Дипломная работа на тему "Культурная полемика Римской империи"

ГлавнаяКультура и искусство → Культурная полемика Римской империи




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Культурная полемика Римской империи":


Содержание

Введение

Глава 1. Правление императора Августа. Принципат

1.1 Культура в период смены эпох

1.2 Архитектура

1.3 Литература

1.4 Скульптура и живопись

Выводы по 1 главе

Глава 2. Время Флавиев

2.1 Живопись и литература

2.2 Скульптура

2.3 Архитектура периода Флавиев

Вывод по 2 главе

Глава 3. Время Антонинов

3.1 Культура Римской империи в период высшего могущества

3.2 Скульптура и живопись

3.3 Литература и философия

3.4 Архитектура

Выводы по 3 главе

Заключение

Список литературы


Введение

римский импер ия архитектура литература скульптура

Древнеримская культура – первоначально культура римской общины, города-государства (полиса) – прошла сложный путь развития, расширяя границы распространения по мере превращения Рима в огромную средиземноморскую державу, включавшую и такие традиционно греческие научные и культурные центры, как Афины, Александрия, Пергам и др., изменяя свой характер под влиянием этрусской, греческой, эллинистической культур.

С угасанием эллинистических государств, с конца 1 в. до н.э., ведущее значение в античном мире приобретает римское искусство. Впитав в себя многое из достижений художественной культуры Греции, оно воплотило их в жизненной практике колоссальной римской державы. В античный гуманизм римляне внесли черты более трезвого миропонимания; суровая проза, точность и историзм мышления лежат в основе их художественной культуры, далекой от возвышенной поэтичности мифотворчества греков.

Искусство Рима представляет собой последний, завершающий этап в развитии античной художественной культуры. Для римлянина в большей степени, чем для грека, искусство являлось одним из средств разумной организации жизни; поэтому в Риме ведущее место заняли архитектура, инженерные поиски, отличающийся интересом к конкретной личности скульптурный портрет, исторический рельеф, обстоятельно повествующий о деяниях граждан и правителей. Реальный элемент преобладает в древнеримском искусстве над вымыслом, а повествовательное начало — над философским обобщением. Кроме того, в Риме совершилось чёткое разделение искусства на официальное и отвечающее запросам частного потребителя. Официальное искусство играло важную роль в римской политике, будучи активной формой утверждения государственной идеологии в завоёванных областях. Особенно велико было значение архитектуры, сочетавшей идеологические функции с организацией общественного быта; в римской строительной практике сложилась система конструктивных, планировочных и композиционных приёмов, позволявшая зодчему всякий раз находить решение, прямо вытекающее из назначения данной постройки.

Чтобы понять в целом характер римской культуры, причины появления гигантских парадных площадей, крупных зрелищных зданий и мемориальных ансамблей, необходимо разобраться в социально-экономической жизни Древнего Рима.

Архитектура Рима складывалась в соответствии с образом жизни. Римляне положили начало новой эпохе мирового зодчества, в котором основное место принадлежало сооружениям общественным, воплотившим идеи могущества государства и рассчитанным на огромные количества людей.

Зарождение римского портрета связано с древним заупокойным культом предков, защитников домашнего очага. Восковые маски, снятые с лиц умерших членов рода, украшали атриумы, их выставляли на семейных торжествах, в них выступали актеры, сопровождавшие похоронные процессии. Позже эта традиция питается практической потребностью сохранения для потомства точного изображения данного лица как индивидуальности, прославления участников исторических событий.

Римское искусство, явившееся последним этапом развития искусства античного рабовладельческого общества, было результатом творческой деятельности не только римлян. Оно сложилось в результате взаимодействия искусства местных италийских племен и народов, в первую очередь – этрусков, с греческим искусством.

Историография. В исследовании данной проблемы приходится опираться практически на весь дошедший до нас массив письменных источников. Основные источники, оказавшиеся в нашем распоряжении, в первую очередь представлены сочинениями Полибия, Цицерона, Тита Ливия, Сенеки, Плиния Младшего, Светония, Тацита и Плутарха, а также литературными трудами Энния и Вергилия.

Начало изучению древнеримской культуры было положено ещё в античности греческими и римскими историками и филологами. С падением Западной Римской империи интерес к древнеримской культуре уменьшился, но не исчез. В монастырях Европы (в то время средоточиях учёности) хранились латинские и греческие тексты, использовавшиеся в учебных целях. В средневековых хрониках рассматривалась история Рима.

Новое пробуждение интереса к древнеримской культуре относится к эпохе Возрождения, начавшейся как "возрождение" именно античных древностей. Разыскивались, собирались и издавались античные рукописи, изучались надписи на древнеримских архитектурных сооружениях, началось составление коллекций статуй, ваз и других антиков. С XV в. получила развитие гуманистическая историография, в которой выделились два направления: так называемое антикварное, рассматривавшее древнеримскую культуру (быт, искусство, религию, право — "римские древности") как единое целое (его основатель итальянский гуманист Флавио Бьондо, продолжатели Лет Помпоний и К. Сигоний), и политико-риторическое, ставившее целью извлечение из истории Р. политических уроков (Н. Макиавелли и др.).

В трудах представителей немецкого "неогуманистического" направления (И. Винкельман, И. Гердер и др.) древнеримская культура рассматривалась наряду с греческой, но предпочтение отдавалось последней.

В XVIII в. были достигнуты значительные успехи в области филологической критики древних текстов и установления подлинности литературных памятников (английский филолог Р. Бентли и др.). Римская культура привлекла внимание русских просветителей XVIII в. А.Д. Кантемира, М.В. http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/071/243.htm Ломоносова, В.К. Тредиаковского, сделавших произведения римских историков, философов и поэтов достоянием русской публики.

К античности неоднократно обращались К. Маркс и Ф. Энгельс, прекрасно знавшие классические языки, философию, право, литературу.

К. Маркс высоко ценил Аристотеля: он называл его великим мыслителем, исполином мысли и неоднократно ссылался на него не только в философских произведениях, но в таких трудах, как "К критике политической экономии" и "Капитал". Там же К. Маркс ссылался на Платона, Ксенофонта, Фукидида, Исократа, Софокла, Гомера, Диодора Сицилийского, Горация, Лукреция, Плиния Старшего, Страбона, поэта Антипатра, Афинея, Секста Эмпирика.

Ф. Энгельс строил на греческом и римском материале свои труды, посвященные раннему христианству и большую часть своего "Происхождения семьи, частной собственности и государства". В "Анти-Дюринге" и "Диалектике природы" он не раз подчеркивал великие заслуги греков. Он говорил об Аристотеле, как исследователе всех существеннейших форм диалектического мышления, считал, что Платон дал гениальное для своего времени изображение разделения труда как естественной основы города, совпадавшего для греков с государством. Подчеркивая превосходство диалектического мышления греков над метафизическим, Ф. Энгельс писал, что в многообразных формах греческой философии уже имеются в зародыше, в процессе возникновения почти все позднейшие типы мировоззрений.

Число примеров обращения основоположников марксизма к античности по разным поводам, начиная от анализа античного способа производства, основ развития античной культуры, и кончая характеристикой отдельных античных деятелей, можно было бы значительно умножить. Но уже и приведенные показывают, что без знания античного материала многое как у классиков европейской литературы, так и у классиков марксизма останется непонятным.

Попытки философского осмысления сущности и специфики древнеримского искусства были сделаны в конце XIX в. Ф. Викгофом и А. Риглем.

Римское искусство как особое художественное явление стали изучать лишь в ХХ веке, по существу только тогда осознав всю его самобытность и неповторимость. И все же до сих пор многие видные антиковеды полагают, что история римского искусства еще не написана, еще не раскрыта вся сложность его проблематики.

