Дипломная работа на тему "Влияние Первой мировой войны на общественно-политические процессы в странах Европы"

ГлавнаяИстория → Влияние Первой мировой войны на общественно-политические процессы в странах Европы




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Влияние Первой мировой войны на общественно-политические процессы в странах Европы":


Оглавление

Введение

Глава I. Первая мировая война и ее итоги.

I.1. Начало Первой мировой войны: характер, соотношение сил и планы воюющих сторон

I.2. Ход военных кампаний и их значение

I.3. Окончание войны и ее итоги

Глава II. Общественно-политические движения в странах Европы как последствия Первой мировой войны.

II.1. Складывание революционной ситуации в Германии. Веймарская республика

II.2. Общественно-политические процессы в Италии. «Красное двухлетие»

II.3. Череда революций. Распад Австро-Венгерской империи

Заключение

Литература

 

Введение

Война как способ решения международных проблем, несущий с собой массовые разрушения и гибель многих людей, порождающий стремление к насилию и дух агрессии, осуждалась мыслителями всех исторических эпох. Вместе с тем многие из них констатировали, что войны – постоянный спутник человечества. Шарль Фурье считал, что «…войны, революции беспрестанно охватывают все пункты земного шара; бури, едва отвращённые, возрождаются из своего пепла точно так же, как головы гидры множились под ударами Геркулеса. Мир – лишь проблеск, лишь сновидение на несколько мгновений» [16, C. 132].

И действительно, из четырёх с лишним тысяч лет известной нам истории лишь около трёхсот были полностью мирными. Всё остальное время в том или ином месте Земли полыхали войны.

Молот войны становился всё более прожорливым, множились людские и материальные потери. XX век вошёл в историю как эпоха, породившая две мировые войны, в которых участвовали десятки стран и миллионы людей.

Так, в орбиту Первой Мировой войны было втянуто 38 государств,  а общие потери составили 10 млн. человек, больше, чем за все войны предыдущего столетия. [4, C. 16].

Проблема войны и мира как никогда актуальна в наше время. Мировая цивилизация накопила огромный исторический опыт преодоления трагических последствий войны, но, к сожалению и двадцатый век не является исключением в деле предостережения глобальных военных столкновений. Порой они были еще ожесточенней, масштабней, кровопро­литней, чем в предшествующие столетия. Противостояние военно-политических межгосударственных блоков, противоречия между отдельными странами, межэтнические конфликты являлись и являются неблагоприятными факторами всемирного исторического процесса, приводящего к войне. Эти факторы заставляют людей вновь и вновь обращаться к истории мировых войн для того, чтобы дать оценку произошедшим событиям, извлечь уроки из них и не повторять трагических ошибок сегодня. По единодушной оценке многих учёных и политических деятелей, третья мировая война, если она разразится, станет трагическим финалом всей истории человеческой цивилизации.

Цель исследования: на основе изучения исторических источников по теме работы проанализировать причины, ход событий Первой мировой войны и показать влияние ее итогов на развитие общественно-политических движений в ведущих странах Европы.

Данная цель обусловила решение следующих задач:

- исследовать исторические источники по данной проблеме;

- определить характер военного конфликта мирового масштаба, проанализировать соотношение сил и планы воюющих сторон;

- дать характеристику периодам Первой мировой войны на основе изучения документов о военных действиях стран - участников;

- дать оценку итогам данного исторического события;

- проанализировать революционные процессы, протекающие в отдельных странах Европы после завершения Первой мировой войны.

Объектом исследования является мир в начале XX столетия.

 Предмет исследования: общественно-политические события в странах Европы как следствие Первой мировой войны.

Основополагающими источниками, задействованными в данной работе, являются труды Х. Вильсона, который является непревзойденным исследователем по истории Первой мировой войны, монографии Б.Ц. Урланиса, Е. Язькова и многих других историков.

На теоретическом уровне в данной работе применялись такие методы работы как метод теоретического анализа источников и литературы по теме, метод синтеза, конкретизации, обобщения.

Глава I. Первая мировая война и ее итоги.

I.1. Начало Первой мировой войны: характер, соотношение сил и

планы воюющих сторон.

Поводом к началу мировой войны, в которую было вовлечено 38 государств с населением в 1,5 млрд. человек (87 % населения планеты) послужил  тер­рористический акт в столице Боснии — Сараево [4, C. 18]. 28 июня 1914 г. членом славянской националистической организации «Млада Босна» был убит наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд. Убийство единственного авторитетного поли­тика Австро-Венгрии, выступавшего за расширение прав нацио­нальных меньшинств империи и ввод федеративного государствен­ного устройства, преследовало очевидную цель — дестабилизировать политическую ситуацию в стране, предотвратить возможность автономизации национальных окраин, которая могла затруднить их пол­ный выход из империи и интеграцию в юго-славянское государство. Несмотря на непричастность к случившемуся официальных сербских властей, в Вене и Берлине это было расценено как шаг к изменению общего статус-кво на Балканах. Ответом стал австрийский ультиматум, объявленный 10 (23) июля Сербии с требованиями, нарушав­шими ее суверенитет. Столь явное вмешательство во внутренние дела независимого государства по сути дела означало объявление войны. В итоге, хотя Сербия и согласилась выполнить ряд условий ульти­матума, 28 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила ей войну[4, C. 26].

В условиях глобального противостояния военно-политических блоков «локализованная война» Австро-Венгрии и Сербии затра­гивала геополитические интересы всех ведущих европейских дер­жав. Уже на следующий день Россия объявила частичную мобили­зацию. Использовав это как повод, 1 августа Германия объявила войну России, а 3 августа ее союзнице — Франции, 4 августа Герма­ния нарушила нейтралитет Бельгии, чтобы через ее территорию вторгнуться во Францию, после чего 5 августа Великобритания объявила войну Германии. Несколько позже на стороне Германии и Австро-Венгрии в войну вступили Турция и Болгария — так был образован Четверной союз[10, C. 41]. Уже в конце августа 1914 г. в войну про­тив Германии самостоятельно вступила Япония. В 1915—1917 гг. к противникам Четверного блока присоединились также Италия, Португалия, Румыния, Греция США. Войну Германии объявили (не приняв участие в военных действиях) Китай, Либерия, Сиам, четырнадцать государств Латинской Америки[12, C. 29].

Таким образом, локальный конфликт, вспыхнувший на Балка­нах, перерос в первую в истории всеобщую, мировую войну. По сво­ему характеру эта война являлась империалистической — она пред­ставляла собой открытый конфликт между двумя группировками империалистических держав, борющихся за военно-политическое господство на европейском континенте, передел сфер колониаль­ного влияния, за источники дешевого сырья и рынки сбыта своих товаров. Мировая война стала закономерным итогом развития ка­питалистического мира на рубеже XIX—XX столетий. Она была порождена внутренней трансформацией капиталистической систе­мы в эпоху империализма, попытками найти выход из нарастаю­щего социально-экономического, политического и духовного кри­зиса на путях внешней экспансии.

Геополитические цели стран-участников первой мировой войны определялись, главным образом, их положением в мировой колониальной системе, соперничеством за вли­яние в регионах, выгодных в качестве рынков сбыта про­мышленной продукции и источников сырья. Для Германии первоочередны­ми целями являлся пересмотр сложившегося баланса военно-морских сил, захват новых колониальных владений (главным образом, в Африке), рас­ширение зоны влияния на Ближнем Востоке, в Китае. Австро-Венгрия стремилась закрепить свое влияние на Балканах, ликвидировать потенциаль­ную политическую угрозу со стороны Сербии. При этом обе империи имели далеко идущие территориальные и политические притязания в отношении во­сточноевропейского региона, где непосредственно сталкивались с интересами России. Помимо противоборства этим замыслам российские политические кру­ги исходили из необходимости продолжить активную политику в Юго-Вос­точной Европе, приобрести господствующие позиции в зоне средиземноморс­ких проливов, вытеснив из этого региона Турцию. «Английская и французская политическая стратегия носила в большей степени охранительный характер и была направлена на сохранение сложившегося соотношения сил на мировой арене, в том числе — недопущение пересмотра колониального раздела мира»[15, C. 130].

