Дипломная работа на тему "Становление и развитие музейного дела в России"

ГлавнаяКультура и искусство → Становление и развитие музейного дела в России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Становление и развитие музейного дела в России":


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

ГЛАВА 1. Музейное дело в РСФСР в 1917 – 1945 гг.

§ 1. Становление музейного дела в 1917- начале 1920-х гг.

§ 2. Развитие музейного дела в 1920-1930-е гг.

§ 3. Музейное дело в военных условиях 1941-1945 гг.

ГЛАВА 2. Музейное дело в РСФСР в 1945-1991 гг.

§ 1. Музейное строительство во второй половине 40-х – 50-е гг. XX в.

§ 2. Дальнейшее развитие музейного дела в 60-80-е гг. XX в.

§ 3. Состояние музейного дела в начале 1990-х гг.

Заключение

Список использованных источников

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Музейное дело – вид деятельности, включающий комплектование, учет, хранение, охрану, изучение и использование музеями культурного наследия страны и рефлексию этих процессов. Музейное дело объединяет музейную политику (музейное законодательство, музейное строительство, организацию управления музеями), музееведение, музейную практику (научно-фондовую, экспозиционную и научно-просветительскую работу).[1]

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Качественное написание дипломных работ под заказ в Нижнем Новгороде и в других городах России.

Музейный мир развивался во времени и пространстве, ведь само возникновение музея могло произойти лишь на определенном этапе освоения человечеством пространства и времени. Это освоение включало в себя проявление линейной перспективы в живописи, новые географические открытия, достижения естествознания и астрономии и многое другое. В России это произошло позднее, чем в Европе. Только концом XVII века исследователи датируют начало истории коллекционирования в России. Но лишь к XVIII веку сложилось мировосприятие, при котором стало возможно появление музеев. Музей оказался уникальным социальным организмом, который как бы аккумулировал пространство и время и зримо представлял множественность ритмов истории.

Под музейным миром понимается часть культурного пространства, в котором функционируют объекты истории, культуры, природы, признанные обществом ценными и подлежащими сохранению и передаче будущим поколениям в качестве овеществленного культурно-исторического опыта. Музейный мир охватывает не только подлежащие сохранению и включению в современную культуру объекты, но и всю совокупность учреждений, людей, идей, выполняющих эти задачи. В процессе включения объектов в современную культуру, их актуализации, в рамках музейного мира формируется особая историко-культурная среда, активно влияющая на культуру настоящего и будущего.

Современный музейный мир России – это прежде всего 1871 музей системы Министерства культуры Российской Федерации, среди которых 86 музеев федерального подчинения, 1715 местного и 70 крупнейших ведомственных музеев. В них сосредоточено 50 млн. единиц хранения.[2]

Исторические факты свидетельствует о том, что основы музейной деятельности начали формироваться уже в Древней Руси: происходило собирание, хранение и демонстрация узкой публике музейных предметов, в которых наряду с экономическими и эстетическими аспектами видели объекты изучения. Первые домузейные собрания несли на себе отпечаток общественных отношений, отражали духовные, культурные и идеологические интересы правящей верхушки и нередко служили средством укрепления ее власти.[3]

Перемены, произошедшие в собирательстве и музейном деле связаны с именем и реформаторской деятельностью Петра I, который отличался жаждой знаний, чувством современности, стремление поднять Россию до просвещенного уровня, поднять на новую ступень экономического и культурного прогресса. В начале XVIII века царь Петр сам основал три музея, определив на длительную перспективу пути культурного развития страны. Первый петровский музей – «кабинет диковинок», знаменитая Кунсткамера, собравшая биологические, анатомические и этнографические достопримечательности была открыта для посетителей в 1719 году.[4]

Также можно напомнить, что в начале XVIII века в России были собраны богатейшие частные коллекции, главными зрителями и исследователями которых были владельцы этих коллекций. Немногочисленные посетители, которые допускались к осмотру собраний, как правило, не имели достаточных знаний о выставленных предметах, не были готовы к их восприятию. Однако, в последствие, именно эта большая работа, проведенная коллекционерами в XVIII вв., легла в основу и содействовала дальнейшему развитию российского музея как социального института в следующем, XIX в. А тогда в XVIII веке в России происходило первичное формирование музея как социального института, а в целом музейная политика и музейное дело имели в своей основе просветительские и научные цели.

Далее, ни в XVIII, ни в первой половине XIX века про музеи нельзя было сказать, что они занимают важное место в культурной жизни страны. Они начали служить ученым, но для широкой публики музеи оставались собранием диковин, не понятных для неподготовленной публики. Отбор и презентация музейных предметов находились на низком уровне. Мотивация посещения музеев представителями низших сословий коренным образом отличалась от того, что приводило туда монархов, знать, ученых и др. В своем большинстве простые люди интересовались «хлебом насущным», у них не было ни времени, ни сил посещать музеи для получения знаний либо эстетического удовлетворения. Стремление к искусству и наукам приглушалось более прагматическими заботами, за исключением талантливых и высоко образованных личностей. К тому же то, что люди могли увидеть в большинстве крупных музеев, мало касалось их жизни, эффект от осмотра чудесных и редких предметов был не более, чем кратковременная вспышка восхищения.[5]

Вместе с тем в первой половине XIX века в музейной работе произошли определенные перемены. Увеличилось количество публичных музеев, расширилась география их размещения, начался процесс дробления некоторых комплексных крупных музеев на меньшие специализированные учреждения, уделялось больше внимания их воспитательной функции. Все чаще устраивались промышленные и сельскохозяйственные выставки, на базе которых создавались музеи. Тенденции, наметившиеся в музейном деле в первой половине XIX века, получили развитие в последующий период.

Во второй половине XIX — начале XX века в развитии музеев произошли важные перемены. Начали решаться вопросы систематизации, каталогизации, реставрации, активизировалась исследовательская и выставочная деятельность музеев. Происходил раздел между публичными представлениями экспонатов и исследовательским собирательством. Ведущей тенденцией в этот период становится демократизация большинства музеев, выразившаяся в расширении участия общественности в их создании и деятельности. Возникли новые профили музеев и выставок (например, почтовые, промышленно-технические, сельскохозяйственные), которые посещали уже широкие массы населения.

Тенденция к представлению музейных предметов как диалога с посетителями музея или выставки на рубеже XIX и XX вв. становится преобладающей. Образуются различные музейные «школы», в разных манерах представляющие музейные экспонаты публике.

В конце XIX в. возникает термин «музеология» как определение специфической отрасли знаний, связанных со всеми аспектами жизнедеятельности музея. Появляются специальные музеологическая литература и периодика. В музеях появились штатные должности хранителей («консерваторов») музейных собраний, реставраторов.[6]

В самом конце XIX — начале XX века связи с популярностью музеев и ростом их посещения возникла необходимость искать средства экспонирования, доступные широкому кругу посетителей. Решающее значение для развития музейной деятельности во второй половине XIX — начале ХХ в. имело общественно-просветительное движение, использующее наглядный и предметный музейный материал для просвещения народа, расширение научных знаний.

Таким образом, в конце XIX – начале XX века в России уже сложилось развитое музейное дело.

После Октябрьской революции Советское государство превратило музей во всенародное достояние. Правительственными распоряжениями, декретами, постановлениями СНК РСФСР 1917-18 были национализированы крупнейшие частные музеи, установлен порядок охраны музеев и памятников, регистрации и принятия их на государственный учёт, запрещен вывоз произведений искусства за рубеж (декрет от 19 сентября 1918). То есть в судьбе русских музеев начался новый период развития.

