Дипломная работа на тему "Общественно-политические взгляды Л. А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы)"

ГлавнаяИстория → Общественно-политические взгляды Л. А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Общественно-политические взгляды Л. А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы)":



Дипломная работа

Общественно-политические взгляды Л. А. Тихомирова

(конец 1880-х – 1910-е годы)

Содержание

Введение

1. Переход Л. А. Тихомирова из рядов революционеров в стан консерваторов (конец 1880-1890-е гг.)

2. Первый этап консервативного творчества Л. А. Тихомирова

3. Л. А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века

Заключение

Список использованной литературы

>Введение

На современном этапе развития отечественной историографии интерес к творчеству консерваторов прошлого века значительно усилился. Современная Россия, бесспорно, нуждается в идеологии, способной не только консолидировать общество, но и предоставить идейно-политическую базу, способную прогнозировать развитие страны на десятилетия вперёд. Говоря об идеологическом наследии учёных-консерваторов, нужно отметить, что творчество каждого отличительно. Лев Александрович Тихомиров является одним из виднейших представителей консерватизма конца XIX –начала XX. Изучение личности и творческого наследия его, как народовольца, монархиста, религиозного философа, наконец, мемуариста и историка представляется весьма актуальным. Тихомиров является одним из наиболее ярких выразителей и проявителей русских противоречий, и он же в своей жизни их соединяет. Его общественно-политические взгляды представляют особый интерес для исследователей, так как спектр затронутых в его трудах проблем очень широк (начиная с политического устройства, заканчивая духовной жизнью) и рассматривались они в контексте российской истории.

Объектом исследования является публицистическая деятельность Тихомирова в ограниченный хронологическими рамками период. Его общественно - политическая позиция.

Предметом исследования - теоретическое наследие Льва Александровича.

Хронологические рамки дипломной работы определяются к.1880х -1916 гг, то есть затрагивают период консервативного творчества Л. А. Тихомирова Первая дата-1888- коренной перелом мировоззрения, выход рубежной работы «Почему я перестал быть революционером» и переезд в Россию. Вторая - заключительный этап деятельности Тихомирова уже как зрелого консерватора, создание последней значительной работы – «Религиозно-философские основы истории»

Историография

Степень изученности выбранной темы не может считаться достаточной. Несмотря на большое количество литературы о Тихомирове, содержащей порой прямо противоположные оценки, до сих пор отсутствует анализ этой литературы. Те работы, и те новые источники, которые вышли за последние 15 лет, нуждаются в анализе. Их обилие обосновывает необходимость подробной рубрикации библиографии.

Литературу, использованную для работы, можно разделить на три историографических периода: дореволюционный, советский и современный. Дореволюционная историография в основной массе представлена статьями и рецензиями и носит откровенно полемистичный, а не исследовательский характер. Диапазон трактовок Тихомирова довольно широк. В революционно-демократической прессе («Речь»,»Искра») его оценивали как «реакционера», в идейно близких ему кругах как «сторонника этического монархизма»,а черносотенная пресса называла его «изменником».

Очень ярким выразителем мнения левого крыла о Тихомирове был Г. В. Плеханов («Избранные философские произведения» том 1 М.,1956г.) Его статья - «Новый защитник самодержавия или горе господина Тихомирова»- это ответ на брошюру Льва Александровича « Почему я перестал быть революционером»(3 марта 1888 года). Плеханов уличает его в незнании русской истории и неправильном понимании революционной идеи. Причины эволюции взглядов Тихомирова он усматривает в реакционных элементах самих народнических доктрин, связанных с неверной трактовкой роли крестьянской общины в экономическом процессе.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по необходимой вам теме. Мастерское написание дипломных проектов под заказ в Самаре и в других городах России.

Второй этап историографии удобно разделить на три временных отрезка. Первый приходится на 1920-1930е гг. Он связан со становлением марксистского подхода в изучении российской истории и стремлением молодой советской науки изучать революционное движение. На первом месте – интерес к личности Тихомирова.

Главный вопрос, который затрагивался тогда - «причины ренегатства Тихомирова.

В этот период востребованным оказался мемуарный пласт его наследия, главным образом, дневники, относящиеся к монархическому периоду его деятельности, что на долгие годы обусловило интерес исследователей к биографии и идейной эволюции Тихомирова. Поскольку теоретические работы Тихомирова, написанные им после 1888г., замалчивались, нельзя говорить о полноценном изучении творчества мыслителя в этот период. Его главное значение – накопление источников

Выделяется здесь позиция Веры Фигнер, познакомиться с которой можно в предисловии к «Воспоминаниям»(1927г) Тихомирова. Она рассуждает о тех скрытых причинах, которые предопределили переход Льва Александровича в стан консерваторов. Её статья наполнена фатализмом и анализом психологического состояния Тихомирова.

Вопрос ренегатства так же был затронут в статьях С. Н. Валка («Пролетарская революция»1927 №8-9) и Б. И. Николаевского («Каторга и ссылка»1928 №1). Учёные дают характеристику «Воспоминаниям» Тихомирова, их историчности. Их оценки Льва Александровича как учёного и сторонника консервативной идеологии слишком категоричны, иногда даже грубы.

1940-1960-е гг. - время некоторого затишья, связанный со сталинским вето на изучение народовольства. Так как ренегатство Тихомирова компрометировало революционное движение, отдельные вопросы, связанные с эволюцией его взглядов, не изучались.

В 1970-1980гг. изучение наследия Тихомирова связано с именем В. Н. Костылева. Он предложил более мягкий под ход к предательству Тихомирова. В 1980 году вышла его работа «Ренегатство Л. А. Тихомирова и русское общество конца XIX века» в сборнике «Проблемы истории СССР». Всё же первым полноценным исследованием, посвященным Тихомирову, может считаться лишь диссертация В. Н.Костылева «Лев Тихомиров на службе царизма: (Из истории общественно-идейной борьбы в России в конце XIX начале XX вв.)» Защищенная в 1989 г., эта диссертация до сих пор остается самым полным сводом архивно-библиографических источников творчества Тихомирова до 1987 г. (года ее написания) и одновременно своеобразным 100-летним итогом изучения творчества Тихомирова. Костылевым впервые была обрисована широкая панорама реакции русского общества на переход революционера Тихомирова в правительственный лагерь, были представлены оценки этого события со стороны революционеров, монархистов, либералов, а также политической эмиграции.

Следует отметить, что предшественником Костылева был Ю. В.Давыдов. В исторических романах Давыдова о народовольцах уже в 1970-80-х гг. было поднято большинство вопросов, по отдельности обсуждавшихся впоследствии, во вступительных статьях и предисловиях 1990-х гг. к переиздаваемым работам Тихомирова

На современном этапе историографии В. Н. Костылев же одним из первых коснулся изучения наследия Тихомирова. В 1992 году вышла его статья «Выбор Льва Тихомирова» в журнале «Вопросы истории»№6-7. В этой обзорной статье были затронуты вопросы публицистики Тихомирова и аспекты личной жизни.

Говоря о современном этапе историографии, нельзя не отметить труды Михаила Смолина, которые содержатся в переизданных трудах Тихомирова. В работе «Всеобъемлющие идеалы» Л. Тихомирова («Религиозно-философские основы истории 1999г.»), Смолин анализирует вехи биографии философа-консерватора и его позиции по социально-политическим вопросам с 1886 по 1916 годы. В статье «Имперский проект социального монархизма» Л. Тихомирова («Христианство и политика» М., 1999г.), Смолин даёт характеристику к социальным и государственническим идеям бывшего народовольца и освещает его взгляд на церковный вопрос в духовной жизни общества и в политике государства. В 1992г. в журнале «Литературная учёба» в № 1-2-3 вышла статья Евгении Ивановой «К. Н. Леонтьев: Судьба и идеи». В ней содержатся сведения о влиянии творчества Леонтьева на взгляды Тихомирова как философа. В этом же году в журнале «Вопросы философии» №5 В. Н. Назаров выпустил статью «Загадочный Лев Тихомиров» о духовном повороте Тихомирова от революционности к монархизму. Назаров делает вывод о том, что суть духовного перелома Тихомирова заключалась в обретении «мистического чувства жизни».

