Дипломная работа на тему "Курдская проблема в Турецкой Республике (80–90-е гг. ХХ века)"

ГлавнаяИстория → Курдская проблема в Турецкой Республике (80–90-е гг. ХХ века)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Курдская проблема в Турецкой Республике (80–90-е гг. ХХ века)":


Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет

Исторический факультет

Кафедра новой и новейшей истории

Курдская проблема в Турецкой Республике (80 – 90-е гг. ХХ века)

Дипломная работа студента 5 курса дневного отделения

Направление специальности: История

Минск, 2009

Оглавление

Введение

Глава I. Социально-экономическое и правовое положение курдского нас еления восточных вилайетов Турции

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Санкт-Петербурге и в других городах России.

1.1  Экономическое и социальное развитие северо-западного Курдистана

1.2  Турецкая конституция 1982 года о правах национальных меньшинств. Эволюция правового положения курдов в Турции

Глава II. Северо-западный Курдистан в политике турецкого правительства

Глава III. Национально-освободительная борьба курдского народа

Заключение

Список исочников и литературы

Приложения

Введение

Межэтнический или этнополитический конфликт стал весьма традиционным явлением в мировой политике. Проблемы национальных взаимоотношений, этноконфессиональных конфликтов и связанных с ними очагов напряженности привлекают в последние годы повышенное внимание ученых, политических деятелей, в целом всего мирового сообщества. Одним из наиболее злободневных, а может быть, самым сложным и весьма запутанным в современной системе международных отношений является курдский вопрос.

Проблема обретения курдским народом национальной независимости, собственной государственности приобрела на Ближнем и Среднем Востоке в настоящее время наибольшую остроту и служит одним из основных факторов нестабильности в регионе. Курдское движение является серьезным дестабилизирующим явлением внутриполитической жизни для ряда стран таких, как Турция, Иран, Ирак и Сирия.

Растущая значимость данной проблемы для мирового сообщества обуславливается тем, что стремление курдов к национальному самоопределению, не находит ответного желания разрешить вопрос политическим путем у руководства государств, разделивших Курдистан.

Особую актуальность теме придает факт перехода курдского национально-освободительного движения на новый этап развития, который характеризуется радикализацией движения.

Исходя из нынешней ситуации в регионе, детальное и комплексное изучение курдской проблемы в Турции представляет особый интерес для исследователей. Анализ возможных последствий таких конфликтов при современном раскладе сил на международной арене может иметь судьбоносное значение на пути поисков решения курдской национальной проблемы.

Цель данной работы заключается в исследовании социально-экономического и политического положения курдского населения Турции в период 80-90-ых гг. ХХ века и его борьбы за национальное самоопределение.

В рамках поставленной цели выделены следующие задачи:

1. Показать уровень социально-экономического развития Северо-Западного Курдистана;

2. Рассмотреть правовое положение курдов в Турецкой республике;

3. Проанализировать политику турецких властей в восточных вилайетах страны;

4. Охарактеризовать борьбу курдов Турции за национальное самоопределение, ее цели, задачи, формы, особенности;

5. Осветить актуальные проблемы формирования и деятельности демократического национального движения Курдистана, объединившего в своих рядах политические партии, союзы, общества и другие силы, ставящие своей целью создание независимого курдского государства;

Хронологические рамки исследования охватывают период 80 – 90гг. ХХ века. Правомерность такого выбора определяется необходимостью детального анализа принципиально нового этапа в развитии курдского национального движения.

Источниковую основу работы составил комплекс разнохарактерных, но взаимодополняющих документов на русском языке. Это документы государственных, международных организаций и политических партий; статистические материалы; исследования различных историков; речи и выступления государственных и политических деятелей.

При изучении проблем социально-экономического развития важное значение имеют статистические материалы, позволяющие проследить динамику роста или стагнации в регионе. В этой связи использование статистики при анализе положения Восточных вилайетов Турции позволяет выявить результаты социально-экономических процессов и одну из важных причин роста недовольства населения, его протестов против политики турецких властей. Важнейшими источниками при исследовании данного вопроса являются: монография Гасратяна М. А. Курдская проблема в Турции (1986-1995) – М., 1996.; работа Торкунова А. В. Этносы и конфессии на Востоке : конфликты и взаимодействие. – М., 2005.; Диссертация канд. ист. наук. Рашиди А. Региональные и международные аспекты борьбы курдского народа за самоопределение (80-90-е гг. ХХ века). – Мн., 2003. Ценную информацию, прежде всего в фактологическом плане, дают материалы периодической печати.

Одним из важнейших источников, позволяющих изучить правовое положение курдов Турции, является основной закон государства – Конституция 1982 г.; Конституции государств Европы. Под ред. Л. А.Окунькова. – М., 2001, а также внесенные в нее поправки (начиная с 1990-х гг.) в поиске которых активно привлекались Интернет-ресурсы.

При анализе вопросов связанных с политикой правящих кругов в отношении курдского народа большой интерес представляет работа Гасратяна М. А. . Его монография располагает большим фактическим материалом, касающийся дискриминации правового, социально-экономического, политического положения курдов Турции, политики переселения и ассимиляции, игнорирования прав национальных меньшинств. Не меньшую ценность представляют работа Дибо Кава Юсефа. Курдский вопрос в международных отношениях на Ближнем и Среднем Востоке (1918-1990). БГУ. – Мн., 1999. и материалы научно-практической конференции. Курдистан: на перекрестках истории и политики. - М., 1994.

При рассмотрении проблем связанных с формами борьбы курдов Турции за национальное самоопределение особо ценными источниками являются программы политических партий Курдистана и Турции, которые широко представлены в приложении, а также речи и выступления А. Оджалана, М. Барзани, Исмаила Джема и др. По этому поводу хотелось бы отметить общественно-политический ежемесячник РАН «Азия и Африка сегодня», а также «Новое время», «Международная жизнь», «Восток», «Мир экономики и международных отношений», «Белорусский журнал международного права и отношений». На страницах журналов анализируются актуальные проблемы курдского движения в странах, разделивших курдский народ, его успехи и неудачи, деятельность лидеров освободительного движения, их вклад в развитие борьбы за самоопределение. В статьях курдоведов анализируются новейшие сведения о положении курдов, о тактике и стратегии лидеров курдского народа, высказываются прогнозы о возможностях дальнейшего развития движения за независимый Курдистан.

Таким образом, изучив литературу, можно сделать вывод, что основная масса источников по данному вопросу – это журналы, газеты и другие периодические издания. Пресса является главным источником информации в освещении данного периода событий, которые не успели ещё найти своего отражения в литературе. Следует также отметить Интернет-ресурсы. Что касается степени разработанности темы в изученной научно-исследовательской литературе можно говорить о том, что накоплен немалый опыт изучения курдской проблемы, однако, комплексные, обобщающие труды по изучению социально-экономического, политико-правового положения курдов Турции, деятельности Партии Рабочих Курдистана, освободительного движения в Северо-Западном Курдистане, эволюции политики турецкого правительства отсутствуют. Проблема остается спорной и малоизученной.

Глава . Социально-экономическое и правовое положение курдского нас еления восточных вилайетов Турции

1.1 Экономическое и социальное развитие северо-западного Курдистана

В анализируемый период наблюдается обострение курдской проблемы в Турции. Сущность ее состоит в экономической отсталости районов, в политическом бесправии курдского народа, медленном развитии его общественной и культурной жизни, игнорировании его национальных прав.

Курдский вопрос уже многие годы занимает особое место в общественном развитии страны, поскольку он существенно влияет на социально-экономические, политические и национальные процессы.

