Дипломная работа на тему "Просветители второй половины ХIХ века"

ГлавнаяИстория → Просветители второй половины ХIХ века




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Просветители второй половины ХIХ века":


МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

КАЗАХСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЖЕНСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Историко – филологический факультет

Кафедра «Всеобщей истории»

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: «Просветители второй половины ХIХ века»

Выполнила студентка 4 курса

з/о «историко - филологического» факультета, специальности

«история - география»

Тарашкевич К.П.

Научный руководитель: кандидат

исторических наук, доцент

Бурханова Д.С.

Допущена к защите Протокол от

Зав. кафедрой, кандидат исторических

 наук, доцент

Ко жакеева А.Т.

Алматы, 2007


СОДЕРЖАНИЕ

І. Введение

ІІ. Глава 1 Социально – политические и экономические условия развития Казахстана второй половины ХIХ века

1.1 Политическое и экономическое положение Казахстана во второй половине Х1Х века.

1.2       Влияние или последствия присоединения Казахстана к России на развитии просветительства

Глава 2. Жизнь и творчество просветителей Казахстана во второй половины Х1Х века

2.1 Творчество Чокана Чингисовича Валиханова.

2.2 Вклад Ибрая Алтынсарина

2.3 Жизнь и творчество Абая Кунанбаева

Заключение

Список использованной литературы


I. Введение

Актуальные проблемы просветительства, а так же интерес к жизни и творчеству исторических личностей, их вклад в развитие государства всегда вызывал интерес.

В словаре русского языка просветитель – тот, кто распространяет знания, просвещение. [1]

Президент Республики Казахстан отметил, что последовательное выполнение Стратегии «Казахстан-2030» обеспечило надежную основу для дальнейшего прогресса нашей страны и ее ускоренной всесторонней модернизации. Чтобы Казахстан стал действительно неотъемлемой и динамичной частью мировых рынков товаров, услуг, трудовых ресурсов, капитала, современных идей и технологий, мы должны решить десять главных задач», - сказал Н.Назарбаев. Одна из десяти задач – современное образование и профессиональная переподготовка, формирование основ «умной экономики», использование новых технологий, идей и подходов, развитие инновационной экономики. История знает немало ярких примеров того, как объединяют свою волю для реализации проекта исторического масштаба - отметил Н.Назарбаев.

Во все времена проблемы просветительства, развития культуры, образования, экономики страны были актуальны.

Примером тому могут служить жизнь, деятельность таких великих исторических личностей, просветителей второй половины XIX в. Чокана Валиханова, Ибрая Алтынсарина, Абай Кунанбаева.

Чокан Валиханов, отвергая мусульманское просвещение как религиозный дурман, призывал казахов принять передовую русскую культуру, русское образование. «Мусульманские законы, - писал он, никогда не были приняты казахами и были введены в степь путем правительственной инициативы вместе с прелестями внешних приказов… Что же может ожидать свежая и восприимчивая казахская народность татарского просвещения, кроме мертвой схоластики, способной только тормозить развитие мысли и чувства…Вообще казахскому народу предстоит гибельная перспектива достигнуть европейской цивилизации не иначе, пока пройдя через татарский период, как русские прошли через период византийский»[2].

Ч.Валиханов доказывал, что казахи «связаны с русскими исторически, даже кровно»[3].

Абай Кунанбаев также неустанно пропагандировал русскую культуру и науку. «Помни, - говорил он, - что главное – научиться русской науке. Наука, знание, достаток, искусство - все это у русских. Для того, чтобы избежать пороков и достичь добра, необходимо знать русский язык и освоить русскую культуру…Русские видят мир. Если ты будешь знать русскую культуру, то на мир откроются и твои глаза. Человек, изучивший культуру и язык иного народа, становится с ним равноправным и не будет жить позорно… Изучай культуру и искусство русских. Это ключ к жизни. Если ты получил его, жизнь твоя станет легче»[4].

Ибрай Алтынсарин призывал казахскую молодежь учиться и овладевать передовой культурой русского народа. Он предвидел, что «молодое поколение казахов будет смотреть на язык и грамоту русскую, как на единственный язык культуры и знаний, пристраститься к ним и будет развиваться в русском более или менее духе»[5].

В этих высказываниях четко выражена одна мысль: несмотря на варварские, грабительские методы колонизаторской политики царизма, присоединение Казахстана к России, имело, безусловно, прогрессивное значение.

Актуальность проблемы просветительства, а также интерес к жизни и деятельности, вкладу в развитие страны таких исторических личностей как Ч.Валиханов, Ибрай Алтынсарин, Абай Кунанбаев, является основной причиной выбора мною данной темы для дипломной работы.

Историография

Проблема просветительства всегда была актуальна, о чем свидетельствует то, что к нему обращали свои взоры историки, литераторы, экономисты, географы и т.д. В ходе нашего исследования мы ознакомились с работами некоторых исследователей[6]. Среди этих работ наибольший интерес представляет работа С.Н.Маркова «Идущие к вершинам». В монографии рассказывается о жизни и деятельности выдающегося исследователя Средней Азии Чокана Валиханова. Особое внимание уделяется не только детству и юности Чокана, т.е. жизни, быту, обычаям, нравам, царившим в тот период в Казахстане, но и немало любопытных страниц о путешествии П.П.Семенова на Тянь-Шань, о жизни ссыльного Ф.Достоевского. Автор документально подтверждает ту большую и крепкую дружбу, что связывала их и многих передовых русских людей с казахским народом, с его национальным героем Чоканом Валихановым.

Монография К.Джумагулова «Ибрай Алатынсарин» посвящена анализу и оценке всей творческой деятельности одного и основоположников казахской литературы нового направления И.Алтынсарина, данная на фоне общественно-исторической и культурной жизни казахского народа второй половины XIX века.

В работе К.Джумагулова1 раскрыта социально-экономическая и политическая обстановка, которая обусловила демократические, прогрессивные взгляды Ибрая Алтынсарина, благотворное влияние передовой, прогрессивной культуры и прежде всего русского народа. Безусловно, оказали влияние на его творчество и прогрессивные тенденции культуры и среднеазиатских народов.

В книге показана многогранная деятельность И. Алтынсарина: общественная деятельность неутомимого труженика на ниве просвещения, создателя и организатора первых русско-казахских светских народных школ, специальных отраслевых ремесленных училищ, библиотек, клубов и других культурно-просветительских учреждений; пропагандиста научных знаний; учителя и автора первых учебников на казахском языке, написанных русским алфавитом.

Мукаш Каппасарович Илюсизов в своей книге «Экономические воззрения Чокана Валиханова» показал социально-экономические условия Казахстана после присоединения к России (60-е годы XIX столетия). Краткая биография и общественно-политические взгляды на экономическое развитие казахского народа Ч.Ч.Валиханова. особенно хорошо отражены взгляды Чокана об условиях и значении кочевого скотоводства, о значении земледелия, промышленности и торговли для кочевых народов.[7]

А.С.Сыздыков в своей монографии «Педагогические идеи и просветительская деятельность И.Алтынсарина»[8] детально с использованием большого количества документов отражает основные этапы просветительской деятельности Ибрая Алтынсарина. Отдавая должную дань наследию, оставленному поэтом-просветителем, педагогом-энтузиастом Ибраем Алтынсариным, автор использовал большое количество трудов просветителя.

«Юные мои друзья!.. оглянитесь, -

Ведь, соседи ваши – далеко впереди.

Поспешите и вы за ними!

Мы, старики, в темноте прожили свой век…

Вам, юным друзьям, уступаем дорогу.