В журнале «Отечественная история» за 2001г. №3, опубликованы материалы круглого стола «Русский консерватизм: проблемы, подходы, мнения» в ходе которого было затронуто и творчество Тихомирова. А. В. Репников коснулся проблемы патерналистского отношения к власти в среде консерваторов. А С. В. Тютюкин сделал вывод о том, что «консерватизм многолик и вечен, это определённое состояние души».

В 2004г. Вышла в свет книга Олега Милевского «Л. Тихомиров: две стороны одной жизни». Её по праву можно назвать библиографической ценностью. Эта работа освещает жизнь и творчество Льва Александровича с начала 1870-х годов в стане революционных организаций до его поворота к консерватизму в конце 80-х годов. Книга Милевского достаточно подробно описывает жизнь Тихомирова, разделяя её на периоды, и содержит не только характеристику, но и оценку деятельности.

В целом, можно сказать, что историография по данной теме не столь богата, насколько это позволяет та источниковая база, которую оставил Тихомиров.

Цель исследования - реконструировать и проанализировать содержание теоретического наследия Л. А. Тихомирова как консерватора, выявив их особенности. Выполнение данной цели предполагает решение следующих задач:

Задачи исследования:

1)  Осветить переход Тихомирова из лагеря революционеров в стан консерваторов, проанализировав мировоззренческое и идеологическое обоснование его новых ценностей.

2)  Рассмотреть первый этап творчества Тихомирова как консерватора, основные вопросы, которых он коснулся в своей ранней публицистике (1889 – конец 1890-х гг.)

3)  Исследовать деятельность Тихомирова как одного из виднейших теоретиков самодержавия начала XX века

Источниковой базой исследования являются произведения самого Л. А. Тихомирова, его воспоминания, статьи в журналах «Русское обозрение» ( за 1892-1897гг.) и «Московские ведомости» (за 1909-1913гг), а так же научные труды. Таким образом всю источниковую базу исследования можно разделить на следующие группы:

1)  Мемуары и дневниковые записи.

«Воспоминания» (1927 год) Тихомирова представляют собой дневниковые записи, которые наглядно демонстрируют моральное состояние автора в переломный период перехода на сторону консерватизма.

«Тени прошлого» (2000 год) автобиографическое произведение, которое поэтапно описывает жизнь и деятельность Тихомирова, начиная с детства и заканчивая пребыванием в стане консерваторов. Так как работа автобиографичная, то не только наполнена фактами из жизни, но и душевными переживаниями.

2) Теоретические труды автора

В сборнике статей «Христианство и политика» (1999 год) собраны многие публицистические работы Тихомирова за 1892-1920-е годы, посвящённые самым различным проблемам – от толкования апокалипсиса до оценки деятельности Столыпина. Но христианство и политика как главные ипостаси жизни Тихомирова являются ведущими понятиями этого труда. Работа «Церковный собор, единоличная власть и рабочий вопрос»(2003 год) Тихомиров предстаёт перед нами уже как зрелый консерватор, что выражается в его особом интересе к государственно-правовой проблематике и метафизическим вопросам. Мировоззрение, проникнутое религиозным смыслом бытия, сформулировало у Тихомирова особую и основательно продуманную систему «этического монархизма». Наверное, важнейшей работой Тихомирова является «Монархическую государственность»(1905г). Это - уникальный труд в отечественной социально-политической мысли, даже противники монархии называли его «лучшим обоснованием идеи самодержавной монархии». Цель этой работы - не познакомить с прошлым, а дать напутствие на будущее.

3) Стать и периодика

Работа «Критика демократии» (1997 год) включает статьи Тихомирова из журнала «Русское обозрение» и из «Московских ведомостей» за 1892-1897 годы, а также постановочную работу «Почему я перестал быть революционером»(1888год). Работа эта стала одновременно и рубежом в творчестве Тихомирова и своеобразным пропуском на Родину. Он даёт совершенно новые оценки таким процессам как терроризм и оценка государственного управления и объясняет свой уход из «Народной воли». Статьи Тихомирова в правых изданиях начала XX века охватывали очень широкий спектр актуальных проблем политической жизни страны: оценка деятельности Государственной Думы, конституции, народного представительства.

При написании дипломной работы были использованы следующие Методы исторического исследования:

метод системного анализа, который позволил решить поставленные в работе задачи, характеризуя позиции Тихомирова на фоне развития консервативной мысли конца XIX-начала XX века;

историко-сравнительный метод, который помог определить особенности подходов Тихомирова в рамках развития российской консервативной теории в целом историко-антропологический метод, использование которого позволило проследить, насколько идейно-политические взгляды Тихомирова отразились в его публицистике.

1. Переход Л. А. Тихомирова из рядов революционеров в стан консерваторов

Жизнь и мировоззрение Льва Александровича Тихомирова стали в последние годы предметом изучения со стороны многих отечественных исследователей. Возможно, это связано с тем, что Тихомиров был нетипичным консерватором.

Л. А.Тихомиров родился 19 января 1852 г. в семье военного врача. В 3 классе гимназии он уже зачитывается Писаревым, его «хлесткой, здоровой полемикой» и "Русским словом". Окончив гимназию, учился в Московском университете - сначала на юридическом, затем на медицинском факультете, где включился в революционную деятельность. Став одним из активных участников народнического движения, осенью 1871 г. вошел в кружок "чайковцев". В I873 г. Л. А. Тихомиров 6ыл арестован и осужден по известному делу о "193-х". Проведя более четырех лет в Петропавловской крепости, Тихомиров вышел на свободу. С лета 1878 года он на аристократических условиях (без голосования) был принят в центр организации «Земля и воля». А с 1879 г. Тихомиров стал членом Исполнительного комитета "Народной воли". А в 26 лет это дипломированный четырьмя годами тюрьмы профессиональный. революционер. Прожив некоторое время у родителей под административным надзором, Тихомиров покидает отчий дом и переходит на нелегальное положение. После раскола "Земли и воли" на "Черный передел" и "Народную волю" он примкнул к последней, став членом Исполнительного комитета, Распорядительной комиссии и редакции "Народной воли". Способствует ее расколу и выделению террористической «Народной воли», редактором подпольной типографии, которой он становится. Впоследствии Тихомиров вспоминал, что главным было то, что эта редакция существовала вопреки всем стараниям полиции. Это был период молодости русского терроризма. Рано оторвавшись от семейного очага, о котором впоследствии часто вспоминал, Тихомиров так и не смог создать свой собственный дом в полном смысле этого слова.

Для «героического периода революционного народничества» фигура Тихомирова была, наверное, самая трагическая, но без нее вся галерея главнейших деятелей «Народной воли» слишком долгое время выглядела не в истинном свете. Народовольцы не стали той дверью, которою в Россию вошла Революция, но их пример явился стимулом для нового поколения революционеров, поэтому так важно, что именно в лице Тихомирова мы имеем следующее крупное осмысление русского революционного опыта.

