Дипломная работа на тему "Медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью"

ГлавнаяИстория → Медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью":


Реферат

В настоящее время наркомания как социальная проблема приобретает все больший размах во всем мире. В России распространенность злоупотребления наркотическими и другими психоактивными веществами возросла за последнее десятилетие настолько резко, что в настоящее время ситуация приняла характер эпидемического процесса как по темпам нарастания, так и по степени распространенности наркологических заболеваний. В связи с этим возрастает необходимость развития такого направления практики социальной работы как медико-социальная работа в наркологии, направленная на оказание комплексной медико-социальной помощи, включающей социально-психологические, медико-психологические, педагогические и правовые мероприятия, лицам, страдающим наркотической зависимостью и членам их семей.

Введение

Злоупотребление алкоголем, наркотиками и другими психоактивными веществами к концу ХХ века охватило вест мир и приняло характер пандемии. По данным экспертов Всемирной организации Здравоохранения только количество больных заболеваниями, связанными с зависимостью от наркотиков и других психоактивных веществ, составляет сегодня около 500 миллионов человек (без учета курильщиков табака). Алкоголизм, наркомании, токсикомании поражают все новые регионы, все новые группы населения (дети, подростки, женщины, пожилые люди). Тревогу вызывает и устойчивая тенденция к росту всего спектра неблагоприятных медико-социальных последствий приема алкоголя и наркотиков.

Существенные медицинские и социальные проблемы, связанные с совместным проживанием с лицом, злоупотребляющим наркотиками и другими психоактивными веществами, имеют также члены его ближайшего микросоциального окружения. В целом же количество лиц, нуждающихся в различных видах медико-социальной помощи в связи со злоупотреблением наркотиками и другими психоактивными веществами, составляет более 12 млн. человек.

Несмотря на все более возрастающую потребность в такого рода помощи, в Российской Федерации вплоть до настоящего времени не сложилась целостная система медико-социальной работы с лицами, страдающими зависимостью от наркотиков и других психоактивных веществ.

Небольшой опыт внедрения заимствованный из практики социальной работы развитых стран выявляет значительные трудности на этом пути, связанные не только с экономическими, но и со специфическими социальными и культурно-историческими условиями в Российской Федерации.

Поэтому, при очевидной актуальности развития практики медико-социальной работы в нашей стране, не менее актуальна разработка ее теоретических и организационно-методических основ.

Различные аспекты проблемы, рассматриваемой в данной дипломной работе, стали объектом исследования целого ряда теоретиков: В. Гейзенберг, Б. Баймухаметов, М. Лайтман, Н.П. Пищулин, С.Н. Пищулин анализировали проблему наркомании и социально-психологические особенности лиц, страдающих наркозависимостью; Ю.В. Валентик, А.М. Вязьмин, О.В. Зыков, А.В. Мартыненко, П.И. Сидоров, М.Г. Цетлин изучали теорию и практику медико-социальной работы в наркологии; И.П. Каткова, Н.А. Кравченко рассматривали формирование служб медико-социальной помощи в системе здравоохранения.

Однако медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью, в условиях социальных служб наркологических учреждений в научных работах и практических исследованиях рассмотрена недостаточно подробно, что и обусловило необходимость ее анализа в данной дипломной работе.

Материалы и результаты, полученные в дипломном исследовании можно использовать в учебном процессе при подготовке к лекционным и семинарским занятиям, в научных докладах, рефератах и других работах, а также в практической деятельности специалистов социальной службы ОГУЗ «Амурский областной наркологический диспансер» в рамках медико-социальной работы с лицами, страдающими наркозависимостью.

Объект дипломной работы – лица, страдающие наркозависимостью.

Предмет дипломной работы – медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью.

Цель дипломной работы – исследование медико-социальной работы с лицами, страдающими наркозависимостью в деятельности социальной службы ОГУЗ «Амурский областной наркологический диспансер»

Задачи дипломной работы:

1.  рассмотреть наркозависимость как один из видов аддикции;

2.  описать социально-психологический портрет лиц, страдающих наркозависимостью;

3.  изучить сущность медико-социальной работы;

4.  исследовать содержание и кадровое обеспечение медико-социальной работы в наркологии;

5.  проанализировать деятельность социальной службы ОГУЗ «Амурский областной наркологический диспансер» в рамках медико-социальной работы с лицами, страдающими наркозависимостью;

6.  предложить пути совершенствования деятельности социальной службы ОГУЗ «Амурский областной наркологический диспансер» в рамках медико-социальной работы с лицами, страдающими наркозависимостью.

Методы исследования: обобщение, классификация, дедукция; анализ литературных источников, анализ статистических данных, анализ документов.


1. Общая характеристика лиц, страдающих наркозависимостью

1.1 История распространения наркомании

Если заглянуть вглубь истории, то надо обратиться к первобытному обществу, когда человек был более всего незащищен перед враждебностью природы, мистическими силами, происхождение которых он не мог объяснить лишь во сне, который длился очень недолго, человек мог обрести исполнение желаний, но, проснувшись, он вновь оказывался в одиночестве и опасности.

В силу любопытности человека ему оказалось нетрудным открыть, что природа в изобилии предлагает ему растения, которые повышают настроение, прибавляют сил, вылечивают раны, вызывают необычное состояние духа и иллюзорное исполнение желаний.

Существует гипотеза, что еще в раннем палеолите (40000 – 10000 тыс. лет до н.э.) состоялось первое знакомство человека с наркотиками. Из архивных документов известно, что шумеры, китайцы, индейцы, древние греки, сибирские племена хорошо знали действие растительных наркотиков и уже тогда, посредством магических обрядов и церемоний, пытались изменить состояние сознания.

Раннее открытие наркотиков помогло человеку установить контакт со своим подсознанием, а также облегчило ему вхождение в состояние экстаза, приносящее утешение, удовлетворение, гармонию с самим собой и окружающим миром. Употребление в первобытном обществе растений, обладающих сильными психоактивными свойствами, строго контролировалось колдунами, жрецами и шаманами. Более того, по древним обычаям наркотики употребляли только избранные и только с определенной целью, самовольное употребление наркотиков влекло за собой самое суровое наказание. Благодаря этим верованиям и запретам многие народы защитили себя в будущем от разрушающего действия наркотиков [17].

Позднее были открыты лекарственные свойства растений, и в первую очередь, мака, который помогал людям переносить боль и забывать страх. Его использовали в медицинских целях шумеры, греки, арабы, ему посвящали свои произведения великий древнегреческий поэт Гомер, его восхваляли философы Геродот, Аристотель, Плиний. Народы критской цивилизации воздвигли статую богине мака и поклонялись ей, украшая ее голову надрезанными маковыми головками, из которых вытекал чудодейственный сок.

Если взять другое наркотическое вещество гашиш, то в лечебнике китайского императора Шен-Нуна оно рассматривалось как лекарство от кашля и поносов, а в Древнем Китае его использовали как обезболивающее средство при хирургических операциях.