Наше благословение вам, -

Творите добрые, святые дела![9]

В своей книге доктор исторических наук, профессор Беймбет Бабиктеевич Ирмуханов исследует исторические взгляды выдающихся мыслителей, творческое наследие которых, придало важный импульс интернационализации исторических наук. Работа содержит и краткое описание исторических взглядов великого казахского ученого XIX в. Ч.Ч.Валиханова, а также размышления автора о проблемах отечественной истории [10].

Ораз Амангалиевич Сегизбаев – автор философских наук, профессор, известный специалист в области истории мировой и казахской философии в 2001 году выпустил книгу «История казахской философии: От первых архаичных представлений древних до философии развитых форм первой половины ХХ столетия»[11]. В книге показаны исторические предпосылки и закономерности казахского просвещения. А также большой объем посвящен основоположнику казахского просвещения Чокану Чингисовичу Валиханову; Ибраю Алтынсарину и его роли в развитии философской культуры Казахстана; Абаю Кунанбаеву, его творческой биографии. В работе удачно использован историко-генетический метод исследования в сочетании с системно-структурным анализом, что дало автору возможность вполне доступно изложить довольно сложные проблемы.

Источники.

Источниками для написания данной дипломной послужили работы известных историков и философов, в трудах которых, есть сведения о просветителях второй половины XIX в., а также работы самих просветителей, таких как Ч.Валиханов, И.Алтынсарин, А.Кунанбаев и периодическая печать.

Цели и задачи:

- изучить исторические условия деятельности просветителей второй половины XIX века.

- проанализировать социально-политическую и экономическую обстановку в Казахстане второй половины XIX века.

- показать влияние исторических условий на возникновение просветительского движения.

- раскрыть вклад в развитие страны отдельных великих личностей: Ч.Валиханова, И.Алтынсарина, А.Кунанбаева.

Структура работы: Дипломная работа состоит из Введения, 2-х глав, Заключения и Списка использованной литературы.

Глава I. Социально-политические условия развития Казахстана второй половины XIX века

1.1       Политическое и экономическое положение Казахстана во второй половине XIX века

В период второй половины XIX присоединения Казахстана к России было практически завершено. Этот процесс шел в несколько этапов.

Поначалу создавалось впечатление, что переход Казахстана под покровительство России может произойти мирно и без особых осложнений. Абулхаир-хану (ум. В 748 г.) удалось убедить определенную часть наиболее влиятельных представлений господствующей верхушки Младшего и некоторой части Среднего жузов добровольно перейти в подданство России[12]

В несколько завуалированной и более гибкой форме продолжил политику Абулхаира Аблай-хан (1771-1781 г.г.пр.), при котором завоевательные устремления царизма в Казахстане стали проявляться достаточно открыто. Не успев как следует закрепить свои позиции на границе с Казахстаном, царизм принял ряд указов, уставов и других решений, резко ущемлявших экономические, социальные и политические интересы практически всех слоев казахского общества. Так, 19 октября 1742 г. русским правительством был принят указ, запрещавший рядовым казахам кочевать близ реки Яик, Яицкого городка, и строящихся крепостей; 6 марта 1755 г. – Указ Коллегии иностранных дел, запрещавший рядовым казахам Среднего жуза переходить на правую сторону Иртыша, т.е. в места их постоянных и исторически закрепленных кочевых просторов. В 1822 г. специальным указом правительства России была ликвидирована ханская власть в Младшем жузе, а в 1824 г. та же участь постигла ханскую власть в Среднем жузе и т.д. Словом, началось совершенно открытое и повальное наступление царской России на социально-политическую и экономическую независимость Казахстана. Естественно, это устраивало немногих. Лишь небольшая часть пророссийски настроенной казахской аристократии, явно пытавшаяся использовать влияние Российской империи для укрепления своих экономических позиций в степи, перешла на сторону царизма. Большинство было явно недовольно складывающейся ситуацией. Все чаще стали возникать стихийные протесты, особенно в народной среде, против русской экспансии в Казахстане. Некоторые из них выливались впоследствии в вооруженные выступления против захватнической политики царизма. Наиболее крупными из них были восстания под руководством Срыма Датова в 1783-1797 г.г. и под предводительством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова в 1836-1838 г.г. Самым мощным антиколониальным движением, оставившим глубокий след в истории русско-казахских отношений, было движение под предводительством Кенесары Касымова в 1837-1847 г.г.

В Казахстане негативные последствия русского колониализма сказались в полном подрыве не только стимулов к экономическому росту (пусть даже стихийному), но и в утрате достигнутых рубежей развития кочевого хозяйства из-за насильственного изъятия царизмом земель, на которых веками закреплялись маршруты кочевания степных номадов[13]

В политике переход казахов в русское подданство сопровождался полной утратой ими даже самых ничтожных элементов самостоятельности, безграничным господством колониальной бюрократии, безудержным произволом властей, открыто обиравших прежде всего трудящиеся слои общества путем обложения их всякого рода пошлинами, наложения повинностей и отработок, взимания ничем не обоснованных податей, да и просто взяток [14]. Все это, совершенно естественно, вызывало протесты, возмущение и даже стихийные, а подчас и организованные выступления низов против собственных и царских угнетателей.

Однако сказанное вовсе не означает, что русская колонизация Казахстана не имела никаких позитивных последствий. Они, безусловно, были, и были главным образом, в социально-культурной сфере.

Присоединение Казахстана к России во всю ширь открыло ворота для проникновения в Казахскую степь передовой русской, а через нее и прогрессивной европейской культуры. Благодаря именно русскому влиянию в Казахстане культура кочевого быта, всецело связанная с животноводством, стала постепенно видоизменяться за счет внедрения в живую ткань ее функционирования элементов культуры оседлого, городского быта. В разных уголках Степи стали появляться вполне соответствующее городским стандартам тех времен жилые дома, усадьбы и даже отдельные компактно расположенные поселения.

Но не в этом главное. Значительно важнее обратить внимание на то обстоятельство, что вместе с укреплением русско-казахских связей стали усиливаться и приобретать стабильный характер взаимоотношения прогрессивной русской и формирующейся молодой казахской интеллигенции. Это взаимодействие оказалось настолько плодотворным, что дает все основания говорить о превращении Казахстана второй половины XIX в. чуть ли не эпицентр интеллектуального развития общества на евразийском рубеже. Именно на границе Казахстана с Сибирью и восточной частью России разворачивалась историческая деятельность Ч. Валиханова, И. Алтынсарина, А.Кунанбаева, известного сибирского ученого и публициста Г.Потанина. Здесь же в рассматриваемый период прошли плодотворные годы жизни Ф.М. Достоевского, С.Ф. Фурова, Е.П. Михаэлиса, Н.И. Долгопалова и многих других. Чрезвычайно удивительным фактом является то. Что завязалась поистине искренняя и прочная дружба лучших сынов русского народа с наиболее одаренными и образованными представителями казахского общества. Итогом этой бескорыстной дружбы явилось создание богатейшего идейно-теоретического и культурного наследия, оставившего свой глубокий след в истории и оказавшего огромное влияние на интеллектуальное развитие последующих поколений людей[15].

1.2 Влияние или последствия присоединения Казахстана к России на развитие

XIX век в культурной жизни Казахстана по праву называется просветительским. Под мощным влиянием мировой цивилизации пробудился глубокий интерес к приобретаемым Россией восточным землям. В Казахстан стали прибывать ученые, географы и путешественники, востоковеды; по материалам Казахстана работали историки. Своими исследованиями огромный вклад в изучение края внесли П.П. Семенов-Тян-Шанский, Н.А. Северцев, И.В. Мушкетов, В.В. Радлов и др. Большое влияние на развитие образование и культуры оказала передовая русская интеллигенция. В Казахстан в 1847-1857 гг. отбывал ссылку украинский поэт Т.Г. Шевченко[16].

