Дипломная работа на тему "Русско-японские отношения в 1895-1916 гг.: от конфронтации к союзу"

ГлавнаяИстория → Русско-японские отношения в 1895-1916 гг.: от конфронтации к союзу




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Русско-японские отношения в 1895-1916 гг.: от конфронтации к союзу":


Министерство науки и образования Украины

Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина

Исторический факультет

Кафедра новой и новейшей истории

Дипломная работа

квалификационного уровня магистр

Русско-японские отношения в 1895-1916 гг.: от конфронтации к союзу

Студента 6 курса

заочного отделения

Скурат И.В.

Харьков, 2009

Резюме

Скурат Дмитро Васильович

«Російсько-японські відносини в 1895-1916 рр.: від конфронтації до союзу».

У кваліфікаційній роботі розглядається розвиток російсько-японських відносин від утворення конфликту між Росією і Японією у 1895 р. до заключення в 1916 р. союзного договора. В першій главі розглядається історіографія та джерела, використані при написанні цієї роботи. У другій главі розглядається утворення конфликту між Росією і Японією, його розвиток, що привів до війни, і Портсмутський мирний договір. В третій главі розглядається зближення Росії та Японії на основі двосторонніх інтересів, що завершилися військовим союзом 1916 г. Далі йде перелік джерел та історіографії, використані при написанні цієї роботи.

The resume

Skurat Dmitry Vasilievich “Russian-Japanese Relations in 1895-1916.: From confrontation alliance.”

This work concerns the examination of the Russian-Japanese relations beginning with origin of the conflict between Russia and Japan in 1895. In the first chapter the historiography and the jorums used in the composition of this work are examined. The origin of the conflict between Russia and Japan, its development resulting in the war and the consequent Portsmouth Pease Treaty are examined in the second chapter. The third chapter consider the approchment of Russia and Japan on the basis of mutual interests, ending in Military Alliance in 1916. Further the list of historiography uses in the compiling of the work is cited.

Содержание

Введение

Глава 1. Историография и источники

Глава 2. От зарождения конфликта к открытой конфронтации (1895–1905 гг.)

Глава 3. От примирения к военному союзу (1906–1916 гг.)

Заключение

Список источников и литературы

Резюме


Введение

Актуальность этой работы заключается в том, что автор пытался показать развитие русско-японских отношений в контексте мировой политики конца XIX – начала XX вв., проследить, как веяния крупнейших мировых держав влияли на позиции России и Японии на Дальнем Востоке и вообще в мире. И каким образом в столь короткий исторический срок произошёл настолько кардинальный поворот во взаимоотношениях этих государств.

В данной работе автор ставил себе целью проследить эволюцию русско-японских отношений от зарождения конфликта до образования между ними союза. Автор выбрал данную тему в качестве объекта своего исследования, так как проблемы, которые в ней поднимаются, отчасти объясняют и также современное международное положение в Восточной Азии и мире, так как агрессивная политика Японии в конце ХІХ – первой половине ХХ в., в конце концов, привела к пересмотру внутренней и внешней политике, особенно по отношению к странам региона. Эта тема интересна в первую очередь тем, что она даёт возможность проследить процесс превращения Японии из второсортной державы в мощную агрессивную империалистическую державу, которая осознанно идёт по пути самостоятельной политики, которая способна защитить свои национальные интересы и территориальные завоевания. Также любопытно проследить в границах данного исследования, каким образом разногласия между крупнейшими государствами того времени привели к столь стремительному развитию Японии. Кроме того, автор хотел проследить переориентацию России от активного освоения Дальнего Востока к пассивному удержанию своих позиций в этом регионе, дабы освободить себе руки для европейских дел.

При написании данной работы автор пытался раскрыть все перипетии русско-японской дипломатии, которая привела эти государства от конфронтации к союзу. При этом, отношения между государствами раскрывались на фоне мировой политики того времени, которая содержала в себе всё разнообразие международных отношений, которые по разному влияли на Россию и Японию.

Кроме этого, автор ставил себе и более конкретные задачи. Прежде всего, необходимо изучить причины зарождения российско-японского конфликта на Дальнем Востоке; рассмотреть японскую и царскую политику в регионе; проанализировать роль ведущих империалистических держав в развязывании русско-японской войны; рассмотреть изменения в мировой политике в ходе войне и попытки начать мирные переговоры; проанализировать Портсмутский договор и то изменение, которое произошло в статусах Японии и России; рассмотреть перегруппировку сил в мире и создание Антанты, а, следовательно, причины подписания общеполитического российско-японского соглашения 1907 г.; изучить попытки американского проникновения на Дальний Восток и как это повлияло на дальнейшее сближение России и Японии и привело к российско-японскому соглашению 1910 г.; уделить внимание китайской революции и тому, как этой ситуацией воспользовались Россия и Япония (соглашение 1912 г.). Кроме того, необходимо проанализировать причины, приведшие к официальному заключению русско-японского союза 1916 г.

При написании данной работы автор использовал в первую очередь историко-сравнительный метод. Это было необходимо, так как развитие российско-японских отношений должно было аргументироваться постоянным изменением политической и экономической значимости России и Японии относительно друг друга и, в общем, на Дальнем Востоке.

Также автор не смог бы обойтись без историко-генетического метода, который позволил отобразить в наиболее конкретной форме развитие российско-японских отношений в контексте мировых отношений того времени. Благодаря этому методу удалось более основательно раскрыть эволюцию отношений, не вырывая её из контекста событий, влияющих на их развитие.

Кроме того, автор использовал историко-типологический метод для типологического анализа российско-японских, восточно-азиатских и вообще мировых отношений. Было необходимо обозначить место России и Японии в системе международных отношений.

Хронологические рамки квалификационного исследования охватывают период с 1895 г., когда произошёл совместный демарш трёх держав против требований Японии по отношению к Китаю, и до 1916 г., когда был заключён русско-японский союзный договор.

Данная работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка используемой литературы и источников и резюме.


Глава 1. Историография и источники

Создано относительно много литературы, которая бы рассматривала данный период истории и процесс перехода Японии от полуколонии к политике укрепления в международных отношениях, а также отхода России от активной дальневосточной политики. Автор попытался сделать в своей работе анализ внешнеполитической деятельности Японии в направлении поднятия своего государственного авторитета и престижа, в частности, в Азии и в мире в общем, а также выявить причины, приведшие Россию к изоляции, а позже – к Антанте.

Автор использовал общие работы по странам Азии,[1] чтобы определить место Японии в региональной политике и её взаимоотношения со странами региона. Эта литература помогла автору уточнить структуру данной работы, выделить ключевые события, которые происходили в исследуемый период, проследить общее влияние империалистических государств на ситуацию в регионе и на русско-японские отношения соответственно. Изучение приведённых работ дало картину того, как русско-японские отношения переплетались с политикой стран региона, в частности Кореи и Китая, каким образом Россия и Япония стремились утвердиться на Дальнем Востоке за счёт территориальных приобретений у соседних стран и как борьба за эти приобретения привела сначала к конфронтации между ними, а затем к союзным действиям.