Несмотря на глобальный характер международных противоречий, привед­ших мир к всеобщей войне, основным театром военных действий стала имен­но Европа. Причиной тому было не только главенствующее положение в обе­их противоборствующих коалициях крупнейших европейских держав, но и господствовавшая в то время стратегическая концепция ведения военных дей­ствий. Основной смысл ее сводился к нанесению сокрушающего удара в ходе одного или нескольких решающих фронтальных сражений с уничтожением максимального числа живой силы армии противника. Военный разгром враж­дебной коалиции рассматривался как достаточное основание для выгодного пересмотра самих основ мирового политического и экономического порядка с решением стратегических задач стран-победительниц. Таким образом, со­перничество нескольких империалистических держав приобретало судьбонос­ный характер для всего человечества.

Готовясь к решающей схватке, страны Антанты и Четверного союза со­средоточили невиданные человеческие и материальные ресурсы. В мобили­зационных запасах находилось более 16 млн. винтовок, 24,6 тыс. пулеметов, почти 25 тыс. артиллерийских орудий, около 10 млрд. патронов и 26,6 млн. снарядов[8, C. 93]. Причем этих запасов хватило лишь на первые месяцы войны, и впос­ледствии вся мощь индустрии воюющих стран была использована для воен­ных нужд. Война привела к новому рывку в разработке, производстве и прак­тическом использовании новейших видов оружия. На вооружение в большом количестве поступили пулеметы, минометы, ручные гранаты. Качественно совершенствовалась артиллерия. Широкое применение в военных целях по­лучила телефонная, телеграфная связь, радиоаппаратура. Несмотря на тех­ническое несовершенство, все большую роль играла военная авиация. За годы войны количество самолетов выросло с 1 до 10 тысяч[8, C. 101]. Уже в годы войны за­родились новые виды войск — бронетанковые и химические. В составе воен­но-морских флотов шла ускоренная подготовка новых более мощных типов военных кораблей, которые получили название дредноутов, развертывалось строительство подводных лодок, морской авиации, производство новейшего минного и торпедного оружия.

Германия превосходила в военном отношении любую из стран обеих коа­лиций. Ее основными преимуществами была более длительная и целенаправ­ленная подготовка к войне, развитая железнодорожная сеть, обеспечивавшая быструю переброску резервов, готовность к массовому внедрению новейших технических изобретений и видов вооружений (например, тяжелых гаубиц, пулеметов, подводных лодок, химического оружия), великолепные профессиональные качества офицерского корпуса, передовая система комплектова­ния, основанная на всеобщей воинской повинности и эффективной работе с резервистами, мощная пропагандистская машина. Однако ее союзники ока­зались подготовлены гораздо хуже.

Австро-венгерская и турецкая армии ус­тупали германской и по уровню технического оснащения, и по подготовке офицерского корпуса, и по моральным качествам. Поэтому в целом баланс сил к началу войны явно складывался в пользу Антанты. «Если страны гер­манского блока имели в составе армий более 3 800 тыс. человек, то их против­ники — более 5 800 тыс. Соотношение орудий было 9383 к 12294, самолетов — 311 к 597, линейных кораблей — 53 к 101, крейсеров — 62 к 156, подводных лодок — 35 к 174. Суммарный экономический потенциал Антанты, сырьевая и продовольственная база, человеческие ресурсы также превосходили соот­ветствующие показатели стран германского блока»[3, C. 176].

С учетом складывающегося соотношения сил германский стратегический план, подготовленный начальником генерального штаба Шлиффеном, был ориентирован на проведение кратковременной и энергичной военной кампа­нии с последовательным разгромом Франции и России двумя молниеносными ударами. Первой из войны планировалось вывести Францию — на западном фронте сосредоточивались основные силы германской армии, которым пред­стояло стремительным рывком через территорию нейтральной Бельгии выйти в тыл французской ударной группировки и устроить новые «Канны». После стратегической победы на западном фронте германское командование собира­лось перейти к решительным действиям на востоке. Перед австро-венгерски­ми войсками ставилась задача сковать до этого времени русскую армию, одно­временно проводя наступательные операции против Сербии и Черногории.

Французский стратегический план, разработанный начальником генераль­ного штаба генералом Жоффром, носил «оборонительно-наступательный» характер. Он предусматривал как сдерживание германского наступления в Южной Бельгии и Люксембурге (вероятность широкого наступления герман­ской армии через всю Бельгию не предусматривалась), так и проведение ак­тивных наступательных операций в Эльзасе и Лотарингии. В военных дей­ствиях на западном фронте участие должен был принять и английский экспе­диционный корпус. В свою очередь британскому флоту предстояло обеспечить преимущество Антанты на морских коммуникациях. Большие надежды воз­лагались на активные действия русской армии, которые предусматривались сразу в двух стратегических направлениях — против германских войск в Вос­точной Пруссии и против австро-венгерской армии в Галиции. Другие воз­можные театры военных действий, в том числе Азиатско-Турецкий, Италь­янский, Балканский, Африканский, Восточно-Азиатский, рассматривались как вспомогательные. Исход войны должен был решиться в Европе.

I.2. Ход военных кампаний и их значение.

2 августа 1914 г. германская армия оккупировала территорию Люксембурга. Спустя два дня нападе­нию подверглась Бельгия. После изнурительной 11-дневной борьбы за крепость Льеж — ключевой пункт погранич­ной обороны бельгийских войск, германская армия почти бес­препятственно начала продвигаться в глубь страны. Неожиданное и стремительное наступление через незащищенные границы нейт­ральных стран обеспечило Германии стратегическую инициативу на западном фронте и заставило французское командование срочно менять планы ответных действий. Ответные наступательные дей­ствия французской армии в Эльзасе и Лотарингии не имели успеха и вскоре были прекращены. Началась переброска соединений, пред­назначенных для контрнаступления, на северное направление, под­вергшееся основному удару. Именно здесь, на 250-километровом фронте от Шельды до Мозеля, в 20-х числах августа развернулось невиданное по масштабам пограничное сражение с участием 5 гер­манских, 3 французских и 1 английской армии[10, C. 61]. Сражение велось как встречное, сопровождавшееся многочисленными атаками и контра­таками с обеих сторон, упорными штурмовыми операциями, актив­ным маневрированием. Германская армия оказалась лучше подго­товленной к подобному ведению боя. На ее стороне было важное преимущество в тяжелой артиллерии, лучшая тактическая выучка войск, решительность и инициативность командного состава. Побе­да в этом сражении открыла германским войскам путь на Париж.

Развитию германского наступления на западном фронте помеша­ло вторжение русской армии в Восточную Пруссию. На восток спеш­но перебрасывались резервные части, предназначавшиеся ранее для решающего удара по французской армии. Тем не менее русские войска имели в Восточной Пруссии полуторное численное превос­ходство. Лишь медлительность их командования, отставание в тех­ническом оснащении и раздробленность основных сил не позволи­ли использовать это преимущество. Германские войска оправились от первых поражений и перешли в контрнаступление. В конце ав­густа — начале сентября в ходе кровопролитных боев в районе Ма­зурских озер русские армии были частично разгромлены, частично - вытеснены к реке Неман.