Ценным теоретическим исследованием явилась также книга О.Бренделя "Введение в изучение искусства древнего Рима", где рассмотрены различные точки зрения на древнеримское искусство от Ренессанса до наших дней.

Совершенно особое место в истории отечественного и мирового антиковедения принадлежит М.И.Ростовцеву, профессору Петербургского университета (с 1901) и члену Российской Академии наук (с 1917 г.).

М.И. Ростовцев являл собой тип совершенного ученого-антиковеда, равно владевшего мастерством филологической и археолого-искусствоведческой интерпретации материала, способностью к полнокровной реконструкции фактов прошлого, а кроме того, ярко выраженным концептуальным дарованием. Он был виднейшим представителем нового, чрезвычайно актуального социально-экономического направления. В этом русле были созданы обе его диссертации: "История государственного откупа в Римской империи от Августа до Диоклетиана" и "Римские свинцовые тессеры".

При написании этой работы использовались издания по истории искусств, книги по мифологии и литературе, научные статьи и исторические источники таких авторов, как В.Д. Блаватский (13), П.И. Борисковский (14), А.И. Вощина (16), А.Б. Егоров (27), М.М. Кобылина (32), Г.И. Соколов (48, 49), А.П. Чубова (54), и др.

В работе "Идеология и культура раннего Рима" (1964) А.И. Немировский дает первое в советской литературе монографическое изложение такой слабо исследованной проблемы, как религиозная идеология и некоторые аспекты культурной жизни раннего Рима.

Одним из слабо разработанных в литературе направлений является история античной, и в частности римской, культуры. Наиболее крупные работы в этой области - 4-томный труд А.Ф. Лосева по истории античной эстетики начиная с рубежа VI — V вв. до н. э. и кончая Аристотелем. Различным проблемам римской культуры, нарастанию в ней кризисных моментов посвящена работа Штаерман "Кризис античной культуры" (1975), где определяются основные особенности римской культуры, намечается ее периодизация, отмечаются первые симптомы кризиса, которые автор возводит ко времени Августа. Некоторые проблемы историй римской культуры, главным образом I в. империи, затронуты в работах Г. С. Кнабе "Понимание культуры в Древнем Риме и ранний Тацит" (1975).

Все наиболее важные аспекты Римского государства с исчерпывающей полнотой трактованы в замечательном капитальном труде С.И.Ковалева "История Рима" (1948; изд.2-е - 1986), а специальный вопрос о переходе от Республики к Империи - в монографии А.Б.Егорова "Рим на грани эпох" (1985).

"История Рима" С.И. Ковалева (изданная также и в Италии) до сих пор остается одним из лучших университетских курсов по римской древности.

К середине 20 в. учёные чаще всего обращаются к исследованиям отдельных разновидностей древнеримской художественной культуры. Занимаясь архитектурой, искусствоведы изучают её образное и конструктивно-техническое новаторство (итальянский учёный Дж. Лульи, американские учёные М. Блейк, У. Макдональд). символику (американский учёный Э. Б. Смит): внимание исследователей сосредоточивается также на живописи (голландский ученый Х. Г. Бейен), специфических вопросах иконографии (американский учёный О. И. Брендель) и прежде всего на проблемах древнеримского скульптурного портрета [немецкие учёные М. Вегнер, О. Весберг, Р. Вест, Б. Швейцер (ФРГ), датский учёный Ф. Поульсен, шведский исследователь Х. П. Л'Оранге]; широко изучается искусство римских провинций [французские учёные М. Побе и Ж. Рубье, швейцарский Ф. Штамм, немецкий Х. Шоппа (ФРГ), бельгийский А. Брене]. В 1950-60-е гг. возникают и сводные труды [итальянский учёный Р. Бьянки-Бандинелли, немецкий Т. Краус (ФРГ)], среди которых выделяется итальянская 7-томная "Энциклопедия древнего классического и восточного искусства" (1958—66), где древнеримские памятники занимают значительное место. В круг первостепенных интересов современного искусствознания входят вопросы влияния древнеримского искусства на искусство средневековой Европы (американский учёный Р. Свифт и др.), взаимосвязи древнегреческой, этрусской и древнеримской художественных культур, проблемы выявления новаторских черт, внесённых древнеримскими мастерами в античную традицию.

Если в русской науке древнеримское искусство первоначально рассматривалось преимущественно в исследованиях, посвященных античной культуре в целом (Ф. Ф. Зелинский, Н. П. Кондаков, А. В. Прахов), то с 1910-х гг. появляется всё больше специальных трудов о древнеримских древностях (тенденция, получившая особое развитие в советскую эпоху), например, о портрете (О. Ф. Вальдгауер, Н. Э. Гаршина, Б. В. Фармаковский), пейзаже (М. И. Ростовцев), зодчестве (В. Д. Блаватский, Н. И. Врунов). В 60-70-е гг. публикуются памятники, хранящиеся в музеях СССР, а также ведётся работа над обобщающими трудами, охватывающими древнеримское искусство в целом (монографии и отдельные статьи Н. Н. Бритовой, А. И. Вощининой, А. П. Ивановой, С. А. Кауфман, М. М. Кобылиной, В. Ф. Маркузона, О. Я. Неверова, Н. А. Сидоровой, А. П. Чубовой).

Периодизация римского искусства – одна из самых сложных проблем его истории. В отличие от принятой и широко распространенной периодизации древнегреческого искусства, обозначающей годы становления архаикой, время расцвета - классикой и кризисные века - эллинизмом, историки древнеримского искусства, как правило, связывали его развитие лишь со сменами императорских династий.

Однако далеко не всегда смена династий или императора влекла за собой изменение художественного стиля. Поэтому важно определить в развитии римского искусства границы его становления, расцвета и кризиса, принимая во внимание изменение художественно-стилистических форм в их связи с социально-экономическими, историческими, религиозно-культовыми, бытовыми факторами.

Если наметить основные этапы истории древнеримского искусства, то в общих чертах их можно представить так. Древнейшая (VII - V вв. до н.э.) и республиканская эпохи (V в. до н.э. ‑ I в. до н.э.) - период становления римского искусства. Расцвет римского искусства приходится на I-II вв. н.э. В рамках этого этапа стилистические особенности памятников позволяют различить: ранний период – время Августа, первый период – годы правления Юлиев-Клавдиев и Флавиев, второй – время Траяна; поздний период – время позднего Адриана и последних Антонионов.

Хронология исследования: 27 г. до н.э. – конец II в. н.э.

Цель дипломной работы – проанализировать культурную полемику Римской империи. Объект исследования – история Древнего Рима в период от 27 г. до н.э. до конца II в. н.э. Предмет исследования – искусство и культура Римской империи в исследуемый период. Задачи исследования:

1. Проанализировать издания по истории искусств, книги по мифологии и литературе, научные статьи и исторические источники по изучаемой теме.

2. Охарактеризовать исторические обстоятельства, обусловившие изменения в архитектуре, литературе, скульптуре и живописи в изучаемый период.

3. Всесторонне исследовать особенности развития культуры и искусства в каждом периоде римской империи.


Глава 1. Правление императора Августа. Принципат

 

1.1 Культура в период смены эпох

Августовский классицизм - историко-региональный стиль античного искусства. Получил развитие в I в. н. э., в годы относительного благополучия, мира и процветания Римской империи (см. Приложение 1.1), главным образом в самом г. Риме, в годы правления императора Октавиана (см. Приложение 1.2), прозванного Августом (лат. Augustus - возвеличенный, священный; 63 г. до н. э.- 14 г. н. э.).

Когда Октавиана провозгласили императором, это означало, что ему вручают высшую военную власть. Официально он всё ещё считался одним из сенаторов, хотя и "первым среди равных" - принцепсом. Время правления Октавиана называется принципатом Августа. С тех пор римское искусство начало ориентироваться на идеалы, которые насаждали правители.

