Дипломная работа на тему "Укрепление государственного строя Сефевидского Ирана при правлении Аббаса I (1587-1629 гг.)"

ГлавнаяИстория → Укрепление государственного строя Сефевидского Ирана при правлении Аббаса I (1587-1629 гг.)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Укрепление государственного строя Сефевидского Ирана при правлении Аббаса I (1587-1629 гг.)":


Дипломная работа по теме:

Укрепление государственного строя Сефевидского Ирана при правлении Аббаса (1587-1629 гг.)

План

Введение

1. Политический и государственный строй Сефевидского Ирана последней четверти XVI в.

1.1 Политический кризис в стране и ослабление центральной власти

1.2 Территориальные потери Ирана

2. Реформы Аббаса I и укрепление государственного строя страны

2.1 Налоговая реформа

2.2 Военная реформа

2.3 Расширение сферы социально-политической опоры шаха

2.4 Укрепление центральных органов управления

Заключение

Библиография

Введение

Азербайджанское кизилбашское государств о объединяло под своей эгидой территорию двух государств XV в. В первое входило Ак-Коюнлу – Азербайджан, восточная Армения и два Ирана (Персидский и Арабский), а во второе – тимуридские владения в восточной Иране – Хорасан. Если в первом из этих двух государств среди правящего феодального класса преобладали азербайджанцы, то во втором командные позиции как в экономике, так и в политике в основном занимали иранцы – представители персидского этнического элемента. Каждое из этих государств имело свои специфические особенности. Анализ исторической действительности показывает, что если в первом столетии в объединенном государстве взяли верх традиции азербайджанского государства кызылбашей и центром стал Азербайджан и город Тебриз, то во второй век правления династии перевес был на стороне Ирана, персидского этнического элемента со столицей в Исфахане.

Сефевиды в XVI в. должны были читаться с государственными традициями Ирана, накладывающими свою печать на всю общественно-политическую жизнь страны настолько, что в «царство Хорасан» назначались и титуловались шахами принцы правящей династии под опекой влиятельных кызылбашских эмиров.

В период смут в конце 70-х годов XVI в. группа влиятельных эмиров устаджлу и шамлу сговорилась с местной гражданской аристократией об отделении от центральной власти и самостоятельном управлении Хорасаном. Малолетний Аббас I в их руках служил прикрытием сепаратистских стремлений.

Моей задачей явилось рассмотреть какова же была политика Аббаса I, направленная на укрепление государственного строя Сефевидского Ирана.

В начале правления шаха Аббаса I, позднее прозванного Великим, внутреннее положение Ирана, как и внешнеполитическая обстановка, было очень тяжелым. Восточная Армения, Ширван, Азербайджан и западная окраина Ирана были захвачены турецкими войсками. Войска узбекского Бухарского ханства овладели почти всем Хорасаном. Население западных и восточных областей было разорено и массами угонялось турками и узбеками в рабство. Волго-каспийский путь был перекрыт турками, как и караванные пути к средиземноморским портам. Внешняя и внутренняя торговля сократилась. В связи с этим, а также в результате налоговой политики прежних шахов экономика Ирана переживала упадок.

Внутри Ирана происходили междоусобия кызылбашских племен и местных феодальных владетелей, а также народные восстания, вызванные тяжестью налогов. В 1588 г. восстал Шах-верди хан, владетель Луристана, в 1589 г. царевич Ростам мирза пытался овладеть Систаном. Восстали кызылбашские племена – зулкадар в Фарее и афшар в Кермане. В Исфагане восстал местный правитель Юли-бек, с которым шаху пришлось в 1590 г. пойти на соглашение. В лесах Горгана действовали крестьянские партизаны, известные под именем сияхнушей («одетых в черное»).

В Гиляне Ахмед-хан лахиджанский, бывший владетель Бийе-тии, восстановленный в своих владениях шахом Ходабанде, завязал сношения с Турцией и в 1509 г. открыто отложился от шаха. Он был разбит шахскими войсками и бежал. Шах обратил Гилян в собственный домен. Связанное с этим повышением налогов вызвало восстание «гилянской черни», т. е. народных масс, подавленное в 1593 г. В том же году были подавлены народные выступления в Талыиге и Луристане, а в 1596 г. – восстание сеида Мобарека в Хузистане.1 Шах Аббас предпринял поход в Мазендеран и, низложив четыре династии местных владетелей, превратил и эту область в собственный домен.

Правительство шаха Аббаса I предложило правительству русского царя Федора Ивановича начать совместные военные действия против Турции, дабы вырвать из ее рук захваченные ею кавказское побережье Каспия и богатый шелком Ширван. По настоянию русского правительства, посол шаха Аббаса Хади-бек (в русских официальных документах – Анди-бек) в Москве дал формальное обязательство уступить России Дербант и Баку. Но Россия, ослабленная долгой ливанской войной и боясь угрозы со стороны Польши и Швеции, не решилась развернуть большую войну с могущественной Турцией и ограничилась военными действиями местного значения у северного рубежа Дагестана.

В 1590 г. шах Аббас был вынужден заключить Стамбульский мирный договор с Турцией, формально уступив ей Восточную Грузию, Восточную Армению, Ширван, Азербайджан, кроме Ардебиля и Талыла, большую часть Луристана и часть Западного Ирана с городами Хамаданом и Зенджаном. Мир с Турцией шах использовал как необходимую передышку для появления внутренних восстаний и для войны с узбеками. Над узбеками была одержана решительная победа близ Герата; в 1597-1598 гг. у них был отвоеван весь Хорасан с городами Кашануроам, Мешхедом, Гератом и Мервом.

Основными источниками для написания данной работы явились следующие группы источников: по истории Сефевидского государства а) персо-язычные феодальные хроники, написанные представителями разных народностей, в том числе и азербайджанцами. Для разработки темы привлекается труд Махмуда бин Хидайатулла Натанзи под названием Нагават ал-асар фи зикр ал-ахйар (или ахбар). («Лучшее из сочинений в рассказах о религиозных людях»). Сведения об авторе очень скудны и содержатся только в сочинении. Он родился в духовной семье. Его отец пользовался покровительством сефевидского правителя Герата брата шаха Тахмашба Бахрам-мирзы. Сочинение Катанзи состоит из двух томов. Первый том включает изложение важнейших событий от смерти шаха Тахмасиба (1576) до начала правления шаха Аббаса I (1587). Второй том, более обстоятельный чем первый, излагает первые одиннадцать лет царствования Аббаса до 1007 г. х. (1598-1599 гг.).

Сведения сообщений Натанзи основаны на его личных наблюдениях и официальных документах, а также рассказах очевидцев. Материал расположен в хронологическом порядке, без подразделения на части или главы. Заметно стремление автора излагать не только события, но и их причины.

Одним из важнейших источников является исторический трактат выдающегося азербайджанского историографии Искендер-бека Туркмана Мунши под названием «Тарих-и алем арай-и Аббаси» («Украшающая мир истории Аббаса»).

Сочинение Искендера Мунши состоит из введения (мукаддаме) и двух томов (сахифе), являясь важнейшим и незаменимым первоисточником по полувековому периоду царствования Аббаса I. В связи с разрабатываемой темой, Искендер Мунши повествует о происхождении дома Сефевидов, излагает историю правления первых четырех шахов этой династии. Хотя эта часть написана автором на материалах предшествующих ему историографов, наряду с компилятивным характером введения, в нем имеются оригинальные материалы, почерпнутые автором из неизвестных нам источников. Таковы к примеру, уникальные разделы; посвященные наиболее знаменитым современниками шаха Тахмасиба I – знатным ханам и султанам, сеидам и шиитским шейхам, везирам и мустоуфиям, каллиграфам, живописцам, поэтам, музыкантам и певцам. О каждом из этих лиц даются краткие биографические сведения с характеристикой их деятельности.1

Другим источником начала XVII в. является «Раузат ас-Сефевийе» («Сад Сефевидов») – произведение Мирзабека Гасан-ал-Гусейни Гунабади (Джунабеди). В нем излагаются события периода правления Сефевидов, включая Аббаса I, вплоть до 1036 г. х. (1626-1627 гг. н. э.). При походах Аббаса I в Азербайджан (1603-1607) Гунабади сопровождал его войска и был очевидцем военных действий. Труд не издан в рукописи, переписанной в 1227 г. х. (1812 г. н. э.), хранится в Ташкенте в Институте востоковедения Узбекской ССР. Другая рукопись принадлежит к частной библиотеке Саида Нафиси в Тегеране.