Казахстан стал объектом изучения отдельной Русского географического общества, здесь работали культурно–просветительские учреждения и статистические открывались краеведческие музеи, изучались Потанин, Н.М. Ядринцев, С.Я. Капустин и многие другие, казахский просветитель приобрел известность не только благодаря своим научным изысканиям. Общественно- политическая деятельность выдающегося казахского ученного и просветителя- демократа Чокана Чингизовича Валиханова протекала в середине XIX столетия в тесной связи с теми историческими событиями, которые происходили в жизни России и Казахстана.

Экономической основой русского общества в то время оставались феодально- крепостническая система хозяйства и связанные с нею феодальные производственные отношения.

К середине XIX века феодально - крепостнический строй в России переживал глубокий экономический и политический кризис. Основой этого кризиса был обостряющейся конфликт между развивающимися производительными силами и государствовавшими в то время феодальными производственными отношениями.

В недрах феодального хозяйства России к этому времени получили известное развитие новые производительные силы и соответствующие им новые, капиталистические, производственные отношения. Они с закономерной неизбежностью все шире проникали в экономику, разлагая отжившую феодально- крепостническую систему.

Социально- экономические процессы, происходившие в России в середине XIX века было в основном завершено. Начало принятия российского подданства Младшим жузом относится к 30 годам XVIII века, а окончательное присоединение завершилось к 60 годам XIX века. Это был период, когда казахский народ, по словам Валиханова, преследуемый постоянными набегами среднеазиатских ханств, обращает свои взоры «к границам могущественной России, чтобы искать ее помощи и покровительства»[17].

Присоединение Казахстана к России, несмотря на колониальный режим царизма, имело огромное значение для дальнейшего экономического, политического и культурного развития казахского народа. Полностью подтвердилось высказывание Ф. Энгельса о том, что «Россия действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку…»[18]

С завершением процесса присоединения к России социально- экономическое развитие Казахстана протекало под воздействием экономики России. В Казахстане была ликвидирована феодальная раздробленность, прекратились постоянные феодальные междоусобные войны . Отмечая исторические корни дружбы двух народов, Чокан Валиханов писал, что казахи считают себя братьями русских по отечеству, «сверх того мы…. связаны с русскими историческим и даже кровным родством»[19]

Первым идейным выразителем этой дружбы был сам Ч. Валиханов

Начиная со дня своего первого знакомства в Омске со своими будущими друзьями- политическими ссыльными, он до конца своей жизни свято дорожил и всегда гордился своей дружбой с передовыми представителями русского народа.

К концу XIX века расширились и укрепились торговые связи России и Казахстана. Росли торговые обороты купцов, видоизменялись формы товарного обмена. Меновые дворы, которые служили прежде главными торговыми центрами, стали уступать свое место ярмарками, возникавшим по всей территории Казахстана.

В силу колониального положения Казахстана торговля носила ярко выраженный ростовщический характер.[20]

Разъездные торговцы набирали залежалый товар (известный под названием «киргизский») и, выменивали его на большое количество скота. Полфунта чая в ярко- красной обложке и фунт сахара были равноценны годовалому барану. При этом широко процветали обмер и обвес, товары продавались в кредит за ростовщические проценты, и торговцы закабаляли кочевников , ставя в хозяйственную зависимость целые волости.

Развитие торговли сопровождалось обогащением небольшой зажиточной верхушки баев и обнищанием массы степного населения. Тем не менее развитие торговли во второй половине XIX века все больше подрывало натуральные основы хозяйства казахов, способствовало изменению хозяйства казахов.

Экстенсивное кочевое животноводство все более уступало место оседлости и товарному скотоводству.

Развитие торговли и ремесел, рост товарности скотоводческого хозяйства способствовали внедрению товарно- денежных отношений как более высоких экономических форм по сравнению с существующими.

Казахстан был включен в общероссийский, а через него и в мировой рынок, открывший казахам перспективы дальнейшего развития их хозяйства, торговли и культуры.

В социальном отношении последствия присоединения Казахстана к России в первую очередь состояли в том, что значительно ускорился процесс расслоения казахского общества. На историческую арену выступил рабочий класс, появились новые социальные группы, уровень общественного развития значительно вырос.

Лучшие представители русского народа выступали в Казахстане, как и на других национальных окраинах России, созидателями , носителями передовой культуры, защитниками прав угнетенных народов. Сознание этой высокой миссии законно возбуждало у выдающихся людей России чувство патриотической гордости.

Справедливость патриотических утверждений этих великих революционных демократов, определивших нормы поведения и характер просветительной работы передовых русских деятелей, подтвердились на примере Казахстана. Здесь наряду с осуществлением колонизаторской политики царизма, с усиленным порабощением коренного населения одновременно открывались и прокладывались пути для распространения культуры, которая обогащала казахский народ, развивала его самосознание, содействовала его движению вперед.

В 40-50-е годы на территории Казахстана стали закладываться основы школьного обучения и воспитания представителей казахского населения, разумеется, его богатой родовитой части.[21] Прежде всего создавались учебные заведения военного типа, поскольку их цель заключалась в подготовке кадров, необходимых для проведения царской каюнизаторской политики. Но объективно эти учебные заведения часто становились рассадником передовых идей и знаний среди казахского населения.

Таким образом, передовое демократическое направление, возглавляемое В.Г. Белинским, Н.Г. Чернышевским , А.И. Герценом, Н.А. Добролюбовым и другими прогрессивными деятелями России. Способствовало развитию передовой мысли казахского общества. Под благотворным влиянием этого направления идейно выросли известные казахские поэты- просветители, писатели, общественные деятели Чокан Валиханов, Ибрай Алтынсарин, Абай Кунанбаев и другие. До их появления на исторической арене взаимосвязи ограничивались разработкой и осуществлением ими отдельных просветительных мероприятий. Деятельность выдающихся казахских просветителей ознаменовалась плодотворнейшими идейными и творческими взаимосвязями.

Всюду, где религия и церковь становились на пути развития науки и движения человеческой мысли, возникало Просвещение.[22] Именно поэтому типичное для просветительства вообще отражение потребностей буржуазного обновления социально- политического строя казахское Просвещение выразилось в своеобразной форме призыва к прочному союзу Казахстана с Россией и восприятию ее прогрессивной культуры казахским обществом. Просветители в Казахстане подготавливали почву для проникновения европейской и в особенности, русской цивилизации в казахскую народную среду. Их борьба против невежества за распространение знаний в обществе, против угнетения масс за утверждение справедливости, против азиатского деспотизма, за торжество демократии преследовала несколько иные цели и привела к несколько иным результатам , чем борьба просветителей на Западе. Тот совершенный общественный строй , за который боролись просветители в Казахстане, не стая да и немог стать идеализированным строем буржуазии. Ибо опыт буржуазного развития Европы и России, который был хорошо известен,, дал им возможность подняться, хотя и стихийно, выше буржуазных идеалов и приблизится к идеалам трудящихся масс, прежде всего и главным образом угнетенного крестьянства.

Как известно, большинство казахских трудящихся, замученных гнетом азиатского деспотизма и забитых произволом феодально- байских сословий, испытывало стихийную тягу к России. С принятием российского подданства они связывали свои надежды на облегчения тяжелой участи. Очевидно, неслучайно процесс отходничества казахских бедняков на промыслы русских предпринимателей усиливался именно в связи с обострением эксплуатации местных феодалов и баев. Это, конечно , не значило, что присоединение Казахстана к России сопровождалось полным освобождением казахских трудящихся от всяких форм угнетения вообще.

