Дипломная работа на тему "Погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области"

ГлавнаяИстория → Погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области":


Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО "Тверской государственный университет"

Исторический факультет

Кафедра отечественной истории

Направление 030400 "История"

ВЫПУСКНАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА

Погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области

Автор

Артамкин Александр Николаевич

IV курс, 42 группа

Научный руководитель

к. и.н., доц.

Степанова Юлия Владимировна

Тверь 2010

ВВЕДЕНИЕ

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Грамотное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Новокузнецке и в других городах России.

Территория Зубцовского района находится на юге Тверской области и относится к бассейну реки Волги, в районе впадения в неё реки Вазузы, и в бассейне реки Шоши. В период средневековья эта местность являлась пограничной для Ростово-Суздальского и Смоленского, а позже для Тверского и Смоленского княжеств. Кроме того, менее чем в 100 км находился форпост Новгородских земель – город Новый Торг. Кроме того, территория Зубцовского района расположена на южном пути славянского заселения территории Верхневолжья.

Все эти обстоятельства говорят о важности и интересности археологического исследования средневековых древностей Зубцовского района. Тем не менее, исследования эти практически не проводились. Поэтому на данном этапе целесообразно заниматься систематизацией имеющихся данных и их датирование. Поскольку из всех средневековых памятников археологии на данной территории изучены раскопками только погребальные комплексы, то исследования могут быть направлены только на изучение погребального обряда.

Таким образом, целью данной работы будет являться определение хронологических рамок существования курганного погребального обряда и изучение его особенностей на исследуемой территории. Для этого необходимо решить следующие задачи:

- дать характеристику каждому исследуемому памятнику;

- датировать каждое инвентарное погребение в исследуемых группах;

- выявить хронологические рамки создания курганных групп;

- выявить наиболее активный период бытования погребального обряда для каждой группы;

- выявить и изучить особенности погребального обряда.

Для выявления хронологических рамок создания курганных групп и периода наиболее активного бытования курганного обряда на данной территории было решено воспользоваться методикой датирования погребальных комплексов, разработанной Ю. М. Лесманом в 1980-х гг. Датировка насыпей проводилась на основе датирующих вещей, найденных в погребениях. Преимущественно, это ювелирные изделия: височные кольца, перстни, браслеты, привески и бусы различных типов. Хронология этих категорий вещей изучена благодаря раскопкам древнерусских городов, прежде всего, Древнего Новгорода, и представлена в трудах М. В. Седовой, Ю. М. Лесмана, Б. А. Колчина, Ю. Л. Щаповой.

Основными источниками в работе стали материалы неопубликованных и опубликованных источников. Это отчеты об археологических исследованиях, хранящиеся в архивах Института археологии РАН, Института истории материальной культуры РАН. В работе была использована неопубликованная работа А. А. Спицына "Археологический очерк Тверской губернии", рукопись которой хранится в фондах Тверского государственного объединенного музея. Важным источником являются также коллекции находок, хранящиеся в фондах Тверского государственного объединенного музея. Материалы раскопок отдельных памятников были частично опубликованы. Прежде всего, следует упомянуть дореволюционные издания трудов Антропологический выставки, состоявшейся в 1878 г., выпуски журнала "Тверская старина".

Всего на территории Зубцовского района расположено 15 курганных групп. Из них исследовано 8. Пять групп расположено в бассейне реки Волги, остальные три – в бассейне реки Шоши. Большинство памятников было исследовано во второй половине XIX – начале XX в.

В качестве дополнительных источников в работе использованы данные о раскопках курганных групп, расположенных в соседних микрорегионах (на территории Ржевского района Тверской и Лотошинского района Московской области).

В работе использованы данные по следующим группам:

Высокино:

Группа находилась на берегу реки Вазузы, притока Волги. Исследовалась Куницким в 1876, Семёном Александровичем Гатцуком в 1902 году и Алевтиной Александровной Юшко в 1971 году в связи со строительством Вазуского водохранилища. Группа была исследована полностью и в настоящий момент место, где она была расположена, затоплена возами Вазуского водохранилища. В группе было исследовано 28 курганных групп.

Гастовня:

Группа расположена на берегу реки Жабни, левого притока реки Шоши. Группа исследовалась в 1885 и в 1902 году С. А. Гатцуком. Всего исследовано 11 курганов из 17.

Горбуново:

Группа расположена на берегу реки Волги. Разделена на подгруппы (5 и 8 насыпей). Исследовалась в 1902 г. С. А. Гатцуком. Раскопано 5 курганов: 4 из первой подгруппы и 1 из второй.

Кулотино:

Группа расположена на берегу реки Шоши. В 1902 году С. А. Гатцуком исследовано 4 насыпи из 20.

Мозгово:

Существует 3 группы Мозгово, расположенных на берегу реки Волги. Исследовалось 2 из них, но по источникам невозможно установить принадлежность насыпей к конкретным группам. Поэтому в данной работе разделения по отдельным группам не будет. Исследования проводились в 2 этапа: в 1883 году 3 насыпи было исследовано Александром Михайловичем Безобразовым и в 1902 году 19 насыпей – С. А. Гатцуком.

Юркино:

Группа расположена на левом берегу реки Волги. Исследована в 1902 году С. А. Гатцуком. Исследовано 5 погребений.

Ягодино:

Группа расположена на берегу реки Ржати, левого притока реки Шоши. Исследовалась в 1884, 1885 годах и в 1902 году исследовалась С. А. Гатцуком. Всего исследовано 12 насыпей из 22.

В работе использованы архивные данные по раскопкам:

- С. А. Гатцука

- А. А. Юшко

Также использовались другие по раскопкам:

- А. М. Безобразова

- Куницкого

Кроме того использовались сведения о раскопках, опубликованные в литературе. К этим данным относится: свод В. А. Плетнёва, работа А. К. Жизневского

Исследователи, проводившие раскопки, первоначально датировали их все XI-XIII вв. Данное исследование позволит уточнить первоначальную датировку.

Кроме того, в работу были включены несколько памятников из соседних микрорегионов. Это группы: Кривая Улица, Микулино городище и Юрятино. Материалы по раскопкам группы Микулино Городище были опубликованы.

Можно заметить, что основная масса исследований проводилась на рубеже XIX и XX веков. Это вызывает ряд трудностей при дальнейшем изучении проблемы. Они связаны с низким уровнем развития археологии в тот период. Главными методами ведения раскопок в этот период являлись раскопки "траншеями" и "колодцами". При этом могли выпасть из поля зрения исследователей такие важные элементы погребального обряда, как каменная обкладка оснований и ровики вокруг курганов. Кроме того, существуют проблемы с определением ряда сделанных ими находок. Поэтому данные могут оказаться не точными.

С другой стороны, исследования проводились в то время, когда в относительной сохранности оставалось довольно много курганов. Поэтому их данные очень важно. Кроме того, именно данные конца XIX – начала XX вв. даёт сведения о некоторых уникальных для данного микрорегиона явлениях.

Как уже было отмечено, исследования по данному региону не проводились. Тем не менее, курганный погребальный обряд давно является предметом изучения. Для данной работы был привлечён ряд исследований, которые можно разделить на следующие группы.

Первая группа – это работы, посвящённые изучению погребального обряда или его элементов. Это исследования В. В. Седова, А. З. Винникова, А. П. Моци, Т. В. Равдиной, Е. А. Шмидта, Н. А. Макарова, Ю. М. Лесмана, Ю. В. Степановой, Е. В. Лагуткиной, О. М. Олейникова, А. В. Успенской. Благодаря этим работам можно будет проводить сравнения погребального обряда на разных территориях. Кроме того, следует отметить, что работа Ю. В. Степановой является единственным исследованием, затрагивающий погребальный обряд в данном микрорегионе. Помимо перечисленных работ в исследовании будет использована монография В. В. Седова, как обобщающий труд. В ней имеются сведения о разных аспектах жизни восточных славян, в том числе и о курганном погребальном обряде.

Ко второй группе относятся общие работы, касающиеся хронологии и общих проблем бытования русских древностей. Это статьи Ю. М. Лесмана, монография М. В. Седовой, В. А. Мальм, М. В. Фехнер, А. В. Успенской, Н. Г. Недошивиной, В. П. Левашовой.