«Тарих-и Аббаси» («Аббасова история») – труд придворного астронома Джелал-ад-Дина Мухаммеда Йезди охватывает время с 1576 по 1611 г. Сведения автора, сопровождавшего Аббаса I в походе на Азербайджан и соседние страны, лаконичны и освещают отдельные стороны.

Из работ русских историков необходимо выделить И. П. Петрушевского «Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI – начале XIX в. разработаны вопросы феодальных отношений Азербайджана в XVII в. Ученый старается выяснить причины хозяйственного упадка страны в конце века.

Также, Б. А. Дорн в своей работе по истории Ширвана (1538-1820) впервые проследил последовательную смену правителей Ширвана в XVII в. и осветил некоторые политические события страны.1 В. В. Бортольдом дана оценка событий XVII в. в свете взаимоотношений трех держав: Турции, Ирана и России. Им также вкратце изложены узловые вопросы экономических и иных отношений Азербайджана с Россией в XVII столетий.

А. П. Новосельцев изучал города Азербайджана и восточной Армении XVII-XVIII вв. В своих исследованиях он затронул отдельные вопросы классовой борьбы в Азербайджане XVII в. Азербайджано-русские отношения в XVII в. рассмотрены в монографии А. Гусейнова «Азербайджано-русские отношения XVI-XVII веков».

В последние годы опубликована работа М. Г. Гейдарова, где на основе обширного материала автором освещен вопрос о ремесленном производстве в городах Азербадана в XVII в. Проблема городов Ирана XVII в. освещена и в книге К. Куция.

Для достижения поставленной цели в дипломной работе определены следующие задачи:

- рассмотреть особенности политического и государственного строя Сефевидского Ирана в последней четверти XVI в.

- изучение реформ Аббаса I направленных на укрепление государственного строя страны.

Данная работа состоит из: введения, основной части, заключения и списка использованной литературы.

Первая глава состоит из двух параграфов. В ней рассматривается политический кризис в стране и ослабление центральной власти.

Глава II состоит из четырех параграфов. Здесь рассматриваются реформы Аббаса I предприятие по укреплению государственного строя Сефевидского Ирана.

1. Политический и государственный строй Сефевидского Ирана последней четверти XVI в.

1.1 Политический кризис в стране и ослабление центральной власти

Образование Сефевидского государства связано с движением так называемых кызылбашей, во главе которых стояла феодальная фамилия Сефевидов. Возвышение этой фамилии связано с значительным распространением суфизма и дервижских орденов в Иране в XIII – XV вв. Суфийско-дервишский орден Сефевийэ, во главе которого стояли наследственные «старцы» или «муршиды из фамилии Сефевидов, сложился еще при монгольском владычестве. Имя ордену и фамилии шейхов дал почитавшийся святым шейх Сефиад-дин Исхак (1252-1334гг.), ученик и зять известного дервишеского шейха Захида (умер около 1300г.). Шейх Сефи – ад-дин и его преемники, Сефевиды, жили в южно-азербайджанском городе Ардебиле.

Дервишеская среда, в которой на рубеже XIII и XIV вв. сложился орден Сефевийэ (как и некоторые другие дервишеские ордена того же времени), сначала в какой-то степени была связана с народными движениями периода. Ибн Базаз рассказывает, что ширваншах обвинил шейха Захида в том, что он слушает крестьян и отвращает их от земледельческих работ. Среди послушников (араб. мурид, в тюркской форме мюрид) ордена было немало ахиев (братьев), связанных с ремесленными корпорациями. Но уже через 2-3 десятилетия в ордене взяли верх элементы, связанные с феодалами. Среди муридов ордена появились представители феодаьной верхушки, как, например, везир Рашид – ад-дин Мухаммед Рашиди, и сам ильхан Абц Са¢ ид. Шейх Сефи – ад-дин, сначала владевший только одним плужным участком земли (джуфт-и гав, равный 6-7 га), к концу жизни стал довольно крупным землевладельцем, которому принадлежало свыше двух десятков деревень.

Согласно новым исследованиям, шейх Сефи – ад-дин был суннит и не приписывал себе происхождения от четвертого халифа Али1. Первые шейхи Сефевиды жили в Ардебиле. Их родным языком был азрбайджанский. Их влияние было велико, и у них были муриды не только в Азербайджане, но и в Западном Иране (в Исфахане, Ширазе и т. д.) особенно же в Руме (Малой Азии). Третий преемник шейха Сефи – ад-дин шейх Ибрахим Шейхшах (1427-1447 гг.) был уже феодальным владетелем Ардебиля и его округа.

В XV в. главной опорой Сефевидов стали тюркские кочевые племена, говорившие на азербайджанском языке. Они были разного происхождения, большая часть их откочевала в Азербайджан и Иран из Малой Азии, из вражды к османским султанам и их централисткой политике. Первоначально таких племен было семь, шамлу, румлу, устаджлу, текелю, афшар, каджар, зулкадар, из них только племена шамлу и румлу подчинялись Сефевидам в полном составе. Эти племена позднее получили общее призвание – «кызылбаши» (азерб. «красноголовые», ибо эти воины-кочевники стали носить, как отличительный знак, чалму с двенадцатью пурпуровыми полосами, в честь двенадцати мчитских имамов). Кызылбаши брили бороду, отпускали длинные усы, а на бритой голове оставляли чуб. Они отличались боевым шиитским фанатизмом. Кызылбашские племена, со своими кочевыми феодалами (эмирами), зависели от Сефевидов и в духовном, и в политическом отношении. Кызылбаши признавали сефевидского шейха своим духовным главой, сами именовались его «муридами», «дервишами» и «суфиями», а в то же время были его вассалами и составляли его феодальное ополчение. При этом и самый орден Сефевийэ из мирного дервишеского братства, каким он был в XIV в., превратился в своего рода духовно-рыцарский орден. Под предлогом «войны за веру», сефевидские шейхи, стоявшие во главе казылбашских племенных ополчений, со второй трети XV в. стали систематически, из года в год, организовывать набеги на немусульсанские страны – на Дагестан, на страну черкесов, на Грузию, на греческое Трапезунтское царство. Прикрытые религиозной оболочкой, эти экспедиции было не что иное, как грабительские набеги, приносившие воинственным кочевникам богатую добычу, особенно коней, скот и пленников обоего пола. Пленников обращали в рабов и часть их, по свидетельству венецианского посла Катерино Зено, продавали на невольничьем рынке в Ардебиле1. Опираясь на кызылбашей, сефевидские шейхи Днунейд и после него Хейдер стремились к обширным завоеваниями, и в шиитстве видели идеологическое орудие для достижения этой цели. Сефевиды стремились использовать в своих целях симпатии к шиитству народных масс Азербайджана, Ирана и Малой Азии ремесленников, крестьян и беднейших кочевников и не скупились на демагогические обещания им.

Постоянно нападая на Грузию, Дагестан, Черкесию, кызылбаши каждый раз проходили через владения ширваншаха. Ширваншахи, - сункиты и союзники Грузии, - считали, не без основания, эти походы кызылбашей опасными для своего государства ходы казылбашей опасными для своего государства и порою старались преградить им дорогу. В результате и шейх Джунейд (после 1459 г.)2, и шейх Хейдер (1488 г.) погибли в битвах с ополчениями ширваншахов, которых поддерживали султаны Ак Коюнлу – Старший сын Хейдера, шейх Али, погиб в битве с ополчением Ак Коюнлу, которое заняло и самый Ардебиль (1495 г.).

Но разгромленные кызылбаши, однако, оправились, воспользовавшись междоусобиями в среде своих врагов Ак Коюнлу. Юный Исмаил, младший сын шейха Хейдера, скрывавшийся в Гиляне, вернулся в Ардебиль и стал во главе казылбашей (1499 г.). Он разбил врга Сефевидов ширваншаха Фаррух-Ясара и подверг опустошению Ширван, хотя и не смог прочно завоевать его. Затем он разбил Альвена Ак Коюнлу, завладел южным Азербайджаном и занял Тебриз, сделав его своей столицей и приняв здесь титул шаханшаха Ирана (1501 г.). В 1503 г. шах Исмаил I (правил в 1501-1524 гг.), разбив наголову близ Хамадана и обратив в бегство султана Мурада, завладел всем Ираном Персидским. Государство Ак Коюнлу перестало существовать. В 1503 г. кызалбаши овладели также Семнаком и Фарсом со столицей Ширазом, а в 1504 г. – Йездом. Между 1502 и 1509 гг. шаху Исмаилу I подчинились династы Хузистана, Курдистана, Гиляна, Мазендерана и остальных частей западного Ирана. Завоевание Ирана казылбашами было облегчено взаимной варждой и войнами между отдельными династами.