Древние народы использовали в религиозных целях и галлюциногенные грибы, которые представляли для них тайну, так как они рождались без зерна, появлялись после дождя, а в Древней Мексике был известен гриб, который рос только во время грозы под сверкание молний, в чем первобытный человек видел сверхъестественное возрождение Бога на земле и его чудодейственное превращение. Шаманы в сибирских племенах во время ритуальных обрядов поедали мухоморы для вхождения в состояние экстаза, в котором они могли предсказать ход событий, вылечить больного, установить контакт со сверхъестественными силами для защиты племени и облегчения ему жизни в реальном мире.

Среди растений вызывающих изменение сознания и восприятия, особое место занимает разновидность мексиканского кактуса, который использовали в медицинских и религиозных целях. История зафиксировала массовое отравление сорока тысяч французов в 994 году питьем, приготовленным из этого растения. Перечисленные выше растения вплоть до XIII века оставались основными и единственными наркотическими веществами, пока крестоносцы не привезли с Ближнего Востока опиум. В 1805 году аптекарь М. Зертюрнер выделил первый алкалоид опиума и дал ему название «морфин» в честь Морфея, греческого бога сна [35].

Изобретение в 1853 году врачом из Эдинбурга А. Будом иглы для подкожных инъекций в итоге породило новые проблемы, связанные с более эффективным внутривенным введением наркотика в организм человека.

XIII век придал употреблению наркотиков политическую окраску, которая была связана с расширением массового употребления наркотиков с целью подчинения одного государства другому, приведшего к разрушению здоровья нации. Первое промышленное производство опиума было организовано в Бенгалии английской компанией, которая владела монополией на производство опиума в этой стране и продавала его в Китай. Когда в 1820 году правительство Китая ввело запрет на импорт опиума, правительство Великобритании развязало первую опиумную войну, а спустя 15 лет вспыхнула вторая опиумная война, к которой уже присоединились французы и американцы. Китай проиграл войну, и, спасаясь от порабощения и инфляции, сам стал выращивать собственный опиумный мак [4].

Массовое употребление наркотиков в Европе началось в XIX веке, и этому способствовало литературное течение того времени, когда сами авторы произведений употребляли наркотики, в основном, гашиш и опиум, входили в состояние галлюциногенных снов, в которых писали свои произведения, описывая прелести наркотического состояния.

В начале XX века в американской литературе получила широкое распространение пропаганда употребления марихуаны, способной изменить состояние психики и сделать духовную жизнь человека богаче. Литераторы сами на себе ставили эксперименты, описывая потом в своих произведениях впечатления, фантастические видения необычной реальности, и это все становилось достоянием гласности массового сознания людей.

В 1960 году во время пребывания в Мексике, гарвардский психолог Т. Лири съел несколько галлюциногенных грибов. Переживаемые доктором ощущения привели его к мысли, что сила наркотиков способна преобразить и изменить не только личности отдельных людей, но и влиять на установление более справедливых общественных отношений.

Большая часть американской молодежи стала сторонниками идей Т. Лири и в начале XX века начались массовые эксперименты с наркотиками, особенно в среде студенческой молодежи. Это являлось одновременно и формой социального протеста против бессмысленного убийства невинных людей во Вьетнаме, с которым США вели войну. Начинает зарождаться движение хиппи, среди которых врачи, философы, психологи, теологи, верящие, что наркотики могут изменить общество [9].

Однако трагические последствия, приводящие к гибели молодых людей, принимающих наркотики, массовые отравления, расстройства психики заставили американское общество провозгласить новые идеи в деле употребления наркотиков. Они сводились к мысли о том, что постичь тайны своего состояния, вызванного употреблением наркотических веществ, может только подготовленный человек, обладающий знаниями медицины, психологии, философии, необходимыми для правильного восприятия и осмысления эффектов, производимых наркотиками.

Поэтому ученые попытались предложить молодежи новые пути достижения необычного эмоционального состояния, такие как система медитативных упражнений, йога, музыка, а наркотики вернуть в стены научных лабораторий и психиатрических клиник для медицинских целей.

В России в послевоенный период наркомания существовала в республиках Средней Азии, в других же регионах, она не имела широкого распространения. Так, число лиц, которые лечились от наркомании в Москве, в 50-х годах насчитывало в разные годы от 3 до 7 человек на один миллион населения.

Проблема наркомании начала приобретать остроту в середине 70-х годов. Со стороны органов здравоохранения и милиции принимались некоторые довольно робкие меры, но в силу того, что проблема не стала актуальной (о ней даже не принято было говорить), общество в 90-х годах, когда начался лавинообразный рост наркоманов, оказалось неподготовленным к решению данной проблемы [22].

По статистическим данным в России число наркоманов перешло 7% и составляет более 10 млн. человек. В России уже нет людей, так или иначе, не сталкивавшихся с наркотиками: либо они пробовали их сами, либо их друзья, знакомые, родственники, либо им предлагали наркотики. За последние четыре года число школьников и студентов, употребляющих наркотики, возросло в 6-8 раз. Получили распространение «семейная наркомания» и даже приобщение родителями малолетних детей. Число смертных случаев от употребления наркотиков увеличилось за последние 10 лет среди населения России в 12 раз, среди детей – в 42 раза. Рост наркомании резко обостряет проблему СПИДа. Ежедневно во всем мире 6000 человек заболевают СПИДом, из них 70 % приходят к этому через внутривенное введение наркотиков.

Ежегодно в страну ввозится более тысячи тонн наркотических средств, из них около 80 тонн только одного героина. На российском рынке уровень цен на героин, кокаин и другие наркотики существенно выше, чем в США, Европе, что делает Россию международным рынком сбыта наркотиков. И вряд ли является случайным тот факт, что именно за последние 10 лет число наркоманов в США уменьшилось вдвое, а в России многократно возросло. Наша страна оказалась совершенно не готовой к наркотической агрессии внешнего мира.

По данным международной организации здравоохранения в каждом школьном классе 3-4 ученика – наркоманы. Подсчитано, что каждый наркоман вовлекает в наркозависимость от 10 до 15 человек в год, а значит, эта социальная болезнь прогрессирует. Наряду с этим большая часть наркоманов больна гепатитом, СПИДом и другими неизлечимыми болезнями. Общаясь, они заражают окружающих людей [19].

Таким образом, за последнее время в России увеличилось число заведенных уголовных дел за распространение наркотиков, принят ряд законов по борьбе с наркоманией, однако количество наркоманов не уменьшается, а продолжает расти. Несмотря на то, что злоупотребление наркотиками стало одной из важнейших мировых проблем совсем недавно – лишь в XX веке, опыт употребления людьми наркотических веществ измеряется тысячелетиями.

1.2 Обоснование актуальности наркологической проблематики

Алкоголизм, наркомании, токсикомании принадлежат к наиболее значимым социальным болезням. Алкоголь, наркотики и другие психоактивные вещества (ПАВ) – это исторически выявленные и социально закрепленные адаптогены, то есть средства, участвующие в обеспечении адаптации, приспособления к условиям и требованиям жизни благодаря своему действию на психическое (психофизическое) состояние – настроение, эмоции, тонус, поведение.