Античная традиция считала Божественного Августа самым счастливым из всех римских императоров. Именно о нем Светоний сказал свою знаменитую фразу: "Он принял Рим кирпичным, а оставляет мраморным". При Августе в Риме развернулось грандиозное строительство. Был выстроен Форум с храмом Марса (Форум Августа), святилище Аполлона на Палатине с греческой и латинской библиотекой, храм Юпитера на Капитолии. От своих приближенных "он требовал украшать город" и "воздвигать новые памятники, либо восстанавливать и улучшать старые". В архитектуре главным качеством стала декоративность. "Цветными мраморными плитками облицовывалась внутренняя поверхность стен Форума. Приставленные к ним полуколонны исполнялись из цветного мрамора: создавалось ощущение огромности неперекрытого интерьера. Площадь украшали статуи, в частности, копии с кариатид Афинского Эрехфейона. В нишах стояли позолоченные портретные изваяния с надписями на постаментах. Над всем возвышался колосс Августа.

Август стремился поддерживать свое господство не только применением силы, но прекрасно понимал, что, как форма государственного правления огромной римской империи, принципат нуждался в идеологическом оформлении. Август очень ревностно следил за тем, как меняется по отношению к нему общественное мнение, а поэтому в целях пропаганды своей собственной политики, использовал не только политические средства. Огромное влияние Август уделял литературе, изобразительному искусству; для пропаганды политики среди простого населения использовались даже такие традиционные средства, как лозунги на злобу дня, которые чеканились на монетах.

Такими официальными лозунгами принципата были мир, pietas и свобода. Окружающие Августа друзья, а в особенности один из наиболее близких к нему Гай Цильний Меценат, оказывали всяческую материальную поддержку и покровительство римским писателям, поэтам и художникам, ожидая в ответ прославления действий Августа.

В кругу Мецената оказались крупнейшие римские поэты того времени – Квинт Гораций Флакк, Публий Вергилий Марон, а также их современники Альбий Тибулл и Секст Проперций.

По-видимому, первые два попали в окружение Мецената не только благодаря своему таланту. Еще во времена гражданских войн, в широких массах стала очень популярна распространенная на Востоке идея о божественном спасителе, который осчастливит людей и вернет на землю "Золотой век". Сходные мотивы встречаются и у Горация, и у Вергилия.

Для своих восточных подданных Август сам был богом и к нему они не редко прилагали эпитет "спаситель". В Риме и Италии он, не выступая как живое божество, пропагандировал идею нового счастливого века, дарованного им людям. Он всячески укреплял консервативные настроения в массах путем реставрации древних религиозных верований и морали. Сделавшись великим понтификом, август не только восстановил многие храмы, но также и целый ряд древних празднеств, в которых принимали участие он сам, его семья, приближенные и множество римских граждан.

Во времена принципата возрождались давно забытые старые обряды, восстанавливались давно пришедшие в упадок жреческие коллегии, поощрялись исследования в области римских древностей.

Рим приобрел совершенно новый облик, соответствующий престижу мировой столицы. Выросло количество общественных зданий, строились форумы, мосты, акведуки, обогатилось архитектурное убранство. Город поражал современников необозримостью площади – ни с одной стороны он не имел четких границ. Его предместья терялись в роскошных виллах Кампаньи. Великолепные здания, колошше портики, сводчатые и украшенные фронтонами крыши, богато декорированные бассейны и фонтаны чередовались с зеленью рощ и аллей.

В искусстве времени Августа многое изменилось по сравнению с республиканским. Это были годы оживленной строительной деятельности, широкого распространения скульптурного портрета, пристального внимания к оформлению интерьера фресками, мозаиками, стуковыми рельефами, статуями. В художественных образах находили выражение новые взаимоотношения людей, человек начинал выступать уже не гражданином республики, но в иной своей сущности, как подданный императора. Искусство становилось государственной деятельностью, во многом подчиненной вкусам принцепса. Империя все заметнее накладывала отпечаток на творчество мастеров. Официальность в произведениях искусства усиливалась, и в связи с этим принижалась роль народных традиций. Возвеличивание принцепса способствовало усилению подобострастия и лести, вело к утрате искренности. В культовых и надгробных изображениях все в большей степени выступают элементы обобщенности в ущерб детальности, так ярко проявлявшейся в республиканских портретах. Хотя Август всегда делал вид, что укрепляет традиции Римской республики, сильно возросло значение эллинского наследия, потеснившего собственно римское.

Уже при первых приемниках Августа начинает исчезать мнимая идеальность "Золотого века".

 

1.2 Архитектура

С приходом к власти Августа исключительного расцвета достигло зодчество, как самый сильный художественный выразитель государственных идей. Грандиозным в сравнении с республиканскими постройками выглядел Форум Августа, площадь, предназначенная для мероприятий общественного характера, в частности, как сообщает Светоний, жеребьевки судей.

Форум Августа был сооружен в 42 г. до н.э. в честь победы Августа над республиканцами в битве при Филиппах. Здесь Август возвел храм Марса-Мстителя в знак отмщения убийцам Цезаря (см. Приложение 1.3).

Храм Марса Мстителя включает целлу, стоящую на возвышенном подиуме облицованную мрамором, к ней ведет высокая лестница. В центре находится алтарь, а в конце боковых сторон - два фонтана. Храм окружен восемью коринфскими колоннами, 17 м высотой, по центральному фасаду и восемью - по продольным сторонам, но не имеет колонн с заднего фасада. Внутри целлы возвышалось еще по семь колонн, идущих в два ряда вдоль стен. В апсиде хранились культовые статуи Венеры, Марса и божественного Юлия Цезаря.

Храм Марса Мстителя на Форуме Августа больше цезарианского храма Венеры Родительницы (см. Приложение 1.4). Его портик выше коринфского ордера, колонны шире; целла, перекрытая висячими стропилами, просторнее; абсида в конце ее глубже и шире, к тому же поднята на несколько ступеней над полом. На продолговатом постаменте в абсиде стояли две, а может быть, и три статуи - Венеры, Марса и Юлия Цезаря. В этом храме, помимо вывезенных из Греции произведений искусств, хранились и государственные реликвии, в частности воинские штандарты, некогда захваченные парфянами и возвращенные Риму Августом. Фронтоны украшали статуи Марса с копьем между Венерой и Фортуной, а также изваяния Ромула в виде авгура, Ромы и Тибра.

Строительство Форума обошлось Августу очень дорого, так как, чтобы освободить для него место, пришлось снести много частных жилых домов. От этого памятника сегодня остался только фундамент.

Мощная стена отделяла форум Августа от древней Субурры - квартала, который пользовался очень дурной репутацией. Здесь часто вспыхивали пожары и случались наводнения. На форуме стоял величественный храм Марса Мстителя, построенный Августом во исполнение обета, данного перед решающей битвой с Брутом и Кассием - убийцами Цезаря. По обеим сторонам площади проходили колоннады. Слева от храма в квадратном зале высилась огромная статуя императора.

Форум Августа был парадным комплексом: динамичность портиков Форума Цезаря сменилась почти квадратным спокойным планом, высокая - около 30 м - стена отгораживала Форум от остальных районов города, на нем запрещалась торговля, придававшая живость площадям эпохи Республики.

Сильнее, чем раньше, мастера тяготели к декоративности. Цветными мраморными плитками облицовывалась внутренняя поверхность стен Форума. Приставленные к ним полуколонны исполнялись из цветного мрамора: создавалось ощущение огромного неперекрытого интерьера. Площадь украшали статуи, в частности копии с кариатид афинского Эрехфейона. В нишах стояли позолоченные портретные изваяния с надписями на постаментах. Над всем возвышался 14-метровый колосс Августа, возможно, установленный вскоре после смерти принцепса.