Преследуя свои колонизаторские цели, царизм вовсе не ликвидировал, а напротив- значительно усилил эксплуатацию народных масс, но усилил ее не за счет сохранения старых, издавна присущих казахскому обществу патриархально- феодальных форм гнета, а за счет введения новых, неизвестных здесь ранее форм капиталистической кабалы.

Эксплуатация казахских трудящихся русскими предпринимателями и русским господством вообще хотя и носила жестокий характер, тем не менее, в отличие от господствующего ранее в Степи безграничного произвола местной феодально- байской знати, имела какие-то более или менее ярко очерченные грани. Если у себя в ауле бедняк за проделанную работу довольствовался случайными подачками бая, то с проникновением новых форм эксплуатации со стороны России он стал получать регулярную оплату за свой труд, и пусть ничтожную, но зато регулярную.

Недовольный оплатой работник мог свободно перейти к другому предпринимателю или вернуться к семье в аул.

Кабальные условия личной зависимости и прямого внеэкономического принуждения были ослаблены. Создание препятствий на пути развития деспотизма феодально-байских сословий в известной мере облегчало положение масс. Но народ, в силу своего невежества и забитости. Не мог во всей полноте осознать того, что ослабление жестоких уз патриархально- феодального гнета обусловлено проникновением в казахскую Степь русского влияния. Зато это не ускользнуло из поля зрения просветителей, которые не только понимали, что присоединение Казахстана к России подрывает ничем неограниченную политическую власть феодально-байской знати, но и всеми силами пытались этому содействовать. Они полагали, что с завершением перехода казахов в российское подданство, российское правительство в своих собственных интересах должно №положить конец… самоуправству и произволу» казахских эксплуататоров и «дать почувствовать им, что они не владельцы, а чиновники, и что правительству нужен народ, а не султаны»[23].Неслучайно Ч.Валиханов не раз требовал от местных султанов и богачей, чтобы они обращались «со своими бывшими рабами» как с людьми и «платили им жалованье», угрожая в противном случае применением против них законов российского государства.[24]

В условиях Казахстана середины XIX в., когда не было общественных сил, способных осуществить коренное преобразование политической системы общества и освободить народ от вековых пут феодальной эксплуатации, стремление просветителей добиться облегчение участи масс с помощью более развитой России было исторически оправдано. Конечно, нельзя было рассчитывать, что таким путем можно полностью ликвидировать патриархально- феодальные отношения казахского общества, поскольку царизм в этом вовсе не был заинтересован. Но интенсивное проникновение русского влияния действительно подрывало вековые устои феодального гнета.

Абай Кунанбаев связывая все пороки жизни казахов, леность и безделье богачей с занятиями скотоводством. «Пороки эти от того, что люди озабочены только одним – как можно больше завести скота,- писал он,- и стяжать тем самым почет у окружающих. Когда б они занимались земледелием, торговлей, стремились к науке и искусству, не произошло бы этого»[25] Кочевое скотоводство считал примитивной формой хозяйствования, не связанной с какими- либо затратами человеческого труда, и Ч.Валиханов. «У киргиз,- писал он,- скот летом и зимой ходит в степи, и как летом, так и зимою добывает себе пищу с поля.

Человек играет здесь самую пассивную роль: он нужен для того, чтобы скот не пошел по ветру, и для того, чтобы отогнать хищного зверя».[26]

Само собой разумеется, что такое хозяйство не могло способствовать появлению новых, более развитых форм производства. И это особенно тяжело переживали казахские просветители.

Вторым признаком, характеризующим собой своеобразие казахского общества, согласно из взглядам, была пассивность народа, его равнодушие и безучастное отношение к насущным политическим вопросам.

«Народ пассивен»,- неоднократно отмечали они. «Отсутствие разумного самозащищания и всякого рода пассивность» народа происходят «по причине не развитости»,- писал Ч.Валиханов в своей «Записке о судебной реформе»[27].

Все это вместе взятое дало им основание заключить, что казахское общество стоит еще на «низшей ступени», что «формы нашего общественного развития… находятся в безыскусственном периоде»[28]

Однако признание отсталости казахской общественной жизни ни на минуту не вызвало у них сомнений в том, что сам казахский народ способен к цивилизованному развитию. Напротив, они неоднократно утверждали, что казахи подают несомненные надежды на общественный процесс в будущем.

Изо всех инороднических племен, входящих в состав Российской Империи,- доказывал, например, Ч.Валиханов,- первое место по многочисленности, по богатству и, пожалуй, по надеждам на развитие в будущем принадлежит нам- киргизам»[29]

Как вспоминают современники, «Валиханов… умел высоко ценить западную цивилизацию». Он «высоко ценил условия культурной жизни»,- отмечается также в 18 номере «Киргизкой степной газете» от 8 мая 1895г. То же самое подчеркивали в своих воспоминаниях и статьях его близкие друзья Г.Н. Потанин, П.П. Семенов –Тян-Шанский, Н.М. Ядринцев, А.Пыпин и другие.

Выдающийся казахский просветитель Ибрай Алтынсарин проникновенно мечтал о том времени, когда «молодое поколение киргизов будет смотреть на язык и русскую грамоту, как на единственный язык культуры и знаний, пристрастится к ним и будет развиваться в русском более или менее духе»[30]. В интересах осуществления этой своей мечты И.Алтынсарин предпринял и существенные практические шаги. Преодолевая предрассудки местной старины и препятствия, чинимые колониальными властями, он развернул активную деятельность и основал в Степи ряд школ для казахских детей. Благодаря его настойчивости и упорству в этих школах наряду с изучением различных дисциплин на родном языке дети обучались и русской грамоте.[31]

Великий казахский поэт просветитель Абай Кунанбаев, так же как Ч.Валиханов и И.Алтынсарин, выступил пламенным пропагандистом передовой русской культуры в среде своего народа. Он был первым переводчиком на казахский язык произведений И.А.Крылова, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова. В условиях господства в Казахстане феодально-монархической идеологии, когда ненависть народов к самодержавию распространялась на все русское и националисты пытались использовать эту ненависть в своих корыстных целях, Абай смело призывал свой народ приобщиться к русской культуре. «Русская наука и культура,- писал он,- ключ к осмыслению мира, и приобретая его, можно бы намного облегчить жизнь нашего народа. Например, мы познали бы разные и в то же время честные способы добывания средств к жизни и наставляли бы на это путь детей»[32].

Таким образом. Казахские просветители были последовательными поборниками дружбы казахского народа с русским, пламенными пропагандистами передовой русской культуры и науки в Степи. Борясь за приобщение казахского народа к передовой культуре России, просветители в то же время отнюдь не были склонны к идеализации русской общественной жизни вообще. Они были прекрасно осведомлены о внутренних противоречиях России, хорошо знали реакционную роль царизма, душившего всякую прогрессивную мысль и остро реагировавшего на малейшее проявление демократического движения. Согласно справедливым заявлениям современников, Ч.Валиханов, например, «искренне любил Россию, видел ее недостатки и вместе с лучшими людьми желал ее обновления».[33] Именно это превосходное знание отрицательных сторон царского самодержавно – крепостнического строя побуждало просветителей ориентироваться на прогрессивную Русь.

