Дипломная работа на тему "Причины и последствия участия Японии во Второй мировой войне"

ГлавнаяИстория → Причины и последствия участия Японии во Второй мировой войне




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Причины и последствия участия Японии во Второй мировой войне":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ЯПОНИЯ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

1.1 Зарождение милитаристского курса в Японии в 30-е годы ХХ века

1.2 Подготовка Японии 30-х годов к военным действиям в мировой войне

1.3 Причины перелома в войне на Тихом океане

2. ПОЛИТИКА яПОНИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

2.1 Наступательные операции Японии на Китай в 1930-1940-е годы

2.2 Политические преобразования в Восточной Азии в военный период

2.3 Вступление ССС Р в войну на Дальнем Востоке

2.4 Напряжение взаимоотношений США и Японии

3. КАПИТУЛЯЦИЯ ЯПОНИИ И ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

3.1 Выработка согласованной стратегии войны против Японии

3.2 Вопрос о принятии капитуляции японских войск

3.3 Внешняя политика Японии на современном этапе

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных работ на заказ в Новокузнецке и в других городах России.

Заключение

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Вторая мировая война явилась переломным периодом в мировой истории XX века. Это война унесла более 50 миллионов человеческих судеб в большинстве стран мира. Вторая мировая война – это величайшая трагедия XX века. И до сих пор эта война вызывает живой интерес исследователей многих стран мира, но прежде всего со стороны стран-участниц войны.

На рубеже XIX и XX веков Япония вступила в стадию монополистического капитализма, ускоренными темпами шел процесс превращения ее в империалистическую державу. Усиленная милитаризация страны и сохранения в различных сферах жизни и в общественных отношениях ряда феодальных пережитков придали японскому империализму военно-феодальный характер.

Усиление соперничества капиталистических стран заметно проявлялось в гонке вооружений, монополизирующем господстве и реализации плана создания «Великой Азии». «Бессмысленная» агрессия японского милитаристического общества, нацеленная на удовлетворение личных амбиций и захват территории, является образцом жестокости. Проблема безопасности территориальной целостности стран-участниц Второй мировой войны решалась на Потсдамской конференции 1945 года.

Необходимость подведения итогов ХХ столетия обуславливается необходимостью увидеть перспективы дальнейшего исторического развития. Данная работа является попыткой поведения итогов, выявления новых тенденций мирового развития, изучения становления демократического правового государства на примере Японии. На современном этапе исторического развития в странах мирового сообщества набирают силу тенденции к глобализации и интеграции всех экономических, политических и социальных процессов. Проблемы, возникшие в отдельно взятом государстве, немедленно оказывают влияние на сообщество в целом. Понимая это, Япония как член мирового сообщества активно способствует укреплению мира во всем мире, экономическому развитию и построению взаимовыгодных международных связей.

Во внешней политике президент Казахстана Назарбаев Н. А. обращает большое внимание к восточным странам. А особенно государствам АСЕАН, где не маловажную роль играет и Япония. В послании президента Назарбаева в реализации «Стратегического плана 2020» ставиться задача привлечение инвестиций из Китая, Южной Кореи, Японии. Руководствуясь мирной конституцией, Япония вносит позитивный вклад в обеспечение мира и стабильности в мире и создание более безопасного международного климата. Япония сохраняет приверженность конституционным принципам самообороны и отказа от превращения в военную державу, представляющую угрозу другим странам, и поддерживает свою обороноспособность в умеренных пределах. Безопасность и процветание Японии находятся в неразрывной связи с миром и процветанием в Азиатско-Тихоокеанском регионе и мире в целом. Исходя из этого, Япония на разных уровнях прилагает усилия, направленные на обеспечение политической и общественной стабильности в мире.

Изучение данной темы позволит сформулировать значение развития гуманистических и демократических тенденций становления послевоенной Японии под влиянием мирового сообщества.

Целью исследования дипломной работы являются причины и последствия участия Японии во Второй мировой войне.

Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи исследования:

- рассмотреть зарождение милитаристского курса в Японии в первой половине XX века;

- изучить основные этапы подготовки Японии к военным действиям в Северном Китае, США, СССР, Великобритании, Франции, Голландии и так далее;

- выявить причины изменения стратегических, политико-экономических изменений в ходе войны на Тихом океане;

- проанализировать военные действия Японии на территории Северного Китая;

- показать роль агрессивной политики Японии на Дальнем Востоке;

- систематизировать материалы по американо-японским отношениям;

- дать характеристику согласованной стратегии войны Великобритании, США, Китая, СССР против Японии;

- рассмотреть ситуацию капитуляции Японии и окончание Второй мировой войны;

- определить организационные направления внешней политики Китая конца ХХ – начала ХXI века.

Объектом исследования является изучение Японии во время Второй мировой войне.

Предметом исследования выступили военные действия Японии на Тихом океане и Дальнем Востоке.

Степень изученности проблемы. Над изучением проблемы милитаризма в Японии во Второй мировой войне в разное время работали историки А. М.Дубинский, А. Н. Бадак, Л. С. Васильев, А. Д. Воскресенский, Джейм Л. Мак-Клейн, А. Ю. Олимпиев, Р. Родригес, Ю. Д. Кузнецов, Х. Т. Эйдус, Е. А. Гаджиева, А. Кошкин, Б. И. Марушкин, В. Мезонюк, И. Я. Бедняк.

Методы исследования: синхронный, историческое моделирование, сравнительный, хронологический, статистический, исторический методы и метод обобщения методы.

Научная новизна и практическая значимость работы заключается в том, что автором предложены основные мероприятия исследования, которые представляют собой всесторонний анализ изучения Японии в годы Второй мировой войне, характер и степень разработанности проблемы на отдельных этапах её изучения, определение основных направлений эволюции научной мысли, рассмотрение противоречивых коллизий в изучении данной проблемы на протяжении ХХ века. Результаты исследования позволят принимать научно обоснованные решения по проблеме политики милитаризма и становлению демократии в Японии. Материалы данного исследования также могут быть применены при подготовке курса «Новейшая история».

Практической базой написания дипломной работы стали политические преобразования Японии второй трети ХХ века: агрессивная политика для стран региона и для самой Японии.

Структура работы: состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объём работы состоит из 80 страниц машинописного текста, 4 приложения.

Во введении даётся краткая характеристика событий, обоснована актуальность темы исследования, поставлены цели и задачи, выделены объект и предмет исследования, даётся общая оценка состояния изученности темы, изложены методологические основы, практическая значимость, база и новизна исследования, структура работы.

В первом разделе рассматривается милитаризация Японии, подготовка военных действий на Тихом океане.

Во втором разделе отражены японо-американские отношения, создание Тройственного союза, наступательные операции Японии на Китай и Восточную Азию, выступление СССР на Дальнем Востоке.

Третий раздел посвящён безоговорочной капитуляции Японии, окончанию Второй мировой войны.

Результаты исследования обобщены в заключении.