Именно в качестве социальных адаптогенов алкоголь, наркотики и другие психоактивные вещества включаются в механизмы индивидуального и массового (прежде всего, группового) поведения, массовой культуры, занимая важное место в бытовых обычаях, традициях, формах коммуникации и досуга.

Психобиологические эффекты алкоголя и наркотиков и других психоактивных веществ обуславливают не только их позитивную социальную роль, но и определяют многочисленные разнообразные формы их негативного влияния на индивидов и социум в целом.

В индивидуальном плане мы имеем дело с закрепление роли конкретного психоактивного вещества в качестве важного, а затем основного регулятора состояния, самочувствия, настроения, поведения. Это, в свою очередь, приводит к формированию психической, а затем и физической зависимости от данного химического вещества, то есть к развитию наркологического заболевания.

Наркологические болезни – важнейшая группа (категория) социальных болезней. Их социальность многомерна. Они развиваются у индивидуума как члена макросоциума (общества, этноса) и одновременно – как члена микросоциума (семьи, дружеской группы, рабочего коллектива и т.д.). В их генезе взаимодействует констелляция биологических, психологических и социальных факторов. Эти болезни возникают в рамках типичных для данного макросоциума алкогольных и (или) наркотических традиций [11].

И в то же время – они являются следствием наличия особых, более или менее прочно фиксированных, стабильных, системных отношений с алкоголем, наркотиками, другими психоактивными веществами в значимой для индивидуума (референтной) микросоциальной группе – в семье, в бытовом (коммунальном, территориальном, дружеском) сообществе, в производственной, профессиональной, учебной группе.

Речь идет о любой сформулированной системе межличностных отношений, характерных для определенного рода общения, трудовой или общественной деятельности и включающих в качестве облигатного или существенно значимого элемента потребление алкоголя или других психоактивных веществ – в виде «ритуалов» различных дружеских групп, компаний или деятельности менеджеров, работников торговли, рабочих тех или иных специальностей и т.д.

Алкоголизм и наркомании – социальные болезни еще и потому, что от них страдает и больной как член общества и составляющих его структур, и страдает само общество: в их динамике возникают разнообразные социальные (семейные, трудовые, криминальные) конфликты; обществу причиняется материальный ущерб; больной личностно и социально изменяется, меняя свой актуальный статус и (или) социально деградирует – в семейном, трудовом плане, начинает вести асоциальный образ жизни или обнаруживает какие-либо антисоциальные формы поведения [3].

Следовательно, психоактивные вещества, играя, несомненно, определенную позитивную социальную роль – адаптивную, культурную, экономическую, в то же время являются важнейшими негативными, деструктивными социальными факторами – в здравоохраненческой, психолого-поведенческой, демографической, экологической, экономической сферах, в сфере правопорядка.

Следует также подчеркнуть, что личностные адаптивные и эмоциональные реакции, фиксирующие формы взаимоотношений и индивидуального поведения, ролевые сдвиги у членов социального окружения больного трансформируются в систему прочных патологических связей между больными и его окружением, прежде всего – его семьей, которая принимает характер особой стойкой деформации поведения и психоэмоционального состояния членов окружения – супругов, детей, родителей и других. Этот социально-психологический феномен носит название созависимости и требует специальных мер для его коррекции и устранения.

Таким образом, очерчивается широкий круг социальных проблем, с одной стороны, непосредственно или опосредованно обуславливающих массовое и индивидуальное злоупотребление алкоголем или наркотиками, формирование и течение наркотических заболеваний, а с другой стороны, обусловленных неадекватными в социальном плане отношениями с психоактивными веществами или различными негативными проявлениями и последствиями собственно наркологической патологии.

Все эти проблемы требуют внимания со стороны общества и организации целенаправленной работы по их разрешению, а также исследования на эмпирическом и теоретико-методологическом уровнях.

В широком социальном контексте наркологические болезни высоко социально значимы в плане отягощенности соматической патологией (токсически обусловленной), процессами деградации личности, высокой и ранней инвалидизацией и смертностью [18].

С уровнем потребления психоактивных веществ опосредованно (а иногда и прямо) связаны такие важнейшие социальные параметры, как демографические показатели, показатели общей и психической заболеваемости, уровня криминогенности, производительности труда, состояния семей и т.д.

В узком социальном контексте злоупотребление алкоголем, наркотиками, другими психоактивными веществами, чревато последствиями токсического опьянения (травмы, дорожно-транспортные происшествия, правонарушения, преступления, отравления, суициды и т.д.).

Таким образом, потребление алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ – это системное биопсихосоциальное явление современного общества, суммарные массовые эффекты которого (социальные, медицинские, экономические, криминальные, экономические и др.) влияют на общественное благосостояние и социальную безопасность, национальную идентичность и различные их аспекты.

1.3 Наркозависимость как один из видов аддикции

 

Аддикция (аддиктивное поведение) – пагубная привычка, пристрастие, пагубная склонность к чему-либо – одна из форм деструктивного поведения и/или злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, до того, как от них сформировалась физическая зависимость. Можно сказать, что аддиктивное поведение и патологическое пристрастие – синонимы.

Аддиктивное поведение представляет собой попытку бегства от реальности при помощи изменения своего психического состояния, обеспечивающего мнимую безопасность и эмоциональный комфорт. Эта псевдожизнь постепенно начинает доминировать над реальной, вытесняя её. Воля человека ослабевает и перестаёт работать тормозом на пути к получению простейшего удовольствия.

Для зависимого человека, с одной стороны, характерна низкая переносимость напряжения и стрессовых ситуаций, с другой стороны, он может сутками выносить любое напряжение и стресс, если они необходимы для реализации зависимого поведения. Человек всё время балансирует между стремлением к доминированию, в силу жёсткости отстаивания своих интересов, и непризнанностью со стороны окружающих, что приводит к конфликтам [17].

Уход в «другие миры» используется человеком в качестве иллюзорного способа решения конфликтов, с которыми ему приходится сталкиваться в реальной жизни. Зависимая личность предпочитает избегание проблем, как главный способ их преодоления, по принципу «с глаз долой – из сердца вон». Человек не может существовать без своего пристрастия, оно заменяет ему всё – друзей, реальные эмоции, становится центром его существования;

Пристрастие поглощает личность целиком, занимает все мысли, время, силы, энергию и эмоции до такой степени, что он уже не может адаптироваться к жизни и заниматься чем-то другим, получать удовольствие каким-либо иным способом. Мир реальной жизни оказывается для него закрытым. Зависимость проявляется определённой узостью и избирательностью сознания, поскольку всё, что с ней не связано, просто не попадает в поле зрения человека, отторгается, как ничего не значащая и эмоционально нейтральная информация.