В конкретно- исторических условиях Казахстана середины XIX в. Отрицательные стороны царского самодержавия получили воплощение в его национально колониальной политике, в грабительской деятельности реакционных представителей царской администрации на местах. Видный чиновник Оренбургского края с циничной откровенностью заявлял об этом следующее: «Я не завлекаюсь гиперболическими желаниями филантропов устроить киргизов, просветить их и возвысить их на степень, занимаемую европейскими народами. Я от всей души желаю, чтобы киргизы навсегда оставались пастухами, кочующими, чтобы никогда не сеяли хлеба и не знали не только науки, но даже ремесла; но вместе с тем всемерно желал бы научить их кушать хлеб и употреблять наше простое сукно и другие грубые изделия России»[34]

Итак, отличительные особенности казахского Просвещения в самых общих чертах состояли в том, что оно возникло в Казахстане как идейное отражение последствий присоединения Степного края к России, а не как продукт естественно возникшего кризиса феодального строя как такового.

И, наконец, казахских просветителей от западных отличала острая критика ими самого угнетения.

В этом отношении просветители Казахстана, несомненно, внесли неоценимый вклад в развитии мировой просветительской мысли.

Глава II. Жизнь и творчество просветителей Казахстана второй половины XIX века

2.1 Творчество Валиханова Чокана Чингисовича

Чокан Чингисович Валиханов – единственный из казахов ученых, получивших в XIX в. Мировое призвание, прожил короткую, но яркую жизнь. Известный ориенталист Н.И. Веселовский, издавший впервые в 1904г. труды Ч.Валиханова, видел в его преждевременной смерти невосполнимую потерю для востоковедения: «Как блестящий метеор промелькнул над нивой востоковедения потомок киргизских ханов и в то же время офицер русской армии Чокан Чингисович Валиханов. Русские ориенталисты единогласно признали в лице его феноменальное явление и ожидали от него великих и важных откровений о судьбе тюркских народов, но преждевременная кончина Чокана лишила нас этих надежд»[35]

Однако и то, что Чокан успел сделать за свою короткую жизнь, как справедливо писал академик М.Х.Маргулан, вызывает преклонение перед его необыкновенными способностями, жаждой знаний, широтой охвата и глубиной анализа научных проблем.[36]

Чокан Валиханов обогатил науку ценными исследованиями по истории,, этнографии, культуре, экономике и физической географии Казахстана, Киргизии, Средней Азии, Южной Сибири и Восточного Туркестана.

Чокан Валиханов любил свой народ и был им любим, как никто другой. Ф.Р. Остен- Сакен с глубоким убеждением отличал: «Валиханов…должен, по всей справедливости, быть назван весьма замечательной личностью».[37]

Но, как это засвидетельствовали в своих воспоминаниях Г.Н.Потанин, Н.М. Ядринцев, С.Я. Капустин и многие другие, казахский просветитель приобрел известность не только благодаря своим научным изысканиям.

Он заслуженно пользовался также славой мужественного борца против формализма, рутины, средневекового застоя и выдающегося мыслителя, внесшего бесценный вклад в передовую философскую и социально- политическую мысль смутного и полного противоречий своего времени.

Родословное древо его уходило корнями в глубь столетий. Он был потомком Чингиса, вернее, его старшего сына Джучи. Прадедом Чокана был Аблай-хан, вождь Средней кайсацкой орды. От брака Аблая с каракалпакской Сайман родилось много сыновей; из них известен Вам, последний хан Средней орды, родной дед Чокана.

Мухаммед-Ханафия Валиханов, более известный по прозвищу Чокан, родился в 1835г. близ берегов большого озера Кушмурун, в верховьях Тобола.[38] Отей Чокана, султан Чингис Валиев, был управителем Кушмурунского округа и имел чин полковника русской службы.

Чингис, отец Чокана, покровительствовал певцам и музыкантам степи, собирал образцы народного творчества. Он поддерживал знакомство с просвещенными представителями казахского народа, которых тогда можно было пересчитать по пальцам.

До 12 лет Чокан учился в частной школе и был знаком с мусульманским религиозным учением. Здесь он научился читать и понимать восточную поэзию, любовь к которой сохранил на всю жизнь. Чокан «был человек с поэтической душой и восточным воображением,- вспоминал позднее Н.М. Ядринцев.- Он любил арабские стихи и вместе с учителем своим Костылецким приходил в восторг от них»[39] Наряду с этими занятиями Чокан любил рисовать и рисование во многом помогало ему в дальнейшей научной работе.

В 1847 г. двадцатилетний Чокан Валиханов сидел в квартире В.И. Дабилинский с удивлением смотрел на карандаш в руках смуглого мальчика. Чокан быстро зарисовал вид Омска. Толмач пограничного начальника был единственным собеседником мальчика – тогда он не знал ни слова по- русски.[40]

Осенью 1847 года[41] Чокана отдают в Омский кадетский корпус. Это учебное заведение являлось одним из лучших в Сибири, укомплектованное высококвалифицированными учителями. Чокан попал в хорошие руки. Инспектор классов Омского кадетского корпуса Иван Викентьевич Ждан-Пушкин не раз говорил своим воспитанникам о том, что любовь к родине и есть религия, которую должен исповедовать каждый из них.

В кадетском корпусе учащиеся получали знания, кроме военных, по многим общеобразовательным дисциплинам: географии, истории (России и всеобщей), русской и западной литературе, основам философии, зоологии и ботанике, математике, геодезии, строительному искусству и основам архитектуры. Обучение было восьмилетние. С периода совместного обучения в кадетском корпусе на всю жизнь подружились Чокан Валиханов и Г.Н. Потанин. Впоследствии известный ученый, географ и исследователь Азии. В своих воспоминаниях Г.Н. Потанин писал, что Чокан «попал в совершенно плебейскую среду… жизнь в плебейской среде, вероятно, не оставалась без влияния на образование демократических идей Чокана».[42]

Окружающая среда, демократическое влияние и выдающиеся способности Чокана послужили стимулом для всестороннего и быстрого его развития. Он прекрасно овладел русским языком, а уже к 14-15 годам кадетское начальство начало на него смотреть как на будущего исследователя- востоковеда. Чокан прекрасно знал не только материал программы корпуса, но постоянно выискивал и зачитывался дополнительной историко – географической литературой, собрал личную библиотеку из книг по востоковедению.

«Однажды, стоя на берегу Иртыша, во дворе Омского корпуса,[43]тонкий, как озерная тростинка, мальчик указал на желто- голубые, бесконечные просторы и сказал, что он чокан, когда-нибудь достигнет еще неведомых рубежей, дойдет до небесных гор, совершит путешествие в страну, где проходил лишь один знаменитый путешественник – венецианец Марко Поло».

Круг знакомых Чокана в период его пребывания в Омске состоял из глубоко культурных людей. Хорошо знавший Чокана по выходу из кадетского корпуса, выпусник Казанского университета С.Я. Капустин писал о нем: «Чокан, на мой взгляд, был привлекателен, скажу даже красив… всякие черты его лица говорили в его пользу, свидетельствовали о доброте и мягкости. Все в нем было крайне симпатично, тянуло к нему… В чокане я встретил и нашел всесторонне образованного человека. В особенности он обладал большими историческими знаниями и вообще отличался начитанностью, как в области научной, так и литературной…приятнейшим собеседником Валиханова делал дар слова, учение четко и образно выражаться»[44]

Неизгладимое впечатление произвела на Чокана встреча с выдающимся русским писателем Ф.М. Достоевским и его другом, борцом против царского самодержвия С.Ф. Дуровым, оба они, отбыв сроки каторжных работ и тюрьмы, находились под строгим налзором полиции

О дружеских отношениях , сохранившихся на Сю жизнь у Достоевского к Чокану Валиханову, свидетельствует ряд писем, написанных в разное время. Во всех письмах Ф.М. Достоевский, как старший брат и друг, давал полезные советы Чркану, призывал его служить родному народу.

В 1853 году Чокан,[45] после оканчания кадетского корпуса, направляется на службу в Сибирское казачье войско.