Изучение погребального обряда на территории Зубцовского района может помочь в исследовании этнокультурных процессов, происходивших на территории Верхневолжья в период первых веков второго тысячелетия.

Глава I. Хронология погребальных памятников X-XIII вв. территории Зубцовского района Тверской области

1.1 Историография проблемы хронологии погребальных памятников

Все известные погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района представлены курганными могильниками. В исследуемый период времени эта территория была заселена тверскими кривичами. Курганный погребальный обряд у тверских кривичей существует продолжительное время. При этом он не оставался неизменным. Первоначально он существовал в форме культуры длинных курганов. В IX в. длинные курганы сменяются полусферическими, по внешнему виду не отличимые от синхронных насыпей других восточнославянских земель.

Со временем от обряда трупосожжения кривичи переходят к трупоположениям. Первые погребения по обряду ингумации на территории тверских кривичей датируются X в. Далее происходит постепенный отказ от различных элементов погребального обряда: ритуальных костров, погребального инвентаря, тризны. С XII в. для трупоположений начинают выкапываться подкурганные ямы. Более подробно обряд будет описан в следующей главе.

Проблема датирования погребальных комплексов является одной из основных в изучении древнерусского погребального обряда Верхневолжья. Пути ее решения намечались исследователями с конца XIX-начала XX в. Авторы раскопок – Ю. Г. Гендуне, А. И. Кельсиев, Н. Е. Макаренко, В. И. Сизов – датировали исследованные курганы, опираясь, прежде всего, на найденные в них монеты. Изучением хронологии древнерусских погребальных памятников Верхневолжья занимался А. А. Спицын, выделивший на территории Тверской губернии курганы XI-XII и XII-XIII вв. В 40-е гг. XX в. Т. Н. Никольской была предложена хронологическая классификация верхневолжских курганов. Исследовательница рассмотрела хронологически значимые типы вещей и особенности погребального обряда, и выделила две стадии курганов с трупоположениями на Верхней Волге: 1) XI – первая половина XII в.; 2) вторая половина XII-XIII в.. Как характерные для первой стадии Т. Н. Никольская называет браслетообразные височные кольца, золото - и серебростеклянные бусы, пластинчатые тупоконечные, завязанные, круглопроволочные разомкнутые браслеты, усатые, пластинчатые с заходящими концами, широкосрединные завязанные перстни. Вторая стадия характеризуется отсутствием браслетообразных височных колец. К ней относятся погребения с бусинными и перстнеобразными височными кольцами, витыми и пластинчатыми загнутоконечными браслетами, стеклянными кольцевыми бусами, разнообразными привесками (круглыми, зооморфными, шумящими).

В настоящее время для определения хронологии древнерусских памятников исследователи опираются на хронологические шкалы и датировки отдельных категорий вещей, разработанные на базе материалов раскопок древнерусских городов. На основе синхронизации материалов строительных горизонтов Новгорода и раскопанных погребений Ю. М. Лесманом были получены даты погребений и определена хронология трех курганных групп Верхневолжья – Заборье, Загорье Глинники. Хронология погребений курганной группы Суходол разработана И. А. Дашковой, А. С. Дворниковым, А. Н. Хохловым; этапы погребений в курганах группы Струйское выделены О. М. Олейниковым.

Для датировки исследуемых погребальных памятников в настоящей работе рассмотрен каждый изученный памятник и погребения, содержащие погребальный инвентарь, в составе которого присутствуют ювелирные украшения. Именно ювелирные изделия являются основными хронологическими индикаторами. В настоящей работе анализ хронологии древнерусских погребальных комплексов Верхневолжья произведен на основании имеющихся разработок по хронологии русских древностей. Это классические работы по хронологии ювелирных изделий Древнего Новгорода М. В. Седовой и Ю. М. Лесмана.

В основе датирования в рамках настоящей работы использован метод, разработанный в 1980-х гг. Ю. М. Лесманом. Исследуется вся совокупность датируемых находок каждого погребения, а далее выявляется период, когда все они могли совместно бытовать. Полученный в результате период времени может считаться датировкой погребального памятника.

Далее в настоящей работе проводится датировка каждой группы курганов, как отдельного погребального памятника. Для этого анализируется вся совокупность датированных погребений. После этого, при наличии по крайней мере трех датированных курганов, определяется две даты для каждой курганной группы: 1) наиболее широкие хронологические рамки – от самой ранней датировки до самой поздней; 2) период наиболее активного использования курганного кладбища – период, в который вписывается большинство датированных погребений.

Следует отметить, что практически все исследуемые памятники были датированы исследователями, которые проводили раскопки. Однако, эта первоначальная датировка довольно широка и определятся X-XIII вв. Изучение с опорой на современные хронологические индикаторы показывает, что все памятники удовлетворяют данной датировке.

1.2 Датировка погребальных памятников кон. X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области

Датировка памятников проводилась отдельно по каждой группе. Наиболее частая находка – браслетообразные височные кольца – маркер тверских (смоленско-полоцких) кривичей. Датируется для всех погребений X-XII вв.

Группа Волосово. Из 4 исследованных курганов датирующий инвентарь содержал только один - № 3. Насыпь была исследована в 1902 г. С. А. Гатцуком. Погребение содержало следующий датируемый материал: 6 браслетообразных височных колец с одним завязанным концом (датировка X-XII вв.), 5 круглых серебряных бус (видимо имеются ввиду металлические серебряные бусы – датировка от XI-XII в., верхняя дата не определима; возможно, что речь идёт о серебростеклянных бусах, в этом случае их датировка – XII в.), ложновитой серебряный перстень (датировка – XI-XIV вв.) (прил. 1). Исходя из данных находок, курган можно датировать примерно XI-XII вв. Возможна и более узкая датировка – XII в. Датировка не противоречит элементам погребального обряда, зафиксированным при исследовании данного памятника. Большое количество погребений без инвентаря говорит об относительно позднем периоде бытования, что подтверждается верхней точкой датирования памятника – XII в.

Группа Высокино. Единственная из всех групп, расположенных на территории Зубцовского района, изученная полностью. Всего 15 курганов содержало датируемый материал. Из этих насыпей 1 была исследована Куницким в 1876 г., три С. А. Гатцуком в 1902 г. (курганы №№ 7-9) и одиннадцать А. А. Юшко в 1971 г. (№№ 1, 8, 9, 11, 13-16, 21, 23, 24). Курган №1, исследованный Куницким содержал 12 монетовидных привесок (датировка широкая – X-XIV вв.) и браслетообразное височное кольцо (датировка X-XII вв.) (прил. 1). Таким образом, данный памятник сложно датировать в связи с нехваткой материала. Общая дата получается весьма широкая – X-XII вв. Опираясь на датировку других погребений можно предположить относительно позднюю датировку данного кургана – ближе к XII в.

Курганы, исследованные С. А. Гатцуком. В состав инвентаря в кургане № 7 входили крупная продолговатая мозаичная бусина (возможная датировка – XI-XIII вв.), круглопроволочная гривна, ожерелье из битрапецоидных бирюзовых бус (XII-XIII вв.), 4 браслетообразных височных кольца (X-XII вв.) (прил. 1). Датировка материала из кургана позволяет датировать его исключительно XII в. Курган № 8: курган был разграблен, но удалось обнаружить бусину янтарного цвета (возможно, датируется XII-XIV вв.) (прил. 1). Курган № 9 содержал 2 погребения. Из них только 1 содержало датирующий инвентарь: ожерелье из целой бусины янтарного цвета (возможная датировка XII-XIV вв.) и фрагментов бус; монетовидная привеска (датировка X-XIV вв.), 2 пластинчатых браслета (различные пластинчатые браслеты датируются XI-XIV вв., точно определить, какой именно датирующий тип браслета имеется ввиду, установить невозможно) и ложновитой перстень (XI-XIV вв.) (прил. 1). Датировка получается весьма широкая – XII-XIV вв. – в связи с тем, что все перечисленные находки имеют продолжительный период бытования. Однако, отсутствие браслетообразных височных колец среди находок в данном кургане может говорить о том, что памятник, вероятно, следует датировать не ранее XIII в. Второе погребение в данном кургане оказалось безинвентарным, что также может свидетельствовать о поздней датировки насыпи.