Весь Западный Иран был в руках кызылбашей. В 1504 г. султан Хусейн Тимурид, теснимый узбеками, прислал к шаху Исмаилу I посла для переговоров. Но так как письмо султана Хусейна не содержало заявления о подчинении Исмаилу, последний отверг переговоры. Между тем, вскоре после смерти султана Хусейна, войска Мухаммед-хана Шейбани узбекского завладели большей частью Хорасана (1507 г.), и кызылбашам пришлось иметь дело с новым противником на востоке. В планы Мухаммед-хана Шейбани входило завоевание Ирана. По словам персидского историка Хондемира, Шейбани написал шаху Исмаилу письмо, в котором иронически сообщал о своем намерении совершить хадж в Мекку и ради этого двинуться с войском в Ирак и Азербайджан. В ответном письме шах Исмаил в том же ироническом тоне сообщал о своем желании совершить хадж в Мешхед, к гробнице восьмого шиитского имама али-Ризы, и ради этого двинуть войска в Хорасан. Решительная битва между узбеками и кызылбашами произошла близ Мерва в 1510 г. Узбекское войско потерпело поражение, сам Шейбани-хан был убит во время бегства, окруженный погнавшимися за ним кызалбашами. Из черепов убитых узбеков Исмаил воздвиг минареты1. Хорасан до р. Аму-Дарьи, кроме Балхской области, достался кызылбашам. Значение этой победы было очень велико, без нее господство Сефевидов в Иране не было бы упрочено. Кызылбаши пытались завоевать и Среднюю Азию, но были разбиты наголову узбеками близ Карши.

Завоевания кызылбашей развивались и в западном направлении. Отправленное турецким султаном Баязидом II Дервишем посольство к Исмаилу с поздравлением по поводу его успехов и с дружественными предложениями (1504 г.) не остановило движения кызылбашей. К 1507 г. кызылбаши заняли Армению, Курдистан, Диярбекр. В 1508 г. они взяли Багдад и овладели Ираном Арабским. В Турецкой Малой Азии было много шиитов, готовых восстать кызылбашам. По сообщению Марино Сануто, 4/5 турецкого населения Малой Азии было шиитами и сочувствовало Сефевидам.

В конце правления султана Баязида II в Малой Азии вспыхнуло восстание кочевников и крестьян под лозунгами шиитства и поддержки шаха Исмаила. Во главе восстания стал кызылбаш из племени пякелю Хасан-оглу, называвший себя Шах-кулу («раб шаха»). Это прозвище сунниты и сторонники Османов передали в «Шейтон-кулу» («раб сатаны»). Восстание малоазиатских шиитов оказалось очень опасным для Османской империи. Для подавления его понадобилось собрать большое феодальное ополчение. В битве с повстанцами на р. Кьюк-чай, между Кайсери и Сивасом, пали турецкий великий визир и, по некоторым данным, сам Шах-кулу. После подавления восстания малоазиатских шиитов уцелевшие повстанцы бежали в Иран. Правительство шаха Исмаила I не выступило на помощь малоазиатским шиитам и не поддержало их. Это объясняется тем, что среди малоазиатских шиитов было много «крайних» шиитов, идеалогов крестьянства и ремесленников, проповедников идеи всеобщего равенства. Хотя они и возлагали надежды на шаха Исмаила I, но феодальная верхушка казылбашей и сам шах испугались народного характера этого движения и не хотели помочь ему. Кроме того, шахское правительство не желало доводить дела до открытого разрыва с османской Турцией не использовало ее тяжелого положения; в Турции, одновременно с восстанием шиитов, началась междоусобная война между престарелым султаном Баязидом II и его сыновьями.1

Овладев турецким престолом, сын Баязида II, султан Селим I Грозный (правил в 1512-1520 гг.), изменил внешнюю политику Турции. В течение всего XV в. Турция вела завоевательные войны с государствами Балканского полуострова, а также с Венгрией, с Венецией и другими европейскими государствами. Селим I строил планы широких завоеваний в Передней Азии. Он подготовил поход в сторону Ирана под лозунгом защиты «правоверного (суннитского) ислама» против «еретиков-шиитов». Расчистив для себя тыл путем умерщвления сорока тысяч активных малоазиатских шиитов, по заранее составленным тайными агентами султана спискам, Селим I начал войну с Сефевидским государство. Турецкое войско, в то время обладавшее большим артиллерийским парком, которого не было у кызылбашей, разбило последних наголову на Чалдыранской равнине в южном Азербайджане. Кызылбаши отступили столь поспешно, что даже шахский гарем попал в руки турецкого султана. Последний занял было Тебриз, но не использовал своей победи из-за волнений турецких янычар, в среде которых было немало втайне шиитствующих. Поэтому, а также из-за нового наступления кызылбашей, Селим отступил. Южный Азербайджан и Иран Арабский остались за Сефевидским государством. В странах Закавказья власть Сефевидов удержалась; в 1517 г. шах Исмаил подчинил восточную Грузию.

Держава Сефевидов была создана главным образом усилиями тюркских кочевых племен. Действительно, при шахе Исмаиле I и его ближайших преемниках, вплоть до конца XVI в., руководящая роль в государстве принадлежала азербайджанской (кызылбашской) кочевой знати; именно из ее рядов назначались главные придворные сановники, наместники областей и военоначальники. Войско составлялось из ополчений тех же кочевых племен и в меньшей степени из ополчений оседлых феодалов.1

При дворе и в войске долгое время господствовал азербайджанский язык, понятный всем тюркским племенам Ирана, и сам шах Исмаил I писал стихи на этом языке под псевдонимом Хатан, лишь в официальной переписке, согласно старой феодальной традиции, употреблялся персидский язык, как это было и при Сельджунах, и при монгольских ханах. В состав державы Сефевидов, помимо Ирана, входил ряд стран с неперсидским населением – Азербайджан, Армения, Южная Туркмения, Афганистан. Центр государства до половины XVI в. находился не в Иране, а в Южном Азербайджане – в Тебризе.

Поэтому в Сефевидском государстве скорее можно видеть такую же империю-конгломерат разных племен и народностей, связанных завоеванием, какими были прежние средневековые государственные образования на территории Ирана. Лишь позднее, с конца XVI в. роль иранского элемента в Сефевидском государстве стала более значительной.

Первые Сефевиды сознавали, что подержать единство ряда стран и областей с разным этническим составом и разной экономикой нелегко. Они хотели поддержать это единство, навязав разноплеменному мусульманскому населению своей державы одно государственное исповедание шиитское, именно толк умеренных шиитов – имамитов. Уже шах Исмаил I, заняв 1501 г. Тебриз, издал указ, «дабы на площадях распустили языки для поругания и проклинания Абу-Бекра, Омара и Османа, а всякому, кто стал бы противиться, отсекали бы голову».

Кровавые гонения на суннитов, а также на «крайних» шиитов, происходили повсюду, где утвердилась власть Сефевидов. Гонениям подвергались также «еретические» течения суфизма и всякое свободомыслие, следовательно светская наука и философия. Мрачный фанатизм могущественного шиитского духовенства, а также прекращение связей со Средней Азией и другими суннитскими странами тяжело отозвались на развитии поэзии, философии и всей умственной жизни Ирана XVI – XVIII вв.

1.2 Территориальные потери Ирана

Шах Тахмас I (правил в 1524-1576 гг.) вступил на престол десятилетним мальчиком. Первое время он был игрушкой в руках кызылбашской кочевой знати - ханов и султанов. Знать эта поддерживала шахскую власть лишь постольку, поскольку последняя выполняла ее волю и раздавала ей земельные пожалования, высокие посты и доходные должности; кызылбашские племена часто поднимали мятежи. В 1525 г. главы кызылбашских1 племен румлу и устаджлу заспорили о том, кому из них быть векилем, т. е. регентом и «воспитателем» малолетнего шаха; между племенами началась междоусобная война. В 1526 г. произошло восстание племени устаджлу, в 1531 г. восстание племени текелю, разграбившего Тебриз.