Немалую часть материала при рассмотрении темы автор почерпнул из комплексных общих трудов по истории Японии,[2] где подробно описываются политические процессы, происходившие в Японии и их влияние на японскую дипломатию в мире и на Дальнем Востоке, а также ходы дипломатии того времени, которые привели к переориентации во внешней политике Японии. В этих работах хорошо показаны не только общие тенденции, но и некоторые отклонения и колебания во внешнеполитических ориентаций Японии в связи с внутриполитической борьбой. Также в данных работах даётся чёткое описание мотиваций, которые подталкивали Японию на конфронтацию с Россией, Китаем, Кореей, а позже с Германией и США. И приводится убедительная аргументация изменения внешнеполитического вектора в сторону Российской империи на основе общности интересов на Дальнем Востоке и, в частности, в Китае.

Соответственно автор рассматривал и общие труды по истории России.[3] Эти работы имеют обобщающее значение для понимания тех процессов, которые происходили внутри Российской империи и как они влияли на внешнюю политику России в мире в целом и в отдельно взятых регионах, прежде всего на Дальнем Востоке.

Также автор использовал специализированные труды по международным отношениям на Дальнем Востоке, что позволило ему более конкретно рассмотреть определенные аспекты дипломатической борьбы между крупнейшими империалистическими странами в данном регионе и проследить, каким образом эта борьба влияла на международное положение Японии и России и их позиции в различных дипломатических ситуациях того времени.[4] Эти комплексные труды достаточно широко раскрывают всю суть российско-японских отношений в комплексе мировой политики, которая проявляется в регионе, системно раскрывают дипломатические соревнования за приобретение новых и передел старых колоний, чётко рассматривают эволюцию международных отношений в многообразии их комбинаций. Без использования этих трудов автор не смог бы проследить российско-японские отношения на фоне мировой политики.

Автору помогли труды, которые рассматривали определенную политическую и экономическую деятельность отдельно взятых стран в Восточной Азии, в первую очередь Китая и Кореи, так как эти страны оказались не только субъектами в российско-японских отношениях, но и объектами территориальных притязаний и причиной споров, а позже единства действий.[5] При написании данной работы автору необходимо было более детально рассмотреть каким образом Китай и Корея поддавались дележу между империалистическими державами, в частности Японией и Россией.

Использовалась литература по истории ведущих империалистических государств, такие, в частности, как США,[6] которые сделали многое, чтобы проникнуть на Дальний Восток. Использование этой группы трудов помогло автору попытаться раскрыть ту роль, которую играли США в росте напряжённости между Россией и Японией, вплоть до1904 г., как США подталкивали экономически и дипломатически Японию к открытой агрессии против России, как президент Т. Рузвельт повлиял на окончание русско-японской войны 1904-1905 гг. и как США помогли Японии закрепить свои результаты (в частности Южный Сахалин). Помимо перечисленного эти работы помогли при рассмотрении сближения России и Японии под влиянием американской политики после войны, которая была нацелена на проникновением в Восточную Азию и, в частности в Китай, где американцы конкурировали с Россией и Японией, которые не собирались делиться ни с кем своими достижениями на Дальнем Востоке. Именно рассмотрение ходов американской дипломатии даёт понимание объективных причин сближения России и Японии после войны.

Крайне необходима была и литература по внешней политике Англии,[7] так как именно английская политика спровоцировала российско-японский военный конфликт, а затем Великобритания приложила известные усилия для того, чтобы перетянуть эти страны на свою сторону в грядущей мировой войне. Именно английская дипломатия позволила перейти от конфронтации к совместным действиям, которые привели к образованию Антанты.

Стоит выделить такую группу работ, какие посвящены событиям в Китае, процессу его дележа на сферы влияния, национально-освободительному движению против оккупантов и цинской династии, а также перипетиям гражданской войны.[8] Эта группа трудов имеет ту ценность, что позволяет изучить то место в процессе закабаления Китая, которое имели Россия и Япония. Кроме того, используя данные работы, удаётся проследить, как процесс усиления агрессии держав мотивирует передел Китая. В мировой политике того времени скложилась такая ситуация, что Китай стал рассматриваться как некий объект международного права, за который крупнейшие империалистические державы вели ожесточённую борьбу без учёта мнения и потребностей собственно Китая. Между прочим, не излишне было бы вспомнить, что и русско-японская война происходила на территории Китая и происходила без учёта его позиций. Так что без использования литературы по дележу Китая нельзя было бы полностью обстоятельно проследить эволюцию российско-японских отношений.

Особняком стоят работы, затрагивающие деятельность российского царизма и его ведомств на Дальнем Востоке.[9] Эта разнообразная литература, содержащая информацию о разведке, планах и конкретных шагах царизма на дальневосточных рубежах.

Работы Д.Б. Павлова,[10] И.А. Якобошвили,[11] В.И. Балакина[12], А.И. Тумакова[13] дают довольно объёмный обзор историографии по данной теме, не упуская из виду даже работ по отдельным аспектам данной темы. Эти труды подсказали автору оптимальные работы, необходимые для разностороннего рассмотрения выбранного исследования, что дало возможность подобрать оптимально возможную для использования литературу. Кроме того, автор смог найти новую литературу для своего исследования, в которой были отображены новые постсоветские мнения и взгляды на рассматриваемые исторические события.

Работы о внешней и внутренней политике Японии, Китая и Кореи[14] в рассматриваемый период обозначили основную проблематику данного исследования, так как они дали понимание общих тенденций и процессов в дипломатической деятельности Японии, развитие и эволюцию отношений Японии с соседними странами Восточной Азии во взаимосвязи с укреплением японского империализма на его пути к внешней экспансии, которая с замечаниями поддерживалась многими державами.

Также немалую услугу оказали работы, посвященные развитию и эволюции русско-японских отношений, которые после русско-японской войны развивались довольно противоречиво, но в целом в направлении на сближение и в будущем на совместные действия.[15] В этих исследованиях прослеживаются причины переориентации Российской империи от противостояния с Японией на Дальнем Востоке, к вхождению в Антанту и, впоследствии, к известному единству России и Японии на почве их политических устремлений – царизм желал сохранить свои позиции, а Япония напротив провести признанную и поддержанную экспансию. Эта группа работ даёт характеристику новым дипломатическим векторам во внешней политике России и Японии, детально исследует причины такого резкого поворота от войны к миру, который произошёл в российско-японских отношениях. Также эти труды анализируют объективные перемены в мировой политике, которые сделали возможным столь интересную перемену.

Особое значение имеет массив научной литературы, посвящённый русско-японской войне 1904-1905 гг., где также прослеживаются дипломатические шаги Японии на международной арене, рассматривается довольно подробно японская экспансия, её трансформация в сторону открытой агрессии. В этих работах анализируется развитие японо-российских отношений от невраждебных до взаимно агрессивных; рост вооружённых сил и, соответственно, политического влияния Японии и упадок и даже некоторая изоляция на международной арене России; военные действия во время японо-русской войны и те изменения, которые происходили в международных отношениях в связи с теми результатами, которые достигала Япония.[16] Также в этой литературе особое внимание уделяется дипломатическим интригам в ходе войны: желанию Англии завершить войну и найти компромисс с Россией – разделить сферы влияния; заинтересованности США в закреплении достигнутых Японией результатов и не допущении перелома в ходе военных действий в связи с крайним истощением японцев; стремлением царизма быстрее окончить войну при начавшейся революции; заинтересованности Франции в скорейшем возвращении России к европейским делам на фоне усиления Германии.

