Дипломная работа на тему "Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв."

ГлавнаяИстория → Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.":


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Историко – филологический факультет

Кафедра отечественной истории

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему: «Международные отношения Киевской Руси X – нач.XII вв.»

Выполнила студентка:

V курс ОЗО

Мурманск


Содержание

Вступление

Глава 1. Становление древнерусской дипломатии

1.1 Освоение торгового пути «из варяг в греки». Содержание и значение русско- византийских договоров Олега и Игоря

1.2 Внешнеполитический курс Древней Руси в период правления Святослава. Дипломатия князя – воина

1.3 Христианизация Руси и её последствия: укрепление международных позиций Руси

Глава 2. Дипломатический курс Древней Руси в XI – начале XII веков

2.1 Поиски новых путей укрепления международных позиций Руси. Династические браки правящей династии

2.2 Древняя Русь и Византия. Особенности Русско – византийских контактов в эпоху Ярослава Мудрого

2.3 Борьба с печенегами. Укрепление позиций независимости Руси

Глава 3. Международное положение Древнерусского государства накануне удельного периода

3.1 «Крестовые походы» Владимира Мономаха

3.2 Использование древнерусскими князьями внешних сил в борьбе за Киевский престол. Исторические последствия данных акций

3.3 Геополитические положение Древней Руси в начале XII века

Глава 4. Практическое применение материалов ВКР в школьном курсе истории России.

4.1 Аргументация целесообразности использования материалов темы ВКР

4.2 Использование компьютерной презентации на уроках истории

4.3 Разработка урока по теме: «Международные контакты Руси»

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Киевская Русь – одно из самых больших государств средневековой Европы - сложилось в IX в. в результате длительного внутреннего развития восточнославянских племен. Ее историческим ядром было Среднее Поднепровье, где очень рано зародились новые социальные явления, характерные для классового общества.

Современники — арабские и византийские авторы — называли первое государственное объединение восточных славян Русью, а народ, составивший это объединение,— русами.

В связи с тем, что центром этого могущественного государства на протяжении нескольких веков был Киев, в исторической литературе оно получило название Киевской Руси.

Киевская Русь сыграла выдающуюся роль в истории славянских народов. Становление феодальных отношений и завершение процессов формирования единого Древнерусского государства положительно сказались на этническом развитии восточнославянских племен, которые постепенно складывались в единую древнерусскую народность. В ее основе лежали общая территория, единый язык, общая культура, тесные экономические вязи. На протяжении всего периода существования Киевской Руси древнерусская народность, которая была общей этнической основой трех братских восточнославянских народов — русского, украинского и белорусского, развивалась путем дальнейшей консолидации.

Объединение всех восточнославянских племен в едином государстве способствовало их общественно-экономическому, политическому и культурному развитию, значительно укрепляло их в борьбе с общим врагом. Культурные ценности, созданные гением древнерусского народа, выдержали испытание временем. Они стали основой национальных культур русского, украинского и белорусского народов, а лучшие из них вошли в сокровищницу мировой культуры.

Большое историческое значение имела Киевская Русь и для многих неславянских народов. Передовые достижения Руси в области общественного, экономического и культурного развития становились достоянием Литвы, эстов, карелов, веси, мери, муромы, мордвы, тюркских кочевых племен южнорусских степей. Часть этих народов этнически и политически консолидировалась в составе Древнерусского государства.

На международной арене Древнерусское государство занимало одно из ведущих мест. Оно поддерживало широкие экономические, политические и культурные связи со многими странами Востока и Запада. Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Чехией, Польшей, Венгрией и Болгарией, имела дипломатические связи с Византией, Германией, Норвегией и Швецией, налаживала также связи с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся русскими князьями. Одна дочь Ярослава Мудрого была замужем за французским королём Генрихом I, другая за норвежским королём Гарольдом Смелым, третья — за королём венгерским Андреем (Андрашем). Владимир Мономах по материнской линии был внуком византийского императора Константина X Мономаха. Сестра Владимира Мономаха Евпраксия-Адельгейда вышла замуж за германского императора Генриха IV, дочь Евфимия — за венгерского короля Коломана и т. д. Сам Мономах был женат на Гиде — дочери английского короля Гарольда.

Договоры с Византией хранят ценные свидетельства об общественных отношениях в Киевской Руси и международном её значении. Договоры закрепляют права Руси в политических и торговых отношениях с Византией.

Русь упоминается в сагах, слагавшихся в странах Скандинавского полуострова. О Руси писали арабские путешественники, византийские государственные деятели и историки. Французский эпос — «Песнь о Роланде» свидетельствует о том, что Русь и её богатства были хорошо известны во Франции. Упоминаются русы, а также Киевская земля в немецкой поэзии — в «Песне о Нибелунгах». Известны были русские купцы и их товары и в Англии.

Актуальность выбранной темы.

Знание истории международных отношений поможет глубже понять природу и содержание норм дипломатического права, становление международных отношение последующее периоды истории.

Выбор темы обусловлен также необходимостью рассмотреть в едином комплексе институтов, норм, принципов, правил и обычаев, входящих международные отношения Киевской Руси IX – начала XII веков.

Цели и задачи исследования.

Цель - проанализировать источники и литературу по истории становления международных отношений Киевской Руси XI - нач. XII вв.

История международных отношений прослеживается в существовавших правилах, обычаях, нормах, в разнообразных методах и формах дипломатической деятельности.

Так как ряд вопросов, относящихся к истории международных отношений, находится на стыке истории международного права, истории дипломатии, вопросы заключения договоров, заключение дипломатических браков. То целью данной работы была систематизация материалов по истории международных отношений России указанного периода, рассмотрение процесса их развития, анализ и обобщение данных материалов, и их сравнительная характеристика.

Результаты исследования могут быть использованы в преподавании в курсе отечественной истории в СОШ.

Историография работы.

Среди отечественных источников по этой теме главное место принадлежит летописям. Определение степени полноты и достоверности их известий о внешнеполитических связях Руси неразрывно связано с накоплением источников.

Русская досоветская историографии собрала по этой теме немалый фактический материал. Если брать русско-византийскую проблему, то он особенно квалифицированно представлен в трудах В.Г. Васильевского, Ф.И. Успенского, В.Н. Бенешевича, A.А. Васильева, М.Д. Приселкова и др. В марксистской науке послевоенных лет этой теме посвящена серия специальных исследований М.Н. Левченко, Н.Н. Воронина, Г.Г. Литаврина, B.Л. Янина, НЯ. Полового, П.О. Карышковского и др.

Весьма многочисленны труды дореволюционных ученых о роли Древней Руси в истории народов юго-восточного Причерноморья, Поволжья, Урала, Кавказа и Сибири, Малой, Средней и Передней Азии. В советское время отечественное востоковедение обогатило знания о русском средневековье новыми находками и исследованиями В. В. Бартольда, В. А. Гордлевско го, А. Ю. Якубовского и их преемников — А. П. Ковалевского, Б. Н. Заходера, В. М. Бейлиса, А. П. Новосельцева, Т. М. Калининой.[1]

Судя по осведомленности «Повести временных лет» о современном ей мире[2], можно думать, что связи Руси с ним широки и многообразны, а неполнота летописей определяется рядом причин. Прежде всего, географией, местом их составления и кругом международных сношений того или иного княжеского двора. Летописцы были тенденциозны, ибо принадлежали к соперничавшим политическим центрам Верхний (Новгород) и Нижний (Киев, Чернигов, Переяславль) Руси. Наконец, с принятием христианства менялась трактовка истории взаимоотношений Руси с языческим, православным, иудейским, мусульманским и католическим мирами Политическая обособленность и церковная цензура сказалась на кругозоре летописцев, рядовая, будничная дипломатическая работа текла где – то рядом лишь изредка смыкалась с летописной.