Данная дипломная работа посвящена развитию музейного дела в РСФСР в период с 1917 до 1991 г. История музейного дела тесно связана с развитием просвещения и многих отраслей науки, является неотъемлемой частью истории отечественной культуры, а ведь именно в выбранный для исследования период были разрушены старые российские и заложены новые советские культурные традиции, именно в ту пору музей начинает играть важную роль в идеологическо-просветительской работе и в научной жизни страны, обретает новые цели и задачи, обусловленные сменой и становлением общественного строя.

Сегодня уже очевидно, что политические, экономические, культурные процессы протекают, как правило, в разных ритмах. Факты свидетельствуют, что, например, 1917 год явился важным рубежом в политической и экономической истории страны, но для истории музейного дела таким рубежом стал конец 1920-х годов. А следующий этап, наступает лишь в конце 1980-х годов.

Выбранная для дипломной работы тема особенно актуальна сейчас, в период становления рыночной в России, когда музейное дело находится в сложном положении, когда музейные работники, лишенные государственной поддержки, вынуждены судорожно искать новые формы существования, когда для многих музеев стоит вопрос элементарного выживания, сохранения своих ценностей для будущих поколений. Тогда как музейные фонды могли бы стать основой для возрождения российской культуры именно сейчас, когда необходимо воссоздавать вокруг себя разрушенную нравственную среду, завоевывать у абсурда территорию и подчинять ее здравому смыслу, отбивать, хоть поодиночке, у нечистой силы души наших соотечественников, прежде всего самых маленьких, возрождать традиционные промыслы и ремесла, восстанавливать музыкальный и художественный вкус, поддерживать одаренных людей, влиять на общественное отношение всеми доступными методами, чтобы вновь поставить на твердую историческую национальную почву перевернутую пирамиду ценностей...

Поэтому цель дипломной работы исследовать первые и последующие шаги советской власти в развитии музейного дела страны, проследить исторический путь становления музеев РСФСР за довольно большой период между Великой Октябрьской революцией и до распада СССР:

- рассмотреть как происходило становление музеев в первые годы советской власти, приводя конкретные исторические примеры деятельности тех или иных музеев и личностей, с ними связанных;

- исследовать развитие музейного дела в последующий период, то есть начиная с 20-х годов и до Великой Отечественной Войны в РСФСР;

- изучить цели и задачи, поставленные перед советским музеем политической властью страны;

- исследовать дальнейшие этапы музейного строительства, важнейшие события в музейной истории, государственную политику в этой области, состоявшиеся и неосуществленные проекты музейных деятелей.

Дипломная работа будет состоять из следующих частей:

Введение включает в себя в общем виде сформулированную цель и задачи дипломной работы, а также анализ исследований по теме.

Первая часть дипломной работы посвящена истории музейного дела первых лет образования РСФСР, в ней будут определены новые тенденции развития советского музея, как то - политизация и превращение музеев в идеологическое орудие большевиков. Здесь же рассказано об истории становления музейного дела в РСФСР с начала 20-х годов и до 1945 года, когда происходило формирование административно-командных основ партийно-государственного руководства музейным делом, дельнейшая идеологизация музейной науки. Здесь будут приведены типичные примеры политической «чистки» и культурного разорения, происходившего в Эрмитаже в обозначенный период времени. Музей Эрмитаж является самым крупным и знаменитым музеем нашей страны, который посещают ежегодно несколько миллионов человек со всего мира, находящийся в центре внимания, и события, происходящие в нем можно считать ярким примером новых форм взаимодействия музея и общества, музея и власти. Поэтому для достижения поставленных целей курсовой работы наиболее целесообразно приводить эпизоды именно из его истории.

Вторая часть рассказывает об основных этапах, событиях и участниках музейного дела в послевоенный период до 1991 г. В ней очень подробно прослеживается путь послевоенных музеев, от периода восстановления после существования в страшные военные годы, когда стране, в целом, было «не до жиру», но музеи сохранялись и действовали, через время так называемой «оттепели», время всплеска заинтересованности историей и культурой до момента распада СССР.

В заключении подводятся итоги всей дипломной работы.

Необходимо особо выделить значимость источников, использованных для раскрытия темы.

Основным источником в процессе работы над дипломной работой была «Российская музейная энциклопедия», выпущенная в 2001 году в России.

Это первое не только в России, но и в мире издание, дающее полную картину формирования и современного состояния музейного дела целой страны. Российская музейная энциклопедия РМЭ представляет собой 2-томник общим объемом 140 печатных листов. В работе над ним участвовали более 1000 авторов из научных центров и музеев России и стран ближнего зарубежья.

Разработка концепции и подготовка рукописи осуществлены сектором музейной энциклопедии Российского института культурологии МК РФ. Сектор - научно-исследовательское подразделение, созданное в 1986 г. для разработки концепции и подготовки к изданию первой отечественной музейной энциклопедии. Сектор занимается разработкой фундаментальных проблем теории и истории музейного дела, а также исследовательских и прикладных проектов в данной области. Книга издана Российским институтом культурологии, издательствами «Прогресс» и «Рипол Классик» при участии компьютерной фирмы «КОДИС» и финансовой поддержке Минкультуры России и Института «Открытое общество». Ряд музеев России предоставил для нее иллюстративный материал.

1495 статей энциклопедии посвящены вопросам теории музейного дела, истории формирования музейных собраний, биографиям музейных деятелей, коллекционеров, реставраторов.

1700 цветных и черно-белых репродукций и фотографий превращают издание в каталог шедевров, хранящихся в российских музеях.

Музейный мир каждого из 89 регионов России представлен в энциклопедии картами и кратким очерком истории изучения и музеефикации культурного наследия, формирования музейной сети. Наиболее значимым музеям региона посвящены отдельные статьи.

Эту книгу ждали давно. Не только научные работники и студенты, библиотекари и учителя, журналисты и искусствоведы. Ее явно не хватало всем, кому дорога культура России.

Работа над энциклопедией продолжалась более десяти лет А идея создать музейную энциклопедию родилась еще в начале 80-х. Лет через пять сотрудники НИИ культуры (ныне - Российский институт культурологии) занялись анализом научных и информационных условий для создания крупного справочного издания в области музееведения. После широкого обсуждения концепции будущей энциклопедии начался сбор методических материалов для статей, на что потребовалось несколько лет. Два года ушли на подбор иллюстраций, уточнение важнейших понятий, терминов. Но... пришли другие времена, и работа над книгой усложнилась: многие теоретические положения устарели, обозначились и новые тенденции в развитии мирового музейного дела. Зато исчезли многие идеологические табу.

И, похоже, что авторам, удалось сохранить "необходимое равновесие между соблазном "все переписать по-новому" и стремлением бережно и уважительно сохранить все ценное".

Даже в кратких терминологических статьях виден системный подход к анализу и интерпретации фактов. А вообще здесь пять крупных блоков информации: исторический, теоретический, музеографический, биографический, прикладное музееведение. Это дает возможность воспроизвести картину музейного мира России во всей ее полноте.

Другим важным источником при разработке темы дипломной работы послужила книга "Музейное дело в России". Книга вышла в свет в 2003 году, написана авторскими коллективами специалистов Кафедры музейного дела Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма и Сектора музейной энциклопедии Российского института культурологии. Книга адресована в первую очередь музейным работникам и представляет цельную картину истории и современного состояния музейного мира России и основных направлений музейной деятельности.