Вскоре его способности обратили на себя внимание генерал – губернатора Западной Сибири Гасфорта и в 1854 году Чокан был назначен к нему адъютантом. Новая должность непосредственно столкнула его с чиновничьим аппаратом Сибири, среди которого были разные люди из столицы, Центральной России и всех ее окраин- Финляндии, царства Польского , Крыма, Кавказа, приехавшие сюда в поисках карьеры, поправления финансов, или замешанные в какой либо истории. Демократические взгляды будущего просветителя постепенно отталкивали от него подобных ставленников царизма и на протяжении всей жизни он постоянно ощущал с их стороны недружелюбие и интриги. Беззаконие властей вызывало справедливый гнев Чокана Валиханова, которому были близки чаяние угнетенного народа, а его письма к друзьям – Ф.М. Достоевскому, А.Г. Майкову, В.С. Курочкину, К.К. Гутковскому свидетельствуют о постоянной непримиримости к властям.

В следующем . 1855 году Чокан Валиханов сопровождает Гасфорта в поездке от Омска до Заилийского Алатау.

Эта поездка послужила началом познания жизни простого народа, дала возможность сбора и записи большого количества исторических преданий, легенд и песен. Эрудиция и способности, проявившиеся в деле, послужили начальству основанием выдвижения кандидатуры Валиханова по возвращению к награде. Генерал- губернатор Гасфорт писал: «…корнет султан Валиханов, хотя состоит на службе не более 2-х лет, но при совершенстве знаний оной, киргизского языка, а также и местных киргизских обычаев, сопровождая меня в степь, принес большую пользу… я нахожу необходимым поощрение Валиханова всемилостивейшей наградой, тем более он пользуется особым между киргизами уважением».[46]

Весной 1856 года в жизни будущего исследователя Востока произошло знаменательное событие, во многом определившее его дальнейшую судьбу – знакомство с выдающимся ученым, известным георафом П.П.Семеновым. Чокан долго прибывал под впечатлением от беседы с П.П. Семеновым, сумевшим оценить его научные интересы и направившим их на изучение наиболее актуальных проблем востоковедения.

Под влиянием настоятельных советов Ф.М. Достоевского и П.П. Семенова-Тян- Шанского Ч.Валиханов приступает к энергичному сбору материала по истории, этнографии, устному народному творчеству казахов, их быта и культуры в целом. В результате в течение сравнительно короткого времени из-под его пера выходит целый ряд замечательных статей и заметок, вызвавших огромный интерес широких кругов русской интелегенции[47].

Среди работ, написанных казахским ученым с начала 40-х до середины 50-х гг., особый интерес представляют такие, как «Предания и легенды большой киргиз- кайсацкой орды», «Тенгри (Бог)» - о древних верованиях казахов, « Образец причитаний», «Песня об Аблае», «О формах казахской народной поэзии», «Киргиское родословие», «Исторические предания о батырах XVIII века» и др.[48]

Летом 1856г.[49] в составе экспедиции полковника М.М. Хаментовского Ч.Валиханов совершил путешествие на озеро Иссык-Куль. Эта поездка оказалась для него весьма полезной. Он обогатился новыми знаниями, собрал бесценный материал о жизни киркизского народа, записал и впервые перевел на русский язык цикл сказаний из жемчужины киргизской устной поэмы. «Манас». Этот перевод получил в свое время восторженные отзывы известных востоковедов, не утратил он своего значения и по сей день.

Во время путешествия Ч.Валиханов вел тщательные зписи своих наблюдений, которые были затем сведены им в единый «Дневник поездки на Иссык-Куль», оказавшийся, как впоследствии выяснилось, поистине бесценный научно- исследовательской работой о различных сторонах киргизской общественной жизни. В своем «Дневнике « автор не ограничивается систематизацией и анализом фактического материала. Он отразил в нем свои демократические убеждения, а также передовые философские взгляды. Казахский просветитель выражал постоянное сожаление по поводу того невежества и суеверий, которые господствовали в массе киргизского народа, и с искренним сожалением описал бедственное положение низших сословий киргизского общества.

По возвращении из поездки Ч.Валиханов подготовил обширную историко-этногрофическую и социально-политическую работу под названием «Записка о киргизах»

Не смотря на свою содержательность и информационную ценность она не была опубликована при жизни автора и увидела свет лишь в 1968г.[50]Помимо «Записки о киргизах» примерно в это же время им были подготовлены «Заметки по истории южно- сибирских племен». Кроме того, по итогам поездки осенью 1856г[51] в город Кульджу он составил хронологический сборник «Западный край Китайской империи и город Кульджа (Дневник поездки в Кульджу 1856 года)» и др.

Знаменательные события в жизни Ч.Валиханова, принесшие ему мировую славу, произошли в 1858-1859 гг. Именно в это время он, при активном содействии П.П. Семенова-Тян-Шанского и Русского географического общества, подготовил и совершил свое знаменитое путешествие в Кашгар, загадочную и таинственную страну, когда со времени известного Марко Поло (1254-1323)[52]. Не ступала нога ни одного европейца. Попытка немца Адольора Шлагинвейта (1829-1857) проникнуть в Кашгар, предпринятая им как раз на кануне прибытия сюда Ч.Валиханова, закончилась трагически. Немецкий ученный был жестоко казнен калигарским хаджой. Отсеченная голова его венчала собой пирамиду, составленную из голов людей, умерщвленных по злой воле ходжи за различные повинности, в том

По возвращении из поездки Ч.Валиханов подготовил обширную историко-этнографическую и социально-политическую работу под названием «Записка о киргизах». Несмотря на свою содержательность и информационную ценность она не была опубликована при жизни автора и увидела свет лишь в 1968 г.[53] Помимо «Записки о киргизах» примерно в это же время им были подготовлены «Заметки по истории южно-сибирских племен». Кроме того, по итогам поездки осенью 1856 г.[54] в город Кульджу он составил хронологический сборник «Западный край Китайской империи и город Кульджа (Дневник поездки в Кульджу 1856 года)» и др.

Знаменательные события в жизни Ч.Валиханова, принесшие ему мировую славу, произошли в 1958-1959 г.г. Именно в это время он, при активном содействии П.П.Семенова Тян-Шаньского и Русского географического общества, подготовил и совершил свое знаменитое путешествие в Кашгар, загадочную и таинственную страну, куда со времени известного Марка Поло (1254-1323)[55] не ступала нога ни одного европейца. Попытка немца Адольфа Шлагинвейта (1829-1857) проникнуть в Кашгар, предпринятая им как раз накануне прибытия сюда Ч.Валиханова, им как раз накануне прибытия сюда Ч.Валиханова, закончилась трагически. Немецкий ученый был жестоко казнен кашгарским ходжой. Отсеченная голова его венчала собой пирамиду, составленную из голов людей, умерщвленных по злой воле ходжи за различные повинности, в том числе и безобидные. И в это суровое и смутное время казахский просветитель не только сумел под видом азиатского купца проникнуть на территорию Кашгарии, но и собрать богатейший материал по истории, географии, народонаселению, экономическому положению и политическому состоянию этого края. Пребывание в Кашгарии длилось без малого полгода (с 1 октября 1858 г. до середины марта 1859 г.) и потребовало от путешественника колоссального напряжения моральных и физических сил, проявления недюжинной энергии, мужества, находчивости и смекалки. И все эти качества он проявил в должной мере.

Весной 1859 г.[56]Ч.Валиханов возвратился на родину, где его ждала новая нелегкая работа. Следовало обобщить собранные материалы и представить правительству подробный отчет о поездке. Ученые круги России тоже с нетерпением ждали новых научных сведений от казахского просветителя.