1. ЯПОНИЯ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

1.1 Зарождение милитаристского курса в Японии в 30-е годы ХХ века

По мере углубления экономического кризиса конца 1920-х годов политика вооруженных захватов приобретала все большее число сторонников в Японии. Ее правящие круги стали еще активнее искать способы решения внутренних проблем на путях внешней экспансии. Негативные для Японии результаты Вашингтонской конференции подтолкнули военные круги и политические партии к сближению. С этого периода постепенно установилась эта практика правления партийными кабинетами, приблизившая Японию к нормам политической жизни западных государств. В ходе очередного этапа борьбы в защиту конституции три партии Сэйюкай (Общество политических друзей), Кэнсэйто (Конституционная партия) и Какусии курабу (Клуб перемен) - объединились для свержения очередного бюрократического правительства возглавляемого, Киехара. На выборах 1924 года коалиция добилась большинства в нижней палате парламента, а коалиционный кабинет возглавил Кито Такааки. С этого времени вплоть до 1932 года страна управлялась только партийными кабинетами. Важным этапом в создании партийных кабинетов стала нейтрализация Тайного совета, чье одобрение требовалось для проведения в жизнь любого решения. Одновременно происходило слияние партий с бюрократией. Возникла практика и перехода отставных высокопоставленных чиновников и партийное руководство [1].

В 1927 году в Японии к власти пришел кабинет генерала Танака, сторонника агрессивной внешней и реакционной внутренней политики. Танака выдвинул новые принципы внешней политики, заключавшейся в том, чтобы посылать японские войска туда, где представителям Японии угрожает опасность, а также предложить от Китая Маньчжурию и Монголию, с тем, чтобы помешать распространению там китайской революции. В эти же годы стал известен документ, называемый «меморандум Танака», в котором излагались планы завоевания Китая, Индии, стран Юго-Восточной Азии, а затем России и даже Европы. 27 июня 1927 года в Токио открылась так называемая «Восточная конференция», в работе которой принимали участие руководители министерства иностранных дел, армии и флота, а также японские дипломаты, аккредитованные в Китае. Главной темой конференции была выработка политики в отношении Китая. Обсуждение вопроса о Китае было вызвано не только целями экономической экспансии, но и стремлением подавить освободительную борьбу китайского народа, которая вылилась в антиимпериалистическую революцию 1925-1927 годов. Еще в годы интервенции на советском Дальнем Востоке и в Сибири японское правительство ставило большую задачу «внедрить мощь Японии в Северной Маньчжурии», «стабилизировать государственную оборону на континенте путем превращения всей Маньчжурии в особую зону». Впоследствии в эту зону была включена и Монголия. По итогам «Восточной конференции» 7 июля была принята и опубликована «Политическая программа в отношении Китая», суть которой состояла в том, что Маньчжурия и Монголия были объявлены «предметом особой заботы Японии». В программе указывалось: «В случае возникновения угрозы распространения беспорядков на Маньчжурию и Монголию, в результате чего будет нарушено спокойствие, а нашей позиции и нашим интересам в этих районах будет нанесен ущерб, империя должна быть готова не упустить благоприятной возможности и принять необходимые меры с целью предотвратить угрозу, от кого бы она ни исходила...» Подлинный смысл этого положения документа раскрыл один из организаторов «Восточной конференции», заместитель министра иностранных дел Японии Мори, который признавал, что речь шла об отторжении Маньчжурии и захвате Монголии и превращении их в сферу японского влияния. На отторгнутых территориях предполагалось создать марионеточные государства. Какие бы силы ни мешали осуществлению японских планов, говорил Мори, на них должна «обрушиться вся государственная мощь». «Эта конференция делала маньчжурский инцидент неизбежным», - указывается в японской «Официальной истории войны в Великой Восточной Азии» [2].

Вскоре после завершения работы «Восточной конференции» – 25 июля 1927 года – премьер министр Танака вручил императору Хирохито меморандум, в котором были сформулированы стратегические цели японского государства. Этот секретный документ при всей его прагматичности и конкретности во многом имел логический характер, ибо базировался на идеях «хакко ити у» и «кодо». Понятие «хакко ити у», дословно «восемь углов под одной крышей», было заимствовано из японской древней императорской хроники «Нихон секи» (Анналы Японии), составление которой было завершено в 720 году. В рукописи это высказывание приписывалось мифическому императору Дзимму, который по преданию вступил на престол в 660 году до н. э. В своем первоначальном значении понятие «хакко ити у» означало всеобщий принцип гуманности, который, как предполагалось, в конце концов, «распространился на весь мир». В период Токугава это изречение стало толковаться как идея верховенства Японии над миром. Осуществить принцип «хакко ити у» надлежало путем обеспечения «единства императорского пути» - «кодо». Понятия «хакко ити у» и «кодо» в конце концов они стали символами мирового господства, осуществляемого при помощи военной силы. Именно на эти символы ссылался генерал Танака в своем меморандуме, когда писал о том, что представленный японскому монарху план завоевания японского господства в мире «завещан нам императором Мэйдзй.

В преамбуле меморандума указывалось: «Для того чтобы завоевать Китай, мы должны сначала завоевать Маньчжурию и Монголию. Для того чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Если мы сумеем завоевать Китай, все остальные малоазиатские страны, Индия, а также страны Южных морей будут нас бояться и капитулируют перед нами. Мир тогда поймет, что Восточная Азия наша и не осмелится оспаривать наши права. Таков план, завещанный нам императором Мэйдзй, и успех его имеет важное значение для существования нашей Японской империи. Овладев всеми ресурсами Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, стран Южных морей, а затем к завоеванию Малой Азии, Центральной Азии и, наконец, Европы. Но захват контроля над Маньчжурией и Монголией явится лишь первым шагом, если нация Ямато желает играть ведущую роль на Азиатском континенте. Главными препятствиями на пути осуществления этой экспансионистской программы в меморандуме были названы США и СССР. Именно на вооруженную борьбу с ними нацеливалась японская империя. В отношении США в меморандуме говорилось: «В интересах самозащиты и ради защиты других Япония не сможет устранить затруднения в Восточной Азии, если не будет проводить политики «крови и железа». Но, проводя эту политику, мы окажемся лицом к лицу с Америкой, которая натравливает на нас Китай, осуществляя политику борьбы с ядом при помощи яда. Если мы в будущем захотим захватить в свои руки контроль над Китаем, мы должны будем сокрушить. Соединенные Штаты, то есть поступить с ними так, как мы поступили в русско-японской войне».

Тем самым в японской военной доктрине и стратегии формировалось так называемое «южное направление экспансии», предусматривавшее будущее вооруженное столкновение с США и Великобританией в борьбе за обладание странами Восточной и Юго-Восточной Азии и странами Южных морей. Подготовка к такому столкновению определялась как одна из важных задач империи.

В стратегической программе экспансии Японии важное место отводилось и будущему, как указывалось в меморандуме, «неминуемому конфликту с красной Россией». Ставилась задача устранить какое-либо влияние СССР в Китае и Монголии. Осуществить это предусматривалось под надуманным предлогом недопущения «продвижения красной России на юг» – в Маньчжурию и Монголию. Понимая, что СССР едва ли согласится с доминированием Японии в Азии и существованием постоянной угрозы на своих дальневосточных и южных границах, составители меморандума прогнозировали будущую войну с Советским Союзом. Японское правительство и военное командование замышляли «нейтрализовать» СССР на период овладения Маньчжурией, а затем всем Китаем. В возможность осуществления этого намерения в Токио верили, усматривая в активных миролюбивых шагах советского правительства проявление «слабости» СССР. Незадолго до «Восточной конференции» и вручения императору Японии «меморандума Танаки», в мае 1927 года Советское правительство официально обратилось к японскому правительству с предложением заключить договор о ненападении. Тогда правительство Японии отвергло это предложение, считая, что «в отношении пакта о ненападении, выдвигаемого СССР, следует занять такую позицию, которая обеспечивала бы империи полную свободу действий». Япония умело использовала заинтересованность западных держав в ее столкновении с СССР. Еще за несколько месяцев до интервенции в Китай японское правительство официально запросило английское и французское правительства, может ли оно рассчитывать на их прямую поддержку в случае войны Японии с Советским Союзом. Тем самым давалось понять, что целью оккупации Маньчжурии является обретение плацдарма для войны с СССР. Вскоре после захвата Северо-Восточного Китая японское правительство 19 ноября 1931 года демонстративно и в жестких выражениях потребовало через своего посла в Советском Союзе «прекращения вмешательства» СССР во внутренние Маньчжурии. 31 декабря 1931 года министру иностранных дел К. Иосидзава во время его пребывания в Москве было заявлено, что заключение пакта о ненападении имело бы большое международное значение, что такой пакт был бы особенно, кстати, теперь, когда будущее японо-советских отношений является предметом спекуляций в Западной Европе и Америке. Подписание пакта положило бы конец этим спекуляциям» [3].