После убийства Александра II, когда партия была разгромлена, Тихомиров в 1882 г. уехал за границу. Перед этим он направил Александру III открытое письмо Исполнительного комитета "Народной воли". Живя в Париже Тихомиров вместе с П. Л.Лавровым издавал "Вестник Народной Воли".
Как бы ни относиться к личности Тихомирова, нельзя отрицать, что это был своеобразный заключительный аккорд в истории «Народной воли», и историку этой организации нельзя от него открещиваться. Ведь большинство из «ушедших в народ» в революцию также не вернулось... Льва Александровича Тихомирова часто сравнивают с Федором Михайловичем Достоевским. Отказ М. Н. Каткова, К. Н. Леонтьева, К. П. Победоносцева от своих убеждений можно объяснить возрастным “плавным поправлением”. Тихомиров и Достоевский - резко порвали с революционным прошлым. Жизнь Льва Тихомирова четко делится на две части: революционер, член Исполкома “Народной воли”, один из основных лидеров и, теоретиков народовольцев и консерватор, яростный защитник самодержавия и православия, ведущий публицист проправительственных журналов.

Если можно согласиться с обвинениями в предательстве, то с отсутствием убеждений и беспринципностью согласиться трудно. Лев Александрович согласовал с голосом сердца, а не с общественно-политическим учением и конъюнктурой. Ни бывшие соратники, ни новые союзники не простили ему “двуличия”, революционеры от него отвернулись, как от предателя, а лидер крайне правого черносотенного движения В. Н. Пуришкевич при встрече не подал руки бывшему подпольщику.

Опасная революционная работа отнимала силы и время. Дружеские отношения, как правило, складывались только с теми, кому доверяли. У Тихомирова завязался роман с С. Л.Перовской, который едва не привел к браку. Но, выйдя из тюрьмы, Тихомиров постепенно отдалился от старой знакомой, а тут еще судьба свела его с уроженкой города Орла, Екатериной Дмитриевной Сергеевой, входившей в Исполнительный комитет "Народной воли". Летом 1880 г. Тихомиров, воспользовавшись фальшивым паспортом, обвенчался с ней. Брак был не только официальным, но и закреплялся церковным обрядом венчания, на котором шафером был Н. К.Михайловский, а в числе приглашенных были: В. Н.Фигнер, А. И.Желябов и С. Л.Перовская. Впоследствии у Тихомирова родились два сына - Николай и Александр, и две дочери - Вера и Надежда.

После убийства Александра II народовольцами, и последовавшего за этим разгрома партии, в 1882 г. Тихомиров уехал в Швейцарию, в затем перебрался во Францию. Обосновавшись в Париже, Тихомиров продолжал заниматься революционной деятельностью. Именно за границей в его взглядах произошел перелом. Уехав из России революционером-нелегалом, он вернется туда православным монархистом.

Время, проведённое за границей стало тяжёлым этапом жизни Тихомирова, с каждым месяцем росло отчаяние Тихомирова. Тяжкие думы усугублялись постоянным безденежьем, порождающим ссоры между супругами и болезнью сына (менингит). В 1884 г. одна за другой следуют записи в дневнике: «Я еще никогда не был в таком настроении, близком к отчаянию. Будущее темно»; Страшно за будущее! Иногда я спокоен и чувствую какое-то странное утешение, когда думаю, что одна секунда, одно движение пальца может навсегда освободить от всякой гадости и тяжести. Но это редко. Я все еще боюсь смерти, и иногда хочется жить, безумно хочется. Вообще паскуднейшее состояние. Чем-то это кончится!; Все рушится кругом»[1]. Корневую черту творчества Тихомирова Павел Флоренский охарактеризовал следующим образом: «ум его острый и разрывающий материал как добычу, не особенно плодотворен: начинает всегда очень сильно, а потом всю деятельность разоряет, и никакого заключения — нет». Действительно, Тихомиров «качался» вместе с различными пластами русской истории, ярко их воплощая. Но Тихомиров не просто проявил себя в разных пластах культуры, но и принес «плоды» в виде работ - революционных, монархических и богословских. Им хорошо показана и катастрофичность русской истории, и ее удивительная противоречивость. В 1885 году Лев Александрович окончательно порывает с организацией и разочаровавшись во всём, чему служил, и во что верил начинает поиски новой, разумной идеи. Полное разочарование Тихомирова воплотилось в тезисе «Революция в России в смысле сознательной силы не существует» Он переехал в тихое местечко близ Парижа и вел скромное отшельническое существование. Тихомиров разубедился в прежних жизненных ценностях и политических ориентирах, полностью разочаровавшись в революции, в людях, в собственной личности. Единственная твердыня в которой Тихомиров ни разу не усомнился это-Россия. В не зависимости от политических приоритетов. Тихомиров всегда оставался патриотом.

5 января 1888 г. Тихомиров записывает в дневнике о радикальных революционерах: «Я, безусловно, ничего общего с ними не имею, и просто начинаю ненавидеть то бунтовское направление и настроение, которые составляют существеннейшую подкладку нашего революционного движения»[2]. Задумываясь о будущем, он не видел впереди ничего хорошего: «Передо мною все чаще является предчувствие или, правильнее, ощущение конца… И сгинуть в бессмысленном изгнании, когда чувствуешь себя так глубоко русским, когда ценишь Россию даже в ее слабостях, когда видишь, что ее слабости вовсе не унизительны, а сила так величественна… Это ужасно, это возмутительно!».[3] В том же году вышла брошюра Тихомирова "Почему я перестал быть революционером?", которая окончательно подвела черту под его прошлым. 12 сентября 1888 г. Тихомиров подал Александру III прошение с просьбой о помиловании. Порвав с преступниками, Тихомиров в 1888 обратился к Александру III с покаянным письмом, в котором подводил главный итог русской патриотической мысли к. XIX в.: «Чрезвычайную пользу... я извлек из личного наблюдения республиканских порядков и практики политических партий. Нетрудно было видеть, что Самодержавие народа, о котором я когда-то мечтал, есть в действительности совершенная ложь и может служить лишь средством для тех, кто более искушен в одурачивании толпы»[4]. За границей Тихомиров увидел, как невероятно трудно восстановить или воссоздать государственную власть, однажды потрясенную и «попавшую в руки честолюбцев». Все это осветило для Тихомирова его прошлое, его опыт и размышления и придало смелости подвергнуть строгому пересмотру пресловутые идеи Французской революции. Он решил для себя, что развитие народов, как всего живущего, совершается лишь органически, на тех основах, на которых они исторически сложились и выросли, и что поэтому здоровое развитие может быть только мирным и национальным...

Таким путем Тихомиров понял, какое драгоценное сокровище для народа, какое незаменимое орудие его благосостояния и совершенствования составляет верховная власть с веками укрепленным авторитетом. Он был прощен, и, вернувшись в Россию, развернул активную публицистическую деятельность, установив прочное сотрудничество с газетой «Московские ведомости». С годами Тихомиров становится одним из ведущих публицистов монархического лагеря, а с 1909 по 1913 гг. возглавляет «Московские ведомости». Помимо этого, Тихомиров был участником Предсоборного присутствия (1906 г.), занимавшегося подготовкой Поместного Собора Русской Православной Церкви; а с 1907 по 1911 год являлся консультантом П. А.Столыпина.

У многих публицистов консервативного лагеря карьера Тихомирова вызывала зависть - вчерашний изгой, гонимый революционер, вдруг становится известным правым публицистом, а потом и занимает пост редактора крупнейшей монархической газеты. Те, кто завидовал Тихомирову, не знали о его сомнениях, скрытых от посторонних глаз. Хотя Тихомиров и сумел завоевать доверие правительства, он не был доволен жизнью. Две проблемы, занимавшие его долгие годы, в полной мере нашли свое отражение в дневнике. С одной стороны, он должен был обеспечивать семью, с другой - мучился от невозможности занять то положение в обществе, которое, как он считал, принадлежало ему по заслугам.