Понятно, что в исследованиях по этому периоду особенно большое место принадлежит источникам иностранного происхождения, в первую очередь, хроникам и анналам. Но из доступных нам церковных хроник польских (Галл Аноним)[3], немецких (Дитмар Мерзебургский, Адам Бременский, Гельмонд)[4], датских (Саксон Грамматик) и многих других - Русь была, отнюдь, не главным объектом их далеко не беспристрастного наблюдения. То же следует сказать и о греческой придворной хронографии, отмеченной участием в ней самих особ царствующего дома вроде Никифора Вриенния, Анны Комнины.

Нечего говорить о тусклости сведений еще более отдаленных восточных (арабских и др.) информаторов, из которых ближе других подходили к границам Руси и побывавших в её пределах, оставил записки один лишь арабский купец и путешественник Абу – Хамид ал – Гарнати.[5]

Сложными и дискуссионными источниками остаются скандинавские эпические, повествовательные, содержащие описание земель и народов. Уточнения названий иностранных источников возможны из писем и государственных деятелей, Древней Руси и церковной литературы (как католической, так и православной). Нужно подчеркнуть, что успех в исследовании возможен лишь при комплексоном взаимном анализе, сопоставлении, обобщении всех русских и иностранных источников.

Опубликованы древние договоры с Византией в серии «Памятники русского права», «Полном собрании русских летописаний» в изданных «Повести временных лет», Новгородская летопись, летописец Переяславля Суздальскй земли. – отдельно.[6]

Главная заслуга в определении общественно - политического строя Древней Руси и разработки проблем ее внешней политики принадлежит историко-археологической школе Б. Д. Грекова. Изданий по теме моего исследования недостаточно, что повышает степень ответственности и значимости моей работы. Причиной этого является узость фактической основы.

«История дипломатии»[7] —первый обобщающий труд, в котором сделана попытка с позиций марксистско-ленинской методологии осветить события внешней политики.

С. В. Бахрушин[8] кратко оцепил значение дипломатии в истории международных связей средневековой Руси, характеризовал посольскую службу и принятый в стране порядок ведения переговоров и заключения внешнеполитических договоров.

Серия статей появилась в сборниках «Международные связи России до XVII в.», «Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе», «Восточная Европа в древности и в средневековье»[9].

Объектом исследования темы выпускной квалификационной работы является изучение внешнеполитической истории Древней руси

Предмет исследования составляет история формирования внешнеполитических отношений Киевской Руси X – XII вв, торговые и военные договоры правящих князей и другие формы дипломатических отношений с другими державами. Хронологические рамки исследования X начало XII в., – можно объяснить тем, в этот период происходит укрепление позиций Древней Руси, признание Древнерусского государства на международной арене – нач. XII в. усиление начала междоусобной борьбы наследников княжеской династии, наступление периода политической раздробленности русских земель

В соответствии с целью выпусконой квалификационной работы были поставлены следующие задачи:

-     проанализировать основные подходы к вопросу международных отношений Киевской Руси IX – нач. XII вв;

-           раскрыть историю формирования внешней политики со странами Византии, Польши, Герани, Франции, Скандинавии, Прибалтики, Волжской Булгарии, Хазарским каганатом.

-           дать общую характеристику дипломатических сношений Киевской Руси IX – нач. XII вв.

-           осветить династические браки в международных отношениях Киевской Руси IX - нач. XII вв.

-           разработать уроки для учащихся 10 – х кл. по данной теме.

В процессе написания выпускной квалификационной работы использовались разнообразные методы исторического исследования: исторические и логические подходы в процессе изучения и оценки событий, анализ, метод сравнения предшествующего и последующего материала по теме исследования.

Историко – генетический, историко - типологический, историко – системный методы дали возможность детализировать, анализировать, обобщить материалы научно – исследовательской работы.

Комплексное использование общенаучных и специально – исторических методов работы с историческим материалом позволили автору создать объективную картину развития событий древнерусской истории и внести определенный вклад в изучение темы.

Научно – практическая значимость исследования.

Основные положения исследования могут найти применение в учебном процессе, при изучении темы при подготовке учебных пособий и спецкурсов. Практическая ценность работы заключается также в систематизации и разграничении материала по истории международных отношений.

Структура работы обусловлена темой, целью и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Список литературы по теме: «Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.» насчитывает 59 наименований.

Глава 1. Становление древнерусской дипломатии

1.1 Освоение торгового пути «из варяг в греки». Содержание и значение русско – византийских договоров Олега и Игоря

С середины IX века севернее Смоленска в Новгороде образуется центр под предводительством Рюрика. Особое внимание созданное государство стало уделять международным связям с южными странами. И ранее многие исследователи (в основном купцы и воины) привозили с далеких стран диковинные товары, но еще больше вдохновляло на сложный путь по рекам в Черное море удивительные рассказы там побывавших. Волшебный и богатый Царьград, после описаний путешественников, манил к нему как магнит.

Уже в 866 году Аскольд и Дир предпринимают поход на Константинопль, который не приносит им успеха. С грозной силой, пришедшей с севера по Днепру, методично предпринимавшей попытки выхода на богатейшие торговые пути Черного моря, стали считаться. Уже в 867 году патриарх Фотий в Константинополе учредил первую епархию для славян и варягов, принявших христианство.

Через 19 лет после похода по Днепру к морю варяжских дружин Аскольда и Дира князь Олег в 882 году предпринимает новый поход. Это уже не разведка и не торговое предприятие. Это продуманное мероприятие по государственному устройству народов, проживающих вдоль Днепра. Одна из задач - полный контроль над Великим водным путем и варяг в греки, т.е. контроль за торговлей между севером и югом.

Обратимся теперь к походу Олега 907 г. Согласно "Повести временных лет", это была комбинация кавалерийского рейда через Булгарию и морской операции.[10] В последней, как говорят, участвовало две тысячи лодок. Русские достигли Константинополя одновременно с суши и с моря, и окраины имперской столицы были безжалостно разграблены. Греки преградили доступ к внутренней части Константинополя - Золотому Рогу - цепями, но по истории летописца, Олег приказал поставить лодки на колеса и таким образом по крайней мере часть русской эскадры добралась осуху к расположенным выше богатствам Золотого Рога. Греки запросили мира, согласившись платить дань и заключить торговый союз, выгодный для русских. Перед отходом от Константинополя Олег, согласно преданию, водрузил свой щит на ворота города.

Прямого упоминания об этой кампании в Византийских источниках нет, и многие историки выражают сомнение относительно подлинности русского повествования.

Лучшим доказательством истинности повествования "Повести временных лет" является содержание русско-: византийских договоров 907 г. и 911 г. (См. приложение 1) О первом в "Повести" есть лишь краткое упоминание, относительно второго - полный текст-Достоверность последнего очевидна, поскольку словесное оформление русского текста делает абсолютно ясным, что это - перевод с греческого, демонстрирующий все черты формального стиля византийских документов подобного типа. Итак, содержание обоих договоров столь выгодно русским, что ни один византийский император того времени не согласился бы подписать такой документ без принуждения, связанного с военным поражением.

Договор давал русским определенные льготы. Они получили от греков единовременную контрибуцию по 12 гривен на каждого воина и дань в пользу подчиненных Олегу князей, сидевших в главных городах Руси. Греки обязывались обеспечивать русских купцов, находившихся в Византии, продуктами питания на протяжении шести месяцев, снабжать их корабельным снаряжением. Купцам разрешалось жить в предместье Константинополя (около церкви св. Мамонта), входить в город без оружия, но не больше чем по 50 человек через одни ворота и в сопровождении византийского чиновника.