Несмотря на поражение в Восточной Пруссии уже в конце авгу­ста 1914 г. русский генеральный штаб начал запланированное ра­нее стратегическое наступление на Юго-Западном фронте — так называемую Галицкую операцию. Ширина наступления достигала 400 км, глубина — до 200 км.[10 C. 89] Благодаря двойному превосходству в силах, массированному использованию кавалерии и невиданной до тех пор плотности артиллерийского огня русские войска нанесли сокрушительное поражение противостоявшей им австро-венгер­ской армии. Потери противника доходили до 400 тыс. человек, т. е. почти половины состава. Военная мощь империи Габсбургов была сломлена. Вплоть до окончания войны австро-венгерские части более не могли вести самостоятельные военные действия без под­держки Германии. Тяжелые потери понесли и русские — до 230 тыс. человек. Галицкая операция впервые продемонстрировала военно-тактические особенности первой мировой войны — недостаточное использование маневренной стратегии и военной техники, преоб­ладание фронтальных боевых действий, сопровождающихся огром­ными потерями обеих сторон. В оставшиеся месяцы 1914 г. на вос­точном фронте бои происходили с переменным успехом. Объеди­ненная германо-австрийская армия под командованием генералов П. Гинденбурга и Э. Людендорфа пыталась развить наступление в районе Варшавы и Вислы. Русская армия ответила продвижением в направлении Восточной Пруссии и Карпат. В декабре линия фрон­та стабилизировалась. Военные действия приобрели здесь затяж­ной, позиционный характер[26, C. 205].

Победа в августе над русскими войсками в районе Мазурских озер позволила германскому командованию возобновить активные действия и на Западном фронте. Однако необходимость постоян­ной отправки резервов на восток и усиления фронта в западной Лотарингии заставила отказаться от идеи охватывающего удара в обход Парижа. Перед войсками была поставлена задача совершить быстрый рывок в направлении самой французской столицы. У реки Марна на северо-востоке от Парижа немецкая армия натолкнулась на сосредоточившиеся здесь французские и английские соедине­ния. На этом рубеже, а фактически на всем пространстве от восточ­ных фортов Парижа до крепости Верден, разгорелась одна из круп­нейших и решающих битв первой мировой войны - сражение на Марне. 2 сентября французское правительство покинуло Париж и переехало в Бордо. На протяжении полутора недель на растянув­шемся фронте произошло несколько локальных сражений. Реша­ющие же события произошли 6—8 сентября, когда французская армия перешла в ответное наступление и боевые действия приоб­рели особенно ожесточенный характер. В этот ответственный мо­мент важную роль сыграло умение французского командования быстрыми маневрами резервов добиться преобладания на реша­ющих участках боев. Части парижского гарнизона, внесшие пере­лом в ход сражения, были переброшены к Марне на городских ав­томобилях-такси — это был первый в истории опыт применения автомобильного транспорта в военных целях. В свою очередь, не имея прежнего превосходства в силах и неоправданно распылив соединения, предназначенные для решающего наступления, не­мецкое командование не сумело поддержать прежний темп наступ­ления. К 9 сентября войскам Антанты удалось отбросить против­ника от парижского укрепленного района и перейти в наступление по всему фронту[23, C. 140] .

После поражения при Марне германская армия откатилась на территорию Бельгии. Истощив силы в тяжелых боях, обе стороны перешли к обороне на реке Эн. Однако между рекой Уазой и Север­ным морем оставалось свободное двухсоткилометровое простран­ство. С 16 сентября начались маневренные операции немецких и французских войск по обходу западного фланга противника — «бег к морю». В результате этих попыток добиться стратегически выгод­ного расположения фронта противники к 16 октября достигли по­бережья. Бои с переменным успехом во Фландрии в ноябре 1914 г. завершили кампанию. К концу года на 700-километровом простран­стве от фландрского побережья до швейцарской границы устанав­ливается позиционный фронт. Обе стороны зарываются в землю, создавая мощные оборонительные укрепления с сетью окопов, блиндажей, рядов колючей проволоки. Таким образом, немецкий план «молние­носной войны» потерпел крах.

На других театрах военных действий в 1914г. успех также при­надлежал войскам Антанты и их союзникам. После захвата Япони­ей военно-морской базы Циндао (южное побережье Шаньдуньского полуострова в Китае) оккупация ею германских колониальных владений в Тихом океане стала делом времени. Наступление анг­ло-французских войск уверенно развивалось и в африканских ко­лониях Германии. На Балканском театре военных действий серб­ские войска дважды переходили в контрнаступление и отбрасыва­ли австро-венгерскую армию за пределы своей территории. На Кавказском театре военных действий русские войска в ходе Сарыкамышской операции нанесли чувствительное поражение турецкой армии. Из 90 тыс. бойцов их противник потерял более 70 тыс. [8, C. 162].

Германии не удалось реализовать и план ведения военных дей­ствий на море, который был ориентирован на предварительное ос­лабление противника в ходе «крейсерской войны» и окончатель­ный разгром его в генеральном сражении. Германскому флоту при­шлось вести единоборство с мощными военно-морскими силами Великобритании (турецкие и австро-венгерские эскадры были за­перты в Средиземном море, тогда как русский флот фактически был блокирован германским в Балтийском море). Столкновения гер­манских военных кораблей с английскими в Северном море не при­водили, как правило, к существенным успехам. Более того, несмот­ря на активные действия германских подводных лодок, англий­ским военно-морским силам удалось организовать блокаду побережья Германии.

Таким образом, кампания 1914 г. в целом была выиграна Антан­той, Германии не удалось использовать преимущества в мобилиза­ции и сосредоточении войск накануне войны. В то же время первые месяцы войны показали недостаточную согласованность в дей­ствиях союзников по обеим коалициям. Несмотря на ведение в этот период маневренных боевых действий, ни одной стороне не уда­лось добиться явного перевеса и нанести противнику невосполни­мые потери. Несостоятельным оказался расчет обеих воющих сто­рон на ведение войны мобилизационными средствами. Запасы во­оружений чрезвычайно быстро истощились. Недостаток военных ресурсов, возросшая огневая мощь вооружения привели к допол­нительным потерям на фронтах. Основный урон в этот период по­несли кадровые, наиболее подготовленные части. Предстоял ввод в строй больших контингентов резервистов, перевод «на военные рельсы» всей промышленной базы воюющих держав. Война затя­гивалась, становилась позиционной.

В 1915 г. основные события развивались на восточ­ном театре военных действий. Французское и анг­лийское командование стремились в условиях по­зиционной войны выиграть время для модернизации военного производства в своих странах, наращивания ресурсов для оконча­тельной победы. В свою очередь и Германия не активизировала во­енные действия на западе, пытаясь сосредоточить все силы на од­ном фронте и вынудить Россию к заключению сепаратного мира. Русское командование, несмотря на острую нехватку вооружений и огромные потери, также планировало активные действия в новой кампании, причем по-прежнему в двух направлениях — в Восточ­ной Пруссии и Карпатах. В то же время обе воюющие коалиции предпринимали значительные усилия и на дипломатическом фрон­те, стремясь вовлечь в войну на своей стороне остававшиеся пока нейтральными страны.