Помимо междоусобиц кызылбашской знати, шахской власти в первой половине правления Тахмасна I пришлось бороться с восстаниями местной иранской знати в отдельных областях. В 1529 г. возмутился владетель Кальхура Зулфикар-бек, из лурской кочевой знати, осадил и взял Багдад, вслед за тем завладел и всем Ираном Арабским, подчинившись турецкому султану Сулейману I и введя в мечетях чтение хутбы на его имя. Шаху пришлось предпринять поход для отвоевания Багдада.

В 1535 г. в Гиляне возмутился Амирэ Дубадж, хан Гиляна Бийэ пас. В 1538 г. Астерабид захватил некий Мухаммед Салих битикчи, из местной знати, провозгласивший себя местным государем и призвавший на помощь хана узбеков Хорезма. В 1540 г. произошло восстание в Рустемдаре, в 1541 г. – в Хузистане.

Все эти восстания шахской власти удалось подавить. Социальная природа этих восстаний до сих пор не изучена. В некоторых случаях на стороне местной знати против шахской власти выступали и народные массы, как это было, по-видимому, в астерабадском восстании 1538 г. Возмущения кочевой знати чаще всего происходили при помощи только данного кочевого племени и не имели никакой опоры в остальном населении. Некоторые восстания носили явно выраженный народный характер. Таково было восстание ремесленников, городских низов и крестьян в г. Херате и его округе, вызванное наборами и насилиями шахского беглербега, его чиновников и военных слуг, в 1535 г. Но как бы не была различна классовая природа восстаний, они показывают, что шахской власти не удавалась политика централизации. Даже казылбашские племена, считавшиеся главной опорой Сефевидов, не раз восставали, и шахской власти приходилось покупать их покорность раздачей кочевой знати земель и доходных должностей.

Шах Тахмасп I завоевал в Северном Азербайджане государства Ширван (1538 г.) и Шеки (1551 г.). Для укрепления своего владычества в Восточной Грузии шах Тахмасп I не раз предпринимал туда опустошительные походы. Войны с узбекскими ханствами Средней Азии продолжались при шахе Техмаспе I почти непрерывно. Узбекские ханы Мавераннахра почти ежегодно совершали походы в Хорасан и в район Астерабада, не раз брали важный г. Херат. В 1528 г. кызылбаши нанесли Убейдиллах-хану Узбексому тяжелое поражение при Трубет – и шейх Джам, но как только кызылбашское войско удалилось, Убейдуллах-хан снова одержал верх и занял, правда на время, Мешхед и Херат (1529 г.).

В последующие годы военные действия кызылбашей против узбекских ополчений носили пассивно-оборонительный характер. В узбекско-сефевидских войнах главным объектом борьбы был богатый Хорасан,1 с его развитой ирригацией, плодородными оазисами и большими торгово-ремесленными городами. Успехи узбеков в Хорасане иногда облегчались тем, что притеснения и вымогательства кызылбашской кочевой знати вызывали к ней ненависть со стороны населения.

В 1535 г., после народного восстания против шахской власти в Херате, узбеки заняли этот город. Уже в 1536 г. они были вытеснены из Хорасна, но походы ополчений узбекских ханов в Хорасан продолжались в последующие годы. Борьба с узбекскими ханствами осложнилась для шахской власти восстанием в районе Астерабада в 1550 г. туркменского племени йака, во главе которого стал знатный юноша Аба. Восстание это было подавлено только в 1558 г. после предательского убийства Аба. Борьба Сефевидского государства с узбекскими ханами протекала под идеологической оболочкой религиозной борьбы шиитов с суннитами.

В течение всей первой половины XVI в. продолжалась непрерывная война с Турцией за обладание странами Закавказья, Курдистаном и Ираном Арабским, важными в стратегическом и хозяйственном отношении; через них проходили пути европейско-азиатской караванной торговли. По мере того, как военная экспансия Турции в Венгрию, Австрию и другие европейские страны встречала все возрастающее сопротивление, Турция проявляла все большую активность в попытках завоеваний в Передней Азии. Борьба Сефевидского государства с османской Турцией также происходила под оболочкой религиозной борьбы между шиитами и суннитами. Турция делала попытки, и не без успеха, опираться на суннитски настроенную часть знати в Курдистане и Иране Арабском. Турецкий султан Сулейман I (правил в 1520-1566 гг.) в 1533 г. вторгся в Азербайджан, в 1534 г. занял Тебриз и Султанийэ, потом повернул к югу на Багдад и занял его. Из Азербайджана турецкие войска были вытеснены, но Иран Арабский так и остался за Турцией, в 1538 г. турецкие войска завладели г. Вахом и бассейном оз. Ван (Южная Армения). Восточная Грузия почти постоянно служила театром военных действий между кызылбашами и османскими турками. Сефевидское государство с его слабой центральной властью, отсталой войсковой организацией и допотопной военной техникой вынуждено было все время ограничиваться обороной.1

Наступательные действия Турции были облегчены опасным для шахской власти мятежом Алкас-мирзы, родного брата шах Тахмаспа I, назначенного им наместником (беглербегом) Ширвана после завоевания этой области. В 1547 г. Алкас сделал попытку отложиться и создать из Ширвана самостоятельное государство. Правда, казылбашским эмирам удалось было добиться примирения между шахом и Анкасом. Последний обязался ежегодно отсылать 1000 туманов деньгами в шахскую казну и 1000 ширванских всадников ко двору. Но вскоре в Тебрзе началась междоусобная борьба кызыл башских племен афшар и зулкадар, вызванная борьбой эмиров этих племен за должности и земли; эта междоусобица была прекращена лишь благодаря вмешательству шаха. Воспользовавшись волнениями, Алкас-Мирза снова отложился в Ширване, велел чеканить монету от своего имени и читать в мечетях хутбу с поминовением своего имени; то и другое считалось правом самостоятельного государя. Дважды разбитый шахскими войсками, Алкас Бежал к крымскому хану, потом в Стамбул к турецкому султану. Сутан Сулейман I счел выгодным поддержать его притязания и в 1548 г. предпринял большой поход в Южный Азербайджан и занял Тебриз. Султанское войско приникло вглубь Ирана и временно заняло Исфахан. В последующие годы военные действия продолжались с переменным успехом.

В 1555 г. был заключен мир в г. Амасья (в Малой Азии), по которому Иран сохранил за собой Азербайджан, Восточную Армению и Восточную Грузию. Область г. Карса была признана нейтральной территорией; эту область решено было опустошить и совершенно обезлюдить. Западная Грузия и Западная Армения, а также Ирак Арабский остались за Турцией. Таким образом был закреплен раздел Грузии и Армении между давно уже терзавшими эти страны Османской империей и Сефевидским государством. Договором 1555 г. завершилась первая полоса османо-сефевидских войн.

В 1555 г. сын турецкого султана Сулеймана I Баязид, возмутившийся против отца и потерпевший неудачу, иска убежище в Иране у шаха Тахмаспа I. Возможность иметь под рукою претендента на турецкий престол сулила выгоды шахскому правительству, но трусливый и корыстолюбивый шах Тахмасп предпочел продать подороже своего гостя султану Сулейману. Шах включил воинов Баязида1 в ряды своих ополчений, а самого изгнанника, после двухлетних переговоров, выдал турецкому султану, получив от него за это предательство 400 тысяч золотых (1561 г.).

Юго-восточными границами (в Афганистане) Сефевидское государство примыкало к владениям индо-мусульманского государства великих монголов. Кандахар и некоторые другие пункты переходили из рук в руки. В 1544 г. Тимурид Хумайюн, второй государь империи великих монголов, вытесненный из своих владений восстанием, искал убежище в Иране. Шах Тахмасп принял его благосклонно и счел выгодным поддержать военной силой попытки Хумайюна вернуть себе власть в Индостане, за эту помощь Сефевидское государство получило Кандахар.