После короткого отдыха в Омске и в своей родной степи Ч.Валиханов был вызван в Петербург. В столицу он прибыл к концу 1859 г., а уже весной 1860 г. вынужден был вернуться в степь в связи с тяжелой болезнью.[57]

Время пребывания в Петербурге было едва ли не решающим этапом в процессе становлений научных и общественно-политических взглядов Ч.Валиханова, формирования его образа мыслей вообще. Конечно, это не означает, что произошел какой-то перелом в его мировоззрении. К моменту приезда в российскую столицу казахский просветитель был уже зрелым ученым и общественным деятелем с вполне сложившимися демократическими и просветительскими убеждениями. Однако пребывание в Петербурге накануне буржуазной реформы 1861 г., когда политические страсти различных социальных сил русского общества достигли крайней остроты, естественно, сказалось на дальнейшей эволюции его социально-политических взглядов и его мировоззрении в целом, наложило глубокую печать на всю его дальнейшую практическую деятельность.

Официально Ч.Валиханов был прикомандирован к департаменту Генерального штаба, с середины 1860 г. был зачислен также на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел. Под надзором высокопоставленных чиновников этих ведомств он подготовил обширный отчет о своей поездке в Кашгар. Впоследствии этот отчет получил мировую известность под названием «О состоянии Алтышара или шести восточных городов китайской провинции Нан-Лу (Малой Бухарии) в 1858-1859 годах».[58] среди прочих трудов Ч.Валиханова она была опубликована. Н.И.Веселовским в 29 томе ИРГО в 1905 г. в Спб. Работа эта замечательна не только тем, что содержит богатейшие научные данные, не утратившие своего значения и по сей день, в ней автор развивает и углубляет свои прогрессивные политические взгляды и мировоззренческие принципы, которые поставили его в ряд выдающихся мыслителей России и всего мира.

Петербургский период оказался для Ч.Валиханова ничем незаменимым временем интенсивного изучения особенностей русской общественной жизни, освоения передовых идей демократической интеллигенции России, приобщения к научным поискам выдающихся русских ученых. Он оставил в душе казахского просветителя неизгладимый следи твердую веру в то, что казахи могут вырваться из цепей средневековой отсталости только путем освоения передовой русской культуры.

К лету 1860 г.[59] ввиду тяжелой болезни Ч.Валиханов вернулся в свою родную Степь. Болезнь надолго приковала его к постели. Но преодолевая все трудности, вставшие на его пути, он продолжал посилдьно трудиться над сбором материалов о жизни своего народа. Особый интерес он проявлял к произведениям устного народного творчества. В его юрте то и дело собирались известные казахские сказители, певцы, импровизаторы, из уст которых он записывал древние легенды, предания, сказки и другие произведения устного народного творчества. Насколько позволяло здоровье, он выходил в народ и даже стал принимать участие в политической борьбе. В 1862 г. Искренне желая показать на деле, какую пользу могут принести народу люди, воодушевленные идеей прогресса, он выдвинул свою кандидатуру на пост султан-правителя Атбасарского округа. Об этом он писал Ф.М.Достоевскому: «Я думал как-то сделаться султаном, чтобы посвятить себя работе на пользу соотечественников, защитить их от чиновников и деспотизма богатых киргизов. При этом я думал более всего о том, чтобы примером своим показать землякам, как может быть для них полезен образованный султан-правитель».[60] На выборах он одержал блестящую победу. Народ без всяких колебаний единодушно отдал свои голос за его кандидатуру, и это вопреки всем тем препятствиям и козням, которые чинили официальные власти против него во время предвыборной компании. Насмотря на жестокое поражение, которое он нанес своим соперникам на выборах, царские власти не утвердили его в должности султан-правителя. История с Атбасарскими выборами окончательно убедила казахского демократа в полной бессмысленности борьбы за справедливость и прогресс при том вопиющем невежестве и пассивности, которыми одержима вся масса общества, о чем он с сожалением писал своему другу – русскому поэту и демократу А.Н.Майкову.[61]

Возмущенный произволом царских властей, невежеством и лютой алчностью казахской знати и чиновников колониальной администрации, господством вопиющей несправедливости в Степи, просветитель отправился в Омск, чтобы там сплотить вокруг себя прогрессивных людей и дать решительный бой реакции.

Наряду с этим он развернул широкую политическую деятельность, в короткое время, с 1862 по начало 1865 г.г., он написал целый ряд превосходных работ, в которых подверг беспощадной критике идеологию и политику эксплуататорских классов. Среди них осбой ценностью отличаются такие, как «Следы шаманства у киргизов» (1862), «Записка о судебной реформе» (1864), «О мусульманстве в степи» (1864), «О кочевках киргиз» (1864) и др.[62] В эти же годы он вел активную переписку с выдающимися деятелями русской демократической интеллигенции – с писателем Ф.М.Достоевским, ученым А.Н.Бекетовым, поэтом А.Н.Майковым, либерально настроенным представителем царской администрации в Казахстане К.К.Гутковским и многими другими. В своей переписке с друзьями Ч.Валиханов безжалостно разоблачал всю гамму тех социально-политических пороков, которыми страдала тогдашняя Степь. Он выражал уверенность в том, что передовые люди России не могут оставить Казахстан в беде и помогут ему освободиться от власти невежества и застоя, откроют ему дорогу к прогрессу.

Весной 1864 г. Ч.Валиханов принял участие в военной экспедиции генерала Черняева. Этот эпизод оставил в его душе глубокий след и заставил пересмотреть свое отношение к официальной политике царизма.

Цель экспедиции состояла в том. Чтобы обеспечить переход в Российское подданство южных окраин Средней Азии и Казахстана. Народы этого региона в основной своей массе уже готовы были добровольно перейти под русское покровительство. Однако генерал Черняев не проявил должной снисходительности и терпения и попытался ускорить ход событий путем применения неоправданно жестоких мер военного подавления. Это вызвало справедливое возмущение казахского просветителя, и он вместе с группой русских офицеров, явно недовольных действиями Черняева, решительно порвал с ним и вернулся в сыой родной край. Он уезжает в аул султана Тезека, расположенного в районе хребта Алтын-Элиль, где стал ждать дальнейшего хода развития событий.

Можно только догадываться, в каком подавленном и тревожном состоянии находился Чокан Валиханов – офицер русской армии, самовольно покинувший фронт. Ему грозил военно-полевой суд. От суда его спасли мировая известность, исключительный аторитет среди казахов. Не рискуя еще больше усугубить положение в период завоевания края, командование решило, вероятно, избегнуть крайности.[63]

Вероятно уже в этот период Валиханов чувствовал себя очень плохо и не мог пренести тягот походной жизни. В письме к своему отцу из аула Тезека он писал: «Устал нет никакой силы, весь высох, остались одни кости, скоро не увижу света. Мне больше не суждено повидаться с моими дорогими родными и друзьями, нет для этого никаких средств. Это будет мое последнее письмо. Прощайте».[64]

Скончался он в апреле 1865 года в ауле Тезека, в урочище Кочентоган, у подножья Алтынэмельского хребта (Старший жуз).[65]

Оценивая деятельность Чокана Валиханова от имени Русского географического общества и от ученых России, крупный ученый-востоковед Н.И.Веселовский писал: «Как блестящий метеор промелькнул над нивой востоковедения Чокан Чингисович Валиханов. Русские ориенталисты единогласно признали в лице его феноменальное явление и ожидали от него великих и важных открытий о судьбе тюркских народов; но преждевременная кончина Чокана лишила нас этих надежд. Он умер от чахотки, не достигнув и 30-летнего возраста.

