Дипломная работа на тему "Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна"

ГлавнаяИстория → Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна":


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Р.Ф.

Калужский государственный педагогический университет

им К.Э. Циолковского

Кафедра всеобщей истории

ДИПЛОМ

Становление независимости Монголии.

Деятельность Унгерна

Дипломная работа

Калуга 2007


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1 Идеология барона Унгерна

§ 1 Начало военной карьеры Унгерна

§ 2Проблемные аспекты идеологии барона Унгерна

§ 3 Идея создания Центрально-Азиатского государства

Глава 2 Вторжение Унгерна в Монголию

§ 1 Захват Унгерном Урги

§ 2 Разгром Кит айских войск в Халхе

Глава 3 Походы Унгерна в Советскую Сибирь и ДВР

§ 1 Причины походов

§ 2 Первое наступление и первое отступление

§ 3 Ввод частей Красной Армии и НРА ДВР в Халху

§ 4 Причины заговора против Унгерна

§ 5 Суд над Унгерном

Заключение

Библиография

Только люди лично знавшие Романа,

Могут объективно оценить его поступки.

Одно можно сказать, что он не такой как все…

Из воспоминаний барона

Альфреда Мирбаха.

Введение

Гражданская война полыхавшая на необъятных российских просторах ,весной 1921г.докатилась до диких степей Монголии. В течение первой четверти XX в. Монголия была своеобразным перекрёстком интересов государств и отдельных личностей. Китай стремился вернуть утраченное господство, Советская Россия – установить пролетарскую гегемонию, а Япония уже тогда всерьёз подумывала о мировом владычестве.[1]

Огромное феодальное государство было лакомым куском для большевистской власти, а «призрак коммунизма» и мировой революции, казалось, стал осязаемым для кремлёвских руководителей. Несмотря на то, что масштабы сражений и численность противоборствующих сторон значительно уступали таковым на Урале, в Сибири и Забайкайле, здешним,

небольшими, по европейским меркам, воинским соединениями командовали весьма колоритные личности. Регулярной 5-й Красной армией и войсками Дальневосточной республики противостояла так называемая Азиатская дивизия под командованием Романа Фёдоровича Унгерна - Штернберга – немецкого барона, русского генерала и монгольского князя. Потомок немецких крестоносцев барон Унгерн пытался воссоздать древнюю империю Чингисхана, а коренной монгол Сухэ – Батор своей деятельностью способствовал триумфу социалистической идеологии, не имеющей к реалиям его родины практического никакого отношения.[2]

В наше время растет интерес к личностям, игравших значительную роль в событиях начала ХХ века. Барона Унгерна можно отнести к таким личностям. Его образ не однозначен, его либо очерняли, выставляя полным сумасшедшим, либо наоборот возносили, восхваляя его как прирождённого воина. Поэтому необходимо взглянуть на эту личность с беспристрастной стороны, не осуждать и восхвалять его, а, оценивая только его поступкам и мысли которые стоят мыслям которые стоят за его делами.

Тема достаточно актуально в наше время т.к. растёт интерес к этой загадочной и неоднозначной личности сыгравшей противоречивую роль в истории Росси и Монголии. Можно выделить следующую цель, которую я ставлю в своей работе:

Это осветить не только деятельность Барона Унгерна, но и дать оценку его личным качествам, раскрыть внутренний мир, показать, что стояло за его действиями, ненормальная страсть больного человека, или продуманные действия блестящего стратега, а также привести разные точки зрения нескольких авторов по наиболее спорным вопросам.

В данной дипломной работе я ставила перед собой следующие задачи:

Это, во-первых: раскрыть основные моменты биографии барона Унгерна.

Во-вторых, исследовать его основные военные операции, в частности это походы Унгерна в Монголию, и Советскую Россию.

В-третьих, раскрыть основные моменты его идеологи взглядов т.к. именно они лежала в основе всех его планов и действий.

Источники

Об Унгерне написано немало работ, как советскими исследователями, так и историками белой эмиграции.

Немалый интерес представляют книги воспоминаний. Среди них - книга Ф.Оссендовского « И звери, и люди, и боги». Впервые она вышла в 1922г. в Лондоне, а в 1925г. Была опубликована на русском языке. Её автор был министром финансов в правительстве Колчака. После разгрома армии Колчака Оссендовский, бежал и временно находился на территории Монголии, где и встретился с Унгерном. Он показывает Унгерна человеком чрезвычайно жестоким, погубившим много человеческих жизней, называет его «проклятым демоном войны».[3]

Шумяцкий Б.З.был уполномоченным Народного Комиссариата иностранных дел РСФСР в Сибири и Монголии, воевал лично с Унгерном. Именно он сформулировал некоторые характеристики Унгерна в своей книге «Народы Дальнего Востока», которые легли в основу всей советской историографии об этом белом генерале. И с этого времени вся советская историография стала называть Унгерна «Японским наймитом», действовавшим в интересах Токио.[4]

Воспоминания Д.П.Першина «Барон Унгерн, Урга и Алан-Булак» содержат ряд интересных сведений о положении в Урге до и после её захвата Унгерном, а также о самом Унгерне. Першин был с 1925г. - управляющий Монгольским Национальным банком в Урге. в Нём некоторую жестокость. Унгерн импонировал Першину, прежде всего тем, что является стойким и способным борцом против большевиков и советской власти.[5]

В 1934г. В Шанхае были опубликованы воспоминания адъютанта начальника Азиатской конной дивизии А.С Макеева под заголовком «Бог войны - барон Унгерн». В книге кратко освещается история дивизии, начиная с выхода её из Даурии и кончая поражением Унгерна и его пленением. Дается справка о роде Унгернов-Штернбергов, показаны битвы за Ургу, исключительна храбрость барона, его свирепость и жесткость, особенно по отношению к большевиками евреям. Описывается зверства приближенных барона-Сипайлова, Бурдуковского, Безродного и других палачей. Автор пишет, что Унгерн постепенно превратился в маньяка и вся дивизия подняла бунт против него. Сам Макеев активно участвовал в заговоре против Барона.[6]

Так же из книг воспоминаний хотелось бы выделить К.К.Байкалова, К.Носкова, А.В.Бурдукова. Байкалов - храбрый и опытный командир Красной армии, который вёл военные действия против есаула Кайгородова, союзник Унгерна в Западной Монголии. Носков - поручик, начальник осведомительного отдела белогвардейского отряда Кайгородова. Автор осуждает Унгерна и его ближайших сподвижников, которые вовлекли в кровавые события в Монголии многих российских беженцев. В книге Бурдукова содержится интересный материал о борьбе монголов с белогвардейским отрядами в Западной Монголии.[7]

Так же использовались сборники документов[8]В них отражалась довольно широкая проблематика: деятельность Унгерна, а также красных монголов, современная борьба красных монголов и частей Красной армии против

Унгерна, монгольская политика советского правительства и Коминтерна в период пребывания Унгерна в Монголии и его походов оттуда в советскую Сибирь и ДВР.

По этой теме есть большой пласт, в и архивных документов, к сожалению, они для меня недоступны, но на них основываются ключевые монографии по теме Белов Е. «Барон Унгерн фон Штенберг» М.,2003; Юзефович Л.Самодержец пустыни. Сайт http://www.militera.lib.ru; Цибиков Б. «Разгром Унгеровщины». Улан-Удэ,1947[9]

Наиболее важными документами считаются письма Унгерна князьям и высшим ламам Внешней и Внутренней Монголии, Барги, военным Губернаторам Хэйлунцзяеской (Цинской) провинции и Алтайского округа, руководителям белогвардейских отрядов в Монголии и Синьцзяне, казахам, мусульманам Синьцзяна, своим агентам в Маньчжурии и Пекине. Важнейшими документами являются протоколы допросов пленного Унгерна. Допросы производились:27 августа 1921г. В Троицкосавске в штабе Экспедиционного корпуса 5-й армии,1и 2 сентября в Иркутске в штабе 5-й армии,7 сентября в Новониколаевске (Новосибирске) в штабе Сибирского военного округа.

