Дипломная работа на тему "Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства"

ГлавнаяИстория → Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства":


Часть I. Правители Норманнской династии.

Меня уже несколько раз просили написать о событиях в Неаполитанском (в некоторых источниках его называют Сицилийским) королевстве, но тут возникала проблема с источниками. Подробного и цельного изложения истории этого королевства на русском языке пока что нет. Я же еще в первом выпуске Ворчалок объявил, что при написании очерков буду пользоваться только книгами из моего книжного шкафа (лень ходить в библиотеку), и пока что от этого принц ипа не отступал. Не хотелось мне делать этого и при написании истории Неаполитанского (Сицилийского) королевства. Естественно, что история при этом будет изложена оч-ч-чень кратко. Я постарался ограничиться перечнем основынх, наиболее известных, правителей и немногочисленных дат, а что из этого получилось - не мне судить.

Под Неаполитанским королевством обычно понимают территорию, которая, в основном, охватывала территорию Южной Италии и остров Сицилию. До открытия Нового Света эти территории располагались на пути основных потоков людей и товаров Запад - Восток и Север - Юг, а потому и представляли собой довольно лакомый кусочек. Но с XVI века направление основных потоков товаров и людей покинуло Средиземноморье, и королевство начало быстро хиреть.

Речь о собственно Неаполитанском (Сицилийском) королевстве следует вести с начала XI века, когда в Южной Италии стали обосновываться викинги или норманны. До этого островом Сицилия и Южной Италией владели византийцы, а в 827 году здесь высадились сарацины (какое словечко, а оно уже стало выходить из употребления), которые стали быстро вытеснять христиан и в 878 году, взятием Сиракуз, завершили завоевание острова Сицилия. Все-таки повозиться им пришлось здесь пятьдесят лет! А многие королевства попадали под власть сарацинов значительно быстрее. Сарацины регулярно грабили побережье Италии и делали попытки высадиться и закрепиться там, но неудачно. А вскоре у них появились очень грозные конкуренты.

В начале XI века в Южной Италии появились неугомонные норманнские рыцари (уже христиане), которые стали потихоньку (копьем и мечом) расселяться по стране. В 1130 году они основали город Алверсу. Эту дату и можно, хотя бы и условно, считать началом истории Неаполитанского (Сицилийского) королевства. В дальнейшем я буду употреблять только термин Неаполитанское, но все должны понимать, о чем идет речь. Пока же вернемся немного назад.

Первые страницы истории Неаполитанского королевства связаны с десятью сыновьями графа Танкреда де Готвиля, каждый из которых оставил заметный след в интересующей нас истории, но наиболее заметный след оставили трое из них. Старший сын Такреда, Вильгельм, завоевал для себя графство в Апулии. Четвертый сын Танкреда, Жискар (или Гюискар), отправился в поход на Южную Италию и к 1071 году захватил все, так называемые, греческие города, т. е. те города, которые были в свое время основаны выходцами из Греции, а к моменту захвата юридически принадлежали Византийской империи. А младший сын Танкреда, Роджер, переправился в Сицилию и к 1091 году сумел покорить весь остров, изгнав с него сарацинов. Он был провозглашен королем Сицилии Роджером I.

Однако только его сыну, тоже Роджеру, удалось объединить под своей властью Сицилию и Южную Италию и стать в 1130 году первым (так считают официальные историки) Неаполитанским королем Роджером II. Он успешно правил до 1154 года, а королевство при нем просто расцвело. Палермо, Неаполь и Амальфи в торговле соперничали с Венецией и Пизой. В Неаполе и Амальфи появились знаменитые юридические школы, а в Салерно - прославленная медицинская академия. Вспомните знаменитый "Салернский кодекс"! Многие историки считают эти годы (1130-1154) высшими точками в истории Неаполитанского королевства, и их можно понять.

Роджеру II наследовал его сын Вильгельм (род. 1120), который вошел в историю как Вильгельм I Злой. Он правил до 1164 года, а затем корона перешла к его сыну Вильгельму II Доброму (род. 1152), который правил до 1189 года. Наверно очень уж скверный характер был у его папаши, если сына позвали Добрым! Вильгельм II не мог оставаться в стороне от большой политики, и он то ввязался в борьбу Фридриха I Барбароссы с папой Александром III на стороне папы, то участвовал в распрях между византийским императором Алексеем Комнином с самозванцем Алексеем. Все бы ничего, но тут в историю Неаполитанского королевства постучалась Германия.

Сначала ничто не предвещало беды, когда дочь Роджера II, Констанция, стала женой старшего сына императора Фридриха I, Генриха VI, который был довольно интересной личностью. Отважный воин с большой силой воли был вместе с тем очень образованным человеком и иногда выступал как миннезингер. Но в 1189 году умер бездетный король Вильгельм II. Вот тут-то и начались интересные для историков события! В 1190 году королем был избран Танкред (Tancrede di Lecce), который был незаконнорожденным сыном то ли Вильгельма II, то ли герцога Роджера Апулийского, что менее вероятно. Но тут возмутился Генрих VI! Его жена Констанция оставалась единственной законной наследницей короны норманнских королей в Неаполе. Как это корона достанется какому-то бастарду!? Генрих решил подсуетиться и прибрать к своим рукам бесхозную, как ему казалось, корону Неаполитанского королевства. Даже не бесхозную, а принадлежащую ему по праву! Он же законный муж Констанции!

Следует заметить, что в том же 1190 году после смерти своего отца Генрих VI получил немецкую корону и отправился в Италию за имперской. В 1191 году папа Целестин III короновал его имперской короной, после чего Генрих VI начал войну с Танкредом. Развернулась очень жестокая война. Вначале удача была на стороне неаполитанцев: в немецком лагере разразилась чума, которая уничтожила большую часть воска Генриха VI, а во время одной из стычек в плен попала и его жена Констанция. Кроме того, и в Германии начались смуты, и Генрих VI вынужден был вернуться на родину.

Когда же, уладив германские дела, он вернулся в Италию, его главного врага короля Танкреда и его старшего сына Роджера уже не было в живых, а неаполитанская корона перешла к младшему сыну Танкреда, который был коронован в 1191 году как Вильгельм III. Но к концу 1194 года Генриху VI удалось покорить королевство, которое он рассматривал как восставшее против законного государя, то есть себя. В начале 1195 года Вильгельм III был вынужден отречься от престола в пользу Гогенштауфена, но это его не спасло его от тюремного заключения. Генрих же жестоко покарал сопротивлявшихся ему рыцарей и горожан, а затем вернулся в Германию, где и занялся вопросами большой политики. Смерть настигла его в 1197 году в разгар подготовки к очередному крестовому походу.

Часть II. Правление Гогенштауфенов.

После смерти Генриха VI Неаполитанская корона досталась его малолетнему сыну Фридриху (род. 1194). В истории он более известен как германский император Фридрих II, так мы и будем называть его в дальнейшем, но в историю Неаполитанского королевства он вошел как Фридрих I. На неаполитанский престол он вступил под опекой своей матери Констанции, одним из первых деяний которой было умерщвление несчастного Вильгельма III в 1198 году. От претендентов всегда старались избавиться в первую очередь! Но, впрочем, Констанция умерла в 1198 году, и многие приписывают смерть Вильгельма III злой воле нового опекуна Фридриха II, папы Иннокентия III.

Жизнь Фридриха II заслуживает отдельного и очень подробного описания. Я же здесь только укажу основные вехи его деяний, относящиеся к Неаполитанскому королевству. Одинокое детство Фридрих II провел в Палермо, где получил приличное образование и закалил свое тело и волю. В 1208 году, когда Фридриху II было только 14 лет, папа объявил его совершеннолетним и женил на Констанце, дочери короля Арагона Педро II и вдове короля Венгрии Эммериха, которая была старше своего мужа на 10 лет. Так в истории нашего королевства появляются арагонский и венгерский следы.