Одновременно наметилось ослабление влияние политических партий. Это также было обусловлено мировым экономическим кризисом и влияние международной обстановки, в частности Лондонской конференцией 1930 года и принятым там «Морским законом». Японию обязали сократить тоннаж крейсеров до 70% от тоннажа крейсерского флота Великобритании и США. Поскольку экономика островной Японии почти целиком зависела от постановок сырья извне, крейсера считались необходимыми для защиты морских коммуникаций, такое обязательство в совокупности с решениями Вашингтонской конференции было воспринято военными и шовинистически настроенными кругами как в принесение в жертву безопасности страны. Широкое распространение получило отрицательное отношение к англо-американскому влиянию. В глазах общественного мнения партии стали ассоциироваться с проведением прозападной политики, вследствие чего они все более теряли свой авторитет в силу.

В этот период на политическую арену вышло так называемое «молодое офицерство». Офицерские кадры младшего и среднего звена, быстро растущих армии и флота к этому времени существенно отличались по социальному составу от генералитета. Они укомплектовывались в основном выходцами из семей мелких и средних предпринимателей, торговцев, помещиков и зажиточных крестьян – слоев, терпевших трудности кризисной обстановки, в отличие от генералитета, связанного с аристократией, бюрократией и крупным монополистическим капиталом. «Молодое офицерство» выступало за решительные экспансионистские действия, активизацию внешней политики в Китае. Все это, как и неспособность подавить революционное движение и справиться с последствиями экономического кризиса, а также увольнение несколько тысяч офицеров и снижение жалованья оставшимся на службе в связи с модернизацией армии, ставилось в вину партийным правительствам. Союз «молодого офицерства» и новых концернов составил основу японской разновидности фашизма. Широкую социальную основу фашизации представляли мелкобуржуазные слои – выходцы из городской мелкой и средней буржуазии. Низшими ячейками фашистского движения являлись такие всевозможные националистические организации, гангстерско-террористичес-кие общества, в том числе в армии. Программа и лозунги «молодого офицерства» облекались во фразеологию, которая изображала военных защитниками императора от засилья финансовой олигархии. Наиболее реакционные круги правящего лагеря Японии, не боясь антикапиталистических лозунгов, использовали в своих целях выступления «молодого офицерства», которое, подобно немецким национал-социалистам, выдвигало программу борьбы с финансовой плутократией. Подчеркивая свою преданность императору, «молодые офицеры» требовали ограничения активности основной четверки «старых концернов», выступали против парламента, буржуазно-помещичьих партий, устраивали заговоры, организовывали террористические акты. Антикапиталистические лозунги сочетались с шовинистическими идеями «ниппотизма», культом императора, претензиями на мирное господство.

Борьба внутри правящих слоев не исключала связей между различными их группировками. Так, Общество государственных основ объединяло и представителей военных, и членов правления Мицуи, Ясуда и других концернов. Ряд генералов, занимавших высшие армейские и флотские посты, был связан со «старыми» концернами. В целом вся финансовая олигархия – «старая» и «новая» – была опорой фашизации активной политики. Приветствовали установление фашистского курса и другие реакционные элементы, входившие в правящую верхушку Японии, - помещики и бюрократы. Но именно «новые» концерны, в финансовом отношении более слабые, чем старая финансовая олигархия, были более заинтересованы в скорейшей фашизации страны. Они рассчитывали, что в этом случае на широкие государственные дотации, использование государственного аппарата в целях собственного обогащения и укрепление политических позиций. Позиции «новых» концернов были поддержаны «молодым офицерством», которое, активно пробиваясь к власти, также рассматривало фашизацию как путь осуществление своих целей [4].

Совместно с представителями новых концернов «молодое офицерство решило избавить Японию от партократов путем их физического устранения. Одной из жертв стал премьер-министр Ханагути, затем президент Сэйюкай и глава кабинета Инауи. Наращивая свое влияние в армии, они требовали усиления власти императора, ликвидации парламента и партий, ухода партийного правительства, захвата Маньчжурии. В 1931 году представители «молодого офицерства», входившие в состав дислоцированной в Китае Квантунской армии, спровоцировали в Манчжурии инцидент с взрывом поезда. Хотя провокация не удалась, поезд благополучно миновал опасное место, Квантунская армия начала захват Северо-Восточного Китая. В короткий срок Манчжурия была захвачена, и там было создано независимое государство Манчжоу-го во главе с императором Пу И, ставшее фактически колонией Японии. Японцы заняли также Внутреннюю Монголию, намериваясь под видом автономии отделить от Китая всю его северо-восточную часть, включая Пекин. К этому же времени начались антисоветские провокации на КВЖД.

Создание Манчжоу-го значительно осложнило отношение Японии с Западом, а в 1933 году Япония вышла из Лиги Наций, осудившей применение ею военной силы в Китае. Пытаясь решить задачу послекризисного восстановления экономики, премьер-министр Сайто выдвинул в 1934 году предложение по усилению роли гражданских и военных чиновников в определении национальной политики. Правительство выдвинуло программу увеличение бюджета, что требовало роста налоговых поступлений, источником которых должно стать восстановленное сельское хозяйство. Конкретная разработка программы предоставлялась губернаторам. В ходе ее выполнения по всей стране были созданы сельскохозяйственные корпорации, управляемые чиновниками и ставшие фактически новыми центрами власти на местах. Это увеличило влияние бюрократии на жизнь населения, подорвало силу партий.

В 1935 году было создано Найкаку теса кесу (Исследовательское бюро при кабинете министров), куда вошли представители гражданской и военной бюрократии, в чьи обязанности стало входить планирование государственной политики. Были приняты меры и для ослабления роли партий в парламенте. Чиновники, не связанные с партиями, стали получать дополнительную плату, что устранило необходимость перехода вышедших в отставку бюрократов в партийное руководство [5].

Таким образом, Япония, как и многие государства того времени, хотела увеличить свою территорию, внедриться в развитие политики, экономики, промышленности других государств. Для Японии такими государствами стали Китай и Монголия. Чтобы осуществить свои планы Японии пришлось вести военную политику. Основная группировка правящих классов, имея прочную финансовую базу, стремилась сохранить старую структуру власти, приспосабливая ее к целям усиления репрессий против демократических сил и активизации внешней экспансии.

