Дипломная работа на тему "Роль Ставки верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны"

ГлавнаяИстория → Роль Ставки верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Роль Ставки верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны":


Оглавление

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..3

Глава I. Начало войны и создание Ставки верховного главнокомандующего…………………………………………………....10

1.1. Образование государственного комитета обороны и создание Ставки верховного главнокомандующего……….10

1.2. Роль ставки верховного главнокомандующего в мобилизации сил  на борьбу  с врагом………………………….…..26

Глава 2 . Деятельность Ставки верховного главнокомандующего в начальный период войны……….....30

2.1. Главная задача Ставки верховного главнокомандующего – организация стратегической обороны………………………………………………………………………….30

2.2. Крупные мероприятия Ставки верховного главнокомандующего по обороне столицы…………………….41 Глава 3. Стратегические планы Ставки верховного главнокомандующего в ходе продвижения к победе над фашистской германией…………………………………………………..72 3.1. Роль став ки верховного главнокомандующего в организации коренного перелома в ходе Великой отечественной войны…………………………………………………...…72 3.2. Роль Ставки в военных операциях в 1944-1945 г.г…………..108 ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………...128 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………..135 ВВЕДЕНИЕ

Вторжение на территорию СССР неприятельских войск стало переломным моментом в жизни всего советского наро­да. В один день рухнули все планы и надежды десятков миллионов людей. Главной стала задача спасения Отечества от порабощения, сохранение его независимости и террито­риальной целостности. Перед этим отступили на второй план все внутренние проблемы. В первые часы войны, когда об­становка была еще неясна, Сталин наотрез отказался высту­пить по радио с сообщением о немецком вторжении. В пол­день 22 июня с заявлением Советского правительства высту­пил заместитель председателя Совнаркома СССР и нарком иностранных дел В.М. Молотов. В заявлении выражалась твердая уверенность в победе над вероломным агрессором: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за на­ми». Начавшаяся война с первых дней получила наименова­ние Великой Отечественной1" 1"[1].

Для успешного ведения войны требовалось прежде всего укрепить вооруженные силы, увеличить их численность. С этой целью 22 июня была объявлена мобилизация мужчин в возрасте от 23 до 36 лет, что позволило вдвое увеличить размеры армии. До 1 июля советские вооруженные силы получили пополнение — 5,3 млн. человек. Исход вооружен­ной борьбы определялся численностью и уровнем боевой выучки войск, а также квалификацией командного состава. Наряду с красноармейцами в армию влились сотни тысяч офицеров запаса

Во время любой войны должен быть центральный орган, который бы руководил военными действиями. Без центрального органа руководство военными действиями осуществлялось бы с большим трудом, так как много информации, которую надо объединить, разработать план, согласовать, утвердить. А затем уже действовать для достижения общей цели и блага. Во всей исторической литературе советского периода очень слабо освещалась роль Ставки верховного главнокомандующего и многих видных полководцев в годы Великой отечественной войны, за счет преувеличения и приписывания победы армии всего народа, только коммунистической партии, её центральному комитету, политбюро и лично И. В. Сталину. Таким органом в годы Великой отечественной войны стала Ставка верховного главнокомандующего, которую возглавлял И. В. Сталин

Приступая к исследованию заданной темы, мы учитывали ее несомненную актуальность на сегодняшний день

Основной целью дипломной работы является рассмотреть и определить роль Став ки верховного главнокомандующего в годы Великой отечественной войны в обеспечении победы над фашистской Германией. Сообразно выдвинутой цели мы постарались решить следующие задачи:

1)   Рассмотреть процесс создания Став ки верховного главнокомандующего;

2)   Показать и проанализировать деятельность Став ки верховного главнокомандующего в начальный период ВОВ;

3)   Охарактеризовать стратегические планы Став ки верховного главнокомандующего в годы ВОВ и ее роль в достижении победы СССР над фашистской Германией на завершающем этапе войны.

Структурно работа состоит из трех глав, введения, заключения, списка литературы и приложений.

В первой главе описываются и анализируются: начало войны, Ставка верховного главнокомандующего, вероломное нападение фашистской Германии на СССР (22июня 1941г.), обращение Советского правительства к народу (3 июля 1941г.), образование государственного комитета обороны и создание Став ки верховного главнокомандования (10 июля 1941г.).

Также в дипломной работе во второй главе описываются главные сражения в начале Великой отечественной войны, такие как: ликвидация Ельнинского выступа противника (сентябрь 1941г.), борьба за Ленинград (октябрь - декабрь 1941г.), битва за Москву (декабрь 1941г. – январь1942г.).

В третьей главе описываются и анализируются стратегические планы Став ки верховного главновнокомандования, а также победоносное шествие советских войск: разгром противника под Сталинградом (декабрь 1942г. – февраль 1943г.), разгром фашистских войск на Курской дуге (июль – август 1943г.), освобождение Украины (октябрь – ноябрь 1943г.), освобождение Белоруссии (1944г.), от Вислы до Одера, Берлинская операция.

В своей работе мы воспользовались специальной, хроникально-документальной, учебной литературой; помимо этого нами были использованы монографии и публикации отдельных авторов. К примеру,  Оружие победы под ред.  Г.В.Смирнова , И.П.Шмелева излагает нам, какой ценой далась нашему народу победа над фашистской Германией, Жуков Г.К. -  «Воспоминания и размышления» - в этом произведении автор излагает свою точку зрения, свой взгляд на Великую Отечественную войну, на причину  победы, то же можно сказать и о произведении Сталина И.В.. «О великой отечественной войне Советского союза»; в произведениях Исупова В. А., Кузнецова И.С.. «История России с 1917 года до наших дней», Ржешевского О.А. «Мировые войны ХХ века» - четко прослеживается хроникальный характер данных источников; в Материалах научной конференции, посвященной 20 годовщине победы над фашистской Германией  под ред. А.М.Самсонова. проводится конкретный анализ прошедшей войны спустя 20 лет; 1941-1945.   Краткая   история,   документы,  фотографии под ред. Г.А.Куманева, Боевой путь Советского Военно-Морского флота, под ред. А.В.Басова, СССР  в Великой Отечественной Войне 1941-1945 (краткая хроника) – здесь мы находим детальную характеристику отдельных военных выступлений и действий; Подвиг народа (Сборник статей АН СССР.Институт военной истории Минобороны СССР / под ред. П.А.Жилина) – повествует о трудных годах ншего народа в годы Великой отечественной и, наконец, Военный энциклопедический словарь, содержащий термины, определения и основные даты ВОВ.

Данная работа может быть рекомендована как студентам и преподавателям исторических и юридических вузов, так и всем желающим, кому данная тема представляется интересной. Выводы и предложения по заданной теме выносятся на предстоящую защиту.

Глава I. Начало войны и создание Став ки верховного главнокомандующего 1.1. Образование государственного комитета обороны и создание Став ки верховного главнокомандующего

22 июня 1941 г. фашистская Германия грубо нарушив условия договора с СССР, напала на Советскую страну. Против ссср были брошены 153 германские дивизии, заранее отмобилизованные, вооруженные новейшей боевой техникой.