В 1210 году папа давно уже враждовавший с императором Оттоном IV предложил немецким государям избрать другого императора, а именно Фридриха. В 1212 году Фридрих отправился в Германию добывать себе новые короны, а Неаполитанским королем был провозглашен его малолетний сын Генрих. Имперские дела Фридриха нас здесь не очень интересуют из-за недостатка места. Отмечу лишь, что в 1215 году он был коронован в Аахене германской короной, а 1220 году - римской короной, и стал императором Фридрихом II. Да, только сейчас! Он стал готовиться к новому крестовому походу, но в это время в Сицилии произошло восстание мусульманского населения. Фридрих II вынужден был вернуться в свое королевство и два года усмирять Сицилию, после чего все сарацины были с острова изгнаны.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по требуемой вам теме. Высококлассное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах России.

Папа Гонорий торопил Фридриха II в крестовый поход, и в 1227 году император отбыл в Палестину, но вскоре вынужден был вернуться обратно из-за разразившейся там эпидемии. Несмотря на то, что Фридрих II и сам заболел, новый папа Григорий IX отлучил Фридриха II от церкви. В 1228 году император снова отправился в Палестину, но папа уже решил сломить и уничтожить слишком самовольных с его точки зрения Гогенштауфенов. Среди предпринятых им мер было и вторжение армии наемников в Неаполитанское королевство, которое было быстро ими захвачено. Но Фридриху II удалось в Палестине довольно быстро уладить все дела, несмотря на противодействие папы, и заключить с султаном Аль Кемилем довольно выгодный мирный договор сроком на десять лет. После этого император вернулся в Европу, разбил папские войска и вернул все свои владения. С папой в 1230 году в Сан Джермано был заключен мирный договор, который не был прочным. Папа обид не прощал, а судьбу Гогенштауфенов он уже нарисовал!

Тем временем в 1235 году сын Фридриха II Генрих открыто выступил против своего отца, но был побежден и лишен всех своих титулов, в том числе и неаполитанской короны, которую Фридрих II передал своему незаконнорожденному сыну Энцио. Генриха же сослали в Апулию, а затем в Калабрию, где он и умер в 1242 году. Но папа Григорий IX не одобрил такого решения Фридриха II, император упорствовал. Тогда в 1239 году папа вновь отлучил императора от церкви, и война вспыхнула вновь. Папа спровоцировал антиимператорское восстание в Неаполитанском королевстве, которое было быстро подавлено.

Фридриху удалось нанести папским войскам ряд поражений и захватить всю Папскую область, которая тогда называлась Патримониум, а король Энцио в 1241 году разгромил генуэзский флот и захватил богатую добычу, а затем успешно воевал в Ломбардии. В 1243 году Энцио, несмотря на энергичные протесты папы Григория IX, женился на сардинской принцессе Аделазии и стал также и королем Сардинии. Но вскоре Аделазия помирилась с папой и добилась расторжения своего брака с Энцио, который не стал так уж держаться за сардинскую корону.

Новый папа Иннокентий IV продолжил решительную борьбу против Гогенштауфенов, и, наконец, одолел Фридриха II. В 1248 году при Парме император потерпел окончательное поражение, а его любимый сын Энцио был захвачен в плен болонцами. В плену он и умер аж в 1272 году. Фридрих II умер в 1250 году в Апулии и оставил завещание, по которому его наследниками были в порядке очередности его сын Конрад IV, сын от третьей жены Изабеллы Английской Генрих и, наконец, Манфред, его сын от Бланки Ланчии, с которой он обвенчался незадолго до своей смерти.

М-да, ничего себе краткая история получается! Вам, уважаемые читатели, возможно показалось, что я слишком кратко описал правление Фридриха II. Да, это так! Но дело в том, уважаемые читатели, что я пишу отдельный очерк об этом правителе, который, надеюсь, скоро будет опубликован. Ладно, продолжаем! Итак, официальным наследником Фридриха II в Неаполитанском королевстве был его сын Конрад IV, но он увяз в германских делах, и фактических правителем Неаполитанского королевства стал его брат, восемнадцатилетний Манфред, незаконнорожденный сын Фридриха II и Бланки Ланчии. Да, Фридрих обвенчался с ней перед своей смертью, но социальный статус Манфреда от этого не улучшился. Манфред был красив, энергичен и образован. Идеальный рыцарь и поэт!

Часть III. Последниение Гогенштауфены: Манфред и Конрадин.

После смерти Фридриха II папа Иннокентий IV только усилил борьбу с империей и ненавистными ему Гогенштауфенами. Против Конрада IV (нумерация по списку королей Германии), находившегося в Германии, он выдвинул своего претендента на имперский престол - Вильгельма Голландского, а против Манфреда, управлявшего Неаполитанским королевством, он двинул наемников и интриги. Такая борьба папы на два фронта привела к тому, что два сына Фридриха объединили свои усилия. Конраду IV удалось объединить все антипапские силы и разбить войска гвельфов в нескольких сражениях, как в Германии, так и с 1251 года в Италии. Ему удалось полностью очистить Апулию от врагов и вернуть себе контроль над большей частью Неаполитанского королевства. В октябре 1253 года победоносные войска Конрада IV торжественно вошли в Неаполь. Казалось, что мощь Империи восстановлена!

Но... В начале 1254 года неожиданно в расцвете сил в Левелло умирает Конрад IV, оставив двухлетнего сына, тоже Конрада, который вошёл в историю под именем Конрадин (маленький Конрад). Управление Неаполитанским королевством окончательно и полностью, согласно завещанию Фридриха II, переходит в руки Манфреда, который продолжил борьбу с папами. В дела империи он не мог вмешиваться, так как был незаконнорожденным сыном Фридриха II, а Конрадин был ещё слишком мал.

Попытки Манфреда уладить конфликт с папским престолом мирным путем наталкивались на полное непонимание. Рим был полон решимости извести своих врагов, и даже достигнутые договоренности им игнорировались. В пылу борьбы папский престол был готов предложить корону Неаполитанского королевства кому угодно. Брат английского короля Генриха III уклонился от этой чести, но на посулы курии клюнул Карл Анжуйский, сорокалетний брат французского короля Людовика IX. Денег у Карла было маловато, а претензий великое множество, вот его братец король и поспешил подсунуть своему любезному родственнику вакантную корону, пообещав свою полную поддержку. Людовик IX мечтал сделать Средиземное море Французским морем. Карл Анжуйский знал об этом и заверял брата в своей преданности ему и его делу. Нельзя сказать, чтобы эти планы были тайной для Рима, но папам гораздо важнее было сейчас избавиться от Гогенштауфенов с их идеей Великой Империи.

Манфред не собирался сдаваться без боя. Он старался объединить все антипапские силы в Италии, привлёк на свою сторону мусульманские силы, которые ещё оставались в королевстве (те разумно полагали, что Гогенштауфены для них более предпочтительны, чем папские ставленники), а также привлёк некоторое количество союзных войск из Германии. Манфреду удалось установить полный контроль над Сицилией и Южной Италией, и в 1258 году он был коронован в Палермо короной Неаполитанского королевства.

Затем Манфред перенес борьбу с Римом на весь полуостров. В союзе с гибеллинами Северной Италии он нанес гвельфам ряд тяжелых поражений в Тоскане и Романье и поставил Рим на грань поражения. Перед лицом смертельной угрозы папа Урбан IV в 1261 году окончательно договорился с Карлом Анжуйским об условиях союза. В обмен на смертельную борьбу с Гогенштауфенами (Конрадин был жив, и его держали в уме) Карл Анжуйский получал Неаполитанскую корону, денежную и вооруженную помощь Рима, а также партий гвельфов из Сиены и Флоренции. Кроме того, Беатриса Прованская, жена Карла Анжуйского, заложила все свои драгоценности. Карл Анжуйский шёл ва-банк!

Историки до сих пор любят противопоставлять двух участников предстоящей схватки. Красивый, благородный и мужественный рыцарь (вы догадались, что речь идет о Манфреде) против хилого и некрасивого авантюриста, который предпочитал кошелёк мечу. Но исход схватки был уже предрешен, так как сила больших денег была необорима в тех условиях. Тут вышла небольшая заминка с выбором нового папы. Наконец в 1265 году папой был избран Климент IV, и весной 1265 года в Рим прибыл Карл Анжуйский. Папы в этот момент умудрились воссоздать феодальную зависимость Неаполитанского королевства от Рима. Эта фикция была создана в XI веке Робером Гюискаром и папой Григорием VII, что тогда было ещё как-то оправдано с точки зрения правовых норм, но уже давно обратилась в мираж, за который упорно пытались цепляться папы. И вот удалось!