Турецкий Курдистан продолжает оставаться самым отсталым районом страны, имеющим свои особенности. Курдское население компактно проживает в восточных и юго-восточных вилайетах. Эта территория занимает примерно 230 тысяч квадратных километров[1]. Подавляющее большинство приходится на вилайеты: Агры, Адыяман, Бингель, Битлис, Ван, Газиантеп, Диярбакыр, Каре, К-Мараш, Малатья, Мардин, Муш, Сиирт, Урфа, Хаккяри, Элязыг, Эрзинджан, Эрзурум. Вне Турецкого Курдистана курды проживают в Стамбуле, Анкаре, а также в некоторых городах центральной и западной Анатолии [2].

Численность населения в 19 вилайетах, в которых проживают курды, по подсчетам Гасратяна М. А., в 1985 году составляла 9 млн. 350 тыс, в 1990 - 10 млн. 392 тыс. и в 1997 году - 11 млн. 700 тыс., или 18% от общего числа жителей страны[3], которое на 1996 г. составляла 62,7 млн. человек [4]. Вместе с тем 3 млн. курдов проживало в Стамбуле и других крупных городах центральной и западной части Турции. Таким образом, в 1997 году проживало 13 млн. курдов [5]. Тем не менее, эти подсчеты не могут охватить численность всех курдов, проживавших вне Турецкого Курдистана. По данным курдских источников, к середине 90-х годов в стране проживало около 20 млн.[6]. По этому поводу хочется заметить, что турецкая статистика, как правило, не дает правильной картины национального состава страны: в бюллетенях переписи отсутствует графа о национальной принадлежности. Она заменена графой о родном языке.[7] К тому же в условиях Турции многие курды нередко были вынуждены скрывать свою национальность. Все это дает основание полагать, что фактический процент нетурецкого населения был выше. Тем не менее, поскольку нет других статистических данных о национальном составе Турции, исследователи в своих подсчетах исходили из официальных демографических переписей.

Прирост населения с 1986 по 1990 составлял в среднем 2,2% ежегодно и не менялся в последующие годы. Высокий прирост населения объясняется во многом высокой рождаемостью. В свою очередь, высокая рождаемость в Курдистане объясняется сохранением ранних браков и многодетности семей (6-7 в среднем на семью). Высокая рождаемость у курдов в немалой степени является защитной реакцией на высокую младенческую смертность и на большие потери населения в военных действиях. Тяжелое социально-экономическое положение характеризуется и общим высоким уровнем смертности. В 1988 году он был равен 23% , в то время как для Турции он 7-8%. К середине 90-ых в Турецком Курдистане один врач приходился на 14 тыс. жителей, в то время как в Турции - на 5,2 тыс. . Поэтому неудивительно, что детская смертность к тому времени составляла 35-45%. Средняя продолжительность жизни в Курдистане составляла в 80-ых примерно 42 года [8]. Несмотря на отсутствие курдских школ, на запрет издавать газеты, журналы и другую литературу на курдском языке, ассимиляторскую в целом политику турецких правящих кругов, запрещающую использовать курдский язык, около 70% курдов сельской местности не знают турецкого и говорят, как правило на родном языке [9].

Доля грамотных (от 6 лет и старше) составляла 56% на 1985 год. Важно отметить, что уровень грамотных у мужчин и женщин неодинаковый в городах (среди мужчин - 69%, женщин - 46%) он выше, чем в сельской местности (мужчины - 28%, женщины - 11%). Таким образом, эти районы занимают одно из последних мест по уровню грамотности населения страны. Для сравнения можно отметить, что уровень грамотности турецкого населения в 1987 году составлял 78% [10]. Низкий показатель грамотности у курдов в Турции объясняется, прежде всего, ассимиляторской политикой власти, а также острой нехваткой школ и учителей, сохраняющейся традицией не поощрять учебу детей особенно девочек, отсутствием учебников на родном языке, нестабильностью политической ситуации, которая часто приводила к закрытию учебных заведений.

Важную роль в духовной жизни курдского населения играет религия - главным образом ислам суннитского толка. Вместе с тем, по некоторым данным, около 2 млн. курдов исповедует шиизм, 250-300 тыс. – езидизм [11].

Плотность населения ниже, чем на Западе страны. По всей стране она в 1985 году составляла 66 чел. на км2, то курдских районах - 46 чел. на км2. В 1990 по всей стране 73 чел. на км2, в Курдистане - 50 чел. на км2, в 1995 - 80 чел. на км2, в восточных вилайетах - 55 чел. на км2. Таким образом, если за 10 лет плотность населения по всей стране увеличилось в среднем на 14 чел., в Турецком Курдистане на 10 чел. При этом следует иметь в виду, что прирост населения в курдских районах был выше (3%), чем в среднем по стране. Поэтому относительно низкую плотность населения здесь следует объяснять постоянным оттоком людей в западные вилайеты. Примерно 70% курдов проживало в сельской местности и 30% в городах[12]. По другим оценкам 60% в сельской и 40% в городах[13]. Наблюдался быстрый рост городского населения, несмотря на те чрезвычайные условия, в которых жила страна. Высокие темпы урбанизации были обусловлены постоянным массовым оттоком сельских жителей (по экономическим причинам), а также принудительным выселением турецкими властями сельских жителей в города для контроля за курдским движением. Городское население сосредотачивалось главным образом в сравнительно крупных городах.

В рассматриваемый период происходили изменения и в социальном составе курдского населения. В Турецком Курдистане наблюдавшиеся важные социально-экономические сдвиги ускорили классовую дифференциацию как в городе, так и в деревне. В 80-90-е годы курдская деревня переживала переходный период, который характеризовался постепенным отмиранием феодальных отношений. Начался процесс формирования курдской сельской буржуазии за счет капиталистической трансформации курдских феодалов. Расслоение в курдской деревне происходило не только в результате внутренней эволюции курдского общества, но и вследствие воздействия социально-экономических процессов, начавшихся в Турции. Разложение старых социальных отношений в курдских районах вело к увеличению числа безземельных крестьян, которые не могли найти себе работы на месте и были вынуждены уезжать в развитые западные районы Турции или в страны Западной Европы[14].

Согласно переписи 1980 г., самостоятельное население в Турецком Курдистане включало 3 575 600 человек, что составляла 39% всех его жителей. 74% (2 643 200 человек) всего самодеятельного населения трудилось в сельском хозяйстве, 26% (932 400 человек) работало вне сельского хозяйства. Сюда относились: добыча руды, обрабатывающая промышленность, строительство, энергосистема, газ, водопровод, туризм, питание, гостиница, финансовые службы, страхование, транспорт и связь, социальные службы, частные услуги [15].

По данным на 1981 г., в Турции безземельные семьи составляли примерно 27% семей занятых в сельском хозяйстве, в то время как в 18 вилайетах Восточной и Юго-Восточной Анатолии доля безземельных семей достигла 42%. Опять же по этим данным, в Битлисе безземельные крестьяне составляли 58%, Муше - 54%, Карее - 52%, Хаккяри - 46%, Диярбакыре -45%, Сиирте - 45%, Агры - 44%, Урфе - 42%.[16]

Турецкий Курдистан богат полезными ископаемыми: нефтью, хромитами, фосфатами, железными рудами и другими минералами, а также энергетическими ресурсами. По этому поводу хочется отметить треугольник Гарзан – Гереник – Раслан[17] одно из крупнейших месторождений нефти в Турции находящееся непосредственно на территории Курдистана. Для Турции курдистанская нефть - единственный её источник. Поэтому запасы Курдистана играли и играют значительную роль в региональной геоэкономике[18]. Совокупные запасы жидких углеводородов в Турецком Курдистане (как и в целом в Турции) составляют 66 миллионов тонн.[19] В 1990 году здесь добывалось 3,7 миллиона тонн нефти, 1992-м - 4,3, в 1994-м - 3,7, в 1996-м - 3,5 миллиона тонн. «Курдистанское» «черное золото» покрывало нужды Турции почти на 20%[20].