Именно в это время греческий ордер стал использоваться в римской архитектуре не конструктивно, а декоративно. Несущей конструкцией была стена или аркада из кирпича и "римского бетона" (наполнителя из смеси гравия с цементом), а колонны, чаще полуколонны, приставлялись "для красоты". Типичный элемент подобной архитектурной композиции получил название "римской ячейки". Из всех ордеров римляне предпочитали наиболее пышный - коринфский. Инкрустация и облицовка стен стали непременным приемом; все здания облицовывались разноцветным мрамором изнутри и снаружи. В качестве декора использовался не строгий геометризованный орнамент, как это было у греков, а натуральный растительный, в рельефе и росписи - подобный декор появится снова лишь полтысячелетия спустя, в эпоху Готики.

При Августе много зданий возводилось и на Римском Форуме. Продолжают стоять и сейчас три красивые, высотой 12,5 м, коринфские колонны от храма Кастора и Поллукса, передняя часть подиума которого, украшенная рострами, служила трибуной ораторов; в храме хранилось имущество богатых римлян, а рядом находилась палата мер и весов. Любовь римлян к символике выразилась в узорах капителей храма: вьющиеся усики аканфа переплетаются друг с другом, как бы напоминая о дружбе близнецов Диоскуров. В красивом карнизе храма Конкордии, а также в нарядных капителях, украшенных парными барашками, воплощавшими идею единства и согласия, тектоника форм начинала постепенно обогащаться декоративными элементами. Хотя в постройках времени Августа их роль возрастала, чувство конструктивности продолжало сохраняться.

4 июля 13 года до н.э. в Риме, на Марсовом поле, был заложен один из самых известных архитектурных памятников времен императора Августа – "Алтарь Мира", Ara Pacis. Он представлял собой четыре мраморные стены без крыши, внутри которых на четырех колоннах стоял жертвенник. Шестиметровые стены алтаря были сплошь покрыты причудливой резьбой – сценами из жизни основателей города Ромула и Рема, изображениями легендарного Энея, прародителя рода Юлией и Августа, портретами самого императора, членов его семьи и сенаторов, а также матери-Земли, которая, кстати, очень похожа на жену Августа Ливию (см. Приложение 1.5). Растительный орнамент, украшающий алтарь, состоит из сплетенных листьев аканфа – растения, которым, по верованиям римлян, расцветет вся земля, когда на ней установится веселое и беззаботное правление бога Сатурна.

Украшавшие ограду рельефы были разделены на два яруса фризом с меандровым орнаментом (ленточный орнамент, как правило, изломанная под прямым углом линия). Нижний изображал застилающие всё поле стебли, листья и завитки Древа Жизни с птичками и разной живностью на нём; верхний представлял торжественное шествие, включавшее членов императорского дома. Царит греческая изокефалия (головы изображённых находятся на одном уровне), однако в группу вторгаются оживляющие ритм фигуры детей разных возрастов. Отдельные персонажи изображены оборачивающимися, они как бы обращаются к зрителю (что было неприемлемо для классического греческого памятника).

Невысокий, подобный кружеву, декоративный рельеф не перегружает несущую его плоскость. Изящество стеблей, гибкая упругость усиков, сочность листьев образуют изысканный гармоничный орнамент. На угловых пилястрах, объединяющих верхний и нижний ярусы, рисунок орнамента измельчен, более дробен, но плотен; характер коринфских капителей пилястров подчинен общему декоративному стилю, превращающему степы алтаря в цветущую, радостно пульсирующую жизнью поверхность. Четким узором меандра верхние плиты с сюжетными сценами отделены от нижних.

По обе стороны от входов в алтарь с запада и востока помещены мифологические композиции, прославляющие Августа как благодетеля Рима. Левый рельеф восточной стороны изображает богиню Земли Теллус в виде красивой женщины, сидящей с двумя младенцами на коленях. Фигуры исполненных радости Воды и Воздуха по бокам от нее, тучные животные у ног - все должно было напоминать о процветании Рима при Августе. Правый рельеф, показывавший богиню Рому, сильно разрушен. Левый рельеф западной стороны, с пастухом Фаустулом и богом Марсом, а также гротом, где волчица вскормила Ромула и Рема, связан с мифом об основании города. Правый, лучше сохранившийся, представляет Энея, породнившегося с местными племенами. В пластике этих аллегорических рельефов Алтаря Мира, где ваятели льстили принцепсу, используя мифологические образы, заметно воздействие эллинистической скульптуры классицистического направления с ее изысканностью форм и объемов.

Боковые стороны Алтаря Мира покрыты историческими рельефами, запечатлевшими торжественную процессию в день освящения жертвенника: императора с семьей, сенаторов с женами и детьми, ликторов и жрецов. На хорошо освещавшейся солнцем южной стороне показана императорская семья, на северной — сенаторы. Восходящая к Республике точность портретного воспроизведения лиц сохранялась, но начинали исчезать естественность и непринужденность персонажей, усиливались ноты официальности. Римлянин выступал здесь уже как подданный Империи и все слабее выражались его гражданственные идеалы. Жизненной системе принципата была чужда чувственность эллинистических образов. Ее сменял классицизм с рационалистичностью, вполне устраивавшей Августа в его художественной политике. Эти тенденции заметно проявились и в скульптурном портрете.

Не иначе, Август считал, что именно при нем Рим достиг этого своего счастливого времени, которое для римлян значило то же, что для последующих поколений европейцев – мечта об Утопии. Он вообще много что ставил себе в заслугу. Незадолго до своей смерти Октавиан Август приказал составить перечень деяний, которыми он, по его мнению, отличился среди других римских правителей с момента основания города. Этот текст он велел вырезать на бронзовых досках, которые впоследствии были укреплены у входа в его мавзолей – еще одно грандиозное сооружение августова правления. К сожалению, до нас эти доски не дошли. Как выразился один историк, в свое время люди предпочли материальную ценность бронзы исторической ценности того, что на ней было написано. Но кое-что о взглядах Августа на свои собственные деяния мы все же знаем, по отрывкам различных копий надписи. Выяснилось, в частности, что одной из самых главных своих заслуг Август считал установление мира внутри и вне римского государства. В качестве доказательства своей правоты император приводит такой факт – храм бога Януса, олицетворяющего начало всех начал (почему, собственно, первый месяц года и называется январем), в годы его правления запирался трижды, в то время как с момента основания Рима и до Августа – только дважды. Дело в том, что бог Янус, кроме того, что он заведовал дверями и всякими входами-выходами, отвечал еще и за создание политических союзов и подписание договоров. Так вот если во всей стране и на ее окраинах устанавливался мир, и необходимость в политическом урегулировании отпадала, ворота храма просто запирались. Мол, пусть бог отдохнет, пока работы для него нет. Получается, что действительно в годы правления Августа римлянам значительно чаще выпадали периоды полного мира, чем раньше. Стоит лишь отметить, что на само понятие "мир" у римлян был весьма своеобразный взгляд. Слово "pax" означало всеобщее согласие в стране, а вот по отношению к другим странам применялся в основном глагол "pacare", который означает "установление мира", но установление не путем согласия, как внутри страны, а путем прямого завоевания и покорения соседних народов. Не случайно вождь древних британцев Калгак, воевавший с легионами Вечного города, говорил, что римляне называют приносимое ими в другие земли опустошение "миром".

В плане монументального (10 м X 11 м) Алтаря Мира сочетались эллинистическая форма алтаря и римская манера обнесения памятника высокими стенами. Ступенчатый вход напоминал лестницы на подиумах римских храмов, а расположение рельефов на стенах ограды вызывало в памяти композиции эллинского декора.

