Дипломная работа на тему "Культурная жизнь общества: поздний сталинизм, оттепель, застой"

ГлавнаяИстория → Культурная жизнь общества: поздний сталинизм, оттепель, застой




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Культурная жизнь общества: поздний сталинизм, оттепель, застой":


Министерство образования и науки Российской Федерации

Ставропольский государственный педагогический институт

Историко-филологический факультет

кафедра истории и права

Дипломная работа

на тему: «Культурная жизнь общества: поздний «сталинизм», «оттепель», «застой».

Работу выполнила

Студентка vi курса

Костюренко

Виктория Викторовна

Группы фзо история

 (подпись)

Работа допущена к защите

научный руководитель

кандидат исторических наук, доцент

 «___» ___________ 200__ г.

Литвинов Владимир Васильевич

                  

Заведующий кафедрой                    рецензент

                   (подпись)

                   дата защиты «___» _________ 200_ г.

                   оценка: «_______________________»

Ставрополь 2005 г.


Введение

Глава I.Противоречия поствоенной духовной жизни общества: истоки и культурный феномен «оттепели»

§1.Жесткая регламентация культурной жизни.

§2.Идейные искания и перемены в стиле и духовной жизни людей.

§3.Культурный эффект «оттепели».

Глава II.Культурная жизнь эпохи «застоя».

§1.От «двоецентрия» к «двоемирию» культуры.

§2.Достижения и проблемы в развитии науки и образования.

§3.Литература и сценографическое искусство, культурный андеграунд «застойной» эпохи, диссидентство.

Заключение.

Примечания.

Библиография.


ВВЕДЕНИЕ

Культура – одна из важнейших областей общественной жизни. В современном обществе, в изучении его исторического развития существует понятие: культура – всегда включала и включает в себя, прежде всего образование – умственное и нравственное (В.И. Даль). Трудно найти такую сферу общественной жизни, которая не имела бы культурно-исторического аспекта. В понятии «культура» человек и его деятельность выступают как синтезирующая основа, поскольку сама культура есть творение человека. Но в культуре человек не только действующее, но и само изменяющееся существо. Создавая мир предметов и идей, он создает и самого себя.

«В самом акте воспроизводства изменяются и сами производители, вырабатывая в себе новые качества, развивая и преобразовывая самих себя благодаря производству, создавая новые силы и новые представления, новые способы общения, новые потребности и новый язык, обретая душевное богатство».1

Сообразно двум основным сферам человеческой деятельности существуют понятия материальной и духовной культуры. Однако в настоящее время многие исследователи истории культуры, социологи все более склоняются к условности такого деления. При изучении любого периода исторического развития нашего Отечества действительно не удается провести четкого разграничения между сферами материальной и духовной деятельности человека, так как они тесно связаны между собой. Произведения материальной культуры не могут возникнуть без участия человеческого сознания, мышления, его духовного мира, таланта. Они являются духовным воплощением творческой деятельности человека, его знаний, интеллекта, т.е. содержат духовный компонент. Продукты духовной культуры, как правило, имеют материальное воплощение (книги, картины, кинофотомагнитные пленки и т.д.) Культурное наследие является важнейшей формой, в которой выражается преемственность в историческом развитии общества. Использование духовной культуры и материального культурного наследия крайне необходимо для поступательного развития современного российского общества. Ведь создание качественно новой культуры невозможно без творческого освоения культурного более чем тысячелетнего наследия, без бережного отношения к культуре прошлых лет, без сохранения тех богатств, которые были созданы в различных областях культуры до нас.

Формирование всесторонне развитой личности сложный процесс, в котором культуре, ее нравственно-этическим ценностям принадлежит немалая роль. Мы особенно ясно осознаем сегодня, что из прошлого нам надо взять все: «науку, технику, все знания, искусство»; обогатить свою память «…знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».2

В условиях радикальных преобразований взят курс на демократизацию, наше общество получило возможность более широкого доступа к культурному наследию прошлого, его критическому осмыслению. И это несомненно дает возможность более глубоко ознакомиться с традициями отечественной культуры, особенно в сопоставлении с культурой народов других стран. Для каждой культуры одинаково вредны как национальная замкнутость, приводящая к застою, так и игнорирование национальных культур других народов. Однако вектор развития русской культуры определялся, прежде всего, внутренними процессами, а не внешними влияниями.