На долю восточных провинций приходилось 10% государственных и 2,7%) частных предприятий обрабатывающей промышленности, на которых было занята лишь 5% рабочих данной отрасли, крупная фабрично-заводская промышленность в этих провинциях практически отсутствовала. Здесь было размещено лишь 18% мощностей сахарных заводов, 14% - цементных и не менее 10% всех мощностей прядильных веретен и ткацких станков. Но главное место в экономике курдских районов принадлежало сельскому хозяйству. Здесь выращивали около 40% мелкого рогатого скота. Турецкий Курдистан давал 15% всей сельскохозяйственной продукции страны. К началу 90-х годов в Турции продолжали проводить механизацию земледелия. Однако этот процесс шел очень медленно. В целом Турецкий Курдистан вносил в общенациональный фонд 8% промышленной продукции и 19% сельскохозяйственной[21] по другим подсчетам 11% сельскохозяйственной продукции[22].

Но все вышесказанное не означало что на востоке Турции ничего не менялось с точки зрения условий социально-экономического развития. Регион постепенно втягивался во внутренние и внешнеторговые связи страны. Повсеместно укреплялись капиталистические формы хозяйства как в городе так и в деревне.

В отсталом Турецком Курдистане рынок товаров полностью находился под контролем турецкой монополистической буржуазии и являлся частью монополистического капитализма. Сфера производства товаров, вошедших в товарооборот, распространялась, с одной стороны, на метрополию, а с другой - на Турецкий Курдистан, представлявший собой богатейшую сырьевую базу. Метрополия создала здесь предприятия с различной формой собственности, и основное направление товаров и торговли пошло из центра в колонии. Курдская торговая буржуазия, став посредником в торговле между метрополией и колонией, впоследствии приобрела все характерные черты компрадорской буржуазии.

Отсюда как в метрополию, так и другие государства экспортировали главным образом живой скот, продукты животноводства, некоторые виды зерна технические культуры. Следует отметить, что прежде чем товары попадали к экспортерам, они проходили через посредников. Другими словами, торговый процесс различных измерениях создал своеобразную структуру. Это относилось и к товарам, которые поступали из метрополии в Турецкий Курдистан.

Государство пыталось вмешиваться в размещение производительных сил, стремясь максимально использовать природные людские ресурсы этого края. Вместе с тем оно надеялось уменьшить разницу в уровне социально-экономического развития между западом и востоком страны. Все турецкие пятилетние планы фиксировали особое внимание на необходимости первоочередного подъема хозяйства отсталых районов, в частности восточных и юго-восточных вилайетов. Правительство Тургута Озала, пришедшее к власти в 1983 г., в свое время приняло специальную программу развития Юго-Восточной Анатолии (ГАП)[23]. Проектом ГАП предусматривалось создание в восточных провинциях 3,5 млн. рабочих мест, в том числе около 2 млн. - для крестьян и фермеров, строительство аэродромов, современных дорог, введение в 1994 году крупнейшего в этом регионе подземного водовода[24]. Эта программа так же предусматривала строительство 15 плотин и 18 ГЭС, что, по мнению правительства, позволило бы удвоить производство электроэнергии и оросить 1,8 млн. га[25].

Вместе с тем к тому времени на Восточную Турцию приходилось не более 10% всех инвестиций в стране. Здесь особо следует сказать о турецком частном капитале, который, несмотря на всевозможные поощрительные меры, неохотно шел на освоение Турецкого Курдистана, что объяснялось во многом политической нестабильностью в нем. В свою очередь представители курдской буржуазии предпочитали вкладывать свои капиталы в западные районы страны.

Турецкие власти пытались привлечь и иностранный капитал для развития юго-восточных провинций Турции. Так, в мае 1986 г. ВНСТ приняло законопроект, который предоставлял право иностранным компаниям приобретать земли в стране[26]. Однако все это не могло радикально изменить социально-экономическую ситуацию в Турецком Курдистане, который оставался наиболее отсталым регионом, а курдское население наименее обеспеченным материальными и духовными благами.

1.2 Турецкая конституция 1982 года о правах национальных меньшинств. Эволюция правового положения курдов в Турции

За весь республиканский период в Турции не было принято ни одного специального закона, который признавал бы национальные права курдов. Конституция, принятая в результате референдума 7 ноября 1982 г., игнорировала чаяния курдского народа, не признавала за ним никаких прав. Более того, она являлась законодательным выражением ассимиляторской политики турецких правящих кругов в целом по отношению к национальным меньшинствам Турции. Формально основной закон провозглашал равенство всех граждан, однако знакомство с его статьями показывает, что даже такого равенства нет, что она пропитана крайним национализмом. Так, например, в статье 42 говорится: «Никакой язык, кроме турецкого, не должен преподаваться в качестве родного языка турецким гражданам в любых образовательных учебных учреждениях»[27].

Статьи 37-44 Конституции посвящены защите прав немусульманских меньшинств[28]. Но курды не попадают под защиту этих статей. Более того, все принятые мероприятия, относящиеся в той или иной мере к этой проблеме, были направлены главным образом на насильственную ассимиляцию курдского населения. Как отмечает французский исследователь С. Эдмундз сегодня курдам «запрещают иметь свои школы, учиться на родном языке, выпускать книги, газеты и журналы, создавать очаги культуры, организовывать радио - и телепередачи, создавать национальные общественные и политические организации, делать все то, что напоминало бы о курдском происхождении»[29].

Ущемляют права курдов и другие статьи Основного закона. В Конституции 1982г. отмечалось, что «турецкое государство - территориально и национально - независимое целое». Турецкая Конституция игнорирует существование курдского народа. Например, в статье 54 говорится, что «каждый, кто связан с турецким государством узами гражданства - турок». В результате десятки курдских патриотов были казнены без суда и следствия по законам чрезвычайного положения, по сей день, в тюрьмах томятся сотни представителей курдской интеллигенции по обвинению в терроризме и сепаратизме.

В 90-ые гг. турецкие правящие круги, желавшие полностью включиться в общеевропейские процессы, под давлением внутренних и внешних факторов были вынуждены принять шаги по демократизации общественно-политической жизни стране. Так, турецкий парламент в ночь с 11 на 12 апреля 1991г., принял представленный правительством законопроект, который снимал запрет на использование курдского языка. Правда, как и прежде, запрещал обучать на курдском языке в школах, не разрешалось издавать на нем газеты и книги, вести передачи на радио и телевидении, говорить, делать заявления на политических и общественных собраниях. Закон, по существу, разрешал лишь говорить по-курдски у себя дома и во дворе. Был принят также Закон № 3713 «О борьбе с терроризмом»[30], который своей отдельной статьёй отменял статьи 140, 141, 142 и 163 уголовного кодекса[31].