ИСТОРИОГРАФИЯ

Барон Унгерн фон Штенберг (1887-1921)-неординарная, яркая личность. Храбрый офицер, жестокий генерал, убежденный противник революций, враг большевиков и евреев, яркий монархист, бессребреник и мистик. Его имя неразрывно связано с Монголией, северную часть которой он завоевал в 1921г., выбил оттуда китайские войска и восстановил на троне главу монгольской ламаистской церкви Джебцзун-Дамба-хутухту VII.[10]

Об Унгерне написано немало работ, как советскими исследователями, так и историками белой эмиграции. Самой значительной работой в советской историографии о белогвардейском бароне является монография Б.Цибикова «Разгром унгеровщины», изданная в 1947г. в Улан-Удэ. В монографии охвачен широкий круг вопросов: положение во Внешней Монголии накануне прихода туда Унгерна, походы последнего в Халху и из Халхи в советскую Сибирь и ДВР, причины поражения «унгеровщины другие. Книга содержит интересный фактический материал, в том числе архивный. Однако над всем этим материалом довлеет концепция: Унгерн –«прямой агент японского империализма», «унгеревщина», выполняла «социально-политический заказ»империалистических кругов Японии.[11]

В небольшой монографии А.Н.Кислова «Разгром Унгерна» исследуются в основном на архивных материалах, боевые действия 5-й Краснознамённой армии против войск Унгерна после их вступления в конце мая – начале июня 1921г. в Советскую Сибирь и ДВР.[12]

В1993г.Л.Ю.Юзефович издал документальный роман об Унгерне «Самодержец пустыни», который читается с большим интересом, автор впервые в нашей литературе выразил сомнение в том, что Унгерн является агентом Японии. Вслед за Юзефовичем С.К.Рощин в статье «Унгерн в Монголии» назвал «известной натяжкой «утверждение советских историков о том, что Унгерн был ставленником японского империализма.[13]

В капитальной монографии С.Г.Лузянина «Россия – Монголия – Китай в первой половине XX В.» анализирует ряд событий, связанных с пребыванием Унгерна в Монголии и борьбой Советской Росси с ним. Вот одно из интересных заключений автора: «Унгерн, устранив Китай из Монголии, превратил её в потенциальную «зону» для российской гражданской войны. Советское руководство теперь могло ориентировать свою монгольскую политику не только на цели освобождения монгольского народа от китайского и унгеровского режимов, но и уничтожение классового врага на чужой территории, расширяя, таким образом, революционной плацдарм на Востоке»[14]

Академик Б. Ширендыб в 50-70-хгодах написал ряд книг о Монгольской народной революции1921года. Важной составной частью этой революции была борьба красных монголов, при поддержке Советской России, против Унгерна. Поэтому в книгах Ширендыба Унгерн занимает большое место.[15]

Так же нельзя не отметить книгу Е.Белова «Барон Унгерн фон Штернберг» Биография. Идеология. Военные походы1920-1921гг.Аврот применяет широкий источниковедческий материал, пытается проследить весь жизненный путь барона, дать оценку го поступкам.[16]

Барон Унгерн фон Штернберг - личность, несомненно, незаурядная и загадочная, до сих пор притягивающая интерес историков. С ним ясно все, и одновременно непонятно ничего. Вся советская, а затем практически вся постсоветская история в вопросе о бароне Унгерне фон Штернберге основывалась (и основывается) на мифах, авторами которых были господа товарищи Шумяцкий (уполномоченный НКИД в Сибири и Монголии и член Реввоенсовета 5-й Краснознаменной армии) и Е.Ярославский (Губельман) (в 1921 г. член Сибирского бюро РКП (б), обвинитель на судебном процессе против Унгерна, в дальнейшем, с 1939 г., академик АН СССР - историк партии большевиков и атеизма).[17]

Миф первый: "Барон был сумасшедший маньяком".

Если говорить серьезно, то окончательный диагноз барону мог бы поставить только психиатр, а этого никто из медиков даже заочно не пытался сделать. Это по обывательским меркам он был сумасшедший, но сумасшедший ровно настолько, насколько им мог быть человек, который провел на войне почти 6 лет, каждый день, сталкиваясь со смертью, грязью и кровью. [18]

По мнению Юзефовича, скорее всего, можно говорить о глобальной переоценке ценностей, связанной с воздействием войны, под влиянием падения традиционного уклада жизни общества, когда человеческая жизнь потеряла ценность, а понятия добра и зла получили иной оттенок.[19]

В таком случае барон был продуктом своего времени и обстоятельств (более подробно процесс такой переоценки ценностей показан в фильме Ф. Копполы "Апокалипсис наших дней"). Все поступки барона (обет трезвости и введение сухого закона накануне выступления в поход на Ургу, дипломатичность, умелое использование обычаев монголов и китайцев, принципы идеологии) говорят о наличии трезвого рассудка.[20]

Белов полагает, что Унгерн был необычной личностью (отчаянно храбрый, неординарно мыслящий, обладающий огромными знаниями в области религий и культов, философии, обладающий практически неограниченной властью и при этом абсолютно бескорыстный), большим идеалистом (а как показал XX век, за большими идеями всегда следовала большая кровь) и поэтому вызывал сомнения в своей адекватности среди окружавших его людей, зачастую отбросов общества, живущих весьма примитивными понятиями. [21]

Юзефович в своих работах касается вопроса кровожадности и жестокости барона, то ответ можно искать в его же словах: "против убийц у меня есть только одно средство - смерть". К тому же Унгерн ничем не отличался от других идеалистов первой половины прошлого века (Ленин, Троцкий и Гитлер) в стремлении перевоспитать людей, вырастить "новую расу", а тех, кого перевоспитать уже было нельзя, следовало уничтожить (что значит какой-то там отдельный человечек или несколько тысяч по сравнению с глобальной идеей?). Это уже лежит в области психологии и социологии, но не психиатрии.[22]

Все поступки барона, его мистицизм, создание легенд о героических предках и поиск истины на Востоке (что очень модно и в наше время) говорят не о сумасшествии, а о незрелости его личности и стремлении заполнить чем-то внутреннюю душевную пустоту.

Миф второй: "Барон был японским шпионом".

По этому предположению Цибиков считает, что возможно, атаман Семенов был подкуплен японцами (что тоже весьма сомнительно и никем не доказано), однако в отношении Унгерна данный тезис явно придуман советскими чекистами с целью еще более опорочить личность одиозного барона.[23]

В ОГПУ-НКВД-МГБ очень любили предъявлять подобные обвинения полагает Цибиков. По воспоминаниям очевидцев, в Конно-Азиатской дивизии Унгерна никто не имел права давать советы Унгерну под страхом быть исполосованным ташуром в самом лучшем случае. Наиболее "наглых" советчиков ждала смерть.[24]

Даже военный совет командиров дивизии впервые был собран лишь накануне второго штурма Урги. Находившийся в составе Конно-Азиатской отряд японских добровольцев еще не означает, что Унгерн был "японским наймитом".[25]

Кислов в своей работе, по этому вопросу приводит следующее мнение: «До определенного момента Японии действительно были выгодны военные операции Унгерна, направленные на изгнание китайских войск из Монголии.

Однако вряд ли бессребреник Унгерн думал о службе в интересах Японии. Его планы простирались гораздо дальше, он мыслил совершенно другими категориями. Сама же дивизия комплектовалась по добровольческому принципу, и поступить в нее мог каждый.»[26]

Миф третий: "Барон был белогвардейским генералом".