В ходе развития зависимости у личности возникает определённый эмоциональный дефект. Сфера чувств любых, даже близких, людей и их эмоции разбиваются о глухую стену непонимания и обиды в ответ на постоянные попытки прервать состояние зависимости. Исчезает возможность анализа ситуации и самоанализа. Они заменяются попыткой самообмана. Зависимые выбирают компанию себе подобных, но действуют не вместе, а рядом, как 2-3 летние дети в процессе игры. Возникает возрастная регрессия.

Критерии зависимости:

1)  игнорирование значимых ранее событий и действий, как результат зависимого поведения;

2)  распад прежних отношений и связей, смена значимого окружения;

3)  враждебное отношение и непонимание со стороны значимых для зависимого человека людей,

4)  скрытность или раздражительность, когда окружающие критикуют его поведение;

5)  чувство вины или беспокойства относительно собственной зависимости;

6)  безуспешные попытки сокращать зависимое поведение [13].

Зависимость сама по себе делает человека более поверхностным в оценках и суждениях. Он начинает оценивать внешние признаки состояний окружающих, а не их внутреннюю суть. Оценка формы поведения начинает превалировать над оценкой содержания и реальным анализом общения.

Акцент общения смещается с самого процесса на результат: отстоять своё право на зависимое поведение. Человек как бы надевает специальные фильтрующие очки, которые сужают поля зрения и позволяют ему видеть в людях лишь то, что важно для обслуживания его зависимости.

Формы аддиктивного поведения:

1)  алкоголизм – зависимость от употребления спиртных напитков;

2)  наркомания (наркозависимость) – употребление наркотиков и других субстанций, изменяющих психическое состояние;

3)  гэмблинг – зависимость от азартных игр;

4)  промискуитет – сексуальное аддиктивное поведение;

5)  анорексия – аддиктивное голодание

6)  булимия – аддиктивное переедание;

7)  игромания – зависимость от компьютерных игр и игровых автоматов;

8)  трудоголизм – аддиктивное трудовое поведение;

9)  длительное прослушивание музыки (в том числе очень громкой).

Наркотическая зависимость — сильное, непреодолимое влечение к состоянию наркотического одурманивания, возникающее после нескольких приемов наркотических веществ [15].

Наркомания – болезнь, которая проявляется влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотических средств вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием синдрома лишения — абстиненции — в случае прекращения их приема; формируется наркотическая зависимость.

Наркоманией также называется группа заболеваний, которые проявляются влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотических средств вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием абстиненции (синдрома отмены) при прекращении их приема.

Основными характеристиками наркомании являются приобретенная в результате злоупотребления наркотическим средством измененная реактивность к нему, что выражается в патологическом пристрастии (влечении) к наркотику, измененная восприимчивость, изменение первоначального действия наркотика на организм, возникновение абстинентного синдрома вслед за прекращением употребления наркотического средства.

В нашей стране к наркомании относят патологическое пристрастие к веществам, которые согласно списку Постоянного комитета по контролю наркотиков, утвержденному Минздравом СССР (позже РФ), отнесены к наркотическим средствам [19].

Термин «наркомания» определяется не столько с клинических позиций, сколько с медико-юридических и социальных и применяется только с учетом болезненных патологических состояний, которые вызываются злоупотреблением соответствующими веществами или лекарственными средствами.

Такое применение этого термина вызвало необходимость введения в терминологию клинического определения злоупотребления соответствующими веществами или лекарственными средствами, не признанными законом наркотическими, дополнительного понятия “токсикомания”

На территории РФ применяется унифицированный термин «наркомания» для обозначения болезненного состояния, вызванного потреблением наркотических средств, то есть «наркомания» и «наркозависимость» употребляются как синонимы. К наркомании относятся только те случаи немедицинского потребления вещества или лекарственных средств, которые в установленном порядке отнесены к наркотическим средствам.

С клинических позиций, как наркомании, так и токсикомании патогенетически весьма схожи. Единой платформой для определения наркомании является лишь тот факт, что болезненное состояние возникло в связи с потреблением наркотических веществ или лекарственных средств, а токсикомания развилась как результат потребления лекарственного средства или иного вещества, не отнесенного к наркотическим [11].

В остальном же клиническая картина той или иной формы наркомании зависит от особенностей наркотического вещества, являющегося предметом злоупотребления. Так, хорошо известно, насколько своеобразно протекает морфинная наркомания в отличие от кокаиновой наркомании. Исходя из этих позиций не случайно для характеристики болезненных состояний, связанных с злоупотреблением наркотическими средствами, используется термин во множественном числе (“наркомании”) и в каждом случае, для каждой формы наркомании используется прилагательное, характеризующее тот или иной вид наркомании: морфинная наркомания (морфинизм), кокаиновая наркомания, гашишная и др.

Клинические формы зависимости отличаются лишь в рамках особенностей формирования и протекания физической зависимости. Необходимо обращать внимание на две проблемы наркомании: первая - стереотип злоупотребления наркотиками, и вторая - синдром наркотической зависимости. Это разные проблемы, поскольку, например синдром наркотической зависимости существует все время, а стереотип - только, когда человек употребляет наркотики. Стереотип может поменяться, когда наркоман перейдет на что-то другое, но синдром зависимости у него останется, поскольку у него существует потребность в изменении своего душевного состояния любым способом, и если он не находит свой наркотик, он найдет другой.

В настоящее время выделяют 6 основных групп наркотиков [3, 7]:

1. Опиоиды (Препараты опия) - натуральные (героин, кодеин) и синтетические (напр., промедол). Опийная наркомания развивается при наркотизации такими веществами, как опий - сырец (застывший темно-коричневый сок маковых коробочек) и все его производные, которые называются опиатами, а также синтетическими препаратами и лекарственными средствами со сходным действием (героин, морфин, промедол, омнопон, дионин, кодеин, фентанил, фенадол, метадон, пентазоцин и другие). Некоторые из этих средств производятся фармацевтической промышленностью и используются в хирургии, онкологии, травматологии и других областях медицины как обезболивающие. Именно препараты этой группы обладают наибольшим обезболивающим эффектом.

2. Гипнотики (в основном барбитураты). Обладают при измененной толерантности инверсным (обратным) действием: возбуждают вместо успокоения. Характерно, что при отмене этого препарата, часто возникает судорожный синдром, например, с наркоманами, попавшими в тюрьму. Гипнотики часто формируют т.н. барбитуратовые энцефалопатии ("барбитура мозги сушит"). После многократного приема барбитуратов снижается сообразительность, ухудшается память, острота интеллекта, что часто не восстанавливается после избавления от зависимости - в отличие от опиатов.

3. Седативные (снотворные средства) при измененной толерантности вызывают чувство эйфории, опьянения. Психика наркомана такова, что он получает удовольствие от изменений сознания, от которых здоровый человек не получает такового. У наркоманов часто при приеме успокаивающих препаратов возникает чувство "прилива", желания что-то сделать. Часто они уже подготовлены самим ожиданием процесса, усиливая действие эффектом "плацебо" и ритуальной нагрузкой действия - например, наркоман может получить удовольствие при внутривенном вливании. Очень часто наркоманы принимают гипнотики, седативные средства и барбитураты в комбинациях, которые, как правило, усиливают эффект намного больше, чем при простом арифметическом сложении действия этих средств (эффект потенцирования) - например, молодежь предпочитает кодеин с глютамином [3].