Работа представляет собой фундаментальное, оригинальное, в своем роде уникальное междисциплинарное исследование, имеющее, несомненно, более чем значительную, теоретическую и практическую ценность.

В книге ясно и последовательно прослеживается принцип историзма. И дело не только в том, что раздел 1 посвящен истории музейного дела в России. Само изложение материала и его анализ на протяжении всей монографии выстраивается в стройную и ясную картину, где настоящее, сопр... далее »»икасаясь с прошлым, позволяет наметить контуры будущего. Раздел 1 дает прекрасное представление о развитии музейного дела в России. К числу несомненных достоинств этого раздела относится объективность и отсутствие даже намека на политизацию, уважительное отношение к историческому прошлому нашей страны на всех этапах ее истории. В этом отношении особо следует выделить главу "Музейный мир на рубеже тысячелетий". Хотя автор оговаривается, что повествование носит эмоциональный характер, но кажется, что ему удалось нарисовать объективную картину музейного дела, тенденций его развития, объективных и субъективных трудностей на его пути и, главное, перспектив.

Говоря о разделе "Музейное дело сегодня и завтра", хотелось бы отметить три его особенности, которые определяют его ценность как теоретическую, так и практическую.

Во-первых, в нем внятно и в соответствии с современным научным подходом дается представление о сущности формирующейся на наших глазах дисциплины, каковой является музееведение. Представляется, что формулировка вполне адекватна и, главное, делает упор на человеческий фактор при определении сущности этой дисциплины.

Во-вторых, авторы взвешенно и без личных пристрастий раскрывают содержание предмета музееведения и различные к нему подходы.

В-третьих, в разделе охватываются почти все формирующие и определяющие деятельность современного музея компоненты - от научно-исследовательской работы и комплектования музейных фондов до музейной социологии и современных информационных технологий.

Авторы вполне справились с задачей, о которой они сказали в Заключении - осмыслить генерацию культуры будущего как "миссию музея в современном обществе". В книге подкупает то, что она создана на базе обширной литературы и на основе личной деятельности и опыта ее авторов, т. е. это не взгляд со стороны, а результат труда заинтересованных в развитии своей науки специалистов. Именно это делает труд интересным монографическим исследованием, которое полезно не только для профессионалов в области музейного дела, но и добротным учебным пособием. Анализ источников позволяет сделать вывод о довольно хорошей изученности темы отечественными исследователями.

ГЛАВА 1. МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО В РСФСР В 1917-1945-е ГОДЫ

§ 1. Становление музейного дела в 1917 – начале 1920-х гг.

Период между мировыми войнами, охватывающий четверть века, вобрал в себя множество событий мирового значения, центром которых стала Европа. Именно здесь с интервалом в два десятилетия произошли две мировые войны. Резко обнажился новый идейно-политический раскол в Европе — либеральная демократия встретилась с агрессивным вызовом тоталитаризма и фашизма. Октябрьская революция 1917 г. вырвала Российскую империю из единого мира, уведя ее народы на путь неизведанного социального эксперимента.

Своим путем развивалось музейное дело в Советском Союзе. Тенденция развития музейного дела в России и Европе были общими, но создание музеев в России началось позже. Одной из существенных особенностей музейного дела в России стало значительное влияние государства на всех этапах музейного строительства.

После Февральской революции 1917 года ценности царских дворцов и музеев были объявлены национальной собственностью, образованы художественно-исторические комиссии для их приёма и охраны. Тогда же творческая интеллигенция обсуждала вопрос о создании в качестве руководящего органа Министерства искусств с отделом художественных памятников и музейного дела в России. Шагом на этом пути стала организация совещательного органа при временном правительстве (так называемое «Особое совещание»). В его состав входила музейная комиссия, начавшая работу по сохранению культурного наследия. Деятельность её была прервана Октябрьской революцией 1917 года.[7]

В дни восстания в октябре 1917 г. пострадали многие культурные и художественные ценности российской столицы. Несмотря на предпринимаемые меры в Зимнем дворце происходили, по свидетельствам очевидцев, «разгромы, проводимые воинскими частями и толпой неизвестных лиц, не допускающих никого к исполнению служебных обязанностей».

Проверка описи предметов музейного значения выявила не только разрушения, но и кражу некоторых вещей, в том числе коллекции оружия и монет Александра III, подписного портрета-миниатюры Петра I и др.

Вскрывшиеся факты кражи ценных в художественном и историческом отношении предметов вызвали немедленные меры со стороны петроградских революционных властей: 10 ноября было подготовлено обращение о розыске похищенного в Зимнем дворце, опубликованное в газетах «Правда» и «Солдатская правда» Часть украденного была обнаружена в антикварных лавках, ломбардах, на рынках.

Кражи, грабежи и разрушения в дни революции коснулись не столько музеев, сколько бывших дворцов, в которых размещались органы Временного правительства, а также усадеб дворян и помещиков.

30 октября (12 ноября), чтобы избежать дальнейших разорений, А. В. Луначарский подписал распоряжение об объявлении Зимнего дворца государственным музеем, а дальнейшую заботу о его сохранности возложил на художественно-историческую комиссию и комиссара по охране художественных ценностей Б. Д. Мандельбаума. Им же был отдан приказ и о сохранении других дворцов Петрограда, Гатчины, Царского Села и Петергофа, чтобы не утратить в стихии народного бунта памятники усадебной культуры.

Художественно-историческая комиссия, состоявшая в ведении бывшего министерства двора, по сути, являлась единственным существовавшим органом в области охраны памятников и музейного дела. В середине ноября было решено подчинить ей комиссию пригородных дворцов и разрешить набирать для работы сведущих лиц.

30 ноября 1917 г. состоялось первое объединенное заседание художественно-исторических комиссий Петрограда, Гатчины, Царского Села, на котором обсуждался вопрос, поднятый Совнаркомом, о возвращении Украине исторических реликвий, вывезенных Екатериной II в Петербург после ликвидации гетманства. Члены комиссии опротестовали это решение и сформулировали основные принципы музейного дела нового государства:

- в основе жизни государственных музеев лежит принцип их неприкосновенности;

- среди музеев Эрмитаж занимает исключительное место центральной русской сокровищницы мирового значения;

- сделавшись отныне неотъемлемым достоянием народа, Эрмитаж принадлежит всему народу, выразителем воли которого должно стать Учредительное собрание;

- всякое мероприятие, до отчуждения музейных сокровищ относящееся, хотя бы и вызванное вескими политическими соображениями, но предвосхищающее волю Учредительного собрания, является неправомерным.

В этом документе были сформулированы основные взгляды дореволюционных музейных деятелей на музейное дело новой России: отношение к музейным ценностям как национальному достоянию, демократизация музейного дела как необходимое условие его развития, неприкосновенность коллекций музеев.[8]

Такие же события происходили и в Москве, где действовала художественная комиссия, образованная в марте 1917 г. Московской городской думой. В нее входили И. Э. Грабарь, Р. И. Клейн, С. И. Щукин, С. В. Бахрушин и др. В марте 1918 г. при Народном комиссариате просвещения была образована Коллегия (позже отдел) по делам музеев и охране памятников искусства и старины. В состав Коллегии, которой руководила Н. И. Троцкая, вошли известные деятели российской науки и культуры — И. Э. Грабарь, А. М. Бенуа, В. А. Городцов, Г. С. Ятманов, М. М. Покровский и др. На периферии с декабря 1918 г. организовывались губернские подотделы по делам музеев при местных отделах народного образования. Такая система государственного управления музейным делом развивалась и в дальнейшем. Менялись названия центральных и местных органов, их сотрудники, но именно такая структура стала основой для проведения грандиозных по масштабам и существу преобразований — принудительной национализации и использования в пропагандистских целях историко-культурного наследия бывшей Российской империи.