Статья 141 была направлена конкретно против тех лиц и организаций, кто «путём насилия» стремился «ликвидировать какой-либо социальный слой»; «установить власть одного социального слоя над другими»; «ликвидировать существующий в стране экономический или общественный строй». Речь шла также и о намерении «установить личную либо групповую власть, противоречащую республиканским и демократическим принципам». В зависимости от степени участия в заговоре обвиняемые приговаривались к тюремному заключению на срок от 8 до 15 лет. Для заговорщиков, занимавших государственные посты, устанавливалась смертная казнь. Дополняющая её статья 142 определяло уголовное наказание за пропаганду действий, перечисленных в статье 141. Статья 163 УК была специально посвящена пресечению деятельности лиц и организаций, использующих религию вкачестве инструмента подрывной деятельности против государства[32].

Следует отметить, что по этим статьям турецкого уголовного кодекса было осуждено 100 тыс. человек, в отношении более 70 тыс. человек, с 12 сентября 1980 г. по февраль 1991 г. были возбуждены уголовные дела. В соответствии с новым законом предполагалось освободить из тюрем более 43 тыс. человек[33].

Далее, желая добиться ратификации Европейским парламентом турецко-европейского таможенного союза, турецкие власти 26 июля 1995 г. внесли поправки в 17 из 177 статей Конституции. В результате этих поправок Турция стала более демократичной, однако многие статьи этой Конституции, вызывавшие протесты мировой общественности, равно как и репрессивные статьи турецкого уголовного кодекса и антитеррористического закона, сохраняли силу[34].

Так, осталось неизменным положение, содержащееся в преамбуле Конституции и, по существу, отвергающее право курдского народа на свое существование. В ней, в частности говориться, что, суверенитет полностью и безусловно принадлежит турецкой нации и что не должны допускаться высказывания и заявления, противоречащие турецким национальным интересам, турецкой истории и моральным ценностям, а также принципам национализма и в целом учению Ататюрка. Во второй статье Конституции Турецкая Республика прямо называется государством, опирающимся на националистические идеи Ататюрка. Следует отметить, что Конституция все еще остается несовместимой с положениями Европейской конвенции по правам человека.

Глава II. Северо-западный Курдистан в политике турецкого правительства

После государственного переворота в 1980 г., усилились репрессии турецких властей, которые нанесли значительный удар по курдскому движению. На протяжении рассматриваемого периода жандармерия и полиция действовала в Курдистане фактически в качестве оккупационной армии. В акциях подавления участвовали воинские части и силы безопасности, а также, наемные вооруженные турецкие крестьяне, так называемые «сельские стражи», которых официальная пропаганда настраивала против курдского движения. В оккупированных районах турецкая жандармерия создавала тяжелые экономические и социальные условия, умышленно лишала коренных жителей предметов первой необходимости, вынуждая местное население оставлять родные места и искать убежище в других районах. Это всё ежегодно обходилось турецкой стороне в 6-10 млрд. долларов США[35].

Правящие круги не только не стремились к справедливому решению курдской проблемы, но даже не признавали существование курдского народа в качестве этноса. До начала 80-х годов слово «курд» официально никогда не употреблялось в Турецких СМИ: газеты, журналы говорили о «положении на востоке», о «сепаратистах», о «горных турках», но никогда - о «курдах»[36].

Турецкое руководство отказывалось рассматривать курдскую проблему как политическую и утверждало, что «корень зла» кроется только в экономике[37].

Своей внутренней и внешней политикой, основанной на национализме, турецкая буржуазия укрепляла национальные привилегии конкретными классовыми интересами. Турецкое правительство формировало сильные военные и правоохранительные структуры, предназначенные для подавления народных волнений. Продолжая придерживаться консервативных позиций в курдском вопросе, силы национал-шовинизма Турции всячески старались утвердиться в рамках государственного аппарата, руководствуясь принципом извлечения максимальной выгоды из любого конфликта и противостояния. Традиционно правые и националистические прослойки Турции отказывались воспринимать курдский народ, приравнивая это к предательству по отношению к родине.

Так, за шестнадцать лет военных действий (15 августа 1984 г. - 14 августа 1994г.) в Турецком Курдистане, в котором было введено чрезвычайное положение, погибло около 37 тыс. человек[38]. Из них со стороны правительственных сил 24 180 человек, в том числе 16 642 солдата, 509 офицеров, 3005 полицейских, карателей из числа спецвойск и агентов спецслужб, 4024 «сельских стражей»; со стороны ПКК погибли 4500 боевиков[39].

В результате действий турецких карательных сил с 1984 по 1996 год были выселены жители более 2500 курдских деревень, подверглось бомбежке 30 городов, погибло при этом от 8 до 10 тыс. граждан. Более 500 пропали без вести после того, как были взяты под стражу турецкими войсками и спецслужбами, 600 человек умерли под пытками в тюрьмах, 110 курдских политиков, 25 журналистов, 15 докторов, 15 юристов, 6 профсоюзных деятелей, более 30 религиозных лидеров были убиты. О государственном терроризме свидетельствовал тот факт, что 5 млн. курдов[40], граждан турецкого государства, вынуждены были покинуть обжитые места и эмигрировать в другие районы страны, в том числе и страны Запада в которых по разным оценкам проживало 600-800 тысяч.[41], спасаясь от расправы со стороны собственных властей. По мнению российского исследователя Ш. Ашири: «целью этих военных операций являлся разгром, удушение не только сторонников партии рабочих Курдистана, но и всех левых, действующих в Восточной и Юго-Восточной Анатолии»[42].

Таким образом, Турецкая Республика обеспокоенная тезисом о так называемом курдском сепаратизме, продолжала массовое непризнание и подавление курдского народа и считала, что такими методами она решит проблему.

По этому поводу, хотелось бы отметить интервью, в котором видный политический деятель Турции Исмаил Джем излагает логику турецкого руководства по отношению к Курдистану: «Мы всегда серьёзно относились к вопросам национальной и территориальной целостности страны. И этот принцип является частью нашей внешней политики... Мы готовы его защищать.... Если у наших границ будет создано курдское государство, мы получим опасный очаг напряженности и конфликтов, подобный тому который наблюдаем между израильтянами и палестинцами... Столкновения между арабами и курдами станут неизбежными»[43].

Особенно жесткую позицию в курдском вопросе заняло турецкое правительство в период кризисной ситуации в Персидском заливе. В этот период Турция увеличила численность своих войск, дислоцированных в юго-восточных районах страны, до 180 тыс. человек. До иракского вторжения в Кувейт в августе 1990 г. турецкое правительство держало в этих районах около 65 тыс. военнослужащих, действовавших при поддержке 35 тыс. жандармов и полицейских[44].

Турция принимала меры для обеспечения репрессивных мер и против зарубежных курдов. Она предложила Ираку, Ирану, Сирии разрешить турецким войскам переходить границы с этими странами для преследования и разгрома поселений курдов в приграничных районах. Власти Ирана и Сирии не согласились с этим. Однако между Турцией и Ираком быладостигнута договоренность, по которой турецким вооруженным силам было разрешено преследовать курдских борцов по воздуху и суше на иракской территории, в районе границы на расстоянии 10-15 км от нее. Такие операции проводились неоднократно, и в результате турецкие войска свободно пересекали границу с Ираком, чтобы разгромить приграничные населенные пункты курдов, где располагались отряды ПКК[45].

За время ведения войны в Курдистане, власти не сумели создать маломальский авторитет среди местного населения. Регулярные войска, находившиеся на востоке страны, во многом были деморализованы. К примеру, по данным министерства обороны «за декабрь 1998г. 250 тысяч военнообязанных отказались служить в армии, поэтому не случайно был принят закон о продлении на три месяца срока действительной службы»[46]. Следует учесть и то, что экономическое положение страны ухудшилось, а внешний долг в 1990 году вырос до 60 млрд. долларов США, продолжая расти он в 1995 году достиг отметки в 70 млрд.[47]. Это означало, что рост инфляции в стране был прямо связан с войной в Курдистане. Тем не менее, война против курдов была продолжена. Итогом войны стало вовлечение турецкой экономики в пучину кризиса, выход социальной сферы за рамки нормальных процессов.