Стремясь нанести России решающее поражение, германское командование начало в феврале 1915 г. наступление именно в мес­тах сосредоточения русских войск для их полного уничтожения. Главнокомандующий Восточным фронтом Гинденбург получил в свое расположение практически все стратегические резервы импе­рии и разработал план маневренного наступления в Восточной Пруссии с быстрыми фланговыми ударами (Августовская опера­ция). Растянутые по всей длине фронта, оставшиеся без резервов и плохо управляемые, русские войска несли большие потери и отсту­пали. Однако развить этот успех немецкой армии помешала герои­ческая оборона крепости Осовец. Более шести месяцев этот укреп­ленный район прикрывал стык двух русских армий и выдерживал атаки германского блокадного корпуса. В марте наступление не­мецких войск в Восточной Пруссии потеряло прежний темп, а затем и вовсе было остановлено. Русским частям удалось даже предпри­нять на отдельных участках фронта контратаки, однако недостаток сил вынудил их перейти к обороне.

С конца января начались активные военные действия и на Кар­патском фронте (Карпатская операция). Встречное наступление русской и австро-венгерской армий проходило в сложных горных условиях и сопровождалось огромными потерями. Из-за недостат­ка боеприпасов и бездорожья русской армии не удалось развить и первоначальный успех в Буковине. В марте фланговые операции были приостановлены, так и не обеспечив ни одной стороне стра­тегической инициативы. Ситуацию могло изменить вступление в войну на стороне Антанты Италии. В соответствии с секретным договором 26 апреля 1915 г. Италия рассчитывала получить после войны южный Тироль, Триест, Истрию, Далмацию, а также ряд турецких провинций[26, C. 140]. Возможность совместных действий русской, итальянской и сербской армий ставила под угрозу само существо­вание Австро-Венгрии. Для спасения своего союзника в мае 1915 г. немецкое командование осуществило еще одну наступательную операцию в районе Горлицы. Используя все стратегические резер­вы, германской армии удалось прорвать фронт и развить наступле­ние восточнее Варшавы. Большое значение имело массированное применение минометов, а также химического оружия. Горлицкая операция стала одним из первых опытов широкомасштабного стра­тегического прорыва укрепленного фронта. Истощенные зимними боями русские войска оставили Галицию, неся тяжелые потери. Командующий Северо-Восточным фронтом генерал Алексеев, что­бы избежать угрозы окружения, начал отвод войск за Неман. В на­чале августа была оставлена Варшава, в сентябре — Вильно. В ок­тябре линия фронта стабилизировалась. Германская армия конт­ролировала к этому времени уже всю территорию Польши и значительную часть Прибалтики.

Добившись на восточном фронте серьезных успехов, но не вынудив Россию заключить сепаратный мир, Германия не имела возможности предпринять широкомасштабные действия на дру­гих фронтах. На западе происходили бои местного значения, в минимальной степени менявшие расположение линии фронта. Обе стороны сооружали мощные линии укреплений, отрабатыва­ли тактику позиционной войны. Попытки использовать нетради­ционное оружие носили скорее устрашающий характер и были призваны обеспечить психологический перевес. Германские цеп­пелины — военные дирижабли — совершали устрашающие налеты на Париж и Лондон. 22 апреля на позиции у Ипра против англо­французских войск впервые были применены отравляющие газы.

Более 15 тыс. человек были отравлены хлором, более 5 тыс. из них умерли[26, C. 201]. Впоследствии химическое оружие активно использова­лось обеими сторонами.

В 1915 г. Германии пришлось прекратить и активные военные действия своего надводного флота. Бой между немецкими и анг­лийскими крейсерами у Доггер-банки в Северном море 24 января 1915 г., во время которого был потоплен германский крейсер «Блю­хер», а также неудачное столкновение с русскими крейсерами у ос­трова Готланд 2 июля, показали, что для немецких военно-морских сил не под силу открытое соперничество с флотом Антанты. В этой ситуации задача блокирования материального обеспечения войск противника и доставки продовольствия и промышленного сырья в Англию была возложена на подводный флот, ранее рассматри­вавшийся как вспомогательный. В феврале 1915 г. Германия раз­вязала «неограниченную» подводную войну. Воды, омывающие британские острова, были официально объявлены военной зоной. Германские подводные силы оставляли за собой право нападать здесь на любые суда, в том числе и под нейтральным флагом, под предлогом возможной перевозки ими контрабанды. От атак немец­ких подводных лодок страдали и торговые, и пассажирские суда. 7 мая немецкой подводной лодкой был потоплен самый крупный англий­ский пассажирский пароход «Лузитания» с тысячей человек на бор­ту. Лишь официальные протесты правительства Соединенных Штатов заставили Германию на время отказаться от планов «нео­граниченной подводной войны» и сосредоточить действия подвод­ных лодок в Средиземноморском и Северном морях [9, C. 207].

Особенностью кампании 1915 г. стала активизация военных дей­ствий на юге Европы. Вопреки ожиданиям, вступление в войну Италии, обладавшей почти миллионной армией, не привело к су­щественному изменению соотношения сил. Итальянская армия предприняла ряд наступательных операций в районе р. Изонцо, но преодолеть сопротивление австро-венгерских частей не сумела. Более важные последствия имело вступление в войну 11 октября 1915г. Болгарии на стороне германского блока. Благодаря поддерж­ке 500-тысячной болгарской армии войскам центральных держав удалось сломить сопротивление сербских вооруженных сил. Тем самым была ликвидирована фланговая угроза Австро-Венгрии и создан единый путь сообщения от Берлина до Константинополя. Угроза коммуникациям в восточном Средиземноморье заставила командование Антанты предпринять ряд активных мер. В октябре на территории Греции высадился англо-французский экспедицион­ный корпус, образовав новый Салоникский фронт. Еще один полу­миллионный корпус был высажен на Галлипольском полуострове с задачей завоевать контроль над Дарданеллами. Однако турецкой армии удалось отбить все атаки и нанести противнику большой урон. К январю 1916 г. англо-французское командование было вынужде­но эвакуировать десант. Воодушевленной турецкой армии удалось в эти же месяцы стабилизировать ситуацию на Кавказском фронте и в Сирии. С большим трудом английские войска отразили атаки турок в направлении Суэцкого канала в Египте. Таким образом, кампания 1915 г. не только выправила положение на фронтах, но и принесла стратегическую инициативу германской коалиции.

Готовясь к новой кампании, командование Антанты провело конференцию главнокомандующих в Шантильи 6—8 декабря 1915г. Не обсуждая какие-либо конкретные тактические планы, конференция вынесла четкое решение по основному вопросу — вне зависимости от готовности каждого из участников антигерманской коалиции активные боевые действия должны были быть начаты одновременно всеми и без про­медления. Война на два фронта должна была стать реальностью для Германии. Стратегический план Германии и ее союзников на 1916 г. исходил из стремления, используя успехи предшествующей кам­пании, сохранить статус-кво на большинстве фронтов. Все резер­вы должны были быть использованы для нанесения сокрушитель­ного удара по англо-французским войскам на Западном фронте.

В качестве основной цели германского наступления был избран укрепленный район вокруг крепости Верден — один из ключевых пунктов французской обороны на расстоянии 300 км от Парижа. Верден представлял собой наиболее эффективный вариант оборо­нительной системы эпохи первой мировой войны — сочетание дол­говременных крепостных сооружений с тяжелым вооружением и укреплений полевого типа (траншейных позиций, заграждений из колючей проволоки, фортов и батарей). Потеря его должна была раз­рушить всю линию французской обороны и открыть дорогу в центр страны. Кроме того, немецкое командование рассчитывало, что, удер­живая Верден до последней возможности, французская армия поне­сет в этих боях невосполнимые потери. Для атаки на укрепленный район на узком участке фронта шириной всего в 15 километров со­средоточилась германская ударная армейская группировка, в три раза превышающая по численности противостоящие ей французские ча­сти и поддерживаемая более чем тысячью артиллерийских орудий.