1.2 Подготовка Японии 30-х годов к военным действиям в мировой войне

25 ноября 1936 года в Берлине правительствами Японии и Германии был подписан «Антикоминтерновский пакт», вторая статья секретного приложения к которому гласила: «Договаривающиеся стороны на период действия настоящего соглашения обязуются без взаимного согласия не заключать с Союзом Советских Социалистических Республик каких-либо политических договоров, которые противоречили бы духу настоящего соглашения». Тем самым вопрос о заключении договора о ненападении с Советским Союзом был японской стороной фактически снят (по крайней мере, на какое-то время) с повестки дня. Обретение мощных союзников на Западе (вскоре к «Антикоминтерновскому пакту» присоединились Италия и ряд других входивших в орбиту Германии европейских государств) поощрило Японию к расширению экспансии в Китае, дальнейшему обострению японо-советских отношений.

В середине 1930-х годов японский генеральный штаб армии приступил к планированию операций по овладению Северным Китаем. В 1935 году один из таких планов предусматривал сформировать специальную армию, которая включала бы японскую «гарнизонную армию в Китае, одну бригаду из Квантунской армии и три дивизии из состава сухопутных сил в метрополии и Корее. Выделявшимися силами намечалось овладеть Пекином и Тяньцзинем. Политические цели империи были сформулированы в документе «Основные принципы государственной политики», в котором, по сути, ставилась цель превратить Японию «номинально и фактически в стабилизирующую силу в Восточной Азии». Одновременно была принята программа покорения Северного Китая, в которой предусматривалось, что «в данном районе необходимо создать антикоммунистическую, проманьчжурскую зону, стремиться к приобретению стратегических ресурсов и расширению транспортных сооружений...». Это полностью отвечало целям и задачам, изложенным в «меморандуме Танаки» Хотя в этих документах отмечалась желательность по возможности добиться целей «мирными средствами», в Японии сознавали, что ее дальнейшая экспансия на азиатском континенте может вызвать сопротивление великих держав. В связи с этим было принято решение об активизации подготовки к войне на двух направлениях: северном - против СССР; южном - против США, Великобритании, Франции и Голландии. В пересмотренном в 1936 году «Курсе на оборону империи», а также в документе «Программа использования вооруженных сил» главными потенциальными противниками Японии определялись США и СССР, следующими по важности – Китай и Великобритания. В Токио считали, что Китай не сможет оказать серьезного сопротивления Японии и легко станет ее добычей. Поэтому по планам для овладения Китаем выделялась лишь часть вооруженных сил империи [6].

Тем временем японская армия быстро продвигалась вглубь Северного Китая. В августе японцы открыли фронт в Центральном Китае, 13 августа при поддержке авиации и флота началось наступление на Шанхай, что создало угрозу тогдашней столице Китая – Нанкину. США ответили на вторжение японских войск в Центральный Китай направлением в Шанхай контингента американских моряков численностью 1200 человек. Одновременно послы США, Великобритании и Франции по поручению своих правительств предложили Японии и Китаю превратить Шанхай в нейтральную зону. Японцы, по существу, игнорировали эти и последующие акции западных держав. СССР начинает переговоры о заключении договора о ненападении с Германией вызвали огромную сенсацию и оппозицию Германии. В Японии возможна отставка правительства после того, как будут установлены подробности заключения договора. Большинство членов правительства думают о расторжении антикоминтерновского пакта с Германией. Нарастает внутриполитический кризис. То же сообщал в Москву 24 августа и временный поверенный в делах СССР в Японии. Известие о заключении пакта о ненападении между СССР и Германией произвело здесь ошеломляющее впечатление, приведя в растерянность, особенно военщину и Неожиданный политический маневр Германии был воспринят в Токио как вероломство и нарушение положений направленного против СССР «Антикоминтерновского пакта». При всех морально-политических издержках советско-германского соглашения оно объективно ослабило «Антикоминтерновский пакт», посеяло в Токио серьезные сомнения относительно политики Германии как союзника Японии. Есть все основания считать, что возникшая в «оси» Токио-Берлин трещина впоследствии привела к тому, что Япония не пожелала безоглядно следовать за Германией в агрессии против Советского Союза. Но в сентябре 1940 года японское правительство назначило генерал-лейтенанта Татэкава Иосицуга послом в СССР и поставило ему задачу урегулировать дипломатические отношения с Советским Союзом [7].

3 февраля 1941 года на заседании совета по предложению Мацуока были приняты «Принципы ведения переговоров с Германией, Италией и Советским Союзом». 12 марта Мацуока выехал в Европу. 24 марта во время остановки в Москве он предложил рассмотреть вопрос о заключении японо-советского пакта о ненападении. В ответ на это ему намекнули на желательность заключения пакта о нейтралитете. 26 марта Мацуока прибыл в Берлин, где встретился с Гитлером и Риббентропом. На обратном пути в Японию 13 апреля Мацуока подписал в Москве японо-советский пакт о нейтралитете. Заключением указанного пакта Япония в политическом отношении обезопасила свой северный фланг. Самым первым самым важным мероприятие, которое провели на основе «Программы мероприятий в соответствии с изменениями в международном положении» было заключение Тройственного пакта между Японией, Германией, Италией. Этот пакт явился дальнейшим развитием японо-германских отношений до 1936 года. При решении этого вопроса главной движущей силой была армия. Поскольку ее традиционной миссией являлось обеспечение защиты северных границ, она, естественно, больше всего стремилась к тому, чтобы силы Советского Союза были отвлечены действиями германских сил. В этом случае оба государства – Япония и Германия – перед лицом усиления советского могущества на востоке и на западе вступили во взаимовыгодные отношения.

В дальнейшем после возникновения китайского инцидента и особо после того, как он приобрел затяжной характер, болезненно ощущалась необходимость укрепление международных отношений Японии ее позиции по отношению к США и Англии. Все это наряду с положением на европейских фронтах, с требованиями, обусловленными стремлениями разрешить проблему южного направления, значительно ускорило подписание пакта. Как определение курса от совместной обороны к военному союзу. 7 сентября специальный германский посол Штаммер встретился в Токио с министром иностранных дел Мацуока. Во время встречи были определены некоторые цели предполагаемого военного союза. В этот момент военно-морской министр Носида 3 сентября в связи с болезнью сердца оказался в госпитале и ушел со своего поста. На его место был назначен адмирал Оикава Космро. Переговоры о заключении пакта завершились успешно. 16 сентября кабинет министров и 19 сентября совещание в присутствии императора приняли решение о заключении Тройственного пакта. Тройственный пакт был подписан в Берлине в 20 часов 15 минут 27 сентября 1940 года. Ниже следует текст пакта: «Правительство Великой Японской Империи, правительство Германии и правительство Италии, признавал предварительным и необходимым условием долговременного мира предоставляли каждому государству возможности занять свое место в мире, считают основным принципом создание нового порядка, необходимого для того, чтобы народы в Великой Восточной Азии и Европы могли пожинать плоды. Сосуществования и взаимного процветания всех заинтересованных наций, выражают решимость взаимно сотрудничать и предпринимать согласованные действия в указанных районах в отношении умений, основывающихся на этих принципах. Правительства трех государств, преисполненные стремление к сотрудничеству со всеми державами, прилагают подробные усилия во всем мире, полны желания продемонстрировать неприкосновенность во всем мире, для чего правительство Великой Японской империи, правительство Германии и правительство Италии заключили соглашение».