Рощин в своей статье «Унгерн, а Монголии» говорит о следующем: «Белой гвардией" первые добровольцы стали называть себя лишь в противовес "Красной гвардии". Как бы то ни было, под Белым Движением в истории принято называть антибольшевистские силы, лозунгом многих из которых, но не всех было восстановление "Единой, Неделимой Великой России", православная вера и борьба с большевиками».[27]

Да и сейчас упоминание барона современными историками среди генералов Белого Движения бросает тень на знамя Белой борьбы. Ведь ни в одной из белых армий насилие не было официально поощряемо лидерами, и было лишь проявлением жестокости отдельных личностей, а барон Унгерн массовое насилие и убийства по национальному или политическому принципу возвел в ранг официальной доктрины, так же, как и большевики.[28]

У Белова есть следующее мнение: «Был ли Унгерн антибольшевистским лидером - да, но отнюдь не белогвардейским. Он никогда не заявлял о том, что признает Деникина или Колчака, а над последним, по свидетельству соратников постоянно посмеивался. Кроме того, лозунг Белого Движения - "За Единую, Неделимую Великую Россию", как и целый ряд деятелей антибольшевистских сил Унгерн также отрицал. Его устремления лежали в иной плоскости - создание "Ордена военных буддистов", борьба с растлением Запада (упадком белой расы), восстановление монархий - в Монголии, Китае, России и, как конечная цель, создание Срединной Империи во главе с монгольским ханом.[29]

При этом в состав Империи должны были войти обширные земли русского Дальнего Востока, Сибири, Средней Азии, народ не способен самоорганизовываться". Унгерн подчеркивал, что "он нее2-русский патриот". Кроме того, Унгерн, бывший от рождения протестантом, объявил себя буддистом и принял монгольское подданство.[30]

Многие могут возразить, ссылаясь на то, что барон Унгерн признавал свою подчиненность атаману Семенову - а он, дескать, был настоящим белогвардейцем. Действительно, 4 января 1920 г. (по новому стилю) Верховный Правитель России адмирал А.В. Колчак назначил атамана Семенова Главнокомандующим всеми вооруженными силами и походным атаманом всех казачьих войск в Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Но до этого момента Семенов не признавал Колчака Верховным, не послал ни одного солдата на противобольшевистский фронт, не забывая при этом грабить колчаковские эшелоны. Сам же Унгерн попадавшихся ему колчаковских офицеров зачастую ставил к стенке мобилизовывал всех бывших русских подданных). О Семенове на допросе Унгерн сказал следующее: "я признавал Семенова официально только для того, чтобы оказать этим благоприятное воздействие на войска".[31] В октябре 1920 г. командующий Дальне-Восточной Русской армией генерал Вержбицкий (сам Семенов был главковерхом) издал приказ: "Начальник Партизанского отряда генерал-майор Унгерн, в последнее время, не соглашаясь с политикой Главнокомандующего атамана Семенова, самовольно ушел с отрядом к границам Монголии, в район юго-западнее г. Акши, почему генерал-майора Унгерна и его отряд исключить из состава вверенной мне армии".[32] Можно спорить, начал ли Унгерн свой первый поход на Ургу с тайного благословения атамана Семенова, или нет, но формально с этого момента Унгерн уже не подчинялся Семенову, и стал полностью самостоятельным командиром отдельной армии. Сам Унгерн по этому поводу сказал на допросе: "Семенов не давал мне деньги, а раз не давал, то и не мог командовать"[33]

Миф четвертый: "Барон был диктатором Монголии".

Ширендыб считает весьма сомнительное утверждение. Барон, по его словам, лишь боролся за восстановление всех свергнутых монархий". После того, как Богдо-хан вновь воцарился на престоле в Халхе, Унгерн благоразумно не стал вмешиваться в его политику, а занялся подготовкой следующего этапа своего грандиозного плана - похода в Китай с целью восстановления династии Циней.[34]

Когда в начале марта 1921 г. Богдо-хан формировал правительство Автономной Внешней Монголии (Халхи), Унгерна даже не было в Урге, он был в походе на юге, где участвовал в битве под Чойри-Сумэ. Унгерн лишь потом был назначен Главнокомандующим вооруженных сил Халхи.[35]

То, что для вербовки монголов-добровольцев в ряды Конно-Азиатской

Унгерн использовал, как бы сказали сейчас, PR-акции, еще не означает, что он обладал диктаторскими полномочиями. Настоящая же мобилизация монголов происходила не по приказу барона, не им лично и не в ряды Конно-Азиатской дивизии.[36]

Приняв из рук барона независимость, монгольские князья быстро забыли о какой бы то ни было благодарности. Планы похода в Китай провалились, в дивизии началось разложение, вызванное бездействием, возникла реальная угроза со стороны монголов, и у барона не оставалось другого выхода, как выступить против ДВР. Безусловно, война с большевиками была в планах Унгерна, но планировал он эту войну на более поздний срок.[37]

ГЛАВА 1 ИДЕОЛОГИЯ БАРОНА УНГРЕНА

§1 Начало военной карьеры Унгерна

Биография Унгерна также полна загадок и противоречий, как и сам барон.

Предки барона поселились в Прибалтике в XIII веке и принадлежали к Тевтонскому ордену.[38]

Роберт-Николай-Максимилиан Унгерн фон Штернберг (в дальнейшем Роман Федорович) родился по одним сведениям, 22 января 1886 г. на острове Даго (Балтийское море), по другим - 29 декабря 1885 г. в г. Граце, Австрия.

Отец Теодор-Леонгард-Рудольф, австриец, мать Софи-Шарлотта фон Вимпфен, немка, уроженка Штутгарта. [39]

Роман учился в Николаевской гимназии г. Ревеля (Талин), но был исключен за проступки. После этого, в 1896 г., мать отдала его в Морской кадетский корпус в С-Петербурге.[40]

После начала русско-японской войны 17-летний барон бросил учебу в корпусе и поступил вольноопределяющимся в пехотный полк. За храбрость в боях получил светло-бронзовую медаль "В память русско-японской войны" и звание ефрейтора.[41]

После окончания войны умерла мать барона, а он сам поступил в Павловское военное училище в С-Петербурге. В 1908 г. барон выпускается в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Приказом от 7 июня 1908 г. ему присвоили звание "хорунжий". [42]

В феврале 1910 г. Унгерн переведен в Амурский казачий полк в Благовещенске командиром команды разведчиков. Участвовал в трех

карательных экспедициях по подавлению бунтов в Якутии. Неоднократно дрался на дуэлях.[43]

5 октября 1912 г. произведен в сотники.

После начала восстания монголов против Китая подает прошение о разрешении поступить добровольцем в монгольские войска (в июле 1913 г.). В результате назначается сверхштатным офицером в Верхнеудинский казачий полк, расквартированный в г. Кобдо (по другим сведениям, в казачий конвой русской консульской миссии). [44]

По версии барона Врангеля, фактически барон Унгерн служил в монгольских войсках. В Монголии Унгерн изучает буддизм, монгольские язык и культуру, сходится с виднейшими ламами.[45]

13 декабря 1913г. Унгерн уходит в отставку. Где он был следующие полгода, остается загадкой. [46]

В июле 1914 г. с началом Первой Мировой войны Унгерн был призван на военную службу по мобилизации, с 6 сентября стал командиром сотни в 1-м Нерчинском полку 10-й Уссурийской дивизии армии генерала Самсонова. Воевал храбро, совершая диверсионные вылазки в тыл к немцам.

Был награжден пятью орденами: Св. Георгия 4 ст., орденом Св. Владимира 4 ст., орденом Св. Анны 4-й и 3-й ст., орденом Св. Станислава 3-й ст.

В сентябре 1916 г. произведен в есаулы. [47]

В октябре 1916 г. в комендатуре г. Черновцы барон в пьяном виде ударил дежурного прапорщика Загорского шашкой. В результате Унгерн был приговорен к 3-м месяцам крепости, которые он так и не отсидел.[48]

В июле 1917 г. Временное Правительство поручило есаулу Семенову (однополчанину барона) сформировать добровольческие части из монгол и бурят в Забайкалье. Вместе с Семеновым барон оказался в Забайкалье. Дальнейшая одиссея Унгерна частично описана ниже. [49]

А 15 сентября 1921 г. один из самых загадочных и одиозных вождей Гражданской войны был расстрелян в г. Новониколаевске (ныне Новосибирск) по приговору Сибирского ревтрибунала. Месторасположение могилы барона Р.Ф. Унгерна фон Штернберга неизвестно.[50]

§ 2 Проблемные аспекты идеологии барона Унгерна

Почти во всех своих переписках барон не упускал поделиться своими взглядами на духовно-нравственное и политическое состояние человечества.