21 февраля 1916 г. по верденским укреплениям был нанесен удар огромной силы. Однако наступление германских войск встретило самое ожесточенное сопротивление французов, постоянно перехо­дивших в контратаки и с успехом использовавших преимущества своих укрепленных позиций. С каждой неделей в бой с обеих сто­рон вводились все новые и новые части. В боях под Верденом впер­вые были использованы огнеметы, легкие стрелковые пулеметы, а в последний период боев — и танки, широко применялось хими­ческое оружие, минометы, авиация, автомобильный транспорт. Сра­жение затянулось на долгие месяцы. Через эту «мясорубку», как на­звали Верденскую битву современники, прошли 50 немецких диви­зий из 125 и 65 французских из 95. Потери личного состава доходили в них до 70—100 %. Результаты же оказались минимальны. За все время немецким частям удалось продвинуться на 5—6 километров[10, C. 267]. К сентябрю их наступление истощилось, а в октябре — декабре на­ступали уже французы, полностью вернув утраченные позиции. Верден стал символом бессмысленного кровопролития. Он нагляд­но показал пагубность устаревшей стратегии позиционной войны с фронтальными наступлениями, рассчитанными на перемалыва­ние «противника», в условиях применения новейших видов воору­жения. Провал верденского наступления приблизил военный крах кайзеровской Германии. Огромные жертвы, понесенные в кампа­нию 1915 г. на восточном фронте ив 1916 г. на западном, не при­несли общей стратегической победы. Материальные ресурсы Гер­мании оказались истощены. Ее союзники обладали ограниченно боеспособными армиями и нуждались в постоянной поддержке.

В свою очередь Антанта располагала и более значительными материальными ресурсами, и явным общим перевесом в живой силе и вооружениях. Численность соединений, развернутых на запад­ном фронте, непрерывно возрастала, их оснащенность была на уров­не последних достижений военной техники. Уже в самый разгар боев под Верденом Антанта смогла развернуть ответное широкое наступление в районе реки Соммы. Эта операция, самая масштаб­ная в годы первой мировой войны как по численности участвовав­ших в ней войск, так и по использовавшимся вооружениям, тща­тельно готовилась еще с конца 1915 г. К зоне будущих боев были подведены специальные железнодорожные пути, подготовлены склады боеприпасов, превышающие все довоенные запасы Фран­ции. На 40-километровом фронте прорыва 32 англо-французским дивизиям противостояло 8 германских. 1 июля, после 7-дневной артиллерийской подготовки английские и французские части пе­решли в наступление[10, C. 272]. Но продвижение вглубь немецкой обороны давалось с огромным трудом. Преодоление германских укреплен­ных позиций, создававшихся в течение многих месяцев, приводи­ло к огромным жертвам. Именно в сражении на Сомме англичане и французы впервые использовали танки. Этот новый вид оружия давал необыкновенное психологическое преимущество на поле боя. Однако разрозненные действия еще технически несовершенных боевых машин пока не приводило к каким-либо значительным ус­пехам. В целом бои на Сомме длились до ноября 1916г. Потери обе­их сторон даже превысили верденские и составили более 1 300 тыс. человек. Явный численный и технический перевес войск Антанты не позволил внести решающий перелом в ход войны. Устаревшая тактика планомерного фронтального наступления еще раз доказа­ла свою несостоятельность. Становилась очевидной необходимость взаимодействия в наступательных операциях всех родов войск, творческого развития оперативного искусства, учета особенностей массового применения новейших видов вооружения.

Летом 1916 г. активизировались и военные действия на восточ­ном фронте. Инициативу проявило командование русской армии, выполнявшее решение декабрьской конференции в Шантильи. При этом материальное обеспечение, комплектование войск, их мораль­ный дух вселяли большую тревогу. Затянувшаяся война вызывала все большее недовольство солдатской массы, экономика России с трудом справлялась с военной нагрузкой. Тем не менее, стремясь оттянуть силы противника от Вердена, русская ставка разработала план наступления на протяжении всего фронта от Балтики до Ру­мынии. «Главный удар предполагалось нанести частями западного фронта. Северо-Западный и Юго-Западный фронты должны были нанести вспомогательные, отвлекающие удары. Стратегия этих опе­раций в точности повторяла действия союзников — сосредоточе­ние ударной группировки на одном узком участке и последующие бои на уничтожение, «перемалывание» противника. Однако рус­ские войска были не готовы к таким изнуряющим сражениям. Шан­сов на успех было немного, и командующие фронтов любыми сред­ствами оттягивали начало активных действий. Иной тактический замысел предложил командующий Юго-Западным фронтом гене­рал А.А. Брусилов. Его штаб разработал принципиально новый план маневренного «дробящего» наступления одновременно по несколь­ким направлениям на широком, до 450 километров, участке фрон­та. Противник в этом случае не мог сосредоточить крупные силы для отражения основного удара»[29, C. 94].

Наступление Юго-Западного фронта в направлении Луцка на­чалось 4 июня. Не имея численного превосходства и уступая про­тивнику в артиллерии, русские войска смогли прорвать фронт и продвинуться за 11 дней на 70—75 км. Таких темпов наступления первая мировая война еще не знала [8, C. 307]. Русские войска использовали эффект тактической внезапности, тщательное инженерное обеспе­чение наступательных действий. Для преодоления вражеских укреплений были специально подготовлены штурмовые команды. Новаторская стратегия Брусилова полностью оправдала себя. Од­нако сил для развития успеха у его армии, первоначально предназ­наченной лишь для вспомогательных действий, не было. Уже во вто­рой половине июня войскам Брусилова пришлось отражать контр­атаки австро-венгерской армии. Повторное наступление в июле не принесло успеха. Все это время по вине командования войска За­падного и Северо-Западного фронтов так и не приступили к актив­ным действиям. Бои на юге шли до начала сентября с огромными потерями для обеих сторон (у русских — до полумиллиона чело­век, у австро-венгерской армии — до полутора миллионов). Брусиловский прорыв, как назвали эту операцию современники, не при­вел к решающему стратегическому успеху, но имел очень важное значение. Часть германских войск была оттянута с Западного фрон­та в самый ответственный период битвы за Верден. Военной мощи Австро-Венгрии был нанесен сокрушающий удар. Это фактически спасло от разгрома итальянскую армию и подтолкнуло к вступле­нию в войну на стороне Антанты Румынию.

Военные действия на итальянском, балканском, азиатском и кав­казском фронтах в 1916 г. велись разрозненно и менее активно. Итальянская армия оказалась в тяжелом положении после успеш­ного австро-венгерского наступления в Трентино в мае—июне. Лишь брусиловский прорыв русской армии позволил итальянцам перей­ти в контрнаступление и восстановить прежнее положение. Одна­ко новые попытки внести перелом в затянувшееся противостояние в районе Изонцо не увенчались успехом, хотя атаки итальянских частей здесь не прекращались до ноября. Не принесло Антанте ожи­даемых выгод и вступление в войну в конце августа Румынии. Ма­лочисленная и плохо подготовленная румынская армия предпри­няла самостоятельное наступление в направлении Трансильвании, однако была вынуждена вскоре перейти к обороне. В ноябре авст­ро-венгерским и немецким частям даже удалось переправиться че­рез Дунай и захватить Будапешт. Лишь к началу 1917 г. румынс­кий фронт стабилизировался. На Салоникском фронте, где была создана 300-тысячная группировка английских, французских, серб­ских и русских войск, происходили бои местного значения. Таким образом, Антанте не удалось организовать скоординированные ак­тивные действия на южных участках европейского театра военных действий, но австро-венгерская армия, сражавшаяся против не­скольких противников, находилась в чрезвычайно тяжелом поло­жении. Схожая ситуация складывалась и вокруг Турции. Разроз­ненные, но достаточно успешные действия русской и английской армий на Кавказском и Азиатском фронтах (Эрзерумская опера­ция в январе—марте и Трапезундская операция в апреле 1916 г.; раз­гром турок в Египте весной 1916г. и планомерное наступление в Месопотамии, завершившееся уже в марте 1917 г. взятием Багда­да) поставили Турецкую империю на грань военного краха [30, C. 184].