Мацуока в форме прозрачных намеков, пытался прозондировать позицию Сталина по поводу присоединении СССР в той или иной форме к Тройственному пакту. При этом японский министр открыто предлагал в интересах «уничтожения анлго-саксов» «идти рука об руку» с Советским Союзом. Развивая идею во влечение СССР в этот блок, Мацуока опирался на сведения о состоявшимся в ноябре 1940 года в Берлине переговорах Молотова с Гитлером и Риббентропом. Решение о нападении Германии на Советский Союз было принято Гитлером в конце июля 1940 года. «Россия должна быть ликвидирована. Срок – весна 1941 года», - отметил Гитлер 31 июля на совещании руководящего состава вооруженных сил Германии. Поэтому предложение немцев советскому правительству присоединиться к Тройственному пакту, можно рассматривать как операцию по дезинформации, призванную усыпить бдительность Сталина, пробудить у него представление об отсутствии у Германии агрессивных намерений по отношению к Советскому Союзу. Отсюда предложение Риббентропа уже в первой беседе в Берлине с Молотовым 12 ноября 1940 года «подумать о форме, в которой три государства, то есть Германия, Италия и Япония, смогли бы прийти к соглашению с СССР».

Накануне Риббентроп следующим образом изложил германское видение геополитических интересов участников проектируемого «союза: интересы Германии идут в Восточной и Западной Африке, Италия – в Северо-Восточной Африке, Япония на юге, а СССР – там же на юге – к Персидскому заливу и Аравийскому морю…». Риббентроп предложил договориться СССР, Германией, Италией и Японией в воде декларации против разрешения войны, а также о желательности компромисса между Японией и Чан Кайши. Сталин указал насчет декларации дать принципиальное согласие без разворота пунктов. 25 ноября 1940 года Молотов сделал заявление германскому послу в Москве, согласно которому советское правительство было готово принять изложенный 13 ноября Риббентропом «Проект пакта четырех держав о политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи» при условии, если «германские войска немедленно покинут Финляндию, если Советский Союз в течение ближайших месяцев удается гарантировать свою безопасность со стороны черноморских проливов…, если центром территориальных устремлений» СССР будет признана «зону к югу от Батуми и Баку в общем направлении в сторону Персидского залива», если Япония откажется от своих прав на угольные и нефтяные концессии на Северном Сахалине. Что касается Мацуоки, то, отправляясь в Европу, он считал, что идея подключения СССР к Тройственному пакту еще жива и может быть использована для японо-советского политического урегулирования на японских условиях [8]. Главная же цель встреч Мацуоки с германскими руководителями состояла в том, чтобы выяснить, действительно ли Германия готовиться к нападению на СССР, и, если это так, то когда может произойти такое нападение. Однако в Берлине считали нецелесообразно информировать своего дальневосточного союзника о конкретных германских планах.

Готовясь к приему японского министра, Гитлер издал 5 марта 1941 года директиву № 24 «О сотрудничестве с Японией», в которой была определена цель: как можно скорее вовлечь Японию в войну против Великобритании и таким образом связать значительные английские силы на Тихом океане. В результате американцы должны будут перенести свое внимание на Дальний Восток, воздерживаясь от активного участия в войне в Европе. Япония, однако, должна избегать войны с США. Директивой запрещалось сообщать японцам о существовании плана войны Германии против СССР «Барбаросса». Гитлер также склонял Мацуоку к нападению на Сингапур, заявлял: «Никогда в человеческом воображении для нации не представляется более благоприятные возможности. Такой момент никогда не повторится. Это уникальная в истории ситуация». По поводу германо-советских отношений фюрер ограничивал сообщением, что рейх имеет примерно свыше сто шестьдесят дивизий, сконцентрированных на советских границах. Более откровенно Мацуока говорил об отношениях с Германией с Советским Союзом, прямо заявив, что имеет поручение заключить японо-советский пакт о ненападении или нейтралитете. Реакция немцев на это сообщение должна была показать, насколько далеко зашла подготовка Германии к нападению на Советский Союз. Если бы руководители рейха решительно воспротивились такому такту, это было бы сигналом того, что решение о войне на востоке принять окончательно. Однако Гитлер и Риббентроп реагировали довольно прохладно. Риббентроп лишь предупредил Мацуоку «не заходить слишком далеко в сближении с Россией». О причинах такой позиции немцев можно только догадываться. Скорее всего, они рассчитывали на то, что имел пакт со Сталиным, японцы скорее захватить Сингапур [9].

Руководители рейха не настаивали на участии японских вооруженных сил в войне против СССР, а стремилась направить их против Германии, когда правительство Германии потребовало от своего союзника выполнение обязательств по Тройственному пакту. В этом случае выступление Японии против СССР должно было состояться не тогда, когда японское правительство командование сочтут момент наиболее благоприятным, а когда это будет необходимо Германии. Это не устраивало Японию, не желавшую играть подчиненную роль в германской войне против СССР, выполняя вспомогательные задачи. В то же время японское руководство не могло не волновать то, что в результате быстрого разгрома Германией Советского Союза Япония не будет допущена к дележу «русского пирога». По этому для обеспечения свободы действий, как на южном, так и на северном направлениях считалось целесообразным иметь пакт о ненападении с СССР. Главной же целью пакта оставались прежними – добиться от СССР его отказа от помощи Китаю и обеспечить на севере на случай начала войны против США и Великобритании на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии.

13 ноября 1940 года открылось совещание для обсуждения предложенного японским правительством основного договора между Японией и Китаем выдвинутого Ставкой проекта программы урегулирования китайского инцидента. Общий курс в отношении китайского инцидента основывается на принятой в июле 1940 года «Программа мероприятий в соответствии с изменениями международного изменения». Полностью используя, все доступные политические и военные средства, всемерно использовать ослаблению роли чунцинского режима к сопротивлению и добиться быстрого падения. Быть готовым к ведению затяжной войны. Для создания нового порядка в Восточной Азии восстановить и усилить обороноспособность империи. Для достижения цели использовать тройственный союз между Японией, Германией и Италией. Провести мероприятие с целью ускорения падения чунцинского режима, прекращение военных действий и заключение мира. При этом учитывать результаты переговоров между обоими государствами, имевших место в прошлом, и прилагать все усилия с целью обеспечение ей доверия. 25 октября 1939 года японский кабинет принял «Программу экономического развития Голландской Индии». Ее основная цель состоит в том, чтобы укрепления экономических отношений включить Голландскую Индию в экономическую среду Великой Восточной Азии, руководимую Японией, и приступить к разработке и использованию сырья в указанном районе. Ближайшая цель Японии в то время заключалась в приобретение необходимого стратегического сырья, особенно нефти.

12 июня 1940 года Япония заключила с Таиландом договор о дружбе, который еще больше укрепил японо-таиландские отношения. Однако их развитие сдерживалось тем, что Таиланд все еще находился под сильным влиянием Англии. Именно значение то, что политическая власть премьер-министра Таиланда Пибуна Сонграма была ограничена. Отношения между Японией и Французским Индокитаем после заключения, так называемого соглашения Мацуока-Анри от 30 августа 1940 года, несмотря на возникновение столкновений во время вступления войск в северную часть Французского Индокитая, Внешне постепенно улучшалось. В этот период были проведены экономические переговоры с Французским Индокитаем о поставках Японии риса, каучука. Для веления переговоров японское правительство направило посла Мацумия. Однако во Французском Индокитае положение оставалось сложным по той причине, что в стране имели влияние правительства Виши и правительство де Голля [10].

Таким образом, события на Дальнем Востоке накануне второй мировой войны оказывали непосредственное и в целом негативное воздействие на международную обстановку. Милитаристская Япония, не отказываясь от планов войны против СССР, в то же время готовилась к захвату колониальных владений западных держав на Тихом океане, к оккупации всей Восточной Азии. Выбор ею будет сделан в 1941 году. Подписание многих договоров, пактов, программ для Японии играли важную роль. Во-первых, найти себе союзников в лице Германии и Италии для создания мощных держав в завоевании других государств. Во-вторых, заключение пактов с СССР для сохранения границ на японской территории.