Земной шар он делил на Запад и восток, а всё человечество – на белую и жёлтую расы.[51]

На допросе 27августа Унгерн говорил: «Восток должен непременно столкнуться с Западом. Культура белой расы, приведшая европейские народы к революции, сопровождающаяся веками всеобщей нивелировкой, упадком аристократии и прочее, подлежит распаду и замене жёлтой культурой, образовавшейся 3000лет тому назад и до сих пор сохранившийся в непривосеовенности»[52]

Пресловутой жёлтой опасности для барона не существовало; напротив, опасность жёлтой расе, по его мнению, исходила от белой расы с её революциями и разлагающейся культурой.[53]

В письме китайскому генералу-монархисту Чжан Куню от16февраля 1921г. Унгерн писал: «Моё всегдашнее убеждение, что ожидать света и спасения можно только с востока, а не от европейцев, испорченных в самом корне даже до самого молодого поколения, до молодых девиц включительно»[54]

В другом письме барон утверждал: «Я твёрдо верю, что свет идёт с Востока, где не все ещё люди испорчены Западом, где свято, в неприкосновенности хранятся великие начала добра и чести, посланные людям Небом».[55]можно только с востока, а не от европейцев, испорченных в самом корне даже до самого молодого поколения, до молодых девиц включительно»[56]

В другом письме барон утверждал: «Я твёрдо верю, что свет идёт с Востока, где не все ещё люди испорчены Западом, где свято, в неприкосновенности хранятся великие начала добра и чести, посланные людям Небом».[57]

Унгерн был фанатически убежден, что для спасения Востока, желтой расы от революционной заразы, идущей с Запада, необходимо восстановление на тронах царей и создание мощного Срединного (Центрально-Азиатского) государства от Амура до Каспийского моря во главе с «маньчжурским ханом» (императором).[58]

Барон питал ненависть к любым революционерам, которые свергали монархии. Поэтому он решил посвятить свою жизнь и деятельность восстановлению монархий. В марте 1921г. он писал монгольскому князю Найман-вану: «Моя цель-это восстановление монархий. Выгоднее всего начать это великое дело с Востока, монголы для этой цели самый надёжный народ…Я вижу, что свет идёт с Востока и принесёт счастье всему человечеству».[59]

Более пространно эту идею барон развивал в письме от 27 апреля1921г. баргутскому князю-монархисту Цэндэ-гуну:

«Революционное участие начинает проникать в верный своим традициям Восток. Ваше Сиятельство своим глубоким умом понимает всю опасность этого разрушающего устои человечества учения и сознает, что путь к охранению от этого зла один-восстановление царей. Единственное, кто может сохранить правду, добро, честь и обычаи, так жестоко попираемые нечестивыми людьми-революционерами, это цари. Только они могут охранять религию возвысить веру на земле. Нелюди корыстны, наглы, лживы, утратили веру и потеряли истину, и не стало царей. А с ними не стало счастья, и даже люди, ищущие смерти, не могут найти ее. Но истина верна и непреложна, а правда всегда торжествует; и если начальники будут стремиться к истине ради нее, а не ради каких-либо своих интересов, то, действуя, они достигнут полного успеха, и небо ниспошлёт на землю царей. Самое наивысшее воплощение царизма - это соединение божества с человеческой властью, как был Богдыхан в Китае, Богдо-хан в Халхе и в старые времена русское цари».[60]

Итак, Унгерн был убежден, что на земле будет порядок, люди будут счастливы только в том случае, если высшая государственная власть окажется в руках царей. Власть царей - это божественная власть.

Почти во всех письмах Унгерна утверждается, что «свет с Востока» замерцает над всем человечеством. Под «светом Востока» Унгерн имел в виду восстановление царей.[61]

«Я знаю и верю, - писал он губернатору Алтайского округа генералу Ли Чжанкую, - что только с Востока может идти свет, единый свет для существования государства на началах правды, этот свет восстановление царей».[62]

Стало быть, Унгерн хотел «свет с Востока «т.е. восстановление царей, распространить на всё человечество. В воображение барона замысел гигантский.[63]

Своеобразный, с нашей точки зрения, Унгерна был взгляд на китайские войска которые он разобьёт в Монголии. Он считал их революционными большевистскими войсками. На самом деле это было обычное мелитаристкое войско. Но у барона было своё объяснение на этот счет. Вот, что он писал 16 февраля 1921г. губернатору Хэйлунцзяеской провинции генералу Чжан Куню: «Многие китайцы винят меня в пролитой китайской крови, но я полагаю, что честный воин обязан уничтожать революционеров, к какой бы нации они не принадлежали, ибо они не что иное, как нечистые духи в человеческом образе, заставляющие первым делом уничтожать царей, а потом идти брат на брата, сын на отца, внося в жизнь человеческую одно зло».[64]

По-видимому, Унгерн полагал, что если войска пришли из страны, в которой была свергнута Цинская династия и она стала не монархической, а республиканской, то, значит, и её войска стали революционными. Реакционного президента Китайской Республики Сюй Шичана Барон называл «Революционером-большевиком». Он также революционерами Бэйянских генералов только за то, что они не выступили против республики.

Унгерн считал, сто высшая власть, а государстве должна находиться в руках царя.[65]

«Я смотрю так,- говорил он на допросе 1-2 сентября в Иркутске,- царь должен быть первым демократом, а государстве. Он должен стоять вне класса, должен быть равнодействующим между существующими в государстве классовыми группировками…Царь должен опираться на аристократию и на крестьянство. Один класс без другого жить не может».[66]

По Унгерну, цари управляют государством, опираясь на аристократию. Рабочие и крестьяне не должны участвовать в управление государством.

Барон ненавидел буржуазию, по его мнению, она «душит аристократов».[67]

Финансистов и банкиров он называл « самым большим злом». Но он не раскрывал содержание этой фразы. Единственная праведная власть, с его точки зрения, - это абсолютная монархия, опирающаяся на аристократию.[68]

Приверженность идее монархизма привела Унгерна к борьбе советской властью. На допросе 27 августа он заявил, что идея монархизма - главное, что его толкало на путь борьбы с Советской Россией.[69]

«До сих пор всё шло на убыль,- говорил он,- а теперь должно идти на прибыль и повсюду будет монархия, монархия». Свою уверенность в этом он якобы нашёл Священном писании, в котором, по его мнению, есть указание не то, что «это время наступает».[70]

Почему Унгерн выступал так твёрдо и убежденно за монархию в Росси? Это он объяснил, а приказе 15 от 21 мая1921г. В нём он приводит такую мысль: Россия много столетий оставалась могущественной крепко сплочённой империей, пока революционеры вместе с общественно - политической и либерально-бюрократической интеллигенцией не нанесли ей удар, поколебав её устои, а большевики дело разрушения довели до конца. Как снова восстановить Россию и сделать её мощной державой? Надо восстановить у власти законного хозяина Земли Русской Императора Всероссийского, каковым, по мнению Унгерна должен стать Михаил Александрович Романов (его уже не было в живых, но барон по видимому, об этом не знал).[71]

Не Раз он повторял в своих письмах, что без царей жить нельзя, ибо без них не земле всегда будет беспорядок, моральное разложение, и люди никогда не добьются счастливой жизни.[72]

А какую же счастливую жизнь предлагал людям Унгерн?