Правительство, объявляя «террористами» курдских партизан, само проводило государственную политику террора и геноцида по отношению к многомиллионному народу, что вызывало протест и возмущение даже союзников по НАТО (см. Приложение №3).

Что бы оправдать антикурдские военные меры, турецкие правящие круги с помощью средств массовой пропаганды проводили дискредитацию курдского движения, выдвигая против курдов ряд обвинений. Главным изних было обвинение в стремлении курдов расчленить Турцию и установить в стране коммунистический режим. Обвиняя курдское движение в подрывной деятельности, власти не только искали повод для расправы с борьбой курдов, но и стремились отвлечь массы от борьбы за свои права.

Наряду с военными акциями, турецкие правящие круги применяли административно-полицейские меры, которые, по их мнению, должны были содействовать подавлению национально-освободительной борьбы курдов. При этом власти пытались использовать неоднородность движения и раскол в нем. Так, 4 апреля 1985г. были приняты два дополнения к Закону о деревнях, в соответствии с которым были созданы так называемые «сельские стражи», официально обязанные защищать жителей села от посягательства на их жизнь и имущество[48]. Однако вскоре эти новоявленные «стражи» под видом поисков «террористов» стали совершать различные насилия и издевательства над мирным населением. «Сельские стражи» действовали как военная сила в дополнение к жандармерии, армейским «коммандос» и полиции. В каждой деревне имелись два или три «сельских стража», численность которых уже к марту 1987 г. составило 6 тыс. человек. В конце 1992г. число «временных сельских стражей» достигло примерно 35 тыс., из коих восемь-десять тысяч относились с симпатией к ПКК.

Согласно инструкции, «сельский страж» имел право применить оружие:

- против лиц, напавших на него, либо угрожающих его жизни;

во время своей работы, если он не видит других способов спасения члена общины;

если он хочет арестовать подозреваемого, который оказывает сопротивление;

если убийца, который был арестован, попытается сбежать;

- если какое-либо лицо появится в запретной зоне;

- если он неожиданно натолкнулся на «бандитов» .

В начале 1990-х гг. турецкие власти пытались доказать международному сообществу, что уважают самобытность нетурецких народов, например, легализовав в 1991 г. курдский язык как средство общения, а также разрешив частным и государственным каналам радио - и телевещание, помимо турецкого, и на других языках и наречиях. И хотя турецкий язык, будучи государственным, все еще продолжает быть единственно допустимым языком преподавания и обучения в государственных школах, парламент разрешил открывать частные курсы по изучению языков, потребляющихся гражданами страны в быту, а также включать их в программы частных школ. Из законодательства был изъят запрет на ношение определенных имен, за исключением тех, которые, по закону, противоречат общей морали и оскорбительны для общества. Возможно, таким образом, были реабилитированы курдские имена. Были внесены изменения в статьи, касающиеся судебной системы, снижения возрастного ценза с 21 до 18 - на право стать членом политической партии, с 30 до 21 года - на право быть избранным в различные государственные органы и т. д. Немалую роль в этом процессе играло и играет стремление турецкого правительства привести свое законодательство в соответствие с требованиями ЕС.

Однако всё вышесказанное не означает, что официальная политика турецкого правительства, в основе которой лежит силовое решение курдского вопроса, за последнее время претерпела какие-либо существенные изменения. Захват турецкими спецслужбами лидера РПК А. Оджалана в 1999г. З и вынесение ему смертного приговора - яркое тому свидетельство. Но необходимо понимать, что в арсенале турецких правящих кругов все же имеются и политические возможности решения затянувшейся и очень опасной по своим последствиям проблемы, которая с некоторых пор все более перестает быть чисто турецкой. Так, быстрое решение курдской проблемы может существенно повлиять на выбор путей прокладки стратегических трубопроводов, которые в наступившем столетии будут снабжать энергоносителями значительную часть населения Земли. Известно, что в случае стабилизации положения в курдских районах именно через них может пойти нефть иракского Курдистана и Каспия. Турция уже давно мечтает о превращении страны в связующий элемент между восточными и западными цивилизациями, возрождении «шелкового или нефтяного» пути из Азии в Европу. По этому поводу хочется заметить, что именно этот фактор становится определяющим в решения курдской проблемы, а так же и её обострения. Выгодное экономико-географическое и стратегическое положение Курдистана это та основа, в которой кроется суть политики, при этом немалую роль играют отголоски традиционной политики панисламизма и пантюркизма.

Турции предстоит еще пройти длинный и трудный путь, прежде чем (и если) она станет полноправным членом ЕС. Турецкому правительству необходимо провести законодательные реформы, прежде всего в сфере прав человека в плоскость практических дел, главные из которых обеспечение прав национальных меньшинств, в первую очередь курдов, и прав женщин, прекращение пыток в турецких тюрьмах, гарантии свободы слова и вероисповедания, а также реальные перемены в судебной системе страны.

Глава III. Национально-освободительная борьба курдского народа

Медленные темпы социального, экономического и политического развития восточных вилайетов Турции, двойственность политики правительства в регионе, низкий жизненный уровень курдского населения предопределили курдское сопротивление в стране.

Оценивая роль курдов в политической жизни Турции в 80-90 гг. XX века можно с уверенностью говорить, что уже с середине 80-х годов наступил качественно новый этап в развитии курдского национально-освободительного движения. Он прежде всего характеризуется массовостью и ростом самосознания, так как в выступлениях принимали участие практически все слои курдского общества, объеденённые ненавистью к национальному гнёту, господству турецкой буржуазии и бюрократии. По мере развития этого национально-освободительного движения всё большую роль в нем стала играть курдская интеллигенция, которая выступая от имени своего народа, выдвигала лозунги независимости Северного (Турецкого) Курдистана, что, по её мнению, должно было бы объеденить все слои курдского общества в борьбе за национальные права[49].

В национально-освободительном движении Турецкого Курдистана, как в прочем и в целом Курдистане, сформировались и получили развитие два крупных политических течения: регионально-реформистское и радикально-демократическое[50].

Первое из них характеризуется преднамеренным сужением политических и других программ до рамок региона, склонностью к соглашательству и сепаратизму, непоследовательностью в выборе путей и средств достижения своих целей. Её лидерам свойственна чрезмерная переоценка роли внешних сил в решении курдской проблемы и непоследовательность в выборе союзников. Это течение в большей степени имеет прозападную ориентацию и используетсязападными державами для обеспечения своих политических и стратегических интересов в регионе. Однако в Турецком Курдистане это течение не стало определяющим, по крайне мере в анализируемый период.

Второе, радикально-демократическое, в основу своей стратегии пыталось ставить общекурдские проблемы и конечной целью объявляло создание единого, независимого государства, включающего в себя всю территорию исторического расселения курдов. Это течение рассматривало курдов как единый этнос, а Курдистан - как единое политико-территориальное целое. Его представители были принципиально не согласны ограничивать свои стратегические цели автономией курдов в рамках существующего государства и расценивали положение современного Курдистана как колониальное. Поэтому свою борьбу они определяли как антиколониальную со всеми вытикающими отсюда международно-правовыми последствиями.