Ещё одним разделом следует выделить труды, посвящённые созданию и дальнейшему развитию возникших в рассматриваемое время межгосударственных политических союзов.[17] Именно эти объединения решающим образом повлияли на перелом российско-японских отношений после войны 1904-1905 гг. Под влиянием англо-французского, англо-японского и франко-японского союзов развивалось сближение России и Японии. Под давлением своих союзников недавние враги приступили к примирению и налаживанию отношений. Использование этих работ позволяет более точнее передать те дипломатические перипетии, которые подтолкнули Россию и Японию к нормализации отношений, а в дальнейшем и к совместным действиям по защите общих интересов. Также особенное место было уделено созданию Антанты, которая втянула Россию и Японию в первую мировую войну именно на стороне англо-французского блока против Германии, что позволило Японии развернуть наступление на независимость Китая и подтолкнуть Россию к заключению русско-японского союза 1916 г.

Источниковую базу работы составили опубликованные документы и материалы. В первую очередь были использованы издания дипломатических документов,[18] без ознакомления с которыми было бы не возможно написание данной работы. Эти издания вполне объективно показывают процессы, происходившие в рассматриваемый период, являются достоверным отображением политической жизни того времени. Автор старался опираться в этом исследовании на тексты договоров, соглашений и нот, чтобы более объективно сделать анализ политических событий, проследить общие тенденции в международной политике и, особенно, изменения вектора российско-японской дипломатии. Использование данных источников давало возможность ограничить политическую заангажированность научных работ советского периода и использовать их более рационально.

Также очень полезными при написании данной работы были воспоминания русских дипломатов.[19] Многие из них дают ценную информацию об аспектах политической жизни России, о внутренней борьбе по вопросам о проводимой ими политике на Дальнем Востоке и, что особенно ценно, в отношении Японии. Также в этих источниках описываются общие изменения в международной политике, делаются попытки анализа событий, приведших Россию в Антанту и японо-русский союз и противопоставивших её Германии.

В частности, мемуары С.Ю. Витте, В.Н. Коковцева, В.Н. Ламздорфа раскрывают в определённой мере перипетии внутриполитической борьбы в Российской империи и те последствия, которые эта борьба оказывала на внешнеполитический вектор России. Эти политические деятели в разное время являлись министрами царского правительства, поэтому достаточно достоверно отображали те разнообразные тенденции, которые влияли на политические решения царизма.

Кроме того, автор использовал переписку императоров Германии и России,[20] которая ярко показывает подталкивание Германией России к войне и конфронтации с Японией и Англией, а также попытки вовлечения царизма в блок континентальных держав.

Глава 2. От зарождения конфликта к открытой агрессии (1895-1905 гг.)

Японо-китайская война 1894-1895 гг. закончилась феерическим разгромом технически отсталой китайской армии японскими войсками, хорошо обученными и укомплектованными на основе всеобщей воинской повинности (введена, почти одновременно с Россией, в 1873 г.) и вооружёнными по европейскому образцу.[21] Окрылённые успехом войны против Китая, правящие круги Японии взяли курс на подготовку к новым авантюрам с целью расширения своей колониальной империи на азиатском материке. Они рассматривали Россию как главного конкурента в борьбе за господство в Корее и Китае, и против неё в первую очередь была направлена лихорадочная военная подготовка.[22]

Япония, которая долго готовился к этой войне, стремилась де-юре закрепить свои достижения. Логическим концом японо-китайской войны 1894-1895 гг. явилось подписание 17 апреля 1895 г. Симоносекского мирного договора.[23] По этому договору: Япония получала от Китая контрибуцию в размере 200 млн. лян; Тайвань и Пескадорские острова переходили от Китая Японии; Китай признавал независимость Кореи; для японцев был открыт ряд портов и получено разрешение на открытие промышленных предприятий в Китае. Не меньшее значение, чем громадная контрибуция и территориальные приобретения, имела для Японии статья, предусматривающая для неё и для её подданных те же права и привилегии, которыми пользовались в Китае европейские державы и США. Это уравнение Японии с европейскими державами сочеталось с предоставлением ей преимуществ системы наибольшего благоприятствия.[24]

Японо-китайская война серьёзным образом изменила обстановку и соотношение сил на Дальнем Востоке. Захват Японией территорий, расположенных вблизи сухопутных границ России, в то время, когда ещё не было закончено строительство Сибирской магистрали, крайне встревожило царское правительство. К тому царизм имел собственные планы на Маньчжурию и Корею. Царское правительство стремилось к пересмотру Симоносекского договора в части, относящейся к передачи Японии Ляодунского полуострова. Россию поддержала её союзница Франция и Германия, заинтересованная в том, чтобы перенести дипломатическую активность России из Европы на Дальний Восток. Три державы направили Японии идентичные ноты с требованием пересмотреть Симоносекский договор. За некоторое увеличение контрибуции Япония отказалась от Ляодунского полуострова.[25] Выступление трёх держав – России, Франции и Германии аргументировалось тем, что захват Ляодуна Японией создаст угрозу китайской столице – Пекину. Примечательно, что Англия отказалась от участия в этом выступлении, хотя инициаторы вмешательства всячески склоняли её к этому, но рекомендовала Японии уступить.[26]

6 апреля 1895 г. новый министр иностранных дел России А.Б. Лобанов-Ростовский заявил, что аннексия Порт-Артура Японией будут вечным препятствием для создания дружественных отношений между Китаем и Японией, и будут серьёзно угрожать безопасности на Дальнем Востоке. Лобанов-Ростовский считал, что японо-китайская война направлена не только против Китая, но и против России. Это заявление было одним из главных обоснований для вмешательства трёх стран в японо-китайский конфликт.[27]

Японский парламент уже в конце 1895 г. принял так называемую послевоенную программу развития хозяйства, являющуюся по сути дела программой интенсивной подготовке новой войне. Она была рассчитана на десять лет (1896 – 1905) и предусматривала создание ряда отраслей тяжёлой, главным образом военной промышленности, реорганизацию и укрепление вооружённых сил страны.[28]

Отступление Японии перед демаршем России, Франции и Германии показало ограниченную силу Японии по сравнению с европейскими державами. Начатая японским правительством гонка вооружений получила одобрение со стороны Англии и США, заинтересованных в усилении Японии в качестве борьбы с влиянием России на Дальнем Востоке.[29]

Капиталисты Европы, Америки и Японии претендовали на получение крупных железнодорожных концессий, захват китайских земель и установление своих сфер влияния. Японо-китайская война была войной и за овладение Маньчжурией. Япония пыталась обогнать Россию, строившую Великий Сибирский путь и также имевшую виды на Маньчжурию. Неудача Японии с приобретением Ляодунского полуострова не означала, что Япония отказалась от своих планов. Наоборот, она деятельно готовилась к борьбе за Маньчжурию против России.[30]

Агрессия Японии против Китая была использована некоторыми империалистическими державами для усиления их собственного проникновения в эту страну, что в значительной степени обуславливало сочувственное отношение с их стороны (в частности, Англии и США) к действиям Японии. Другие соперники Японии, в первую очередь Россия, были встревожены серьёзным военным успехом Японии. Тревога царской России разжигалась Германией, заинтересованной в том, чтобы отвлечь её от европейских дел.[31]

Японские империалисты пытались превратить в свою колонию Корею, оккупированную Японией во время войны 1894-1895 гг. японская военщина во главе с посланником Японии в Корее бароном Миура организовала заговор, в результате которого была убита корейская королева. Корейский король бежал в русскую миссию в Сеуле. Царское правительство воспользовалось создавшейся обстановкой для укрепления своих политических позиций в Корее. В мае и июне 1896 г. были заключены два японо-русских соглашения по корейскому вопросу, существо которых сводилось к ликвидации «исключительных прав» Японии в Корее, присвоенных ею во время войны 1894-1895 гг., и признанию равных прав Японии и России в этой стране.[32] Признанная после японо-китайской войны независимым государством, Корея превратилась в яблоко раздора между империалистическими державами. В конце ХIХ– начале ХХ века империалистические государства завязали ожёсточённую борьбу за захват концессий в Корее, за превращение её в колонию.[33]