Карл Анжуйский получил из рук папы Климента IV корону Неаполитанского королевства, как феод римской церкви. Обе стороны готовились к решающей схватке и собирали силы. И вот 26 февраля 1266 года недалеко от города Беневенто в решающей битве сошлись гибеллины, возглавляемые Манфредом, и гвельфы, руководимые Карлом Анжуйским. Я не случайно употребил именно эти глаголы, так как Манфред принимал непосредственное участие в битве, а Карл наблюдал за битвой со стороны.

Первый удар тяжёлой немецкой конницы заставил дрогнуть и отступить фронт гвельфов, но затем битва приобрела упорный характер. Манфред проявлял чудеса мужества и боевого искусства, но этого оказалось мало. Деньги были сильнее, и в разгар битвы целый ряд сторонников Манфреда вдруг перешел на сторону Карла. Равновесие было коварно нарушено, к тому же Карл в этот решающий момент умело ввел в бой свежие резервы. Отчаявшийся Манфред стал искать смерти в бою и нашел её прежде, чем его войско было окончательно разгромлено.

Карл Анжуйский стал повелителем Неаполитанского королевства и жестоко расправился со всей родней Манфреда и его сторонниками. Уже первые шаги новых властей вызвали недовольство практически всех слоев населения. Французы вели себя кичливо и развязно, а торговлей и финансами стали заправлять флорентийцы, которые вложили основные суммы в дело Карла Анжуйского. Гибеллины, которые ещё не были окончательно разгромлены, стали объединяться, а своим знаменем они выбрали подросшего сына Конрада IV - Конрадина.

Возникла слегка парадоксальная ситуация. Конрадин был немцем по крови, духу и воспитанию. Но он должен был стать защитником национальной свободы и независимости Италии от французского ига! Двусмысленное положение! Но другого вождя у гибеллинов не было, в дух Фридриха II, который хотели видеть в его внуке, был ещё слишком силен и популярен, хотя идея единой Германо-Итальянской империи уже успела утратить недавнюю популярность. Но враг в доме, и надо бороться! Были собраны в Германии довольно внушительные силы, и осенью 1267 года пятнадцатилетний (чуть не написал капитан) Конрадин со своим наставником Фридрихом Швабским переходит через Альпы, и начинается последний поход Гогенштауфенов за Империю. В Северной Италии гибеллины восторженно приветствуют Конрадина и его войска. Проклятия папы не могут остановить Конрадина, и в июле 1268 года он победоносно вступает в Рим, где население провозглашает его императором. Население, но не папа, который смылся из Рима. Но, недолго музыка играла...

23 августа 1268 года на берегу озера Фучино у деревни Тальякоццо встретились войска Конрадина и Карла Анжуйского. На стороне Конрадина было значительное численное превосходство в войсках, но дело опять решило умелое использование резервов Карлом Анжуйским и... предательство. Вначале гибеллины опрокинули войска Карла Анжуйского, но слишком увлеклись преследованием бегущих врагов и грабежом французского лагеря. Тут-то Карл и ввёл в бой мощные резервные силы, которые и переломили ход сражения и обратили гибеллинов в бегство. Конрадин и Фридрих Швабский с небольшим отрядом скрывались у своих сторонников, но были выданы кем-то из своих за солидное вознаграждение, обещанное (но так, кажется, и не выплаченное) Карлом Анжуйским.

Захваченных в плен сторонников Гогенштауфенов Карл Анжуйский велел жестоко пытать, а затем и казнить. А 29 октября 1268 года по обвинению в государственной измене и подстрекательстве к бунту были отрублены головы у несчастного Конрадина и Фридриха Швабского. Так прекратили своё существование династия Гогенштауфенов и идея Германо-Итальянской Империи. Последующие императоры уже никогда не пытались в такой форме и с такой яростью отстаивать эту идею, а Габсбурги и вовсе довольствовались почетным титулом.

Часть IV. Анжуйская династия.

Итак, Италия надолго избавилась от угрозы германского владычества, и на большей части полуострова начался бурный расцвет: торговля, банковское дело, наука, образование, литература, искусство и т. д. Да, на большей части полуострова, но не в Неаполитанском королевстве.

Карл Анжуйский не имел больше серьезных конкурентов на Юге Италии, но имел большие замыслы, для осуществления которых требовались большие деньги, а их-то у него и не было, так как он ещё не расплатился с долгами, взятыми, в основном, у Флорентийских богачей, а также у банкиров Сиены, Венеции и т. д., а отдавать было не из чего. Уф! Так можно никогда и не закончить эту фразу. Ясно. Денег нет. Ты правитель крупнейшего государства и Италии и хочешь съесть и всё остальное. Также ты поддерживаешь стремление своего брата Людовика IX установить гегемонию Франции в Средиземноморском бассейне. А на какие, спрашивается, шиши?

Да, после победы на Карла Анжуйского обрушился град наград: сенатор города Рима, папский викарий в Тоскане, государь ряда городов в Ломбардии и т. д. Не все эти титулы подкреплялись реальной властью, но будили очень даже честолюбивые намерения. Наведя жестокий порядок в королевстве, Карл вместе с братом отправляется в крестовый поход в Тунис, а после смерти последнего в 1270 году остается во главе войск и добивается выгодного для себя мира.

В 1261 году прекратила свое существование Латинская империя, но Карл Анжуйский на всякий случай имеет и её в виду и выдает свою дочь за наследника последнего и изгнанного императора Балдуина II, выторговав заранее у него ряд территориальных уступок в несуществующей империи. А кто знает?! На всё нужны деньги, Большие деньги. А их нет!

Вот и приходится давать знати земли и привилегии, и появляется множество очень самостоятельных баронов, к чему Карл совсем даже и не стремился. Тогда Карл переводит столицу королевства из Палермо в Неаполь, и в противовес баронам наделяет большими правами верхушку городской знати, которые становятся верной опорой трона, но разоряют город непомерными налогами и монополиями. А старые должники требуют возврата вложенных средств, новые проекты требуют дополнительных вложений. Вечный вопрос: что делать?

Усиленно выколачиваются старые налоги и недоимки, вводятся новые налоги, королевские монополии, в том числе на хлеб. Но с долгами всё равно не расплатиться, и приходится кредиторам давать политические и экономические уступки. Вот уже венецианцы хозяйничают в Апулии, имеют там право суда и создают там базы для венецианского флота. Как очень современно всё это звучит! Вот флорентийские банкиры открывают свои филиалы на территории королевства и получают право беспошлинной торговли. Они дают королю и его приближенным значительные ссуды и окончательно запутывают финансы королевства. Многие флорентийцы за свои "заслуги" получают выгодные и почётные государственные должности. Флорентийцы почти колонизировали всё королевство.

Экономика Неаполитанского королевства и так была сильно подорвана длительными войнами, а тут хозяйничанье французов, флорентийцев, венецианцев и прочих привело её к глубокому упадку. В стране стало нарастать недовольство создавшимся положением и засильем иностранцев. Взгляды всех недовольных были обращены в сторону короля Педро Арагонского, который был женат на дочери погибшего Манфреда. Силен всё-таки дух Фридриха II!

Педро Арагонский был очень энергичным и предприимчивым человеком, а, кроме того, он оспаривал у французов их претензии на господство в Средиземном море. Очень кстати в Испании после битвы при Тальякоццо оказались один из главных гибеллинов сицилиец Джованни да Прочида, образованный и очень смелый врач, и калабриец Руджеро Лориа, который считался одним из лучших, если не лучшим, мореплавателем и адмиралом своего времени. Они и стали главными организаторами антифранцузского заговора. Король Арагона тоже был в курсе дела и даже участвовал в подготовке восстания, но сделал независимый вид и отплыл с войсками в Северную Африку.