Рабочие и крестьяне должны работать, но не участвовать в управление государством. Царь должен управлять государством, опираясь на аристократию. На допросе в штабе 5-й армии (Иркутск ,2 сентября 1921г.) он изрёк такую тираду: «Я за монархию. Без послушания нельзя, Николай I, ПавелI – идеал всякого монархиста. Нужно жить и управлять так, как они управляли. Палка, прежде всего. Народ стал дрянной, измельчал физически и нравственно. Ему палку надо».[73]

Сам Унгерн был крайне жестоким человеком. По его личным приказом за малейшую провинность, а то и ни за что, пороли и растеривали офицеров, военных чиновников, врачей. Наказаниями являлось: сидение на крышах домов в любую погоду, на льду, битье палками, утопление в воде, сжигание людей на кострах. Ташур барона часто гулял по головам, спинам и животам офицеров и солдат. Его удары испытывали даже такие палачи, как Сипайлов, Бурдуковский и генерал Резухин. В то же время он верил гадалкам, ворожеям, они при нём находились постоянно. Без их гаданий и предсказаний он не начинал ни одного похода, ни одного боя.[74]

Программа Унгерна покоилась на идеологии, выводившей его далеко за рамки Белого движения. Она близка японскому паназиатизму или, по Владимиру Соловьеву, панмонголизму, но не тождественна ему. Доктрина «Азия для азиатов» предполагала ликвидацию на континенте европейского влияния и последующую гегемонию Токио от Индии до Монголии, а Унгерн возлагал надежды именно на кочевников, которые, по его искреннему убеждению, сохранили утраченные остальным человечеством, включая отчасти самих японцев, изначальные духовные ценности и потому должны стать опорой будущего миропорядка.[75]

Когда Унгерн говорил о «желтой культуре», которая «образовалась три тысячи лет назад и до сих пор сохраняется в неприкосновенности», он имел в виду не столько традиционную культуру Китая и Японии, сколько неподвижную, в течение столетий подчиненную лишь смене годовых циклов, стихию кочевой жизни. Ее нормы уходили в глубочайшую древность, что, казалось, непреложно свидетельствует об их божественном происхождении. Как писал Унгерн князю Найдан-вану, оперируя конфуцианскими понятиями, только на Востоке блюдутся еще «великие начала добра и чести, ниспосланные самим Небом».[76]

Кочевой образ жизни был для Унгерна идеалом отнюдь не отвлеченным. Харачины, халхасцы, чахары не разочаровали барона, не оттолкнули своей первобытной грубостью.[77]

В его системе ценностей грамотность или гигиенические навыки значили несравненно меньше, нежели воинственность, религиозность, простодушная честность и уважение к аристократии. Наконец, важно было, что во всем мире одни только монголы остались верны не просто монархии, но высшей из ее форм — теократии.[78] Он не фальшивил, когда заявлял, что «вообще весь уклад восточного быта чрезвычайно ему во всех подробностях симпатичен».Унгерн предпочел жить в юрте, поставленной во дворе одной из китайских усадеб. Там он ел, спал, принимал наиболее близких ему людей.[79]

Разумеется, Унгерн и чисто по-актерски играл выбранную им для себя роль, но это была роль действующего лица исторической драмы, а не участника маскарада. Сам он, пусть не вполне осознанно, должен был ощущать свой туземный стиль жизни чем-то вроде аскезы, помогающей постичь смысл бытия.[80]

§3 Идея создания Центрально-Азиатского государства

На допросах Унгерн говорил, что целью его похода в Монголию кроме изгнания оттуда китайских войск являлось объединение всех монгольских племен в единое государство и на его основе создание мощного

Срединного (Центрально – Азиатского) государства. В основу плана создания такого государства он положил идею о неизбежности столкновения Востока с Западом, откуда исходила опасность белой расы жёлтой расе.[81]

Идея объединения монгольских племён в одно государство не была новой. Ее выдвинули халхаские духовные и светские феодалы в 1911году, когда Халха фактически отделилась, от Китая и хотели присоединить к Халхе Внутреннюю Монголию, Западную Монголию Баргу и Урянхайский край (Туву) и просили царскую Россию помочь им в этом предприятии.[82]

Но царская Россия не смогла оказать помощи в этом предприятии. Те же самые монгольские земли хотел объединить в единое государство и Унгерн.

Если судить по его письмам, то он особое внимание уделял Внутренней Монголии и, прежде всего за присоединение Внутренней Монголии. Это-Югуцзур-хутухта, князья Найман-вану и Найден-гун.[83]

В письме Югуцзур-хутухта Унгерн называл его «самым энергичным деятелем Монголии» и возлагал на него самую большую надежду как на объединителя Монголии.[84]

В другом письме Унгерн называл Югуцзур-хутухта «главным соединительным мостом» между халха-монголами и внутренними монголами. Но возглавить восстание, считал Унгерн, должен Найден-гун.[85]

Найден-гуну Унгерн писал, чтобы он «старался всеми силами перетянуть на

свою сторону Внутреннюю Монголию». Он надеялся, что князья и ламы Внутренней Монголию поднимут, восстание Унгерн обещал внутренним монголам помочь оружием.[86]

Идея Унгерна заключалась не только в объединении всех монгольских земель, а единое государство, но и предусматривала создание более широкого и более мощного государства в Центральной Азии. Архивные материалы явствуют, что оно, кроме монгольских земель, должно было включать в себя Синьцзян, Тибет, Казахстан, кочевые народы Сибири, и Среднеазиатских владений.[87]

Вновь созданное государство – Унгерн называл его Срединным государством – должно было выступить против «зла», которое несёт Запад, и защищать великую культуру востока.[88]

Под «злом Запада» Унгерн подразумевал революционеров, социалистов, коммунистов, анархистов и его разлагающуюся культуру с её «безверием, безнравственностью, предательством, отрицанием истины добра»[89]

Однако все эти обещания превратились в пустой звук, ибо на деле Сюй и его чиновничье окружение проводили совсем иной курс. Так, например, большая часть торговых пошлин шла в китайскую казну. В Урге был открыт китайский государственный банк, который обеспечивал монопольное положение китайской валюты на внутреннем рынке. Китайские власти потребовали от монголов выплатить долги.[90]

Поскольку китайские купцы продавали монголам товары в долг под большие проценты, то к 1911 г. многие араты оказались в долговой зависимости от них. Монгольские князья брали деньги в ургинском отделении Дайцинского банка и тоже оказались в должниках. Общий размер долга внешних монголов китайцам в 1911 г. составлял около 20 млн. мексиканских долларов В 1911-1915 гг. Внешняя Монголия фактически была независимой страной и, конечно же, не платила долги.[91]

Не платили монголы долги и после Кяхтинского соглашения 1915 г., ибо автономный статус Внешней Монголии давал им такую возможность. Но теперь китайская администрация во Внешней Монголии, опираясь на военную силу, стала выколачивать долги. Причем китайские купцы-ростовщики приплюсовывали к основному долгу процентные наращения за 1912-1919 гг., размер долга, таким образом, фантастически возрастал.[92]

Тяжелым бременем на монголов ложилось снабжение китайских войск продовольствием. В силу своей бедности они не всегда могли обеспечивать продуктами китайские войска. Последние прибегали к мародерству и грабежам мирного населения.[93]

Китайским солдатам жалованье платили нерегулярно, что также толкало их к грабежам. Не получая жалованья несколько месяцев, солдаты Ургинского гарнизона 25 сентября 1920 г. хотели поднять бунт. Назревал крупный грабеж. Чтобы его предотвратить, китайские купцы и русская колония собрали 16 тыс. долл. и 800 баранов для китайских солдат.[94]

Д.П. Першин дает такую характеристику китайским солдатам Ургинского гарнизона: «Китайская солдатня являлась людскими подонками, отбросами, способными на всякое насилие, для которой честь, совесть, жалость были только пустые звуки.[95]

Может быть, Першин излишне ужесточает характеристику китайских солдат, но суть ее схвачена правильно. Действительно, солдаты войск китайских милитаристов в большинстве своем состояли из люмпен-пролетариев. Ждать от них хорошей военной выучки, крепкой дисциплины не приходилось. И этот фактор сыграл немаловажную роль в боях Унгерна за Ургу с превосходящими в несколько раз по численности китайскими войсками.[96]

Китайская военщина вела себя беспардонно в полихческом плане. Сюй Шучжэн заставил Джебцзун Дамба-хутухту в главном монастыре Урги Их-Хурэ трижды поклониться портрету китайского президента Сюй Шичана (январь 1920 г.). Эта унизительная церемония оскорбляла национальные и религиозные чувства монгольского народа. Перед своим отъездом в Китай генерал Сюй провел репрессии в отношении ряда видных политических и военных деятелей. Были арестованы и посажены в тюрьму герои борьбы с китайскими войсками в 1912 г. Хатан-Батор Максаржав и Манлай-Батор Дамдинсурэн. Последний умер в тюрьме.[97]

Идея изгнания китайских войск зрела в самых различных слоях внешних монголов. Однако они понимали, что своими силами не добьются осуществления этой цели, и поэтому возлагали надежды на помощь извне. Монгольские князья и ламы обратились с письмами и петициями к американскому и японскому правительствам оказать им помощь в свержении китайского ига, но ответа не получили.[98]