По соглашению 14 мая 1896 г. (Вебер–Комура) Япония вынуждена была фактически признать произведённую смену кабинета и согласиться на совместное с Россией преподание советов корейскому королю. Это соглашение было дополнено протоколом Лобанов–Ямагата, подписанным в Москве в июне 1896 г., предусматривавшим, в частности, совместное русско-японское содействие Корее в получении иностранных займов и ликвидировавшим исключительные права японцев.[34]

Этот протокол, как и предыдущий меморандум, был заметным успехом царской дипломатии и свидетельствовал о значительном усилении позиций России в Корее, что вызывало соответствующую реакцию крупнейших держав, напуганных ростом влияния России. Под давлением дипломатических представителей Англии, Франции и США ван Коджон возвратился во дворец из русской миссии. Правительство микадо всячески стремилось расположить к себе Коджона и его приближенных. По его инициативе 12 октября 1897 г. Коджон был провозглашён императором; этим хотелось подчеркнуть независимость Кореи от Китая и уважение Японии к её правителю.[35]

Резко увеличив военные ассигнования, правительство Японии взяло курс на перевооружение армии и флота.[36]

Также с Кореей состоялось секретное от Японии соглашение о введении русского военного инструктажа и русского руководства финансовым управлением страны. Было ясно, что царизм имеет в виду укрепить своё влияние в Маньчжурии и в Корее – в первую очередь при помощи сплошной железнодорожной сети и банков (для Кореи проектировался тоже свой банк).[37]

3 июня 1896 г. был подписан союзный русско-китайский договор, политический смысл которого заключался в создании оборонительного союза против Японии. В случае нападения на Китай и Корею или на русские владения в Восточной Азии договаривающиеся стороны обязались прийти на помощь друг другу сухопутными и морскими силами и не заключать сепаратного мира с Японией после начала совместных действий. Известны последствия пребывания Ли Хун-Чжана в Москве, там был заключён секретный договор о КВЖД.[38] Под предлогом облегчения возможных военных операций Россия получала право провести через Маньчжурию железнодорожный путь во Владивосток. В Берлине 8 сентября 1896 г. был подписан окончательный договор о концессии постройки КВЖД, соответствуя основным требованиям России.[39] Условием концессии было почти полное сохранение линии в русских руках, несмотря на прохождение её по китайской территории.[40]

Однако Россия была не в состоянии интенсивно осваивать Дальний Восток, так как он был сильно удалён от Центральной России, внимание царизма в это время было направлено на Европу, Ближний и Средний Восток. Недостаток средств не позволял царскому правительству построить мощный флот на Тихом океане. Экономическое развитие региона рассматривалось как дело будущего.[41]

Но в последние годы XIX в. российский император Николай II склонялся к проведению всё более активной политике на Дальнем Востоке. Он стал часто лично вмешиваться в принятии решений о наступательной линии России в данном регионе. Так, например, не дождавшись завершения переговоров русского посланника в Пекине, царь отдал распоряжение о занятии русскими гавани Порт-Артура. 2 декабря 1897 г. русские военные корабли зашли в порт и встали на порт-артурском рейде.[42] Царь считал, что в столь тревожной обстановке медлить было нельзя, иначеможно было упустить шанс получить, пусть не лучший, пункт для стоянки российских судов. Хотя и получение такой гавани грозило ухудшением отношений с Японией.[43]

27 марта 1898 г. был подписан русско-китайский договор, по которому Порт-Артур и Далянь передавались в арендное пользование России на 25-летний срок. К северу от арендованной территории создавалась нейтральная зона, на которой сохранялась китайская юрисдикция, но без согласия России Китай не мог держать войска в этой зоне. С точки зрения русско-китайского союзного договора 1896 г. выбор и времени и места сделан был безукоризненно: иначе и помыслить было нельзя эффективно защитить Китай в случае нападения японцев (а что они нападают «внезапно», показала минувшая японо-китайская война), как заслонив своими, русскими, силами Пекин с суши и с моря. Какова бы, в противном случае, была роль русского военного флота, на 5 месяцев в году запертого во льдах Владивостока?[44] Порт-Артур должен был быть открыт только для китайских и русских судов.[45] По примеру России и Англия, Франция, Германия, Япония тоже заключили договора с Китаем – система «сфер влияния» становилась формой дележа Китая и временного разграничения интересов империалистических держав.[46]

После занятия Порт-Артура петербургское правительство решило в известной степени пожертвовать Кореей.[47] Именно в этот период шли русско-японские переговоры относительно Кореи, закончившиеся 25 апреля 1898г. подписанием так называемого токийского протокола Ниси – Розен: Россия и Япония окончательно признали державные права и полную независимость Кореи и взаимно обязались воздерживаться от всякого непосредственного вмешательства во внутренние дела этой страны; обе страны обязались не назначать никаких военных и финансовых советников без согласования друг с другом; Россия обязалась не препятствовать развитию торговых и промышленных отношений Японии с Кореей.[48] Однако Япония добилась признания Россией особых экономических интересов Японии в Корее, что в дальнейшем было широко использовано японскими милитаристами в целях подготовки войны за захват Кореи.[49] Этот документ свидетельствовал об отказе Россией от ранее приобретённых привилегиях.

Всё внимание русской дипломатии теперь сосредотачивалось на Китае и в первую очередь на той грандиозной строительной работе, которая становилась неотложною на всём протяжении 2400 вёрст в Маньчжурии и представлялось тем более спешной на южном участке, чем преждевременнее попал в обладании России далёкий военный порт.[50] Николай II был сторонником и активным проводником идеи создания на Дальнем Востоке российского незамерзающего порта в целях превращения России в сильную морскую державу на Тихом океане.[51]

Захват Ляодуна поставил вопрос и о направлении КВЖД. Здесь Витте неожиданно встретил сопротивление со стороны военного министра А.Н. Куропаткина, который начал вмешиваться в строительство магистрали. В конце апреля 1898 г. военный министр на всеподданнейшем докладе добился повеления Николая II, чтобы Витте ускорил строительство трассы по Ляодуну до Инкоу, хотя договор с Китаем об этой ветке был подписан в Петербурге только 24 июня 1898 г.[52]

Кроме того, США активно стремятся активно проникнуть в Азию.