Вместе с гитлеровской Германией в войну против Совет­ского Союза выступили Румыния, Венгрия и Финляндия, ко­торые в первые же дни выставили 37 дивизий.

Выступила против СССР и фашистская Италия. Германии оказывали помощь Болгария и Испания. Империалистическая Япония выжидала удобного момента для нападения на СССР. С этой целью она держала у советских дальневосточных границ в боевой готовности миллионную Квантунскую армию.

Вражеское вторжение началось в 4 часа утра 22 июня. Крупные соединения пехотных и танковых войск на широком, фронте пересекли советскую границу. Одновременно немецкие самолеты подвергли жестокой бомбардировке пограничные, пункты, аэродромы, железнодорожные станции, крупные города. Спустя полтора часа после начала вторжения герман­ский посол в Москве сделал заявление Советскому правитель­ству о вступлении Германии в войну с Советским Союзом4" 4"[4].

Над Советской страной нависла смертельная опасность. В своем заявлении, сделанном по радио 22 июня в 12 ча­сов, Советское правительство призывало весь советский народ и его Вооруженные Силы к Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков, к священной войне за Родину, за честь и свободу. «Наше дело правое. Врат будет разбит. Победа будет за нами» - эти слова правительственного заяв­ления выражали глубокую уверенность всех советских людей в победе над врагом.

В этот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР была объявлена мобилизация военнообязанных

Вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР прервало мирное строительство в нашей стране. Советский Союз вступил в период освободительной войны.

Советские люди, как один, поднялись на защиту своей Родины, на священную всенародную войну. Рабочие, крестьяне и интеллигенция были охвачены огромным патриотическим подъемом; они выражали свою непоколебимую решимость от­стаивать каждую пядь родной земли, драться до последней капли крови, до полного разгрома фашистской Германии. Со­ветский народ еще теснее сплотился вокруг Коммунистической партии и Советского правительства.

Фашистская Германия развязала войну грабительскую, рассчитанную на захват наших земель и покорение народов СССР. Гитлеровцы ставили своей целью уничтожить Совет­ское государство, восстановить в СССР капиталистический строй, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов германских помещиков и капитали­стов.

Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии и ее сообщников была справедливой, освободительной войной.

Великая Отечественная война Советского Союза слилась с борьбой свободолюбивых народов других стран против фа­шистских агрессоров. Она велась в интересах всего прогрес­сивного человечества.

Вооруженные силы фашистской Германии действовали по заранее разработанному плану, получившему наименование «план Барбаросса». Германское коман­дование рассчитывало на полный раз­гром Советского Союза в течение кратковременной кампании. Основная стратегическая задача заключалась в том, чтобы разгромить советские вооруженные силы, захватить террито­рию СССР до рубежа Архангельск— Волга —Астрахань. При этом Уральский промышленный район германское командова­ние предполагало разрушить силами авиации после выхода немецко-фашистских войск к Волге.

В соответствии с «планом Барбаросса» германское коман­дование заранее сосредоточило свои силы на наших границах. Группа вражеских войск, носившая наименование «Норве­гия», предназначалась для удара на Мурманск и Кандалакшу. Группа армий «Север» наступала на Прибалтику и Ленинград, Во взаимодействии с этой группировкой выступили финские войска, развернувшие свои действия в районе Ладожского озера. На центральном направлении действовала наиболее сильная группа немецко-фашистских армий «Центр», имевшая своей задачей захватить Минск, а затем наступать на Смо­ленск и Москву. На южном направлении, на фронте от Холма до Черного моря, действовала группа армий «Юг», левое крыло которой наносило удар в направлении на Киев.

Германское командование намеревалось внезапными уда­рами осуществить глубокий прорыв в районы расположения войск наших приграничных военных округов, не дать им возможности отойти в глубь страны и уничтожить их в западных районах. В случае полного успеха этого плана противник имел бы возможность  захватить важнейшие жизненные центры СССР—Москву, Ленинград и южные промышленные районы.

Гитлеровская Германия еще до начала войны против СССР перевела экономику страны на военные рельсы, отмоби­лизовала войска и тщательно подготовила сильную армию вторжения. Эта армия обладала почти двухлетним опытом ве­дения крупных боевых операций в Европе. Она была оснащена всеми видами новейшей военной техники, состояла из отбор­ных солдат и офицеров, воспитанных в духе разбойничьей, фашистской идеологии, национальной и расовой ненависти к славянским и другим народам.

Несмотря на героическое сопротивление советских войск, обстановка на фронте в начале войны складывалась крайне неблагоприятно для нашей армии.              

Многочисленные, технически хорошо оснащенные и имев­шие опыт ведения современной войны немецко-фашистские ди­визии, пользуясь вероломством нападения, поставили совет­ские войска пограничных округов, где были расположены зна­чительные силы кадровой армии, в крайне тяжелое положе­ние. Не будучи достаточно сосредоточены и развернуты для  боевых действий, советские войска не смогли противостоять численно превосходящим силам врага, которые действовали на главных направлениях. Ударные группировки противника (танковые и моторизованные дивизии) рассекали боевые по­рядки советских войск и продвигались в глубь нашей террито­рии. В результате управление советскими войсковыми частями было крайне затруднено. Сильные удары вражеской авиации  по войскам и стратегически важным объектам наносили боль­шие потери советским войскам, причиняли громадный урон тылам и коммуникациям. Противник быстро добился измене­ния в соотношении сил в свою пользу. Советские войска вы­нуждены были отступать, ведя тяжелые бои и неся большие потери.

К началу июля 1941 г. врагу удалось захватить Литву, зна­чительную часть Латвии, западные части Белоруссии и Ук­раины, выйти к Западной Двине.

Неудачи советских войск в начальный период войны объяснялось рядом причин. Среди этих причин прежде всего сле­дует отметить запоздалый перевод промышленности па воен­ный лад.

Промышленность нашей страны

Недостаток в создании механизированных войск усугуб­лялся тем, что, в то время как снимались с производства уста­ревшие системы танков, массовый выпуск новых танков «Т-34» и тяжелых танков «КВ» еще не был развернут. В результате образовался большой некомплект танков. Механизированные корпуса, дислоцированные в пограничных районах, не были полностью укомплектованы материальной частью.

Многие артиллерийские части еще не были переведены на механизированную тягу, не хватало противотанковой и зенитной артиллерии.

Примерно такое же положение было и в строительстве наших военно-воздушных сил. Хотя к началу войны советская авиация имела на своем вооружении не меньше самолетов, чем противник, но эти самолеты в своем большинстве были устаревших систем и уступали немецким по своим боевым качествам. Правда, в то время советские конструкторы дали новые образны самолетов, которые превосходили немецкие.

Но перевооружение военно-воздушных сил велось медленно. К началу войны новые самолеты в авиационном парке соста­вляли лишь незначительную часть. К тому же новую материальную часть летчики еще не успели по-настоящему освоить.

Подготовка новых оборонительных рубежей не была за­вершена, а вооружение со старых долговременных сооружении было снято. Недостаточно была развита сеть аэро­дромов в пограничных районах. В плохом состоянии нахо­дились шоссейные и грунтовые дороги для передвижения войск.

