицистики". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1687

Другие дипломные работы по специальности "Лингвистика, Языкознание, филология":

Активные процессы современного словопроизводства

Смотреть работу >>

Источниковедение и лексикография жаргона

Смотреть работу >>

Особенности способов повествования в научно-популярной статье (на материале немецкого журнала «Der Spiegel»)

Смотреть работу >>

Способы перевода терминов с английского языка на русский (на материале экономических текстов)

Смотреть работу >>

Синтаксические особенности научных текстов Л.В. Щербы

Смотреть работу >>