В 911 г. договор 907 г. был дополнен. Он определял правовые нормы в отношениях русских с греками, которыми следовало руководствоваться в случае возникновения споров между ними. Стороны несли ответственность за совершенные преступления — убийства, драки и кражи, обязывались оказывать помощь друг другу при несчастных случаях в море. Какие-то соглашения, вероятно, были заключены между Киевом и Константинополем и в военной области. Известно, что в 911 г. 700 русских дружинников воевали в составе византийского войска с критскими арабами.

Заключение договоров Руси с Византией было актом большой исторической важности, поскольку они показали силу молодого восточнославянского государства. В договорах нашло отражение много сторон общественной жизни Руси — общественный строй, политическая структура государства, уровень ее культурного развития.

Другим важным направлением международных интересов Руси в конце IX — начале Х в. были страны Арабского халифата на юго-западном побережье Каспийского моря. Арабские писатели сообщают о нескольких военных походах русских на эти государства. Ибн-Хасан вспоминает походы 880 г. и 909—910 гг., когда русские взяли несколько городов Табористана. Масуди рассказывает о походе 912—913г., когда 500 русских кораблей с экипажами по 100 человек на каждом прошли по Волге и достигли южного побережья Каспия.[11]

Успех Олега в Черном море открыл дорогу русской торговле, оживив коммерческое взаимодействие между русскими и греками, что создавало основу благосостояния для княжества.

Согласно "Повести временных лет", князь Олег умер в 913 г. (возможно, в 912 г.). Кажется возможным, что удачно завершив свои переговоры с Византией и получив Черное море для русской торговли, он обратил свое внимание на Каспийское море и Транскавказский регион.

После смерти Олега, наступившей по сообщению “Повести временных лет”[12] в 912 г., князем на Руси стал Игорь (912—945 гг.). В свидетельствах письменных источников о начале княжения Игоря, как и о смерти Олега, существуют расхождения. Многое остается невыясненным относительно самой личности Игоря. Характерно, что нигде, кроме легенды о взятии Олегом Киева, летописи не связывают Игоря с Рюриком или вообще с варягами.

Начало княжения Игоря совпало со значительным ухудшением внутреннего и международного положения Руси. Первыми вышли из подчинения Киеву древляне, на которых Игорь пошел войной, покорил и наложил дань, большую, чем та, которую они платили Олегу. На протяжении трех лет Игорь вел борьбу с уличами, пока удалось взять их город Пересечен. Но и после этого уличи не покорились. Часть их оставила Поднепровье, отошла на запад, где поселилась между Южным Бугом и Днестром.

В годы княжения Игоря у южных границ Руси впервые появились печенеги. В 915 г. они заключили с Киевом мир и откочевали к Дунаю. Однако в 920 г. это соглашение было нарушено. Из краткого сообщения летописи — “а Игорь воеваша Печенъги” — не видно, какая из сторон первой нарушила мирные условия. Византийские источники позволяют заключить, что в обострении русско - печенежских отношений повинна прежде всего византийская дипломатия. Империя не была заинтересована в чрезмерном усилении Киевской Руси и пыталась оказать нажим на нее посредством угрозы печенегов. Коварство императорского двора не сразу было раскрыто в Киеве, и вплоть до 30-х годов Х в. Русь продолжала оказывать военную помощь ВизантииЮ, русские в составе императорской армии принимали участие в войнах в Италии.

В 941 г. в отношениях между Киевской Русью и Византией наступил разрыв. Игорь, воспользовавшись тем, что Византия вела войну с арабами, выступил на кораблях в Константинополь. В походе приняло участие 10-тысячное войско. Вблизи Константинополя русский флот был встречен византийским и сожжен “греческим огнем”. Оставшиеся в живых и вернувшиеся на родину русичи были поражены этим огнем и сравнивали его с молнией на небесах.

Поход русов па восток в 943 г. был удачным. Русские воины на кораблях Черным морем достигли р. Куры, прошли в глубь страны, захватили большие города Бердаа и Дербент и возвратились домой с богатой добычей.

В 944 г. Игорь осуществил второй поход на Константинополь, “хотя мстити себе” за поражение в 941 г. Предупрежденный корсунцами, византийский император выслал навстречу русским войскам послов и попросил мира. Был заключен договор, который, хотя и подтверждал основные торговые интересы Руси в Византии, не принес ей тех выгод, какие давали предыдущие. Он упразднил ряд преимуществ для русских и накладывал на них больше обязанностей: русские купцы должны были выплачивать Византии пошлину, Игорь обязывался не пропускать к византийским владениям в Крыму болгар, не нападать самому на византийские земли.

Византийско-русский договор 945 г.[13] может быть охарактеризован как подтверждение и продолжение договоров 907 и 911 гг. Он более детализирован и точен, нежели ранние соглашения. Лишь в одном, пункте урезаны привилегии русских купцов: условие относительно освобождения от пошлинных платежей не было включено в Игорев договор.

Договор 945 г. должен рассматриваться как важное достижение политики Игоря.

Вывод.

Договоры киевских князей с Византией показывают, что Киевская Русь не была еще прочно спаянным единым государством.

Внешнеполитические мероприятия первых киевских князей выглядят двояко. С одной стороны, это обеспечение сбыта товаров, собранных во время полюдья, с другой - это уже чисто государственные акты, имеющие и политическую подоплеку. Именно такой характер носили походы Олега и Игоря.

1.2 Внешнеполитический курс Древней Руси в период правления Святослава. Дипломатии князя – воина

Сын Ольги и Игоря Святослав (945-972) - самый легендарный из всех киевских князей, вновь вернулся к войнам. Традиционно войны Святослава оценивались как захватнические. Многочисленные походы Святослава в разных направлениях дали повод некоторым историкам считать его военным предводителем бродячей дружины, далеким от насущных интересов Киевской державы. Но эта оценка далека от истины.

Воинственный князь большинство своей жизни провел в походах за пределами русской земли. Он нанес поражение Волжской Болгарии, покорил мордовские племена, разгромил Хазарский каганат, успешно воевал на Северном Кавказе и Азовском побережье. Вел войну с константинопольским императором за Балканский полуостров и подумывал о перенесении своей столицы в Переяславец на Дунае, считая его центром своей земли. Однако в результате поражения от Византии с империей был заключен мирный договор и, дунайские земли пришлось вернуть.

В княжение Святослава Русь впервые столкнулась с новыми выходцами из южных степей - печенегами. В отсутствие князя в Киеве печенеги осадили город и только призыв осажденных киевлян, и быстрое возвращение князя спасли город от разорения. Однако опасность набегов с юга не исчезла. По дороге в Киев в 972 году Святослав был окружен печенегами и убит.

В целом историки по-разному оценивали политическую деятельность Святослава. Н. М. Карамзин, например, считал его плохим государственным деятелем, но хорошим полководцем из-за того, что он хотел перенести столицу своего государства на Дунай. Близкую оценку давал и С. М. Соловьев. [14]

Историк И.А. Заичкин в походах Святослава видел две цели[15]:

Война с хазарами велась для полного освобождения восточнославянских племен от власти Хазарского каганата.

Война с Византийской империей имела целью помощь братскому болгарскому народу.