Установление английскими купцами морского пути в Россию через Белое море (1553 г.) и завоевание Иваном IV Грозным Казани (1552 г.) и Астрахани (1556 г.) открыли новый этап в сношениях Ирана с европейскими государствами. Последним, так же как и Ирану, казалось очень выгодным установить непосредственные торговые сношения, минуя Турцию. Освоение волго-каспийского торгового пути Россией пытались использовать в своих целях и английские купцы. Агент английской «Московский» купеческой компании Антоний Дженкинсон прибыл в Россию (1557 г.), был принят царем Иваном IV Грозным и послан им с поручениями, касавшимися укрепления торговых сношений, сперва к узбекам в Бухару (1559 г.), потом и в кызылбашскй Иран (1561-1563 гг.). По пути в Иран Дженкинсон был благосклонно принят в Шемахе сефевидским беглербеком Ширвана Абдуллах-ханом, из племени устаджлу; при его содействии в Шемахе была основана английская торговая фактория, с целью, главным образом, вывоза шелка (сырца и тканей) в Англию через Россию Дженкинсон прибыл в шахскую резиденцию Казвин и представился шаху, приняв на себя роль официального английского посла, каким он на деле не был. К несчастью для Дженкинсоан, шах Тахмасп, только что получивший от султана Сулеймана крупную сумму за выдачу царевича Баязида, надеялся сохранить надолго хорошие отношения с Турцией и не проявил желания вступить с Англией и с Россией в отношения, которые могли бы быть направлены против Турции. Дженкинсон не только не добился ничего, но шах даже подумывал отослать голову англичанина в Стамбул. Однако Абдуллах-хан устаджлу, заинтересованный в вывозе ширванского шелка, не допустил этого, и благодаря его влиянию Дженкинсон, хотя и не добился соглашения с шахом, все же вернулся невредимым в Москву. Сношения английской купеческой компании с Ширваном по волго-каспийскому пути и вывоз шелка наладились было, но в начале 80-х годов XVI в. сократились, из-за новых вторжений турецких войск в прикаспийские области. В последней четверти XVI в. наладились дипломатические сношения Сефевидского государства с Россией. Заметно усилилась русско-иранская торговля.1

В 1271 г. двор шаха Техмаспа I посетил венецианский посланник д’ Алессандри с целью заключения военного союза против Турции, которая в то время вела войну с Венецией и другими европейскими государствами и отняла у Венеции остров Кипр, на который Турция напала без объявления войны. Миссия д’ Алессандри не имела успеха, - шах Тахмасп I считал мир Ирана с Турцией прочным и отверг союз с Венецией.

Шах Тахмасп I не был даровитым правителем, хотя, достигнув совершеннолетия, старался входить во все дела управления сам. Он отличался расчетливостью и скупостью, а вместе с тем мелочностью и недальновидностью. Без его разрешения визиры его не смели выдать никому даже 1 фельса (мелкая монета). Не заботясь о поднятии производительных сил страны, шах Тахмасп и его сановними не видели иных средств для увеличения дохода казны, кроме повышения налогов. Были введены большие надбавки (тоуфир, тафавут) к хараджу и другим налогам. Эта налоговая политика тяжело отразилась на экономике Ирана. Последние 14 лет своего правления этот шах совсем не платил жалования войску. Такими мерами он добился того, что после его смерти в его главном казнохранилище в крепости Кахпахе (это крепость служила также государственной тюрьмой) оказалось 380 тысяч туманов в золотой и серебряной монете, 600 золотых и серебряных слитков, весом по 3 тысячи мискалей каждый, 200 харваров шелка, 30 тысяч одежд из дорогих тканей, полное вооружение на 30 тысяч всадников и т. д. Все эти сокровища лежали мертвым грузом в казнохранилище. Зато государственный доход, доходивший до 5 млн. золотых в середине XVI (согласно Минадои, 1558 г.), упал до 3 млн. золотых (согласно д’ Алессандри, 1571 г.).

Шах был непопулярен в народных массах Близость турецкой границы и враждебное отношение горожан Тебриза и шаху Тахмаспу I побудили его перенести свою резиденцию подальше к востоку в Казвин (1548 г.). Но и здесь он ни от кого из райятов не принимал жалоб и не любил показываться перед глазами народа. Он двадцать лет не садился на коня и одиннадцать лет не выходил из своего дворца.

В последние годы правления Тахмаспа I внутренне положение Ирана было тяжелым. По словам д’ Алессандри, дороги были небезопасны из-за нападений разбойников и междоусобий феодалов. Из-за этого важные караванные пути на запад в Аленно и на юг к порту Ормуз были заброшены. Чиновники, не чувствовавшие над собой твердой руки центральной власти, творили, что хотели. Феодалы, в особенности кочевая знать, были полными хозяевами судеб крестьянства и городских низов. Обнищание крестьянства усиливалось из-за того, что в 1571 г. Иран посетили чума и сильный недород. В стране царил голод, местами дело доходило до людоедства. Хорасан все время подвергался нападениям узбекских ханов и их кочевых ополчений.

Положение райятов, несколько облеченное при шахе Исмаиле I, снова стало очень тяжелым к концу правления шаха Тахмаспа I. В стране происходили восстания крестьян и ремесленников. История этих народных восстаний почти не изучена. Особенно упорным было восстание в Гиляне. Экономически эта область была тогда малосвязана с центральным Ираном. Шахская власть там была слаба. После усмирения возмущения Амирэ Дубаджа, хана Бийэ пас (регисткого), шах отдал еговладения в управление Хан-Ахмед-хану, владетелю Бийэ пиш (лахиджанскому, правившему в 1536-1568 и 1578-1592 гг.), из династии Кийя. Когда в 1568 г. шах пожелал вернуть ханство Бийэ нас Джемшидхану, сыну Амирэ Дубаджа, возникли споры из-за разграничения земель, послужившие поводом для возмущения Хан-Ахмед-хана лахиджанского против шаха. Хан-Ахмед-хан был разбит, низложен и заключен в крепость Ихтахр близ Шираза. Но народные массы Гиляна упорно обороняли свою самостоятельность. В 1569 г. они собрали восемнадцатитысячное ополчение и провозгласили ханом одного из членов низложенной династии. Восстание было подавлено, наместником Гиляна назначен был седьмой сын шаха Махмуд-мирза, земли в Гиляне были разделены между эмирами племени устаджлу и других кызылбашских кочевых племен (1870 г.).

Притеснения и насилия этих эмиров вызвали восстание «гилянского простонародья, черни, сброда и подонков», как официальные источники называют крестьян и городскую бедноту. Кызылбашский эмиры и шахские чиновники были частью перебиты, частью изгнаны (1571 г.). Вся область оказалась в руках восставших. Борьба гилянцев с шахскими войсками шла с переменным успехом, и только в 1572 г. сильное феодальное ополчение из воинов устаджлу и других кызылбашских племен, посланное шахом в Гилян, смогло, наконец, подавить восстание.

Ярким показателем недовольства народных масс политикой правительства шаха Тахмаспа I было восстание ремесленников и городской бедноты в Тебризе в 1571-1573 гг. Тебриз, насчитывавший в начале XVI в. до 300 тыс. жителей, узел путей транзитной европейско-азиатской караванной торговли, ее перегрузочный пункт и центр ремесленной промышленности-шелкоткацкой, шерститкацкой, хлопчатобумажной, сафьяновой, оружейной и т. д., оставался крупнейшим городом Сефевидского государства и после перенесения шахской резиденции в Казвин.

О тебризском восстании мы находим подробный рассказ у Хасанбека Румлу и краткое известие у историка XVII в. Искендера Муниш. Оба они проявлют классово-враждебное отношение к восстанию, но сообщают интересные факты. Об этом же движении говорит и венецианский посланник д’Алессандри. Рассказ его, путаный и неясный, видимо, основан на тенденциозных сообщениях шахского двора.

Персидские авторы не дают полного освещения обстановки в Тебризе1 и непосредственной причины тебризского восстания, они говорят только, что ближайшим поводом к восстанию были притеснения тебризского правителя Аллах-кули-бека устаджлу. Д’ Алессандри сообщает, что в Тебризе давно происходила борьба двух группировок, из которых одна господствовала в четырех кварталах города, другая в пяти. Можно лишь предполагать, что в борьбе этих факций отразились противоречия между городской знатью (феодалами и купцами) и городскими низами.