Война на море ознаменовалась в кампании 1916 г. единствен­ным за всю войну крупным морским сражением в Северном море. Ультиматум американского правительства вынудил Германию от­казаться в апреле 1916г. от тактики неограниченной подводной войны. В этих условиях единственным способом прорвать блокаду в Северном море было открытое столкновение с английским фло­том. Главнокомандующий германским флотом Открытого моря адмирал Шеер рассчитывал набегами крейсеров на побережье бри­танских островов выманить отдельные соединения английского флота в море и разгромить их превосходящими силами. Однако реализовать этот план не удалось. 31 мая у Ютландского полуост­рова в открытом бою столкнулись основные силы обоих флотов -250 кораблей с обеих сторон. Соотношение сил было в пользу анг­личан: 150 кораблей против 99 немецких (в том числе 28 тяжелых кораблей типа «Дредноут» против 16 немецких, 9 линейных крей­серов против 5-ти. Использовать потенциал сильного немецкого под­водного флота практически не удалось. Сражение, ход которого свелся к сложному маневрированию и артиллерийской перестрел­ке линейных кораблей, не принесло решающего перевеса ни одной из сторон. Английский флот потерял 3 линейных крейсера и 12 дру­гих судов, а немецкий — 1 линейный крейсер и 9 кораблей других классов. Ютландское сражение, как и битвы у Вердена и на Сомме, показало иллюзорность попыток внести перелом в ход войны од­ним «генеральным сражением» [9, C. 351]. Решающую роль на завершающей фазе войны начинало играть соотношение общего военно-эконо­мического потенциала коалиций.

I.3. Окончание войны и ее итоги.

К началу  1917 г. коалиция центральных держав уже полностью утратила стратегическую инициативу. Австро-венгерская, турецкая и болгарская армии были не способны продолжать сколько-нибудь активные действия. В этих странах нарастал острый полити­ческий и социально-экономический кризис. Германия также испы­тывала острый недостаток материальных и человеческих ресурсов. Германская армия была вынуждена перейти к стратегической обо­роне, используя все ресурсы для укрепления долговременных по­зиций. В то же время перевес Антанты, очевидный уже в 1916 г., стал еще более явным после вступления в войну 6 апреля 1917г. Соединенных Штатов Америки. И хотя до появления американских сол­дат на европейском театре военных действий оставалось еще немало времени, участие в военных действиях мощного флота США факти­чески предопределило исход войны на море. Возобновление Герма­нией неограниченной подводной войны в первые месяцы 1917 года принесло ощутимый, но временный успех. Весной потери торгово­го флота Антанты достигли максимального уровня, но затем значи­тельно снизились благодаря использованию тактики конвоев.

Новая конференция командующих войск Антанты в Шантильи, определявшая планы на предстоявшую кампанию, избрала в каче­стве основного театра военных действий западный фронт. Предсто­яла решающая наступательная операция, которая должна была при­вести к окончательному разгрому Четверной коалиции. Русские войска своими активными действиями должны были блокировать переброску немецких резервов с восточного фронта. К апрелю 1917г. подготовка наступления на участке между Реймсом и Суассоном завершилась. Были сосредоточены колоссальные силы - более 100 дивизий, 1000 самолетов, более 200 танков, 5597 орудий[14, C. 239]. В соответствии с предложением нового французского командующе­го генерала Невеля, вместо прежней тактики изматывающих ударов на уничтожение живой силы противника с последующим преодоле­нием его обороны предполагалась стремительная операция прорыва фронта с выходом на оперативный простор «маневренной массы» (группы трех резервных армий) и дальнейшим расширением зоны наступления. Большое значение придавалось использованию авиа­ции, в том числе бомбардировочной. Наступление началось 9 апре­ля, однако германские части успели отойти на заранее подготовлен­ные укрепленные позиции — «линию Зигфрида», где встречали про­тивника жестким сопротивлением. Попытка прорыва «линии Зигфрида», предпринятая 16 апреля, не удалась. Бои приобрели пре­жний характер позиционного противостояния. Таким образом, уже в мае стал очевиден провал очередной «решающей» операции Ан­танты. Потери каждой из сторон доходили до 200 тысяч человек. В последующие месяцы военные действия носили локальный харак­тер. Отдельные успехи войск в боях у Мессия, в районе Вердена и у Камрэ имели лишь тактическое значение. Они, как и победы англи­чан в Месопотамии, Сирии и германской Восточной Африке в 1917г., способствовали восстановлению морального духа англо­французских войск, но не могли повлиять на общее положение дел в Европе. Провал плана стратегического наступления на Западном фронте привел к затягиванию войны на длительное время. Этому способствовали и события на других европейских фронтах.

На Салоникском фронте группировка Антанты, насчитывавшая уже свыше 600 тысяч человек, не смогла развить наступление, пред­принятое в апреле—мае против болгарской армии[29, C. 168]. Многие части оказались охвачены солдатскими мятежами. Еще более сложным оказалось положение итальянской армии. Сдерживая ее упорные атакующие действия у Изонцо, австро-венгерской армии при под­держке немецких частей удалось подготовить ответное наступле­ние в горном районе Капоретто. В результате энергичной атаки в октябре 1917 г. итальянский фронт был здесь прорван, австро-не­мецкие войска углубились на итальянскую территорию на 100 км. Итальянская армия потеряла в этих боях более полумиллиона че­ловек убитыми и ранеными [14, C. 157]. Лишь переброска в Италию англий­ских и французских дивизий позволила стабилизировать обстанов­ку. Казалось бы, неминуемый военный крах Австро-Венгерской империи вновь был отсрочен.

Начало революционных событий в России изменило положение дел на Восточном фронте. Свержение царизма и приход к власти Временного правительства не привели к выходу России из войны, однако боеспособность русской армии стремительно ухудшалась. В солдатских массах все большим становилось влияние большеви­ков, призывавших к отказу от продолжения войны. Выполняя обя­зательства перед союзниками и пытаясь успехами на фронте ста­билизировать политическое положение внутри страны, Временное правительство санкционировало проведение нового наступления на Юго-Западном фронте. В результате боев с 1 по 7 июля войска гене­рала Корнилова прорвали фронт на львовском направлении. Одна­ко контрудар немецко-австро-венгерской армии — Тарнопольский прорыв — заставил войска Юго-Западного фронта спешно отходить на прежние позиции. Развивая достигнутый успех и используя раз­ложение и деморализацию русской армии, германские войска про­вели в сентябре успешную операцию по форсированию Двины и захвату Риги. Спустя месяц соединенными усилиями флота и сухо­путных частей немцам удалось захватить и мощный укрепленный район на Моонзундских островах. С потерей Моонзундского архи­пелага русский флот был вынужден уйти из Рижского залива [9, C. 381].

В конце 1917 г. в России произошла Октябрьская социалисти­ческая революция. Это решительно изменило ситуацию на фрон­тах первой мировой войны. Правительство Советской России при­звало все воюющие страны к «демократическому миру без аннек­сий и контрибуций» и пошло на заключение сепаратного перемирия со странами германского блока. В результате мирных переговоров в Брест-Литовске Германия добилась существенных территориаль­ных уступок, но из-за разногласий в советском руководстве мирный договор не был подписан. Используя этот момент, немецкие войска перешли в наступление по всему фронту. Лишь 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске был подписан мирный договор, по кото­рому от России отторгались Финляндия, Прибалтика, Украина, Донская и Черноморская области, Закавказье [16, C. 236].