В июне 1896 года он записал: «В какой-нибудь поганой республике, в Париже, если дают орден почетного легиона лавочникам, то дают и писателям. У нас же... будь ты хоть великим публицистом - хоть заслужи царю, как никто, - все останешься вне государства, вне его внимания. Это очень обидно, и не за себя, а за государство». [5]

Тихомиров чувствовал необходимость иметь влиятельного покровителя. Отсутствие деловой хватки - характерная черта многих русских консерваторов. Их патерналистские чаяния часто переносились и на личную жизнь. В отличие от своих предшественников - славянофилов и охранителей, они не имели никаких доходов с поместий, и, в отличие от своих либеральных современников, не могли вписаться в менявшиеся экономические отношения. Заботой Тихомирова становятся поиски постоянного и стабильного заработка. Он давно мечтал о службе.

Тихомиров не верил в свои силы, и сомневался в силе самодержавной России. Еще 18 сентября 1889 г. он писал о том, что сделать ему в общественном смысле ничего не удастся и констатировал, что Теперь задачу свою видит не в том, чтобы что-нибудь сделать крупное, а в том, чтобы «остаться маленьким, ничего крупного не делающим, а только исполняющим маленький ежедневный долг»[6]. «Ужасно трудно это. Воспитался на стремлении к грандиозному»[7].

Привыкнув за годы революционной деятельности и эмиграции к беспокойной жизни и неустроенности, Тихомиров, даже обретя службу и постоянное место жительства, так и не смог сделать уютной огромную квартиру на Петровке, выделенную ему как редактору правительственной газеты. Но тихая семейная жизнь была плохо несовместима с деятельностью Тихомирова. Как отмечал Сергей Фудель: «Лев Александрович боролся непреклонно и страстно в книгах, статьях и выступлениях за тепло в мире, за сохранение этого уходящего из мира тепла, но не знал, что надо начинать с борьбы за тепло в собственном доме... Он воевал за то, что он понимал как христианскую государственность, и свою жизнь воспринимал как жизнь в окопах этой войны»[8]

Постепенно во взглядах Тихомирова стал намечаться серьезный перелом, связанный не только с изменением политического мировоззрения, но и с обращением к религии. Уникальность духовного опыта Тихомирова заключалась в том, что он пришел к вере через революционную деятельность. Присутствие «высшей воли» в человеческой жизни давно ощущалось Тихомировым: «Еще в России, в 1879, 1880, 1881 годах, я, переживая жизнь заговорщика, почувствовал, что мы.. воображая делать все по-своему, действуем, однако, словно пешки, двигаемые чьей-то рукой, в виду достижения цели не нашей, а какой-то нам неизвестной....Эта неизвестная рука действовала так властно, что я испытывал суеверный страх...»[9]

Определенным катализатором происходивших в душе Тихомирова изменений стал случай, когда он, в поисках ответа на мучившие его вопросы, открыл Новый Завет и наткнулся на слова: «И избавил его от всех скорбей его, и даровал мудрость ему и благоволение царя Египетского фараона...»[10]. Пытаясь расшифровать эту фразу, он пришел к выводу, что Бог указывает ему на Россию и на необходимость покаяния за прошлое. Полиция русская, в лице Рачковского, работала во Франции с крайней изобретательностью. На Тихомирова же, который в департаменте полиции считался «главным организатором всех злодеяний революционеров», естественно обращалось особенно чуткое внимание. Ко всему этому можно добавить полное безденежье, болезни жены и, наконец, ребенка. Но не стоит вслед за соратниками-революционерами говорить о слабости личности Тихомирова. Здесь дело глубже. Да, любой революционер, как и всякий человек цельного мировоззрения, проходил через подобные испытания и вопросы, которые ему задавала жизнь. Но это и есть та духовная или идейная борьба, которая идет в самой жизни. Ее исход и есть сама история, а ее временные итоги — победа тех или иных идей. В церковном народе это называется «посещением Божиим». Именно так это понимал и сам Тихомиров. Впоследствии Лев Александрович напишет, что революция была борьбой с «основным русским фондом души»...

В 1888 г. в Париже вышла брошюра Тихомирова «Почему я перестал быть революционером». Смысл брошюры был очень прост. Чем менее страна желает революции, тем больше революционеры вынуждены становится на путь терроризма. На её страницах Лев Александрович поясняет причины выхода из «Народной воли», обвиняя нынешних революционеров в кружковщине и не способности к великим делам. Тихомиров констатирует, что французская жизнь показала действительно драгоценные стороны культуры и ничтожную цену революционных идеалов. Его брошюра «Почему я перестал быть революционером» стала крупнейшим обличительным документом террористической эпохи в России. Тогда же он направил на Высочайшее имя прошение, в котором выразил раскаяние в своей прежней революционной деятельности и попросил разрешения вернуться на родину. Александр III простил человека, некогда дерзнувшего ставить ему ультиматум, прибавив, что будет очень рад сделать все возможное для Тихомирова.

После возвращения в Россию Тихомирову пришлось преодолевать неизбежное недоверие по отношению к его поступку. Он тяжело переживал обвинения в неискренности, хотя, еще находясь за границей, предвидел возможность подобного настороженного отношения. Друг юности, соратник Тихомирова народоволец С. Синегуб посвятил ему небезынтересные здесь строки:

«Теперь главу склонивши долу

Вошел в языческий ты храм

И воскуряешь произволу

Благоговейно фимиам»[11].

Уникальность духовного опыта Тихомирова заключалась в том, что он пришел к вере через революционную деятельность. Неудивительно поэтому преуменьшение исторической роли такого события в советской историографии. Ведь в какой-то степени это был венец победы реакции Александра III над революцией, которая еще долго не могла оправиться. Его примеру возвращения в Россию последовало 10 человек. Нравственный переворот Льва Тихомирова был глубоко личным обретением новой реальности Бога и Родины. Здесь истоки того, что в своей последующем творчестве на первое место он ставил интересы личности и всегда считал, что целью жизни общества и целью человеческой историй может быть только то, что способно стать целью жизни отдельной личности. Значение же тихомировской эволюции было оценено только после 1917-го, когда сбылось слишком многое из того, о чем он с таким отчаяньем предупреждал. Вспоминаются слова Энгельса. В отличии от русских революционеров он и не думал сомневаться в искренности раскаяния Тихомирова. Напротив, заговорил о шовинизме.

Причин обращения Тихомирова в новую идеологии было много. Еще точнее сказать, что они сошлись все вместе. Это и упадок «Народной воли» и кружковый, если не сектантский дух русской революционной эмиграции, не всегда обаятельно смотревшейся на фоне нереволюционных кругов, которые на удивление оказались во Франции. Это и наблюдения за французским парламентаризмом, подтачившие сам принцип «Народной воли». «Все, что мой ум вырабатывал самостоятельно, давно боролось с принятыми на веру идеями революции».[12]

Существует несколько точек зрения по поводу ренегатства Тихомирова:

1)Тихомиров не был борцом, в его измене народовольчество ни при чем.

По мнению В. Фигнер подобный отход от идеологии связан психическими отклонениями личности, не способной пережить идейную драму, после распада организации: «Рассмотрение всей жизни Тихомирова доказывает, что это был человек безвольный и бесхарактерный: поддавался влияниям, которые одинаково могли поднимать его на высоты и опускать в низины» [13]

2) Ренегатство – отражение упадка «Народной Воли» и торжества реакции в России 1880-х гг., а сам Тихомиров всего лишь «герой политического безвременья». Такой точки зрения придерживался Г. В. Плеханов а так же личные враги, например, Н. А.Морозов – «конкурент» в редакции печатного органа «Народной Воли» «слишком террористические» статьи которого Тихомиров обыкновенно не пропускал в печать и находящиеся на тот момент «в силе» вожди эмиграции, которые сделали все от них зависящее, чтобы не допустить молодежь последовать за Тихомировым..