Курганы, исследованные А. А. Юшко. Курган № 1 содержал богатый инвентарь. Это прорезной пластинчатый перстень с разомкнутыми концами (датировка – XII-XIII вв.), браслетообразные височные кольца (X-XII вв.), литой ложноплетеный (датировка – XII-XIV вв.), витой двойной (датировка XI-XIV вв.) ложновитой, имитирующий двойной из витых жгутов (XI-XIV вв.), пластинчатый, орнаментированный ложной зернью по краям (по работам Ю. М. Лесмана данный тип перстней не является датирующим типом, однако возможная его датировка – XI – кон. XIII, нач. XIV вв.), перстни, пластинчатый загнутоконечный браслет (датировка – XII-XIV вв.), у левого локтя – витой двойной с раскованными концами браслет (датировка – кон. XII-XIV вв.). Найдены также 6 стеклянных бусин: 4 зонных желтого (датировка кон. XI/XII – XIV вв.), белого (датировка – XI-XIV вв.) и синего цвета (датировка кон. XI/XII – XIV вв.), две пастовые неопределенного цвета (прил. 1, 2). Таким образом, погребение в данном кургане можно датировать второй половиной или концом XII – началом XIII в. Курган №8 содержал 10 бронзовых привесок с изображением зверя с повернутой назад головой (датировка – не ранее XII в.) и 1 круглая с изображением процветшего креста (датировка – XII – кон. XIII/ нач. XIV вв.). Состав ожерелья входили 17 стеклянных бус: синие битрапецоидные (датировка XII-XIII вв.), белые розетковидные (датировка XI-XIII вв.), фиолетовая боченковидная (датировка – до сер. XIII в.), шаровидные неопределенного цвета (кон. XI-XIV вв.), ложнозолотостеклянная бусина (XII – первая половина XIII в.). Были также найдены браслетообразные височные кольца (X-XII вв.), 2 бронзовых линейнопрорезных бубенчика (XI-XIII вв.), проволочный разомкнутый (до сер. XIV в.), пластинчатый загнутоконечный (XII-XIV вв.) браслеты и обломок ложновитого браслета (датировка кон. XI-XIV вв.). А также бронзовые решетчатый (датировка XI-XII вв.) и 2 ложновитых перстня (XI-XIV вв.) (прил. 1, 2). Учитывая наличие всех этих предметов, данную насыпь можно уверенно датировать XII в.

Курган № 9 содержал 3 погребения, все 3 были инвентарными и одновременными. В погребении 1 обнаружены следующие датирующие находки: 6 браслетообразных височных колец (датировка X-XII вв.), 2 стеклянные шарообразные бусины (датировка – кон. XI – XIV вв.) и 1 металлическая полая (датировка – от конца XI в.; верхняя дата не определима). Погребение 2 содержало бочонковидную пастовую (датировка – до сер. XIII в.) и металлическую полую бусины (от конца XI в.). Погребение 3 содержало больше всего инвентаря: перстнеобразное колечко (датировка – XI-XIII вв.), 2 браслетообразных височных кольца с завязанными концами (X-XII вв.), золотостеклянные и серебростеклянные (XII – первая половина XIII вв.), 1 зонная синяя (XI/XII – XIV вв.), 1 металлическая полая (от XI в.) бусы, 1 трефовидная привеска, рубчатый (датировка – XI-XIII вв.) и литой гладкий перстни (прил. 1, 2). Таким образом, несмотря на то, что инвентарь каждого отдельного погребения даёт несколько разные датировки, общая совокупность вещей позволяет датировать данный курган XII в.

Курган № 11 содержал парное инвентарное трупоположение. Находки: витой бронзовый перстень (датировка – XI-XIV вв.), пластинчатый браслет (датировка – XII-XIV вв.), пластинчатый широкосрединный перстень (датировка – до XIV в.). Во втором погребении найдено перстнеобразное эсоконечное кольцо (датировка – XI-XIII вв.) (прил. 1, 2). Насыпь можно датировать XII-XIII вв. В пользу более поздней датировки (XIII в.) указывает отсутствие среди находок браслетообразных височных колец.

Курган № 13 содержал 3 трупоположения, 2 из которых содержали датирующий инвентарь. При погребенном № 1 были найдены браслетообразные височные кольца (датировка X-XII вв.), золото - и серебростеклянные (XII – первая половина XIII вв.), подтреугольная, мелкая бесцветная (кон. XI – XIV вв.) бусы, раковина каури, 7 круглых штампованных привесок (не ранее XII в.), привеска-денарий XI в., 1 лунница (X-XIII вв.) Погребение 2 содержало браслетообразные височные кольца с завязанными концами (датировка X-XII вв.), золото- и серебростеклянные бусы (кон. XI – XIV вв.) (прил. 1, 2). Таким образом, насыпь можно датировать XII в. Вполне возможно, что курган следует датировать началом XII или по крайней мере его первой половиной.

Курган № 14 содержал ложновитой бронзовый перстень (XI-XIV вв.), монетовидная привеска (X-XIV вв.), стеклянные синие и белые бусы (кон. XI-XIV вв.) (прил. 1, 2). Таким образом, датировка памятника получается весьма широкой – XI-XIV вв. Видимо, можно говорить о датировке его XIII-XIV вв., в связи с отсутствием браслетообразных височных колец.

Курган № 15 был повреждён грабительской ямой. Обнаружена только одна датирующая находка – бронзовый линейнопрорезной бубенчик (видимо, как и в кургане № 8 датируется XI-XIII вв.). В пользу ранней датировки говорит найденный в погребение сосуд. С другой стороны, в пользу более поздней – наличие подкурганной могильной ямы. Вероятно, погребение в этом кургане следует датировать второй половиной XI – первой половиной XII в. Курган №16 содержал монетовидные и прорезную привески (X-XIV вв.), браслетообразные завязанные височные кольца (датировка X-XII вв.), 5 стеклянных цилиндрических бусин (до сер. XIII в.), пластинчатые загнутоконечные браслеты (датировка – XII-XIV вв.), ложновитые перстни (датировка – XI-XIV вв.) (прил. 1, 2). Таким образом, данный курган можно датировать XII в. – началом XIII в., но не позже, поскольку в кургане обнаружены предметы, вышедшие из общего употребления в XIII в.

Курган № 21. Погребение в данном кургане не обнаружено, однако в насыпи имеется датирующая находка – проволочный разомкнутый браслет. Правда, датирующим его можно назвать с большой условностью, поскольку такие браслеты выходят из употребления только в сер. XIV в (прил. 1). Курган № 23 содержал следующие находки: перстнеобразное височное кольцо (датировка – XI-XIII вв.), линейнопрорезные бубенчики (XI-XIII вв.) (прил. 1, 2). Обе находки предполагают датировку кургана XI-XIII вв. Однако, отсутствие большого количества инвентаря и в том числе браслетообразных височных колец может говорить об относительно поздней хронологии данного погребения, возможно, XIII в. С другой стороны, отсутствие височных колец можно объяснить не поздней датировкой, а тем, что курган содержал погребение девочки, а не взрослой женщины. Курган № 24 был повреждён. Насыпь содержала датирующие находки: биллоновый витой перстень (XI-XIV вв.) и обломок железного пластинчатого браслета (предположительная датировка – до сер. XIII в.). Таким образом, в связи с малым количеством материала данный памятник датировать можно лишь широко – XI – cерединой XIII в..

В процессе работ на курганной группе С. А. Гатцуком была куплена у крестьян коллекция находок из местных курганов: поломанное семилопастное височное кольцо, стеклянный браслет чёрного цвета, медная ажурная подвеска (прил. 2).