Палермо в это время уже утратил столичный статус, но именно здесь 21 марта 1282 года и вспыхнуло восстание, известное в истории, как "Сицилийская вечерня" (Vespro Siciliano). Повод был достаточно банальным для того времени: один из французских рыцарей, как говорится, покусился на честь одной местной дамы. Но нужен же был какой-нибудь повод! Французский гарнизон Палермо был моментально поголовно вырезан, а восстание с быстротой ветра охватило весь остров. [Некоторые историки именно к этому эпизоду и относят возникновение сицилийской мафии. Может быть они и правы!] Все восставшие города объединились и пригласили королем Педро Арагонского, который очень быстро потерял всякий интерес к Северной Африке, и уже 30 августа 1282 года высадился со своими войсками в Сицилии. Население острова радостно приветствовало нового короля, который обещал населению старые вольности и привилегии, и вступил во владение островом.

Это был страшный удар для Карла Анжуйского, ведь Сицилия была продовольственной и зерновой базой королевства. Он начал готовиться к войне с арагонцем. Флорентийцы дали деньги, и наследник Карла Анжуйского (или Карла I, как неаполитанского короля), Карл II Хромой отправился во Францию за войском. Он сумел набрать довольно внушительную армию: 22 тысячи всадников, 60 тысяч пехоты и около 200 боевых кораблей с экипажами, - и начал боевые действия против Педро Арагонского, но успеха добиться не сумел. Папа Мартин III обрушил на головы арагонца и его приспешников множество церковных проклятий и отлучений, но это не производит на Педро ни малейшего впечатления.

3 июня 1283 года испано-сицилийский флот под командованием Руджеро Лориа наголову разбил флот анжуйцев, а через год, 5 июня 1284 года попал в плен и Карл Хромой. Сицилия оказалась окончательно утерянной анжуйцами. Карл I не дождался окончания войны, так как умер 7 января 1285 года. В этом же 1285 году умер и Педро Арагонский, Сицилия досталась его младшему сыну Федерико и отделилась от Арагона, что только усложнило ситуацию, так как с тех пор все три стороны: Сицилия, Арагон и анжуйцы, - враждовали друг с другом. В 1288 году Карл II Хромой сумел освободиться из плена, вступил на Неаполитанский престол и продолжил борьбу за Сицилию.

Война прекратилась только в 1302 году, когда в Кальтабелотто был заключен мирный договор. По этому договору Сицилия временно оставалась в руках Арагонской династии, но между дочерью Карла II Хромого и сицилийским королем Федерико был заключён брачный союз, а после смерти последнего Сицилия должна была вернуться Анжуйской династии. То есть анжуйцы на неопределенное время смирились с потерей ценнейшей части своего королевства, так как было совсем даже неясно, как будет в дальнейшем выполняться этот договор.

Карл II Хромой не забывал и о восточном направлении своей политики. Ещё в 1290 году его старший сын Карл Мартелл от брака с венгерской королевной Марией предъявил свои права на венгерский престол. Поцарствовать там ему не удалось, да и Карл II Хромой так и не узнал, чем там дело кончилось, так как умер в 1309 году. Но в 1310 году сын Карла Мартелла - Карл Роберт воцарился в Венгрии, и почти на сто лет закрепил венгерский престол за анжуйцами. Это создавало предпосылки для экспансии Неаполя на Восток и Юго-Восток, но этим надеждам так и не суждено было сбыться.

Часть V. Король Роберт.

Итак, в 1309 году умер Карл II, и корона неаполитанского королевства перешла к его второму сыну Роберту, которого часто называют просто Робертом Неаполитанским. Раньше я уже упоминал о том, что старший сын Карла II, Карл Мартелл, был отправлен в Венгрию, где его сын Карл Роберт, еще известный как Кароберт, в 1310 году вступил на престол.

О короле Роберте Неаполитанском многие современники, да и в более поздние времена, отзывались с восхищением. Восторгались его покровительством наукам и искусствам, восхваляли его заслуги в укреплении мощи государства и его расширении. Некоторые исследователи договариваются даже до того, что объявляют период царствования Роберта вершиной в истории Неаполитанского королевства. Однако внимательный и критический взгляд позволяет увидеть, что большая часть этих восхвалений относится к намерениям короля, его сверх амбициозным планам, а не к его способности эти планы осуществить.

Придерживаясь заветов своего деда Карла I, король Роберт стремился поддерживать самую тесную связь со своей исторической родиной, Францией, которая при Филиппе IV Красивом достигла большого могущества. Опираясь же на поддержку такого мощного союзника можно было приступать к реализации своих поистине грандиозных планов, которые заключались в завоевании господствующего положения на Балканах, укреплении позиций на Ближнем Востоке, а главное заключалось в том, чтобы, используя зависимое положение папства от французской короны (Авиньонское пленение), добиться господства во всей Италии.

Скромненькие такие планы! Да вот одна загвоздочка получилась: у Роберта не было ни денег, ни сильной армии, чтобы реализовать свои амбиции. А честолюбия новому королю было не занимать! И вот он, вместо того, чтобы заняться укреплением своей власти в своем собственном королевстве, принялся укреплять влияние Анжуйского дома в мире с помощью системы браков своих родственников, а также путем различных дипломатических ухищрений и сложной системы договоров.

Начнем с того, что сам король Роберт был женат вначале на Иоланте Арагонской, а после ее смерти в 1302 году выбрал себе в жены Александру (Санчу) Майоркскую. Этими браками на различных испанских принцессах он пытался укрепить свое положение среди католических правителей для того, чтобы осуществить свою самую заветную мечту, превратившуюся в навязчивую идею, - вернуть Сицилию. К этой теме мы вернемся чуть позже, а пока заметим, что сделать это ему не удалось.

Для укрепления позиций анжуйцев на Балканах один из братьев короля, Филипп Таренский, женился на Итамар, которая была дочерью господаря Этолии и Ахарнании Никифора Дуки Комнина. Однако вскоре замаячили еще более привлекательные варианты. Тогда с помощью не очень сложной интриги Итамар была обвинена в прелюбодеянии с одним из баронов королевства, брак был расторгнут, а несчастную женщину заточили в монастырь. Вскоре выяснилось, для чего потребовалась устранение Итамар: Филипп Тарентский женился на одной из племянниц Филиппа IV Красивого, а именно на Екатерине де Куртенэ, которая являлась наследницей все еще привлекательного титула императора Латинской империи, а также владела на Балканах герцогством Ахайя. В результате этих браков Филипп Тарентский стал владельцем значительных территорий на Балканах, что и входило в планы короля Роберта по укреплению и расширению анжуйского господства на Восток.

Вскоре, однако, Ахайю пришлось передать Матильде д'Эно, но расстаться с такой жирной добычей анжуйцам очень не хотелось. Тогда король Роберт добивается того, чтобы Матильду против ее воли выдали замуж за другого брата короля Роберта, Иоанна (Джованни), который был герцогом Дураццо. Матильда не пожелала подчиниться такому насилию и бежала, но была схвачена и заключена в тюрьму в Неаполе. Используя эту историю и тесные связи анжуйцев с папой Климентом V, Джованни, закрепив за собой Ахайю, развелся с Матильдой и женился на дочери любовницы папы Агнессе де Перигор. Впрочем, ходили слухи, что она тоже была любовницей папы.

Наследник Неаполитанской короны и единственный сын Роберта Карл Калабрийский женился также на одной из племянниц Филиппа Красивого Маргарите де Валуа. Была заключена еще целая серия не столь значительных брачных союзов, которая вела к той же цели. И создавалось впечатление, что дела идут просто прекрасно! Установлены прочные родственные связи с Францией. Родственники короля контролируют значительную часть Балканского полуострова. Новый папа Иоанн XXII назначает Роберта в 1316 году папским викарием. Примерно в это же время он становится сенатором города Рима, где распоряжается практически авторитарно.