19 марта 1920 г. князья и ламы направили письмо Уполномоченному Российского правительства. В нем речь шла о том, как внешние монголы добились независимости в 1911 г., о Кяхтинском соглашении 1915 г., о ликвидации автономии Внешней Монголии в 1919 г. и тяжелейшем положении народа под гнетом генерала Сюй Шучжэна, выступая не только против жестокого военного режима, который установился во Внешней Монголии, но и против Кяхтинского соглашения, ликвидировавшего ее фактическую независимость. [99]

Однако, видимо, понимая, что Советская Россия не согласится на статус независимой от Китая Внешней Монголии, авторы в конце письма предлагают «восстановить вновь автономное управление» Халхи и Кобдоского округа. это письмо фактически являлось письмом Ургинского правительства.[100]

Летом 1920 г. в Китае разгорелась борьба между различными группировками бэйянских милитаристов. В июле аньфуистская группировка, к которой принадлежал Сюй Шучжэн, потерпела поражение от чжилийской группировки. Сюй Шучжэн был отозван в Пекин. После отъезда Сюя власть в Халхе забрал в свои руки начальник гарнизона Урги генерал Го Сун-лин. Китайская военщина повела себя еще более разнузданно, мародерствовала, грабила и сажала под арест монголов. Го Сунлин арестовал за антикитайские настроения Джебцзун-Дамба-хутухту, который просидел 50 дней в отдельном (не дворцовом) помещении. Солдафоны арестом хутухты хотели напугать монголов, показать свою силу перед ними. Но это была глупость с их стороны. Арест главы монгольской ламаистской церкви вызвал новую волну недовольства и ненависти монголов к китайцам.[101]

Вместо Сюй Шучжэна Пекин послал во Внешнюю Монголию генерала Чэнь И, который был амбанем в Урге с 1917 г. до осени 1919 г. Он освободил из-под ареста Джебцзун-Дамба-хутухту и разрешил ему жить в одном из его дворцов на р. Тола у подножья горы Богдо-ула, считавшейся у монголов священной. Однако теперь дворец охраняли не монгольские цирики, а китайские солдаты.

По существу хутухта оказался под домашним арестом.[102]

Го Сунлин не хотел подчиняться Чэнь И, игнорировав последнего, считая себя хозяином Монголии Противоречия между двумя главными начальниками ослабляли китайскую власть в Халхе.

В это время ненависть монголов к китайским амии-нам достигла высокого уровня, что создавало благоприятные условия для похода Унгерна в Монголию.[103]


Глава 2 ВТОРЖЕНИЕ УНГРЕНА В МОНГОЛИЮ

§1 Захват Унгером Урги

Находясь относительно длительное время у границ Монголии, Унгерн неплохо знал обстановку в Халхе через своих лазутчиков. Не исключено, что некоторые князья приграничных хошунов имели с ним связь.[104]

12 сентября 1920 г. в Ургу вошел конный отряд русских казаков в 150 человек. Поэтому вполне вероятно, что этот отряд из 150 казаков был послан Унгерном с целью разведки обстановки и в Урге, и по дороге в Ургу: проверить, как будут реагировать китайские войска и китайские власти вот на такой смелый рейд русских казаков. На следующий день отряд ушел из Урги в неизвестном направлении. Вторгнуться средь бела дня в город, где находилось, по крайней мере, семитысячное китайское войско, могли лишь храбрые воины, посланные храбрым и опытным командиром. К числу таких командиров и относился барон Унгерн.[105]

2 октября 1920 г., по словам самого Унгерна, 800 конников перешли границу Восточной Монголии (Цэцэн-ханского аймака). В Азиатскую конную дивизию входили также обоз, пулеметная команда, батарея из четырех орудий, транспортная (автомобильная) рота и пять аэропланов. Таким образом, в Монголию вошли не менее одной тысячи унгерновцев. Барон послал князьям приграничных хошунов письма с предупреждением не оказывать сопротивление его дивизии. Но никакого сопротивления не оказывалось. Первым к Унгерну присоединился владетельный князь пограничного хо-шуна Санбэйсэ Лувсан Цэвэн. Хан Цэцэнханского аймака объявил мобилизацию молодых аратов (кочевников-скотоводов) с целью оказания помощи Унгерну.[106]

Из нескольких сот мобилизованных аратов был создан военный отряд, командиром которого стал Лувсан Цэвэн. Отряд присоединился к Унгерну. Они быстрым маршем двинулись к Урге и в конце октября достигли ее предместий. Завязались упорные бои с китайскими войсками.[107]

В агентурных донесениях в разведотдел штаба 5-й Краснознаменной армии о численности китайского гарнизона в районе Урги приводятся разные данные – 7, 8,9 и даже 10 тыс. человек, но чаще всего – 7-8 тысяч [108]

Бои унгерновцев и отряда Лувсан Цэвэна продолжались до 7 ноября, превосходство оказалось на стороне китайцев. По данным разведки 5-й армии, Унгерн потерял убитыми 100 человек, а китайцы – 500 .Унгерн отступил на восток от Урги километров за шестьдесят в район р. Керулен. Здесь он принял монгольское подданство, стал носить монгольский халат с погонами генерал-лейтенанта и Георгиевский крест, монгольскую шапочку и чапиги. Он посещал ламаистские храмы и молился.[109]

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Дивизия переживала трудные дни: не хватало соли и муки, было много раненых и обмороженных. Унгерн послал вооруженного Хоботова (бывшего урядника, будущего полковника, весьма храброго человека) с отрядом на тракт Урга – Калган. Хоботов задерживал все китайские караваны, идущие в Ургу и Маймачэн, и отправлял их в расположение дивизии. Теперь солдаты и офицеры дивизии не испытывали голода, у них появилось достаточно продуктов.[110]

В Урге было неспокойно. В конце ноября китайская разведка раскрыла заговор монгольских сановников, которые «имели якобы связь с бароном Унгерном».

Началась новая волна арестов монголов. В тюрьму попали приближенные к Богдо-гэгэну князья Пунцагдорж, Цэцэн-ван Гомбосурэн, Эрдэни-ван Намсрай и другие. Китайские власти объявили мобилизацию проживающих в Урге и ее окрестностях китайцев. Как пишет Д.П. Першин, мобилизовывал «без разбора всех, кого возможно, и главным образом огородников, ремесленников и вообще всяких чернорабочих, не считаясь с их пригодностью к военной службе». Было мобилизовано около 2 тысяч мирных китайцев, которых стали обучать военному делу. У русского населения китайская военщина отбирала лошадей и повозки для нужд своих войск. Китайские власти бросали за решетку ни в чем неповинных, но более или менее богатых русских, бурят, монголов, чтобы за них получить денежный выкуп от родственников. Тюремщики получали деньги и отпускали арестованных на свободу.[111]

Ургинская военная разведка посылала к Унгерну монголов и бурят, чтобы они отравили барона. Но те, приезжая к Унгерну, откровенно рассказывали ему, с какой целью они прибыли на Керулен, показывали и отдавали ему яды, которыми их снабжали в Урге.[112]

Унгерн, находясь на Керулене, готовился к новому наступлению на Ургу. Но перед наступлением ему захотелось лично побывать в этом городе. В монгольском одеянии он проник в Ургу, доехал на своем белом коне до дома Чэнь И. Въехав во двор дома, барон слез с лошади, подозвал к себе китайского солдата-охранника и приказал ему за повод держать коня, а сам обошел кругом дом, внимательно все осмотрел, а потом сел на коня и спокойно поехал в свой стан. По пути, проезжая мимо тюрьмы, Унгерн заметил спящего китайского часового. Такое нарушение дисциплины возмутило его. Он спешился и нанес часовому удар ташуром, после чего, не торопясь, выехал из города.[113]

Эта история напоминает легенду, но она не являлась таковой. Во время Первой мировой войны Унгерн не раз по собственной инициативе переходил линию фронта и по нескольку дней пропадал в местах расположения противника. [114]