Одной из причин недостаточной подготовленности Советской Армии к отпору врагу явилась неправильная оценка И. В. Сталиным военно-политический обстановки непосредственно накануне войны

Недооценка угрозы фашистского нападения на СССР на­шла свое отражение, в частности, в сообщении ТАСС от 14 июня 1941 г. В этом заявлении указывалось на беспочвенность слу­хов о мобилизации Германией войск и подготовке ею войны против СССР. В сообщении говорилось, что «по данным СССР. Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду  чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Герма­нии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы».

В пограничных военных округах не было своевременно за­вершено создание и сосредоточение на угрожающих направле­ниях достаточных сил, которые можно было бы противопоставить крупным стратегическим группировкам врага. Следует учитывать и то, что в предвоенные годы значи­тельное число опытных командиров и политработников, особенно в высшем звене, было репрессировано в результате действий враждебных элементов, прорвавшихся в органы госбезопасности. Пришедшие к руководству частями и соединениями молодые кадры зачастую не имели еще достаточных знаний и опыта. Это также отрицательно повлияло на ход боевых действий советских войск в первый период войны.

Вследствие всех этих ошибок и недостатков советские войска, будучи захвачены врасплох, в первые же дни войны понесли большие потери в живой силе и технике.

Советская авиация, понесшая большие потери от внезап­ных ударов противника в первый же день войны, оказалась не в состоянии должным образом выполнить свои задачи, чтобы помешать операциям наземных войск врага. В связи с быстрым продвижением вражеских войск в глубь страны.

Советский Союз лишился возможности использовать промыш­ленные предприятия в западных районах для производства военной продукции. Часть предприятий эвакуировалась, а не­которая часть осталась на захваченной территории. Это еще больше усугубило трудности войны для Советского госу­дарства.

Отступление советских войск было вынужденным. Времен­ная потеря ряда территорий СССР острой болью отзывалась в сердцах всех советских людей. Действия врага нанесли большой урон Советскому государству. Поэтому неправиль­ным является утверждение о том, что советские войска действовали по заранее разработанному плану «активной страте­гической обороны», что отступление советских войск в первый Период войны якобы было рассчитано на то, чтобы измотать врага, а потом перейти в контрнаступление.

Огромные трудности и неудачи начального периода войны не сломили боевого духа Советской Армии. Соединения совет­ских войск, несмотря на исключительно сложную и трудную обстановку, отходили с упорными боями. В десятках крупных боев и сотнях схваток советские воины бились с беспримерной храбростью. Целый месяц после немецкого вторжения длилась героическая борьба маленького гарнизона Брестской крепости с наступающими силами врага.

Обороной крепости руководили люди замечательного мужества, беззаветно преданные Советской Родине—капитан И. Н. Зубачев, полковой комиссар Е. М. Фомин, майор П. М. Гаврилов и другие. Сопротивление закончилось лишь тогда, когда в строю не осталось ни одного защитника крепости. На Буге застава лейтенанта Монина целые сутки вела бой против батальона гитлеровцев. Получив сведения о том, что гитле­ровцы форсировали Прут, заняли железнодорожный мост и начали делать по нему настил для прохождения танков, погра­ничники пятой заставы А. К. Константинов, В. Ф. Михальков и И. Д. Бузыцков проникли в тыл противника, перебили его охрану и взорвали мост. Продвижение немецких танков на этом направлении задержалось. За этот подвиг А. К. Констан­тинову, В. Ф. Михалькову и И. Д. Бузыцкозу было присвоено звание Героев Советского Союза. Незабываемый подвиг совершил 26 июня 1941 г. капитан Н. Ф. Гастелло и экипаж его самолета в составе А. А. Бурденюка, Г. Н. Скоробогатого и А. А, Калинина. Когда вражеский снаряд попал в бензиновый бак их самолета, капитан Н. Ф, Гастелло повел горящую ма­шину на колонну (вражеских танков и цистерн. Вместе с самолетом героического экипажа взорвались немецкие танки и цистерны.

Уже в первых боях на фронтах Отечественной войны многие тысячи советских воинов совершили беспримерные подвиги, не щадя жизни для защиты Родины.   

Ставка Главного Командования была создана 23 июня 1941 года. Ее состав несколько отличался от проекта, предло­женного Наркоматом обороны. В нее вошли: народный комис­сар обороны С. К. Тимошенко (председатель), начальник Гене­рального штаба Г. К. Жуков, И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Н. Г. Кузнецов. Предлагалось также в состав Ставки включить первого заместителя начальника Генерального штаба Н. Ф. Ватутина. Но И. В. Сталин не согласился8" 8"[8].

При Ставке была образована группа советников по различ­ным вопросам. Практически группа играла номинальную роль, поскольку все советники вскоре получили другие назначения, а замена их не состоялась.

На протяжении всей войны Ставка находилась в Москве. Это имело большое моральное значение. В связи с угрозой вражеских ударов с воздуха в начале июля из Кремля она была переведена в район Кировских ворот в небольшой особняк с надежным рабочим помещением и связью, а через месяц по­близости, на перроне станции метро Кировская, расположились и операторы Генерального штаба — рабочего органа Ставки.

30 июня 1941 г. по примерному образцу ленинского Совета Рабочей в Крестьянской Обороны в период иностранной военной интервенции и гражданской войны по решению Политбюро ЦК ВКП(б) был создан чрезвычайный орган—Государственный Комитет Обороны во главе с И. В. Сталиным.

ГКО стал авторитетным органом руководства обороны страны, сосредоточившим в своих руках всю полноту власти. Гражданские, партийные, советские организации были обязаны выполнять все его постановления и распоряжения. Для контроля за их исполнением в краях и областях, военно-промышленных наркоматах, на главнейших предприятиях и строках ГКО имел своих представителей.

На заседаниях ГКО, которые проходили в любое время суток, как правило, в Кремле или на даче И. В. Сталина, обсуждались и решались важнейшие вопросы. Планы военных действий рассматривались Политбюро Центрального Комитет партии и Государственным Комитетом Обороны. На заседании приглашались народные комиссары, которым предстояло принять участие в обеспечении операций. Это позволяло, когда появлялась возможность, сосредоточить огромные материальные силы на важнейших направлениях, проводить единую линию в области стратегического руководства и подкрепляя ее организованным тылом, увязывать боевую деятельности войск с усилиями всей страны.

Очень часто па заседаниях ГКО вспыхивали острые споры при этом мнения высказывались определенно и резко. Если к единому мнению не приходили, тут же создавалась комиссия и представителей крайних сторон, которой и поручалось доложить согласованные предложения на следующем заседании.

Всего за время войны Государственный Комитет Обороны принял около десяти тысяч решений и постановлений военного и хозяйственного характера. Эти постановления и распоряжения строго и энергично исполнялись, вокруг них закипал работа, обеспечивавшая проведение в жизнь единой партийной линии в руководстве страной в то трудное и тяжелое время.

10 июля 1941 года, в целях улучшения руководства вооруженными силами, решением Государственного Комитета Обороны Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования, а 8 августа ее преобразовали в Ставку Верховного Главнокомандования. С тех пор и до конца войны И. В. Сталин, являлся Верховным Главнокомандующим.         