Научное наследие Ч.Валиханова охватывает весьма широкий круг проблем Казахстана и других народов многонациональной России, и в каждой из них он сумел показать свое оригинальное мышление. Это относится к таким непреходящим историческим представлениям, как образование казахского народа, социальная и политическая история Казахстана XVII-первой половины XIX в.в., принятие казахами подданства России, история духовной и материальной культуры народов Средней Азии и Восточного Туркестана. Он внес конкретный вклад в изучение географии, этнографии и фольклора народов всего среднеазиатского и прилегающего к нему региона.

Творческое наследие Ч.Валиханова постоянно привлекает внимание самого широкого круга современных исследований, поэтому естественно, что историография работ о его жизни и творчестве весьма обширна.


2.2 Вклад (Ибрая) Алтынсарина (1841-1889) в просветительство Казахстана

Крупный казахский просветитель Ибрай Алтынсарин широко известен в истории общественной мысли, культуры и литературы казахского народа как выдающийся педагог- новатор и организатор новых школ, этнограф, фольклорист, поэт, прозаик и переводчик произведений русских классиков, в частности, басен Крылова[66].

Ибрай (Ибрагим) Алтынсарин родился 20 октября (по старому стилю) 1841 года в ауле Жанбурчи Аркарагайской волости (Кустанайская область). Он происходил из семьи рода «кипчак» (средний жуз). Отец его Алтынсары Балгожин умер, когда Ибраю не исполнилось и четырех лет. Мальчик воспитывался в доме своего деда, известного бия Балгожи Жанбурчина, войскового старшины Оренбургской пограничной комиссии.[67]

В 1850 году, когда Ибраю исполнилось 9 лет, в Оренбурге – административном центре Тургайской области открылась первая особая школа для казахских детей. Но еще в 1846 году, когда только предполагалось создать такую школу, дальновидный Балгожа зачислил своего внука в кандидаты, и таким образом Ибрай вошел в первый состав ее учеников.

Задача школы состояла в том, чтобы готовить из числа способной казахской молодежи чиновников пограничного управления, переводчиков, письмоводителей при султанах – правителях и дистаночных начальниках в Орде и т.д.

Эта задача исходила из проекта нового положения царского правительства по управлению степным краем, которое было принято специальным законом в 1868 году.[68]

В школу принимались дети казахов, родители которых оказывали услуги царскому правительству или были известны своими особыми заслугами, преданностью царю.

Казахская знать стремилась посылать своих сыновей в эту школу, чтобы, приспособившись к новым условиям, занять руководящие посты в крае, поднять свой «авторитет», усилить давление на простой народ. Такими соображениями руководствовался и Балгожа – бий, определивший своего девятилетнего внука Ибрая в оренбургскую школу.

Главное управление наметило и осуществило ряд положительных мероприятий, которые бы расположили казахское население к школе и особенно родителей ее воспитанников. Прежде всего здесь царили чистота и порядок. Детям, которые у себя в степи понятия не имели о мыле, еженедельно устраивалась баня, дважды в неделю менялось постельное носильное белье.

«Примерная опрятность и щеголеватая простота бросились мне с первого взгляда в глаза,- пишет посетивший[69] в то время эту школу художник А.Ф. Чернышев».

В учебную программу школы были включены русский язык, чистописание, арифметика, татарский язык, мусульманское вероучение и составление деловых бумаг на русском языке. Ученики должны были воспитываться в духе проводников политики царизма в Казахстане .Алтынсарин самостоятельно изучал произведение классиков мировой литературы – Шекспира, Гете, Байрона, Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Фардоуси, Низами, Навои и др.[70]

Великий поэт А.С Пушкин пользовался любовью казахской интелегенции. Алтынсарин общался с известным впоследствии востоковедом В.Григорьевым, служившим в Пограничной комиссии. Он часто посещал дом В.Григорьева, пользовался его библиотекой.

В 1857 голу Ибрай Алтынсарин окончил школу и как первый ученик получил похвальный отзыв. При распределении он был оставлен при Оренбургском областном начальнике В.В. Григорьеве в качестве переводчика.

«Оренбургская казахская школа,- пишет профессор А.Ф. Эфиров,- воспитала у своих питомцев любовь к своему языку, к своему народу, любовь к русскому языку, к русскому народу. Она воспитала значительного человека и выдающегося педагога казахского народа Ибрая Алтынсарина».[71] Школа и в самом деле оказала самое положительное влияние на И.Алтынсарина. Она научила его высоко ценить знания, развила его любознательность, воспитала в нем глубокое уважение к культуре. Вместе с тем, она не оторвала его от родного народа, а, напротив, заставила глубже задуматься над тем, как улучшить положение казахских тружеников, приобщить их к передовой культуре России и народов Средней Азии. Слова А.И.Герцена: «Вся жизнь человечества последовательно оседала в книге»- стали повседневной жизненной формулой Ибрая.[72]

Настойчиво овладевал знаниями, Алтынсарин одновременно изучал историю родного народа, которой он всегда интересовался.

После окончания школы Алтынсарин около 3-х лет (1857-1860гг.)[73] работал писарем у своего деда, а затем в Оренбургском правление поручило ему открыть начальную школу для казахских детей в оренбургском укреплении (Тургай) и назначило учителем русского языка. Воодушевленный просветительскими идеями, он разъезжал по аулам, разъясняя населению значение светского образования, агитировал за выделение средств. Собрав у казахского населения средства, он приступил к строительству школьного помещения. 8 января 1864 гола состоялось торжественное открытие школы. На учебу записалось 16 мальчиков. При школе был создан интернат.[74]

В 1869 году Алтынсарин поступил на службу в Тургайское уездное управление в качестве делопроизводителя, затем исполняя обязанности уездного судьи. По долгу службы он часто бывал в аулах, участвовал в выборах волостного управителя и аульных старшин.

При выборах он пытался практически повлиять на успех справедливого решения, не давать ходу подкупам, взяточничеству и злоупотреблениям. Недовольные баи подавали на него жалобы в областное управление, военному губернатору и далее министру внутренних дел, обвиняя его в нарушении правил выборов, предусмотренных Временным положением 1868 г.[75] Они добивались отстранения Алтынсарина от службы в уездном управлении. Например, в 1883г. при выборах управителя Аракауагайской волости Николаевского уезда Алтынсарин добился избрания третьего лица вместо выдвигавшихся двух баев. В одной из жалоб на Алтынсарина его называют «социалистом», и по этому делу было проведено расследование.

Алтынсарин выступал в интересах народа. В письме от 14 апреля 1864 г. он, например, писал: «По долгу службы я имею честные столкновения с киргизами, из числа коих есть здесь» родные мои. Знаю о них очень много и очень многих от души ненавижу. В тайной немилости моей находятся должностные лица в Орде. Они бесчеловечно, бессовестно грабят и обирают киргиз – бедных, беззащитных…». Алтынсарин зачастую выступал против политики царизма. Об этом свидетельствует его выступление в 1880 году на страницах газеты «Оренбургский листок».

В 1879 г. Алтынсарин получил назначение на должность инспектора школ Тургайской области. Административным центром Тургайская область в то время охватывала всю территорию нынешней Костанайской, большую часть Актюбинской и часть Оренбургской областей.[76]

«Школы – это главные пружины образования казахов,- писал Ибрай Алтынсарин еще в 1871 году,-… на них и в особенности на них надежда, в них же будущность казахского народа».[77]

Чтобы претворить в жизнь свои намерения, Алтынсарину пришлось преодолеть огромные трудности, так как создавать школы ему пришлось, по его выражению, на «гладком месте». Но его поддерживали, помимо сознания в пра

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Просветители второй половины ХIХ века". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 639

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>