1.3 Причины перелома в войне на Тихом океане

В начальный период второй мировой войны внешняя политика Японии окончательно переориентировалось на южное, тихоокеанское направление. Ее идеологической основой стала концепция «Великого восточноазиатского пространства» - это было формирование единого военного, политического, экономического, культурного пространства в Юго-Восточной Азии при тесном сотрудничестве Японии и азиатских государств, освобожденных от колониальной зависимости. Поражение в первой половине 1940 года Голландии и Франции, тяжелое военное положение Великобритании позволило Японии в этот период начать «мирное» наступление в этом направлении. В июне в 1940 года был заключен договор о дружбе с Таиландом. В сентябре в соответствии с договором, заключенным с правительством Виши, японские войска взяли под контроль Французский Индокитай. В Токио Англия сделала «дружественные» представления японскому правительству. Во всяком случае, Англия заявила Японии, что всякие переговоры между ними прекращаются.

12 ноября 1937 года силами 150-тысячной ударной группировки японцы захватили Шанхай. Через месяц они ворвались в столицу – Нанкин, где учинили кровавую резню мирных жителей. Среди великих держав только Советский Союз оказал Китаю поддержку, заключив с ним 21 августа 1937 года договор о ненападении. Заключение этого договора не ограничивалось лишь обязательствами не совершать агрессивных действий друг против друга. Это было по сути дела соглашение о взаимопомощи в борьбе с японскими интервентами. 23 июля 1937 года Ван Чунхой с горечью говорил послу СССР в Китае Д. В.Богомолову. «Мы все время слишком много надеялись на Англию и Америку, теперь я приму все меры к улучшению советско-китайских отношений». Начало советско-германской войны вынуждало Японию определить свое отношение к обязательствам по «Тройственному пакту», с одной стороны, и советско-японскому договору о нейтралитете, с другой. После крайне напряженной внутренней борьбы в японском руководстве правительство 2 июля 1941 года приняло решение продолжить курс на продвижение в сторону Южных морей, означало отказ от идеи немедленного нападения на Советский Союз. Формально решение Токио было мотивировано тем, что Германия не консультировалась с Японией относительно ее намерений выступить против СССР.

Такое объяснение во многом отражало настроения в японском руководстве, действительно раздраженном бесцеремонностью, с которой действовала германская дипломатия в отношении Японии, не посчитавшись с престижем своего союзника, по меньшей мере, дважды: не проинформировав Токио о заключении советско-германского пакта 1939 года и теперь еще раз, не уведомив Японию о намерении его разорвать. Роль же младшего германского партнера для Японии не подходила. Тем более что непосредственно повлиять на ситуацию в Восточной Азии занятая войной с СССР Германия не могла [11].

Вместе с тем, война против СССР, даже в случае ее благоприятного хода для Японии, не решила бы ее наиболее насущных экономических проблем. В первую очередь, Япония нуждалась в нефти, а найти ее можно было только на юге – в Голландской Ост-Индии. Война против СССР, как показали советско-японские военные инциденты конца 30-х годов, могла оказаться еще более изнурительной и трудной, чем та, которую Япония уже с напряжением вела против Китая. Между тем продвижение к югу могло быть менее дорогостоящим, на что указывала та легкость, с которой был занят японскими войсками Индокитай. Это не исключало войны против Советского Союза как долгосрочной цели – геополитически СССР по-прежнему рассматривался в Токио как потенциальный враг. Японское руководство имело разработанные планы войны против СССР. Эти планы должны были вступить в действие или остаться на бумаге в зависимости от хода дел на советско-германском фронте. В случае быстрого военного поражения СССР японские вооруженные силы были готовы атаковать советские позиции в Забайкалье и Приморье. Однако без явных признаков военного разгрома СССР германскими силами, японское руководство не собиралось выступать. Задача войны против СССР отодвигалась. Тем более что, прежде всего Японии было все-таки необходимо определиться в отношении США.

Начало войны на Тихом океане. Однако внутри японского руководства по этому вопросу также не было единства. Группа Фумимаро Коноэ не считала возможным выступать против США в условиях нарастающих трудностей в Китае. Ей противостояла мощная группировка во главе с генералом Хидэки Тодзио, считавшая необходимым немедленно нанести удар по позициям США и Британии на Тихом океане. С конца октября 1941 года ее влияние стало в Токио преобладающим. 7 декабря 1941 года японские военно-морские силы без объявления войны атаковали американский флот, стоявший в бухте Перл-Харбор (Гавайские острова). Это было началом войны на Тихом океане. На следующий день японские корабли атаковали британскую военную эскадру у берегов Малайи. Одновременно началась высадка японских десантов в Малайе и на Филиппинах. С согласия правительства Таиланда в январе 1942. Таиланд сам объявил войну США и Великобритании японские войска прошли через таиландскую территорию и начали боевые действия против британских войск в Бирме. 11 декабря войну США объявили Германия и Италия. 8 декабря войну Японии объявили Великобритания и ее доминионы. На стороне США и Британии выступили так же Коста-Рика, Никарагуа, Сальвадор, Гондурас, Гаити, Доминиканская Республика, Куба, Панама, Гватемала. Одновременно, наконец, войну Японии формально объявил Чан Кайши. Начавшаяся в сентябре 1939 года с германо-польского конфликта война окончательно приобрела общемировой характер. Поражение Японской армии в битве за небольшой островок Гуадалканал, расположенный в юго-западной части Тихого океана (август 1942 года - февраль 1943 года) можно считать поворотным пунктом в ходе военных действий на Тихом океане. Тот факт, что остров Гуадалканал перешел из рук японской армии в руки американских войск, сам по себе не имел серьезного стратегического значения. Но, поскольку в эту битву Япония поочередно бросала отборные сухопутные, морские и воздушные силы, а затем теряла их, было коренным образом нарушено равновесие, существовавшее между японской и американской авиацией в юго-западной части Тихого океана в начале военных действий. В результате Япония потеряла 2 линкора и, кроме того, лишилась целой военной флотилии из 38 кораблей, в состав которой входили эскадренные миноносцы и крейсеры. Без прикрытия авиации судьба доктрины «крупные военные корабли - крупнокалиберные орудия» была предопределена. Сухопутные войска в составе двух пехотных дивизий, в число которых входила и вторая дивизия, считавшаяся цветом японской армии, в незначительной степени уступали по своей численности противнику, но и они потерпели поражение от американских наземных вооруженных сил, действовавших при поддержке авиации с наземных баз. Уцелевшие японские войска почти полностью погибли от голода и болезней. Все это достаточно ясно свидетельствует о том, что доктрина «Наступать, невзирая на жертвы», которой так гордилась японская армия, оказалась несостоятельной перед лицом вооруженных сил, представленных всеми родами войск [12].