Исходя из анализа инвентаря погребений курганной группы Высокино, можно сделать следующие выводы. Во-первых, группа бытует продолжительное время. Даже если учесть, что некоторые курганы имеют широкие даты, и верхние и нижние датировки значительно удалены друг от друга (от XI до XIV в.), всё равно присутствуют курганы, которые можно датировать исключительно XII или исключительно XIII вв. Вероятно, эти два века – время наиболее интенсивного использования данной курганного кладбища и период расцвета погребального курганного обряда в данном микрорегионе. Опираясь на полученные данные по хронологии, можно предположить, что могильник Высокино начал функционировать ещё в XI в. Об этом свидетельствуют и некоторые элементы погребального обряда, которые к этому времени сохраняются, например, наличие целых сосудов в захоронениях, захоронения на уровне горизонта. Возможно, группа функционировала вплоть до начала XIV в. Но в это время курганные могильники становятся уже исключением среди погребальных памятников, хотя грунтовые могильники этого периода на территории Зубцовского района неизвестны.

Также стоит отметить, что памятники, которые датируются стабильно XII в., содержат, в целом, больше инвентаря, чем более поздние памятники. Поэтому наличие памятников без инвентаря свидетельствует в пользу "омоложения" общей датировки группы, чем рассмотрение исключительно памятников с инвентарём.

Курганная группа Горбуново. Из 5 исследованных курганов инвентарь содержал один – насыпь № 3, исследованная С. А. Гатцуком в 1902 г: браслетообразные височные кольца (датировка – X-XII вв.) и круглые прорезные лунницевключенные привески (датировка, возможно, XII-XIII в.) (прил. 1). Таким образом, группа Горбуново в целом датируется как самая древняя из всех групп. Косвенно это может подтвердить наличие трупосожжения в данной группе. Видимо, данный памятник следует датировать XI-XII в.

Курганная группа Гостомля. Из 7 раскопанных курганов, о которых имеются данные, датирующий материал содержат три: курганы №№ 3, 5 и 6. Все исследованы С. А. Гатцуком в 1902 г. Они содержали следующие находки. Насыпь №3: перстнеобразные височные кольца (XI-XIII вв.), ожерелье из бус: голубых и янтарного цвета (возможно, датируется XII-XIV вв.), витой из четырех проволок браслет (от кон. XII в., верхняя дата неопределима) и два рубчатых перстня (кон. XI-XIII вв.). Вероятнее всего, данная насыпь должна датироваться XIII в. Курган № 5: два височных кольца (не указано, каких именно; видимо браслето - или перстнеобразных; соответственно датировка X-XIII вв.), дутые медные бусы (от конца XI в.). На левой руке – медный перстень из толстой проволоки (датировка – XI-XIII вв.). Предположительно, курган следует датировать XI-XII вв.. Однако, в случае, если автор имел ввиду перстнеобразные височные кольца, до скорее всего датировка должна быть отнесена к XIII в. Курган № 6 содержал два погребения, при одном из которых найдены линейнопрорезные бубенчики (возможная датировка – XI-XIII вв.). Из-за отсутствия каких-либо других украшений, в том числе и височных колец, можно предположить, что данный курган датируется XIII в. Таким образом, можно сделать вывод о том, что период наиболее активного бытования группы относится к XIII в. Несмотря на находки вещей, которые могут датироваться в т. ч. XI в., общая датировка группы не может быть столь ранней.

Курганная группа Мозгово. Всего 6 из исследованных курганов содержало датирующий материал. Один из них изучен А. М. Безобразовым (№ 2), остальные – С. А. Гатцуком (№№ 12, 14-16, 20).

Курган, исследованный А. М. Безобразовым, содержал следующие материалы: браслетообразное височное кольцо (X-XII вв.), монетовидная привеска, с орнаментом из дуг и кругов (X-XIV вв.), 2 бронзовых бубенчика с косой насечкой длиной 3,4 см (датировка – XI-XII вв.) (прил. 1). Данный курган можно датировать XI-XII вв. Точнее установить сложно, но поскольку данное погребение имеет меридиональную (северную) ориентировку и, возможно, следы огня, можно предположить относительно раннюю датировку насыпи.

Курганы, исследованные С. А. Гатцуком. Курган № 12 практически не содержал погребального инвентаря. Единственная датирующая находка – поясное кольцо (датируется XI-XIII вв.) (прил. 1). Это не позволяет дать более точную датировку насыпи. Однако, наличие ножа и сосуда в погребение даёт возможность предположить относительно раннюю датировку кургана – XI-XII вв. Курган № 14 содержал одну находку – крестопрорезной бубенчик (датировка – X-XII вв.) (прил. 1). Датировка кургана ранняя – не позже первой трети XII в. Курган № 15 содержал двойное погребение. Погребение 1 содержало следующие находки: сердоликовая бипирамидальная бусина (кон. XI – кон. XIII вв.), ложновитой перстень (XI-XIV вв.). Погребение 2: браслетообразные височные кольца (X-XII вв.) (прил. 1). Фактически, курган можно датировать XII в. Курган № 16: фрагмент витого браслета (датировка – кон. XI – XIV вв.; точнее установить невозможно, поскольку нет уточняющей информации) и поясное кольцо (датируется XI-XIII вв.) (прил. 1). Погребение можно датировать весьма широко – XI-XIII вв. Курган № 20 содержал крестопрорезные бубенчики (датировка – X-XII вв.) (прил. 1).

Таким образом, курганная группа Мозгово является, возможно, самой ранней в данном микрорегионе. Несмотря на малое количество находок, можно утверждать, что группа бытовала уже в XI в. В XII в. наступает расцвет этой группы. Безинвентарные погребения, возможно, являются более поздними. С другой стороны, они могут относиться и к этому же периоду, поскольку для курганов группы Мозгово характерно малое количество находок.

Юркино. Из 5 исследованных насыпей 3 содержали датирующий материал. Все исследованы в 1902 г. С. А. Гатцуком. Курган № 2 содержал следующие материалы: фрагменты височных колец, ложновитой медный перстень (XI-XIV вв.). На тазовых костях – обломок пластинчатого браслета, 2 ажурных перстня во фрагментах (датировка XI-XII вв.) (прил. 1). Курган, таким образом, датируется XI-XII вв. В данном случае определяющей находкой стал решетчатый (ажурный) перстень. В кургане № 3 были найдены фрагменты браслетообразных височных колец средней величины (X-XII вв.), витой браслет (XI-XIV вв.) и ажурный перстень (XI-XII вв.) (прил. 1). Датирующий материал позволяет отнести курган к XI (скорее всего, второй половине) – XII вв. Курган № 4 содержал 1 датирующую находку – ложновитой перстень (XI-XIV вв.) (прил. 1). Таким образом, точно определить датировку данной группы сложно. Скорее всего, самый активный период её бытования приходится на XII в. С другой стороны, возможно, начало бытования группы относится к XI в. Об относительно ранней датировки памятников может говорить и тот факт, что инвентарных погребений больше половины. Хотя при малом количестве исследованных курганов этот показатель спорен.

Ягодино. Из 12 исследованных курганов датирующий материал содержали 10: курганы, исследованные М. М. Пятницким (№№ 1-3; находки не расписаны по отдельным курганам, а приведены в общей характеристике), А. Н. Лукиным (№ 5) и С. А. Гатцуком (№№ 6-10, 12).

Раскопки М. М. Пятницкого не дают возможности датировать каждый из исследованных им курганов. Но датировка найденного им вещевого материала будет проведена, поскольку она необходима для уточнения общей хронологии курганной группы. В трех курганах им было найдено: три ложновитых бронзовых перстня (XI-XIV вв.), два витых бронзовых браслета (XI-XIV вв.) (прил. 1).