С образованием Государственного Комитета Обороны и созданием Ставки Верховного Главнокомандования, во главе которых находилось одно и то же лицо — Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) и Председатель Совета Народных Комиссаров было завершено создание структуры государственного и военного руководства войной. Центральный Комитет партии обеспечивав единство действий всех партийных, государственных, военных и хозяйственных органов9" 9"[9].

19 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР И. В. Сталин был назначен и народным комиссаром обороны.

Надо сказать, что с назначением И. В. Сталина Председа­телем Государственного Комитета Обороны, Верховным Глав­нокомандующим и наркомом обороны в Генштабе, центральных управлениях Наркомата обороны, Госплане СССР и в других органах правительства и народного хозяйства сразу же почув­ствовалась его твердая рука.

Каждый член ГКО получил конкретное задание и строго отвечал за выполнение планов народного хозяйства. На одного из них возлагалась ответственность за выпуск танков, на дру­гого — артиллерийского вооружения, на третьего — самоле­тов, на четвертого — снабжение боеприпасами, продовольст­вием и обмундированием и т. д. Командующих родами войск И. В. Сталин лично обязал подключиться к членам ГКО и по­могать им в работе по выполнению программы производства определенной военной продукции точно в назначенное время и нужного качества.

Под воздействием партийно-политической работы, повыше­ния искусства управления войсками, накопленного опыта вооруженной борьбы усиливался отпор врагу. Воины всех видов и родов оружия действовали в боях героически и само­отверженно. В войсках заметно поднялась воинская дис­циплина.

Однако, несмотря на энергичные меры Ставки и командова­ния фронтов, положение на фронтах продолжало обостряться. Под давлением превосходящих сил противника наши войска отходили в глубь страны. В условиях небла­гоприятного для нас развития военных событий складывалась и стратегическая оборона Советских Вооруженных Сил. Она отличалась весьма активными формами и упорством борьбы.

ЦК ВКП(б) и ГКО проявили серьезную озабоченность о состоянии противовоздушной обороны страны, так как немецко-фашистская авиация действовала очень активно. Враг воз­лагал большие надежды на люфтваффе. Он рассчитывал уда­рами массы самолетов сорвать мобилизацию в западных райо­нах нашей страны, дезорганизовать работу ближайшего тыла, транспорта и государственного аппарата, подорвать волю народа к сопротивлению. Гитлер осыпал воздушных разбой­ников и их главаря Геринга милостями и наградами,

Анализируя создавшуюся обстановку и учитывая неблагопри­ятные прогнозы в отношении защиты с воздуха главнейших объектов государства, Верховный Главнокомандующий с при­сущей ему энергией взялся за укрепление боеспособности противовоздушной обороны. Он пригласил к себе группу руково­дящих работников ПВО и строго потребовал в двухдневный срок представить принципиальные соображения по усилению противовоздушных сил и средств, улучшению их организаци­онной структуры и управления. Своими советами большую и полезную помощь оказали ему начальник артиллерии Красной Армии генерал Н. Н. Воронов, генералы М. С. Громадин, Д. А. Журавлев, П. Ф. Жигарев, Н. Д. Яковлев и другие.

Главнейшей задачей ПВО тогда было — прикрытие Моск­вы, Ленинграда и других крупных промышленных центров, где производились танки, самолеты, артиллерийское вооружение, добывалась нефть и находились важнейшие железнодо­рожные коммуникации, объекты энергетики и связи.

Самая мощная группировка сил и средств ПВО была создана для обороны Москвы. В июле она уже насчитывала более 600 самолетов-истребителей, подготовленных к полетам в ночных условиях, свыше 1000 зенитных орудий, 370 зенитных пулеме­тов, до 1000 прожекторов и большое количество аэростатов заграждения.

Эта организационная структура ПВО целиком себя оп­равдала. Фашистская авиация, предпринимая массирован­ные действия, несла громадные потери, но прорваться большими силами к Москве все же не смогла. В общей сложности в налетах участвовало много тысяч бомбардировщиков, но лишь считанным из них (два-три процента) удалось проник­нуть к городу, да и те вынуждены были сбрасывать свой смер­тоносный груз где попало.

Конечно, процесс создания органов советского стратеги­ческого руководства занял определенное время и претерпел ряд принципиальных изменений, диктуемых ходом войны и характером военно-стратегической обстановки. Но постепенно советская военная наука, руководствуясь опытом вооружен­ной борьбы, накопленным еще до Великой Отечественной вой­ны, достигла по вопросам управления войсками значительных успехов.

Однако отсутствие у СССР высшего органа военного руко­водства, каким должна была быть Ставка в момент нападения фашистской Германии, естественно, не могло вначале не отра­зиться на управлении войсками, результатах первых операций и общей оперативно-стратегической обстановке. Тем более, что противник уже получил в Европе немалый опыт организации войны и внезапных вторжений ударными силами. Надо при­знать, что и главкомы направлений и командования фронтов в начале войны допускали существенные недостатки в управле­нии войсками. Это также отрицательно сказалось на результа­тах вооруженной борьбы.

Надо признать также, что определенную долю ответствен­ности за недостатки в подготовке вооруженных сил к началу военных действий несут нарком обороны и ответственные работ­ники Наркомата обороны. Как бывший начальник Генераль­ного штаба и ближайший помощник наркома не могу снять с себя вины за эти недостатки.

Наконец, важную роль сыграло и то обстоятельство, что И. В. Сталина до последнего момента — начала гитлеров­ского нападения на Советский Союз — не покидала надежда, что войну удастся оттянуть. Это в какой-то мере связало и наркома обороны, который не решался входить к И. В. Сталину с проектом о создании Ставка вплоть до весны 1941 года.

В конце весны Г. К. Жукову пришлось еще раз, уже в настоятельной форме, просить наркома доложить И. В. Сталину о необходимости рассмотреть разработанный Генштабом проект плана органи­зации Ставки Главного Командования и разрешить провести его практическую проверку на больших командно-штабных уче­ниях. На этот раз доклад состоялся и И. В. Сталин дал согласие провести такое учение, но подальше от границы, где-нибудь на рубеже Валдай—Орша—Гомель—р. Псёл, а затем пред­ставить ему проект организации Ставки, ее функциональных обязанностей и рабочих органов.

Рекогносцировка рубежа для учения была проведена в мае 1941 года, но осуществить учение не удалось. Из-за отсутствия времени и по другим обстоятельствам не были рассмотрены и мероприятия по практической подготовке Ставки Главного Командования и ее органов.

Наверху, в Ставке, особенно отчетливо было видно, что на войне ошибки ошибкам — рознь: одни из них — исправимы, другие — исправлениям трудно поддаются. Все зависит от характера ошибок и их масштаба. Ошибки тактические, как свидетельствовал опыт, вышестоящее командование могло бы­стро ликвидировать. Просчеты оперативного масштаба вып­равить неизмеримо труднее, особенно если нет в распоряжении командования необходимых сил, средств или времени, чтобы ввести эти силы в дело там и тогда, когда это нужно10" 10"[10].

Для исправления оперативно-стратегических ошибок, до­пущенных Ставкой и командованием некоторых фронтов летом 1942 года (что дало возможность гитлеровским войскам выйти в район Сталинграда и на Северный Кавказ), потребовались чрезвычайные усилия всей страны.