Все сошлось вместе, чтобы поставить перед революционером один единственный вопрос - важна ли ещё для него та идея ради которой он пережил столько лишений, в которую так верил и за которую боролся?!

Поступок Тихомирова типичен еще и в ином смысле. Начался процесс мучительного возвращения интеллигенции, переболевшей западными идеями, на Родину. И это в то время, когда народ, в свою очередь, только входит в курс западных идей, во вкус западного просвещения. Чего стоило в то время вернуться в Россию, «перестать быть революционером»? «Меня несомненно предадут анафеме, обзовут изменником, ренегатом, проделают много пошлого, банального, чего не делают, например, с Достоевским, громадная гениальность которого затыкает рты»[14] писал Л. А. Тихомиров. В 1889 году Тихомиров возвращается в Россию в самом счастливом подъеме творческих сил, окрыленный самыми светлыми стремлениями. В целом нужно сказать, что правые круги отнюдь не приняли его с распростертыми объятьями. В чем его только не подозревали. Чего стоило в то время «вернуться в Россию», «перестать быть революционером»?

Итак, можно говорить о том, что изменение идейных ориентиров Тихомирова не было внезапностью. Процесс переосмысления реальности происходящего шёл постепенно, в течении нескольких лет. Со стороны Тихомирова это был логичный шаг, не только с точки зрения разума, но и по воле души и сознания.

Вернувшись на Родину, Тихомиров заводит множество знакомых в правых кругах. Влиятельные лица в правящих кругах пророчили Тихомирову стать помощником князя В. П. Мещерского в «Гражданине». Но Лев Александрович сомневался на этот счёт, да и К. П. Победоносцев, оценив его способности по заслугам, рекомендовал Тихомирова редакции «Московских ведомостей» - «вполне русской, единственно патриотической и самого надёжного направления газете». В сентябре 1890 года Тихомиров становится штатным сотрудником этого издания, на страницах которого печатал статьи по социально-экономическим, политическим вопросам, а также «обличал» либеральную прессу, выискивая в ней крамолу в духе М. Н. Каткова. Но «Московские ведомости» не стали для Тихомирова «подлинно своим изданием», так как редактор бесцеремонно обращался с его статьями, добавляя «банально-благонамеренные» и бранные выражения. Потому Тихомиров и ушёл в «Русское обозрение»- орган, способный стать центром сплочения всех истинно национальных сил. За девять лет существования этой газеты (с 1890 по1898гг.) Тихомиров опубликовал на её страницах большое число рецензий и статей, многие из которых имели даже программный характер.

Взаимоотношения Тихомирова с могущественным обер-прокурором Синода были весьма противоречивыми. К. П. Победоносцев сначала предлагал после прощения отправить Тихомирова в монастырь, однако после прочтения брошюры заинтересовался, а затем поверил и в искренность раскаяния и впоследствии всегда поддерживал и направлял его. Победоносцев искренне поверил в идейное перерождение Льва Александровича, оценил его способности как публициста и рекомендовал в «Московские ведомости». Но общение их развивалось не только на профессиональном уровне, соратники вели оживлённую переписку, Победоносцев помогал советами и материалами для работы. Со своей стороны Тихомиров высоко ценил общение с обер-прокурором Синода, поддерживал его в печати, выступая против либеральных критиков «Московского сборника», изданного Победоносцевым. Но не смотря на тесное общение и приверженность одной идеологии, Победоносцева и Тихомирова разделяли существенные разногласия по многим политико-социальным вопросам. Тихомиров не мог согласиться с неприятием Константином Петровичем всякого вмешательства в общественную жизнь. А Победоносцев скептически относился к теоретическим изысканиям Тихомирова, стремившегося найти новое обоснование монархической форме правления. Кроме того, коллеги не сходились во мнениях по церковному вопросу - Константин Петрович оставался противником освобождения церкви от опеки Синода, за что ратовал Тихомиров. Своё отношение к Победоносцеву Лев Александрович определил следующей фразой в личном дневнике: «Я неистребимо люблю этого человека, не смотря на то, что чаще и чаще недоволен его политикой. Практик, и всё-таки – архичиновник, может быть, потому и чиновник, что практик»[15]. Подобные расхождения во мнениях типичны для представителей двух направлений традиционализма - творческого и консервативного.

Л. А. Тихомиров и К. Н. Леонтьев

Эти два видных представителя русского традиционализма удивительно быстро нашли общие точки соприкосновения, но к сожалению общение их было недолгим. Леонтьев и Тихомиров вели оживлённую переписку, делясь подробностями личной жизни и планами творческими. Константин Николаевич стал для Тихомирова человеком, определившим его духовное развитие. Советы такого знатока православия, как Леонтьева помогли вернуться покаявшемуся нигилисту в лоно Церкви. Константин Николаевич видел в Тихомирове соратника и последователя, возлагал большие надежды на его публицистическую деятельность. Они также сошлись во мнениях в отношении практической работы, главным образом – антиреволюционной. И всерьёз обсуждали создание тайного общества для эффективной борьбы с революционным движением. Дальнейшему сближению двух видных традиционалистов помешала кончина Константина Николаевича, после которой Тихомиров написал ряд работ, в которых разъяснял леонтьевские идеи и защищал их от нападок либеральной публицистики. В своей статье «Русские идеалы и К. Н. Леонтьев» Лев Александрович раскрывает творческий характер автора «Византизма и славянства», утверждая, что Леонтьев звал к «прогрессу того типа, который мы получили от рождения, то есть, никакого ретроградства в данной теории нет. Леонтьев оказал на Тихомирова не только нравственное воздействие, но и влияние как на мыслителя. Например, Лев Александрович также был равнодушен к славянскому вопросу и развивал идею корпоративного устройства общества, как и Леонтьев. Но всё же идейные расхождения имели место быть – Леонтьев отвергал любые формы народного представительства, а Тихомиров, напротив, - составил целую систему монархического народного представительства. Тихомиров относился к социализму как к «рабскому антихристианскому строю»[16], а Леонтьев в социализме видел позитивную реакцию на ненавистный ему либерализм. Отношения Тихомирова с русскими почвенниками.

Пропаганда идей славянофилов и почвенников занимала определённое место в публицистике Тихомирова. Лев Александрович предавал им консервативную направленность и мало связывал со старым славянофильством 40-60х гг. XIX века. Но славянский вопрос занимал в его публицистике не такое место, чтобы можно было отнести его к данному течению. Среди идеологов данного течения самые близкие отношения у Тихомирова сложились с О. А. Новиковой и её братом А. А. Киреевым. Идейного единства между традиционалистами не было, что не мешало их сотрудничеству в личной жизни. Тихомиров считал, что славянофилы касаются далеко не всех важных вопросов. Он не поддерживал критической киреевской оценки идей Леонтьева и идею о сближении православных и старокатоликов. А Киреев не воспринимал корпоративные проекты Тихомирова.

Идеологи панславизма вели с Тихомировым резкую полемику. С. Ф. Шарапов называл Льва Александровича «революционером, втёршимся в ряды консерваторов, чтобы подрывать государственную власть»!1. Во многом идейно расходясь с панславистами, Тихомиров отрицал за ними право называться единственными последователями наследия Хомяковых и Аксаковых. А в своей публицистике он развивал и конкретизировал социальное учение классиков славянофильства: идею о необходимости сочетания самодержавия с местным самоуправлением он дополнил предложением построения общества как союза профессиональных корпораций.

В 1892-1894гг. между бывшими товарищами – Тихомировым и В. Соловьёвым разгорелась полемика по поводу статьи Тихомирова «Духовенство и общество в современном религиозном движении», где он обвинял Соловьева и Толстого в попытках «рассудком искать религиозную веру» и призывал к бесхитростному подчинению авторитету церкви. Охранители были недовольны тем, что их поучает бывший революционер.