Такие действия барона были связаны не только с целями разведки. В Урге, например, у него было полно своих шпионов из монголов и бурят, и он довольно хорошо знал обстановку в городе. Личные тайные похождения барона в стан противника проливают свет на его характер, свидетельствуют о том, что он любил воевать, любил войну, смело шел на совершение рискованных поступков, которые, видимо, считал обычным делом военного человека. В этом смысле Унгерн походил на средневекового рыцаря.[115]

Слухи о посещении Урги бароном быстро распространились по городу. Ламы истолковывали этот факт как чудо, полагая, что Унгерн заговорен от пуль и потому ведет себя так смело.[116]

В середине декабря 1920 г. войско Унгерна подошло к Урге. Оно значительно пополнилось монгольскими всадниками. В боях за Ургу на стороне барона участвовали отряды, которыми командовали Лувсан Цэвэн, Найден-гун (князь из Внутренней Монголии), Д. Жамболон (бурят, бывший есаул Забайкальского казачьего войска) и Батор Чунн Чжамцу. Это были добровольческие отряды. Большинство монголов приветствовали приход Унгерна в их страну.[117]

Войска Унгерна и монголов, насчитывавшие около 2 тыс. человек взяли в полукольцо Ургу, сосредоточив основные силы с востока и севера от нее.

В январе 1921 г. Стали происходить стычки и бои. 20 января произошел бой в районе поселка Баянгол севернее Урги. По сведениям советского агента, в этом бою унгерновцы и монголы «разгромили якобы 2 китайских полка численностью до 2 тыс. человек». Агент, видимо, сообщал, исходя из слухов, поэтому в донесении вставил слово «якобы». Бой у Баянгола произошел, но, сколько погибло китайцев (десятки, сотни) – неизвестно.[118]

Унгерн психически воздействовал на китайский гарнизон. В темные ночи на восточной вершине этой горы бойцы дивизии по приказу Унгерна зажигали костры и методично обстреливали оттуда из пушек город. Некоторые монголы говорили, что барон там приносит жертвы духам – хозяевам гор, чтобы они наслали всякие беды на тех, кто оскорбляет Бог-до-гэгэна, посаженного под домашний арест.[119]

Перед вторым наступлением Унгерна на Ургу монгольские князья и ламы требовали от китайского командования сдать Ургу и обещали китайским войскам спокойный уход на родину Командование ургинского гарнизона отказалось это сделать и решило защищать город.[120]

У Унгерна, когда он был на Керулене, идея выкрасть Джебцзун-Дамба-хутухту из Зеленого дворца стоявшего на р. Тола у подножья Богдо-улы.[121]

Эту идею барона вызвался выполнить бурят Тубанов – парень сорвиголова.

Он набрал группу (60 человек) тибетцев, таких же отчаянных, как и он сам. Тибетцы ненавидели китайцев как угнетателей Тибета и насильников в отношении Далай-ламы и Джебцзун-Дамба-хутухты, уроженца Тибета.

Проведя основательную подготовку, 1 февраля тибетцы во главе с Ту-бановым совершили дерзкий налет на дворец и унесли монгольского «живого бога» с его согласия на другую сторону горы Богдо-ула в расположение унгернов-ских войск. Временно он был помещен в монастырь Маньчжушри, охраняемый русскими казаками.[122]

Это была большая моральная победа Унгерна: в его руках оказался, глава монгольской ламаистской церкви, который пользовался абсолютным авторитетом у монголов. «Визит» барона в Ургу и похищение Богдо-гэгэна вызвали деморализацию китайских войск. Авторитет Унгерна среди монголов значительно вырос.[123]

2 февраля Унгерн повел решительное наступление на Ургу. Жаркие бои развернулись за ургинский Май-мачэн (торговый город), находившийся в четырех километрах от Урги, и за военные казармы в городе. В торговом городе не велось никакой торговли, здесь были расположены военные склады и некоторые китайские военные учреждения. 3 февраля отряды ун-герновских войск после жестоких боев захватили Май-мачэн и казармы в городе, в которых находилось 8 китайских рот. Таким образом, 3 февраля 1921 г. Урга была взята.[124]

В советской, постсоветской, а также в монгольской литературе пишется, что Ургу Унгерн захватил 4 февраля. Это неправильная дата. В письме Палта-вану Унгерн писал: «3 февраля сего года я взял Ургу». Адъютант Унгерна А.С. Макеев в своей книге писал, что к вечеру 3 февраля 1921 г. Урга была очищена от китайцев. Кстати, в материалах фондов «Референтура по Монголии» и «Секретариат Чичерина» Архива внешней политики Российской Федерации ни разу не упоминается 4 февраля как дата захвата Унгерном Урги.[125]

Китайские войска в панике бежали из Урги, большая часть во главе с дивизионным командиром, Чу Лицзяном на север к пограничному городу Маймачэн, а меньшая часть во главе с генералом Го Сунли-ном на юг в сторону китайского города Калган (ныне Чжанцзякоу). Чэнь И с чиновниками на 11 автомобилях 5 февраля приехал в Маймачэн. Оттуда он направился в Троицкосавск. Там у него состоялись встречи и беседы с представителем НКИД О.И. Мак-стенеком и начальником гарнизона Катерухиным.[126]

Чэнь И рассказал, что в Урге в плен попали 200 китайских солдат, около 2 тысяч побросали винтовки и бежали, оставили в Урге 4 орудия. В китайском банке осталось 400 тыс. мексиканских долл., а также имущество китайских частных фирм на 30 млн. долл. [127]

Среди причин поражения кит айских войск сановник называл: влияние монгольского населения, «сыгравшего решающую роль под Ургой», «позиционное настроение» китайских войск, дезорганизацию в командном составе, некоторое влияние Унгерна через Бодо. Видимо, Д. Бодо (будущий первый глава Временного народного правительства Монголии), на короткий срок, перешедший на сторону Унгерна и служивший у него секретарем, обладал большими способностями пропагандиста.[128]

Унгерн свою победу объяснил так: присоединение монголов Восточной Монголии к нему, малая боеспособность китайских войск, а также собственное военное счастье, которое сопутствовало ему к этому надо добавить плохую дисциплину китайских войск, их слабую выучку, большие военные способности Унгерна.[129]

Как видим, и Унгерн, и Чэнь И придавали большое (решающее) значение в военной борьбе противников переходу монголов на сторону барона. И это действительно верно, ибо без поддержки монгольского населения Халхи Унгерн не победил бы китайские войска, превосходившие по численности Азиатскую конную дивизию в 7-8 раз.[130]

Панически отступая, китайские войска оставили в Урге оружейные и продовольственные склады, обоз. Унгерн захватил в китайском банке 400 тыс. долл., золотые слитки, деньги и скот ряда фирм российского Центросоюза. Заняв Ургу, Унгерн приказал своим сатрапам выявить расстрелять всех революционеров и сочувствующих советской власти российских подданных (русская колония в Урге насчитывала 2 тыс. человек), всех евреев.[131]

Началась кровавая вакханалия, десятки людей были расстреляны или повешены. Кровавые репрессии осуществлялись под непосредственным руководством коменданта города подполковника Л. Сипайлова и вестового Унгерна Бурдуковского. Кровавым палачом являлся и капитан Безродный, служивший у Сипайлова. Что касается китайских купцов, то при занятии Урги барон приказал их не трогать, мародеров, которые грабили китайские магазины, расстреливали или вешали. Отношение Унгерна к монголам было дружественное. Они являлись для него важной социальной опорой. Выпущенные из тюрьмы Х.-Б. Максаржав, Тогтохо (Тохтохо), Пунцагдорж и другие князья перешли на сторону Унгерна и стали служить ему. Бывший министр иностранных дел Автономной Монголии Цэрэн Доржи (Цэрэндорж) также оказался в стане Унгерна.[132]

После захвата Урги Унгерн созвал в торговом городе группу монгольских князей и лам. Он заявил им: «Я ставлю своей целью восстановление трех монархий: русской, монгольской и маньчжурской (Цинской). Следует теперь вновь восстановить автономное монгольское правительство... Необходимо выбрать счастливый день для восшествия на трон Богдо-хана, пригласив его с супругой в Ургу, и вновь организовать, пять министерств».[133]