В годы правления Августа широкое распространение получили триумфальные арки, прославлявшие императора и увековечивавшие происходившие события. В ранних арках, построенных на берегу Адриатического моря, заметно подражание этрусским воротам в крепостных степах. Арка в Фано башнями по краям уподоблена этрусским воротам Августа в Перудже. Возможно, не только из практических целей, но чтобы смягчить ощущение этрусского прообраза и усилить римскую сущность арки, строители сделали ее трехпролетной. Трехпролетная арка Августа была поставлена и на Римском Форуме. Арка в Римини, сооруженная по случаю восстановления Фламиниевой дороги, также соединяет в своих декоре и архитектурных элементах черты этрусские и римские. Ранние триумфальные арки редко имели украшения. Нет их и на арке в Аосте. Впервые появляются они на арке в Римини в виде изваяний на медальонах голов Юпитера и Аполлона, Нептуна и Минервы, а также на арке Сергиев в Пола (Югославия) с фигурами Викторий в тимпанах, и только на арке в Сузе введен многофигурный фриз с рельефами, прославлявшими присоединение альпийских племен к Римской империи. Но и здесь пластическая выразительность декора была подчинена структурной основе арки. Конструкц ия архитектурного образа еще старательно сохранялась зодчими, скупо вводившими скульптурные украшения.

"Золотой век" Августа не мог просто так уйти в небытие – ведь вокруг него создавался ореол бессмертия. И Рим начинает строить себе памятники. Себе и своему семейству Август соорудил на Марсовом поле величественный мавзолей (см. Приложение 1.6). Возможно холм венчался статуей правителя.

В сооружении монументальных гробниц сохранялись этрусские и республиканские традиции. Громадный, 87 м в диаметре, холм Мавзолея Августа на Марсовом поле у Тибра скрывал сложную конструкцию из семи концентрических стен, повышающихся от краев к середине кургана. Центром его был мощный выходивший на вершину кургана статуей Августа столб с квадратной камерой, усыпальницей принцепса. Травертиновый цоколь мавзолея (высотой около 12 м) завершался триглифометопным фризом. В стенах кольцевых коридоров размещались склепы Марцелла, Друза Старшего, Луция и Кая Цезарей, Друза Младшего, Ливии, Тиберия.

Представление о стиле культовой августовской архитектуры дает храм в Ниме (начало I в. н.э. Южная Франция), принадлежащий к типу псевдопериптера, в котором акцентировалось внутреннее пространство. Классические формы коринфского ордера строго соблюдены, пропорции стройны, по сравнению с республиканскими храмами появилось тяготение к изяществу, нарядности. Храм выстроен из розового известняка, имеет шестиколонный портик. В композиции целого проступают волевое напряжение и рассудочная ясность, придающие зданию оттенок официальности. Торжественность усиливается и тем, что храм поднят на высокий подиум (основание).

Наряду с господствующим классическим течением продолжала развиваться архитектура, имевшая чисто практическое значение, например, инженерные постройки. Мудрая простота замысла, умение достигнуть художественного результата немногими, но выразительными средствами отличают грандиозный по высоте Гардский мост в Ниме (Южная Франция), являющийся частью акведука, снабжающего водой город Немуз. Мост представляет собой многоярусную крупнопролетную аркаду над долиной реки Гар. Почти равные по высоте крупные пролеты арок двух нижних ярусов завершаются низкой аркадой. Горизонтальность и масштабность сооружения и вместе с тем его легкость подчеркнуты динамикой ритма нарастающих различного размера арочных пролетов средней аркады, которая получила значение композиционного центра. Гардский мост - символ инженерного искусства Рима.

В годы Августа в Риме был построен каменный театр Марцелла со зрительными рядами на высоких субструкциях, внешняя опорная стена которых - двухъярусная аркада - предвосхищала экстерьер Колизея. Для чтений и занятий предназначалась Аудитория Мецената, прямоугольное (10,6 м х 24,7 м) помещение со сводчатым потолком (7,4 м), абсидным завершением узкой стороны и скамьями, расположенными театроном (см. Приложение 1.7).

Columbaria назывались здания, предназначенные для погребения; в стенах их сверху до низу были устроены ниши рядами в несколько этажей; в нишах помещались урны с останками мертвых.

Этот способ погребения, по-видимому, был принят большими семьями, у которых было слишком много вольноотпущенников и рабов, чтобы можно было помещать их останки в той же гробнице, где хоронились члены семьи; именно так поступали менее многолюдные семьи, если только относительно кого-нибудь из рабов или вольноотпущенников не существовало особой оговорки насчет исключения из родовой гробницы. Впоследствии такого рода сооружения устраивались спекуляторами, которые продавали места людям слишком бедным, чтобы иметь особую гробницу и содержать ее; с другой стороны, и сами бедняки объединялись в товарищества, чтобы в складчину устроить себе columbarium.

Римские колумбарии, расположенные вокруг городских стен, а также вдоль идущих из Рима дорог, представляли собой обширные четырехугольные помещения, наполовину подземные; стены их были заняты четырехугольными или закругленными сверху нишами, которые шли рядами на одинаковом расстоянии друг от друга. В каждой нише помещалось обыкновенно две урны, иногда одна, а иногда три или даже четыре. Урны эти были замурованы, так что их нельзя было перемещать. Они чаще всего были глиняные; но встречаются также урны из мрамора, алебастра, стекла и других материалов. Форма и украшения некоторых из них не лишены изящества. Надписи, выгравированные на мраморных или бронзовых плитах, прибитых к стене, указывают имя, возраст и звание покойника, иногда также и имена тех, кто позаботился о их погребении. Залы колумбариев слабо освещались отверстиями в своде. Узкая дверь служила входом, откуда приходилось спускаться по лестнице.

Самый обширный из известных колумбариев — это тот, который был устроен на Аппиевой дороге для вольноотпущенников и рабов Ливии, жены Августа: он мог вместить останки по крайней мере 3000 человек. Можно думать, что им пользовались вплоть до времен Клавдия. Он был заново открыт в 1726 году. После этого развалины его были заброшены, так что в настоящее время от них почти ничего не осталось. Этот колумбарий представлял собой двухэтажное здание в виде параллелограмма, имеющего 10,65 м длины и 6,25 м ширины.

Другое сооружение в этом роде, предназначенное для людей всякого звания, покупавших себе в нем место, было гораздо изящнее. Можно думать, что каждый украшал купленное им место сообразно своему вкусу и средствам, устраивая над ним маленькое зданьице с фронтонами, колоннами и фризами, которые были покрыты живописью, иногда превосходной работы. Этот колумбарий представляет собою интересный образчик искусства эпохи Августа.

Завоевание римлянами Египта отразилось в сооружении в 12 г. до н. э. за 330 дней пирамиды Цестия (см. Приложение 1.8). Возведенная на травертиновом фундаменте гробница высотой 36,4 м сложена из кирпича и туфа, облицованных плитами белого мрамора. Погребальная (6 мХ4 мХ5 м) камера находилась на уровне основания пирамиды. Кроме парадных мавзолеев, создавались и подземные, подобные второму колумбарию Години, склепы, по стенам которых в многочисленных нишах покоились урны.

Строилось и ремонтировалось много мостов, акведуков, дорог, отличавшихся, как, в частности, мост в Римини, гармоничностью форм, красивой конструкцией, лаконизмом декора. Замечание Августа в анкирской надписи, что он "принял Рим глиняным, а оставляет его мраморным", не было преувеличением. Большое количество зданий сделало столицу, по всей вероятности, красивейшим городом того времени.


1.3 Литература

Во времена правления Августа ораторское искусство, которое очень высоко ценилось при Республике и которое достигло тогда наивысшего расцвета, стало быстро приходить в упадок в связи с тем, что постепенно угасала политическая борьба. Талантливые люди теперь стали больше обращаться к литературе. Этому всячески способствовал лично сам император Август и его приближенные. Они старались привлечь к искусству внимание публики, устраивали общественные библиотеки, организовывали публичные выступления поэтов и писателей. В это время в Риме была в большой моде любовная лирика, элегии в духе александрийских поэтов. Большую популярность приобрели в эти годы любовные элегии Альбия Тибулла и Секста Проперция.