Раздел Китая на сферы влияния ставил перед США препятствия, преодоление которых с каждым днём становилось всё трудней. Экспансия американского капитала в Китае переживала своего рода кризис: с одной стороны, потерпели неудачу его собственные проекты в области железнодорожного строительства и торговли, с другой, раздел Китая на сферы влияния европейских держав лишал Америку и каких бы то ни было перспектив, ибо политика держав содействовала разделу Китая на ряд почти герметически закупоренных областей. В связи с этим естественно вставал вопрос, как будет теперь развиваться экспансия американского капитала.[53]

Конец ХIХ в. был для США периодом бурного экономического роста и интенсивного формирования монополий, временем ещё не виданного усиления внешнеполитической экспансии. Вывоз товаров и поиски новых рынков сбыта занимали всё ещё главное место в экспансии США, но уже были сделаны первые шаги в области вывоза капитала.[54]

24 августа 1899 г. государственный секретарь США Хэй обратился к У. Рокхиллу, опытному дипломату и специалисту по проблемам дальневосточной политики, с просьбой подготовить проект обращения правительства США к державам в защиту американских экономических интересов в Китае. Рокхилл в свою очередь воспользовался помощью англичанина Ниппели, бывшего чиновника китайских морских таможен. Оба они разработали проект, который лёг в основу ноты Хэя об «открытых дверях». 6 сентября 1899 г. Хэй отправил в Лондон, Берлин и Петербург идентичные ноты, где излагалась сущность политики «открытых дверей».[55] Позднее такие же ноты были посланы в Токио, Рим и Париж.[56] Несмотря на уклончивые ответы этих государств, правительство США решило считать эти ответы признанием доктрины «открытых дверей».[57]

Характерно, что США требовали применения принципа «открытых дверей» на территории Дальнего Востока, где хозяйничали соперничавшие с ними империалисты, в то время как в странах Центральной Америки и даже на Филиппинах, только недавно захваченных у Испании, США проводили политику «закрытых дверей» в интересах тех же американских промышленников и банкиров.

Доктрина «открытых дверей» преследовала не только экономические, но и политические цели. Опиаясь на свои экономические возможности, превосходившие другие страны, и учитывая сложившееся соотношение сил на Дальнем Востоке, американские монополисты вели борьбу не за отдельную сферу влияния, хотя не исключали такой возможности, а за проникновение своих товаров и капиталов во все сферы влияния и сферы интересов других держав. Иначе говоря, речь шла о том, чтобы добиться монопольного положения на рынках всего Китая. А экономическое и финансовое господство США в Китае неизбежно привело бы к политическому закабалению страны американским империализмом.[58]

К доктрине «открытых дверей» одной из первых присоединилась Япония, готовившаяся к войне с Россией и потому желавшая заручиться поддержкой США.[59] Япония была заинтересована в сотрудничестве с США на Дальнем Востоке, надеясь втянуть Америку в блок против России. С этой целью она, как и Англия, во время испано-американской войны заняла в отношении США позиции благоприятного нейтралитета. Японские официальные лица и пресса сразу же дали понять, что Япония не станет возражать, если Америка присоединит Филиппины. Единственное опасение, которое возникало при этом, не помешает ли США та же самая лига держав, которая заставила Японию в своё время вернуть Ляодун, и не нужно ли в противовес ей создать англо-американо-японский союз.[60]

20 марта 1900 г. Хэй направил ноту в Лондон, Париж, Берлин, Рим, Токио, Петербург, в которой констатировал, что все эти государства согласны с предложенной США политикой «открытых дверей».[61]

Летом 1900 г. в Китае началось антиимпериалистическое народное восстание. Империалистические державы стали концентрировать войска на севере Китая и предприняли военную интервенцию. Для подавления восстания в Китай был направлен экспедиционный корпус объединённых войск империалистических держав против Китая. Сосредоточение войск в Китае привело к новому обострению японо-русских отношений.[62]

Занятие царскими войсками Северо-Восточного Китая при тех преимуществах, которые Россия уже успела там приобрести, усилило борьбу держав за свои интересы.[63] Восстание Ихэтуань застигло русский империализм в Маньчжурии на полном ходу колоссальных предпринятых им там строительных работ.[64]

Движение Ихэтуань к середине июня 1900 г. перебросилось уже и в Маньчжурию, после чего железная дорога оказалась разрушенной чуть ли не целиком, и Витте самому пришлось просить о вводе русских войск на всю территорию дороги. Это повлекло за собой мобилизацию до 150 тыс. человек и форменную оккупацию к осени 1900 г. всей Маньчжурии, – и тем не менее русская дипломатия не отказалась от занятой ею сепаратной позиции.[65]

Антирусская направленность народного движения в Маньчжурии требовала внесения серьёзных корректив в дальневосточную политику России. Однако Петербург не отказался от экспансионистских притязаний в отношении Китая. Военное присутствие в Маньчжурии использовалось как инструмент давления на цинское правительство с целью получения от него новых уступок. Это не могло не обернуться ростом напряжённости в российско-китайских отношениях. Оккупация Маньчжурии болезненно воспринялась и Японией, стремившейся утвердить свою гегемонию в регионе и видевшей в России главное препятствие в реализации этой цели.[66]

Представители Англии, Франции, Германии, Италии, Японии и США требовали объявления организации Ихэтуань вне закона, но китайское правительство не решалось этого сделать, опасаясь, что негодование может обратиться против самой цинской династии. Правительство совершает манёвр, направленный к рассколу и ослаблению движения в целях спасения династии. Оно издаёт 11 января 1900 г. указ, устанавливающий различие между нелегальными организациями и патриотическими обществами. Часть повстанцев восприняли этот указ как поддержку их деятельности правительством. В мае – июне 1900 г. в ряде указов правительства содержится резкое осуждение антиправительственных, антифеодальных выступлений повстанцев и скрытое поощрение антииностранной деятельности. Державы ответили на развивающиеся события посылкой войск в Китай. К июню в районе Тяньцзиня их было сконцентрировано 14 тысяч человек с преобладанием японских и русских войск. Формальным поводом к интервенции было освобождённых в Пекине миссий. Фактически же основой интервенции являлась борьба держав за расширение своих привилегий в зависимом от них Китае. В интервенции приняли участие восемь держав: Япония, Россия, Германия, Англия, Италия, США, Франция и Австро-Венгрия.[67]

14 августа 1900 г. иностранные войска вошли в столицу. Пекин оказался во власти интервентов, Цыси и двор бежали. 28 декабря 1901 г. из Сиани, где находился китайский двор, было получено согласие на требования держав. Заключительный протокол был подписан 7 сентября 1901 г. Общая сумма контрибуции, которую должен был уплатить Китай, определялась в 450 млн. таэлей; Китай обязался срыть форты на побережье, иностранные войска занимали 12 пунктов между Пекином и морским побережьем, вводилась постоянная охрана иностранных посольств в Пекине.[68] Кроме того, маньчжурская династия обязалась не ввозить в Китай оружие без разрешения иностранных империалистических держав, передать под контроль этих держав для обеспечения уплаты контрибуции все важнейшие источники государственных доходов, такие, как таможенные сборы, соляная монополия и другие. Для размещения посольств державы получили целый район в столице, который не подлежал китайской юрисдикции. Полуколониальный характер страны стал совершенно очевидным.[69]

Участие в подавлении восстания наряду с другими державами и подписание вместе с ними заключительного протокола, предоставившего Японии значительную долю контрибуции, означало для японских агрессоров дальнейшее повышения их империалистического престижа, новое доказательство равноправия Японии среди великих держав.[70]

После подавления восстания цинское правительство приняло новые унизительные требования империалистических держав. По условиям «Заключительного протокола», подписанного 7 сентября 1901 г. между Китаем и иностранными державами – участниками интервенции, Китай обязался выплатить огромную контрибуцию, а для обеспечения выплаты державы поставили под свой контроль важнейшие источники финансовых поступлений китайского правительства.[71]

Переговоры о Маньчжурии велись Россией с Китаем сепаратно и параллельно с происходившими при участии русских представителей общими переговорами держав. Они вызвали противодействие держав, и прежде всего США, Англии и Японии, а также Германии. Под давлением этих государств русско-китайская конвенция так и осталась не подписанной.[72]