О классовом характере восстания ясно говорят имена, какими называли участников движения Хасан Румлу и Искендер Муниш, - это «простонародье» (аджлаф), «чернь» (аджамирэ), «сброд» (рунуд) и «подонки» (оубаш), т. е. слова, которые у персидских средневековых историков обычно обозначают крестьян, ремесленников и городскую бедноту. Хасан Румлу называет в числе руководителей движения представителей ремесленников и мелких торговцев; упоминаются сукновая, сапожник, зеленщик, сын изготовителя мальвар, погонщики верблюдов. По словам д’Алессандри, активную роль в движении играл цех мясников. Кроме того, видное участие в руководстве движением принимали пехлеваны (буквально богатыри, борцы, атлеты, перс.). Так назвались профессиональные атлеты, выступавшие на аренах спортивных игр (зур-ханэ) перед зрителями. Пехлеваны составляли особый цех. Пехлеван яри был главным руководителем восстания.

Знатные люди и «столпы державы» не раз настаивали, чтоб шах Техмасп I послал войско для усмирения «тебризской черни». Но шах медлил и колебался, отговариваясь тем, что ему «жаль разорять такую важную область». Настоящей причиной колебаний шаха было крайне тяжелое внутренне состояние Сефевидского государства; войско (феодальное ополчение) много лет уже не получало жалования и было ненадежно, а Гилян был охвачен восстанием. Поэтому шах назначил правителем Тебриза Юсуф-бека устадждлу, считавшегося опытным и тактичным администратором, и поручил ему вступить в переговоры с восставшими. Юсуф-бек так и поступил. Ему удалось убедить старшин (кедхудайан) городских кварталов прекратить борьбу со знатью. Соглашение было скреплено клятвами. Никто из восставших не подвергся наказанию.

Но, по-видимому, беднейшие горожане не были удовлетворены соглашением, заключенным городскими кедхудами с Юсуф-беком.1 Через некоторое время произошло столкновение между военными слугами Юсуф-бека и сторонниками пехлевана Яри. Пролилась кровь. После этого ряд городских кварталов снова был охвачен восстанием. Юсуф-бек просил помощи у шаха. Авторитетные шиитские богословы составили фетву, в которой объявили избиение тебризской «ячерние» делом законным и соответствующим марианжу. Шах приказал Сохраб-беку, сыну наследственного владетеля Карадага, оказать помощь Юсуф-беку. Сохраб-бек с феодальным ополчением вступил в Тебриз и занял Сахабабадский мейдан. Юсуф-бек со своим ополчением присоединился к нему. Им обоим удалось окружить кварталы, охваченные восстанием. Видя, что дальнейшее сопротивление бесполезно, руководители и активные участники восстания укрылись в различных потайных убежищах. Юсуф-бек обыскал дома, открыл убежища скрывавшихся и арестовал много народа.

«И главари черни, - повествует Хасан Румлу, были повышены, как, например, Гёкча, Нашми, Шереф, Шунджи сукновал, Хасан сапожник, Хаджхил Дераз, Шах-Али Чартак, Мирза Баба Нухи и Хусейн зеленщик (сабзэ форуш). И кроме них было назначено сто пятьдесят человек». Пехлеван Яри, пехлеван Аваз и Алай и Хасан-Джан были также схвачены. Сохраб-бек, движимый корыстолюбием, хотел было пощадить их. Но Юсуф-бек настоял на том, чтобы и они были ему выданы и также казнены. Головы их были выставлены на тебризском Мейдане. По рассказу Хасана Румлу, тебризское восстание было подавлено только через два года, т. е. в 1573 г. Источники не сообщают, выдвигали ли восставшие какие-либо определенные требования. Размах восстания так напугал шаха Тахмаспа, что он удовольствовался казнью 10-15 руководителей и 150 боле активных участников движения и не допустил массовой расправы и разграбления города, обычных на средневековом Востоке в подобных случаях. Мало того, очевидно, дабы успокоить население огромного города и не допустить новых волнений, шах дал городу Тебризу значительные льготы. Сперва он «простил» тебризцам сбор налога с ремесла (мал-и мухтарифэ), а затем освободил город и от уплаты всех податей в диван (ксуну), иначе говоря, город получил привилегию налогового иммунитетта (му’афи).

В последние годы правления шаха Тахмаспа I, еще до тебризского восстания, была проведена важная реформа; был отменен навсегда сбор тамги, т. е. налога с торговли (в частности, и с мелкой розничной), с ремесла и со всех городских промыслов и занятий. Тамга была впервые введена в XIII в. монгольскими завоевателями. Взимавшаяся в течение более трехсот лет тамга обогащала казну феодального государства, но наносила огромный ущерб городской жизни по словам анонимного венецианского купца (1514 г.), в Тебризе1 всякий, у кого была лавка на базаре, должен был платить ежедневно, в зависимости от своего состояния и дохода, от двух аспр до одного дуката (золотая монета). Это и была тамга. Она взималась независимо от ввозных и вывозных пошлин (бадж), которые взыскивались с мусульман в размере 5% стоимости товаров, а с христиан, евреев и прочих иноверцев – 10%. Отмена тамги в указе шаха Тахмаспа I была объяснена указанием «свыше», полученным шахом во время вещего сна. Истинной же причиной отмены тамги был упадок городской жизни во второй половине XVI в., принявшей угрожающие размеры. Шахское правительство оказалось вынужденным облегчить положение горожан и отменить разорительную и ненавистную всем тамгу. С тех пор тамга больше не восстанавливалась. Вместо нее был введен сравнительно небольшой налог с ремесла (мал-и мух-тарифэ). Ввозные, вывозные и транзитные пошлины (бадж) были сохранены.

Смерть шаха Тахмаспа I (1576) вызвала смятение среди кызалбашской знати и высшего шиитского духовенства. По словам историка Хасан-бека Румлу, сейиды, казли и улемы дрожали за свою жизнь, опасаясь «подонков и черник» (рунуд во оубаш), т. е. народного восстания. Техлеасп оставил двенадцать сыновей, из которых каждый, по кызылбашскому обычаю, имел «воспитателя» – «лялэ» среди феодальной знати одного из кызылбашских кочевых племен и считался «воспитанником» данного племени. Эмиры племени устаджлу провозгласили шахом своего «воспитанника» Хейдер мирзу, пятого сына Тахмаска, поддержанного также грузинской гвардией дворца. Но эмиры племен фашар, каджар, румлу, варсак и др. не признавали Хейдер-мирзу. В казвине произошла кровавая резня, во время которой Хейдер был убит. Эмиры племени афшар добились возведения на престол своего «воспитанника» Исмаил-мирзы, которого подозрительный отец, шах Тахмасп I, в течение двадцати лет держал в заключении в крепости Кахкахэ.

Шах Исмаил II (правил в 1576-1577 гг.) неспособный и жестокий правитель, пытался укрепить свою власть массовыми казнями и, в частности, убийством своих шести братьев, проживавших в Казвине. Он разослал также приказы об умерщвлении и остальных родичей, находившихся в областях. Но эти приказы не были приведены полностью в исполнение, так как Исмаил II внезапно умер, принял слишком сильную дозу опиума, в доме своего халваджы-башы (начальника дворцовых кондитеров), быть может, отравленный им. по другим данным, Исмаил II был убит в гареме заговорщиками, переодетыми в женское платье. «Высокий совет» (диван-и’али) эмиров и знати решил провозгласить шахом старшего сына Тахмаспа I, Султан Мухаммеда, но прозванию Худабендэ («раб божий), который раньше не считался претендентом на престол из-за болезни глаз Шах Султан Мухаммед Худобендэ (правил в 1577-1587 гг.), безвольный ханжа, был орудием в руках своей жены Мажд-и Ульйэ, матери его двух сыновей Хамзэ и Аббаса, опиравшейся на иранскую оседлую чиновную знаять и пытавшейся при ее помощи вести политику укрепления центральной власти. За это она была убита позже по наущению недовольных ею кызылбашских кочевых эмиров. Шах Мухаммед вынужден был сразу заплатить войску жалованье за четырнадцать лет.

В 1578 г. Турция возобновила войну с Ираном. Одной из задач Турции1 на этот раз был захват стран Закавказья и западного каспийского побережья, отчасти для того, чтобы овладеть волго-каспийским путем, превратившимся в важную торговую артерию. Еще турецкий султан Селим II (правил в 1566-1574 гг.) пытался соединить Дан и Волгу каналом (1568 г.) и при помощи крымского хана предпринять поход на Астрахань (1569), но эти попытки потеряли неудачу. Тогда правительство султана Мурада III (правил в 1574-1595 гг.) решило овладеть странами Закавказья. В 1578 г. турецкие войска, восстановив, вопреки договору 1555 г., цитадель г. Карса, вторглись в восточную Грузию, Восточную Армению и Азербайджан, сея повсюду смерть и разрушение. Их продвижение было установлено Хамзэ-мирзой, способным и смелым наследником престала, войска которого одержали две блестящие победы над турками в Южном Азербайджане. Но турецкие войска были поддержаны частью курдской суннитской знати. Хамзэ-мирза был убит в результате заговора кызылбашской кочевой знати. В 1585-1588 г. турки овладели всем Северным и Южным Азербайджаном, овладели и Тебризом и разорили его вконец.