Анжуйцы всегда были не только сторонниками гвельфов, но и старались играть роль их защитников. Вот и теперь, используя угрозу, которую мог принести с собой император Генрих VII, Роберт не только укрепляет свои позиции в Риме, но и расширяет свое влияние в Италии. А после смерти Генриха VII в 1313 году Роберт становится "синьором и защитником" Флоренции, а затем и всей Тосканы. Вскоре он подчиняет своей власти Геную и захватывает власть в Ферраре. В его власти оказывается почти вся Италия. Кажется, что достигнут полный успех во всех его делах!

Вот в это время и сложились многочисленные истории о славном короле Роберте. В своем королевстве он в это же время пытается провести финансовую реформу, а также начинает большое строительство в Неаполе - свою столицу Роберт стремится всячески украсить и не жалеет для этого средств. Кроме того, он покровительствовал Джотто и Петрарке, а также ряду менее известных дарований. Упомянув о средствах на фоне столь внушительных достижений Роберта, придется напомнить, что король не был хозяином в своем собственном королевстве. Ведь анжуйцы для достижения победы даровали множество свобод и привилегий различным герцогам, графам, баронам, да и просто рыцарям, которые теперь не желали подчиняться королевской власти. Ведь у них были их свободы и привилегии! Они считали себя независимыми от королевской власти.

Кроме того, еще Карл I сделал многочисленные уступки различным банкирам и купцам, на деньги которых он и захватил власть. Так что реальными хозяевами экономической жизни в королевстве были богачи из Пизы и Сиены, Генуи и Феррары, а особенно из Флоренции и Венеции. Ко времени царствования Роберта главную роль в экономике королевства уже играли, в основном, богачи из Флоренции и Венеции, и именно при Роберте между ними началась открытая борьба за господство в королевстве. Король поддержал в этой борьбе флорентийцев, которые и победили в этой экономической схватке, и надолго обеспечили себе господство в хозяйственной жизни страны. Среди них особым могуществом выделялись фирмы Барди и Перуцци, которые щедро финансировали различные честолюбивые замыслы Роберта, а взамен получали все новые привилегии, в частности они добились монополии на вывоз хлеба и производство шерстяных тканей.

Быструю карьеру делает в королевстве и Аччайоло Аччайоли, который был вначале младшим компаньоном в доме Перуцци, но затем выгодно женился на одной из флорентийских Пацци, втерся в доверие к королю и довольно быстро сделал очень приличное состояние. Но благодаря обретенным после выгодной женитьбы связям, он делает и политическую карьеру. Вначале он становится послом Флоренции в Неаполе, а затем добивается благосклонности Роберта и становится королевским викарием в Прато. Его сын Никколо Аччайоли родился в 1310 году уже знатным бароном Неаполитанского королевства и сделал блестящую карьеру. Став совершеннолетним, он стал вращаться в кругах близких к Екатерине де Куртенэ, которая играла заметную роль при дворе и во всех дворцовых интригах. Вскоре молодой человек становится доверенным лицом Екатерины, а затем и ее любовником. Вскоре Никколо наследует викариат Прато и получает ряд значительных феодов, в том числе и герцогство Коринф. Вскоре Никколо Аччайоли становится одним из крупнейших феодалов Неаполитанского королевства, а его потомки захватят всю Аттику и будут править там с титулом герцогов Афинских вплоть до турецкого завоевания в 1462 году.

Но я немного отвлекся. Среди различных проектов короля Роберта главное место в его сердце занимала проблема возвращения или отвоевания Сицилии. Он плел различные интриги и неоднократно начинал военные действия против сицилийских королей, но все было напрасно. Кто бы ни правил Сицилией, а при своей жизни Роберт столкнулся с тремя королями Сицилии: Федериго (1296-1337), его сыном Педро (1337-1342) и его внук Луиджи (с 1342), - никаких результатов добиться Роберту не удалось. С мощным, умным и деятельным Федериго справиться Роберту было явно не по силам, а когда власть перешла к его слабым потомкам, королевство Роберта и само уже пришло в упадок.

Война за Сицилию требовала огромных средств и истощала ресурсы государства, а ее безрезультатность подрывала престиж Роберта и его влияние в Италии. Дела Неаполитанского королевства стали ухудшаться уже в двадцатые годы, а после смерти единственного наследника Карла Роберт и вовсе стал терять нити управления страной. К середине тридцатых годов он утратил все свои позиции в Италии, и под его контролем оставалось только собственное королевство, в котором он, как мы видели, не был полновластным хозяином. А реальная власть переходила к вдовам его братьев: Екатерине де Куртенэ и Агнессе де Перигор, а точнее к шайке их фаворитов и прихлебателей. Начинаются бесконечные увеселения во французском стиле, которые истощают последние ресурсы не только государства, но и его кредиторов. Недаром, вскоре после смерти короля Роберта в 1343 году потерпели банкротство и рухнули дома Барди и Перуцци. Картину нравов того времени при королевском дворе можно найти в книге Боккаччо "Фьямметта".

Слабеющий король все же был очень обеспокоен судьбой короны Неаполитанского королевства. Роберт добился от папы разрешения на заключение брака между своей внучкой Иоанной (Джиованной) и вторым сыном венгерского короля Кароберта - Андреем, который приходился Роберту внучатым племянником. Корона должна была остаться в Анжуйском доме! В 1333 году венгерский король привозит своего сына семилетнего Андрея в Неаполь, где в торжественной обстановке и происходит его (Андрея) свадьба с тоже семилетней Джиованной.

В обстановке всеобщего упадка проходят последние годы царствования короля Роберта, который скончался 20 января 1343 года, а корона перешла к его внучке Джиованне.

Часть VII. Период Великой Схизмы: экспедиция Луи I Анжуйского.

Прошу у вас прощения, уважаемые читатели, но, описывая историю Неаполитанского королевства невозможно оставить в стороне события, которые оказали сильнейшее влияние на всю историю христианского мира. Поэтому я вынужден немного вернуться назад по шкале времени. Какие это события я имею в виду? Правильно, угадали! Конечно же, Великую Схизму! Коротко расскажу вам, уважаемые читатели, в чем там была суть дела. Ко времени описываемых нами событий Авиньонское пленение пап уже закончилось. А дело было в том, что в Италии события разворачивались таким образом, что папы могли легко потерять всю свою светскую власть, чего они ни в коем случае не желали. Анафемы и угрозы из Авиньона мало влияли на развитие событий в Италии, так что 13 сентября 1376 года папа Григорий XI покидает Авиньон и 17 января 1377 года прибывает в Рим.

Торжественная встреча папы в Риме не могла скрыть того факта, что в Риме у папы слишком мало сил, а в Италии слишком мало сторонников и союзников. Начинать приходилось буквально с нуля. Григорий XI успел только вернуть под свой контроль Болонью и примириться с префектом Вико, как 27 марта 1377 года Григорий XI после короткой болезни внезапно скончался. Еще за неделю до смерти папа опубликовал буллу, в которой потребовал, чтобы при выборе его преемника меньшинство выборщиков безоговорочно подчинилось большинству. Но на развитие событий эта булла не оказала никакого влияния.

Сразу же остро стал вопрос о выборе нового папы. Французский король Карл V стремился к тому, чтобы новым папой стал француз. К этому были серьезные основания, так как в это время из 23 кардиналов-выборщиков в Риме находилось 16, но только четверо из них были итальянцами и сторонниками пребывания папы в Риме. Из остальных кардиналов семеро были французами, а пятеро принадлежали к другим нациям и не имели резко выраженной позиции. В таких условиях казалось, что избрание папой француза предрешено, но римляне и большая часть итальянского духовенства потребовали избрать папой итальянца. Угрожая в противном случае восстанием.

Эту ситуацию ловко использовала стареющая неаполитанская королева Джиованна I. Она добилась выдвижения и избрания папой своего ставленника архиепископа города Бари Бартоломео Приньяно, который был известен своими профранцузскими симпатиями. 18 апреля 1378 года новый папа был коронован в соборе св. Петра под именем Урбана VI. Однако это компромиссное решение не удовлетворило ни Карла V, ни авиньонских кардиналов. Французский король путем подкупа и запугиваний формирует группировку кардиналов, которая 2 августа 1378 года выдвигает против нового папы обвинение в ереси, а 9 августа предает его анафеме. 20 сентября 1378 года 16 кардиналов, собравшихся в Фонди, (опять шестнадцать!) избирают новым папой двоюродного брата французского короля Роберта Женевского, который принимает имя Климент VII. Многие кардиналы, которые принимали участие в выборе обоих пап, оправдывали свое поведение тем, что первые выборы были проведены под угрозой римлян. Французский король почти сразу же признал законным папой Климента VII. А большинство итальянских государств поддерживало Урбана VI. Началась Великая Схизма, которая продолжалась почти сорок лет и оказала значительное влияние на всю историю Европы.