В 1901-1902 гг. Япония, Англия, США и Германия оказывали давление на китайское правительство в связи с русско-китайскими сепаратными переговорами относительно Маньчжурии. Китайское правительство, ссылаясь на позицию держав, отказывалось принимать русский проект конвенции. Хотя вопрос о Северо-Восточном Китае и оставался открытым, господствующее положение царизма здесь было бесспорным. Всё это способствовало дальнейшему сближению Англии и Японии на фоне растущего русско-японского антагонизма.[73]

Усиление позиций царизма в Китае, особенно после подавления боксёрского восстания, когда его войска оккупировали Маньчжурию, вызвало резкое обострение отношений между США и царской Россией. США и раньше считали Россию одним из главных соперников в Китае. Теперь её политика стала в прямое противоречие с американской политикой, особенно в Маньчжурии. Именно Маньчжурия сделалась ареной ожесточённой борьбы в годы, последовавшие за провозглашением доктрины «открытых дверей». Маньчжурия была важным стратегическим плацдармом, захватив который, американский империализм рассчитывал развернуть широкую экспансию против Китая и русского Дальнего Востока. На почве этой борьбы США полностью солидаризировались с Англией и Японией, примкнув к англо-японской группировке и выступая вместе с ней против России на Дальнем Востоке.[74]

Это обусловило изменение тона японской дипломатии по отношению к России. В начале января 1901 г. Япония выступила с протестом против действий царского самодержавия в Маньчжурии, отказавшись обсуждать русский проект нейтрализации Кореи под гарантией держав до тех пор, пока русские войска не будут выведены из Маньчжурии. Это свидетельствовало о расширении сферы агрессивных притязаний Японии.[75]

Кроме того, особое раздражение Японии вызывал тот факт, что ещё в 1898 г. царская Россия получила от Китая в концессию Ляодунский полуостров, который был «отобран» в результате пересмотра Симоносекского договора.[76]

Участие в подавлении восстания наряду с другими державами и подписание вместе с ними заключительного протокола, предоставившего Японии значительную долю контрибуции, означало для японских агрессоров дальнейшее повышения их империалистического престижа, новое доказательство равноправия Японии среди великих держав.[77]

В 1901-1902 гг. Япония, Англия, США и Германия оказывали давление на китайское правительство в связи с русско-китайскими сепаратными переговорами относительно Маньчжурии. Китайское правительство, ссылаясь на позицию держав, отказывалось принимать русский проект конвенции. Хотя вопрос о Северо-Восточном Китае и оставался открытым, господствующее положение царизма здесь было бесспорным. Всё это способствовало дальнейшему сближению Англии и Японии на фоне растущего русско-японского антагонизма.[78]

В 1901 г. между Англией и Японией начались переговоры о заключении союзного договора. Перед Японией этот союз открывал большие перспективы грабежа в Корее, Маньчжурии и остальном Китае.[79] С целью ускорения подписания соглашения в Петербург, якобы с целью выработки и подписания русско-японского соглашения, был отправлен маркиз Ито.

30 января 1902 г. в Лондоне было подписано англо-японское соглашение[80], заложившее основу тесных союзных отношений. Англия, идя на это соглашение, стремилась подтолкнуть Японию к войне с Россией.[81] Англичанам очень удобно мешать всякому соглашению Японии с Россией, а антагонизм этих держав составляет основу английской политики на Дальнем Востоке.[82]

Назревание русско-японского военного конфликта происходило на фоне общего обострения международной обстановки, важнейшим проявлением которого было растущее англо-германское соперничество. Отсюда вытекало стремление Англии и Германии либо привлечь Россию на свою сторону, либо ослабить её как возможного противника, втянув на войну на Дальнем Востоке, воспользовавшись осложнениями дипломатических отношений между Японией и Россией.[83] К этому присоединилось стремление США подорвать позиции русского царизма в Маньчжурии, к которой американский капитал проявлял всё больший интерес. Отсюда подстрекательство Японии к войне с Россией со стороны Англии и США и подталкивание России к войне с Японией со стороны Германии.[84]

Таким образом, английские и японские империалисты заключили агрессивный союз, направленный против России. Этот союз усилил агрессивные замыслы Японии на Дальнем Востоке и ускорил нападение Японии на Россию.[85]

В 1902 г. японский посланник предложил проект соглашения по корейскому вопросу, переданный министерству иностранных дел накануне вывода русских войск из Маньчжурии, прямо был рассчитан на то, чтобы заставить Россию отказаться от вывода войск. Проект предусматривал не только полный контроль Японии над Кореей, но и не скрывал японских захватнических целей в Маньчжурии. В обмен на полный отказ России от Кореи Япония предлагала признать лишь железнодорожные интересы России в Маньчжурии. Несмотря на наступление сроков эвакуации русских войск, царское правительство обусловило вывод их из Маньчжурии предоставлением Китаем гарантий по ограждению русских интересов.

Потребованные от Китая «гарантии» вновь выдвигали ряд требований, от которых России пришлось отказаться во время переговоров, предшествовавших заключению конвенции от 8 апреля 1902 г. Всё это вызывало противодействие заинтересованных в Маньчжурии держав. Англия, США и Япония не только обратились с соответствующими запросами к русскому правительству, но и договорились в апреле 1903 г. о совместном давлении на Китай. Китайское правительство, и без того возражавшее против дополнительных требований России, в этих условиях от подписания новой конвенции отказалось. Вопрос о Маньчжурии остался открытым.[86]

Подготовку к нападению на Россию японское военно-политическое руководство маскировало переговорами, которые начались летом 1903 г. по решению императорской конференции, состоявшейся в июне.[87] Продолжая вести формально дипломатические переговоры с Россией, японское правительство активно готовилось к началу военных действий.[88] В период затянувшихся переговоров с Россией Япония приготовила в Корее базу для предстоящих операций в Южной Маньчжурии.[89]

Япония смогла развязать захватническую войну в наиболее удобный для неё момент, используя неблагоприятную для России международную обстановку. Во всех переговорах, которые Япония вела в течении 1903 г. с Россией, она преследовала цель не только обеспечить себе полное и нераздельное господство в Корее, но и превратить её в плацдарм для дальнейшей военной экспансии в сторону Маньчжурии и Приморья. Неподготовленность России к войне, в чём отдавало себе отчёт и русское военное командование, была прекрасно известна Японии, наводнившей Дальний Восток своей шпионской агентурой. Вместе с тем Япония стремилась использовать благоприятную обстановку, созданную англо-японским договором 1902 г. и готовностью английских и американских финансистов оказать ей поддержку в войне против России. Американские и английские империалисты не только готовы были помочь Японии в её нападении на Россию, но и прямо содействовали этому.[90]

К 1903 г. фактически были завершены программы судостроения японского военного флота, который качественно и количественно превосходил русскую Тихоокеанскую эскадру.[91] Царское правительство опоздало со строительством современных кораблей флота и, впоследствии было вынуждено только что вступившие в строй корабли вводить в бой без должной боевой подготовки. Следует отметить, что роль флота перед войной некоторыми государственными деятелями России недооценивалось. Даже военный министр Куропатки был противником усиления военно-морского флота.[92] В Японии в результате к 1903 г. численность армии выросла в три раза по сравнению с 1896 г., а тоннаж военного флота – более чем в четыре раза.[93]