Курган, исследованный А. Н. Лукиным (№5), содержал находки: медное височное перстнеобразное кольцо (XI-XIII вв.) и пластинчатый браслет с плетеным орнаментом (датировка – XII-XIV вв.). Таким образом, курган датируется XII-XIII в. Возможно, исключительно XIII, поскольку для курганов XII в. в данном микрорегионе характерны браслетообразные височные кольца. Курганы, исследованные С. А. Гатцуком. Курган № 6 содержал височное кольцо (видимо, браслетообразное, датировка X-XII вв.; если перстнеобразное – XI-XIII вв.), белые бусы, крученый (XII-XIII вв.) и витой (XI-XIV вв.) браслеты, ажурные перстни (XI-XII вв.) (прил. 1). По всей видимости, курган следует датировать исключительно XII в. В кургане № 7 найдены браслет, перстень (не указанно, какие именно) и поясное кольцо (XI-XIII вв.) (прил. 1). Из-за отсутствия уточняющей информации по находкам невозможно точнее датировать курган. Курган №8 содержал синие бусы (возможно кон. XI-XIV вв.), лунницу (X-XIII вв.), полую подвеску-конек (датировка – XII-XIV вв.), два бубенчика, два браслета и перстень. Таким образом, курган датируется XII-XIII вв. Возможно, исключительно XIII вв. Курган № 9 был разграблен. В слое обнаружен только перстень, без уточнений. Поэтому датировать данный курган не представляется возможным. В кургане № 10 была найдена плоская подвеска в виде двухголовой птицы, относящаяся, по Е. А. Рябинину, к группе II, типу IX и датирующаяся также XII-XIII вв., и пряслице в кожаном мешке. На левой руке – перстень. Таким образом, хронологические рамки погребения определяются XII-XIII вв. Курган № 12 содержал сердоликовые (XI-XIII вв.), и золотостеклянные (XII – первая половина XIII в.) бусы, плетёный браслет (после XI в.; верхняя дата неопределима), плетёный же (датировка – XII-XIV вв.) и рубчатые (XI-XIII вв.) перстни. Насыпь уверенно датируется XII – первой половиной XIII вв.

Таким образом, курганная группа в целом датируется XII-XIII вв. Возможно, она существовала именно в эти хронологические рамки. Особенностью данной группы можно назвать малое количество браслетообразных височных колец. Возможно, это указывает на относительно позднюю датировку – XIII в. С другой стороны, это может объясняться какими-то местными этнографическими особенностями, поскольку в других частях Зубцовского района (особенно на западе) браслетообразные височные кольца встречаются с таким же набором находок.

В целом можно сделать следующие выводы по датировке погребальных памятников конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области. В это время на территории Зубцовского района происходит расцвет и угасание курганного погребального обряда. Наиболее активный период его бытования в целом на территории района – XII-XIII вв. Однако, не исключено, что он появляется ещё в конце X в. По крайней мере, в отдельных случаях в XI в. он уже существует. Другие типы погребальных памятников данного периода не известны. По всей видимости, к концу XIII в. население начинает переходить от курганов к грунтовым могильникам. Возможно, в XIV в. курганы еще возводятся, но уже крайне редко.

Курганы на всей территории Зубцовского района возводятся почти синхронно. Несколько раньше датируются могильники, расположенные на востоке районе (бассейн р. Шоши) и у устья Вазузы. Так же отдельно следует заметить, что наличие относительно большого количества памятников, не содержащих инвентаря (всего около 50%) подтверждает позднее бытование курганного погребального обряда на изучаемой территории.

Для сравнения можно рассмотреть несколько курганных групп, расположенных в соседних микрорегионах, на территории Ржевского района Тверской области и Лотошинского района Московской области.

Кривая Улица. 11 курганов содержали ряд датирующих находок, в основном по одной: № 7 – золотостеклянные бусы (XII – первая половина XIII вв.), № 9 – шумящая привеска-конёк (датировка XII-XIV вв.), № 11 – перстнеобразное височное кольцо (датировка – XI-XIII вв.), № 13 – браслетообразное височное кольцо (X-XII вв.).

Юрятино. Из исследованных 11 курганов датирующий материал содержали 3: №№ 1, 5, 11. Курган № 1 содержал медные витые перстни (датировка – XI-XIV вв.), пластинчатый браслет (до XIII/XIV вв.). Датировка насыпи – XI-XIII вв. Курган № 5: серебряные браслетообразные височные кольца (X-XII вв.), "кварцевые" (возможно, имелись ввиду хрустальные, тогда датировка – X-XIII вв.), желтые (возможно, от XI в.), зеленые (возможно, XI-XIII вв.) бусы, проволочные бронзовые (до сер. XIV в.), пластинчатый бронзовый браслет со спиральным узором и четырехгранными концами (до XIV в.) браслеты, медные со спиральными узорами (до XIV в.), и витые бронзовых (XI-XIV вв.) перстни. Насыпь можно датировать XI-XII вв. В кургане № 11 найдены серебряные браслетообразные височные кольца (X-XII вв.), витые бронзовые (XI-XIV вв.) и проволочный бронзовый (XI-XIII вв.) браслеты, медный витой перстень (XI-XIV вв.), 2 сердоликовые бусины (XI-XIII вв.), 3 "кварцевые" бусины (возможно, X-XIII вв.).

Микулино городище. Памятник изучен А. Н. Вершинским. Из изученных насыпей датирующий инвентарь содержали 2: №№ 1 и 14. Курган № 1 – медную круглую серьгу (возможная датировка – XI-XIII вв.) (прил. 3). Курган № 14 – шаровидные бубенчики (от XI в.), щитковый перстень (датировка – от XII в.), витой из трех проволок плетнеконечный браслет (датировка – XI-XIV вв.), перстнеобразные височные кольца (XI-XIII вв. ) (прил. 3). Курган, таким образом, можно датировать XII-XIII вв. Предположительно, именно XIII в., поскольку в кургане присутствуют щитковый перстень и перстнеобразные височные кольца. Группа, в целом, может быть датирована XIII в. На позднее время указывает и то обстоятельство, что среди курганов мало инвентарных, а так же присутствуют погребения в подкурганных ямах.

Таким образом, очевидно, что в соседних микрорегионах в этот период времени погребальный курганный обряд уже начинает уходить в прошлое. Видимо, в XIII в. уже существуют грунтовые погребальные могильники, наличие которых не установлено в связи со сложностью их обнаружения.

В целом хронология большинства курганных погребений на территории Зубцовского района относится к XII-XIII вв. Эти хронологические рамки характеризуют курганный погребальный обряд на территории Зубцовского района как относительно поздний на территории Верхневолжья. Исследования памятников, расположенных в других микрорегионах, на территории Конаковского, Осташковского, Калининского районов Тверской области, показали, что широкое распространение курганного погребального обряда там приходится на XI-XII вв.. Такое "запаздывание" курганного обряда можно объяснить периферийностью рассматриваемого микрорегиона по отношению к крупным городским центрам XI-XII вв., в том числе г. Торжку – ближайшему центру распространения христианства, и крупнейшим сухопутным путям эпохи средневековья. Возможно, это явление объясняется и местными этнографическими особенностями. Долговременное существование курганного обряда характерно для земли вятичей, расположенной к юго-востоку от изучаемого региона.

Глава II. Погребальный обряд конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области

2.1 Общая характеристика погребального обряда территории Тверских кривичей в X-XIII вв

Рассматриваемые памятники относятся исследователями к древнерусским курганам т. н. тверских кривичей. Вообще погребальный обряд кривичей хорошо изучен. Его описание можно найти, например, у В. В. Седова, который относит тверских кривичей к смоленско-полоцким.

В своей монографии он указывает следующие границы кривичского ареала. На юге смоленско-полоцкие вплотную соприкасались с дреговичами и радимичами. Кривичско-дреговичская граница проходила по линии Заславль – Борисов – Шклов – устье Остера. По Днепру кривичская территория языком опускалась до Рогачёва.

Между кривичами и радимичами чёткого рубежа в XI-XIII вв. не существовало. В верховьях Ипути и бассейна Остера кривичи территориально смешивались с радимичами.

В левобережной части Верхнего Поднесья, кривичи перемешались с вятичами. К смешанной полосе относится и значительная часть бассейна Угры (до устья Рессы). От устья Рессы кривичско-вятичская граница уходит в северном направлении до верховья Москва-реки.

К территории смоленских кривичей относится и верховье Волжского бассейна – примерно до современного г. Зубцова. Поволжье ниже этого города было заселено как кривичами, так и словенами новгородскими.

Верховья Западной Двины и самая верхняя часть бассейна Ловати принадлежали смоленско-полоцким кривичам. Лишь изредка здесь встречаются словенские элементы. От Ловати северная граница территории смоленско-полоцких кривичей шла к верховьям Великой.

На западе смоленско-полоцкие кривичи вплотную соприкасались с латгалами и литовцами. От оз. Освейское западная граница расселения опускалась на юг, пересекая Западную Двину близ устья Дриссы. Правобережная часть бассейна Дисны, левого притока Западной Двины, принадлежала кривичам, а западнее начиналась область летописной Литвы. Наиболее западным поселением кривичей, видимо, был город Браслав.