4. Психостимуляторы (кофеин, тонин, фенамин или перветин). Первитин часто изготавливают самодельно из эфедрина и используют для внутривенных инъекций. Он повышает содержание серотонина в мозгу, из-за чего не хочется спать, причем дозы могут повторяться через 6-8 часов, что держит человека в состоянии постоянной высокой работоспособности и эйфории, однако впоследствии серотонин и андреналин как бы вымываются из своих депо в нейронах мозга и вызывает коматозное состояние, иногда с остановкой сердца. Интересно, что эта группа препаратов не вызывает абстинентного синдрома и как бы не формируют физической зависимости, хотя психическая зависимость очень сильна. Сюда же относится кокаин. Психостимуляторы, действуя возбуждающе и устраняя сдерживающие механизмы, повышают риск криминальных действий, часто ведут к психозам, шизофрении.

5. Психотомеметики (галлюциногены: ЛСД, псилоцибин, фемциклидин или РСР - синтетический дешевый наркотик, который в небольшой пропорции смешивается с дорогим кокаином и дает знаменитый крэг, так распространенный в бедных черных кварталах США, где черные не могут позволить себе чистый кокаин). Психотомеметики не дают привыкания, но, как и другие препараты, ведут к снижению контроля, психологической зависимости.

6. Канабинол (марихуана, гашиш, план, анаша - препарат, содержащий тетрагидроканабинол, обычно изготовленный из индийской или чуйской конопли). Считается неплохой альтернативой алкоголю и разрешен во многих странах, т.к. не влечет выраженного антисоциального поведения. На примере этих стран, где наркоманов ничуть не больше, чем в других странах, видно, что дополнительным стимулом для потребления наркотика, является (особенно для подростков) то, что он запрещен.

Наркотическими средствами признаются определенные вещества растительного или синтетического происхождения, лекарственные препараты, содержащие наркотические вещества, которые оказывают специфическое (стимулирующее, возбуждающее, угнетающее, галлюциногенное) воздействие на центральную нервную систему и включены в Список наркотических средств, который содержит три перечня [18].

Перечень N 1 представляет собой сводный список наркотиков, отнесенных к таковым Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. Среди них – гашиш (анаша), героин, каннабис (марихуана), кодеин, кокаин, концентрат из маковой соломы, кустарно приготовленные препараты из эфедрина (так называемый эфедрон), лизергиновая кислота и ее препараты (например, галлюциноген ЛСД), мескалин, метадон, морфин (морфий), ноксирон, омнопон, опий (опиум), промедол, тебаин и некоторые другие (всего 240 наименований).

В перечне N 2 указаны наркотические лекарственные средства, которые используются при лечении больных и отпускаются строго индивидуально по особым рецептам врачей. Содержащиеся в данном перечне наименования наркотических средств соответствуют позициям предыдущего перечня.

В перечне N 3 поименованы наркотические средства, запрещенные для применения на людях и производства, в том числе для посевов и выращивания. Среди них такие наркотикосодержащие растения, как индийская, южно - чуйская, южно - маньчжурская, южно - архонская, южно - краснодарская конопля, опийный мак и их производные, млечный сок мака разных видов, не являющихся снотворным маком, но содержащих алкалоиды мака (тебаин, орипавин).

Стереотипы потребления наркотиков различны. Наихудшим вариантом считается употребление инъекционных препаратов – героина, морфина, в нашей стране – самодельных опиатов, которые употребляются в основном после экстракции с помощью ацетона методом нагревания без всякой дополнительной очистки, что ведет к частым заражениям при попадании инфекции в вену, флебитам, гепатитам и СПИДу.

Формирование наркотической зависимости. Наркотическая эйфория длится не более 1-5 мин, а остальное время от 1,5 до 3 часов человек находится в фазе расслабления, переходящей в состояние бреда или сна. Причем сновидения не всегда доставляют удовольствие. Кошмар картины своей смерти, расчленения своего трупа и похорон — острые ощущения не для широкого круга. Если наркотик лишь трехминутное удовольствие, то уже спустя месяц наркоман не может без него существовать [23].

Из-за постоянного введения в кровь наркотических веществ в организме перестают вырабатываться собственные болеутоляющие вещества, и человек начинает ощущать боль не только от прикосновения одежды к коже, но и пульсацию сосудов и даже трение суставов при движении. Его тело превращается в одну сплошную рану, причиняющую нескончаемую боль. Нет больших страданий, чем те, которые испытывает наркоман при отсутствии наркотиков. Это состояние называется абстиненцией (у наркозависимых – ломкой). Она появляется, если наркотик в организме отсутствует 10-12 ч. Человек, хоть раз перенесший ломку, готов пойти на любое преступление. Очень быстро, через 2-3 года, наркомания приводит человека к полному психофизическому истощению. Кожа человека приобретает желтоватый оттенок, появляется ломкость костей и потеря волос, наступает преждевременное старение с признаками слабоумия, утрачиваются прежние чувства и интересы, единственной заботой становится проблема добычи наркотиков любой ценой.

Таким образом, наркозависимость является сложной формой аддиктивного поведения, не только разрушающего личность наркомана, но и опасного для его окружения и общества в целом.

1.4 Социально-психологический портрет лиц, страдающих наркозависимостью

В обществе существует миф об абсолютном вреде алкоголя и наркотиков: Однако наркозависимого создает не наркотик, а личность – просто при употреблении наркотика проявляются те качества, которые были этому человеку присущи и ранее. На самом деле, наркозависимый уже начинает принимать наркотики, поскольку он – зависимый человек, а не впадает в зависимость из-за того, что начинает принимать наркотик. Наркотик – это не более чем протез для замены тех личностных качеств или душевных состояний, которые наркоман не научился вырабатывать самостоятельно.

Именно поэтому можно утверждать, что все наркозависимые обладают определенными личностными качествами, такими как [7]:

1. Ранимость, обидчивость. Низкая способность к принятию, осознанию и выражению своих чувств, безуспешные попытки их контролировать и отказ принять себя таким, как он есть.

2. Низкий уровень самозаботы, неспособность позаботиться о себе.

3. Низкий уровень самооценки, чередующийся с завышенной самооценкой (как правило, во время приема наркотиков или после него).

4. Нарушения взаимоотношений, низкая фрустрационная устойчивость, непереносимость отказов, отрицательных ответов, что чаще всего провоцирует либо грубое, либо попустительское отношение близких людей.

Суммарно это можно охарактеризовать, как ощущение собственной ненужности, заброшенности, вины и гипертрофированной ответственности за все, что происходит вокруг них.

Считается, что степень наркозависимости может быть оценена по следующим критериям:

1.Больше или меньше наркотиков стал употреблять наркоман за истекший период ("раньше надо было 5 колес, сейчас хватает одного" - положительный сдвиг, т.к. ему надо меньше денег, меньше вероятность заражения, меньше поддерживает наркобизнес и т.п.).