Традиционно историки выделяют три этапа во внешнеполитической деятельности Святослава:

Походы против своих ближайших соседей;

Дальние походы на восток - река Итиль (Волга), Хазарское (Каспийское) море, Сурожское (Азовское) море, река Дон;

Походы на юг - Русское море, Болгария, Византия.

В X веке на степных просторах южнее Киева кочевало воинственное племя печенегов. Они часто, преимущественно весной, когда степь оживала, нападали на русские города и постоянно держали Киевскую Русь в состояние напряженности. Поэтому Святослав прежде всего выступил против печенегов. В один из своих степных набегов он наголову разгромил их и таким образом надолго лишил охоты и намерения вторгаться в земли киевского князя. На реке Оке издавна жили вятичи. Это сравнительно многочисленное славянское племя до Святослава не признавало власти киевского князя и не платило ему дани. Святослав пошел на Оку, "смирил" вятичей и заставил их платить дань Киеву.

Эти два выступления были для дружины Святослава подготовкой к более трудному походу на восток с целью разгрома Хазарского каганата. Даже при Святославе Киевская Русь продолжала платить дань хазарам. Кроме того, торговый путь из Киева в Азию, через реку Итиль и Хазарское море, был для русских купцов не только трудным, но и весьма опасным. Очень часто хазары грабили их и убивали. Поэтому победа над хазарами была Киеву просто необходима. Святослав со своей дружиной прибыл на реку Итиль, прошел через поселения камских болгар, спустился вниз по реке к столице хазар - городу Итилю, взял его с боем и полностью разрушил. После этого по Хазарскому морю он перешел на западный берег, бросил свои ладьи и, покорив на Кавказе ясов и касогов, через Кубань вышел на берег Сурожского моря к городу Тмутаракани, где жили русские люди. Таким образом, Святослав не только освободил Киев от дани хазарскому кагану, не только очистил русским купцам торговый путь на Восток, но и воссоединил Тмутаракань с Русской землей.

Этим, однако, восточный поход Святослава не закончился. На берегу Сурожского моря дружина его построила ладьи и поднялась вверх по Дону. Здесь, на берегу Дона, выше Северского Донца, была вторая столица хазар - крепость Саркел (Белая Вежа), специально построенная греками для устрашения и сдерживания русских. Святослав разрушил крепость и вернулся в Киев. После этих ударов Хазарский каганат прекратил свое существование. Но главный и наиболее опасный противник Киевской Руси был на юге, в лице пока еще могущественной Византийской империи. Византия в то время владела южным берегом Крыма (область Климаты, город Херсонес), вела затяжную войну с болгарами и с помощью богатых подачек направляла воинственных печенегов на Киев. После дошедших до Константинополя сведений о восточном походе Святослава у Византии возникло естественное желание столкнуть Русь с Болгарией, а потом, когда они обескровят друг друга, уже по одиночке подчинить их своему диктату. Именно с этой целью византийский император Никифор II Фока (963 - 969) прислал к Святославу в Киев своего посла Калокира, который посоветовал киевскому князю выступить против Болгарии и присоединил к своему совету солидный куш золота греческой чеканки. Святослав решил идти в Болгарию, но только совсем с другим намерением.

В 968 году русская дружина в составе примерно 20 000 воинов со Святославом во главе на 500 ладьях спустились вниз по Днепру к "Русскому" морю. Вторая рать численностью около 30 000 человек во главе с воеводой Свенельдом и братом Святослава Улебом на конях и повозках отправилась на юго-запад через земли тиверцев и уличей. Затем оба войска соединились в устье Дуная на земле болгар. В Болгарии Святослав вмешался в византийско-болгарскую борьбу, но не в интересах Византии, а на стороне болгар-патриотов. Святослав быстро занял ряд городов по Дунаю, в том числе Переяславец.

Греки скоро почувствовали угрозу со стороны русских не только своему влиянию в Болгарии, но и безопасности самой империи. Поэтому, чтобы отвлечь Святослава от Переяславца, они спровоцировали нападение печенегов на ослабленный в военном отношении Киев.

Летом 969 года печенеги во главе со своим каганом Курей обложили Киев. Положение киевлян было очень тяжелым: не хватало бойцов для обороны, в осажденном городе начались пожары, голод, не было воды. Ольге все же удалось послать своих гонцов к Святославу и черниговскому князю. Помощь пришла вовремя. Вернувшись с частью своих войск, Святослав наголову разбил печенегов южнее Киева, у города Родня, и даже взял в плен самого Курю. Святослав не был жестоким человеком и даровал куре жизнь, взяв с него слово больше не нападать на русские города.

Вскоре после освобождения Киева от печенегов скончалась Ольга. Похоронив мать, Святослав решил вернуться к своей дружине в Переяславец. Но до отъезда ему надо было решить вопрос, кого из сыновей сделать своим наместником в Киеве. У Святослава было три сына: Ярополк и Олег от законной жены Предславы и Владимир от рабыни Малуши. По желанию бояр Святослав на время своего отсутствия посадил Ярополка князем в Киеве. Скоро в Киев прибыли из Искоростеня представители древлян. Они попросили себе в князя Олега, и Святослав согласился. Но особенно его порадовали его гости из Новгорода, когда тысяцкий Михало, ходивший в свое время с Игорем на греков и хорошо знавший Ольгу, от имени новгородцев пригласил Владимира княжить в Новгороде. Святослав поинтересовался, желает ли сам Владимир ехать в далекую северную землю, и остался доволен твердым и положительным ответом своего любимого сына. А чтобы быть спокойным за него, он в качестве воеводы послал с ним в Новгород не раз уже проверенного на деле дружинника Добрыню, родного брата Малуши.

К моменту возвращения Святослава в Переяславец византийский трон захватил новый император - Иоанн Цимисхий, один из видных полководцев империи. Воинственный и решительный, Цимисхий не мог смириться с присутствием русских дружин в Болгарии и немедленно выступил против Святослава, надеясь на быструю и легкую победу. Однако в первой же битве Святослав (правда, не без помощи болгар и угров) разгромил Цимисхия и обратил его в бегство. Преследуя греков, Святослав занял Доростол, Филипполь, Аркадиополь и дошел со своими воинами до Адрианополя. Испытывая страх за судьбу империи, Цимисхий обратился к Святославу с предложением о мире. Киевский князь охотно согласился на мир и с основной частью своих дружин снова вернулся в устье Дуная, в город Переяславец.

Часть воинов с воеводой Свенельдом он оставил в Преславе. Мир под Адрианополем был заключен осенью, а весной, перед днем Христова воскресения, после лихорадочной подготовки к новой схватке с русскими Цимисхий нарушил его. Он послал 300 кораблей с "греческим огнем" в устье Дуная, а сам с огромным войском пошел на Преславу. Осадив город, Цимисхий воспользовался изменой болгарского царя Бориса и местной феодальной знати и через несколько дней занял его. Узнав о падении Преславы, Святослав с войском пришел в крепость Доростол и закрылся там вместе со многими болгарами - патриотами.

Спустя шесть дней греки подошли к Доростолу. Несмотря на двухмесячную осаду крепости и неоднократные жестокие сечи у стен, Цимисхий не смог одолеть русско-болгарское войско. Он снова был вынужден предложить Святославу мир. Силы Святослава тоже были на исходе, поэтому почетный мир вполне его устраивал. И вот, чтобы договориться об условиях мира, на берегу Дуная встретились двое: византийский император и русский князь. Было решено, что русские уйдут из Болгарии и будут друзьями греков; греки не станут воевать с болгарами и не будут подстрекать печенегов на походы против Руси. Цимисхий согласился беспрепятственно выпустить корабли Святослава из устья Дуная. Кроме того, греки обещали дать на обратный путь каждому русскому воину по две греческие меры (т. е. по два четверика) хлеба и разрешить русским купцам торговлю с Царьградом. При возвращении князь не внял совету опытного воеводы Свенельда и с частью дружины решал пробираться на Русь по Днепру (Свенельд конным строем шел более западным путем).