Лидеры радикально-демократического течения в курдском движении не исключали поэтапности в решении курдской проблемы, в том числе и временной автономизации. Учитывая специфические условия борьбы, которую в то время вели политические силы этого течения и прежде всего Партия Рабочих Курдистана, первостепеное внимание уделялось формированию эффективной военной организации и оказанию вооруженного давления на правительство страны. Использование активных методов борьбы, в том числе вооруженных, дало противникам курдского движения за национальное освобождение повод классифицировать его как терроризм и ставить вне закона курдские политические партии и движения[51].

С середины 70-х гг. XX века наблюдается всплеск курдского национального самосознания и политизации значительной части курдского населения. Начало этому процессу положило создание в 1978 г. запрещенной в настоящее время Рабочей партии Курдистана, которая в отличии от большинства других курдских организациий строилась не по племенному принципу, а привлекала всех, кто готов был бороться за национальноеосвобождение. С этого времени она становится определяющим течением в курдском национально-освободительном движении.

Была разработана Программа национального освобождения. Несмотря на то, что в программе имеется ряд серьезных теоретических упущений, она страдает высокопарностью стиля, в ряде мест не отражает реальной действительности, все же это первый серьезный документ, в котором сделана попытка изложить цели и задачи борьбы, в условиях, когда, несмотря на реакционную политику турецких политику турецких правящих кругов, направленную на ассимиляцию национальных меньшинств, курдский народ в Турции сохраняет свою национальную самостоятельность, родной язык, культуру и традиции.

После военного переворота 1980 г. руководство партии во главе с её лидером А. Оджаланом эмигрировало из страны и нашло себе пристанище в ливанской долине Бекаа, подконтрольной Сирии, где в течении нескольких лет оно смогло накапливать силы и ресурсы и вести пропаганду в курдских районах Турции[52].

Реакция наступила в 1984 г., когда РПК оъявило начало вооруженной борьбы за создание на территории Турции независимого курдского государства. Вскоре отдельные вооруженные стычки между бойцами РПК (ППК) и правительственными войсками переросли в полномасштабную гражданскую войну в юго-восточных районах страны. К моменту ареста в 1999г. Лидера РПК А. Оджалана итог противоборства составил 30 тыс. человек убитыми[53].

РПК образовалась как левая партия марксистского-ленинского толка (См. Приложение 1,4), поэтому в своей борьбе она получила поддержку ряда других левых и прокоммунистических организаций, таких, например, как: Революционная левая, Турецкая Рабоче-Крестьянская освободительная армия, Красная Армия народной коммунистической партии и фронта Турции и рядамеждународных коммунистических и националистических организаций. Была создана организация «Левое единство Турции и Турецкого Курдистана». Однако из-за отсутствия политического единства в курдском движении и разногласий эта организация к концу 1988 г. распалась[54].

Начав вооруженную борьбу 15 августа 1984 г., РПК до 1991 г. вела её довольно вяло, ограничиваясь, в основном, отдельными терактами, как в курдских районах, так и в крупных городах, прежде всего, в Стамбуле. Эскалация насилия в 1991 г. была связана с событиями в Персидском Заливе, в результате которых иракское правительство утратило контроль над своими северными границами. В результате этого, турецкие курды получили возможность свободно перемещаться по территории Северного Ирака и приобрели каналы доставки оружия из Ирака, Ирана, Сирии, Ливии, а также из Греции и Южного Кипра.

Первые крупные столкновения РПК с турецкими силами безопасности произошли 21 марта 1991 г. в день Науруза и продолжались вплоть до ареста лидера РПК.

Однако параллельно с этим в курдском движении вызревают идеи о прекращении огня и переходе к мирному решению проблемы. Так начиная с конца 80-х курдская сторона пытается снять остроту проблемы парламентским путём и на международной арене. Её обсуждение на различного рода международных форумах становится обычным делом: Парижская конференция (1989 год), конференция в Брюсселе (1994 год), в Москве (1994 год), конференция в Бонне (1996 год)[55]. В этой ситуации следует вспомнить и «Ганноверский призыв»[56].

В это время действует около десяти нелегальных партий и организаций, как за границей, так и на территории Турции. Одними из наиболее влиятельными являлись упомянутая выше ПРК, НОК-СО (См. Приложение 7), Коммунистическая партия, Демократическая партия и т. д. По этому поводу хочется отметить, что ещё в июне 1988 г.1 в Швеции был создан фронт Освободительное движение Курдистана (Тевгер). В него вошли восемь политических партий и групп из Турецкого Курдистана. Фронт призвал ООН и связанные с нею организации, демократические страны, партии, гуманитарные общества, молодежные и женские организации, всех честных людей выразить солидарность с борьбой курдского народа (См. Приложение 5).

В обозноченный период, особенно в последние годы, в связи с глобальными изменнеиями в геополитической картине мира существенно изменилось и и место курдского вопроса в системе международных отношений. События в Курдистане оказались в постоянном поле зрения мировой общественности и средств массовой информации, справедливая борьба курдского народа за свои неотъемлемые национальные права вызывает сочуствие и поддержку либерально-демократических кругов во всем мире, имеющих большой политический вес и оказывающих влияние на политику не только правительств, но и международных организаций. Главное, что курдская проблема стала уже не пульсирующей от случая к случаю, а постоянной темой международной жизни. На ближневосточной же арене, в связи с окончанием "холодной войны" и наметившимся постепенным переходом главного конфликта региона - арабо-израильского - из остро конфрантационной в переговорную стадию, курдская проблема приковывает к себе все большее внимание.

В итоге хочется сказать, что с учетом негативных сторон внутреннй обстановки в стране, а также под воздействием международных правовых, парламентских и общественных организаций в верхних эшелонах турецких властей и в турецком обществе в целом постепенно вызревает понимание необходимости признания курдов как народа. Предложенная бывшим президентом Турции Т. Озалом идея курдской автономии находит все большую поддержку.

Заключение

1. Политика турецкого правительства была направлена на социально-экономическую эксплуатацию восточных вилайетов Турции, использование региона в качестве аграрно-сырьевого придатка растущей турецкой экономики. Господствующие на территории турецкого Курдистана силы не давали курдскому народу возможностей ни для формирования внутреннего рынка, ни для развития национальных и политических связей. Отсутствие государственных программ экономического и социального развития курдских провинций, их остаточное финансирование предопределили медленные темпы социально-экономического развития Северо-Западного Курдистана.

2. Курдский народ в Турции был лишен элементарных конституционных прав и подвергался дискриминации и ассимиляции. Консервативные элементы в Турции считают признание прав курдского народа на образование, использование средств массовой информации на родном языке и др. попустительством сепаратизму, угрозой национальной безопасности. Сторонники подобного мировоззрения сами превратили проблему, которую можно было бы решить в русле демократического консенсуса, в тяжелейшую проблему в масштабе всего государства.

3.  Для турецких правящих кругов характерно проявление наиболее жестокой политики в отношении курдского народа, в основе которой лежит силовое решение курдского вопроса, несмотря на его готовность к коллективным поискам всеобъемлющего урегулирования данной проблемы. Политика турецких властей нереалистична, ибо считает курдов гражданами второго сорта, или не признают существование этой нации вообще, Такая политика лишь способствует углублению конфликта, делает его перманентным и трудноразрешимым.

4.  В конце XX вв. борьба курдов принимает региональный характер. Происходят не только значительные изменения в курдском освободительном движении, но и в динамичном развитии самой геополитической ситуации вокруг Курдистана, а значит и в политико-теоретическом подходе к существующим проблемам. Основная тенденция в этом плане состоит в отходе от чрезмерно идеологизированных и крайне радикальных иллюзий и в повороте к поиску реальных компромиссных решений невоенными средствами. Главной политической целью по-прежнему остаётся борьба за единый и независимый Курдистан силовыми методами, а главной движущей силой борьбы - народ.