Между тем, в Хорасане еще в начале правления шаха Мухаммеда восстали кызылбашские племена устаджлу и шамлу. Номинальным наместником Хорасана считался младший сын шаха Мухаммеда, Аббас-мирза, родившийся в 1571 г. Его «воспитатель» (лялэ) Али-кули-тап шамлу в союзе с Муришид-кули-ханом устаджлу, оба поддержанные своими племенами, решили провозгласить шахом Аббас-мирзу (1581 г.), дабы самим управлять от имени мальчика. Еще в 1578 г. они отказались вернуть ребенка отцу и матери под предлогом того, что во дворце их «воспитаннику» якобы угрожает опасность, а позднее, посоле долгих переговоров, начали открытую войну с шахом Мухамедом. Узнав об убийстве Хамзэ-мирзы, единственного сильного противника, оба хана пошли на Казвин и заняли его (1587 г.). Шах Мухаммед, занятый в то время подавлением народного восстания в Фарсе, был покинут своим войском. Вскоре после того он умер.

. Реформы Аббаса и укрепление государственного строя страны

В начале правления шаха Аббаса I (правил в 1587-1629 гг.) внутреннее положение Ирана, как и внешнеполитическая обстановка, были исключительно тяжелыми. Войска узбекского государства Мавераннахра овладели всем Хорасаком, с годами Мервом, Хератом, Мехихедом и Кишакуром (1587-1588 гг.). Восточная Армения, Азербайджан и западная окраина Ирана были заняты турецкими (османскими) войсками. Население было разорено войнами и массами угонялось османами в рабство. Религиозный фанатизм давал оправдание грабительским приемам войск турецкого султана: хотя шариатом обращение мусульман в рабство, даже и во время войны, строго запрещалось, турецкое сункитское духовенство объявило дозволенным обращать в рабство и продавать «нечестивых» шиитов. Потому-то при взятии турками Тебриза даже местные сейиды были угнаны в рабство и проданы «франкским» и еврейским купцам в Стамбуле.

Внутри страны происходили междоусобная борьба феодальных клик и народные восстания. Как сказано в предыдущей главе, шаха Аббаса I возвела на престол одна из клик кызылбашской военно-кочевой знати во главе с Муршид-кули-ханом, главою племени устаджлу, и Али-кули-ханом, главою племени шамлу. Оба хана рассчитывали сделать юного шаха (ему было только 17 лет) орудием достижения своих целей. Затем между прежними союзниками началась борьба за власть. Муршид кули-хан одолел. Но вскоре шах Аббас отделался от стеснительной опеки Муршид-кули-хана путем убийства. Тогда же шах Аббас стал опираться на ту группировку класса феодалов, которая одна лишь была заинтересована в существовании сильной центральной власти на гражданских чиновников (бюрократию), почти сплошь персов. Опираясь на них, шах отдавал предпочтение иранскому оседлому элементу перед азербайджанским кочевым элементом.

Правительство шаха Аббаса I предложило правительству России начать совместные военные действия против Турции, дабы вырвать из ее рук недавно захваченное ею кавказское побережье Каспийского моря и богатый шелководческий Ширван. За военную помощь Сефевидскому государству против Турции посол шаха Аббаса I Хади-бек1 обещал уступить России города Дербену и Баку с их районами. Правительство царя Федора Ивановича добивалось формального подтверждения этой уступки. Посол шаха Аббаса давно уклонялся от этого, ограничиваясь устными обещаниями, наконец, получил от шаха полномочия дать письменное обязательство. Но Россия, ослабленная данной ливанской войной и находясь под угрозой войны со Швецией, Польшей и крымским ханом, не могла развернуть большую войну против столь сильной военной державы, какой была тогда Османская империя, и вынуждена была ограничиться военными действиями местного значения у рубежей Дагестана.

В 1590 г. Сефевидское государство вынуждено было заключить тяжелый для него мир с османской Турцией, уступив ей Восточную Грузию, Восточную Армению, Курдистан, весь Северный и Южный Азербайджан (кроме Ардебиля и Тальина) и часть Луристана. Еще раньше в ряде областей вспыхнули восстания местных феодальных владетелей, которые иногда были поддержаны и народными массами, страдавшими от тяжести налогов, установленных центральным правительством в 70-80 годах XVI в.: по свидетельству Искендера Мукини, размеры некоторых налогов возросли в пять раз. В 1588 г. восстал Шах-верди-хан, владетель Луристана, в 1589 г. в Хорасане возмущался и пытался овладеть Систаком родственник шаха царевич Рустам-мирза. В Фарсе восстало кызылбашское кочевое племя зулькадар, в Кермане – кызылбашское племя афшар. Эти восстания были подавлены. В Исфахане поднял восстание местный правитель Юли-бек; шаху не удалось взять цитадель и пришлось пойти на соглашение с Юли-беком (1590г.).

В том же году были подавлены народные восстания в Тальине и Луристане, в 1596 г. восстание сейида Мубарека в Арабистане. После того шах Аббас предпринял поход в Мазендеран и, низложены четыре династии местных владетелей, обратил эту область в свой собственный домен (1596 г.). подавление восстаний производилось Аббасом I с большой жестокостью: в Гиляне, например, было вырезано поголовно племя джин, позднее такая же участь постигла племя мукри, кызылбашское племя текелю.

2.1 Налоговая реформа

При Аббасе I экономическая политика Сефевидского государства имела ярко выраженный характер покровительства центральным областям империи, населенным в основном персидским этническим элементов. Это обстоятельство, вызвавшее в свое время ненависть азербайджанцев, армян, грузин и прочих народностей, было отмечено современниками Аббаса. Так, Аракел Тебрицкий указывает, что шах Аббас I сознательно проводил политику опустошения некоторых окраин государства с тем, чтобы обеспечить за их счет процветание центра Ирана и в особенности столичного города Исфахана1.

Но, как было сказано, Аббас I проводил и отдельные меры по облегчению налогового бремени в некоторых городах и областях Ирана. Это было вызвано необходимостью восстановления дотла разрушенного хозяйства, без чего было немыслимо думать о налоговой платежеспособности податного населения. Эти мероприятия шаха носили в основном вынужденный характер. В основе решений шаха о предоставлении налогового иммунитета отдельным городам иногда лежали и политические мотивы.

В раде преступных мероприятий Аббаса I в этой области, как сообщает Искендер Мукини, было временное освобождение от уплаты некоторых налогов части крестьян и других налогоплательщиков Ирана. Это произошло когда были изгнаны из пределов страны османские войска под командованием Мурад-наши. Аббас I «освободил в этом году и на следующий год от поземельного налога и чрезвычайных государственных сборов часть районов, пострадавших от нашествия румийских войск».

Помимо этого был проведен в жизнь ряд других мер по облегчению налогового бремени населения Ирана, которые отчасти касались и Азербайджана. В 1615 г. минтское население страны получило «в дар» от шаха налоговое облегчение в размере 1/12 части годового сбора. Искендер Мукини утверждает по этому поводу, что шах «пожертвовал шиитам всех областей Ирана диванский поземельный налог и арендную плату недвижимых имуществ в части, проходящей на месяц рамазан…»

Данное мероприятие Аббаса I, видимо, не сразу распространилось по всей Сефевидской империи и не одновременно охватило соответствующие области, на селенные шиитами. Есть основание полагать, что для пользования представленной налоговой льготой требовалось нечто большее, а именно доказать приверженность шиизму каждой определенной области отдельно. Наивно было допустить. Что при проведении подобной меры Аббасом руководили в действительности гуманные соображения. Все это имело свою глубокую политическую подоплеку, так как должно было служить и на деле послужило как бы критерием определения религиозной, следовательно, и политической ориентации целой империи. Этим предусматривалось выявить повсеместное настроение населения по отношению к созданному Аббасом I централизованному государству, поощрять шиитскую, просефевидскую и в то же время усилить антиосманскую и антиузбекскую его направленность.