Поздней осенью русская дружина морским путем благополучно достигла устья родного Днепра. Сначала она предприняла попытку подняться вверх по реке. Однако, узнав о засаде печенегов на порогах и, главное, убедившись, что зима не позволит добраться до Киева, Святослав и его воеводы решили вернуться обратно и перезимовать на берегах Русского моря. Это решение, как потом оказалось, обрекло закаленное в боях войско на новое тяжелейшее испытание. Зима тогда выдалась лютая, холодная и голодная. Много лет спустя летописец, упоминая об этом походе Святослава, писал: "Не было у них брашна и быша глад велий, по полгривны платили за конскую голову… врагом были болезни. Много их в ту пору пришло сюда - мало осталось…".

Только ранней весной 972 года корабли князя Святослава отчалили от морских берегов и по ожившему Днепру поплыли к Киеву. У днепровских порогов Святослава подстерегли печенеги, убили князя и перебили его дружину, а из черепа Святослава печенежский предводитель Куря сделал себе, по обычаю кочевников, чашу и пил из нее на пирах.

Изучая дипломатию Святослава, А. Н. Сахаров пришел к следующему выводу:[16] "Внешняя политика князя Святослава Игоревича явилась закономерным продолжением усилий, предпринятых еще Олегом и особенно Игорем по укреплению позиций Руси в Северном Причерноморье, на восточных торговых путях, на подступах к Балканам… Новые внешнеполитические задачи древнерусского государства, осуществление которых выпало на долю энергичного, предприимчивого Святослава, требовали и нового уровня дипломатии. Многообразные приемы и методы древнерусской дипломатии при Святославе Игоревиче основывались на дипломатическом опыте прошлого, способствовали его дальнейшему обогащению в соответствии с развитием древнерусской государственности, расширяющимися политическими связями Руси с другими странами".

Вывод.

Оценить деятельность князя Святослава весьма сложно: князь-воин заслоняет князя-дипломата. Многие историки, так же как и современники, считали князя военным авантюристом, воюющим ради самой битвы и славы воина. "Повесть временных лет", описывая ратные подвиги князя, совсем не уделяет внимания причинам, по которым князь проводил столь активную внешнюю политику. Но посмотрим иначе: завоеваниями Святослава для Руси был обеспечен выход к Каспию, к восточным торговым путям, к Черному морю и главному торговому пути Восточной Европы - Дунаю, оказавшемуся под контролем русских князей. Киевская Русь за несколько лет укрепила свои позиции в Северном Причерноморье, на торговых путях на Балканах, стала крупной торговой державой, соперничавшей с самой Византией.


1.3 Христианизация Руси и её последствия: укрепление международных позиций Руси

В IX веке в Восточной Европе сложилось мощное государство, объединившее восточных славян и их ближайших соседей - Киевская Русь. Международный авторитет этой державы возрастал с каждым годом, налаживались контакты с окружающими народами, достигла расцвета торговля. В то же время крупнейшие государства того периода не хотели считаться с северным соседом из-за приверженности населения Руси старым традиционным языческим культам.

Постепенно языческая религия - прогрессивная для эпохи военной демократии - стала тормозящим фактором в развитии средневековой государственности феодального типа, требовавшей жесткой централизации социальных институтов и объединения под руководством единого правителя.

Язычество не обеспечивало формирование отношений феодального господства и беспрекословного подчинения, напротив, оно зачастую толкало вольнолюбивый народ на постоянные выступления против власти, покушавшейся на родовые устои и личную свободу. Кроме того, язычество на определенном этапе перестало обеспечивать достаточно интенсивное развитие торговли и культурного обмена с христианским и исламскими странами. Поэтому принятие одной из мировых религий стало тогда исторической необходимостью, в определенной степени уровнявшей Русь с остальными европейскими державами.[17]

Языческое мировоззрение того времени отражало своеобразный договор человека с силами Природы - богами. В этой идеологической базе не было места все отчетливей проявлявшемуся социальному и имущественному неравенству, которые были свойственны феодальным отношениям. Из-за развития феодализма и фактического изменения положения некоторых групп свободных общинников древняя традиция утратила роль основного связующего звена между отдельными частями населения, из которых в последствии образовались сословия. Представления о "загробном мире", как и все языческое мировоззрение в целом, требовали от славянина помимо мужественности, честности и трудолюбия, так же и признание как высшей ценности личной свободы (неприятия никакой формы рабства - духовного и экономического), что вступало в противоречия с ходом исторического процесса.

Появившуюся прослойку собственников земли, которую фактически представляла власть, не устраивали старые традиционные нормы, требовавшие от славянина всемерного накопления имущества для продолжения вольготного существования в "загробном мире". Им нужны были безропотные производители, дававшие необходимый прибавочный продукт: именно это должно было способствовать развитию феодальных отношений. Старые традиции требовали существенного изменения. Однако, попытки реформирования родовых устоев не достигли желаемого результата. Языческое мировоззрение живет в народе, и изменение его устоев "сверху" фактически невозможно. Попытки унификации языческих культов на Руси привели к краху религиозной реформы 980-х годов, которую пытался провести князь Владимир - народ не воспринял новые, во многом навязанные, образы своих богов.

Первые христианские миссионеры проникли на Русь в начале IX века. Известная и до сих пор эксплуатируемая служителями культа легенда о миссионерской деятельности апостола Андрея возникла, по видимому, в разгар борьбы Руси и Византии за крымские владения, в XII веке. Ее автор, возможно приближенный к Мстиславу Великому летописец, пытался доказать, что своей христианизацией Русь обязана князю Владимиру и его окружению, но отнюдь не византийцам. Тем самым была предпринята попытка доказать, что Владимир по своему статусу равен василевсам Византии.[18]

Нет никаких исторических материалов, свидетельствовавших бы о проникновении христианства в середине I тысячелетия н.э. Также, нет оснований считать, что христианизации подвергся новгородский князь Бравлин совершивший в конце VIII - начале IX веков поход на Сурож.

Первыми христианами на Руси стали славянские купцы - изменение веры во многом способствовало развитию их торговли, чем они часто пользовались, крестившись подчас по нескольку раз: обрадованные купцы-христиане подчас отдавали новообращенному в христианскую веру купцу-славянину свой товар в пол - цены.

Первая попытка крещения русов произошла в 866 году. Связана она с неудачным походом на Византию, распространением болезней в стране и миссионерской деятельностью епископа, присланного императорским двором. Попытка была неудачной и вторая произошла в промежутке между 872 и 877 годами. По-видимому, этим крещением были затронуты киевские поляне.

Приход к власти в Киеве новгородского князя Олега в 882 году и период объединения Киева и Новгорода ознаменовались резкой сменой политики власти. Постоянные конфликты с Византией привели к росту национального самосознания и отходу от привнесенной византийцами религии. В то же время это способствовало консолидации христианской общины Киева, которая, в конце концов, повлияла на официальную власть. Способствовал дальнейшему развитию христианства на Руси спор князя Олега с языческими жрецами. Потепление отношений с Византией в начале X века привело к развалу союза языческого жречества с властью. Процесс проникновения христианства продолжился.