Потом в государственную собственность было решено экспроприировать крупнейшие общественные и частные собрания. В 1918—1920 гг. за подписью Ленина вышли декреты и постановления о национализации собраний П. М. и С. М. Третьяковых, С. И. Щукина, И. А. Морозова, И. С. Остроухова, а также Троице-Сергиевой лавры. Одновременно в эти годы происходила национализация имущества, которое хранилось в поместьях аристократов, в том числе в Архангельском Юсуповых, Кусково и Останкино Шереметьевых, Никольское-Урюпино Голицыных (всего более 500). Отдельный декрет запрещал вывоз и продажу за границу предметов, которые имели историко-культурную ценность. Контроль за выполнением этих декретов был поручен Всероссийской чрезвычайной комиссии.

В 1918 году вышел также ряд декретов СНК: “Об объединении деятельности художественных и культурно-исторических музеев при НКП”, “О запрещении вызова и продажи за границу предметов особо художественного и исторического значения”, “О регистрации, приеме на учет и сохранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений” В первую очередь большевистским правительством были национализированы бывшие царские дворцы Петрограда, Москвы и пригородов.

3-й съезд Советов в январе 1918 принял постановление о развитии музейного дела в стране. В соответствии с ленинской концепцией культурной революции в постановлении подчёркивались значение сохранения культурного наследия, необходимость превратить культурные ценности "в музеи для общенародного пользования и сделать их источником воспитания". В программе, принятой на 8-м съезде РКП (б) в марте 1919, записано: "Открыть и сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства, созданные на основе эксплуатации их труда и находившиеся до сих пор в исключительном распоряжении эксплуататоров".[9]

В первые дни после революции советскому правительству было естественно опереться в своей работе по сохранению культурного наследия на старых специалистов, хотя многие из них и не поддерживали революционных идей и большевистскую власть. Они были, по словам члена художественно-исторической комиссии В. А. Верещагина, «одушевлены сознанием приносимой нами пользы». Вклад старой русской интеллигенции в спасение национальных сокровищ огромен, они оставались на своем посту, как отмечал Луначарский, «в самые тяжелые моменты, пережитые государством».

Но в музеи начинают приходить и новые большевистские кадры. Можно привести пример первых послереволюционных кадровых перипетий Эрмитажа. В августе 1917 года комиссаром Эрмитажа был назначен Н. Н. Пунин (назначение вызвало шок в музейной среде — Пунин поддерживал футуризм). Большевики продолжали внедряться в Эрмитаж: по настоянию Луначарского, директор музея Д. И. Толстой поставил на обсуждение вопрос о его предстоящей реорганизации. Реорганизация по-коммунистически начинается с перевыборов научного состава с участием представителей других организаций и рабоче-крестьянских комиссий... А летом 1918 года граф Толстой под нажимом увольняется с должности директора и эмигрирует во Францию. Тем не менее и после революции основной научный и хранительский персонал Эрмитажа в большинстве своем состоял из сотрудников высочайшей квалификации. Были, разумеется, и молодые ученые, ярчайшим представителем которых являлся В. Ф. Левинсон-Лессинг, пришедший в Эрмитаж в 1921-м и проработавший здесь более полувека.

Первые итоги деятельности большевиков в области музейного дела подытожила Всероссийская музейная конференция, проходившая в Петрограде в 1919 г. На ней была разработана программа развития музейного дела, которая была естественным продолжением музейного строительства в дореволюционной России, результатом музееведческой мысли многих передовых музейных деятелей. Курс на превращение музеев в культурные центры, объединенные в определенную систему, опирающиеся в своей работе на научные исследования и широко открытые массам для их приобщения к культурному наследию, к творческой деятельности, был не только объективно научно обоснованным, но и отражал наиболее передовые тенденции развития музейного дела за рубежом. На конференции группой художников было сделано предложение о создании музеев живописной культуры. В экспозициях произведения искусства предполагалось показывать в исторической последовательности и с учетом изменения художественной формы (материала, цвета, пространства, времени, техники и др.). Программа, принятая на конференции, ставила своей целью создать единую сеть музеев Советской России, подчиненную государственному руководству и контролируемую со стороны общественности.[10]

В 1920 г. работали специальные комиссии по преобразованию центральных музеев Советской России. В результате этой деятельности был преобразован Румянцевский музей, прекративший свое существование и передавший коллекции Историческому музею, Третьяковской галерее, Музею изящных искусств и вновь созданному на основе его этнографических коллекций Российскому этнографическому музею. К 1921 г. Румянцевский музей состоял из ряда структурных частей: библиотеки, отдела рукописей и старопечатных книг, отдела живописи и гравюрного кабинета, насчитывающего свыше 250 тыс. листов, отдела этнографии и отдела древностей. Музей фактически был поглощен собственной библиотекой, насчитывавшей 2, 5 млн. томов книг и брошюр, имевшей читальный зал на 500 человек, специальные залы, научные и технические отделы, справочное бюро, переплетную мастерскую. Кроме того, в 1919 г. в ведение библиотеки и отдела рукописей были переданы фонды Сергиево-Посадской библиотеки и библиотеки Лавры, насчитывавшие 300 тыс. томов, а также библиотека бывшей Российской старообрядческой общины. Планируемое создание в Москве центральных музеев русского и западного искусства подталкивало к изъятию и передаче другим музеям части собраний Румянцевского музея, тем более что помещений в зданиях музея не хватало ни для коллекций, ни для библиотеки.

Идея создания музея народного искусства и быта модифицировалась в создании музеев Декоративного искусства (Оружейная палата), Бытового (Исторический музей) и Этнографического (впоследствии Музей народоведения). В 1920 г. Оружейная палата, реорганизованная в Музей древнерусского художественного мастерства, провела выставки эмали и ткани.[11]

Зимой 1919/20 г. был основан музей «Старая Москва». Это был музей-хранилище в здании бывшего Английского клуба. В 1920—1921 гг. музей собрал 500 картин и рисунков, 6 тыс. гравюр, 8 тыс. книг и 4 тыс. альбомов и карт. Музей не имел постоянной экспозиции. Впоследствии здание Английского клуба было передано московскому Музею Революции, а фонды музея «Старая Москва» — Историческому музею, где они составили обширную самостоятельную коллекцию.