Итак, вначале Карл V поддерживает Климента VII, а его брат, Луи Анжуйский, заключает с папой договор, по которому Луи Анжуйский должен немедленно ввести свои войска в Италию и разгромить Урбана VI. За это в качестве папского вассала он получит специально созданное для него королевство Адрия, в состав которого должны были войти Анконская марка, Романья, герцогство Сполето, провинция Масса Трабария, а также города Болонья, Феррара, Равенна, Перуджа, Тоди и другие, то есть почти вся территория Патримониума за исключением Рима и его ближайших окрестностей. Если в течение двух лет "король Адрии" справлялся со своим заданием, то он должен был отказаться от претензий на Неаполь, а также платить ежегодно Риму 40 тысяч флоринов, и раз в три года торжественно дарить папе серого коня. Вот такие условия для нового короля!

Так как никто из вас, уважаемые читатели, абсолютно ничего о королевстве Адрия никогда не слышал, то, очевидно, что из этого предприятия ничего не вышло, но, как говорится, идея была хороша! Тем временем Климент VII привлек на свою сторону Неаполитанское королевство, королева которого Джиованна I хотела использовать создавшуюся ситуацию в своих целях и укрепить свое положение, и одержал ряд побед над Урбаном VI. Климент VII даже захватил замок св. Ангела и пытался войти в Рим, но неудачно. Через несколько месяцев замок св. Ангела снова переходит под контроль Урбана VI, а 30 апреля кондотьер Альбериго да Барбиано наголову разбил войска Климента VII при Марино. После этой победы Урбан VI вручил Альбериго знамя с девизом "Italia liberata dei barbari" ("Италия, освобожденная от варваров), а Климент VII со своими кардиналами и свитой 22 мая 1379 года отплывает в Марсель.

К этому времени определилась и окончательная расстановка сил в Европе. Папу Урбана VI поддерживали Англия, Фландрия, Дания, Швеция, Норвегия, Венгрия, Чехия и Польша, а Климента VII - Франция, Кастилия, Арагон, Португалия, Савойя и большинство имперских князей.

К лету 1381 года Луи Анжуйский потерял уже все надежды на обретение королевства Адрия и решил вплотную заняться Неаполем, где королева Джиованна I доживала последние дни, заключенная в тюрьму Карлом Дураццо. И вот войско Луи Анжуйского, щедро профинансированное Климентом VII, переходит через Альпы и вступает в Италию. Сторонники Климента VII граф Амедео VI Савойский и правитель Милана Бернабео Висконти пропускают его войска через свои земли, причем Висконти даже вел переговоры с Анжуйцем о браке сына последнего с одной из своих многочисленных дочерей. Дальше начались мелкие осложнения. Венеция отказалась выступить против Урбана VI, так что мимо Болоньи Анжуйцу пришлось пройти в ускоренном темпе. Флоренция после долгих колебаний тоже осталась верна проримской ориентации, так что французам пришлось обойти и ее и выйти на побережье Адриатического моря. А здесь мелкие тираны, властители городов вроде Римини, Пезаро, Фаэнцы или Форли, тоже решили оказать ему сопротивление. Обозленный Анжуец вынужден был обходить города, а его войска вымещали свою досаду на крестьянах.

Наконец, войска Анжуйца обошли Рим, и большая их часть вошла в пределы Неаполитанского королевства, где началась война, шедшая с переменным успехом в течение трех лет. Карл Дураццо выставил против французов неаполитанские войска и отряды кондотьеров, которые оплачивались Флоренцией. Первоначально французы добились ряда успехов, так что существование династии было поставлено под сомнение. Карл Дураццо должен был лично возглавлять свои войска во время всех военных операций, так что правительство возглавила его жена Маргарита. Вместе со своим верным советником Джентиле Мерролини она для выживания напрягала все силы королевства и опустошала личные сокровищницы. Содержание своих войск и оплата таких кондотьеров, таких, как Джон Хоквуд (по-итальянски Джованни Акуто) и Альбериго да Барбиано требовало огромных средств. Маргарита продала все свои драгоценности, прекратила взносы в благотворительные фонды, брала взаймы у флорентийских купцов и местных богачей, свела расходы своего семейства к такому минимуму, что ее подданные часто питались лучше своей королевы и ее детей. Несколько раз ее положение было настолько тяжелым, что она созывала собрания своих подданных и просила у них финансовой помощи. За это пришлось сделать немало уступок в пользу различных феодалов, которые и так уже обнаглели за время правления Роберта и Джиованны I.

Тем временем чаша весов колебалась в разные стороны, и положение оторванного от своих баз Луи Анжуйского несколько раз становилось почти катастрофическим. Дело дошло до того, что Анжуец предлагал Карлу Дураццо отдать ему все захваченные в Италии земли, а, кроме того, добавлял Пьемонт и Прованс (!), только за то, чтобы его с войском пропустили домой. Представляете! Но Карл Дураццо был настолько уверен в своей победе, что даже отказался вести переговоры с проклятым схизматиком. Дважды за это время выдвигалась идея разрешения конфликта путем личного поединка между предводителями войск, но это ни к чему не привело. Однако в 1384 году положение Анжуйца внезапно улучшилось.

Часть VIII. Период Великой Схизмы: гибель Карла Дураццо.

Дело в том, что папа Урбан VI в это время жил в Неаполе под охраной Маргариты и высказал сомнения в законности взимаемых Маргаритой налогов на соль и вино. Маргарита популярно объяснила папе, что это не его дело. Папа взбеленился, покинул Неаполь и объявил, что подданные королевства больше могут не платить незаконных, с его, папы, точки зрения, налогов. Кроме того, он поставил перед своим конклавом вопрос о низложении династии Карла Дураццо, на что кардиналы, правда, не пошли. Маргарита попыталась объявить папу умалишенным и заключить его родственников в темницу Нового замка. Ответным ходом 15 января 1384 года папа отлучает Карла, Маргариту и всех их потомков до четвертого поколения от церкви, так же как и всех их сторонников, если те немедленно не откажутся от них. Отлучением и обещанием крупных денежных сумм Урбан VI начинает собирать свою собственную армию.

Тем временем к Луи I Анжуйскому прибыло из Франции подкрепление под командованием Ангеррана де Кюси, который, воспользовавшись поддержкой Милана, быстро прошел через Северную Италию. Кстати, в Милане Ангерран де Кюси от имени Луи I Анжуйского вступил в брак с дочерью Бернабео Висконти Лючией. Но это так, для сведения. Неаполь требовал от Флоренции, чтобы она не пропускала французов, но флорентийцы были напуганы мощью французской армии, позволили ей беспрепятственно пройти через свою территорию, захватить Ареццо и разграбить окрестные земли.

Но 20 сентября 1384 года от простуды внезапно умер Луи I Анжуйский. Ангерран де Кюси получил это известие 4 октября. Решив, что поход потерял всякий смысл, французы продали Флоренции Ареццо за 4 тысячи флоринов и вернулись на родину. Урбан VI и вся римская партия торжественно праздновали победу, но, как оказалось, несколько рановато. Во-первых, претензии покойного наследует его сын, малолетний Луи II Анжуйский, которого поддерживают и папа Климент VII, и король Франции. Во-вторых, не закончилась еще борьба с Карлом Дураццо. Хотя папе Урбану VI и удалось собрать приличную армию, как из неаполитанских феодалов, так и из сторонников анжуйцев, но 9 марта 1385 года "отлученные" полностью ее разбили.