Большую часть христиан на Руси, по-видимому, составляло пришлое население: варяги, хазары, болгары, византийцы. В начале X века, во время каспийского похода, под влияние христианства попал "некий правитель" Булдимир и население "острова русов". Правда в последствии они приняли ислам, о чем упоминает мусульманский летописец тех времен.

В княжение Игоря количество христиан резко возрастает. Христианство проникает в княжескую, боярскую и дружинную среду, многие христиане занимают важные посты в управлении.

Политический конфликт между христианами и язычниками в Киевской Руси возникает в княжение Ольги. После смерти мужа, остро нуждаясь в поддержке, вдова Игоря обращает в свой взор на киевскую христианскую общину. В 944 году она с посольством направляется в Царьград, где принимает христианство византийского образца, получая тем самым легитимную, с точки зрения христиан, власть. Опираясь на верхи киевской знати, она смещает своего сына с княжеского престола и жестоко подавляет древлянское восстание. В 946 году Ольга вторично посещает Византию, с целью укрепить союз с новым императором - Константином Багрянородным.

На Руси возникают две враждующие политические группировки - языческая во главе со Святославом и христианская во главе с Ольгой. Она проводит ряд мероприятий, способствовавших распространению христианства: разрушает капища (на отдельных территориях), строит церкви. Новая религия, не смотря на недовольство Святослава, все больше проникает в дружинную среду.

Однако осуществить крещение Руси Ольге не удается. Возникшие трения с Византийским правящим домом, упорное нежелание Святослава принять крещение и сила "языческой партии", вынуждают княгиню обратится за помощью на Запад. Но присланные германским императором католические миссионеры не нашли поддержки и понимания у населения Руси и вынуждены были бежать из ее пределов. Ольга теряет союзников, и к власти приходит Святослав во главе "партии язычников".

Нового князя мало заботили внутренние проблемы государства. Это был настоящий воин, видевший цель в завоевании новых территорий. При Святославе было окончательно подорвано хазарское влияние (были захвачены и разрушены главные хазарские города - крепость Белая Вежа и столица Хазарии Итиль), укрепились позиции Киевской Руси на юге. В результате войн с Византией на короткий срок была подчинена Болгария.

Положение христиан на Руси резко ухудшилось. По-видимому, они были отстранены от важнейших государственных постов, лишены некоторых привилегий и "ругаемы бяху" от язычников. Именно в это время была разрушена церковь Николая - один из древнейших центров христианской общины.

В неудачах 971 года, когда под Доростолом был заключен невыгодный для русов мир, по-видимому, обвинены были именно христиане, связь (в том числе и политическая) которых с Византией была очевидной. Возможно, именно киевские христиане, боявшиеся репрессий вернувшегося из Болгарии Святослава, подкупили печенегов, которые в 972 году у Днепровских порогов напали на отряд князя и убили его.

В княжение старшего сына Святослава - Ярополка - христианская партия вновь укрепляет свои позиции. Приверженцы новой религии получают "волю великую", что вызывает недовольство в языческих кругах населения. Фактически начинается междоусобная война между двумя конфликтующими группировками.

Языческую партию возглавляет Владимир, на его сторону переходит часть дружины великого князя. Опираясь на языческий Новгород и Северную Русь, Владимир смещает своего брата с киевского престола. Ярополк бежит в город Родень, где и погибает, покинутый собственной дружиной. В 979 году христианская группировка терпит поражение и лишается власти.

Однако язычество в традиционном виде не смогло решить задачи, поставленные историей перед Киевским государством. В 980 году князь Владимир предпринял попытку реформировать устои родового общества, в угоду сложившейся к тому времени политической ситуации. На первое место был выдвинут культ дружинного бога Перуна, что не нашло понимания у основных масс языческого населения, приоритетно чтивших других богов - в основном, Велеса и Макошь. Отношения с христианскими империями начали осложняться. Возможно, у нового князя произошел конфликт с языческим жречеством, претендовавшим на сохранение родовой системы власти. В итоге, реформа окончилась неудачей.

Владимир и его окружение активно искали выход из сложившейся ситуации и нашли его, по примеру многих государств того времени, в замене религии. По ряду политических причин киевская знать остановила свой выбор именно на византийской системе христианства. В то же время, с учетом географических и экономических причин, это был наиболее выгодный выбор для Руси. Осуществление новой реформаторской программы началось в конце 80-х годов X века.

В 988 году Киевская Русь и Византийская империя заключили союзный договор о взаимопомощи, скрепить который, по обычаям того времени, планировалось династическим браком между Владимиром и византийской принцессой Анной. Киев оказал помощь императорскому двору в подавлении восстания Варды Фоки, как раз в то время, когда из-за многих неблагоприятных внутреннеполитических факторов Византийская империя находилась на грани краха. Возможно, в том же году Владимир тайно принял крещение.

Тем не менее, византийские императоры (на тот момент было два василевса - Василий и Константин) не выполнили свою часть договора - ни принцессы Анны, ни автономной церковной организации князю русов они не дали. В ответ на это коварство Владимир осадил центр византийского Крыма, город Херсонес (Корсунь) и овладел им весной 990 года. Византия вынуждена была уступить и выполнить свою часть договора. Свадьба Владимира и Анны, вероятно, произошла в Херсонесе. Летом того же года византийское духовенство в сопровождении княжеского войска прибыло в Киев.

Крещение города происходило в несколько этапов на протяжении лета 990 года. Еще в Корсуне подверглась христианизации княжеская дружина. Киевская знать, смиренная к этому времени княжеской властью и силой войска, тоже приняла крещение. Владимир приказал уничтожить статуи языческих богов по всему городу, что послужило своеобразной психологической подготовкой горожан к принятию новой веры.

31 июля был издан новый указ: всему населению Киева явиться на следующий день к берегам реки Почайны. 1 августа 990 года состоялось формальное массовое крещение киевлян. Не все горожане подчинились приказу - многие приверженцы язычества покинули город и скрылись в "лесах и пустынях".

Перед князем Владимиром и его окружением возник вопрос распространения христианства на всю территорию Киевской державы. Христианизация полян произошла в конце 990 и закончилась в 991 году.

В Новгород, который являлся крупнейшим северным оплотом язычества, был послан дядя князя - Добрыня, воевода Путята и епископ Иоаким. Противостояние в городе дошло до уличных боев и поджога некоторых участков Новгорода крестителями. В ответ на это язычники под предводительством Богомила Соловья и тысяцкого Угоняя разграбили усадьбы новгородских христиан. Добрыней было разрушено святилище Перуна в устье Волхова. Крещение "огнем и мечом" происходило в несколько этапов: в начале крестились несколько сот жителей Торговой стороны. В начале сентября 990 года крещению подвергалась основная масса населения. Наконец, в конце сентября - начале октября того же года в новую веру обращали тех, кто смог избежать этого ранее.

Сам князь Владимир отправился в Ростово-Суздальскую землю. Еще в Херсонесе христианизации подверглось также и ростовское воинство, участвовавшие позже в крещении Новгорода. Дойдя до Ополья, князь основал город Владимир Залесский, ставший, по-видимому, христианским центром Северо-восточной Руси, крупным оплотом новой религии в языческих землях кривичей, вятичей и соседних угро-финских народов. В 991-992 годах христианское духовенство, при поддержке княжеских дружин, несколько раз пытается крестить местное население. Однако действия властей не имели желаемого успеха - по свидетельству современников Успенскую церковь в Ростове посещали только "женщины и отроки". На долгое время Северо-восточная Русь становится центром языческих восстаний.