Используя выход России из войны и понимая, что прибытие американских войск в Европу стремительно меняет соотношение сил, германское командование перешло в начале 1918 г. к актив­ным действиям и на Западном фронте. Резкое ухудшение внутрен­него положения в самой Германии делало это наступление решаю­щим для судеб всей войны. В течение зимы была проведена тща­тельная подготовка операции. Тактический план германского командования учитывал весь опыт предшествующих лет и основы­вался на идее маневренного прорыва обороны противника ударны­ми группировками на широком фронте. Операция началась 21 марта в Пикардии в направлении Амьена. Германской армии удалось ошеломить противника внезапной и необыкновенно мощной артил­лерийской атакой и массовым применением химических снарядов. За огневым валом началось наступление штурмовых групп, под­держиваемых боевой авиацией. Первоначальный замысел был бле­стяще реализован. За 14 дней германские войска продвинулись на 84 км, захватив только пленными 90 тыс. человек. Немецкие даль­нобойные орудия получили возможность обстреливать Париж. В апреле германские армии провели успешное наступление во Флан­дрии, а в мае — севернее реки Уазы, вновь выйдя к Марне[ 10, C. 304].

В весенних боях 1918 г. англо-французские войска несли гораз­до большие потери, чем их противник. Стратегическая инициатива вновь перешла к Германии. Однако летом ситуация стала менять­ся. На фронт прибывали американские части — до 250 тысяч чело­век в месяц. В июне сорвалось наступление Австро-Венгрии про­тив Италии. В такой ситуации германское командование решило предпринять последнюю попытку нанести Антанте решающее пора­жение и вынудить ее к миру. «Сражение за мир», широко разрекла­мированное официальной немецкой пропагандой, началось 15 июля 1918 г. на Марне. В преддверии наступления германскому коман­дованию уже не удалось обеспечить ни численного перевеса, ни так­тической внезапности операции. Измотав противника в ожесточен­ных боях, войска Антанты сами перешли в контрнаступление. Гер­манская армия начала откатываться на прежние оборонительные позиции. Ее моральный дух был подорван.

В сентябре — октябре 1918г. развернулось общее наступле­ние войск Антанты на протяжении всего фронта — от Северного моря до Италии. Французский главнокомандующий маршал Фош настоял на тактике «концентрического наступления», когда все ча­сти союзников двигались «по сходящимся направлениям», манев­рируя и используя взаимодействие всех родов войск. В этих боях уже самостоятельно могли действовать соединения американской армии. Все большую роль в составе английской армии играли австралийские и канадские части. В середине октября «линия Зиг­фрида» была прорвана. Несмотря на то что продвижение войск Антанты было не столь значительным, как это предполагалось, стра­тегическое поражение их противника стало неизбежным. Германия стояла на краю пропасти, в стране нарастала революционная ситуа­ция. 29 сентября перемирие с Антантой заключила Болгария, 30 октября - Турция. 3 ноября капитулировала Австро-Венгрия. Германское правительство обратилось к президенту США В. Виль­сону с предложением о приостановке военных действий. 11 ноября текст перемирия был подписан представителями германского ко­мандования и Антанты в Компьенском лесу под Парижем в вагон­чике маршала Фоша. Первая мировая война завершилась[3, C. 248].

Первая мировая война принесла с собой неисчислимые бедствия: только людские потери исчислялись более чем 10 млн. убитых и свыше 20 млн. раненых и искалеченных. За время войны в странах германского блока было мобилизовано свыше 25 млн. человек, а в странах Антанты — свыше 48 млн. человек [14, C. 271]. Для военных нужд ис­пользовались все материальные ресурсы воюющих держав. Неви­данные расходы превратили в должников даже Францию и Вели­кобританию. Одержав столь дорогую победу, страны Антанты при­ступили к определению судеб послевоенного мира.

В январе 1919 г. открылась Парижская (Версальская) мирная конференция для выработки мирных договоров с Германией и дру­гими побежденными государствами. На конференции, в которой участвовали 27 государств, тон задавала так называемая «большая тройка» — премьер-министр Франции Ж. Клемансо, избранный председателем конференции, премьер-министр Великобритании Д. Ллойд-Джордж, президент США В. Вильсон. Показательно, что побежденные страны, как и Советская Россия, не были приглаше­ны на конференцию. Конференция подготовила и приняла серию договоров и соглашений с побежденными странами, которые в со­вокупности сформировали послевоенный мировой порядок.

Центральное место в решениях Парижской конференции занял Версальский мирный договор с Германией, подписанный в Зеркаль­ном зале Версальского дворца 28 июня 1919 г., т.е. в годовщину убийства в Сараево. Согласно статье 231 договора на Германию воз­лагалась вся ответственность за развязывание первой мировой вой­ны. Поэтому большая часть условий договора носила характер «на­казания агрессора» или была призвана за его счет компенсировать потери победителей. Германия обязывалась провести демилитари­зацию Рейнской зоны, а левый берег Рейна занимали оккупацион­ные войска Антанты. Область Эльзас—Лотарингия возвращалась под французский суверенитет. Германия уступала Франции также угольные копи Саарского бассейна, который на 15 лет переходил под управление Лиги наций. По истечении этого срока вопрос о будущем этой области предусматривалось решить путем плебис­цита среди ее населения. Были закреплены статус нейтралитета Бельгии, а также переход к ней округов Эйпен, Мальмеди и Море­не, полная независимость Люксембурга, который отныне выходил из состава Германского таможенного союза. На территории Шлез­виг-Гольштейна должен был быть организован плебисцит о даль­нейшей судьбе этой территории[31, C. 186].

Германия обязывалась также уважать независимость Австрии в границах, которые были установлены Сен-Жерменским мирным договором 1919 г., — тем самым создавалось препятствие для воз­можного объединения двух национальных немецких государств. Германия также признала независимость Чехословакии, граница которой проходила по линии старой границы между Австро-Венг­рией и самой Германией. Признав полную независимость Польши, Германия отказывалась в ее пользу от части Верхней Силезии и Померании, а также от прав на город Данциг (Гданьск), включен­ный в таможенную границу Польши. Таким образом, с отделением Восточной Пруссии территория Германии оказалась рассечена на две части. Германия отказывалась от всех прав на территорию Мемеля (нынешней Клайпеды), которая в 1923 г. была передана Лит­ве. Германия признавала «независимость всех территорий, входив­ших в состав бывшей Российской империи к 1.УШ.1914», т. е. к началу первой мировой войны. Она обязывалась также отменить Брестский договор 1918 г. и другие договоры, заключенные с Со­ветским правительством[31, C. 189].

Германия лишалась всех своих колоний. Исходя из признания виновности Германии в развязывании войны, в Версальский дого­вор был включен ряд положений, предусматривающих демилита­ризацию Германии, в том числе сокращение армии до 100 тыс. человек, запрет новейших видов вооружений и их производства.

Глава II. Общественно-политические движения в странах Европы

как последствия Первой мировой войны.

II.1. Складывание революционной ситуации в Германии.

Веймарская республика.