В 1920 г. в Москве были открыты музеи, организованные Комиссией декоративного искусства: Музей мебели (45 залов с мебелью XVII—XIX вв.) в здании дворца Нескучного сада, Музей фарфора, Музей игрушки и Бытовой музей 40-х гг. XIX в. Состоялось открытие Толстовского музея, переведенного в новое, специально подготовленное помещение и пополненное значительным количеством новых экспонатов. Был организован сбор военно-исторических материалов, которые предназначались для будущего Военно-исторического музея. Материалы хранились в бывшем дворце Юсупова.[12]

Принципиально новым направлением в музейном деле явилось создание музеев нового типа. После Великой Октябрьской социалистической революции были ликвидированы церковные музеи, самоликвидировались музеи воинских частей царской армии. Однако все коллекции прекративших существование музеев были поставлены на учёт, сохранены и переданы государственным музеям. Политика Советской власти в области науки и культуры требовала развития сети исторического музея, как важного фактора в образовании и воспитании народа. Повсеместно создавались исторические музеи и музеи революции. В 1919 был основан Музей Революции в Петрограде, он разместился на втором этаже Зимнего дворца. В создании музея участвовали видные деятели государства, науки и культуры: М. Горький, А. В. Луначарский, академик С. Ф. Ольденбург (до революции - один из лидеров партии кадетов), революционеры - народники В. Н. Фигнер и М. В. Новорусский, А. И. Морозов. По замыслу создателей Музей Революции должен был стать первым в России музеем, полностью и всесторонне освещающим ход и развитие революционных движений в мире. В первые 10 лет существования ставилась цель сформировать коллекции, отражавшие историю классовой борьбы в России и на Западе (от восстания Е. Пугачёва до начала социалистического строительства в СССР, от Великой Французской Буржуазной революции до создания Коммунистического Интернационала). 11 января 1920 г. музей принял первых посетителей.

В 1922 году создается Историко-революционный музей Красной Москвы, превратившийся позднее в Музей Революции (1924). Музеи Красной Армии в Москве (1919) и Петрограде (1920) сосредоточивали материалы о вооружённой защите социалистического государства. Музеи революции создавались и в губернских городах. Сложившаяся в первые годы Советской власти сеть исторических музеев отличалась большим разнообразием. Она включала, кроме упомянутых историко-революционных музеев, исторические музеи национальных районов, историко-культурные заповедники, историко-археологические, историко-бытовые, историко-художественные музеи. Возникали историко-этнографические и историко-бытовые музеи: в Печерах (1921), Саратове (музей «Волгаря», 1924), в Останкине (1917), Ораниенбауме (1917), Архангельском (1918), Гатчине (1918), Новом Иерусалиме (1920), Троице-Сергиевой лавре (1920), Волоколамске (1921), Алупке и Евпатории (1921). Историко-культурные заповедники: на о. Мудьюг Архангельской губернии (1918), Киево-Печерский (1926); историко-художественные и историко-археологические музеи: в Кашине (1918), Рязани (1918), Моршанске (1918), Торжке (1918), Кашире (1919), Рыбинске (1919), Калязине (1920).

Всего на территории РСФСР за 1918—1920 гг. было создано 246 музеев, из них 22 — в Петрограде, 38 — в Москве, 186 — на местах. При этом большую часть этих музеев составляли музеи научно-просветительного характера.[13]

Как известно, в дореволюционной России музеи в большинстве своем находились в ведении какой-либо общественной организации: Императорского географического общества, русского исторического общества, археологического общества, а в провинции - в ведении ученых архивных комиссий, статистических, церковных комитетов и т. п. Кроме того, были музеи, находившиеся в частных владениях. Законодательной базы об охране памятников истории и культуры, за исключением особо оговоренных случаев, не было. Не было и центрального учреждения, которое занималось бы сохранением культурного наследия, и выдвигались требования о разработке законодательства об охране памятников и создании центрального государственного органа, который бы занимался охраной культурных ценностей.

Революция явилась переломным этапом в развитии музейного дела. Потребность создания специального органа, ведающего музеями, была осознана в России в начале XX века и зафиксирована в решениях Предварительного съезда музейных деятелей 1912 г. Стихийность формирования музейной сети, параллелизм, отсутствие учета музеев рассматривались как последствия разобщенности управления. После Февральской революции в июне-июле 1917 г. для сохранения культурного наследия страны были учреждены художественно-исторические комиссии, находившиеся в ведении Министерства Императорского двора. Идея централизованного управления музеями была реализована после Октябрьской революции - в Наркомпросе 28 мая 1918 г. был создан отдел по делам музеев и охране памятников. Параллельно ему существовало музейное подразделение в научном отделе, ведавшее естественно-научными музеями и техническими музеями. Отдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины занимался разработкой программы музейного строительства, управлением развития музейной сети, созданием и контролем за исполнением музейного законодательства, а также организацией музеев и выставок, формированием и учетом Государственного музейного фонда, проведением экскурсий, реставрацией памятников и т. д. Его деятельность основывалась на принципах коллегиальности, к работе привлекались опытные специалисты-искусствоведы, художественные, музейные деятели, архитекторы, реставраторы. Местные органы управления музейным делом формировались тогда же при отделах народного образования (ОНО) местных Советов. Будучи автономными в пределах своей территории, они действовали под руководством Наркомпроса.

В решении I Всероссийской конференции по делам музеев, проходившей в Петрограде в феврале 1919 г., подчеркивалась задача музеев: использовать свои собрания для развития науки и коммунистического воспитания народа.

В июне 1919 г. отдел разделился на девять подотделов, среди которых был создан подотдел по провинциальным музеям и провинциальной охране памятников. Важным было и то, что 7 декабря 1918 г. в губернии при отделах народного образования начали создаваться подотделы по делам музеев и охране памятников. Организация и строительство музейной сети в стране не являлись самоцелью. Перед музеями ставили задачи, которые безотлагательно требовалось решить новой власти:

1. музеи становились идеологическими, научно-просветительными учреждениями (прежде всего);

2. создание источниковой базы науки и организация самостоятельных исследований в области краеведческой работы;

3. изучение истории Октябрьской революции и гражданской войны и создание музеев соответствующего профиля;

4. разработка и внедрение новых подходов в теории музейного строительства и создание музейных экспозиций.

С ноября 1920 г. после создания при Народном Комиссариате просвещения Главполитпросвета начался жестокий контроль этого органа за работой музейного отдела. Последний после реорганизации Наркомпроса в 1920 г. преобразовался в Главмузей в составе Академического центра.

С созданием Главмузея завершился процесс формирования государственных структур управления музейным делом в центре. Музейный отдел Главнауки стал единственным органом, курирующим все музеи, подведомственные Наркомпросу. Ряд музеев находился под управлением отраслевых наркоматов и других органов управления. Однако Наркомпрос уже не стремился собрать под свое крыло все музеи, так как для этого не хватало сил и средств.

По значению все музеи были разделены на три категории: центральные, сфера деятельности которых не была ограничена территориально, областные, функционировавшие в пределах губернии или области, и местные, в задачу которых входило собирание и демонстрация материалов узкоместного значения. При систематизации музейной сети были определены следующие профили музеев: историко-культурный, историко-бытовой, историко-революционный, военно-исторический, историко-археологический, историко-этнографический, сельскохозяйственный, политехнический, комплексный (краеведческий), мемориальный.