Наведя порядок в королевстве и успокоив Италию, Карл Дураццо в сентябре 1385 года отправляется в Венгрию, для утверждения своих прав на венгерский престол, который оставался вакантным с 1382 года. Наблюдение за порядком в королевстве возлагается им на регентский совет, состоящий из восьми крупнейших феодалов королевства во главе с архиепископом Неаполя, и на Маргариту. А дела в королевстве шли, как вы помните, неважно. Катастрофическая нехватка денег, рост налогов, увеличивающееся бремя займов, перераспределение недвижимости (феодов) [пишу как будто о России наших дней - прим. Ст. Ворчуна] - все это вызывало рост недовольства среди всех слоев населения в стране. Стали раздаваться голоса, что во всем виноваты отлученные от церкви Дураццо.

А у Карла дела в Венгрии пошли вроде бы неплохо: он практически без всякого сопротивления прошел через всю страну, и был коронован короной св. Стефана. Когда в Неаполе было получено это радостное сообщение, всю страну захлестнули пышные торжества, в которых участвовало почти все население королевства, что значительно снизило напряженность в стране. Но торжество королевской семьи Дураццо оказалось совсем недолгим. Хотя Карл и не встретил в Венгрии открытого сопротивления, друзей и сторонников у него там было очень мало, а врагов оказалось очень даже много. Не разобравшись в местной ситуации, Карл позволил заманить себя в ловушку, был ранен в завязавшейся схватке и 27 февраля 1386 года умер. Его современник Андреа Дондоло написал об этом так:

"...тот, кто не удовлетворялся одним королевством, потерял два и жизнь".

Сообщение о смерти короля пришло в Неаполь во время пышного рыцарского турнира, входившего в серию торжеств по случаю коронации Карла венгерской короной. Перед Маргаритой встала очень сложная задача по удержанию короны для себя и своего малолетнего сына Владислава (ему было всего девять лет). А претендентов на королевство хватало: анжуйцы, римский и авиньонский папы, да и внутри страны появились претенденты. Королева долго пыталась скрывать трагические новости, но вскоре в Неаполь прибыл страшный груз - отрезанные головы убийц Карла Дураццо. Так сторонники убитого короля отомстили за его смерть. Пришлось Маргарите выйти из тени и начать действовать как правительница.

Попытки через Флоренцию добиться примирения с Урбаном VI ни к чему не привели, так как папа проявил несговорчивость. Попытки найти союзников в Италии окончились полной неудачей. Тогда Маргарита попыталась найти союзников путем заключения брачных союзов. Она пыталась, опять через Флоренцию, договориться о браке своего сына Владислава и дочери Джан Галеаццо Висконти - неудача, Милан отказывается рассматривать такую возможность. Через Геную и Флоренцию пытаются просватать дочь королевы Джиованну за Луи II Анжуйского (а это ведь главный враг!) - опять отказ! Дело было в том, что все - и враги, и немногочисленные друзья, - считали положение семьи Дураццо в Неаполе слишком непрочным и не хотели с ним связываться.

Действительно, ближайшие события показывают слабость королевской власти. Вначале взбунтовался Томмазо Пагано, комендант замка св. Эльма, в котором содержался под арестом племянник Урбана VI. Получив приказ о своем перемещении, он отказался подчиняться приказу и поднял бунт. Все попытки королевских войск войти в замок успешно отражались им при помощи артиллерии и лучников. Только когда все запасы продовольствия в замке были исчерпаны, мятежный барон беспрепятственно покинул замок и вернулся домой. Ни о каком наказании мятежника не было и речи.

В октябре 1386 года недовольные бароны заключили в Неаполе союз, направленный против семьи Дураццо. К ним присоединилась торговая и ремесленная верхушка города, и в декабре того же года в Неаполе вспыхнуло восстание. Нет! Речь о свержении королевского дома не заходила. Но вначале были отменены ненавистные налоги на соль и вино, а банки, через которые проходил сбор этих налогов, были разрушены (и разграблены). Власть в городе берет в свои руки Совет восьми, который требует, чтобы Маргарита оставалась только опекуншей своего малолетнего сына и немедленно помирилась с римским папой. А для этого надо было выпустить из замка св. Эльма содержащегося там племянника Урбана VI. Маргарита вначале отказывалась выслушивать эти требования, потом согласилась их выполнить, но тут папа выставил новые жесткие условия, и договориться не удалось.

В Неаполе происходит новая вспышка народного гнева, которая, как обычно бывает в таких случаях, вылилась в грабежи богатых домов, открывании тюрем и уничтожении документов судебного и долговых обязательств. Такой ситуацией в Неаполе воспользовались анжуйцы, которые подошли к стенам города. Совет восьми проявил дружелюбие к анжуйцам, так что Маргарите пришлось бежать в Гаэту, а Неаполь, теперь уже официально управляемый Советом восьми, впустил в город войска анжуйцев во главе с вице-королем Томмазо Сансеверино. Тот, пытаясь переманить население на сторону анжуйцев, объявил, что без согласия населения города он не будет взимать никаких налогов и сборов. Ловкий ход!

Маргарита не собиралась складывать оружие: на своей территории она тоже снижает налоги. Кроме того, она проявила себя мастером интриги: она переманивала баронов из вражеской партии всевозможными посулами, а также плела сети заговоров на неконтролируемой территории королевства. Ей удалось стабилизировать обстановку, и несколько лет в королевстве продолжалась ожесточенная борьба двух партий. Но с 1388 года анжуйцы начинают брать верх. Новый вице-король Луи де Монжуа, родственник авиньонского папы Климента VII, наносит Маргарите и ее сторонникам ряд чувствительных поражений. Хотя Маргарите удалось завербовать таких крупнейших кондотьеров Италии, как Оттон Брауншвейгский, Джон Хоквуд и Альбериго да Барбьяно, удача от нее отвернулась.

Казалось для дома Дураццо все кончено! Союзников в Италии нет, оба папы настроены против Маргариты, есть масса внутренних врагов, да еще и анжуйцы - но Маргарите как-то все же удавалось в последний момент выворачиваться и продолжать борьбу. И тут осенью 1389 года произошли два удачных для Маргариты события. Вначале ей удалось договориться о заключении брака между Владиславом и дочерью Манфредо Кьярамонте, который был вице-королем Сицилии и одним из могущественнейших людей острова. Так она получила мощную поддержку на юге. А 15 октября 1389 года в возрасте 72-х лет умер папа Урбан VI.

Римские кардиналы, боясь потерей времени укрепить позиции авиньонского папы, быстро выбрали преемником Урбана VI молодого Пьетро Томачелло (ему только исполнилось тридцать лет), который принял имя Бонифация IX. Новый же папа оказался решительным сторонником семьи Дураццо.

Часть VI. Дальнейшее падение. Королева Джиованна I.

Вы, уважаемые читатели, может быть, считаете, что я иногда слишком уж краток в описании жизни Неаполитанского королевства. Но, во-первых, я и собирался написать очень краткую историю, а, во-вторых, не всегда так уж и интересно писать о периоде упадка, к тому же слишком затянувшемся.

После смерти короля Роберта дела в королевстве пошли еще хуже. Многие историки считают царствование Джиованны I самым печальным событием в истории Италии после разграбления Рима варварами. Молодая королева с самых юных лет попала под дурное влияние своих развратных теток и окунулась в атмосферу придворных интриг, развлечений и самого гнусного разврата. Эта атмосфера пришлась Джиованне очень по вкусу, и к моменту своей коронации она была уже вполне сформировавшимся человеком интриги. Хронист, описывая двор Джиованны, писал о придворных, что

"они были совсем бессовестными, и в веселых пиршествах развращенные советники и представители знати открыто разграбляли сокровищницу короля Роберта".

Далее он же добавляет:

"На посмешище всем двор этой королевы напоминал скорее публичный дом..."

Ладно бы только публичный дом... Но скоро придворные интриги окрашиваются кровью. Уже в 1344 году Джиованна с помощью Екатерины де Куртенэ отравляют Агнессу де Перигор, причем в качестве инструмента отравления они выбрали клизму. Неплохо для начала!