«Высокое доверие» было скорее исключением. В своем письме известной в правых кругах писательнице О. А. Новиковой Тихомиров с горечью писал, что недоверие к нему монархистов очень скверный признак: «Как! Неужели люди русской истории, русского Царя не могут себе представить, что их дело, их идеи могут кого-нибудь искренно привлечь?»[17] В другом письме тому же адресату он уже жалуется на то, что в России невозможно найти убежденного монархиста.

Таким образом, можно говорить о том, что по возвращении на Родину Тихомирову было необходимо укреплять свой статус в качестве консервативного публициста, заводя полезные для его творчества знакомства. Не многие посчитали нужным поверить в его искренность, что неудивительно в данной ситуации. Однако, как представитель интеллигенции, Тихомиров грамотно и душой предстал как уже «переродившаяся» личность.

1890-е годы были самыми плодотворными в деятельности Тихомирова. Время крупных замыслов и надежд, хотя и время начала разочарований. Однако тогда же начинается период подъема либерального движения, которое Тихомиров считал началом и идейным вдохновителем революции Выходят в свет его брошюры «Борьба века», «Демократия либеральная и социальная», где исследуется основной, единый смысл всего общественного движения: Европа теряет Христа, и все богатство своих представлений о религиозном идеале жизни переносит на общество, которое не может ему соответствовать принципиальнее. От этого начинается ломка, общества. Причем в пику К. Марксу, Тихомиров утверждает, что не общественная жизнь развивается и поднимается на новую ступень, а наоборот, центр жизни с высшего уровня переносится в плоскость общественную, и этим объясняется всплеск социальной активности и общественных потрясений. Красной нитью проходит борьба с либеральными течениями русской общественной мысли. В частности, полемика с В. Соловьевым, Л. Толстым. Нельзя отрывать религиозные идеи от их контекста и переносить их в политику. С июля 1890 года Л. А. Тихомиров живет в Москве. Он - штатный сотрудник «Московских ведомостей». Публицистические выступления Л. А. Тихомирова этого времени носят характер критический: критикуются революция и демократический принцип власти. Тогда же он пишет своеобразную трилогию – «Начала и концы. Либералы и террористы», «Социальные миражи современности» и «Борьба века». Первой же работой, действительно давшей ему славу и известность в русском обществе, была статья «Носитель идеала», посвященная личности и деятельности Императора Александра III (написана сразу после смерти Государя, в 1894 году). Поэт Аполлон Майков говорил, что «никогда, никто не выражал так точно, ясно и истинно идею русского царя», как автор статьи «Носитель идеала».В 1895 году Л. А. Тихомирова избирают в члены Общества любителей духовного просвещения, а в следующем - действительным членом Общества ревнителей русского исторического просвещения в память Императора Александра III.

Итак, Лев Александрович Тихомиров в начале 1890-х годов делал первые шаги в качестве консервативного публициста. Его действия ещё ограничивались правительством, а деятельность интересами редакторов. В этот период шло лишь заложение тех основ, на которых были созданы такие значительные работы как «Монархическая государственность» и «Религиозно-философские основы истории».

2. Первый этап консервативного творчества Л. А. Тихомирова

Рабочий вопрос в доктрине Л. А. Тихомирова

Рабочий вопрос занимал заметное место в публицистике Л. А. Тихомирова. Занимаясь разработкой данной проблемы, он неизбежно сравнивал в соответствующем ракурсе Россию и Европейские государства. Тихомиров констатировал, что западники так верят в своих учителей, что «презирают духовное содержание русского народа и ненавидят его»[18]. А между тем, подчёркивал Тихомиров, к концу XIX века «европейский идеал истощился, а русский становится всё актуальнее»[19]. Тихомиров считал, что социальная политика европейских правительств всегда была направлена на погружение рабочих в бесправие, чем и толкали их в революцию. А теперь они столкнулись с тем, что рабочие, защищая свои права, организовывают профессиональные союзы. Тихомиров говорил в своих работах о том, что нынешние европейские рабочие стали так же эгоистичны как буржуа. Раньше они мечтали о социалистическом перевороте, представляли идею будущего, чем заслуживали уважение. Теперь же – заботятся о благе сегодняшнем.

Рабочий вопрос в рамках концепции Льва Александровича Тихомирова, по сравнению с другими консерваторами начала XX века получил полную разработку. Его идейно-теоретическое наследие стало основой для правительства П. А. Столыпина по рабочему вопросу. На одну из брошюр Тихомирова он обращает внимание и приглашает его для работы в С-Петербург. Тихомиров занимается рабочим вопросом, возможностью создания обществ, близких к профессиональным, для выражения действительных интересов рабочих. Основная идея та, что рабочий и пролетарий — понятия глубоко различные, и цель любого рабочего — выбиться из состояния пролетария, стать полноценным гражданином, обрести Родину. Однако было очень много трений с администрацией и расхождений с зубатовским движением. Осенью 1908 года он записывает в дневнике: «За год не провел ни одной своей идеи, а уж сколько бумаг исписал»[20].

Программа Тихомирова сводилась к нескольким положениям. Во-первых, Л. А. Тихомирова выступал за проведение активной социальной политики, что было новым веянием, среди уже существовавших концепций по рабочему вопросу. Одним из ее элементов стала тихомировская идея «полицейского социализма», воплотил которую глава Московского охранного отделения С. В. Зубатов. Во-вторых, предложенный Тихомировым вариант решения рабочего вопроса предполагал выполнение государством роли арбитра в диалоге между рабочими и предпринимателями. Опираясь на опыт других стран (прежде всего, Англии и Германии), Л. А. Тихомиров предложил учредить систему «согласительных камер», в которых представители рабочих и капиталистов при посредничестве и арбитраже государственных чиновников находили бы компромиссные методы разрешения социальных споров. Тихомиров считал, что, эта мера не только позволила бы перехватить инициативу у революционных агитаторов, но и на деле доказала бы пролетариату, что правительство отнюдь не рассматривает интересы предпринимателей как интересы всего государства. В-третьих, логическим завершением предлагаемого варианта социальной политики должно было стать монархическое народное представительство, которое Лев Александрович Тихомиров видел организованным по корпоративному принципу.

Предложенная Л. А. Тихомировым система мер была осуществлена на практике лишь частично. Даже эксперимент по созданию «зубатовских» организаций был свернут из-за трагических событий «кровавого воскресенья» 1905 г. Нужно отметить, что сам Тихомиров никогда не отрицал возможности неудач при воплощении в жизнь его программы, так как считал, что от них не застраховано не одно политическое начинание. Поэтому свертывание этой программы он воспринял как трагическую ошибку, допущенную правительством. Результатом чего стала радикализация рабочего движения, - уже под революционными, а не царистскими лозунгами.

Итак, можно сказать, что рабочий вопрос был для Тихомирова достаточно важной темой. Об этом говорят его работы в газетах «Русское обозрение» и «Московские ведомости», а так же труд «Церковный собор, единоличная власть и рабочий вопрос». Можно заметить, что рабочий вопрос Тихомиров ставит на одну параллель с такими важными для него и актуальными в то время проблемами как – проблема государственного устройства и религиозно-духовного воспитания. Необходимо так же заметить, что в реализации программы по рабочему вопросу Лев Александрович добился наибольших успехов.