Тибулл работал в жанре любовной элегии, продолжая традиции "новых поэтов". Следует заметить, что любовная элегия в римской поэзии представляла собой литературное направление оппозиционное идеологии принципата. Тибулл в своем творчестве отказался от официальных тем прославления принцепса, римской доблести и гражданственности. Тибулл обращался к личной любовной тематике, он считал любовь единственным смыслом жизни.

Тибуллу принадлежат два сборника стихотворений. Первый, изданный, вероятно, вскоре после 27 г., имеет центральной фигурой Делию. Эта женщина реально существовала и в жизни называлась Планией, но в образе Делии типические черты античной "возлюбленной" преобладают над индивидуальной характеристикой, и даже та бытовая обстановка, в которую Тибулл вводит свою героиню, меняется от элегии к элегии, а иногда и в пределах одного стихотворения, так что реальность изображения этой обстановки вызывает значительные сомнения.

В этом первом сборнике особенно заметен "скользящий" характер построения элегии у Тибулла.

Поэт хочет утопить свое горе в вине: Делия заперта и строго охраняется. Мысли обращены к ней, и Тибулл представляет себя перед ее дверью, угрожает двери, молит ее (мотивы "серенады"), наставляет Делию в искусстве обманывать стражей. Сама Венера охраняет жизнь и неприкосновенность верных влюбленных. Случайные прохожие да не смеют взглянуть на влюбленную пару (пародия на стиль римских законов). Если кто даже проболтается, муж не поверит: так обещала волшебница, совершив магический обряд, но обряд этот действителен только по отношению к Тибуллу. Было бы бессердечным отправиться на войну, когда есть возможность обладать Делией. Пусть другие совершают подвиги, для Тибулла достаточно бедной сельской, жизни с подругой. К чему богатство и роскошь, если нет счастливой любви? Неужели он разгневал Венеру? Он готов искупить свой бессознательный грех самым унизительным покаянием (по восточному обряду). А тот, кто смеется над его несчастьем, сам, испытает гнев божества и будет некогда являть отвратительный облик влюбленного старичка.

А меня пощади, Венера: душа моя служит тебе с вечной преданностью; почему ты сжигаешь, жестокая, свою собственную жатву?

Делия неверна. Я напрасно надеялся, что в состоянии буду вынести эту размолвку. Между тем, когда ты была больна, я выходил тебя своими обетами и священнодействиями. Я мечтал о сельской жизни вместе с тобой, о том, что ты будешь полной хозяйкой в моем доме, воображал, как нас посетит Мессала. Эти надежды рассеялись. Ни вино, ни другая любовь не могут отогнать тоски. Да проклята будет сводня, доставившая Делии богатого любовника! Дары уничтожают любовь, и бедный .друг лучше богатого. А ты, который ныне предпочтен мне, сам испытаешь мою судьбу, и у тебя уже есть соперник.

Вообще для римской элегии характерна такая жанровая структура, которая выражалась в системе ограниченных сюжетных ситуаций и мотивов, в ряде традиционных образов-масок (бедный поэт, его возлюбленная, богатый соперник, сводня). В творчестве Тибулла много автобиографических мотивов, которые органично растворяются в его поэтических образах.

Проперций, как и Тибулл, писал элегии и, подчиняясь требованиям жанра, обращался к тем же самым темам, сюжетным ситуациям и образам. Но на этом заканчиваются общие черты этих двух поэтов. В отличие от прозрачных и ясных стихов Тибулла, поэзия Проперция усложненная, стиль его вычурный, перегруженный мифологическим сюжетами, характерный для Александрийской школы в Греции. Стихи его горят пафосом и темпераментом. Вместо картинок сельской жизни Тибулла, в поэзии Проперция мы видим увлечение городской суетой.

Поэт Публий Овидий Назон, прославившийся любовной лирикой, в угоду императору Августу принялся за кропотливое исследование о древнейшей римской религии, в результате чего появилась его поэма "Фасты" ("календарь"). Она содержала перечень римских праздников, а также обрядов, которые были связаны с ними и версии об их происхождении.

В данной поэме Овидий помещает Юлия Цезаря и Августа рядом с другими богами и, таким образом, присоединяет их к римскому пантеону.

Овидий внес в элегию новую, неизвестную ей до сих пор риторическую окраску и блеск остроумия.

Сам Овидий уверяет, что проза ему никогда не давалась и невольно переходила в стих:

Часто твердил мне отец: "За пустое ты дело берешься:

Даже Гомер по себе много ль оставил богатств?"

Тронутый речью отца и забросивши Муз с Геликоном,

Стал было я сочинять, вовсе чуждаясь стиха.

Сами, однако, собой слова в мерные строились стопы:

То, что я прозой писал, в стих выливалось само.


Но не только этот поэт прославлял римскую старину и Августа. Этим проникнуто творчество и других поэтов – Вергилия, Горация, Трибулла, Проперция. Все они входили в литературные кружки, которые находились под покровительством ближайшего после Агриппы друга Августа – Мецената.

Публий Вергилий Марон считается выдающимся поэтом древнего Рима. Свою литературную деятельность Вергилий начал еще в 40-е г. до н.э. В это время он подражал неотерикам и больше всего Катуллу, в основном его "ученой поэзии".

Мы вряд ли ошибемся, если назовем Вергилия первым римским стихотворцем, начавшим воспевать божественность императора и придавшим этому поклонению набожно-религиозный оттенок.

Не сразу и не открыто начал Вергилий прославлять божественность носителя верховной власти. В начале своей литературной деятельности он называл Октавиана богом только как своего покровителя, в знак благодарности за оказанную услугу.

В конце 40-х-начале 30-х годов Вергилий выпустил сборник, который состоял из десяти эклог – "Буколики".

Почитание Октавиана имеется уже в первой эклоге, но пока только в виде намека, скрытого в иносказательной беседе пастуха Титира; таким же настроением проникнуты и некоторые другие места "Буколик", где выражается отношение певца к миротворческой деятельности Октавиана. Вергилий везде передает свое личное настроение.

Именно после появления "Буколик" Вергилий сблизился с покровителем римских поэтов Меценатом, став вскоре главой его литературного кружка. В течение 30-х гг. он создал большую дидактическую поэму, которая была посвящена сельскому труду – "Георгики". В ней он прославлял сельский труд, деревню, как опору государства, стремился их опоэтизировать, возбудить интерес к сельскому труду. Это отвечало насущным потребностям политики императора Августа, который стремился возродить сельское хозяйство Италии, разоренное гражданскими войнами.

Отец пожелал сам,

Чтоб земледельческий путь был не легок, он первый искусно

Землю встревожил, надеждой сердца возбуждая у смертных,

Не потерпев, чтоб его коснело в сонливости царство.

Вергилий окутывает сельскую жизнь дымкой идеалистической утопии, изображая ее, как сохранившийся остаток "Золотого века". Поэт римской империи значительно уступает древнегреческому рапсоду в умении открыто глядеть на мир социальных отношений. Он справедливо отмечает, что мощь Рима выросла на основе свободного крестьянства, но из поля его зрения выпадают латифундии, обезземеление, рабский труд в сельском хозяйстве. Поселяне сами не знают, сколь счастлива их жизнь:

О, блаженные слишком — когда б свое счастие знали

Жители сел!

В восхвалении спокойной, трудовой и аполитичной сельской жизни, в идеализации примитивных нравов и верований италийского крестьянства мечтания эпикурейца смыкаются с политическими и идеологическими задачами империи, и эпикуреец отступает перед идеологом консервативно-религиозной реставрации. В изображении Вергилия селянин бессознательно достигает того же жизненного блаженства, которое эпикурейский мудрец находит на вершинах знания.