В конце X - начале XI века Русь постепенно христианизируется. При появлении крестителей большая часть народа соглашалась принять обряд, но как только княжеские власти уходили, "все возвращалось на круги своя". В ряде областей насаждение новой веры встретило активный отпор со стороны местного населения. Отдельные районы продолжали исповедовать старые языческие традиции вплоть до XII - XIII веков.

В целом, принятие христианства в качестве официальной религии способствовало развитию феодализма в Киевской Руси. Обращаясь к народу, христианские священники, в противовес языческим волхвам, проповедовали смирение, безропотное подчинение, отказ от накопления богатств и заботы о завтрашнем дне, ради "спасения души". Казалось бы, подобные проповеди должны были вызвать апатию у свободолюбивых язычников, но философская гибкость христианского богословия со временем сделала свое дело.

Вывод.

В целом благодаря принятию христианства Киевская Русь была включена в европейский христианский мир, а значит и стала равноправным элементом европейского цивилизационного процесса. Однако принятие христианства имело и негативные последствия. Православие способствовало обособлению Руси от западноевропейской цивилизации. С падением Византии Русское государство и Русская православная церковь оказались, по сути дела, в изоляции от остального христианского мира. Именно этим обстоятельством может быть отчасти объяснен отказ Западной Европы прийти на помощь Руси в ее противоборстве с иноверцами (татаро-монголами, турками и другими завоевателями).


Глава 2. Дипломатический курс Киевской Руси в XI – начале XII веков

2.1 Поиски новых путей укрепления международных позиций Руси. Династические браки правящей династии

Династические браки были не редкостью в Киевской Руси. Еще Владимир посылал часть своего воска на выручку Византийской империи от мятежников, требуя взамен руку младшей сестры Василия и Константина (императоры Византии). Киевский князь прекрасно понимал, что ему представляется редчайший случай породниться с правителями Византийской империи.

Но все же наибольшее развитие династические браки получили при правлении Ярослава Мудрого.

Вот что читаем в «Хронике» уже хорошо знакомого нам Адама Бременского в примечании (схолии) к повествованию о норвежском короле Харальде Суровом Правителе (1046-1066 гг.)[19]

«Вернувшись из Греции, Харальд взял в жены дочь короля Руси Ярослава; другая досталась венгерскому королю Андрею, от которой родился Соломон третью взял французский король Генрих, она родила ему Филиппа (короля Филиппа, 1060-1108 гг.)

Каждый из этих трех браков имел, разумеется, и (или даже — прежде всего) политическую сторону. Попытаемся восстановить ее, насколько то позволяют западноевропейские источники. Замужество Елизаветы Ярославны, состоявшееся, очевидно, ок. 1042—1044 гг., когда Харальд незадолго до своего приглашения на норвежский престол пребывал на Руси, освещено преимущественно памятниками скандинавского происхождения. Нас же будет больше занимать судьба ее сестер.

Дочь русского князя Ярослава Мудрого Елизавета известна только по исландским сагам, где она носит имя «Эллисив» (Ellisif) или «Элисабет» (Elisabeth). В целом ряде королевских саг записи начала XIII в. (в «Гнилой коже», «Красивой коже», «Круге земном», «Саге о Кнютлингах»), а также (без упоминания имени невесты) в «Деяниях епископов гамбургской церкви» Адама Бременского (ок. 1070 г.) содержатся сведения о браке Елизаветы и Харальда Жестокого Правителя (норвежского конунга с 1046 по 1066 г.). Сопоставление известий саг с данными исландских анналов приводит к выводу, что брачный союз был заключен зимой 1043/44 г. История женитьбы Харальда и Елизаветы, как она описывается сагами, весьма романтична[20].

«В среду в четвертые календы августа месяца» (т. е. 29 июля) 1030 г. в битве при Стикластадире против войска лендрманнов и бондов погиб знаменитый норвежский конунг Олав Харальдссон (1014–1028). Его сводный (по матери) брат, Харальд Сигурдарсон, которому тогда было пятнадцать лет, участвовал в сражении, был ранен, бежал из битвы, скрывался, лечился, перебрался через горы в Швецию, а весной следующего года отправился, как сообщает исландский историк Снорри Стурлусон в своде королевских саг «Круг земной» (ок. 1230 г.), «на восток в Гардарики к конунгу Ярицлейву», т. е. на Русь к князю Ярославу Мудрому.

Снорри далее рассказывает, что «конунг Ярицлейв хорошо принял Харальда и его людей. Сделался тогда Харальд хёвдингом над людьми конунга, охранявшими страну… Харальд оставался в Гардарики несколько зим и ездил по всему Аустрвегу. Затем отправился он в путь в Грикланд, и было у него много войска. Держал он тогда путь в Миклагард»[21]

Причина отъезда Харальда объясняется в «Гнилой коже» (1217–1222 гг.) Здесь рассказывается о том, что «Харальд ездил по всему Аустрвегу и совершил много подвигов, и за это конунг его высоко ценил. У конунга Ярицлейва и княгини Ингигерд была дочь, которую звали Элисабет, норманны называют ее Эллисив. Харальд завел разговор с конунгом, не захочет ли тот отдать ему девушку в жены, говоря, что он известен родичами своими и предками, а также отчасти и своим поведением». Ярослав сказал, что не может отдать дочь чужеземцу, у которого «нет государства для управления» и который недостаточно богат для выкупа невесты, но при этом не отверг его предложения и обещал «сохранить ему почет до удобного времени». Именно после этого разговора Харальд отправился прочь, добрался до Константинополя и провел там примерно десять лет (ок. 1034–1043 гг.) на службе у византийского императора[22].

Возвращаясь на Русь, будучи обладателем такого огромного богатства, «какого никто в Северных землях не видел во владении одного человека, — рассказывает Снорри Стурлусон, — сложил Харальд Висы радости, и всего их было шестнадцать, и один конец у всех».[23] Та же строфа, что и в «Круге земном», цитируется в другом своде королевских саг — «Красивая кожа» (ок. 1220 г.). В «Гнилой коже» и «Хульде» приводятся шесть строф Харальда, посвященных «Элисабет, дочери конунга Ярицлейва, руки которой он просил». Строфы вводятся словами: «… и всего их было шестнадцать, и у всех один конец; здесь, однако, записаны немногие из них».

Весной, сообщают саги со ссылкой на скальда Вальгарда из Веллы («Ты спустил [на воду] корабль с красивейшим грузом; тебе на долю выпала честь; ты вывез, действительно, золото с востока из Гардов, Харальд»), Харальд отправился из Хольмгарда через Альдейгьюборг в Швецию. В исландских анналах читаем: «1044. Харальд [Сигурдарсон] прибыл в Швецию». На этом основании можем сделать вывод, что брачный союз Харальда и Елизаветы был заключен зимой 1043/44 г.[24]

Ни один источник, рассказывая об отъезде Харальда с Руси, не говорит о том, что Елизавета была вместе с ним в этом путешествии. Правда, к такому выводу можно прийти на основании отсутствия в сагах указаний на то, что две их дочери (Марию и Ингигерд, не известных, как и Елизавета, русским источникам, знают «Гнилая кожа», «Красивая кожа», «Круг земной» и «Хульда») были близнецами, — в противном случае у Харальда и Елизаветы, проведших вместе, согласно сагам, одну весну между свадьбой и отплытием Харальда, могла бы быть лишь одна дочь.

Подтверждается это и последующим известием саг, что по прошествии многих лет, покидая Норвегию, Харальд взял с собой Елизавету, Марию и Ингигерд. Елизавету и дочерей, согласно «Кругу земному» и «Хульде», Харальд оставил на Оркнейских островах, а сам поплыл в Англию[25].