Как известно, стратегия полностью зависит от политики, и ошибки военно-политического характера общегосударствен­ного масштаба трудно исправить. Справиться с ними может только та страна, которая ведет справедливую войну и распо­лагает для этого необходимыми военно-материальными воз­можностями. И наоборот, когда цели войны не отвечают жиз­ненным интересам народа, ошибки такого рода, как правило приводят к катастрофическим последствиям.

 Но есть и неисправимые просчеты. Такой просчет совершило фашистское руководство гитлеровской Германии, рискнув напасть на Советский Союз. Этот просчет проистекал из неимоверной переоценки своих сил и средств и недооценки потен­циальных возможностей СССР — страны, где существует социалистический строй, где вооруженные силы, народ, партия и правительство едины.

Одурманенные предыдущими легкими победами, Гитлер и его политическое и военное окружение считали, что их вой­ска победоносным маршем пройдут по Стране Советов так же, как это было в Западной Европе. Вышло же наоборот. Руководствуясь авантюристической, националистической идеологией фашизма, гитлеровцы оказались неспособными правильно разобраться в решающих исход войны вопросах, которые при  подготовке к войне нужно знать и решать без эмоций на базе науки об обществе и войне.

Трезво оцепив причины наших неудачных операций 1942 года, Коммунистическая партия. Советское правительство, опираясь на неоспоримые преимущества социалистического общественного и государственного строя, сумели мобилизовать все силы страны на новые усилия по отпору врагу. Благодаря само­отверженной поддержке народа Советское Верховное Главно­командование нашло наиболее приемлемые в данной обстановке методы и формы борьбы, вырвало в конечном счете у против­ника инициативу, а затем повернуло ход войны в свою пользу.

В ходе войны Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Советское правительство уделяли большое внимание руководству вооруженными силами. За годы войны состоялось более  200 заседаний  Политбюро ЦК ВКП(б), Оргбюро и Секретариата Центрального Комитета партии. Принятые решения по вопросам внешней политики, экономики и стратегии проводились в жизнь соответственно через Президиум Верховного Совета СССР, Совнарком, ГКО или Ставку Верховного Главнокомандования.

В основу работы Ставки были положены ленинские прин­ципы централизованного управления войсками. Ставка руко­водила всеми военными действиями вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, производила наращивание стратегических усилий в ходе борьбы за счет резервов и использования сил партизанского движения. Рабочим ее органом, как уже гово­рилось, являлся Генеральный штаб.

В результате реорганизации Генштаб стал более работо­способным, оперативным органом и смог гораздо результатив­нее выполнять возложенные на него задачи на протяжении всей воины. Конечно, случались недоработки и после реор­ганизации, но лишь в отдельных случаях и по некоторым слож­ным вопросам.

Для улучшения управления фронтами 10 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны образовал три Главных командования по направлениям:

— Северо-Западное     (главнокомандующий — маршал К. Е. Ворошилов, член Военного совета — А. А. Жданов, на­чальник штаба — генерал М. В. Захаров);

— Западное (главнокомандующий — маршал С. К. Тимо­шенко, член Военного совета—Н. А. Булганин, начальник штаба — генерал Г. К. Маландин);

— Юго-Западное (главнокомандующий — маршал С. М.Бу­денный, член Военного совета — Н. С. Хрущев (с 5 августа 1941 г.), начальник штаба — А. П. Покровский11" 11"[11].

Создавая Главные командования направлений, Государственный Комитет Обороны рассчитывал помочь Ставке обеспечить возможность лучшего управления войсками, организовать взаимодействие фронтов, военно-воздушных и военно-морских сил. Предполагалось, что Военные советы направлений в боль­шей степени, чем командования фронтов, смогут использовать местные силы и средства в интересах вооруженной борьбы.

Однако уже первые месяцы существования Главных коман­дований показали, что они не оправдывают надежд. Ставка по-прежнему непосредственно руководила фронтами. По существовавшей тогда практике главкомы направлений не имели  в своем распоряжении резервов войск и материальных средств, чтобы влиять на ход военных действий. Они не могли без сог­ласия Верховного Главнокомандования проводить в жизнь какие-либо принципиальные решения и, таким образом, прев­ращались в простые передаточные инстанции. В результате в 1942 году Главные командования направлений были ликви­дированы.

Ставке пришлось вновь руководить действиями большого количества фронтов, развернутых на огромном пространстве. Это неминуемо было связано со значительными трудностями, особенно в области согласования усилий войск нескольких фронтов, действующих рядом. Начались поиски новых ме­тодов управления, которые в конечном итоге привели к воз­никновению эффективной формы непосредственного влияния стратегического руководства на деятельность фронтов. Так появился весьма своеобразный институт стратегического ру­ководства — представители Ставки Верховного Главнокоман­дования, которые направлялись на важнейшие участки.

Подводя краткий итог данного параграфа, отметим, что вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР прервало мирное строительство в нашей стране. Советский Союз вступил в период освободительной войны, и главным органом, руководящим данной борьбой, стала именно Ставка Верховного главнокомандующего.

1.2. Роль став ки верховного главнокомандующего в мобилизации сил  на борьбу  с врагом

С первых же дней Великой Отечественной  войны Коммунистическая партия развернула гигантскую работу по организации всенародной борьбы против фашистских захватчиков, по перестройке всей жизни струны на военный лад. Централь­ный Комитет Коммунистической партии разработал мероприятия по мобилизации всех сил страны на борьбу с врагом. Они были изложены в директивное письме СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям при­фронтовых областей от 29 июня 1941 г, В письме под­черкивалось, что наша страна вступила в смертельную схватку с опасным и коварным врагом—немецким фашиз­мом. «В навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение12" 12"[12]».

ЦК ВКП(б) и СНК СССР указывали, что для ликвидации величайшей опасности, нависшей над страной, необходимо мо­билизовать все силы народа, перестроить всю работу на воен­ный лад, организовать всестороннюю помощь фронту, все­мерно увеличить производство вооружения, боеприпасов, танков, самолетов и т. д. Необходимо было отрешиться от на­строений мирного времени и направить все силы на отпор врагу, на его разгром. Красная Армия и Красный Флот должны были драться до последней капли крови за наши го­рода и села. Партия призвала советских патриотов развернуть в тылу врага партизанскую борьбу. Для руководства борьбой народа в тылу противника создавались подпольные, партийные организации.

В целях быстрейшей мобилизации материальных, духовных и людских сил Советского государства 30 июня 1941 г. был создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого была сосредоточена вся полнота власти в государстве. Пред­седателем ГКО был И. В. Сталин. Как только началась война, на военную работу были направлены видные партийные и го­сударственные деятели — Н. А. Булганин, А. А. Жданов, Н. С. Хрущев, А. С. Щербаков и другие члены ЦК ВКП(б), многие секретари ЦК компартий союзных республик, край­комов и обкомов. Кроме того, на фронт ушли десятки тысяч Ответственных партийных работников, сыгравших большую роль в укреплении дисциплины и боевого духа в армии. Во время войны важные участки работы в тылу и на фронте взяли в свои руки члены ЦК, а также советские военачаль­ники, которые своей организаторской, политической, хозяй­ственной и военной работой вместе с местными партийными и советскими организациями обеспечивали победу советского народа в войне. Всего в ряды Советской Армии вступило бо­лее полутора миллионов коммунистов.