Счастливы те, кто вещей познать умели причину,

Те, кто всяческий страх и рок, непреклонный к моленьям,

Всё повергли к ногам, — и шум Ахеронта скупого,

т. е. Эпикур, Лукреций. Но

Благополучен, кому знакомы и сельские боги,

Пан и старец Сильван и Нимфы — сестры благие.

В "Георгиках" Вергилий выступал уже как убежденный сторонник идей принципата. Обе эти книги создали автору большую популярность, но пережившую века славу величайшего римского поэта принесла ему эпическая поэма "Энеида", над которой он работал десять лет, вплоть до своей смерти в 19г. до н.э. Сам император Август постоянно интересовался его трудом и слушал отдельные части поэмы.

Основная концепция "Энеиды" заключена во вступительных стихах.

Я пою брань и мужа, который... был много кидаем по землям и по морю... и многое претерпел на войне"; из этой формулировки античный читатель уже видел намерение автора объединить тематику обеих гомеровских поэм. Эней "беглец по воле рока.

Ссылка на "рок" служит не только оправданием для бегства Энея из Трои, но и указывает на движущую силу поэмы, на силу, которая приведет к тому, что Эней основал

Город и в Лаций богов перенес, род откуда латинов

И Альбы-Лонги отцы и твердыни возвышенной Ромы.

Вергилий избрал сюжет о мифическом предке римлян – троянце Энее, сыне Венеры, который получил распространение в Риме еще в 3 в. до н.э. и служил целям утверждения величия Рима. В своей поэме Вергилий прославлял древние римские доблести и благочестия, воплощенные в образе главного героя.

По мнению Вергилия, римляне обладали такими качествами, как набожность и доблесть. Кроме этих двух основных качеств римляне, по мнению Вергилия, не должны забывать о скромности и простоте нравов, ведь благодаря всем этим достоинствам предки стали первым народом в Италии:

...Трудолюбивая там молодежь, довольная малым;

Вера в богов и к отцам уважение...

Древние жизнью такой сабиняне жили когда-то

Также с братом и Рем. И стала Этрурия мощной.

Стал через это и Рим всего прекраснее в мире...

Будущее величие Рима и августа в поэме возвещает и Анхиз, и сам Юпитер, который определяет миссию римлян не земле: пусть другие народы сильнее в науках и искусствах; назначение римлян – быть владыками мира, щадить побежденных и покорять надменных. Знаменитые деятели, создавшие величие Рима, по мнению Вергилия, были сильны мужеством, суровой простотой и благочестием, сам Эней – образец благочестия, которое и обеспечило ему победу. Благочестивых он видит и спустившись в царство мертвых, в стране блаженных; зато нечестивые терпят там страшные муки. С большой любовью Вергилий описывает древние обычаи и обряды римской религии и простую сельскую жизнь. "Энеида" так ярко воплотила идеологию принципата, что на долгие века осталась любимым произведением римлян, ее комментировали еще в 5 в. н.э. Ее цитировали поэты, историки и авторы эпитафий, высеченных на надгробьях в Италии и в провинциях, по ней изучали прошлое Рима, по ней гадали.

Напоминая, что Август является потомком Энея Вергилий способствовал зарождению положения о божественности принцепса, служившей важнейшей идеологической основой власти Августа. Долгое время эта поэма была классическим произведением и для европейских литератур, она служила единственным образцом эпоса вплоть до знакомства с поэмами Гомера и оказала влияние на создание ряда эпических поэм Нового времени.

Не менее популярен был римский поэт Квинт Гораций Флакк.

Творчеству Горация повезло больше, чем наследию других римских поэтов, оно дошло до наших дней полностью. Он писал сравнительно небольшие произведения – сатиры, лирические стихотворения, которые назывались одами, послания. Его стихи разнообразны и изящны. Он пользовался новыми, заимствованными у греческих поэтов размерами, которые мастерски применял к латинскому языку, и он восхвалял принесенный Августом мир и радости сельской жизни, и он воспел победу при Акции, но иногда в его произведениях проскальзывала тень сомнения. Изредка он напоминает, что земледельцу опостылела земля, которую он возделывает, что рабыни не желают давать жизнь будущим рабам, несмотря на то, что им обещана свобода за рождение троих детей. Он пишет о богатых и скупых, невежественных и глупых людях, о жажде наживы и погоне за наследством. Несмотря на то, что он много лет пользовался покровительством Мецената, который подарил ему имение, иногда он в своих произведениях намекает на тяжелое положение поэта, который стал клиентом влиятельного вельможи и тем самым утратил личную свободу. Очень часто в своем творчестве он обращался к любовным мотивам, воспевал дружбу, призывал наслаждаться жизнью. В его поэзии оживают сцены и картинки римской и сельской жизни. Историки литературы очень ценят его стихотворение о поэзии. Оно является одной из древнейших поэтик. Гораций очень высоко оценивал миссию поэта. Он считал, что обязан воспитывать своих современников и стремиться к наивысшему мастерству в своем искусстве. Надо заметить, что в этом он преуспел больше многих своих современников. Сам Гораций это прекрасно осознавал, а поэтому писал, что воздвиг себе памятник "долговечнее меди" и "выше царских пирамид". Он был уверен в том, что память о нем не исчезнет, пока стоит Капитолий. Эта уверенность его не обманула. Стихи Горация сейчас переведены почти на все языки мира.

Гораций, как истинный римлянин, горячо любит Рим и державу, созданную этим городом, он верит в его всемирно-цивилизаторскую миссию:

...пусть Капитолий, блеск

Бросая вокруг, стоит, и грозный

Рим покоряет парфан законам.

Внушая страх, он пусть простирает власть

До граней дальних, там, где Европы край

От Африки пролив отрезал,

Вздувшись, где Нил орошает пашни...

Главным произведение Горация считаются четыре книги "Од" ("Песен"). В них с наибольшей полнотой раскрылась морально-духовная направленность его поэзии – прославление принципата, прославление Августа, а также собственные морально-философские воззрения поэта. Но, кроме того, в "Одах" много стихотворений и на любовно-лирическую тему. В этих книгах Гораций достиг совершенства своего художественного мастерства. Стихи отличаются яркой образностью, свежестью языка, филигранной отделкой стиля, разнообразием ритма, блестящей композицией произведений.

Создал памятник я, меди нетленнее;

Высоты пирамид выше он царственных,

Едкий дождь или ветр, тщетно бушующий,

Ввек не сломят его, и ни бесчисленный

Ряд кругов годовых, или бег времени.


В конце своей жизни Гораций работал над "Посланиями", где излагает свои взгляды и воззрения на литературу, литературное творчество, формирует собственные эстетические принципы и дает практические советы начинающим литераторам. Следует заметить, что советам этим следовали не только римские поэты, большое влияние "Послание к Пизонам" оказало и на поэтику классицизма.

Гораций изображает себя не каким-либо совершенным мудрецом, а только стремящимся, работающим над собой, но знающим путь, по которому следует идти. Установка его сознательно эклектична:

Спросишь, пожалуй, кто мной руководит, и школы какой я.

Клятвы слова повторять за учителем не присужденный,

Всюду я гостем примчусь, куда б ни загнала погода.

При всех колебаниях в сторону философии добродетели, автор "римских од" возвращается к философии наслаждения:

То я, отдавшись делам, погружаюсь в житейские волны,

Доблести истинной страж, ее непреклонный сопутник;

То незаметно опять к наставленьям скачусь Аристиппа —

Вещи себе подчинять, а не им подчиняться стараюсь.

Книга "Посланий" — значительный шаг вперед в смысле искусства изображения внутренней жизни индивида; сам Гораций вряд ли сознавал все значение своего сборника, который он даже не причислял к сфере поэзии.