После этого в наступлении и обороне Япония и США полностью поменялись местами, и японская армия, утратившая инициативу на театре военных действий, в условиях всеобщего контрнаступления американских войск придерживалась только пассивной тактики. Чем же было вызвано серьезное поражение японской армии, ее крупная неудача с точки зрения военной стратегии? Во-первых, был совершен просчет со стороны Главной ставки Японии при оценке противника. Спустя год после нападения на Перл-Харбор выпуск военных материалов в Америке стал равняться объему военного производства Германии, Японии и Италии вместе взятых. В начале 1942 года президент Рузвельт потребовал, чтобы в течение года было произведено 60 тысяч самолетов и 45 тысяч танков, но еще до конца года было выпущено 48 тысяч, самолетов и 58 тысяч танков и самоходных орудий. Далее, в конце 1941 года в дополнение к существовавшим верфям в США была построена 131 судоверфь, и с каждой из них спускалось на воду ежедневно по одному судну.

Во-вторых, была допущена переоценка боевых возможностей самой японской армии. Стратегический план военных операций в начале военных действий состоял в том, чтобы захваченные территории вследствие слабости национальной мощи, и в особенности военного потенциала Японии, ограничить районом, простирающимся от Бирмы через Голландскую Индию и острова южных морей до атолла Уэйк, и, удерживая эту область, в течение длительного времени занимать выжидательную позицию. Япония захватила Рабаул, затем вопреки первоначальным планам продвинулась до Новой Гвинеи и Соломоновых островов, значительно превысив свои возможности. И хотя в руках Японии находились богатые ресурсами обширные оккупированные территории, она не имела экономических возможностей поставить эти ресурсы на службу войне и не располагала силами для политического руководства территориями. Вдобавок к этому в результате поражения при острове Мидуэй Япония потеряла главные силы авианосцев. Япония была вынуждена вести военные действия на растянувшейся линии фронта без достаточного прикрытия авиации, действующей с авианосцев, без налаженного снабжения и коммуникаций [13].

В-третьих, крупной причиной поражения японских войск явились также косность тактической мысли японского командования и обусловленные этим принцип упорной защиты определенной местности и отрицательное отношение к отступлению. Остров Гуадалканал в стратегическом отношении не стоил того, чтобы Япония боролась за него, бросая в бой все свои подвижные вооруженные силы. Кроме того, он находился далеко за пределами стратегической зоны, намеченной планом военных операций. В ходе борьбы за этот остров Япония использовала недостаточно оснащенные вооруженные силы и впустую потеряла большое количество самолетов, крупных и мелких судов и живой силы. Этот факт оказывал большое влияние на престиж и дух армии. В-четвертых, существовали противоречия и недоверие между сухопутной армией и флотом. Во избежание конфликтов все оккупированные территории распределялись между армией и флотом, и получалось так, как будто и армия и флот имели отдельные сферы влияния. Армия и флот остерегались даже сообщать друг другу о реальном положении вещей на фронте и в тылу, в связи, с чем было невозможно наладить согласованные действия. Это сектантство проявлялось в течение всего хода войны. Следовательно, данное положение означало не только, что Япония потеряла не имевший большой стратегической ценности остров. Вооруженные Силы Соединенных Штатов и Англии, действовавшие против Японии, делились на три группы. В центральной части Тихого океана боевые действия вела группа войск под командованием адмирала Ч. Нимица, базировавшаяся на Гавайских островах. В распоряжении этой группы находился американский тихоокеанский флот и большое количество самолетов на авианосцах. В юго-западной части Тихого океана действовала группа войск под командованием генерала Д. Макартура. Она состояла из американских, новозеландских, английских и голландских войск. Эту группу поддерживал седьмой американский флот и одна воздушная армия. В северо-восточной части Индии, у границ Бирмы, была сосредоточена группа английских войск под командованием адмирала Л. Маунтбеттена. Общая численность союзных войск на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии составляла пятьсот тысяч человек. При одинаковом соотношении в сухопутных силах на островах Тихого океана и в Юго-Восточной Азии союзное командование имело превосходство над противником на флоте и авиации. До лета 1943 года американское командование не предпринимало наступательных операций, накапливая силы на Тихоокеанском театре. Спешно строились авианосцы. В июне 1943 года прибыли два новых авианосца, на которых базировались 140 самолетов. Затем каждый месяц прибавлялось по одному новому авианосцу. Формировались крупные десантные части. Создавались новые военно-морские и военно-воздушные базы.

Обладая абсолютным превосходством в воздухе, американская армия шаг за шагом продвигалась на север. Американские войска численностью от одной до двух дивизий в конце июня 1943 года высадились на острове Рендова, в центральной части Соломоновых островов, в середине июля – на острове Мундуа, а в середине августа – на острове Вела-Лавела. Все гарнизоны японской армии, не подготовившиеся к обороне, испытывавшие недостаток боеприпасов и страдавшие от голода, были быстро разгромлены. Военно-воздушные силы, которые путем контратак пытались выручить их, вновь понесли огромные потери. При отсутствии господства в воздухе морские подразделения при помощи ночных атак замышляли штурмом овладеть опорными пунктами на суше, но были одно за другим потоплены силами американских эсминцев. В начале октября все острова в центральной части Соломонова архипелага оказались в руках американских войск, и, используя их как базу, американская истребительная авиация установила контроль над северной частью Соломоновых островов. Поскольку военно-воздушная база на острове Бугенвиль перешла в руки американской армии, Рабаул в результате ежедневных воздушных атак был выведен из строя, и японский морской флот, использовавший его в качестве базы, отошел к острову Трук [14].

В декабре 1943 года одна дивизия американских войск высадилась на мысе Макса, на западной оконечности острова Новая Британия, на котором расположен Рабаул, и обратила в бегство два батальона японских войск, занимавших здесь оборону. В феврале следующего, 1944 года одна дивизия американских войск под непосредственным командованием Макартура прорвалась через пролив Дампир между островами Новая Британия и Новая Гвинея и высадилась на островах Адмиралтейства, расположенных к северу от Новой Гвинеи. Так завершилась битва за Рабаул и Соломоновы острова, которые японские войска пытались удержать силами 300 тысячной сухопутной армии, а также главными силами авиации и флота. Крепость Рабаул осталась в тылу неприятеля. Японская армия в этих бессмысленных боях потеряла 130 тысяч солдат и 70 военных кораблей общим водоизмещением в 210 тысяч тонн, а также обрекла на уничтожение 8 тысяч участвовавших в операциях самолетов. В период боев в районе Соломоновых островов быстрыми темпами развивалось наступление американо-австралийских союзных войск, продвигавшихся в северо-западном направлении по Новой Гвинее.

Начиная с мая 1943 года развернулось наступление союзных войск на районы Лае и Саламауа – самые передовые авиа посты японской армии, оставшиеся у нее после эвакуации Буны. Одна пехотная дивизия японских войск в этом районе подверглась сокрушительному удару и в сентябре 1943 года отступила в северном направлении. Одновременно с наступлением на мыс Макса на восточном побережье пролива Дампир союзные войска начали осуществлять десантные операции против Финсхафена, расположенного на западном побережье того же пролива. Союзные войска, создавшие на обоих берегах пролива прочные опорные базы, получили возможность вести военные операции при непосредственном взаимодействии с подразделениями, расположенными в центральной части Тихого океана. Совершив прорыв через пролив Дампир, американские войска под прикрытием подвижных отрядов обеспечили себе на северном побережье Новой Гвинеи господство в воздухе и на море. Они высаживались в любом пункте острова и постепенно в результате так называемых операций «скачок лягушки» оказывались в тылу японских войск. В апреле 1944 года американские войска высадили три пехотные дивизии в окрестностях Холландии (примерно в 1000 километрах к западу от пролива Дампир) и Айтапе. В середине мая одна американская пехотная дивизия высадилась на острове Вадке (около 200 километров к западу от Холландии) и заняла аэродром в заливе Марфин. Против нее была брошена пехотная дивизия японских войск, однако в результате высадки американских войск на Биаке в последней декаде мая у японских войск были отрезаны пути отступления, и они оказались изолированными [15].