Большая группа музеев СССР, которая существовала в данный период имела местное значение и подчинялась Центральному бюро краеведения. Возникновение и деятельность этих музеев были тесно связаны с краеведческим движением, которое в 20-е гг. XX в. занимало огромное место в общественной и культурной жизни провинции. Омская газета “Рабочий путь” в апреле 1923г. писала об образовании при омском географическом обществе краеведческого общества: “У губнаробраза и других правительственных учреждений создалось убеждение, что деятельность местного отдела географического общества совершенно не энергична и малоплодотворна, им нужна какая-то новая организация, которая могла бы проявить больше активности и работоспособности. Задачи географического общества - преимущественно научно-исследовательского характера, тогда как общество краеведения ставит свою работу шире: это будет прежде всего популяризация науки, приближение ее к трудящимся массам. Будет принимать непосредственное участие в обслуживании культурно-просветительных нужд края, в деле музейного строительства края, устройстве разного рода выставок и в охране памятников старины, науки, искусства и природы”.[14]

Разные по масштабам краеведческие общества и кружки (от столичных до уездных и сельсоветов) имели общие задачи: выявление, изучение и сохранение памятников природы и культуры, широкое распространение знаний о «малой родине». Краеведы 20-х гг. выступали преемниками родиноведческого движения начала столетия, а в ряде случаев краеведческую работу на местах направляли те же люди, которые отдавали ей силы и до первой мировой войны. В результате создания новых и реорганизации старых в стране возникла широкая сеть краеведческих музеев (только на территории РСФСР в конце 1927 г. их количество приблизилось к 300).

При всех изъянах (неприспособленные помещения, скромное финансирование, отсутствие штатных должностей) краеведческие музеи сыграли важную роль в повышении культурного уровня общества. Они были формой проявления демократической самодеятельности населения, рассказывали о традициях, национальных корнях, консолидировали общество. Значительны заслуги краеведов в развитии вспомогательных исторических дисциплин, разработке методов атрибутирования и описания музейных предметов. Именно результаты труда краеведов, проводивших на базе собранных материалов конкретные исследования, позволили советской исторической науке в годы господства социологической вульгаризации сохраниться как таковой. Наконец, нельзя забывать о формировании краеведами новых традиций народного образования.

В этот период музейная сеть СССР состояла не только из музеев системы Наркомпроса и Центрального бюро краеведения, но и музеев различных организаций и ведомств. После 1917 г. практика создания ведомственных музеев была распространена, что объяснялось потребностью в отраслевых музеях, обслуживающие ведомства в историческом, научно-просветительском и учебном плане, а также ограниченными финансовыми возможностями центральных органов управления. Ведомственный музей в 1920-е гг. не был регламентирован, понятие «ведомственный музей» распространялось практически на все музеи, не входившие в систему Наркомпроса, независимо от их правового статуса и учредителя – ведомства, учреждения или общественной организации. Связь с органами управления музеями они осуществляли только по методической линии. Музейная деятельность ведомственных музеев не подлежит никаким общим оценкам. В каждом отдельном случае научный уровень того или иного ведомственного музея был обусловлен квалифицикацией и финансовыми возможностями его создателей. Специфика деятельности ведомства или организации определяла степень открытости их музеев для общества. При всех отрицательных сторонах (разбросанность музеев этой группы по разным ведомствам, использование разной учетной документации, повторение ошибок других при построении своих экспозиций и т. д.) следует отметить факт появления оригинальных учреждений, не имевших унылого отпечатка наркомпросовской унификации и дополнявших музейную сеть собраниями природоведческого, технико-экономического, сельскохозяйственного и других профилей.

Таким образом, коренное преобразование общественного и государственного строя России, её экономики и культуры после октября 1917 г. определило новые условия и направления музейного дела в России. На первом этапе (1917-1923 гг.) решались задачи спасения и сохранения культурных ценностей, находившихся в особой опасности в годы революции и Гражданской войны.

В послереволюционный период произошла национализация музейных коллекций. Вскоре многие музеи приобрели новый статус государственных общедоступных музеев, в том числе Эрмитаж, Третьяковская галерея, Музей изящных искусств и др. После 1917 г. был издан ряд актов, положивших начало формированию государственной музейной сети. В 1918-20-е гг. в РСФСР было создано 246 музеев, более 100 из них на основе национализации и конфискации культурных ценностей. Появились музеи принципиально-нового типа, например, Музей Революции в Петрограде. Появляется много новых музеев, в основном научно-просветительного характера.

В 1918-1920 гг. впервые складывается государственная система управления музейным делом и охраной памятников в России, состоящая из центрального органа в Наркомпросе РСФСР и объединенных под его руководством органов в губерниях и областях. С 1920 г. создается Главмузей (подведомственный Наркомпросу) управляющий музейным делом в центре РСФСР. Музейный отдел Главнауки стал единственным органом, курирующим все музеи, подведомственные Наркомпросу. Ряд музеев находился под управлением отраслевых наркоматов и других органов управления. Отличительной чертой этих государственных органов являлось сочетание в них политического контроля со стороны власти в привлечением к руководству большого числа специалистов-профессионалов.[15]

В первые годы после революции работниками музея оставались специалисты из числа старой русской интеллигенции, многие из которых не поддерживали новую власть, но музейное дело начинало нести людские потери, приходили новые работники-большевики, уступающие в уровне образования и профессиональной квалификации прежним музейным сотрудникам.

Впервые в истории России вырабатывается законодательство по музейному делу и охране памятников, направленное на преобразование памятников истории и культуры в общенародную государственную собственность, на их учет, охрану и использование; были изданы декреты о запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения (13 сентября 1918), о регистрации, приёме на учет и о хранении памятников искусства и старины, находившихся во владении частных лиц, обществ и учреждений (5 октября 1918). На основе последнего была объявлена первая государственная регистрация всех монументальных и вещественных памятников искусства и старины. В 1917-20 гг. было обследовано и взято на учет 520 усадеб, 1500 церквей, около 200 монастырей. Частично удалось спасти от гибели, расхищения, вывоза за рубеж движимые памятники. К 1920 г. только в РСФСР под охрану государства перешло почти 500 тысяч предметов искусства и старины. Они пополнили центральные музеи Москвы, Петрограда и провинции, послужили основой Государственного музейного фонда.

В 1918 возник Государственный музейный фонд (структурное подразделение органов управления музейным делом, осуществляющее хранение, инвентаризацию и перераспределение предметов музейного значения между музеями страны) на основе коллекций и отдельных предметов, вывозимых из дворцов и усадеб, учреждений дореволюционной поры, частных квартир. Начали создание Государственного музейного фонда сотрудники художественно-исторических комиссий, затем Петроградской и Всероссийской музейной коллегий, эмиссары отдельных музеев Наркомпроса. Возглавляли и организовывали работу подотделов фонда В. И.Ерыкалов в Петрограде, И. Э.Грабарь в Москве. Первоначальными хранилищами являлись Зимний дворец и Кронверк в Петрограде, здание Английского клуба в Москве, затем сеть хранилищ расширили за счет использования особняков Мятлевых, Бобринских и др. в Петрограде, домов Берга, Гиршмана, Зубалова в Москве.

В ноябре 1918 г. в Москве открылась Первая выставка национального музейного фонда, в которой демонстрировалось 288 произведений живописи. Быстрое пополнение Государственного музейного фонда и невозможность в условиях Гражданской войны развернуть его коллекции привели к созданию на его основе ряда историко-бытовых экспозиций ансамблевых: Музея быта в Нескучном саду, дома Хомяковых на Собачьей площадке в Москве, дворцов-музеев Юсуповых, Строгановых, Шуваловых, Шереметевых в Петрограде.

Подотделы Государственного музейного фонда занимались учетом и регистрацией предметов музейного значения в частных коллекциях. Все предметы, попавшие в хранилище фонда, проходили экспертизу, разделялись на разряды для хранения (фарфор, мебель, книги, нумизматика и т. д.) и заносились в инвентарные книги. Из этих хранилищ пополнялись коллекции центральных и местных музеев, часть предметов передавались в антикварную торговлю. Полная статистика деятельности Государственного музейного фонда на данный момент отсутствует.