На страницах своих научно-публицистических работ Тихомиров часто затрагивал социальную тематику. Он высоко оценивал значение русских общины и артели, видя в них главную возможность самобытного развития русских рабочих и крестьян. В отличие от предлагаемых либералами и левыми радикалами планов объединения рабочих в тред-юнионы по западноевропейскому образцу Тихомиров выдвигает идею сплочения и развития, рабочих путем создания рабочих общин. «Рабочие союзы, — писал он, — должны были бы явиться у нас не узкопрофессионально экономическим учреждением, но некоторой общиной, объединяющей фабрично-заводских рабочих во всех главных отраслях их нужд»[21]. Крестьянин, являясь в город из своей деревни, попадал как бы в ту же привычную ему общину, но только более развитую, считал Тихомиров. Эта цель не заключает в себе ничего революционного, она не требует какого-либо переворота в России, только, наоборот, требует доработки. Лев Александрович Тихомиров создал собственную оригинальную концепцию социального устройства в основе, которой лежало объединение каждого социального страта в отдельную группу-корпорацию. Будущее рабочее сословие Тихомиров видел в составе особых общин. А цель рабочих союзов состояла в том, чтобы послужить постепенным переходом в рабочие общины. По мнению Тихомирова, рабочие общины должны находиться в постоянной связи с сельскими крестьянскими общинами для совместного устройства в деревне хороших приютов для «нуждающихся в воздухе, отдыхе и поправке»[22]. В сельские общины можно устраивать вдов и сирот городских рабочих и, наконец, направлять их самих на заслуженный отдых. «Такая связь городских рабочих с деревенскими собратьями усилит независимость городских рабочих...»[23]

Народ же в тихомировской концепции представлялся в виде сложного конгломерата социальных групп, - сословий, корпораций и других - каждое из которых защищает свои определенные интересы, часто противоположные интересам других сословий или корпораций. Единственной силой, которая способна привести все эти до известной степени противоречивые устремления к общему знаменателю, является государство. При этом оно должно иметь дело не с разрозненной массой, а с организованной в профессиональные организации, то есть, корпорации. Таким образом, роль государства как объединяющего и примиряющего все эти интересы субстанта для достижения общей благой цели – процветания нации становится необходимой. В связи с этим особая роль отводилась монархической Верховной власти, не зависящей от отдельных классов или сословий, а потому способной проводить независимую от них внутреннюю политику.

В своей публицистике Лев Александрович Лев Александрович рассматривал многие актуальные проблемы современности. В работе «Критика демократии» Тихомиров высказывает своё мнение по поводу такого актуального явления в начале XX века, как терроризм. Он развенчивает революционную теорию оправдания террора как средства. Тихомиров уверен, что как идея политической борьбы терроризм либо бессилен( если средств низвергнуть правительство нет), либо - излишен (если есть средства). Он подчеркивал, что подобное действие дезорганизует не правительство, а самих террористов. Их Тихомиров называет «ничтожным меньшинством», даже не пытающимся вступить в открытое противостояние, «отщепенцами всех сословий». Также Л. А. Тихомиров не признаёт их аппеляцию к «естественному праву», которое не позволяет убийство; и к «воле народа», который в действительности никакой власти никогда не просил. Терроризм по мнению Тихомирова - разбой, а не реформаторство, «где реформатор должен стоять нравственно и умственно выше среды, в которую приносит свет»

Ещё одним практически важным для Тихомирова вопросом были студенческие волнения. Молодёжь для него слой из которого вырастет государственная и умственная основа страны. Молодых людей он призывает думать, наблюдать и учиться, а не верить «великим могилам» (авторитету бывших лидеров мирового революционного движения) и деньгам.

Итак, можно говорить о том, что Лев Александрович Тихомиров разработал собственную теорию социального устройства общества, основанную на объединении классов в корпорации, которая представила собой новое слово среди отечественных консервативных проектов на эту же тематику. Пусть она не была воплощена в жизнь, но является важной для исследования консерватизма, как теории. Так же нужно сказать, что Лев Александрович придерживался мнения о том, что русское общество в будущем более прогрессивно, чем западное и имеет больше перспектив для развития.

3. Л. А. Тихомиров – ведущий теоретик русского консерватизма начала XX века

В русле традиционного русского мышления, Тихомиров писал, что «непосредственную теократию, боговодительство можно уподобить высочайшему состоянию человека – девству, монашеству, царскую власть браку, разделение и распад ее блуду»[24].

Веру в Бога Тихомиров неизбежно связывал с крепкой властью. «Христианство и политика»- яркий тому пример. Тихомиров считал, что для духовно-нравственного подъёма, который был так необходим России в начале XX века, одним из главнейших условий было бы усиление христианского влияния на политику. Это вовсе не означало бы подавление Церкви властью, а лишь предопределило объединение народа - «Внутренне сплочённое общество спасает народ даже при расстроенном государстве»[25]. А, обществу, сплоченному в крепкие организации, легко будет воссоздать государство заново. Понятие о достоинстве личности, ее свободе, совершенствовании, о равенстве и братстве – все это было взято из христианства, но, при отрицании реальности духовного мира, искажено. Одним словом, смешение Царства Божия и царства кесаря. Современное общество, раздираемое этим противоречием, умом не сознает его и даже отрицает. Материалистическое понимание жизни укоренилось так прочно, что люди большей частью просто не способны серьезно принять во внимание действие духовного элемента. Выход Тихомиров видит в следующем: « К возвращению личности религиозного понимания целей жизни мы и должны особенно стремиться ныне. С потрясения этой основы нравственной жизни начались наши социальные приключения. С восстановления значения религии для человечества начнется и выздоровление. Все остальное – внешнее укрепление порядка, власти, прочного действия исторических основ – само по себе необходимо, но все остается без души, без силы, если оживившееся религиозное сознание не даст личности должного руководства для понимания целей жизни. С умиротворения души начнется оздоровление социального мир».[26]

Религия стала одной из востребованных Тихомировым тем со времён эволюции его взглядов в консервативные. Во-первых, вера помогла ему снова вернуться в ряды общественных деятелей, пусть уже другого толка; во-вторых, увлечение религией вообще свойственно для российского консерватизма.

Еще в 1907 г. в журнале Московской духовной академии «Христианин» была опубликована статья Тихомирова «О семи апокалипсических Церквах», в которой он давал толкование Апокалипсиса в связи с историей человечества. Он также участвовал в работе кружка М. А.Новоселова - религиозного писателя, редактора и издателя «Религиозно-философской библиотеки». Среди участников кружка были такие мыслители, как Ф. Д. Самарин, В. А. Кожевников, ректор Московской духовной академии епископ Феодор и др.

Занимаясь разработкой темы христианского мистицизма, Тихомиров обращался с письмами к религиозному писателю, автору Мистической трилогии М. В.Лодыженскому. Постепенно политические проблемы стали отходить для Тихомирова на второй план перед поисками ответов на вечные вопросы.

Необходимо отметить и активную церковно-публицистическую деятельность Л. А Тихомирова. В Москве он подружился с М. А. Новоселовым, бывшим толстовцем, вернувшимся в Православие, участвует в работе его «Кружка, ищущих христианского просвещения». Первым выступает с идеей восстановления патриаршества. Для чего вместе с «младшими славянофилами» — Д. А. Хомяковым и Ф. Д. Самариным занимается подготовкой поместного собора. Другой кружок, собственно Тихомировский — это генерал А. А. Киреев, художник В. М. Васнецов, церковный писатель Евгений Погожев, архиепископ Никон (Рождественский), предшественник Тихомирова на посту редактора «Московских ведомостей» В. А.Грингмут. Здесь Лев Александрович, среди прочего, читает не пропущенные цензурой статьи. В «Религиозно-философской библиотеке» Михаила Александровича Новоселов были опубликованы две работы Л. А. Тихомирова: «Личность, общество и Церковь» (1904) и «Христианская любовь и альтруизм» (1905). В 1916-1918 годах философ прочел несколько докладов в аудитории «Религиозно-философской библиотеки. Темы докладов Тихомирова – «О гностицизме», «О Логосе и Филоне Александрийском», «О философии Каббалы», «О философии Веданты», «О магометанском мистицизме» - соответствуют многим главам книги «Религиозно-философские основы истории». Вполне возможно, что публикование «Религиозно-философских основ истории» предполагалось осуществить в новоселовской серии «Религиозно-философской библиотеки». К середине 1910-х годов Тихомиров уже целиком погрузился в проблемы религиозного характера, работая над исследованием «Религиозно-философские основы истории» («Борьба за царство Божие») и повестью «В последние дни», которую посвятил своей супруге. По своей направленности она перекликается с работой Тихомирова «Религиозно-философские основы истории», однако, не является чисто философским произведением, поскольку в ней действуют выдуманные Тихомировым герои. Социализм и связанный с ним материализм были, по мнению Тихомирова, только «пассивным» отступлением от Бога, но еще не означали воцарение Антихриста, как это казалось многим современникам событий. Тихомиров считал, что «для перехода к активному отступлению нужно, чтобы материализм сменился какой-либо формой нового мистицизма, при котором только и возможно появление «нового бога», «иного бога». А поскольку этого еще не произошло, то, следовательно «последние времена» еще впереди.