5.Освободительное движение Северо-Западного Курдистана было важным фактором развития курдского общества, а процессы, происходившие в нем, придавали им социально-политическую окраску. Восстания курдов если и достигали успеха, то только временно. Поражения курдских движений предопределялись раздробленностью сил повстанцев, как правило локализованных в пределах отдельных частей Курдистана, военно-политическим превосходством противника, отсутствие национального единства в общекурдском масштабе, тесных связей между племенами, отсутствие сильной политической организации с четкой программой действий, политической недальновидностью руководства и низким уровнем национального самосознания.

Список источников и литературы

I.  Источники:

1.1.1. Конституции государств Европы. / Под ред. Л. А. Окунькова. - М.: Норма, 2001.-С. 764.

II.  Публицистика:

11.2.1. Ашири Ш. Судьбы и надежды // Азия и Африка сегодня. - М., 1998.-№2.-С. 32-41.

П.2.2. Боровой Я. Иракский Курдистан в ожидании // Новое время. - М., 2005. - №5. - С. 30-33.

П.2.3. Гасратян М. А. Легализация оппозиции // Азия и Африка сегодня. М., 1998. - №2. - С. 15-17.

П.2.4. Григорьев Т. Г. Курдистан-98 // Азия и Африка сегодня. - М., 1998.-№2.-С. 2-8.

П.2.5. Джеляледдинов Т. Соколы Курдистана // Планета. - М., 2006. -№8.-С. 14-17.

П.2.6. Евровченков Е. Гидроузел на Евфрате // Азия и Африка Сегодня. М., 1995. - №4. - С. 27-32.

П.2.7. Жаров К. Новое обострение «курдской проблемы» и борьба с

терроризмом // Компас. - М., 2006. - №17. - С. 47-48.

П.2.8. Захарова М. В. Курдская проблема в Турции // Актуальные

проблемы современности. - М., 2003. - №3. - С. 73-76.

П.2.9. Жигалина О. Курдский вопрос в Западной Азии на

современном этапе // Восток. - М., 2005. - №5. - С. 42-45.

П.2.10. Ильин В. Демократия и горы // Свободная мысль-ХХ1. - М.,

2004.-№1.-С. 87-88.

П.2.11. Кылычбейли Э. Экономические предпосылки прихода к власти исламистов // Азия и Африка сегодня. - М., 1997. - №3. - С. 16-20.

11.2.12. Лазарев М. Курдская проблема в европейском измерении // Азия и Африка сегодня. - М., 1997. - №2. - С. 68-72. П.2.13. Лазарев М. Образ Турка. //Азия и Африка сегодня. - М., 1996.-№7. - С. 7-13.

П.2.14. Лазарев М. Почему Турция опасается независимого Курдистана // Азия и Африка сегодня. - М., 2003. - №6. - С. 10-15. П.2.15. Лазарев М. Борьба продолжается // Азия и Африка сегодня. - М., 1998.-№2.-С. 8-11.

П.2.16. Мирский Г. Общественно-политическое развитие курдов в Турецкой Республики // Мировая экономика и международные отношения. - М., 2003. - №9. - С. 65-68.

П.2.17. Михайлов В. В. Современное состояние курдской проблемы // Вестник Санкт-Петербургского университета. - М., 2007 - №1. - С. 39-46.

П.2.18. Мосаки Н. Нефть и курдская проблема // Азия и Африка сегодня. - М., 2002. - №3. - С. 30-37.

П.2.19. Пивоваров С. Черноморский бассейн: оттеснение России // Азия и Африка сегодня. - М., 1996. - №7. - С. 3-5. П.2.20. Сатановский Е. Прогресс урегулирования курдской проблемы в Турции // Международная жизнь. - М., 2005. - №4. - С. 10-12.

П.2.21. Скляров Л. Сотрудничество или соперничество // Азия и Африка сегодня. - М., 1996. - №10. - С. 51-57.

П.2.22. Турецкие военные и проблема вступления страны в ЕС. По материалам «Форин афферс» // Компас. М., 2006. - №8. - С.61-64. П.2.23. Ульченко Н. Новые приоритеты в Центральной Азии // Азия и Африка сегодня. - М., 1996. -№!.- С. 17-24.

III.  Исследования:

Ш.3.1. Алиев Барзани маджит-оглы. Политика турецкого правительства в восточных вилайетах страны и освободительная борьба курдского народа (1923 г. - начало XXI в.) - Автореф. Дисс. ... канд. ист. наук. - Краснодар., 2007. - С. 31.

111.3.2.Восстание меньшинств: Косово, Молдовия, Украина, Грузия, Курдистан. : сб. информ агенства REGNUM. - М., 2006. - С. 188.

111.3.3.Гасратян М. А. Курдская проблема в Турции (1986-1995). -М., 2001.-С. 196.

111.3.4.Дибо Кава Юсеф. Курдский вопрос в международных отношениях на Ближнем и Среднем Востоке (1918-1990). - Дисс... канд. ист. наук. - Мн., 1999. - С. 113.

111.3.5.Киреев Н. Г. Мусульманские страны у границ СНГ. - М., 2002.-С. 320.

111.3.6.Рашиди Асад. Региональные и международные аспекты борьбы курдского народа за самоопределение (80-90ые гг. XX века).

- Дисс. ... канд. ист. наук. - Мн., 2003. - С. 105.

Ш.3.7. Рашиди Асад. Региональные и международные аспекты борьбы курдского народа за самоопределение (80-90ые гг. XX века)

- Автореф. Дисс. ... канд. ист. наук. - Мн., 2003. - С. 17.

Ш.3.8. Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие. - М., 2005. - С. 570.

IV.  Интернет-ресурсы:

Http: // www. kurdistan. ru

V.  Научно-справочная литература:

V.5.1. Конституция Турецкой Республики 1982 г. Справочник. - М., 1990.-С. 876.

Приложение №1

Программные положения партии рабочих Курдистана

Партия рабочих Курдистана имела целью:

А. Положить конец господству в Курдистане турецкого колониализма и империализма, стоявшего за его спиной. Для этой цели:

1) создать широкий фронт национального единства из рабочих, крестьян, интеллигенции и патриотов, происходящих из других слоёв;

2) основать всеобщую организацию народа посредством создания органов рабочих, крестьян, представителей искусства, молодежи и женщин;

3) вести борьбу, являющуюся основной формой борьбы против колониализма. Для этой цели создать народную армию, основной силой которой будет крестьянство;

4) положить конец стычкам среди народа, провоцируемым религиозным сектантством и трайбализмом колониалистской буржуазной партийной системы и используемым земельными собственниками для усиления своего господства. Положить конец религиозному и узкобуржуазным националистическим подходам;

5) разоблачить пораженческие подходы, не имеющие целью уничтожить колониальное иго Турецкой Республики и выступающие за «региональную автономию» и т. д., которые, по существу, представляют собой компромиссы с колониализмом; вести решительную борьбу против них;

6) конфисковать владения земельных собственников, сотрудничающих с колониалистами в процессе борьбы, и распределить их среди безземельного крестьянства;

7) принять меры по обеспечению экономических, культурных, образовательных и медицинских услуг для борьбы против различных форм страданий, которые колониализм обрушил на народ.