2.Использует ли помимо основного наркотика другие стимуляторы (комбинация всегда хуже - в том числе для здоровья наркомана).

3.Состояние физического здоровья: кожи, зубов, ногтей, легких, печени, ЦНС).

4.Наличие психиатрических осложнений (психоза, интеллектуальных расстройств, навязчивых страхов и т.п.).

5.Семейные и социальные показатели (ладит ли с домашними, живет ли дома, не развелся ли, есть ли друзья и т.п.).

6.Взаимоотношения с законом (аресты, приводы, штрафы, судимости сильно сказываются на здоровье наркомана - после временного вынужденного воздержания и сильного стресса наркоманы гораздо чаще увеличивают дозы).

7. Взаимоотношения с работодателем (работает ли).

Сохранившиеся социальные связи, безусловно, делают все попытки помочь наркоману более успешными. Если же наркоман уже потерял семью, работу, прежних друзей, то чаще всего после реабилитации он начинает заново принимать наркотик [20].

Наиболее типичными для лиц, употребляющих наркотики, является следующие механизмы психологической защиты:

1. Вытеснение - из сознания вытесняются не столько факты употребления, сколько психологически травматичные обстоятельства, сопутствующие употреблению наркотических веществ. К таким обстоятельствам относятся гибель одного из знакомых от передозировки наркотика, помещение знакомого в места лишения свободы. Вытеснение наиболее характерно с акцентуацией характера или психопатией истероидного типа.

2. Рационализация - этот защитный механизм, с помощью которого наркозависимый стремится найти приемлемое объяснение употреблению наркотических веществ, собственно, рационализирует патологическое, недостаточно осознаваемое влечение к наркотикам. Наиболее популярны следующие рациональные объяснения приема наркотиков: “по подражанию”, “для того, чтобы успокоиться” и т.д.

3. Проекция - этот защитный механизм, с помощью которого наркозависимый освобождается от чувства страха и вины, приписывая свои негативные качества другим людям. У молодых наркоманов отмечаются проявления рационалистической проекции. Наркоман знает, что он употребляет наркотики и подвергается опасности. Однако, он приписывает употребление наркотиков значительному числу своих сверстников: ”гашиш курит каждый второй в училище”, ”почти все нюхают” [32].

Особенности поведения на разных этапах наркотизации [24].

Употребление психоактивных веществ обычно происходит в группе, оно тесно связано с групповыми стандартами поведения, наркозависимые собираются не только для совместной наркотизации, прием наркотиков, как правило, связан с желанием оживить общение, добиться более ярких впечатлений от прослушивания музыки.

Как правило, в группе имеется лидер, который высказывает предложение достать или употребить имеющееся психоактивное вещество. Обычно никаких возражений участники группы не высказывают. При дальнейшем приеме наркотических веществ проявляется “патохарактереологический сдвиг”. Нарушение поведения наркозависимого углубляется и трансформируется. Чаще всего окружающие обращают внимание на их необычную раздражительность, вспыльчивость, лживость. Наркозависимые совершенно не обеспокоены тем, как правдоподобнее объяснить свое отсутствие дома или в школе. Будучи разоблачены, не смущаются, тут же выдвигают другую версию, столь же неадекватную.

Возрастают материальные потребности наркозависимого, они настаивают на приобретении дорогих вещей, выдаче им определенной суммы “карманных денег”. Внешне эти формы поведения может напоминать обычные проявления реакции эмансипации. Настораживает то, что купленные вещи либо выданные деньги бесследно исчезают. При этом наркозависимый не обнаруживает признаков огорчения в связи с потерей вещей.

Наряду с эпилиптоидными чертами, в поведении проявляется и демонстративность. Выразительная жестикуляция, трагические интонации в голосе, превращение любого мелкого конфликта в “проблему жизни” настораживают. У наркозависимых подростков и без того низкая успеваемость в школе становится совершенно неудовлетворительной. Вместе с тем поведение в школе не вызывает особых подозрений учителя: подростки сидят тихо, уроков не срывают, но излагаемого материала не усваивают. Невнимательность, иногда необычная сонливость на уроках поводом для обращения к наркологу. Обычно присутствие подобных подростков на уроке просто игнорируется учителем. Часты пропуски уроков без уважительной причины.

Существенно, что указанные патохарактереологические расстройства носят парциальный характер: они проявляются в основном по отношению к родителям, в меньшей степени - к школе. В привычном окружении наркозависимые ведут себя естественно, их эмоциональные реакции более сдержанны. Драки между наркозависимыми, употребляющими психоактивные вещества, наблюдаются реже, чем в обычных группах [27].

При 1-ой стадии наркомании появляется собственно психологическая зависимость. Мысли о приеме наркотика приобретают навязчивый характер. Наркотик становится “лекарством” снимающим эмоциональное напряжение в конфликтных ситуациях - трансформируются характереологические и патохарактереологические черты. Основное направление этой трансформации от стенического типа к астеническому и апатическому. Происходит нарастание социальной дезадаптации. Наркозависимый утрачивает прежние положительные ориентации, у него снимается чувство ответственности, долга, способность к сопереживанию.

При 2-ой стадии наркомании появляются ощущения, вызываемые приемом наркотика, притупляются, теряет прежнюю яркость. Общение в группе практически отсутствует, единственная цель общения между наркозависимыми – употребление наркотика. Взаимный обман, “предательство”, полная потеря взаимных обязательств членов группы - обычное явление.

Асоциальность наркозависимых доходит до критической черты. Утрата этических принципов, эмоциональных привязанностей сочетается с необходимостью достать значительные материальные средства для приобретения наркотика. Подхлестываемые “бичом абстиненции”, лишенные каких-то определенных планов на будущее, озлобленные, наркозависимые решаются не только на кражи вещей из дома или у друзей, но совершают серьезные уголовные преступления. Цель этих преступлений - добыть наркотик или его заместитель.

Социальная опасность 2-ой стадии наркомании состоит в том, что наркоман активно группирует вокруг себя других людей, вовлекая их в употребление психоактивных веществ. При естественном распаде группы наркоманов каждый ее член становится центром новой группы.

Обобщая вышесказанное, можно сказать, что для наркотического опьянения характерна неуправляемость социальной и психической деятельности [18].

В эмоциональной сфере наблюдается неспособность к диссимуляции даже в ситуации экспертизы, невозможность подавить страх, другие отрицательные чувствования.

В сфере восприятия (иллюзии, галлюцинации) – наркотик всегда с какого-то момента опьянявший уже не действует, а наркозависимый не в состоянии изменить волевым усилием свое состояние. В мышлении свободное, спонтанное течение мыслей, ассоциаций прерывается персеверацией, возникают мысли, от которых невозможно освободиться.

Таким образом, лица, страдающие наркозависимостью, имеют схожие социально-психологические характеристики, обусловленные воздействием наркотических веществ. Это воздействие пагубно сказывается не только на самих лицах, страдающих наркозависимостью, но и на их социальном окружении, что повышает общественную значимость медико-социальной работы в наркологии.