Таким днем стало 22 февраля. Комендант Сипайлов издал специальное объявление для населения города и войск, в котором сообщалось, что коронация Джебцзун-Дамба-хутухты назначена на 22 февраля.[134]

На коронации присутствовал Унгерн. После восшествия на престол Джебцзун-Дамба-хутухты Внешняя Монголия снова превратилась в теократическое государство, каковым оно было в 1911-1915 гг. Вся высшая светская и церковная власть сосредоточилась в руках одного человека - Богдо-хана Джебцзун-Дамба-хутухты.[135]

В начале марта 1921 г. Богдо-хан сформировал правительство Автономной Внешней Монголии. Унгерн не участвовал в процессе создания правительства. В это время его и не было в Урге, он направился с отрядом на юг в район монастыря Чойри-Сумэ.[136]

В состав правительства вошли: Джалханца-хутухта председатель Совета министров и министр внутренних дел, Шанзав Дашцэвэг - министр иностранных дел, Х.-Б. Максаржав - военный министр, Лувсан Цэвэн - министр финансов, бэйсэ (князь 4-й степени) Чимитдорж - министр юстиции. Главкомом вооруженных сил Автономной Монголии Богдо-хан назначил

Унгерна, а его заместителем и командующим монгольскими войсками -

Д. Жамболона. Мобилизация монголов производилась по указам Богдо-хана. В разведсводке от 25 марта 1921 г., составленной в штабе 5-й армии, сообщалось, что указы Богдо-хана по мобилизации монголов «исполняются беспрекословно».[137]

Мобилизованные в возрасте от 19 до 25 лет должны были прибыть в Ургу и там обучаться военному делу. Мужчины в возрасте от 25 до 45 лет формировались в местные отряды для охраны своих хошунов.[138]

В советской литературе говорится, что Унгерн проводил «насильственную мобилизацию» монголов, что правительство, созданное в начале марта, являлось «марионеточным правительством» Унгерна, что последний был «диктатором Монголии». Все это неточно и неверно. Ни «насильственной мобилизации», ни мобилизации вообще монголов Унгерн не проводил. Монголы присоединялись к нему добровольно или шли в его войско по мобилизации Богдо-хана, или по приказам ханов аймаков. Правительство создавалось не по указке Унгерна, а самостоятельно Джебцзун-Дамба-хутухтой. Унгерн в первый месяц после захвата Урги действительно был диктатором в этом городе и его окрестностях. После воцарения Джебцзун-Дамба-хутухты и создания правительства Унгерн перестал быть диктатором над монголами. Он оставался диктатором в отношении лишь своей дивизии, китайских пленных и пленных красноармейцев.[139]

Что касается русской колонии в Урге, то новое правительство решило взять ее под свой контроль. Командующий монгольскими войсками Жамболон издал приказ, согласно которому «все проживающие в Урге гражданские лица русской национальности обязаны подчиняться законам и распоряжениям Монгольского государства и нести в его пользу какую-либо службу». С этой целью старшине российских купцов Сулейменову поручалось провести соответствующую работу среди населения колонии. К бурятам, кочевавшим в Халхе, Унгерн мог обращаться только через ханов аймаков.[140]

Таким образом, ургинское правительство устанавливает свою власть не только над монголами, но и над представителями других народов, проживавших в Северной Монголии.[141]

Монголы хорошо относились к Унгерну, но все-таки для них он был чужаком, пришлым человеком, уже силу этого он не мог стать их главным руководителем, а тем более диктатором. Главным государстве, духовным руководителем монголов являлся жебцзун-Дамба-хутухта, которому они поклонялись которого они высоко ценили.[142]

Вторым лицом в правящей верхушке Халхи являлся Джалханца-хутух-а.С Шандзодбой (главой духовного Шабинского ведомства) Унгерн не находил общего языка. После захвата Урги барон предложил Шандзодбе провести в его ведомстве мобилизацию в армию шабинаров (крепостных Богдо-хана). Шандзодба отказался это сделать. Барон не предпринял никаких репрессивных действий в отношении главы Шабинского ведомства, правда, назвал его «легкомысленным» человеком. На допросе 29 августа Унгерн говорил Шумяцкому, что он не имел политического влияния в Монголов, старался не вмешиваться в дела монголов. Помогал им лишь советами, ибо «они очень медлительны в своих действиях и решениях».[143]

Сразу же после взятия Урги Унгерн занялся наведением элементарного порядка в городе: приказал отремонтировать электростанцию и телефонный узел; распорядился очистить от мусора город, который, по выражению Оссендовского, «не знал метлы еще со времен Чингис-хана». По приказу барона наладили автобусное движение между отдельными районами города, навели мосты через Толу и Орхон. Начали издавать газету, возобновили работу школ, открыли ветеринарную лечебницу.[144]

Унгерн и другие командиры, взявшие Ургу, были щедро награждены Богдо-ханом. Указом последнего Унгерну присвоены титулы хана и цин-вана (князь 1 –й степени) и звание «Дающий развитие государству герой-командующий». [145]

После взятия Урги изъявили желание подчиняться Унгерну и вместе с ним воевать отряды есаула Кайгородова (Кобдоский округ), полковников Казанцева (район Уланком – Урянхайский край), Казагранди (район оз. Косогол). Эти отряды насчитывали примерно по 300 человек. Примкнули к барону и более мелкие белогвардейские отряды Комаровского, Сухарева, Нечаева, Архипова, Очирова, Немчинова и другие.[146]

§2 Разгром китайских войск в Халхе

Пекинское правительство сосредоточило крупную группировку войск на юге Халхи в районе монастыря Чойри-Сумэ (в 250 километрах от Урги), в нее вошли и отступившие части Го Сунлина. Эта группировка, видимо, была создана для наступления на Ургу. В первых числах марта 1921 г. Унгерн двинул к Чойри-Сумэ часть своих войск и отряд Найден-гуна, состоявший из монголов-чахар (300 человек). [147]

Общая численность отрядов Унгерна и Найден-гуна составила 1 тыс. человек. Командование обоими отрядами Унгерн взял на себя. В конце марта Унгерн разгромил китайские войска под Чойри-Сумэ, намного превосходящие по своей численности его войско. Как в боях за Ургу, так и в бою под Чойри-Сумэ Унгерн проявил себя способным военачальником. Захватив в качестве трофеев 4 тыс. винтовок в Урге и 10 тыс. винтовок под Чойри-Сумэ, он полностью обеспечил свои войска стрелковым оружием и мог поделиться им с монгольскими войсками, которыми командовал Жамболон.[148]

Численность монгольских войск Жамболона в марте 1921 г. Составляла 5 тыс. человек После успешного боя Унгерн вернулся на автомобиле в Ургу, оставив у административной границы Китая под Калганом, в котором находились две дивизии китайских войск, отряд Найден-гуна.[149]

Как уже было сказано, большая часть китайских войск во главе с генералом, Чу, Лицзяном после взятия Унгерном Урги в панике отступила на север по тракту Урга – Маймачэн. Китайские солдаты, не имея продовольствия, по пути грабили монгольское и русское население и даже китайских колонистов.[150]

Отступающие китайские войска остановились на р. Иро и в районе уртонной станции Ибицык. 28 февраля советская войсковая разведка обнаружила в 10 и 15 километрах от Ибицыка два китайских кавалерийских полка, каждый численностью 1,5 тыс. человек. В разведсводке от 9 марта, составленной Оперативным управлением штаба 5-й армии, говорилось: «Дезорганизованная китайская армия прибыла в Ибицык в количестве 3 тысяч человек при 4 орудиях и 16 пулеметах».[151]

В 70 километрах восточнее поселка Иро расположились два китайских полка, третий полк занимал вышеуказанный поселок. 23 февраля бурятская сотня Очирова произвела налет на русскую деревню Карнаковку и обратила в бегство находившиеся там китайские подразделения. Две сотни Унгерна – одна русская, другая монгольская – прибыли в район впадения р. Букулей.[152]

Разведсводка штаба помглавкома по Сибири от 4 марта. 8 марта Карнаковка была занята кита

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 548

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>