Б. Создать правительство рабочих и крестьян в качестве первой меры установления народно-демократической диктатуры. Это правительство обязано:

1) конфисковать все природные ресурсы, эксплуатируемые колониалистами, а также фабрики, фермы и все другие предприятия. Все это станет общественной собственностью;

2) упразднить финансово-кредитную систему колониализма и заменить её независимой финансово-кредитной системой;

3) пользоваться полным суверенитетом в стране и не предоставлять военных баз или льгот никакому иностранному государству;

4) конфисковать все земли, принадлежащие земельным собственникам, кроме патриотов, национализировать и перераспределить земли бесплатно среди малоземельных крестьян. Что до патриотов, то им будет отдано достаточно земли для проживания, но остальное будет национализировано на основе соглашений;

5) ликвидировать все долги беднейшего крестьянства ростовщикам и банкам;

6) обеспечить первым делом демократию для рабочих и крестьян, для остальных патриотических классов и слоев, применить диктатуру в отношении коллаборационистов – земельных собственников и компрадорской буржуазии; устранить препятствия на пути организации трудового народа в экономической, политической и культурной областях;

7) создать для рабочих новые сферы работы, уделять внимание физическому и умственному развитию рабочих, сделать попытку установить 8-часовой рабочий день;

8) ликвидировать правовую систему колониализма и заменить её демократической правовой системой;

9) уничтожить все формы феодального гнета женщин, установить равноправие мужчины с женщиной во всех социальных и политических областях;

10) положить конец всем формам угнетения национальных групп и религиозных меньшинств.

В. Будет создана независимая экономическая структура. Для этого:

1) экономика будет управляться посредством центрального планирования;

2) преимущество будет предоставлено развитию национальной тяжелой промышленности;

3) общественной собственностью станут природные ресурсы, транспорт, торговля, банковская система, средства массовой информации и т. д.;

4) будет осуществлена земельная реформа, крестьяне перейдут к коллективизации с помощью и при поддержке государства;

5) частная инициатива, дающая пользу развитию общества, будет свободна и поддержана государством;

6) будут созданы учреждения национального образования, культурные учреждения, которые придут на смену колониальной системе культуры и образования; на основе одного из курдских диалектов будет создан общенациональный язык. Интенсивные исследования и организационная работа будут осуществлены в области курдского языка, литературы и истории. Все люди получат возможность стать грамотными.

Г. Обеспечить единство Курдистана. Для достижения этой цели:

1) революция в каждой части будет, по существу, задачей народа, проживающего в той или иной части Курдистана;

2) в каждой части будет вестись борьба против попыток достичь компромисса между народом, проживающим там, и колониалистским государственным аппаратом посредством различных форм под названием «автономия»;

3) будут сделаны попытки для оказания необходимой возможной помощи и солидарности между революционными силами, борющимися в каждой части.

Д. Следовать принципам пролетарского интернационализма в отношениях с соседними народами и в международных вопросах. Для этой цели:

1) на основе специфики разных стран будет доминировать принцип, что каждое революционное движение отвечает за революцию в своей стране, и этот принцип будет доминировать в отношениях с революционными силами соседних народов; на этой основе будет осуществляться совместная борьба на различных уровнях;

2) единство с соседними народами основывается на свободе и независимости каждого; будет вестись беспощадная борьба, чтобы сломать навязанное единство, которое не получило развития на основе данного фундаментального принципа;

3) будет установлена дружба с социалистическими странами, союз

с национально-освободительными движениями, солидарность с рабочим движением и демократическими течениями во всех частях мира; будет вестись борьба за мир во всем мире.

Таковы основные положения программы Партии рабочих Курдистана.

Приложение №2

Программа исламской партии Курдистана (ИПК)

Исламская партия Курдистана является политической партией, возникшей 11 декабря 1400 г. (1980 г.) с целью завоевания законных прав курдистанского народа, а также других мусульманских народов (ст. 1).

Исламская партия Курдистана, являясь частью международного исламского движения, как правило, будет поддерживать отношения с исламскими организациями, и в частности с исламскими организациями региона (ст. 2).

Курдский народ, как и каждый мусульманский народ, имеет законное право в развитии своего языка, самобытности, самоуправления, вести борьбу с тиранией, унижением, деспотизмом и рабством, нищетой, невежеством, болезнями и реакцией (ст. 4).

Исламское правительство Курдистана вместе с другими правительствами исламских наций могут составить «государство объединенных исламских наций» (ст. 8).

Официальным языком в Курдистане будет курдский язык. Необходимо обеспечить единство курдского языка и в соответствии с потребностями времени совершенствовать его. Для совершения молитвы и понимания сунны, догматов ислама нужен арабский язык.

Кроме того, при необходимости может действовать и другой соответствующий язык (ст. 9).

Немусульманские меньшинства, представители других религиозных меньшинств имеют право на свободу вероисповедания, на родину и социальную справедливость (ст. 10).

Источник закона — сунны Корана и Пророка. Избранный народом парламентский совет (меджлис) от имени народа занимается его проблемами (ст. 11).

Чтобы обеспечить потребности личности в питании, благоустройстве, учебе, медицине, устройстве семьи, следует соблюдать следующие принципы:

а) поощрение доброты и запрещение вредных поступков;

б) доброта в поступках и взаимопомощь в добром деле;

в) защита высоких идеалов и прекрасных обычаев;

г) борьба против невежественных традиций;

д) решение нравственных проблем (ст. 12).

Женщина и мужчина имеют равные права в правовых обязанностях, в формировании общества и его ориентации. Вместе с тем наличие обособленности между мужчиной и женщиной определено в исламе (ст. 14).

Свобода — всеобщее право. Партия гарантирует свободу убеждений, толкований, вероисповедания, примирения, публикаций и создания рабочих профсоюзов. Кроме того, партия выступает за свободу деятельности политических партий и женских обществ и других организаций, если они не противоречат исламу (ст. 17).

Справедливость — всеобщее право. Никакая власть не имеет право посягнуть на неприкосновенность личности. Никто из граждан не имеет право на религиозное преимущество, расовое превосходство, социальные, родоплеменные преимущества (ст. 18).

Наука — всеобщее право. Для мусульман обучение основ религии является обязательным религиозным предписанием. Необходимо устранить невежество, интересоваться всеми этапами обучения, поощрять научные исследования, направлять на учебу в соответствии со способностями и одаренностью, обеспечить средствами и материалами различные сферы производства (ст. 19).

При необходимости государственные силы могут вмешаться в различные сферы деятельности. Например:

а) запрещать действия, которые противоречат закону шариата, ликвидировать банки, берущие проценты, создавать беспроцентные банки и кредитные структуры;

б) защищать частную собственность, успешно пользоваться ею,

при необходимости осуществлять справедливое распределение материальных благ;

в) выдавать соответствующую зарплату рабочим, обеспечить достойный отдых, создавать медицинские учреждения, гарантировать жизнеспособность в период старости и болезни;

г) поддерживать рабочие места посредством безвозмездной помощи, обеспечить производство и товарообмен;

д) установить понимание между рабочими и предпринимателями, устранить противоречие между ними. При необходимости обратиться к одному из ниже приведенных путей:

1) для благополучия рабочих часть доходов, полученных на государственных предприятиях, распределять среди рабочих;

2) создавать частные торговые фирмы, передать часть или всю частную собственность рабочим;

3) чтобы оживить землю и развивать производство, оказывать помощь крестьянам.

Социальные страхования покрываются частным финансированием, которое состоит из зеката, вакуфа и пожертвований. При необходимости можно прибегнуть к общим налогам и к доходной казне (ст. 21).

Всякие советы и решения Исламской партии Курдистана, если они противоречат Корану и суннам, считаются недействительными и не

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Курдская проблема в Турецкой Республике (80–90-е гг. ХХ века)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 473

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>