Но и в это время в правящих кругах России складывалось мнение, что победоносная война с Японией может предотвратить революционный взрыв.[94] Хотя в России в то время многие, в том числе из среды высшего и военного руководства, предостерегали от неосторожных шагов в Северо-Восточном Китае и предвидели, что это может привести к конфликту с Японией, в котором Россия неминуемо потерпит поражение.[95]

В январе 1904 г. по специальному приглашению японского императора в Японию направился военный министр США Тафт. В переговорах с японским правительством вновь была обещана поддержка Америки. В случае если в японо-русское столкновение на стороне России будут вовлечены Франция и Германия, президент Т. Рузвельт обещал Японии помощь США.[96] Англия в свою очередь обещала предоставить Японии заём, как только начнутся военные действия.[97]

На заседании высших японских государственных деятелей, состоявшемся 30 января 1904 г., вопрос о начале войны с Россией был решён.[98] Война стала неизбежной, но в России этого не сознавали и в должной мере не готовились к ней.[99]

Незадолго до начала русско-японской войны, 21 января 1904 г., корейское правительство, желая помешать использованию Японией территории Кореи в войне с Россией, опубликовало декларацию о своём нейтралитете. Однако империалистическая Япония, которая выступала с лозунгом защиты независимости и территориальной целостности Кореи от посягательств царской России, не пожелала считаться с этим.[100] Японские войска высадились на территории Кореи, несмотря на то, что она официально объявила о своём нейтралитете. Японцы захватили порт Чемульпо (где были потоплены два военных русских корабля[101]) и столицу Кореи Сеул. В начале мая 1904 г. первая японская армия заняла Корею.[102]

В ночь на 8 февраля 1904 г. японцы совершили нападение на русскую эскадру, стоящую на внешнем рейде Порт-Артура, положившее начало русско-японской войне 1904-1905 гг.[103]

Японские войска высадились на территории Кореи, несмотря на то, что последняя объявила о своём нейтралитете. Японцы захватили порт Чемульпо и столицу Кореи Сеул. В начале мая 1904 г. японская армия, заняв Корею, переправилась через реку Ялу и вторглась в Маньчжурию. Одновременно японские войска высадились на Ляодунском полуострове к северу от Порт-Артура. Часть этих войск начала осаду Порт-Артура.

Другая часть стала наступать на Ляолян. Сражение под Ляоляном закончилось отступлением русской армии к Мукдену.[104] В мае 1905 г. в кровопролитном сражении под Мукденом царские генералы снова, как и у Ляоляна, отдали приказ об отступлении. Армия потерпела серьёзное поражение.[105] В мае 1905 г. Балтийская эскадра достигла театра военных действий, в Цусимском проливе она была разгромлена японцами. Можно с уверенностью сказать, что у устаревших русских кораблей не было никаких шансов на успех в боях с японскими броненосными крейсерами постройки 1899-1904 гг., превосходившими их и в скорости хода, и в бронировании, и в вооружении.[106]

С чисто военно-стратегической точки зрения поражение в Корейском проливе отнимает всякую надежду на то, чтобы счастье повернулось в русскую сторону, японцы теперь могут беспрепятственно перебрасывать в Маньчжурию сколько угодно резервов, свежих войск, военных припасов для осады Владивостока, который едва ли будет в состоянии долго сопротивляться без поддержки флота.[107]

В ходе военных действий развитие дипломатических отношений ставилось в известную зависимость от достигнутых результатов и влияния крупных держав, которые имели свои интересы и выгоды от этой войны.

Уже в июле 1904 г. была сделана первая попытка японским посланником в Лондоне Хаяси нащупать почву для начала мирных переговоров.[108] В августе того же года правительство Японии выработало программу мирных условий: Россия признаёт право Японии на свободу действий в Корее, русские войска выводятся из Маньчжурии, КВЖД используется «исключительно для торгово-промышленных целей», Япония получает железную дорогу Харбин – Порт-Артур и Ляодунский полуостров. В зависимости от ситуации было решено настаивать на покрытии Россией военных расходов, уступки Сахалина и предоставлении Японии прав на рыбную ловлю в водах Приморья. После падения Порт-Артура, в феврале 1905 г. Хаяси Тадасу возобновил попытки открыть мирные переговоры, добиваясь того, чтобы просьба о мире была заявлена Россией, но царское правительство отказалось от такого шага. [109]

Военные неудачи русской армии в Маньчжурии повлекли за собой подъём революционного движения, который завершился всеобщей забастовкой, парализовавшей не только железные дороги, но и всю экономическую жизнь страны.[110]

Поскольку дальнейшая затяжка военных действий грозила Японии поражением, то, разгромив эскадру Рожественского 14 мая 1905 г. и тем самым обезопасив себя с моря, она сразу же обратилась за посредничеством в заключении мира к президенту Рузвельту.[111] В России течение против продолжения войны и заключение мира, на каких бы то ни было условиях всё крепло, особенно после поражения эскадры адмирала Рожественского.[112] По просьбе Японии американский президент Теодор Рузвельт 8 июня 1905 г. обратился к обеим воюющим странам с предложением начать мирные переговоры, которые и открылись в Портсмуте (США) 9 августа 1905г.[113] Резкое ослабление России на Дальнем Востоке, если бы Япония сумела его добиться, не устраивало ни Англию, ни США. Войну они допустили с тем, чтобы руками японцев получить себе свободу действий в Маньчжурии.[114]

В инструкции русским уполномоченным совершенно неприемлемыми считались требования: об уступке какой-либо части русской территории; об уплате военной контрибуции; о разоружении Владивостока и лишении России права держать в Тихом океане военный флот; об уступке Японии железнодорожных линий к Владивостоку. Однако не воспрещалось обсуждение этих вопросов, что давало возможность манёвров и комбинаций.[115]

Перед началом мирной конференции Япония и Россия старались заручиться поддержкой крупных держав. Состоялась англо-японская сделка по вопросу о Корее. По второму англо-японскому договору, подписанному 12 августа 1905 г., Япония получала свободу действий в Корее. Япония же гарантировала границы Индии.[116] Задолго до мирной конференции между Англией и США был согласован и вопрос о передачи Японии Ляодунского полуострова с Порт-Артуром.[117] Единственное, что Николай II смог противопоставить действиям правительств Японии, США и Англии, - это принять предложение Вильгельма II о заключении с Германией союзного договора. Подписывая его в Бьёрке 11 (24) июля 1905 г., царь надеялся заручиться поддержкой Германии на мирной конференции, однако договор вступил в силу после подписания договора.[118]

На мирных переговорах проявил себя русский уполномоченный С.Ю. Витте. Многое удалось достигнуть из-за влияния его авторитета на общественное мнение американской демократии, чтобы получить для России, несмотря на её неудачи, моральное преимущество над представителями противной стороны.[119]

В то время как шли мирные переговоры в Портсмуте, в Лондоне был подписан 12 августа 1905 г. так называемый второй англо-японский договор. В отличие от текста договора 1902 г. действие договора 1905 г. должно было распространяться на Восточную Азию и Индию. Предусматривалась военная помощь союзников друг другу даже в случае, если одна из сторон окажется вовлечённой в войну с одной страной. Признавались также японские политические, экономические и военные интересы в Корее и право Японии принимать такие меры руководства, контроля и покровительства, какие она сочтёт соответствующими и необходимыми для охраны и развития этих интересов.[120]