Таким образом, США стремились не просто нанести военное поражение Японии. Для них тихоокеанская война означала одновременно и борьбу за передел старого регионального порядка. Задача виделась в том, чтобы ликвидировать колониальную структуру региона. Имелось в виду добиться отказа Британии, Франции и Голландии от своих колоний в Восточной Азии. Со своей стороны, США фактически уже были готовы предоставить независимость Филиппинам. Одновременно важно было осуществлять реформу региональной структуры таким образом, чтобы простимулировать рост умеренных национальных сил и предупредить приход к власти коммунистов. Восточная Азия, свободная от колониальных привилегий для метрополий и значит открытая для свободной конкуренции на основе принципа «равных возможностей», казалась оптимальным условием для реализации США своих экономических возможностей в бассейне Тихого океана.

2. ПОЛИТИКА яПОНИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

2.1 Наступательные операции Японии на Китай в 1930-1940-е годы

Как уже отмечалось, на китайской территории, оккупированной японскими силами, зимой 1938 года была установлена власть коллаборационистского режима Ван Цзинвэя со столицей в Нанкине. Ни одна из великих держав, кроме Японии, не признала его. В ноябре 1940 года Коллаборационисты заключили с Японией договор об «основах отношений между Японией и Китаем», провозгласивший сотрудничество режима Ван Цзинвэя с японскими военными властями против коммунистических сил. В ноябре 1941 года. Этот режим заявил о присоединении Китая к «антикоминтерновскому пакту». После соединения японских войск, находившихся в Северном и Восточном Китае, ими было предпринято наступление на Гуанчжоу и Ухань, которые им удалось захватить в конце октября 1938 года. Правительство Чан Кайши, переехавшее после падения Нанкина в Ухань, вынуждено было перебраться в Чунцин, провинции Сычуань. На этом первый этап японо-китайской войны был завершен. Японское руководство предложило Чан Кайши подписать мирный договор на кабальных условиях: признание независимости Маньчжоу-го, вовлечение страны в сферу «японской экономической деятельности» и присоединение к антикоминтерновскому пакту. Ван Цзинвэй, к тому времени возвратившийся в Китай и восстановленный в Гоминьдане, занимая пост заместителя председателя ЦИК, предложил согласиться с японскими условиями. Однако Чан Кайши на это не пошел. Тогда Ван Цзинвэй уехал из Чунцина и в марте 1940 года возглавил созданное японцами марионеточное правительство в Нанкине [16].

Для понимания ситуации в Китае важно, что ни Чан Кайши, ни его противники были не в состоянии эффективно контролировать положение даже в пределах собственных зон. Генералиссимус реально мог положиться только на часть верных лично ему войск. Большую часть вооруженных сил на стороне Чан Кайши составляли формирования местных милитаристов, «кормившихся» на территориях своих провинций или уездов. В Китае не было унифицированной организации армии, отсутствовала всеобщая воинская повинность и система пополнения вооруженных сил. Отдельные военачальники могли по своему усмотрению поддержать или не поддержать действия главнокомандующего и самостоятельно определять политику в отношении противостоящих японских вооруженных сил на месте. Сходным образом японские оккупационные власти и режим Ван Цзинвэя не могли контролировать ситуацию на местах полностью. Их власть распространялась на крупные города, транспортные узлы и полосы контроля вдоль главных железных дорог. Сельские районы выходили из-под контроля, как только их покидали японские войска, которых просто не хватало для сплошной оккупации Китая.

Но соперничество коммунистов с Гоминьданом не было единственной причиной малой эффективности попыток Китая противостоять военному давлению Японии. Сам Чан Кайши следовал стратегии пассивного сопротивления захватчикам. Он не предпринимал против японских войск наступательных операций. Пользуясь своим численным превосходством, китайские войска концентрировались на основных путях продвижения японских сил, создавая своего рода «пробки» из живой силы. Японский натиск наталкивался на сопротивление огромной человеческой массы. Поскольку военно-техническое превосходство было на стороне Японии, китайские войска, в конце концов, отступали. Однако за это время они успевали создать новую «пробку» на соседнем участке японского продвижения. Силы противника изматывались, а темпы наступления замедлялись. Огромные пространства Китая позволяли Чан Кайши отступать в глубь труднодоступных районов страны неограниченно долго. Стратегия Чан Кайши состояла в изматывании экономических и людских ресурсов Японии, с тем, чтобы затем нанести ей решающее поражение при помощи Запада, а при возможности, и Советского Союза. Подход Японии к войне на материке. Хотя боевые действия между Японией и войсками Чан Кайши развивались неудачно для Китая, в японских правительственных кругах довольно скоро возникла тревога по поводу возможности быстро выиграть войну. Важно было принудить Чан Кайши к миру. Однако, отступая под напором японских сил, генералиссимус не соглашался заключить мир на японских условиях. Япония требовала, во-первых, признания независимости Маньчжоу-го, во-вторых, согласия на размещение в Китае японских гарнизонов как гарантии против экспансии коммунистов. Генералиссимус не был против координации усилий по борьбе с коммунистами. В принципе он не исключал и признания фактического отторжения Маньчжурии [17].

Гражданская часть японского руководства – высшее чиновничество и аристократия – имела более трезвое понимание невозможности сплошной оккупации Китая. Она выступала за заключение мира с Китаем на условиях ограничения зоны оккупации главным образом территорией Маньчжоу-го. Эта группировка считала главным геополитическим противником Японии Советский Союз. Задача неизбежной борьбы с ним определяла, по мысли этих политиков, необходимость концентрации усилий на укреплении японских позиций в Маньчжоу-го и требовала ограничения масштабов экспансии на материке. Эта группировка не отказывалась от доминирования Японии в Восточной Азии, в том числе и через создание некого широкого регионального объединения под японским лидерством. Но эта сфера мыслилась с непременным вхождением в нее мирного и лояльного по отношению к Японии Китая. Это предполагало необходимость урегулирования японо-китайских отношений. Представителем «ограничительной» линии в 40-х годах стал принц Фумимаро Коноэ. За подобными шагами стояло не только личное соперничество двух лидеров, но и определенные интересы различных слоев китайского общества. Чаи Кайiпи являлся выразителем настроений крупного национального китайского капитала и помещиков, заинтересованных в большем расширении самостоятельности за счет устранения конкурентов в лице иностранного капитала. Вторая тенденция определялась интересами той части национальной буржуазии, которая видела свое благополучие в сотрудничестве с японцами и терпела убытки от военных действий с этим государством. Второй этап японо-китайской войны, начавшийся в 1939 году, характеризовался неспособностью обоих сторон к организации сколько-нибудь значительных военных операций и определенным равновесием сил. Используя наступившую передышку на фронте, лидеры КПК и Гоминьдана в очередной раз предприняли попытки изложить свое видение будущего Китая. К тому времени КПК сумела довести свою численность до 800 тысяч человек, в основном за счет крестьянства, составлявшего порядка 9/10 вновь принимаемых. Мао Цзэдун попытался теоретически обосновать новую роль крестьянства в партии, в программных документах определявшей себя пролетарской. Так, в 1940 году Мао Цзэдун обнародовал программную работу «О новой демократии», в которой сформулировал свое видение переустройства страны. Оп

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Причины и последствия участия Японии во Второй мировой войне". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 638

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>