Пламенным  словом и личным примером коммунисты все­ляли мужество и отвагу в сердца воинов13" 13"[13]. Бок о бок комму­нистами храбро воевала комсомольская молодежь14" 14"[14].

3 июля 1941 г. по радио выступил глава Советского пра­вительства И. В. Сталин. Он подчеркнул глубоко справедли­вый, освободительный характер Отечественной войны Совет­ского Союза, изложил народу разработанную Центральным Комитетом партии и Совнаркомом программу перестройки жизни страны на военный лад и мобилизации сил для борьбы с врагом. И. В. Сталин, напомнив о грозной опасности, на­висшей над Советской страной, обратился ко всему советскому народу с призывом проявить мужество и самоотверженность в защите Родины, «Наши силы неисчислимы, -говорил он.— Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи ра­бочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом».

Советские люди, движимые чувством горячей любви к Ро­дине, выражали свою решимость и  готовность отстаивать каждую пядь родной земли, драться с врагом до полного его разгрома. Сотни тысяч добровольцев вступили в ряды армии и народного ополчения. В народное ополчение Москвы сразу вступило 100 тыс. человек, Ленинграда — около 160 тыс.,  32 тыс. девушек и женщин Ленинграда добровольно пошли сандружинницами и медицинскими сестрами на фронт. Нередко в народное ополчение вступали целыми семьями.

За первые пять месяцев войны из московской партийной и комсомольской организаций на фронт ушли 100 тыс. коммунистов и 260 тыс. комсомольцев.

Оставшиеся в тылу стремились трудовыми делами внести свой вклад в дело разгрома врага. Женщины-домохозяйки, студентки шли работать на производство. На предприятия возвращались по личному желанию многие старики-рабочие, находившиеся на пенсии.

Поднимая советский народ на Отечественную войну, Ком­мунистическая партия выдвинула боевые лозунги: «Все для фронта. Все для разгрома врага!».

Советское правительство в первые же Дни войны опреде­лило районы для эвакуации промышленных предприятий и населения; были намечены мероприятия по распределению материальных средств страны, а также бюджетных ассигно­ваний для более полного обеспечения нужд фронта и военной промышленности.

16 августа 1941 г. был утвержден военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г; по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. Этот план предусматривал широкое развертывание про­мышленного строительства на Востоке, перемещение пред­приятий из прифронтовой полосы и ввод их в действие на но­вых местах, увеличение производства вооружения, боеприпа­сов, металла, угля, бензина и т.д. В целях создания для Советской Армии и Военно-Морского Флота обученных резервов Государственный Комитет Обороны 16 июля 1941 г. принял специальное решение «О подготовке резервов в системе Наркомата Обороны и Военно-Морского Флота». Кроме того, Государственный Комитет Обороны ввел с 1 октября 1941 г. обязательное военное обучение граждан мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет

По всей стране широким фронтом развернулось всеобщее обучение советских граждан военному делу. Коммунисты и комсомольцы были в первых рядах всевобуча. Большую роль в организации военного обучения населения играло доброволь­ное общество трудящихся — ОСОАВИАХИМ.

Таким образом, Ставке пришлось вновь руководить действиями большого количества фронтов, развернутых на огромном пространстве. Это неминуемо было связано со значительными трудностями, особенно в области согласования усилий войск нескольких фронтов, действующих рядом.

Глава 2 . Деятельность Став ки верховного главнокомандующего в начальный период войны 2.1. Главная задача Ставки верховного главнокомандующего – организация стратегической обороны

Шел второй месяц войны, а широко разрекламированное обещание Гитлера уничтожить в кратчайший срок Красную Армию, захватить Москву и выйти на Волгу так и повисло в воздухе.

Это отнюдь не означало, что опасность для страны в какой-то мере ослабла. Нет, враг продолжал рваться вперед и одерживать успехи. Борьба обострялась на всех участках советско-германского фронта.

Исход Смоленского сражения имел важное значение для последующего хода войны. Хотя сам город Смоленск 16 июля оказался в руках противника, все же оборона армий Западного фронта не была сломлена и крепко стояла, преграждая путь к столице. Среди гитлеровских офицеров, генералов и даже сол­дат, привыкших к легким победам на Западе, начали появлять­ся сомнения и разочарования16" 16" title="">[16].

Что же касается морального состояния наших войск, то оно продолжало неуклонно повышаться. В соответствии с ука­заниями ЦК ВКП(б) Главное политическое управление Красной Армии направило в середине июля в войска две важные дирек­тивы, в которых оценивалось положение дел за первые три не­дели войны и содержалось требование повысить передовую роль коммунистов и комсомольцев непосредственно в бою, в выполнении приказов командования.

На московском и киевском направлениях противник понес большие потери, но пока это еще не свидетельствовало о его слабости. Бронетанковые соединения, авиация, да и пехота были вполне способны массированными действиями наносить нашим войскам тяжелые удары. Но теперь он вынужден был это делать с большей осторожностью и не на всех стратегических направлениях. Задача Ставки состояла на этом этапе в том чтобы все проглядеть подготовку и направление важнейших ударов противника и маневру гитлеровцев противопоставить свой маневр.

Обсудив сложившуюся на фронтах обстановку с начальником оперативного управления Генштаба генералом В. М. Эдобиным, его заместителем генералом А, М. Василевским и другими руко­водящими работниками, Ставка пришла к общему выводу, что про­тивник, пожалуй, не рискнет в ближайшее время наступать на Москву17" 17"[17]. Он не был готов к этой операции, т. к. не располагал ни необходимым количеством ударных войск, ни  долж­ным качеством.

Кроме того, опасное оперативное положение флангов груп­пы армий «Центр», в котором они очутились, не могло не влиять на ход событий. Дело в том, что захваченная врагом террито­рия тянулась длинной косой линией от Ельни на Рогачев и Жлобин, где располагался наш недавно созданный Центральный фронт. Правда, как уже сказано выше, он был еще слабым, имел всего лишь две армии (13-ю и 21-ю), но своим южном флан­гом примыкал к войскам Юго-Западного фронта, оборонявшим район Киева и подступы к нему.

Занимая столь опасное для группы армий Центра положе­ние, наш Центральный фронт мог быть использован для ударов во фланг и тыл этой вражеской группировки.

К югу от Киева противник всюду рвался к Днепру, но форсировать его пока не смог. Основная группировка против­ника стремилась овладеть районом Кременчуга.

Ставка внимательно рассмотрела многие варианты возможных действий войск противника на данном участке фронта и пришли, к единственно правильному выводу. Суть его состояла в том, что гитлеровское командование, видимо, не ре­шится оставить без внимания опасный для группы армий «Центр» участок — правое крыло фронта — и будет стремиться в ближайшее время разгромить Центральный фронт.

Если это произойдет, то немецкие войска получат возмож­ность выйти во фланг и тыл Юго-Западному фронту, разгромят его и, захватив Киев, обретут свободу действий на Левобережной Украине. Поэтому только после того, как будет ликвидирована угроза для них на фланге центральной груп­пировки со стороны, юго-западного направления, гитлеровцы смогут начать наступление на Москву.