Далее в монографии описывается погребальный обряд.

До конца X – начала XI в. у кривичей господствовал обряд кремации умерших. Все детали погребальной отмеченные в длинных курганах, повторяются в круглых насыпях IX-X вв.

В X веке у кривичей появляются первые трупоположения. По всей территории расселения кривичей исследованы курганы переходного типа. В части из них трупосожжения находятся в основании кургана, а трупоположения – в верхней части. В других – наоборот. К переходному типу относятся также курганы с частичным трупосожжением. Период, когда сосуществовали оба обряда продолжался около 50-80 лет, после чего обряд трупоположения вытеснил трупосожжение.

В наиболее ранних курганах с трупоположениями встречаются элементы огнепоклонства. Под захоронениями найдены остатки ритуальных кострищ. Костры разжигались, как правило, на материке или на специально устроенной подсыпке высотой 0,2-0,5 м и более. Очертания их овальные, круглые и неправильные. Ритуал очищения места огнём бытовал в течении XI в. В XII в. он становится не обязательным.

К XI-XII вв. кроме курганов с захоронениями в основании относятся и трупоположения выше материка. Среди них есть как курганы с подсыпкой, так и с дополнительными захоронениями. Обычно это курганы, где на материке захоронены мужчины, а в готовую насыпь хоронили женщин.

В XII в. для трупоположений начинают выкапываться подкурганные ямы. Сначала их делают неглубокими, однако, к концу XII в. они становятся глубже. В XIII в. погребения в глубоких подкурганных ямах становятся доминирующими.

Курганы с захоронениях в грунтовых ямах распространены по всей территории расселения смоленско-полоцких кривичей. Однако на кривичско-латгальском пограничье имеются районы, где погребения в подкурганных ямах встречаются уже в XI в. Изредка они встречаются и в значительном удалении от этого приграничья.

Абсолютное число трупоположений смоленско-полоцких кривичей имеет общеславянскую западную ориентировку. В небольшом количестве встречаются погребения с восточной ориентировкой. Встречаются, так же, отдельные курганы с меридиональной ориентировкой, возможно оставленные славянизированными финнами.

2.2 Основные принципы характеристики погребального обряда памятников Зубцовского района X-XIII вв

хронологический курганный погребальный раскопка

Для исследования курганного погребального обряда территории Зубцовского района X-XIII вв. был исследован погребальный обряд каждой насыпи в рамках группы. При этом учитывались следующие показатели: тип обряда (трупоположение, трупосожжение), количество погребений в одной насыпи, положение тела относительно уровня дневной поверхности, ориентировка тела, положение рук погребённого, наличие погребального инвентаря. Кроме того, для изучения особенностей погребального обряда особое внимание уделяется следующим деталям: наличие следов огня (как следы кострища на материке, так и наличие угля в составе насыпи), следы погребальной тризны (к ним отнесены все случаи находок керамики в погребении), наличие следов влияния других этно-племенных групп (каменная обкладка, обмазка погребальных ям известняком и пр.), наличие ровика вокруг насыпи, следы гробовища.

В работе также фиксируются случаи обнаружения кенотафов.

В каждой группе будут выделены элементы курганного погребального обряда характерные для этой группы, и уникальные для этой группы (встречаются только 1 раз в данной группе). Данные указываются по следующей схеме: сперва указываются наиболее характерные элементы (чаще всего встречаются), далее – по убывающей – менее характерные. После указания всех характерных черт обряда, отдельным пунктом указываются данные о положение рук в погребениях данного памятника.

Далее указываются уникальные черты данного обряда.

При этом черты, оказавшиеся уникальными для одной группы, могут оказаться характерными для другой. После этого данные по погребальному курганному обряду будут обобщены, для изучения погребального обряда в целом на территории Зубцовского района. При этом будут выделены наиболее характерные элементы погребального обряда, которые будут являться характерными для всех, или для большинства групп. Далее будут выявлены элементы погребального обряда, которые встречаются редко, но более чем в одной группе. В конце концов будут выявлены уникальные элементы – элементы, которые встречаются только в одной из групп. После этого будут определены возможные пути влияния на формирование курганного погребального обряда на территории Зубцовского района. Кроме того, для сравнения будет рассмотрено несколько групп из соседних районов.

2.3 Характеристика погребального обряда конца X-XIII вв. территории Зубцовского района по материалам исследованных погребальных памятников

Для более детального изучения погребального обряда следует рассмотреть все изученные памятники по отдельности.

Волосово. В общей сложности изучено 5 насыпей. Первая была исследована К. А. Нарышкиным (курган № 1). Остальные – С. А. Гатцуком в 1902 г. (№№ 2-5). Датировано 1 погребение - № 3 – XII в. По данным памятникам можно выделить следующие элементы погребального обряда. Раскопки К. А. Нарышкина. Курган №1: погребение не зафиксировано (возможно, имелся ввиду кенотаф). Раскопки С. А. Гатцука. Курган № 2: преобладающий состав насыпи – песок. На кургане зафиксированы проводившиеся ранее раскопки, погребение не найдено. Курган № 3: насыпь конусообразной формы, преобладающий состав насыпи – песок; погребение – трупоположение в подкурганной яме со следами дерева по сторонам, на глубине 0,6 м. Ориентировка западная. Положение рук: левая рука – на костях таза. Поскольку данное погребение датируется довольно узко – исключительно XII в. – то стоит особо обратить внимание на все выделенные элементы погребального обряда. Особенно на те, что редко фиксируются в данном микрорегионе: погребение в подкурганной яме, следы дерева (гробовища, либо сооружения). Положение рук свидетельствует о переходности обряда от языческого к христианскому. Курган № 4: преобладающий состав насыпи – песок с кусками угля. На кургане зафиксированы проводившиеся ранее раскопки. Погребение не найдено. Курган № 5: состав насыпи: "слой чернозема или дерна" - 0,16 м, глина - 0,2 м, глина с белым песком - 0,13 м, красноватая глина - 0,3 м, слой золы с углем - 0,03 м, "ноздреватая глина, рыхлая, сероватая земля" - 0,7 м, материк. Погребение – трупоположение на материке, с западной ориентировкой, с отклонением к югу, лицом вверх. Длина скелета 1,85 м. Левая рука – на поясе, правая – вытянута вдоль туловища. В насыпи найден фрагмент сосуда. К особенностям данного кургана можно отнести следы огня и (слой золи с углём) и, возможно, остатки погребальной тризны (осколок сосуда) (прил. 1).

Таким образом, в 5 исследованных погребениях было найдено 2 погребения. В обоих случаях можно выявить элементы погребального обряда. Также в 2 случаях зафиксированы проводившиеся ранее раскопки. Во всех 3 насыпях, когда не обнаружены погребения, речь может идти о кенотафах. Можно выделить следующие черты: оба погребения – трупоположения (одно на материке, другое в подкурганной яме), оба с западной ориентировкой (одно строго, другое – с отклонением к югу) и оба содержат инвентарь (учитывая остатки сосуда). К уникальным чертам можно отнести следы гробовища (или погребального сооружения), следы ритуального огня и следы проведения погребальной тризны.

Положения рук: одна на тазовых костях, другая – не указано (1 случай), одна на поясе, другая – вытянута вдоль тела (1 случай).