Атей Капитон, Гай – римский писатель и государственный деятель времен правления Августа. Консул с 5 г., как сторонник Империи пользовался благосклонностью Августа в противоположность Марку Антистию Лабеону. Атей Капитон был весьма уважаем современниками; он был основателем школы сабианов (по имени Сабина, вероятно, ученика Атея Капитона), соперничавшей со школой прокуланов, основание которой приписывается Лабеону. Хотя после смерти Атея Капитона о нем очень быстро забыли, его произведения долго пользовались известностью, главным образом у лексикографов, таких как Помпей Фест, Веррий Флакк. Среди утраченных сочинений Атея нужно назвать "Разнородные заметки" по меньшей мере в 9 книгах, в состав которых входил раздел под названием "Об исполнении сенаторских обязанностей" а также "Об уголовных процессах", "О священном праве" в 7 книгах. Сохранившиеся цитаты говорят о правах авгуров. Из его сочинений сохранилось множество фрагментов.

Проза во времена императора Августа не была так широко распространена, как поэзия. Наиболее блестящим прозаиком этого времени считается историк Тит Ливий. Он написал объемную – в ста сорока двух книгах, - историю Рима. Она написана в том же духе, что и "Энеида" Вергилия.

Таким образом, при императоре Августе литература достигла своего расцвета и если принципат нельзя назвать "Золотым веком" римской истории, то его можно назвать по праву "Золотым веком" римской литературы. К этому времени она соединила в себе разнообразие и мастерство форм эллинических поэтов с содержанием близким к идеологии правящих кругов римской империи. Римская литература этого времени оказала огромное влияние на развитие всей мировой литературы, но в ней уже в это время показывались черты, которые привели впоследствии римскую литературу к упадку, - это зависимость писателя от официальной идеологии и еще большая зависимость от знатных покровителей. В связи с чем литераторы постепенно утрачивали не только духовную, но и, фактически, личную свободу.

 


1.4 Скульптура и живопись

Жизненной системе принципата была чужда чувственность эллинистических образов. Ее сменял классицизм с рационалистичностью, вполне устраивавшей Августа в его художественной политике. Эти тенденции заметно проявились и в скульптурном портрете.

В годы Августа портретисты меньше внимания обращали на неповторимые черты лица, сглаживали индивидуальное своеобразие, подчеркивали в нем нечто общее, свойственное всем, уподобляя одного подданного другому, по типу, угодному императору. Эта норма особенно отчетливо видна в портретах самого Октавиана. Создавались как бы типичные эталоны. Образец статуи полководца дает ватиканское изваяние Августа, найденное у Прима Порта. Принцепс выступает здесь как потомок богов с Амуром на дельфине у ног, герой, являющийся народу во всем своем величии, а также победитель в битвах, о чем рассказывают рельефы панциря. В статуе из Эрмитажа Август показан как Юпитер сидящим на троне с Викторией в одной руке и скипетром в другой (см. Приложение 1.9). В некоторых памятниках Август представлен в тоге великим понтификом с накинутым на голову краем одеяния. Сохранившиеся бюсты Августа изображают его обычно полным сил, молодым, атлетически сложенным. Идеализация образа сказывается в портретах августовского классицизма, для которых характерно смягчение республиканской конструктивности форм, графическая трактовка складок, одежд, локонов волос, черт лица.

Не могло не оказывать воздействия на искусство древнего Рима завоевание эллинистической скульптурой пространства. Особенно сильно оно проявилось в годы Поздней республики и раннего принципата и портретных статуях с открытыми пластическими формами. Однако классицизм начал сдерживать эти тенденции, сковывать пластическую динамику строгими официальными рамками. Эллинистическое ощущение пространства, воспринятое уже римскими мастерами Поздней республики, в годы Августа сменилось классицистической собранностью и концентрическими композиционными принципами. В портретной скульптуре ваятели любили теперь оперировать крупными, мало моделированными плоскостями щек, лба, подбородка. Это предпочтение плоскостности и отказ от объемности, особенно ярко проявившиеся в декоративной живописи, сказывались в то время и в скульптурных портретах.

Во времена Августа больше, чем раньше, создавалось женских портретов и детских, весьма до этого редких. Чаще всего это были изображения жены и дочери принцепса, в мраморных и бронзовых бюстах и статуях мальчиков представали наследники престола. Официальный характер таких произведений сознавался всеми: многие состоятельные римляне нередко устанавливали в своих домах такие изваяния, чтобы подчеркнуть расположение к правящему роду. Широкое признание получали также украшавшие перистильные дворики копии с оригиналов прославленных греческих ваятелей. Активно работали скульпторы неоаттической школы, наполняя многочисленными классицизирующими статуями дома и общественные здания столицы.

Это были годы расцвета неоаттической школы, мастера которой по заказам римских патрициев повторяли и варьировали знаменитые статуи древности. В искусстве скульптурного портрета "исчезала чувственность эллинистических образов", ее сменял "классицизм с рационалистичностью", вместо естественности и непринужденности "усиливались ноты официальности... В годы Августа портретисты меньше внимания обращали на неповторимые черты лица, сглаживали индивидуальное своеобразие, подчеркивали в нем нечто общее, свойственное всем, уподобляя одного подданного другому, по типу, угодному императору. Эта норма особенно отчетливо видна в портретах самого Октавиана... Идеализация образа сказывается в портретах августовского классицизма... смягчением конструктивности форм, графической трактовкой складок, одежд, локонов волос, черт лица". Декоративные росписи в интерьерах домов демонстрировали те же качества: предпочтение плоскостности, орнаментальности, статичности, доминирование вертикали и горизонтали. Изысканный растительный орнамент - прототип ренессансного гротеска - был распространен на серебряных и бронзовых сосудах, в аретинской керамике.

Изменения художественных форм в архитектуре и скульптуре отчетливо видны и в живописных декорациях. В начале правления принцепса стены расписывались еще во втором стиле, как бы вводившем пространство в границы дома. Образец перехода к третьему стилю - роспись дома на правом берегу Тибра, близ виллы Фарнезина. Перспективные сокращения исчезли, чаще появлялись большие плоскости, восстанавливавшие ощущение стены. Третий стиль существовал до 50-х годов I в.; уже ранние композиции свидетельствовали о новом отношении художника к пространству, вновь замыкавшемуся в границах дома. Мастера третьего стиля, отказываясь от декораций, нарушавших плоскость стены, возвращали интерьеру замкнутость, чувство торжественной статики и покоя сменяло ощущение динамических прорывов стен и подвижности декораций. Хороший пример раннего третьего стиля - росписи атрия помпеянского дома с театральными картинами на улице Изобилия. Нижняя треть стены красного цвета понималась как цоколь под живописными голубыми панно с небольшими в центре квадратными клеймами; на одном из них изображены актеры с театральными масками.

В росписях раннего третьего стиля много элементов египетского искусства (бутоны лотоса, сфинксы, небольшие фигурки божеств), оцененного по достоинству римлянами. Принципы жестких, веками узаконенных канонов были созвучны августовскому классицизму. Много в третьем стиле клейм с пейзажными видами, натюрмортами, портретами. Создавались и крупные композиции сюжетного характера, подобные "Альдобрандипской свадьбе", где жизненная сцена обретала торжественность и возвышенность.

Живописному декору третьего стиля соответствовали располаг

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Культурная полемика Римской империи". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 578

Другие дипломные работы по специальности "Культура и искусство":

Плетеная мебель "Детская кроватка"

Смотреть работу >>

Эволюция exercice классического танца

Смотреть работу >>

Проблема сущности культуры

Смотреть работу >>

Основные направления голландской живописи XVII века

Смотреть работу >>

Развитие корпоративной культуры социальных учреждений

Смотреть работу >>