Что касается северо-западного направления, то Ставка полага­ла, что противник здесь должен значительно усилить войска группы армий «Север» с тем, чтобы в кратчайшее время попытаться овладеть Ленинградом, соединиться с финской армией, а затем повернуть свои силы тоже на Москву, обходя ее с се­веро-востока. Этой операцией гитлеровское командование будет стремиться снять угрозу левому флангу своей ударной группи­ровки на московском направлении.

Чтобы враг не сумел разгадать намерения и сорвать операцию, нужно было держать подготовку удара в глубокой тайне. Это значило, что до начала наступления  ничего не должны были менять в режиме  оборонительных дейст­вий и продолжать наносить врагу потери прежним способом, главным образом изнуряя его постоянным артиллерийским, минометным и стрелково-пулеметным огнем. А тем временем произвести скрытно перегруппировку своих сил и средств для решительных действий.

Ставка торопила  с подготовкой наступления. В сере­дине августа войска Резервного фронта частью сил перешли в наступление, добились некоторых территориальных успехов и нанесли врагу ощутимые потери. Противник был вынужден отвести две свои сильно потрепанные танковые дивизии, моторизованную дивизию и моторизованную бригаду, замелив их пехотными соединениями.

Позднее стало известно, что, ссылаясь на тяжелые потери, командование группы армий «Центр» просило Гитлера разре­шения оставить ельнинский выступ. Но гитлеровское руковод­ство эту просьбу отклонило: район Ельни рассматривался как выгодный плацдарм для нанесения удара в дальнейшем наступ­лении на Москву.

Бои под Ельней дали нашим войскам много полезного и поучительного для правильного понимания оборонительной тактики врага. Было установлено, что немецко-фашистские части строят оборону прежде всего вокруг населенных пунк­тов, превращая их в мощные опорные пункты. Система опор­ных пунктов располагалась в основном на переднем крае обо­роны. В то же время гитлеровцы недостаточно развивали обо­рону в глубине. Каждый опорный пункт имел обстрел во многих направлениях и был приспособлен к круговой обороне. По­добная система придавала каждому отдельному объекту боль­шую самостоятельность и должна была, по замыслу немцев, повысить устойчивость обороны в целом. Потеря одного такого опорного пункта восполнялась за счет привлечения огневых средств соседних с ним объектов и участков.

Отсюда следовало, что, наступая на опорный пункт, войска СССР должны были прочно обеспечивать свои фланги и надежно подавлять огневые средства смежных опорных пунктов противника. Иначе наступающие войска рисковали оказаться в огневом мешке18" 18"[18].

Благодаря принятым мерам по улучшению разведки ко­мандование и штаб фронта вскоре стали располагать полными данными о противнике, его огневой и инженерной системах19" 19" title="">[19].

Эти сведения, а также показания многих пленных дали нам возможность тщательно, во всех деталях отработать план ар­тиллерийского огня, авиационного удара и поставить конкрет­ные задачи частям и соединениям на полный разгром здесь про­тивника.

Большую работу в этом отношении провел генерал-майор Л. А. Говоров, отлично знавший артиллерийское дело. Да и не только артиллерию, он прекрасно разбирался и в оператив­но-тактических вопросах.

Сейчас бытуют различные версии о позиции Ставки, Гене­рального штаба, командования юго-западного направления в Военного совета Юго-Западного фронта в отношении обороны Киева и отвода войск на реку Псёл из-под угрозы окружения. Поэтому считаю нужным привести выдержки из разговора И. В. Сталина с командующим Юго-Западным фронтом М. П. Кирноносом 8 августа 1941 г. Они свидетельствуют о том, что мне­ния Верховного Главнокомандующего и Военного совета Юго-Западного фронта совпадали — они были против отвода совет­ских войск из под Киева.

Во второй половине августа, еще и еще раз проанализировав общую стратегическую обстановку и характер действий против­ника на западном направлении, Г. К. Жуков вновь утвердился в правиль­ности своего прогноза, изложенного в докладе И. В. Сталину 29 июля, о возможных действиях гитлеровского командования на ближайшее время. Поэтому как член Ставки счел обязанным еще раз повторить Верховному Главнокомандующему прежние предположения о неизбежности ударов немецко-фашистских войск во фланг и тыл Центрального, а затем и Юго-Западного фронтов.

Как известно, войска Юго-Западного фронта в скором вре­мени тяжело поплатились.  Решения, которые были при­няты без серьезного анализа обстановки. Задержать противника не удалось. В полосе Брянского фронта на участке Новгород-Северский— Конотоп образовался крайне опасный прорыв. Пришлось срочно перебрасывать сюда конницу с Юго-Западного фронта, который и сам находился в очень трудном поло­жении.

Слов нет, даже мысль о возможности потери Киева больно отзывалась тогда в сердце каждого советского человека, но ре­шая вопрос о судьбе столицы Украины, следовало исходить из всей совокупности военно-политических факторов20" 20"[20]. Война есть война, и если это необходимо, если создается угроза окружения и гибели большой группировки войск, надо быстрее отводить ее из-под ударов противника, чтобы избежать серьезного пора­жения и ненужных потерь.

Вскоре на фронт пришла директива Ставки. Во втором пунк­те ее было сказано:

«Войскам Резервного фронта» продолжая укреплять глав­ными силами оборонительную полосу на рубеже Осташков —Селижарово — Оленине— р. Днепр -(западнее Вязьмы) — Спас-Деменск — Киров, 30 августа левофланговыми 24-й и 43-й армиями перейти в наступление с задачами: разгромить ельнинскую группировку противника, овладеть Ельней и, на­нося в дальнейшем удары в направлениях Починок и Рославль, к 8 сентября 1941 года выйти на фронт Долгие Нивы — Хисла-вичи — Петровичи...»21" 21" title="">[21]

Эти указания Ставки соответствовали предложениям, доложенным в Москву. Поскольку фронт противника имел фор­му обращенной к нам большой дуги, напрашивалось решение подрубить ее под оба основания одновременными ударами, сходящимися к западу от Ельни. Ставки  было известно также, что гласные силы 2-й танковой группы Гудериапа уже двинулись на юг, а в глубине немецкой обороны не было крупных подвиж­ных резервов. Чтобы не дать гитлеровскому командованию воз­можности сосредоточить свои усилия па решающих направлениях, советское руководство дало указания войскам второстепенными силами осуществлять нажим и на ряде других участков, по всему протяжению ельнинской дуги.

С рассветом 30 августа после непродолжительной артилле­рийской подготовки войска Резервного фронта перешли в ре­шительное наступление. Главный удар наносила 24-я армия под командованием генерал-майора К. И. Ракутина. Ее части насту­пали на Ельню с северо-востока. Навстречу им с юго-востока двигалось несколько соединений 43-й армии.

В те дни, когда проходила Ельнинская операция, противник повернул главные силы 2-й танковой группы Гудериана на Конотоп. Гитлеровское командование приступило к выполнению плана по окружению и ликвидации киевской группировки войск. Поэтому теперь ему было особенно важно не допустить прорыва обороны под Ельней и выхода Резервного фронта на фланг и в тыл обороны группы армий «Центр».