Необходимо отметить проведение в Петрограде в 1919 году Всероссийской музейной конференции, где была разработана программа развития музейного дела, дающая курс на превращение музеев в культурные центры, объединенные в определенную систему, опирающиеся в своей работе на научные исследования и широко открытые массам для их приобщения к культурному наследию. Конференция явилась связующим звеном между дореволюционным и советским этапами музейного дела в России, на ней были высказаны и получили развитие идеи и замыслы, с которыми музейные теоретики и практики пришли к 1917 году. Для первых лет советского периода музейного дела в России характерны коллегиальность в решении насущных вопросов, дискуссии по основным вопросам организации музейной деятельности, которые велись на совещаниях, конференциях, на страницах журналов « Музей», «Художественная жизнь», «Экскурсионное дело» и др.[16]

Рубеж 1917 года перешагнуло большинство обществ краеведческого характера (к моменту октябрьской революции в России их насчитывалось около 300, включая близкие по задачам учёные архивные комиссии, церковно-археологические комитеты, другие провинциальные научные общества), а краеведческое движение получило государственную поддержку. Продолжали активную работу возникшие до революции естественно-исторические краеведческие общества: Архангельское, Костромское, Вологодское, Ярославское и др. Краеведение Сибири и Дальнего Востока в начале XX века развивалось на солидной базе, заложенной деятельностью Русского Географического общества в Омске, Иркутске, Якутске, Тобольске, Чите, Владивостоке и др. Ряд местных обществ истории, археологии и этнографии, археолого-этнологические комиссии образовались на базе упраздненных губернских ученых комиссий (в Ставрополе, Симферополе, Нижнем Новгороде и др.) и возглавлялись бывшими председателями этих комиссий.[17]

Следовательно, можно сделать вывод, что в первые годы советской власти произошли прогрессивные изменения в организации музейного дела России, но вместе с тем, с началом государственного руководства музейным делом, закладываются зерна последующей политизации и превращения музеев в идеологическое орудие.

§ 2. Развитие музейного дела в 1920-1930-е гг.

Годы Гражданской войны до предела разорили страну. Нуждались в ремонте музейные здания, не было топлива, многие музеи не финансировались. Очень низка была заработная плата музейных работников. В 1922 впервые в советских музеях вводится входная плата. Ряд музеев был закрыт. Начался новый период в истории музейного дела России, продлившийся до конца 1920-х гг. и характеризующийся стремлением систематизировать и стабилизировать музейную сеть страны. Усилилось влияние государства на развитие музейного дела. [18]

Массовая национализация культурных ценностей выявила неспособность государства освоить их, обеспечить сохранение и уход. В сентябре 1923 ВЦИК рассмотрел вопрос «О концентрации музейного имущества Республики» и создал специальную комиссию для реорганизации музейной сети путём её сокращения и перевода некоторых музеев на положение филиалов (в результате к 1925 г. сеть сократилась более чем вдвое и состояла из 100 музеев и 42 филиалов на государственном бюджете и 143 музеев на местном бюджете).[19]

Тогда же в 1923 г. декретом ВЦИК и СНК «Об учете и регистрации предметов искусств и старины» было предложено провести перерегистрацию собраний и отдельных памятников и выделить предметы, имеющие исключительное музейное значение и подлежащие государственному охранению, для которых устанавливается постоянный государственный контроль и регистрация. Принимаются постановления, регулирующие деятельность музеев, в том числе «О специальных средствах на содержание культурных ценностей РСФСР» (1923), направленные на улучшение бедственного материального положения музеев и памятников.

Одновременно выпускались секретные распоряжения, касавшиеся вывоза и продажи за границу части национализированных культурных ценностей. С 1923 года музеям была разрешена продажа имущества, «не имеющего историко-художественного значения», что сделало возможной реализацию хранящихся в музеях и Государственном музейном фонде музейных предметов через аукционы и антикварные магазины (в конце 1920-х – начале 1930-х гг. это привело к невосполнимым утратам).

Важнейшим актом в отношении недвижимых культурных объектов стал декрет ВЦИК и СНК «Об учете и охране памятников искусства, старины и природы» (1924), надолго определивший порядок обращения с памятниками и лёгший в основу позднейших государственных актов. Декрет и изданная в его исполнение инструкция были шагом вперед по сравнению с предшествующими актами. Однако декретом допускалась переделка, слом и использование национализированных памятников по разрешению Наркомпроса. Обязанность охраны возлагалась на областные и губернские исполкомы при участии губотделов по делам музеев (губмузеи). Последовавшая вскоре ликвидация губмузеев как специальных органов охраны памятников отрицательно сказалась на судьбе последних. Возрастание роли идеологических факторов во всех областях жизни нашло отражение в повышении внимания к памятникам революционных событий (циркуляр Президиума ВЦИК «О выявлении и охране памятников революционных движений», 1927), сопровождавшемся усилившимся сносом древних сооружений.[20] К 1930 г. из ранее зарегистрированных 10 тыс. недвижимых памятников искусства и старины под охраной оставалось около 1,2 тысячи, а к 1935 – только около 600.[21]

Понятие музея было одним из ключевых, неразрывно связанным с идеей патрификации (воскрешения предков) и с понятием храма в философско-утопическом учении выдающегося русского философа Н. Ф.Федорова («Музей, его смысл и назначение» и др.). К сожалению, философия музея была и остается наименее разработанной областью музееведения.[22]

Неординарная ситуация, сложившаяся в музейном деле в 1920-е гг., стимулировала развитие музееведческой мысли. Вопросы музея обсуждались на музейных и краеведческих конференциях, на страницах музееведческих периодических изданий, разрабатывались специально созданные подразделения в структуре органов государственной власти и научных учреждений (комиссией по музееведению при подотделе провинциальных музеев Отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР, 1919; Отделом теоретического музееведения Исторического музея, 1919 – 1-я половина 1930-х гг.; Методической комиссией музейного отдела Главнауки, 1925-28гг.; Комиссией по музееведению при государственной академии истории материальной культуры, 1920-е гг.; Московским институтом историко-художественных изысканий и др.).

В эти годы сформировалось представление о музеях России как единой системе, назначение которой – сохранение культурного наследия и приобщение к нему. Объектом изучения стал не столько отдельный музей, сколько система в целом, роль её в развитии государства, преимущества централизации музейного дела. С идеей централизации была связана теоретическая разработка понятия «музейная сеть», первых классификационных схем (например, у Ф. И.Шмита – группировка по общественному назначению, профилю, географическому принципу, подчиненности). Из признания приоритетности просветительского музея (музея для «масс») логично вытекало преобладание прикладного исследования, посвященного методике музейного дела, прежде всего работе с музейной аудиторией (А. В.Бакушинский, Н. П.Анциферов, Н. А.Гейнике, В. А.Герд и др.). Были изданы инструкции и во многом повторявшие их методические пособия по вопросам фондовой, экспозиционной и научно-просветительской, главным образом экскурсионной работы, заложены основы теории экспозиции, разработаны принципы экспонирования, не утратившие значения до сих пор: построение экспозиции в расчете на определенные категории посетителей, раскрытие информационного потенциала экспозиции; учет психологии восприятия экспозиции, театрализация, как средство раскрытия исторического процесса и др. (Шмит, А. У.Зеленко, Н. М.Дружинин).