А на следующий год пришла очередь и молодого, но ненавистного Джиованне, мужа Андрея, которого убили по ее приказу прямо в королевской постели. Тут чуть было не вышла промашка. Жители Неаполя взбунтовались и с криками:

"Смерть изменникам и королеве-блуднице!" -

осадили королевский дворец. Королева перепугалась и была вынуждена выдать народу непосредственных участников убийства Андрея, которых толпа растерзала на месте. После чего город успокоился.

Да, Неаполь успокоился, но совсем не собирался быть спокойным старший брат Андрея венгерский король Людвиг. Он поклялся отомстить Джиованне, собрал войско и в 1347 году появился в Италии. Неаполитанская армия не смогла оказать венграм хоть какого-нибудь сопротивления. В 1348 году Людвиг Венгерский занял Неаполь и начал расправу со всеми, кто имел хотя бы косвенное отношение к убийству Андрея. В течение нескольких месяцев отряды венгров грабили Неаполь, королевские дворцы, и прошлись по всему королевству, не встречая сопротивления. Но Джиованну Людвигу захватить не удалось, так как она заблаговременно бежала со своими близкими в Прованс, где и нашла временное убежище.

Во время этих событий и обнаружилась полная бездарность Джиованны I, как правительницы. Она находилась под полным влиянием Никколо Аччайоли, распоряжавшегося королевскими финансами и определявшим политику королевства, и его сына Энрико, который был ее любовником. По указанию Никколо Аччайоли Джиованна I выходит замуж за второго сына уже покойной Екатерины де Куртенэ Людвига Тарентского, но совершенно не желает считаться с новым мужем и по-прежнему ведет разгульную жизнь.

Но любовники, интриги и война с Людвигом Венгерским требуют огромных денежных средств, которых нет. Джиованне I приходится здорово вертеться, чтобы раздобыть необходимые средства, часто путем унижений. Так в 1347 году она вынуждена заложить свою королевскую корону. Уже в 1348 году она продает папе наследственное владение анжуйского дома Авиньон всего за 30 000 флоринов. Еще несколько такого рода сделок, и в 1352 году Джиованна I откупается от Людвига Венгерского за 300 000 флоринов.

Венгры, наконец, уходят из Италии, а Джиованна I получает возможность вернуться в Неаполь. Но перенесенные испытания ничему не научили королеву, да, судя по всему, и не могли научить. Королевская власть восстановлена, но ее авторитет постоянно падает, расширяется феодальная анархия и вольница, восстания следуют одно за другим. Даже ближайшие родственники и друзья королевы совершенно не подчиняются ей и не считаются с ней. Королевство разоряется все больше, благосостояние народа падает, престиж королевской власти равен, практически нулю, а в королевском дворце на берегу неаполитанского залива звучит музыка, льется вино, царствуют самый разнузданный разврат и кровавые интриги.

В 1362 году умирает Людвиг Тарентский, а уже в 1363 году королева снова выходит замуж. Ее избранником стал молодой и очень красивый наследник престола королевства Майорка Джакомо Арагонский, за душой которого не было ни гроша. Но стареющей королеве был нужен молодой и крепкий мужчина, а Джакомо надеялся, что в Неаполе ему удастся поживиться. Расчеты обоих не оправдались: королевская казна оказалась совершенно пустой, а в таких условиях молодой муж отказывался выполнять свои обязанности. Между молодоженами начались склоки и раздоры, Джакомо психанул и бежал из уже опостылевшего ему дворца, но был вскоре пойман и возвращен.

Однако мятежного мужа стареющей королеве уже не удержать своими прелестями. Джакомо вскоре опять бежит, и на этот раз удачно, но тут выяснилось, вдруг, что бежать-то ему, собственно говоря, и некуда: на Майорке он уже никому не нужен, и его там, мягко выражаясь, совсем не ждут. С горя Джакомо забомжевал, запил, и прожил остаток своей жизни в нищете, пьянстве, болезнях и полной безвестности. Умер он где-то около 1375 года, но никого в мире это событие уже не взволновало.

А Джиованна I продолжала вести свой обычный образ жизни: разврат, интриги, пьянство...

В 1376 году (все-таки через год после смерти третьего мужа) Джиованна I в четвертый раз выходит замуж. И на этот раз ее избранником стал красивый и здоровый мужчина - авантюрист из Германии Оттон Брауншвейгский. Но от этой женитьбы дела в королевстве наладиться не могут. А тут еще встал вопрос о престолонаследии.

После долгих интриг и метаний Джиованна I завещает свою корону Луи Анжуйскому, брату французского короля Карла. Но с этой кандидатурой был категорически не согласен Людвиг Венгерский, который рассматривал в качестве наследника венгерской и неаполитанской корон внука Агнессы де Перигор герцога Карла Дураццо Младшего, жившего и воспитывавшегося в Венгрии. Джиованна I сама одно время рассматривала его в качестве претендента наследника на корону Неаполя, но потом переменила свое решение. А Карл, герцог Дураццо, этого не забыл и прощать не собирался. А тут еще произошел раскол, в том числе и по этому вопросу, и среди пап (да, среди пап, ну, время было такое): один из них, Урбан VI, поддерживал венгерского кандидата, а другой, Климент VII - анжуйского.

В такой обстановке герцог Дураццо решил взять инициативу в свои руки. Собрав войско, он в 1381 году высадился на юге Италии, захватил Неаполь и осадил королевский замок. Оттон Брауншвейгский быстро слинял, якобы за помощью, а королева Джиованна I осталась оборонять замок. Довольно долго королева обороняла замок и ждала подкреплений от сбежавшего мужа, но, в конце концов, ей пришлось капитулировать и сдаться на милость победителя. Однако милости ей ждать не приходилось: герцог заключил ее в тюрьму, а через некоторое время приказал удавить Джиованну во избежание нежелательных осложнений.

Это произошло уже в 1382 году. Карл герцог Дураццо стал хозяином положения в Неаполитанском королевстве, но после правления Роберта и Джиованны это было уже не то могущественное и все еще довольно богатое королевство, за корону которого готовы были биться знатнейшие претенденты, а лишь его жалкие останки. Кроме того, Карлу надо было еще отстаивать королевство от другого претендента - Луи Анжуйского.

Часть IX. Период Великой Схизмы.

Первые годы правления короля Владислава.

Давно, уважаемые читатели, мы не заглядывали в Неаполитанское королевство. Как-то там идут дела? А все дело в том, что я стремился закончить хотя бы один из своих циклов и сосредоточился на работе над историей Англии. Но вот я закончил эту большую работу, последние главы которой вы скоро сможете прочитать, и теперь возвращаемся в более теплые края.

Первым делом новый папа Бонифаций IX должен был улучшить официальные отношения с Неаполитанским королевством. Между Римом и Неаполем начались оживленные отношения. Авиньон сразу и остро отреагировал на намечающееся сближение между Римом и Неаполем. Там, где дипломатия бессильна, на помощь часто приходил такой деликатный инструмент, как яды. Тщательно готовится попытка отравить молодого короля. Епископ Арля Раймунд, вошедший в доверие к Владиславу, подсыпает в вино, предназначенное королю, яд. Здоровый организм молодого короля сумел справиться с отравой. Король долго болел, в конце концов выздоровел, но до конца своих дней остался заикой. Это покушение еще больше сблизило семейство Дураццо с Римом.

В начале мая 1390 года брат папы посвящает Владислава в рыцари, а в конце этого же месяца произошла коронация Владислава, как короля Сицилии и Неаполя. Это событие семейство Дураццо отметило пышными торжествами, которые должны были показать всему миру, что в Неаполе наступили новые времена!

Примерно в это же самое время французский король Карл VI с пышной свитой прибывает в Авиньон, где находился папа Климент VII, и уже поджидал его Луи II Анжуйский. Луи приносит присягу на верность французскому королю и получает из рук французского папы неаполитанскую корону. Так неаполитанцы неожиданно получили еще одного короля. Сразу же началась активная подготовка новой французской экспедиции в Италию.

Римский папа Бонифаций IX имел свои взгляды на будущую карту Европы и решил упрочить положение Владислава не только как короля Неаполя, но и к

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 435

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>