2. Медико-социальная работа в наркологии

2.1 Сущность медико-социальной работы

 

Медико-социальная работа – это профессиональная деятельность междисциплинарного характера, направленная на медико-реабилитационную, правовую, психологическую и педагогическую помощь клиенту в восстановлении и сохранении его физического, психического и социального благополучия [11].

Цель медико-социальной работы – достижение оптимально возможного уровня адаптации и функционирования лиц с физической, психической и социальной патологией. Как правило, такие лица оказываются в трудной жизненной ситуации.

Объектом медико-социальной работы являются различные контингенты лиц, имеющие выраженные медицинские и социальные проблемы, которые взаимно потенциируют друг друга и их решение затруднительно в объеме односторонних профессиональных мероприятий. Работа с такими контингентами одинаково тяжела и малоэффективна как для медицинских работников, так и для специалистов социальных служб, поскольку неизбежно они оказываются перед кругом проблем, выходящих за рамки их профессиональной компетенции и препятствующих успешной узкопрофессиональной деятельности.

Особенность медико-социальной работы состоит в том, что как профессиональная деятельность она формируется на стуке двух самостоятельных отраслей – здравоохранения и социальной защиты населения. Несмотря на предпринимаемую координацию усилий в помощи лицам, имеющим как медицинские, так и социальные проблемы, реальная координация ведомственных действий недостаточно эффективна. Оптимальное взаимодействие вырабатывается лишь после длительной совместной работе в смежном секторе, после соответствующей подготовки на основе выбора специальных форм работы, которые позволяют объединить действия представителей разных специальностей в лице нового специалиста – специалиста по социальной работе, получившего соответствующую медицинскую специализацию [13].

Медицинские работники на практике вынуждены выполнять ряд функций социальных работников, специалистов по социальной работе. В свою очередь специалисты по социальной работе в своей деятельности очень часто работают с клиентами, которые страдают и физической патологией, то есть выступать и в роли врачевателей.

Обозначая место медико-социальной работы среди смежных видов деятельности, необходимо отметить координирующую роль социального работника в разрешении всего комплекса проблем клиента, оказавшегося в сложной жизненной ситуации и требующего соучастия специалистов «родственных» профессий – врачей, психологов, педагогов, юристов и других специалистов.

Сложившаяся в нашей стране государственная система здравоохранения несет в себе большой потенциал развития дифференцированных и эффективных форм медико-социальной работы, использующих разветвленную сеть учреждений и специализированных структурных подразделений. Такой подход обосновывают И.П. Каткова и Н.А. Кравченко, предлагающие формирование служб медико-социальной помощи в системе здравоохранения [12].

Профессиональная медико-социальная работа может эффективно осуществляться и в учреждениях социального обслуживания: центрах социального обслуживания, территориальных центрах социальной помощи семье и детям, социально-реабилитационных центрах для несовершеннолетних, социальных приютах для детей и подростков, геронтологических центрах, стационарных учреждениях социального обслуживания (домах-интернатах для престарелых и инвалидов, психоневрологических интернатах, детских домах, интернатах для умственно отсталых детей, домах-интернатах для детей с физическими недостатками) и др. Вместе с тем, принципиальным является положение о том, что профессиональная медико-социальная работа может проводиться не только в учреждениях здравоохранения или социального обслуживания. Подготовленные квалифицированные специалисты могут выполнять свои функции в любом учреждении, предприятии независимо от ведомственной принадлежности или формы собственности [11].

В последние годы в Российской Федерации идет активный процесс формирования правовой базы, которая позволяет разрабатывать отраслевые нормативно-правовые документы по обеспечению населения медико-социальной помощью на уровне профессиональной медико-социальной работы [15].

Важнейшим документом, регламентирующим медико-социальную работу, являются «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (1993 г.). В этом законодательном документе дано четкое определение понятия «медико-социальная помощь». Оказание медико-социальной помощи – это профессиональная обязанность не только медицинских, но и социальных работников, закрепленная в статье 20 как правовая норма.

Вторым основополагающим правовым документом стал Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» (1995 г.). Данный закон определяет социальное обслуживание как деятельность служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в сложной жизненной ситуации.

Правовой основой медико-социальной работы являются также законы «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» (1995 г.), «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (1995 г.), «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (1992 г.) и другие правовые акты.

Не менее важными являются Приказы министерства здравоохранения и социального развития «Об организации медицинской помощи» (1995 г.), «Об организации домов сестринского ухода, хосписов и отделений сестринского ухода многопрофильных и специализированных больниц» (1991 г.)

На основании правовой базы на уровне министерств и ведомств разрабатываются нормативно-правовые документы, которые позволяют внедрить в практику социальных институтов общества востребованную временем медико-социальную работу.

2.2 Медико-социальная работа в клиническом лечебно-профилактическом учреждении

Практика медико-социальной работы в клинических лечебно-профилактических учреждениях основана на главных направлениях, истории, ценностных приоритетах, которые являются общими для всей практики социальной работы. Они отражают профессиональную ориентацию и фокусируются на социальных взаимодействиях и отношениях, а также на адаптационных процессах в системе «личность - ее социальное окружение».

Однако поскольку контекст профессиональной деятельности составляет система не социальной, а медицинской службы, постольку в клинических лечебно-профилактических учреждениях имеются специфические аспекты работы. Медико-социальная помощь в клинических лечебно-профилактических учреждениях оказывается гражданам, имеющим выраженные медицинские и социальные проблемы, которые взаимно потенцируют друг друга и решение которых затруднительно в рамках односторонних профессиональных мероприятий.

Клиническое лечебно-профилактическое учреждение – это учреждение, куда люди, страдающие различными заболеваниями или угрожающими жизни расстройствами, направляются для ухода и лечения с целью сохранения или продления жизни. Деятельность клинических лечебно-профилактических учреждений сосредоточена на болезни, на повреждении органа в результате внедрения в него разрушающего агента, например бактерии или вируса. Для социального работника, практикующего в клинических лечебно-профилактических учреждениях, главным выступает целостность существования пациента как человека и как личности, провозглашение взгляда на пациента в равной мере как на психическое, социальное и биологическое существо [18].

Понимание практики социальной работы как процесса решения проблем клиентов сосредотачивает внимание на личности, на содержании этого понятия, а также на месте и форме отношений «клиент - социальный работник», путях взаимного согласования способов решения проблем.

И в клинических лечебно-профилактических учреждениях, и в других местах проведения социальной работы этот процесс остается одним и тем же, основываясь на одних и тех же ценностях. Он включает в себя: принятие согласованной формулировки проблемы; выяснение причин; разработку плана действий (включающего выявление потребностей, установление целей и выбор способа и задач вмешательства); обеспечение всем необходимым для завершения, оценки и обратной связи.

Рассматриваемый процесс (социальная работа) сосредоточен на клиенте, хотя допустимая в клинических лечебно-профилактических учреждениях степень его самостоятельной активности ограничивается самим «статусом пациента». Задача социального работника – вовлечь клиента в процесс решения его проблемы настолько, чтобы дать ему как можно больше возможностей управлять этим процессом и самому принимать решения [30].