Ошибочные методологические установки Первого Всероссийского музейного съезда (Москва, 1930), вульгарно-социологическая трактовка задач музейных учреждений в 1930-е гг. препятствовали постановке проблем музееведения. Исследователи направляли свои усилия на обоснование роли музея как непосредственного инструмента социалистического общества.[23]

Для экспозиционной работы музеев 1920-х гг. характерны поиски форм экспозиций, максимально доступных для пришедшего в музей массового посетителя. Таковы экспериментальные историко-бытовые выставки ансамблевого характера «Крестьянское искусство» в историческом музее в Москве (1921), фондовые выставки Историко-бытового отдела Русского музея, «Десять лет борьбы и строительства» в музее Революции СССР (1927) и др. Делались попытки построения новых экспозиций «по социально-экономическим формациям», создания целостного представления об эпохе. В научно-просветительской деятельности музеев основное внимание уделяется экскурсиям музейным и массовой просветительской работе.

В конце 1920-х годов представление о музее как научном центре, ведущем на базе своих исследований просветительскую работу, сменяется отношением к музею как «плацдарму для организованного мышления масс», как политпросветкомбинату, являющемуся оружием пропаганды установленных партией и государством концепций. Задачи углубления культурной работы вступают в противоречие с упрощенными представлениями о культуре, нарастает политический нажим на музейное дело в России.

История существования от создания до закрытия (а это всего 9 лет) Музея живописной культуры красочно отображает вышесказанное. Музей живописной культуры был открыт в Москве в 1919 году по решению Отдела изобразительного искусства Наркомпроса РСФСР как показательно-педагогический музей современного искусства, его задачей было документировать эволюцию художественных изобретений в области материала, цвета, пространства, формы и техники живописи. До июля 1923 подчинялся непосредственно РОСИЗО, затем перешел в ведение отдела науки Наркопроса. В 1923-24 гг. стал филиалом Третьяковской галереи. Заведовали музеем В. В.Кандинский (1919-20), А. М.Родченко (1921-22), П. В.Вильямс (1922-23), Л. Я. Вайнер (1923). Музей живописной культуры стремился пропагандировать современное искусство в широких народных массах, поднять уровень художественной культуры в стране. Музей живописной культуры предполагалось утвердить как тип центрального и местного музея; позднее подобные музеи были открыты в Петрограде, Смоленске, Пензе, Уфе, Витебске, Оренбурге, Рязани.

Коллекция музея живописного искусства сложилась путем энергичных покупок в основном произведений русского авангарда через закупочную комиссию РОСИЗО; в дальнейшем пополнялась за счет обмена с другими музеями и из Государственного музейного фонда. В состав коллекций музея входили работы О. В.Розановой, К. С.Малевича, В. Е.Татлина, П. В.Кузнецова, Н. А.Удальцовой, Л. С.Поповой, А. А. Экстер, П. П. Кончаловского, И. И.Машкова, В. В.Рождественского, Р. Р.Фалька, А. В. Лентулова, А. В.Куприна и др. Зарубежное искусство было представлено работами французских мастеров П. Пикассо и А. Дерена.[24]

Первоначально развеска в московском Музее живописной культуры по принципу контраста формы, письма независимо от школы. Но она не отвечала педагогическим задачам музея – демонстрации различных живописных средств. В 1923 г. проведена реорганизация музея, в основе которой лежала идея создания музея нового типа – музея-лаборатории. Экспозиции музея-лаборатории делились на 2 группы: А («объемную») и Б («плоскостную»), в каждой из которых можно было проследить различную постановку и решение художниками тех или иных проблем. Картины одних и тех же художников (Машков, Малевич, Попова и др.) попадали в обе группы.

Научно-исследовательская работа музея-лаборатории проводилась Формально-исследовательским отделом, который занимался выработкой и утверждением новых методов в области искусства. Отдел собирал и изучал коллекции по технологии живописных материалов, анализу композиций, изучению воздействия цвета и формы, связи определенного цвета с определенной формой и фактурой. Разрабатывалось применение законов психологии восприятия при построении экспозиций и выставок. Исследовались методы современного дизайнерского искусства и его связь со станковой живописью. Вокруг музея объединились молодые художники – будущие организаторы Ощества художников-станковистов (ОСТ). Первая выставка остовцев проходила в музее. Широкий резонанс имела организованная Музеем живописной культуры выставка «15 лет левого течения в русском искусстве» (1925). В 1925 г. при Формально-исследовательском отделе организуется исследовательская лаборатория, расширившая спектр научно-исследовательской работы музея. В музее живописной культуры устраивались лекции, доклады: Малевич прочел 2 цикла лекций по новому искусству под общим названием «От Сезанна до супрематизма», художник А. А.Борисов – «О ритмике плоскости», художник С. Б.Никритин – «О проекционизме» и др. [25]

Несмотря на тот факт, что первоначальные, поставленные перед музеем задачи выполнялись, и на энергичные протесты специалистов и культурной общественности Москвы и Ленинграда, в конце 1928 г. Музей живописной культуры был закрыт, фонды распределены между Третьяковской Галереей и Эрмитажем.

Изменения политики в области культуры, в том числе музейного дела в СССР, были связаны со вступлением на рубеже 20–30-х гг. XX в. в так называемый реконструкционный период. Музеи в традиционном смысле этого слова стали ненужными. В то время, когда государство взяло курс на бюрократизацию и нивелировку жизни, музеи повествовали о своеобразии, традициях, национальных корнях. Если власть призывала к классовой борьбе, музеи красноречиво свидетельствовали об исторической преемственности, консолидировали общество. В целом они содействовали подъему интеллектуальной жизни страны, что не соответствовало планам построения социалистического государства.

В этой связи, проследим историю музейного дела России в области краеведческого движения и краеведческих музеев в послереволюционный период. Необходимо напомнить, что под термином «краеведение» понимается изучение природы, населения, хозяйства, истории и культуры какой-либо территории, «края», главным образом силами местного населения. Краеведение опирается на междисциплинарные научные связи и учитывает выводы не только научных теорий, но и первичные наблюдения, житейскую практику; предполагает освоение местного исторического опыта и определение новых тенденций, исходя из местных условий и традиций.

В первое послереволюционное десятилетие значительна роль краеведов в сохранении памятников истории и культуры, частных коллекций (особенно в покинутых имениях), пополнении собраний государственных музеев, архивов, библиотек, организации новых музеев. Краеведческая тематика занимает немалое место в программах обучения в провинциальных вузах. Появляются труды о предмете и задачах краеведения, его методике. В 1921 г. в Москве состоялась Всероссийская конференция научных обществ по изучению местного края с участием краеведом разных регионов, видных ученых и государственных деятелей. Были определены направления деятельности, избрано Центральное Бюро краеведения (ЦБК) во главе с С. Ф.Ольденбургом. ЦБК возглавило координационно-методическую работу по многообразным исследованиям, просветительским, учебным программам, организовало издание журналов «Краеведение», а затем и «Известия ЦБК». Развитию краеведения уделяли внимание, оказывая и материальную поддержку, органы государственной власти, пресса. В первое послерево

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Становление и развитие музейного дела в России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 641

Другие дипломные работы по специальности "Культура и искусство":

Плетеная мебель "Детская кроватка"

Смотреть работу >>

Эволюция exercice классического танца

Смотреть работу >>

Проблема сущности культуры

Смотреть работу >>

Основные направления голландской живописи XVII века

Смотреть работу >>

Развитие корпоративной культуры социальных учреждений

Смотреть работу >>