Основой теории Тихомирова явилась мысль о борьбе в человеческом мире двух мировоззрений: дуалистического и монистического. Дуалистическое мировоззрение признает существующим два бытия - Бытие Божие и сотворенное Богом бытие тварное. Монистическое мировоззрение утверждает, в противоположность, единство всего существующего, проповедуя идею самосущной природы. На протяжении всей человеческой истории эти идеи ведут между собой непримиримую духовную борьбу, сами никогда не умирая, никогда не смешиваясь между собой, несмотря на многочисленные попытки сделать это.

Книга «Религиозно-философские основы истории» Л. Тихомирова говорит не только о прошлом и настоящем периоде этой борьбы, но и дает анализ человеческой истории в ее последние эсхатологические времена. Уникальна книга Тихомирова еще и тем, что в ней впервые па русском языке человеческая история в полном объеме проанализирована с религиозной точки зрения. В философской работе Тихомирова показано логическое развитие в человеческих обществах религиозных движений, взаимная связь и преемственность религиозных идей разных времен, которые то исчезают с исторической сцены, то, надевая новые личины, появляются вновь. «Царство мира соделывается Царством Господа. Все созданное приходит к той гармонии, в которой было создано»[27]

В отличие от многих монархистов и церковных деятелей, Тихомиров не считал, что социалистическое общество представляет из себя абсолютное воплощение зла, а октябрьская революция знаменует воцарение Антихриста. Социализм и связанный с ним материализм были, по мнению Тихомирова, «пассивным» отступлением от Бога, а «для перехода к активному отступлению нужно, чтобы материализм сменился какой-либо формой нового мистицизма, при котором возможно появление «нового бога».

Прежде чем обратиться непосредственно к трактовке Тихомировым «последних дней» человечества, нужно отметить, что еще в своих публицистических статьях он неоднократно подчеркивал, что воплощение в жизнь социалистической идеи не принесет людям желаемой свободы, поскольку «после долгой резни все могут лишь прийти к заключению, что невозможно жить иначе, как создав какой-нибудь страшный центральный деспотизм, который грозным принуждением, карой и вечным надзором за всем и каждым заменил бы действие погибшей в людях нравственности, гуманности и сознания своего общественного долга»[28]. В отличие от многих монархистов и церковных деятелей, Тихомиров не считал, что социалистическое общество представляет из себя абсолютное воплощение зла, а октябрьская революция знаменует воцарение Антихриста.

Нужно отметить, что повесть «В последние дни» представляет не только чисто религиозное, но и художественное произведение, написанное с большим мастерством. В повести встречаются неожиданные моменты, напоминающие о революционном прошлом самого Тихомирова. Работы Л. А.Тихомирова «Религиозно-философские основы истории» и «В последние дни» значительно расширяют наши знания о6 этом человеке, показывая его не только в привычном качестве публициста, но и в образе глубоко самобытного религиозного мыслителя, знатока философии и богословия. Они свидетельствуют, что в последние годы жизни Тихомиров пытался осмыслить историю человечества не в контексте тех или иных политических симпатий и антипатий, а в контексте вневременных религиозных положений. Эти работы представляют собой попытку показать устройство мира с точки зрения религиозного человека, мнимость в мире тьмы и истинность света, в конечную победу которого Тихомиров верил до самых последних дней своей жизни.

Рассуждая о значении религии для развития современных государств Тихомиров писал что, потеряв Христа, Европа все свои религиозные стремления и представления о христианском идеале перенесло на общество. «XVIII веку принадлежит первая попытка гармонически слить эти стремления с чисто материальным содержанием жизни. Отсюда кажущаяся оригинальность его. На самом деле основные понятия, на которых XVIII век начал строить новое общество, все составляет отголосок христианства.»

По поручению Столыпина Тихомиров написал несколько записок по истории рабочего движения и отношений государства с рабочими. Л. А. Тихомиров писал также и записки по вероисповедной политике государства, по созыву Церковного Собора. Церковно-публицистическая деятельность Тихомирова была, в частности, одной из побуждающих причин подготовки церковной реформы Императором Николаем II. Государь, прочитав его работу «Запросы жизни и наше церковное управление» (1903), повелел Священному Синоду обсудить вопрос о созыве Церковного Собора. В 1906 году заседало Предсоборное Присутствие, в котором по Высочайшему повелению участвовал и Л. А. Тихомиров.

Таким образом, можно сказать, что Тихомиров большое значение предавал религии как духовному стержню государства и общества. Монархия и христианство были для него единым целым. Так же нужно сказать, что Тихомиров, особенно на последнем этапе творчества, увлекался вопросами эсхатологии, анализируя Ветхий Завет, давал прогнозы о будущем страны.

Государственное устройство

Ещё период пребывания в «Народной воле» Тихомиров писал в передовой статье: «История создала у нас на Руси две главные самостоятельные силы: народ и государственную организацию»[29]. Подобными категориями русскую историю мыслил

Структура власти это всегда пирамида. Все дело лишь в том, как ее вершина должна отражать свое основание, руководящий принцип. Каков этот принцип. И как властные структуры должны преломлять требования масс, чтобы не повиснуть в воздухе. Именно ради единства, власть должна быть противопоставлена народу. А значит, исходить надо именно из этого. Тем более, что это, в основном, факт всякого государства. Однако по той же причине, что государство – это дело общее, оно должно следовать общему благу. В этом правда демократии. Поэтому одной из главных задач политики является организация связи Главы государства и его народа. Тихомиров настаивал на том, что к этой священной связи надо стремиться, а не считать ее присущей изначально, как это подразумевается в мысли демократической. В качестве идеала этой связи он видел брак Царя и Народа, что имеет свое историческое воплощение в православном венчании Царя на Царство.

Глубокое разочарование в демократии подвигает Л. А. Тихомирова заняться исследованием вопроса о власти. В 1896 году появляется «Единоличная власть как принцип государственного строения» своеобразный «катехизис сознательного монархиста». С книги «Единоличная власть как принцип государственного строения» начинается новый период его творчества – период построения государственно-правового учения о монархии, получившем наиболее полное завершение в капитальном труде «Монархическая государственность». Тихомиров был первым, кто серьезно занялся исследованием такого государственного феномена, каким было русское самодержавие. «Монархическая государственность» - дело жизни для Тихомирова, по выражению В. И. Карпеца, «в духе и силе» Платона и Аристотеля. Появляется теория «прогрессивной эволюции монархии» - от абсолютизма к русскому, допетровскому типу монархии. Фундаментальной работой написанной Ти

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Общественно-политические взгляды Л. А. Тихомирова (конец 1880-х – 1910-е годы)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 460

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>