Высокино. Группа исследована полностью (28 насыпей) в 3 этапа: Куницким (1876 г., курган № 1), С. А. Гатцуком (1902 г., курганы №№ 2-9) и А. А. Юшко (1971 г., курганы №№ 1-4, 6, 8-11, 13-16, 18, 20-24). Группа содержала ряд инвентарных погребений и была датирована XII-XIII вв. Большое количество исследованных памятников позволяет изучить обряд лучше, чем во всех других случаях. Данные о насыпи, изученной Куницким, практически отсутствуют. Единственное, что можно утверждать наверняка – это трупоположение, содержавшее инвентарь. Насыпи, исследованные С. А. Гатцуком. Курган №2: погребение не зафиксировано (видимо, кенотаф). Курган №3: преобладающий состав насыпи – супесь. Погребение – трупоположение на материке с западной ориентировкой, лицом на Ю. Руки вытянуты вдоль туловища. Вещей нет. Курган № 4: преобладающий состав насыпи – супесь. Курган содержал трупоположение на материке западной ориентировкой, с отклонением к северу, лицом вверх. Руки сложены на тазовых костях. Погребение не содержало инвентаря. Эти два погребения похожи между собой: в обоих случаях обряд очень простой – трупоположение на материке с западной ориентировкой. Дополнительные элементы (следа огня, погребальной тризны, гробовищ и др.) отсутствуют. Кроме того, оба погребения не содержат инвентаря, поэтому сложно установить, является ли такая простота обряда следствием позднего времени создания насыпей. Курган № 5: преобладающий состав насыпи – супесь, погребение – трупоположение на материке с западной ориентировкой, лицом вверх. Длина скелета 1,78 м. В ногах – гончарный сосуд. Данный памятник похож на два предыдущих, однако при нём был найден сосуд, что можно трактовать как следы погребальной тризны, что является редким элементом для данного микрорегиона. Курган № 6: преобладающий состав насыпи – супесь, курган перекопан. Курган № 7: преобладающий состав насыпи – супесь с вкраплениями угля, погребение – трупоположение на материке с западной ориентировкой. Правая рука расположена на тазовых костях. Также курган содержал датирующий материал, и был датирован XII в. Возможно, с ранней датировкой связано наличие следов огня в насыпи. Курган № 8: преобладающий состав насыпи – супесь с вкраплениями угля, курган был перекопан. Курган № 9: преобладающий состав насыпи – супесь. Курган содержал парное трупоположение женщины и ребенка на материке с западной ориентировкой. Руки женщины вытянуты вдоль тела. Памятник был датирован XII-XIV вв. (но скорее всего следует датировать не ранее XIII в.) (прил. 1).

Насыпи, исследованные А. А. Юшко. Курган № 1: состав насыпи – серая супесь с включением гальки и известняковой крошки, погребение – трупоположение в могильной яме размерами 2,4х0,88 м, глубиной до 0, 3 м. Ориентировка западная, с небольшим отклонение к югу. Дно ямы и стенки частично покрыты известняком. Руки согнуты в локтях, кисти - в области таза. Данная насыпь датирована второй половиной XII – началом XIII вв. Следует отметить, как особенность для данного микрорегиона – погребение в подкурганной яме, которые встречаются крайне редко. Кроме того, дно и стены ямы частично покрыты известняком, что представляет собой ещё более редкое явление для погребальных памятников исследуемого периода на территории Зубцовского района и может быть объяснено юго-западным влиянием. Остальные элементы обряда не являются чем-то необычным. Курган № 2: насыпь повреждена; состояла из серой супеси с включением гальки. На глубине 0,78 м в насыпи обнаружено кострище размером 0,6х0,4 м, мощностью до 0,07 м. В могильной яме размерами 2,16х1,6 м, с северо-западной ориентировкой, обнаружены кости в неанатомическом порядке. На дне ямы - известняковая подсыпка мощностью до 0,1 м. В насыпи - 5 фрагментов венчиков, 5 фрагментов стенок и фрагмент дна круговых сосудов. Другой инвентарь обнаружен не был. Данный памятник является ещё более необычным, чем предыдущий. Помимо погребальной ямы и известнякового покрытия (в данном случае исключительно дна ямы), здесь зафиксированы следы погребальной тризны и ритуального костра. Причём костёр был разведён не на горизонте, а выше – кострище зафиксировано в слое насыпи. Курган № 3: насыпь состояла из песка с включением гальки, на глубине 0,5 м в насыпи выявлены валуны, составляющие кольцевую обкладку вокруг погребения (d=2,2 м). Погребение – трупоположение в могильной яме размерами 1,9х0,6 м, глубиной 0,2 м, с западной ориентировкой. Правая рука согнута в локте, левая - вытянута вдоль туловища. Вещей нет. Особенностью данного памятника является наличие каменной кольцевой обкладки, что является северным (словенским) влиянием на погребальный обряд в данном микрорегионе. Курган № 4: сильно поврежден; от погребения сохранились частично берцовые кости и кости стопы. Вероятно, погребение имело западную ориентировку. Курган № 6: поврежден; в составе насыпи - угли и кремневые отщепы. В восточной половине, на глубине 0,05 м - угольное пятно d=0,14 м. В насыпи на разной глубине встречены валуны. Погребение не обнаружено. В насыпи - 3 фрагмента венчиков и 6 фрагментов стенок круговых сосудов. Данное погребение, возможно, являлось кенотафом. Особого внимания заслуживают следующие элементы: следы ритуального огня, следы погребальной тризны и валуны, которые возможно составляли кольцевую обкладку, либо имитировали сооружение. Курган № 8: насыпь состояла из суглинка с включением известняковой крошки; по краям - обкладка из валунов (d=3,5 м). Погребение – женское трупоположение в могильной яме размерами 3,1х1,2 м, глубиной до 0,6 м, западной ориентировкой. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая согнута в локте. Длина скелета - 1,64 м. Данное погребение также содержит кольцевую обкладку из валунов. При нём найден богатый погребальный инвентарь, позволивший датировать насыпь XII в. Курган № 9: поврежден ямой; в яме найдены кости детского погребения. Насыпь состояла из серой супеси. На глубине 0,88 м - 3 могильных ямы с трупоположениями: погребение 1: правая рука вытянута вдоль туловища, левая согнута в локте; погребение 2: скелет плохой сохранности; погребение 3: руки вытянуты вдоль туловища. Данное погребение является редким для исследуемых памятников тройным трупоположением. Причём для каждого погребения была сделана отдельная яма. Вещевой материал позволяет датировать данную насыпь XII в. Курган № 10: насыпь состояла из серой супеси; на глубине 0,2 м обнаружены 3 валуна; погребение – трупоположение в могильной яме размерами 2,6х1 м, глубиной 0,4 м. В западной части ямы, на гл.0,85 м - валун. После его удаления обнаружено погребение, ориентированное с западной ориентировкой. Длина скелета 1,65 м. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая согнута в локте. Вещей нет. Для данного погребения зафиксирован уникальный, для изучаемых памятников, элемент обряда – над головой погребения был обнаружен валун. По всей видимости, это связано исключительно с личностью погребённого. Курган № 11: насыпь состояла из серой супеси с включением гальки; погребение – парное трупоположение на материке, с северо-западной ориентировкой: скелет 1 потревожен, содержал погребальный инвентарь; скелет 2: девочка-подросток; также содержал погребальный инвентарь. Возможно, данное парное погребение можно отнести к т. н. "семейным" погребениям. Вещевой материал позволяет датировать насыпь XII-XIII вв.; возможно исключительно XIII в.