В ходе переговоров русской стороне удалось значительно ограничить притязания Японии в ряде вопросов: контрибуции, территориальных приобретений, ограничении русского флота на Тихом океане.[121] Ход переговоров убедительно показал, что Портсмутский мир вырос на почве общей заинтересованости не победившей Японии и не проигравшей России.[122]

Русско-японская война была суровым испытанием для вооружённых сил царизма. Испытанием, которого они не выдержали. В первые годы армия и флот России оказались просто в катастрофическом состоянии. Но тотальное поражение было нанесено лишь флоту, армия в Маньчжурии к концу войны сохранила свою боеспособность и представляла такую силу, с которой должны были серьёзно считаться японские милитаристы. Именно это и послужило причиной тех минимальных требований, которыми удовлетворялась тоже истощённая войной Япония при заключении Портсмутского мира.[123]

1 сентября 1905 г. между Россией и Японией было подписано перемирие, а 5 сентября – мирный договор.[124] По Портсмутскому мирному договору: Корея поступала под безраздельный контроль Японии, который имел выразиться во всех тех мерах руководства, покровительства и надзора, какие японское правительство могло бы почесть необходимым принять в Корее – на основе совершенного невмешательства России; в Маньчжурии к Японии переходили права России на Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним и Южноманьчжурская ветвь КВЖД от Порт-Артура до ст. Куаньченцзы;[125] южная половина о. Сахалина по 50-й параллели отходила также Японии;[126] Россия предоставила Японии право рыболовства в русских водах.[127]

Вскоре после заключения Портсмутского договора японское правительство послало в Пекин своего представителя – министра иностранных дел Комура для переговоров китайским правительством. 22 декабря 1905 г. в Пекине был подписан японо-китайский договор о признании Китаем пунктов Портсмутского договора. Кроме того, Пекинский договор содержал дополнительные статьи, ещё более расширявшие права Японии в Южной Маньчжурии. В соответствии с этим Китай открыл в Маньчжурии ряд новых портов, предоставил Японии концессию на сооружение железной дороги Мукден – Аньдун, согласился на создание смешанного японо-китайского акционерного общества по эксплуатации лесной концессии на реке Ялу. Таким образом, Портсмутский и Пекинский договора открыли японским империалистам путь к дальнейшей экспансии в Маньчжурию.[128]

Что же касается Кореи то 17 ноября 1905 г. японские империалисты навязали корейскому правительству новый договор, фактически установивший японский протекторат в Корее. Первая статья договора устанавливает, что японское правительство через своё министерство в Токио будет впредь будет осуществлять контроль над внешними сношениями Кореи и управлением иностранными делами в Корее. Дипломатическим и консульским представителям Японии будет поручена защита подданных и интересов Кореи в иностранных государствах. Во второй статье японское правительство обязуется наблюдать за выполнением договоров, ныне существующих между Кореей и другими державами; корейское правительство обязуется не заключать отныне никаких актов или обязательств, имеющих международный характер, иначе как через посредничество японского правительства.[129]

Этот договор был навязан Корее силой оружия в буквальном смысле слова. Переговоры происходили под охраной японских солдат. Королевский дворец был окружён полицией и жандармами. Когда корейское правительство проявило некоторые признаки колебания, командующий японскими войсками в Корее генерал Хасэгава ультимативно потребовал заключение договора, предоставив для этого срок в несколько часов. Корейские министры, которых не выпускали из зала, подписали договор.[130]

Таким образом, фактически имеются все основания считать договор о протекторате, по которому Япония захватила в свои руки руководство внешними сношениями Кореи, незаконным.

22 ноября 1905 г. японское правительство опубликовало официальную декларацию об установлении протектората над Японией, а уже 24 ноября 1905 г. миссия США в Корее первой из всех иностранных миссий была закрыта.[131]

Однако указ японского императора №267 от 20 декабря 1905 г. о правах и обязанностях генерального резидента в Корее нарушал не только договор с Корей, но и Портсмутский договор с Россией, в протоколе которого обуславливалось оформлением соответствующим соглашением с корейским правительством каждого мероприятия японского правительства, ущемляющего корейский государственный суверенитет. Японский император давал своим указом санкцию генеральному резиденту в Корее вмешиваться во внутреннее управление страной, захватывая в свои руки важнейшие функции корейского правительства.

Английские и американские империалисты помогли Японии закрепить её военные успехи, достигнутые при их помощи в Портсмутском мирном договоре. Однако Япония, превратившись в крупнейшего претендента на господство на Дальнем Востоке, вовсе не намеревалась уступать плоды своих успехов – это должно было привести к росту противоречий.[132]

Военная победа над Россией принесла Японии статус мировой державы. Подписанный договор, укрепив позиции японцев в Северо-Восточном Китае и Корее, существенно изменили баланс политических сил на Дальнем Востоке. С безраздельным европейским доминированием в этом регионе было окончательно покончено. Мощному удару подвергся и европоцентризм, лежавший в основе мировой политики того времени.[133]

Япония смогла нанести поражение Китаю в 1895 г., а затем, укрепив армию и флот, заручившись поддержкой Англии и США, начать войну с Россией и добиться, хотя и частично, реализации программы агрессии на материке. Не в последнюю очередь это было вызвано определённой изоляцией России на международной арене и нежеланием её союзников идти на конфронтацию с Англией ради помощи России. Также Россия переоценила свои военные возможности на Дальнем Востоке и поставила во главе армии бездарное командование.

В 1905 г. после поражения в войне произошла переориентация в направлении русской дипломатии. Росла напряжённость в Европе между англо-французским и австро-немецким блоками, а в самой России началась революция 1905-1907 гг. Противоборствующие силы стремились перетянуть Российскую империю на свою сторону, да и в самой России велась оживлённая дискуссия о том, что делать дальше. Но стало понятно, что основная международная борьба будет происходить в Европе, и Россия будет не в состоянии проводить активную политику на Дальнем Востоке в ближайшее время.

Япония, заключив Портсмутский мир, стремилась развить свой успех, однако натолкнулась на противодействие своих вчерашних союзников – США и Англии. Получение статуса великой державы стимулировало Японию к поиску новых союзников для продолжения экспансии на материке.

россия япония конфронтация союз

Глава 3. От примирения к совместным действиям (1906-1916 гг.)

Портсмутский мир не решил многих проблем и рассматривался более как промежуточный акт, прекращающий состояние войны, нежели документ, закладывающий основы мира и дружеских отношений между странами. Многие аналитики думали, что это только перемирие и за ним последует продолжение войны. Подписанный незадолго до этого второй англо-японский договор только усиливал пессимистические прогнозы.[134]

Японские милитаристы в 1906г. добились принятия новой расширенной программы увеличения армии и флота, затягивали выполнение условий Портсмутского договора об эвакуации войск из Маньчжурии, в то время как царские войска выводились досрочно.[135] Япония продолжала энергичную милитаристскую деятельность в Маньчжурии и Корее, укрепляя занятые районы, создавая базы и проводя подрывную работу в Северной Маньчжурии, Монголии и Синьцзяне.[136] Особенно пугало русские правящие круги непрерывное увеличение численности японских войск в Корее и Северной Маньчжурии. Неудивительно поэтому, что Петербург в конце 1905 – начале 1906 гг. находился в состоянии постоянной тревоги.[137] Русско-японские отношения двух первых послевоенных лет развивались под влиянием начавшейся перегруппировке сил среди империалистических держав и вплоть до 1907 г. заключа

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Русско-японские отношения в 1895-1916 гг.: от конфронтации к союзу". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 681

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>