Госпитализация в результате несчастного случая, неожиданного острого заболевания или внезапного осложнения хронического недуга является для пациента и его семьи дополнительным серьезным переживанием. Кризисные состояния могут возникать также в случае неожиданного сообщения о необходимости операции, о терминальной стадии болезни неизбежности смерти. Реакция многих людей в подобных случаях определяется их убежденностью в том, что болезнь крайне опасна (или смертельна), а у них абсолютно нет никакой возможности эффективно повлиять на ситуацию, справиться с ней. Вмешательство в подобные кризисные ситуации представляет еще одну важную задачу практики социальной работы в клинических лечебно-профилактических учреждениях.

Для достижения основной задачи социальной работы в клинических лечебно-профилактических учреждениях немаловажными являются взаимоотношения социального работника, пациента и врача. Они обусловливают стремление так повлиять на процесс оказания помощи пациенту, чтобы сделать эту помощь соответствующей его нуждам, чтобы он сам мог с пользой для себя включиться в терапевтический процесс.

Можно выделить четыре наиболее однородные группы клиентов клинических лечебно-профилактических учреждений: инвалиды, длительно болеющие, больные с выраженными социальными проблемами и члены их семьи.

Непременным условием для эффективного взаимодействия с пациентом (клиентом) является сотрудничество с членами семьи и ближайшим окружением, которые могут выполнять исключительную роль в разрешении сложившейся трудной жизненной ситуации. Семейный подход является основным и принципиальным в эффективной организации охраны здоровья и заботы о больных.

Госпитализация и хроническое заболевание человека серьезно влияют на функционирование его семьи, причиняют беспокойство представителям всех ее поколений. Как только индивид оказывается в роли «пациента», его семья начинает исполнять роль «семьи пациента». Членам семьи и родственникам не отводится какой-то строго определенной роли в лечебном процессе. Однако выделяются три типа «работы родственников» в клинических лечебно-профилактических учреждениях [11].

1. «Психологическая» работа с пациентом, как правило, включающая следующие задачи:

а) ободрение, вселение надежды;

б) физическое присутствие, благодаря которому пациенту создается физический комфорт (например, взбить ему подушку);

в) социальное присутствие, обеспечивающее социальную поддержку, например, сохранение связи с «домом»;

г) поддержка, совместные размышления и сопереживания, связанные с темами жизни и смерти, вопросами «Почему это случилось со мной?»;

д) совместные воспоминания о «прошлой жизни»;

е) помощь в четкой формулировке характера болей и неприятных ощущений;

ж) по возможности обсудить незаконченные дела, например, переживаемые им или причиненные им кому-то другому неприятности; а также помочь пациенту простить тех, кто провинился перед ним.

2. Семьи часто занимаются юридической и административной деятельностью от имени пациента. Если пациент не способен дать разрешение или поставить свою подпись в документах, то возможны бюрократические проблемы. Для того чтобы свести их к минимуму, в некоторых ситуациях родственники могут выступать как его агенты. От них ожидается выполнение следующих задач: выбор страховых агентств, подготовка документов и необходимых соглашений для раздела собственности; сбор сведений для регистрации смерти; организация похорон. Чем больше растет степень бюрократизации больничной системы и технического уровня медицинского обслуживания, тем важнее значение такого рода помощи. Члены семьи могут также выступать в роли защитников пациентов, рассказывая об их потребностях и желаниях персоналу.

3. Нередко семьи привлекают пациента к участию в принятии принципиальных решений. Поддержка родственников и их участие в делах, которые необходимо выполнить в период госпитализации, помогают пациенту преодолеть страх, тревогу и одиночество. Участие родственников в процессе принятия решения облегчает положение пациента, позволяет обсуждать варианты решения, советуясь с членами семьи, которые лучше других знают его психологические особенности, жизненный опыт и социальные условия.

Значительное внимание медицинского персонала направляется на биологические аспекты благополучия пациента. Исходя из этого, особое место в деятельности социальных работников в клинических лечебно-профилактических учреждениях должна занимать оценка влияния психосоциальных факторов на состояние пациента, а именно: как эти факторы отражаются на развитии заболевания или действуют на пребывание его в больнице, какова их роль в процессах выздоровления и последующей реабилитации. Способность оценивать социальный смысл конкретной ситуации пациента важна столь же, как и способность специалистов другого профиля диагностировать особенности ее биологического или психологического аспекта. Социальный компонент может явно или опосредованно угрожать жизни так же, как физическое недомогание или его психологические последствия [13].

Психосоциальный аспект подразумевает взаимодействие внутренних психологических процессов индивида и тогда, когда они влияют на окружающий внешний мир, и тогда, когда испытывают на себе его влияние. Оценка психосоциального аспекта представляет собой попытку уточнения взаимосвязей внутренних психологических процессов и требований внешней (социальной) окружающей среды, иными словами, попытку прояснить взаимодействие требований «стресса» (психологического) и «пресса» (социального). Психосоциальная оценка сосредоточивается на трех моментах: на личности, точнее личностной системе, уделяя особое внимание влиянию на ее восприятие и ожидания, а также реакциям на ситуации; на окружении, включая конкретные реалии внешней среды, их социальные и психологические аспекты; на взаимодействии «личность - ее окружение». Результатом оценки является разработка плана действий, поддерживающих усилия пациента по овладению ситуацией и регулированию жизни [12].

Некоторые специалисты настойчиво утверждают, что наиболее важным моментом, требующим вмешательства клинических социальных работников, является планирование выписки и постстационарного периода как единого созидательного процесса. Сотрудник, составляющий выписку, должен дать ее конкретный план, охватывающий также последующий период пребывания пациента там, куда он направится сразу после лечения.

Подключение социального работника к планированию выписки уже на ранних стадиях пребывания пациента в клинических лечебно-профилактических учреждениях позволяет: уменьшить сроки госпитализации, сделать более эффективным последующее «ведение» пациента дома или в интернате, способствует формированию установки на осознанное и в эмоциональном плане положительно окрашенное выполнение режима рекомендованного на период после выписки.

Таким образом, деятельность специалиста по медико-социальной работе в клинических лечебно-профилактических учреждениях характеризуется биологическими, психологическими и собственно социальными аспектами.

2.3 Содержание медико-социальной работы в наркологии

 

Медико-социальная работа в наркологии – это вид профессиональной деятельности междисциплинарного характера, направленной на оказание комплексной медико-социальной помощи, включающей социально-психол огические, медико-психол огические, педагогические и правовые мероприятия, лицам, страдающим наркотической зависимостью и членам их семей.

Цель медико-социальной работы в наркологии – это комплексная медико-социальная помощь входящим в группы повышенного риска развития наркологических заболеваний и лицам, страдающим зависимостью от психоактивных веществ, членам их семей и ближайшего окружения, включающая медицинские, медико-психол огические, социально-психол огические, педагогически

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Медико-социальная работа с лицами, страдающими наркозависимостью". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1062

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>