Брак Харальда Сигурдарсона и Елизаветы Ярославны упрочил русско-норвежские связи, имевшие дружественный характер во времена Олава Харальдссона — во всяком случае с 1022 г., т. е. со смерти Олава Шётконунга, тестя Ярослава, и прихода к власти в Швеции Энунда-Якоба, вступившего вскоре в союз с Олавом Харальдссоном против Кнута Великого — и во времена Магнуса Доброго (1035–1047), возведенного на норвежский престол не без участия Ярослава Мудрого.

Сватовство и свадьба Анны Ярославны состоялись в 1050 году, тогда ей было 18 лет.

Уже в начале своего королевского пути Анна Ярославна совершила гражданский подвиг: проявила настойчивость и, отказавшись присягать на латинской Библии, принесла клятву на славянском Евангелии, которое привезла с собой. Под влиянием обстоятельств Анна затем примет католичество. Приехав в Париж, Анна Ярославна не сочла его красивым городом. Хотя к той поре Париж из скромной резиденции каролингских королей превратился в главный город страны и получил статус столицы. В письмах к отцу Анна Ярославна писала, что Париж хмурый и некрасивый, она сетовала, что попала в деревню, где нет дворцов и соборов, какими богат Киев.

В начале XI века во Франции на смену династии Каролингов пришла и утвердилась династия Капетингов - по имени первого короля династии Гуго Капета. Через три десятилетия королем из этой династии стал будущий муж Анны Ярославны Генрих I, сын короля Роберта II Благочестивого (996-1031). Свекор Анны Ярославны был человеком грубым и чувственным, однако, церковь ему все прощала за набожность и религиозное рвение. Он считался ученым богословом.

Овдовев после первого брака, Генрих I решил жениться на русской княжне. Главный мотив такого выбора - желание иметь крепкого, здорового наследника. И второй мотив: его предки из дома Капетов были в кровном родстве со всеми соседними монархами, а церковь возбраняла браки между родственниками. Так судьба предназначила Анну Ярославну продолжить королевскую власть Капетингов.

Жизнь Анны во Франции совпала с экономическим подъемом в стране. Во время царствования Генриха I возрождаются старые города - Бордо, Тулуза, Лион, Марсель, Руан. Процесс отделения ремесла от земледелия идет быстрее. Города начинают освобождаться от власти сеньоров, то есть от феодальной зависимости. Это повлекло за собой развитие товарно-денежных отношений: налоги с городов приносят государству доход, который способствует дальнейшему укреплению государственности.

Важнейшей заботой мужа Анны Ярославны было дальнейшее воссоединение земель франков. Генрих I, как и его отец Роберт, вел экспансию на восток. Внешняя политика Капетингов отличалась расширением международных отношений. Франция обменивалась посольствами со многими странами, в том числе с Древнерусским государством, Англией, Византийской империей.

Овдовела Анна Ярославна в 28 лет. Генрих I умер 4 августа 1060 года в замке Витри-о-Лож, недалеко от Орлеана, в разгар приготовлений к войне с английским королем Вильгельмом Завоевателем. Но коронование сына Анны Ярославны, Филиппа I, как соправителя Генриха I состоялось еще при жизни отца, в 1059 году. Генрих умер, когда юному королю Филиппу исполнилось восемь лет. Филипп I царствовал почти полвека, 48 лет (1060-1108). Он был умным, но ленивым человеком.

Завещанием король Генрих назначил Анну Ярославну опекуншей сына. Однако Анна - мать молодого короля - осталась королевой и стала регентшей, но опекунство, по обычаю того времени, она не получила: опекуном мог быть только мужчина, им и стал шурин Генриха I граф Фландрский Бодуэн.

По существовавшей тогда традиции вдовствующую королеву Анну (ей было около 30 лет) выдали замуж. Вдову взял в жены граф Рауль де Валуа. Он слыл одним из самых непокорных вассалов (опасный род Валуа и раньше старался низложить Гуго Капета, а потом Генриха I), но, тем не менее, всегда оставался приближенным к королю. Граф Рауль де Валуа - сеньор многих владений, да и воинов имел не меньше, чем король. Анна Ярославна жила в укрепленном замке мужа Мондидье.

Анна Ярославна овдовела во второй раз в 1074 году. Не желая зависеть от сыновей Рауля, она покинула замок Мондидье и вернулась в Париж к сыну-королю. Сын окружил стареющую мать вниманием - Анне Ярославне было уже больше 40 лет. Младший ее сын, Гуго, женился на богатой наследнице, дочери графа Вермандуа. Женитьба помогла ему узаконить захват земель графа.

О последних годах жизни Анны Ярославны мало что известно из исторической литературы, поэтому интересны все имеющиеся сведения. Анна с нетерпением ожидала вестей из дома. Вести приходили разные - то плохие, то хорошие. Вскоре после ее отъезда из Киева умерла мать. Через четыре года после смерти жены, на 78-м году жизни, скончался отец Анны, великий князь Ярослав. Болезнь сломили Анну. Она умерла в 1082 году в возрасте 50 лет.

Данные венгерских источников о женитьбе венгерского короля Андрея (по-венгерски — Эндре) I (1046-1060 гг.) на русской княжне служат, в сущности, первым по-настоящему определенным и достоверным свидетельством о русско-венгерских политических отношениях.

Шимон Кезаи, и свод XIV в. рисуют политическую предысторию этого союза. Племянники короля Иштвана братья Андрей, Бела и Левенте были изгнаны дядей из страны: Бела (будущий король Бела I) остался в Польше, женившись на сестре польского князя Казимира I, а Андрей и Левенте отправились дальше «на Русь. Но так как там они не были приняты князем Владимира из-за короля Петера то после этого двинулись в землю половцев оттуда «через некоторое время», как добавлено в своде XIV в., они снова «вернулись на Русь.»[26]

Судя по этому рассказу, появление венгерских изгнанников на Волыни (где в то время наместничал, вероятно, кто-то из Ярославичей — либо Изяслав, либо Святослав) приходится уже на период правления в Венгрии короля Петера (1038-1041, 1044—1046 гг.), ориентировавшегося на Германию и пользовавшегося ее поддержкой. И потому отказ, полученный Андреем и Левенте на Руси, вполне понятен ввиду того, что мы знаем о дружественности русско-немецких отношений ок. 1040 г.

Но вскоре положение резко изменилось. Лояльная по отношению к Петеру политика Ярослава Владимировича сменяется поддержкой его соперника — мятежного антикороля Абы Ша-муэля (Самуила) (1041—1044 гг.), также одного из племянников покойного Иштвана I. Думать так позволяет сообщение немецкой Регенсбургской хроники императоров»[27], написанной между 1136 и 1147 гг. на древневерхненемецком языке анонимным регенсбургским монахом-стихотворцем.

Его рассказ, в целом опирающийся на известные источники, в части, касающейся Шамуэля, совершенно оригинален и содержит уникальные сведения. Согласно «Хронике императоров», разбитый Петером в 1044 г, с немецкой помощью Шамуэль «быстро собрался, Взяв детей и жену, Он бежал на Русь.

Судя по другим источникам, бегство не удалось, но важен сам факт. Как бы ни относиться к этой информации, дальнейшее развитие событий не подлежит сомнению: после поражения Шамуэля Русь поддержала и другого соперника Петера — Андрея. Венгерская знать «отправила торжественных послов на Русь к Андрею и Левенте», чтобы вручить им престол, на котором в 1046 г. и водворяется Андрей, вызвав против себя неоднократные, но безуспешные походы германского императора Генриха III. Видимо, в 10

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв.". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 812

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>