Курган № 13: насыпь состояла из серой супеси; в составе насыпи найдено несколько валунов; погребение – тройное трупоположение на материке, на небольшой подсыпке из серого суглинка, с северо-западной ориентировкой: скелет 1: длина скелета 1,5 м, руки вытянуты; скелет 2: расположен в 0,3 м к западу от скелета 1; длина костяка 1,52 м; правая рука вытянута вдоль туловища, левая не сохранилась; скелет 3: расположен в 0,2 м к западу от скелета № 2; порядок костей нарушен, в области грудной клетки - валун. Насыпь содержала инвентарь, по которому датируется XII в. Курган № 14: насыпь состояла из серой супеси, в ней встречены валуны; погребение – трупоположение в могильной яме размерами 2,3х0,6 м, глубиной 0,2 м, с западной ориентировкой. Длина скелета - 1,6 м. руки слегка согнуты, кисти в области таза. В ногах - раздавленный круговой сосуд.. Курган № 15: сильно поврежден грабительскими раскопками. Была произведена зачистка стенок и дна грабительской ямы. Обнаружены отдельные кости. Курган № 16: насыпь состояла из серой супеси с прослойками известняковой крошки и угля; на гл. 1,1 м - кольцевая канавка вокруг подкурганной могильной ямы, со следами частокола, имевшая вид темной полосы на желтом суглинке. D канавки - 3 м, ширина - 0,28-0,3 м, глубина - 0,1 м. Погребение – женское трупоположение в могильной яме размерами 2,6х0,75 м, глубиной 0,54 м, с западной ориентировкой. Дно и стенки ямы покрыты слоем известняковой крошки. Левая рука согнута в локте, кисть в области таза, правая рука не сохранилась. При исследовании данной насыпи были обнаружены следы ровика вокруг погребальной ямы. Данная традиция более характерна для земель вятичей, которые находятся юго-восточнее, но встречаются на всей территории расселения восточных славян. Курган № 18: насыпь состояла из серой супеси с включением углистых прослоек; погребение – трупоположение в могильной яме размерами 1х2,2 м, глубиной 0,56 м, с западной ориентировкой. Длина скелета - 1,72 м. Руки слегка согнуты, кисти в области таза. Вещей нет. Курган № 20: насыпь состояла из рыхлой серой супеси; в южной части насыпи, на гл. 0,5 м - остатки погребения ребенка около 3 лет; погребение – трупоположение в могильной яме размерами 2,5х0,95 м, глубиной 0,15 м, с западной ориентировкой с небольшим отклонением к югу. Руки вытянуты вдоль туловища. Длина скелета - 1,45 м. Вещей нет. Особенностью данного памятника является впускное погребение. Курган № 21: насыпь сильно повреждена грабительской ямой; состояла из рыхлой серой супеси. Погребение не обнаружено. Курган № 22: насыпь состояла из серой супеси; погребение – мужское трупоположение в могильной яме размерами 2,58х1,08 м, глубиной 0,25 м, с западной ориентировкой. Руки согнуты, кисти в области таза. Длина скелета - 1,8 м. Вещей нет. Курган № 23: насыпь состояла из суглинка и серой супеси; погребение – трупоположение девочки в могильной яме размерами 1,9х0,6 м, глубиной 0,35 м, с западной ориентировкой. Руки согнуты в локтях так, что кисти располагались у плеч. Длина скелета - 1,2 м. Насыпь датируется очень широко – XI-XIII вв. Курган № 24: насыпь повреждена; состояла из серой супеси; на гл. 0,6 м найден скелет собаки. Погребение – трупоположение в могильной яме размерами 0,6х1,68 м, глубиной 0,26 м, с северо-западной ориентировкой. Порядок костей нарушен.

Таким образом, в группе Высокино было исследовано 28 курганов. Из них 7 было ранее повреждено ямами. Всего обнаружено 29 погребений, по которым можно восстановить элементы погребального обряда, а так же 1 кенотаф (возможно больше, т. к. в некоторых повреждённых курганах не обнаружены погребения). Для данной группы можно выделить следующие общие черты погребального обряда: все погребения – трупоположения (в 3 случаях погребения не обнаружены); большинство курганов содержит одиночные погребения; преобладает западная ориентировка (в 14 курганах), меньше – северо-западная (5 курганов) и западная с отклонением к югу (2 кургана); погребения совершаются как на материке (в 7 курганах), так и в могильных ямах (в 13 курганах); положения рук: обе вдоль тела (5 случаев), обе на тазовых костях (5), одна рука на тазовых костях, другая – вдоль тела (3), одна рука на тазовых костях, другая – не сохранилась/не указано в отчёте (2), одна рука вытянута вдоль тела, другая не сохранилась (1), кисти на плечах (1); в 3 курганах в могильных ямах обнаружена подсыпка или обмазка дна и стен известняком, кроме того, ещё в нескольких курганах обнаружены прослойки из известняка; большинство погребений содержит инвентарь (в 17 курганах было 21 инвентарное погребение); в ряде погребений обнаружены следы погребальной трапезы (6 случаев); присутствует каменная обкладка (в 2 случаях она чётко фиксируется; возможно, присутствовала и в других погребениях, где часто встречаются камни); присутствуют следы костра (5 случаев: 4 прослойки угля и 1 кострище). Уникальные элементы (зафиксированы по 1 разу); частокол вокруг погребальной ямы; валуны на голове погребённого.

Поскольку данная группа изучена лучше всего, то на её данные необходимо обратить особое внимание. Полное исследование позволяет не только отметить наличие большинства характерных для тверских кривичей элементов, но и выявить следы влияния других культур. Это северное (словенское) влияние, проявляющееся в кольцевой обкладке валунами, юго-восточное (вятичское) влияние, проявляющееся в некоторых находках (семилопастное височное кольцо, решетчатые перстни) и в таком элементе обряда, как частокол вокруг погребения. Также возможно присутствует юго-западное влияние, проявляющееся в обмазке стен погребальных ям известняком и в известняковой подсыпке.

Кроме того, стоит отметить, что данные по датировке каждого конкретного памятника по погребальному инвентарю показывают, что в XII и XIII вв. обряд не сильно различается. Погребения в подкурганных ямах относятся как более ранним, так и к более поздним памятникам. Также и дополнительные элементы обряда: следы костра, наличие погребального инвентаря, следы погребальной тризны – встречаются как в XII, так и в XIII вв.

В группе Горбуново было исследовано 5 курганов С. А. Гатцуком в 1902 г. Единственное погребение, содержащее датирующий материал, относится к XII в. Курган № 1 насыпан из песка. Вокруг кургана прослеживался кольцевой ровик. В насыпи обнаружено трупоположение на материке с западной ориентировкой. Общая длина скелета 1,87 м. Руки сложены на тазовых костях. Особенностью кургана является наличие кольцевого ровика. Курган № 2 насыпан из песка. При раскопках обнаружено погребение – трупоположение на материке, с северной ориентировкой. Сохранность скелета очень плохая. Особенностью данного погребения является северная ориентировка, что может объясняться сохранением дославянских черт погребального обряда. Курган № 3 состоял из песка, в его составе встречена зола. При раскопках зафиксировано трупоположение на материке, с западной ориентировкой, лицом вверх. Общая длина скелета 1,87 м. Правая рука – на тазовых костях, левая – вытянута вдоль туловища. Насыпь содержала датирующий материал, позволяющий отнести памятник к XII в. Курган № 4 состоял из песка. В насыпи зафиксировано трупоположение на материке с западной ориентировкой. Общая длина скелета 1,71 м. Курган № 5. Насыпь – расплывчатой формы, состояла из культурного слоя и торфа. При раскопках было обнаружено погребение по обряду трупосожжения на материке: обнаружены кусочки угля, несколько фрагментов керамики и черепа. Всё это было расположено на небольшой присыпки из речного песка. Ещё ниже - близ центра кургана – большая плита известняка весом 13-20 пудов (208 – 320 кг). В составе насыпи обнаружено значительное количество камней разной величины и породы. В материке выявлено углубление, в котором ничего не найдено (прил. 1). Данный памятник является уникальным для всего микрорегиона, поскольку это единственный случай, когда зафиксировано трупосожжение. Оно может свидетельствовать о ранней датировке памятника, а так же отражать результат какого-либо особенности погребенного. Также уникальным является наличие известняковой плиты. Возможно, это является отображением того же обряда, что и присутствует в курганной группе Высокино, где часть погребальных ям имели обмазку известняком.

Всего было исследовано 5 курганов. Во всех имеются погребения, позволяющие выявить элементы погребального обряда. Можно выделить следующие общие черты: большинство погребений – трупоположения на материке; все трупоположения одиночные; в 3 случаях погребения имеют западную ориентировку; большинство погребений не содержат инвентаря (4 случая); положение рук: обе на тазовых костях (1 случай), одна на тазовых костях, другая вытянута вдоль тела (1 случай); в остальных случаях – не указано. Также выделены следующие уникальные элементы: прослеживается кольцевой ровик; северная ориентировка; трупосожжение на материке; в этой же насыпи – большая известняковая плита.

Данная группа, возможно, является самой старой из всех в данном микрорегионе. Дальнейшие исследования могли бы внести ясность в этот вопрос.

Группа Гостовня изучена также частично – в 1902 г. С. А. Гатцуком было исследовано 6 насыпей и ещё одна насыпь была исследована ранее крестьянами (курган № 10), данные по которой были записаны С. А. Гатцуком. По вещевому материалу группа датируется, предположительно, XIII в. Возможно начала действовать к концу XII в. Насыпь

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Погребальные памятники конца X-XIII вв. на территории Зубцовского района Тверской области". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 406

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>