Балканский кризис 1914 г. подтолкнул мир к глобальной войне. В условиях нарастающей шовинистической истерии германское общество восприняло ее начало как событие общенационального значения. Однако патриотическая эйфория к завершающей стадии войны сменилась усталостью, раздражением и озлоблением. Колос­сальное напряжение всех ресурсов нации, необходимое для веде­ния войны на два фронта против ведущих держав мира, вызвало глубочайший экономический, социальный, психологический кри­зис. В годы войны страна потеряла 2 млн. человек убитыми и 4 млн. ранеными. Более 1 млн. немцев оказалось в плену. Массовая моби­лизация сократила количество квалифицированных рабочих на немецких предприятиях до 25 %. В течение всего периода войны суммарный объем промышленного производства неуклонно сни­жался. Если в 1914 г. его уровень составил 83 % от довоенного, то в 1918 г. — лишь 57 %. Гигантские военные расходы истощили фи­нансовую систему. В стране начинался голод — в последний пери­од войны по продовольственным карточкам, введенным для город­ского населения, в день полагалось на человека 116 г муки, 18 г мяса и 7 г жира. В деревнях проводились жесткие реквизиции[14, C. 259].

Существенно изменилась и внутриполитическая ситуация. Партии, составлявшие основу проправительственных коалиций в предвоенный период, стремительно теряли влияние. В стране фактически устанавливается военная диктатура. Уже с 1914 г. пра­вительство обладало чрезвычайными полномочиями относитель­но контроля над сырьем и топливом, а также в распределении во­енных заказов. В 1916 г. вся полнота власти была окончательно передана военному руководству. «Военное управление» во главе с главнокомандующим фельдмаршалом Паулем Гинденбургом и ге­нерал-квартирмейстером Эрихом Людендорфом получило неогра­ниченные права в области экономического регулирования. Закон 1916 г. «О вспомогательной службе Отечеству» вводил обязатель­ную трудовую повинность для мужчин от 16 до 60 лет, что предпола­гало право властей на принудительную мобилизацию населения для осуществления любых видов работы. Тотальная милитаризация тру­довых ресурсов и государственного управления принесла свои пло­ды — Германия невероятно долго выдерживала противоборство фактически со всем миром. Однако моральная усталость нации от войны становилась все более очевидной. Для предотвращения внут­риполитического кризиса в 1917 г. правительственные круги пред­приняли попытку консолидации всех лояльных политических сил под эгидой «партии Отечества». Однако сформировать сколько-ни­будь влиятельную организацию таким образом не удалось[5, C. 101].

В 1917—1918 гг. лишь оппозиционные рабочие партии сохраня­ли значительную активность. Не выступая с антивоенной пропа­гандой, социал-демократы тем не менее отказались от политичес­кого сотрудничества с военно-монархическим режимом. СДПГ, воз­главляемая Ф. Эбергом и Ф. Шейдеманом, ратовала за созыв Учредительного собрания и демократическое реформирование го­сударственно-правового механизма. На революционных позициях стояла Независимая Социал-Демократическая партия Германии, образованная вышедшей в 1917 г. из состава СДПГ группой Г. Гаазе и В. Дитмана. НСДПГ призывала германский пролетариат к соци­алистической революции, которая должна будет покончить с мо­нархией и стать прологом к широким социальным преобразовани­ям. Однако лидеры НСДПГ, за исключением автономной группы «Спартак» большевистского типа под руководством К. Либкнехта и Р. Люксембург, под революцией понимали скорее последователь­ную демократизацию государственного строя Германии, нежели насильственное навязывание какого-либо общественного строя.

Провал последнего наступления германской армии 1918—1919 гг. на западном фронте летом 1918 г. стал толчком к формированию революционной ситуации в стране. Понимая бесперспективность дальнейшего сопротивления, коман­дование армии обратилось 4 октября 1918 г. к американскому пре­зиденту В. Вильсону с предложением о перемирии. 5 октября кай­зер Вильгельм II принял отставку Людендорфа и по рекомендации того же Людендорфа предложил сформировать коалиционное правительство с участием социал-демократов своему племяннику принцу Максу Баденскому. Эти меры должны были отсрочить ре­волюционный взрыв и обеспечить более выгодный имидж Герма­нии на предстоявших мирных переговорах. В тот же день было объявлено о реформе политической системы в духе парламентаризации, в том числе признании ответственности правительства пе­ред Рейхстагом, ограничении прав исполнительной власти в назна­чении высших государственных и военных должностных лиц, при­нятии ряда социальных мер. Вскоре выяснилось, что новый канцлер рассматривает в качестве меры, необходимой для обеспечения по­зитивного отношения стран-победителей к Германии, и отречение от престола самого кайзера. 29 октября группа высших генералов почти насильно вывезла императора в Спа, где располагалась став­ка главнокомандования.

На фоне углубляющегося правительственного кризиса в начале ноября 1918 г. в Германии начинаются революционные события. Историки считают, что революция в Герма­нии началась 3 ноября 1918 г. восстанием матросов в Киле и к 9 ноября докатилась до Берлина. Повсеместно создавались советы. Кайзер бежал из страны. Революционное правитель­ство — Совет народных уполномоченных (СНУ) во главе с со­циал-демократом Ф. Эбертом — объявило Германию республикой. 11 ноября было подписано перемирие. 12 ноября правительство опубликовало программу действий: отменялось осадное положение военного времени, провозглашались свобода слова, собраний, ассо­циаций, объявлялась амнистия политическим заключенным, вводи­лось всеобщее, равное избирательное право при прямом и тайном голосовании[30, C. 217].

Правительство приступило к решению проблем трудоустройст­ва и социального обеспечения демобилизованных солдат, безработ­ных, к регулированию экономических и социальных проблем.

К середине декабря 1918 г. из социал-демократической партии Германии вышли левые радикальные группы (в том числе группа «Спартак»), выступавшие за социалистическую революцию. Их вдохновлял пример Советской России.

Напротив, возглавлявшая правительство социал-демократиче­ская партия занимала умеренно-реформистскую позицию и счита­ла первостепенным созыв Учредительного собрания для выработки и принятия конституции.

Левые не согласились с таким курсом. Под руководством лиде­ров «Спартака» К. Либкнехта и Р. Люксембург при участии групп радикалов Гамбурга и других городов 30 декабря 1918 г. была создана коммунистическая партия Германии. В ее программных до­кументах содержались призывы к социалистической революции. Мятежные настроения 5 января 1919 г. вылились в Берлине в стихийные митинги.[6, C. 204]

В то же время правительство пыталось ограничить прямые революционные действия народа, влияние леворадикальных политических сил. Переломным для развития революции стал I Всегерманский съезд Советов, проходивший в Берлине с 16 по 21 декабря. После острой дискуссии съезд принял решение о поддержке выборов Учредительного собрания и передаче ему всех полномо­чий по конституциированию нового государственного строя. Для левых группировок оставался единственный способ предотвратить создание в Германии буржуазно-демократической республики - дальнейшая эскалация политического насилия.

30 декабря 1918г. состоялась конференция группы «Спартак» и движения левых радикалов, на которой было провозглашено создание Коммунистической партии Германии. Целями новой партии были консолидация революционных сил, борьба за установление диктатуры пролетариата, полная ликвидация бур­жуазной государственности. Коммунисты не приняли решение о немедленной подготовке вооруженного восстания. Но, когда в начале января 1919 г. в Берлине начались стихийные выступления рабочих, КПГ поддержала это движение. Поводом к январским событиям стало увольнение ряда государственных чиновников - членов НСДПГ после выхода этой партии из правительственной коалиции. На улицах Берлина начались митинги и вооруженные столкновения с полицией. С помощью армии правительство уже к 12 января подавило эти выступления. Поражение восстания стало сигналом к началу белого террора в стране. 15 января были убиты лидеры коммунистов Либкнехт и Люксембург. На протяжении последующих месяцев шли «арьергардные бои» левых сил. Они были значительны по своим масштабам, но разрозненны. В январе была пров

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Влияние Первой мировой войны на общественно-политические процессы в странах Европы". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 489

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>