Сражение на всех участках фронта было ожесточенным и тя­желым для обеих сторон. Противник противопоставил наступавшим дивизиям хорошо организованный плотный ар­тиллерийский и минометный огонь. Со своей стороны, советские войска также всели в дело всю наличную авиацию, танки, артиллерию и реак­тивные минометы.

Применяя все виды боевой техники, сочетая огонь с искус­ным маневром, стрелковые части, артиллеристы, летчи­ки и танкисты в тесном взаимодействии наносили по врагу мощ­ные удары, не давая гитлеровцам покоя ни днем, ни ночью. На­голову были разбиты 10-я танковая, 17-я моторизованная и 15-я пехотная немецкие дивизии.

Большие надежды возлагало гитлеровское командование на спешно переброшенную под Ельню отборную моторизованную дивизию СС «Рейх», в составе которой были отборные полки — «Германия», «Фюрер», «ЭЛФ». На участке обороны этой дивизии было найдено много листовок фашистского верховного командо­вания. В них восхвалялась доблесть гитлеровских солдат и выра­жалась уверенность в их дальнейших победах.

Но надеждам Гитлера не суждено было сбыться. Под сокру­шительными ударами советских частей дивизия СС, как и другие немецкие части, занимавшие плацдарм, понесла невосполни­мые потери.

Между тем враг не хотел сдаваться и упорно цеплялся за каждую высоту, за каждый выгодный рубеж. Командование противника ввело в сражение новые 157, 178, 268-ю и 292-ю пе­хотные дивизии. Но и это значительное подкрепление не остано­вило наступательного боевого духа советских войск. Наши части не давали возможности противнику укрепляться, охватывали его с флангов, отрезали пути отхода. Горловина ельнинского вы­ступа постепенно сжималась железными клещами и становилась все уже и уже.

В ожесточенных боях с гитлеровцами советские бойцы, ко­мандиры и политработники показали образцы боевой доблести. Отвагу, мужество и организованность проявила 100-я стрелко­вая дивизия под командованием генерал-майора И. Н, Руссиянова. Эта дивизия получила задание ударом с севера прорвать оборону на 6-километровом участке, разгромить противостоя­щие части врага и перерезать пути отхода группировки про­тивника из района Ельни на запад22" 22"[22].

С 22 по 29 августа 100-я дивизия готовилась к наступлению. В полосе предстоящих действий была организована разведка противника и местности. 23 августа генерал Руссиянов провел рекогносцировку с командирами полков, батальонов и рот. Были отработаны все вопросы, связанные с уяснением боевых задач и организацией взаимодействия пехоты с артиллерией. До начала наступления и во время боев в частях и подразделе­ниях непрерывно велась политическая работа, направленная на обеспечение выполнения поставленной боевой задачи.

Утром 30 августа 100-я дивизия вместе с другими частями 24-й армии перешла в наступление. Враг отчаянно сопротив­лялся. Наиболее успешно действовал 85-й стрелковый полк, которому в результате ночного боя удалось прорвать оборону противника. Для достижения цели на главном направлении командир дивизии в ночь на 3 сентября перебросил в полосу этого полка все подразделения соседнего слева 335-го стрелко­вого полка.

Преодолевая упорное сопротивление противника, части 100-й дивизии к исходу 5 сентября глубоко вклинились в оборону врага и вышли на тыловые пути его группировки, содействуя тем самым другим соединениям армии в овладении го­родом. За боевые подвиги, организованность и воинское мастерство, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, 100-я стрелковая дивизия была переименована в 1-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Отважно сражались за Ельню 127-я стрелковая дивизия  полковника А. 3. Акименко, 153-я стрелковая дивизия генерал-майора Н. А. Гагена, 161-я стрелковая дивизия полковника  П. Ф. Москвитина. Эти дивизии соответственно были переименованы во 2, 3-ю и 4-ю гвардейские стрелковые дивизии.

Геройски дрались под Ельней части 107-й стрелковой ди­визии полковника П. В. Миронова. Еще в мирное время за успехи в боевой и политической подготовке дивизия была награж­дена переходящим Красным знаменем. Эту высокую награду воины с честью оправдали на полях сражений. Ими было унич­тожено до пяти полков немецко-фашистской пехоты, в том числе и полк «Фюрер» дивизии СС «Рейх»23" 23" title="">[23].

Пользуясь наступившей темнотой и тем, что горловина была еще не закрыта, остатка войск противника отступили из района Ельни, оставив на поле боя множество убитых, раненых и большое количество разбитых танков и тяжелого оружия. Всего за период боев в районе Ельни было разгромлено до пяти дивизий, противник потерял убитыми и ранеными 45—47 тысяч человек. Врагу дорого обошлось стремление удержать ельнинский выступ.

Утром 6 сентября в Ельню вошли наши войска. Вскоре в городе появились жители, скрывавшиеся от фашистов.

Преследуя противника, 7 сентября наши части вышли на реку Стряну, форсировали ее и получили задачу развивать на­ступление, взаимодействуя с группой войск Западного фронта генерала П. П. Собенникова.

В результате успешно проведенной операции по разгрому ельнинской группировки противника в войсках фронта подня­лось настроение, укрепилась вера в победу. Части увереннее встречали атаки противника, били его огнем и дружно перехо­дили в контратаки. И хотя завершить окружение противника и взять в плен ельнинскую группировку советским войскам не удалось (для этого тогда не было достаточного количества сил и, в первую очередь, танков), но обстановка к 8 сентября сложилась в на­шу пользу: опасный вражеский ельнинский выступ на левом фланге 24-й армии был ликвидирован.

Конечно, еще многое было впереди. Советский народ по­нимал, что предстояла длительная борьба и что фашистская Германия будет бросать па Восточный фронт новые и новые силы, пока не израсходует их без остатка. Но пусть увидит читатель, как при первых же оперативно-тактических неуда­чах на Восточном фронте победный тон немцев начинает по­степенно затухать, сменяться удивлением и разочарованием. Посмотрим, что говорят наши противники.

Скоро выяснилось, что русские расположили вдоль границ не все свои армии, как думали немцы. Вскоре также выяснилось, что сами немцы совершили грубейший просчет в оценке русских резервов. До начала воины с Россией германская разведыва­тельная служба в значительной степени полагалась на «пятую колонну». Но в России, хотя и были недовольные, «пятая колонна» отсутствовала...»24" 24" title="">[24]

Такова была реальность, с которой немецко-фашистскому командованию пришлось столкнуться в первые месяцы боев на советско-германском фронте. Да, это была явно не та дей­ствительность, на которую рассчитывало гитлеровское руковод­ство. В приведенных высказываниях эта мысль пробивается достаточно отчетливо. А вот факты.

Только за первые два месяца войны в СССР сухопутные вой­ска вермахта потеряли около 400 тысяч человек. Кстати заме­чу, что с июня по декабрь 1941 года вне советско-германского фронта фашистские захватчики потеряли всего лишь около 9 тысяч человек. Потери войск противника к концу летне-осенней кампании составили на советско-германском фронте без малого 800 тысяч человек

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Роль Ставки верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 592

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>