Далее Искендер Мукини сообщает об отмене Аббасом I в том же году (1615) некоторых других сборов, установившихся при правлении прежних шахов. Эти сборы (вуджухат-и эхдас) взимались за ночную охрану города и представляли собой значительную сумму в «30000 шахских тумаков, имеющих хождение в Ираке (Персидском)». Такая мера оказала влияние на развитие городского и главным образом кустарного производства в Иране. Взявший верх в Сефевидском государстве XVII в. персидский этнический элемент в лице гражданской бюрократии продолжала свои усилия с целью ослабления позиций военных феодалов, представляющих в основном азербайджанский элемент и занимавших все еще высокие посты в управлении многими областями. Промдакская бюрократия искала поддержку у широких слоев населения империи и добивалась ее путем склонения самодержца – шаха к некоторым уступкам в пользу последних. Убытки, связанные с подобными мерами возмещались за счет военных феодалов. В практике изганского Сефевидского государства XVII в. было распространено «превращение в хассе, т. е. перевод областей отдаваемых военным феодалам, в число личных владений шаха и царствующей династии.

Как видно из всего вышеизложенного, политика сефевидского правительства к середине XVII в. была направлена на упорядочение налогового вопроса, на частичное облегчение бремени податного населения. В решении этого вопроса главную роль сыграл Хатембек Орду-бади, который, будучи главой финансового ведомства, в 1591 г. по указу шаха приступил к составлению реестра доходов и расходов «охраняемой богом страны» - всей сефевидской империи. Аналогичные меры в этих областях могли быть осуществлены лишь к концу правления Аббаса I и даже к концу 30-х и началу 40-х годов столетия, т. е. после установления мира между враждующими странами: сефевидским Ираном и Османской Турцией. При этом необходимо оговориться, что большинство этих уступок касались задолженности податного населения, так называемых «бакая» (недоимки). И сефевиды, идя на такой шаг упраздняли лишь ту часть налогов, оплатить которые податное население было не в состоянии. Этого, конечно, нельзя сказать в отношении тех случаев, когда центральная власть освобождала на время или навсегда какую-нибудь область или город вообще от уплаты определенного налога или всех налогов, что безусловно, служило стимулом роста производительных сил данной местности.

Шахская власть стремилась упорядочить дело налогообложения, определить нормы и размеры налогов и податей, а вместе с тем указать, куда и как должны быть направлены расходы государственных поступлений в денежном или натуральном виде. По сути дела эта тенденция носила прогрессивный характер. Мероприятия шахской1 власти в области налогообложения создавали относительно твердую почву для утверждения законности правопорядка в отношениях между фискальным ведомством, его чиновниками и податным населением. «Щедрость» сефевидского правительства прежде всего проявлялась, как указано нами, в отношении недоимок, которыми «пожертвовал» шах, убедившись в безысходности положения налогоплательщиков. Фактически шах «прощал» районам именно ту часть налогов, которую взимать с податного населения практически было невозможно. Известно, что подобные «милости» главы феодального государства не могли составить базу для расширенного воспроизводства ни в сельском хозяйстве, ни в другой отрасли производства и осуществлялись для предупреждения острых классовых столкновений.

Тенденция к облегчению налогового бремени населения проявлялась спорадиски, в ней отсутствовала какая-либо последовательность и целеустремленность. Верхушка сефевидского государства шла на уступки в области налогов обычно при коронации нового шаха или какой-либо крупной военной победы, а подобные случаи представлялись довольно редко. Вместе с тем другая тенденция увеличения налогов и податей проявляли себя как постоянно действующий фактор, и налоговое бремя населения Сефевидской империи все больше увеличивалось по мере прекращения победоносных войн.

Однако было бы и ошибкой утверждать, что налоговая политика Сефевидов не имела никакого положительного влияния на развитие экономики и хозяйственной жизни окраины империи, в том числе не Азербайджан. Наоборот, в отдельные годы в некоторых областях Азербайджана поощрительные плоды Сефевидов были наглядны и ощутимы. Они прежде всего касались местной феодальной знати и городской верхушки. Поэтому необходимо еще раз подчеркнуть, что экономической развитие Ирана в середине XVII в. оживление и подъем хозяйственной жизни, расширение его торговли было в основном результатом трудового подъема народа, взявшегося за восстановление и развитие экономики и культуры в условиях наступившего мира в отношениях между Сефевидским Ираном и Султанской Турцией.

При шахе Аббасе 1 была проведена монетная реформа. Номинальной единицей сефевидской денежной системы считался «динар», до того времени давно исчезнувший из обращения. Аббас 1 ввел в обращение новую монету, назвав ее своим именем «аббаси». Эта монета весила два мискала1 чистого золота и имела достоинство в 200 динаров2. В качестве примеси, по всей вероятности, использовалась медь. О пробе сефевидских монет XVII в. точных сведений нет. Шарден указывает, что эта проба была или должна быть равна пробе искакских монет.

В Иране, как и в других владениях сефевидов в XVII в., были в обращении следующие виды монет:

1.  аббаси – достоинством в 200 динаров;

2.  махмуда – достоинством в 100 динаров;

3.  шахи – достоинством в 50 динаров;

4.  бисти – достоинством в 20 динаров;

5.  газбели – достоинством в 5 динаров.

Первые четыре чеканились из серебра и были круглыми, дисковой формы, за исключением бисти, которая имела овальную форму. К середине второй половины века чеканить серебряные монеты бисти стали все меньше и меньше. Шарден, наиме6ньшей серебряной монетой Сефевидов считает шахи. Газбели чеканились из меди. Все крупные суммы у Искендера Мукини исчисляются архаичным «тумаком», равным 10 тысячам динаров, который отсутствовал в обращении. По Тавернье, пятиаббасовые монеты чеканились из золота и котировались то выше, то ниже своей номинальной стоимости, в зависимости от обстоятельств. Чеканка эта носила эпизодический характер и практиковалась при коронации шахов, больших праздниках, значительных военных победах.

Лицевую сторону (аверс) серебряных монет «украшали» посередине слова: «Нет божества, кроме Аллаха, Мухаммед есть посланник божий, Али ставленник божий», а вокруг диска: имена 12 имамов. На оборотной стороне (реверс) были выбиты: имя царствующего шаха, место и дата чеканки. Подобный порядок изготовления сефевидских монет был установлен еще в XVI в., нововведения же Исмаила 11 ненадолго пережили его на лицевой стороне дробных медных монет изображается лев с восходящим солнцем на спине, а на оборотной стороне указывались место и дата чеканки. Однако Насрулла Фальсари, не указывая, к сожалению, первоисточника, дал более подробные и интересные сведения о чеканке медных монет. Каждый город, по его словам, чеканил свои медные монеты с изображением своего специального герба (в виде оленя, козла, рыбы, змеи и т. п.). в 30-х годах XVII в., как отмечает Фпльсари, ссылаясь неназванного европейского путешественники. Медные монеты Исфахана имели изображения льва, а монеты Коллана, Гиляна и Шемахи петуха, рыбы и сатаны. В начале каждого года, к празднику Новруза, пускались в обращение новые монеты, после чего старые сохраняли силу лишь в городе первоначальной чеканки1.

Месторождения благородных металлов в сефевидских владениях, в том числе и в Закавказье, не разрабатывались. Отсталая техника эксплуатации и отсутствие специалистов горного дела в стране имели своим последствием то, что правящие круги пришли к выводу об убыточности такого мероприятия. Таким образом, Сефевидское государство в отношении благородных металлов всецело зависело от границы, хотя и собственных запасов было немало. Серебро, идущее на чеканку монет, составляли ввозимые в страну иностранные монеты, серебряные изделия и слитки. Все золото, поступавшее в государственную казну, как правило, там застревало, навсегда выбыв из сферы обращения. Шарден имел все основания уподобить поэтому шахскую казну бездонной бочке, которая пожирала буквально все. Шах Ирана, - отмечал Тавернье, - из предметов личного пользования признавал лишь золотые. Более поразительно сообщение Мухаммеда Такира Вахида о том, что у охотничьих животных (генордов) шахского двора ошейники были инкрустированы дорогостоящими камнями, а цепи были золотые.

<

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Укрепление государственного строя Сефевидского Ирана при правлении Аббаса I (1587-1629 гг.)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 439

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>