История культуры является составной частью истории общества. При этом следует иметь в виду и проявление специфических, свойственных только ей закономерностей, обусловленных историческими условиями данного времени.

Таким образом, все вышеотмеченное свидетельствует о том, что заявленная тема является, несомненно, актуальной, поскольку исследование позволяет сформировать достаточно целостную «картину» культурных процессов в нашем обществе, тенденции, им присущих, начиная от эпохи позднего сталинизма и завершая эпохой «застоя».

Хронологические рамки: с конца 40-х до середины 80-х годов.

Территориальные рамки: территория СССР. Структура: введение, две части, заключении, примечание, библиография.

Объект исследования: культурная жизнь общества эпохи позднего сталинизма, «оттепели», «застоя».

Цель исследования: выявить сущностные особенности и общие тенденции в культурной жизни общества эпохи позднего сталинизма, «оттепели», «застоя».

Исходя из поставленной цели автором сформулированы следующие задачи:

-     осветить культурную жизнь общества эпохи позднего сталинизма;

-     исследовать феномен культурных процессов общества эпохи оттепели;

-     охарактеризовать специфику и противоречия культурной жизни общества эпохи застоя.

Методологической основой работ выявилось сочетание формационного и цивилизационного подходов, соотношение национальных традиций и доминировавшего идеологического контекста.

В процессе выполнения дипломного исследования автор опирался на ряд методов исторического познания. В первую очередь на такие, как:

-     историко-генетический, историко-системный.

1.   Историко-генетический метод позволил автору исследовать культурные процессы в динамике, все изменения, происходящие в исследуемой сфере на каждом этапе развития.

2.   Благодаря историко-сравнительному методу оказалось возможным обнаружение своеобразия влияния на развитие культуры, оказанное такими политическими деятелями, как И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев.

3.   Историко-типологический метод позволил обнаружить наиболее характерные особенности, присущие культурной жизни общества и обусловленные сменой качественных состояний исследуемых эпох.

4.   Историко-системный метод позволил автору комплексно подойти к исследованию заявленной темы и исходить из того, что культура является одним из многих сегментов жизни деятельности общества, а, следовательно, ее развитие проходит в контексте неразрывного единства с самим обществом.

Историография.

Историография по заявленной теме весьма разнообразна: это документы, воспоминания современников событий, постановления, решения, указы ЦК КПСС и Совмина, критические стати о произведениях литературы и искусства 40-80-х гг. ХХ века, монографии, посвященные произведениям художественной литературы, живописи, кинематографии, театральным постановкам. Изданы хрестоматии по истории России, по истории Государства и права, Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик и т.п.

В ряду перечисленных заслуживают внимания следующие монографии и документы:

1.   Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия Политический портрет И.В. Сталина. В 2-х книгах. – М.: Изд-во Агентства печати Новости. 1989 г.4

В своей работе автор показывает, как триумф одного человека завершился трагедией для народа.

Автор использует многие достоверные исторические документы, прослеживает весь процесс усиления идеологического давления Сталина на все сферы культуры. Он остался главным виновником репрессий в области науки, виновником усиления идеологического давления на развитие науки, культуры, особенно в последние 40-е – начало 50-х гг. его жизни.

2.   Шевелев В.Н. Н.С. Хрущев. Серия «След в истории». – Ростов-на-Дону; «Феникс». 1999.5

Автор пишет: «Политическая история никогда не двигается по заранее намеченному руслу, но, как и сама жизнь, подвержена множеству случайностей. Потому и выглядит она как бессмысленное нагромождение невесть откуда взявшихся фактов, событий, этапов пути»… История в принципе непредсказуема… а ее «неправильность» обусловлена «неправильностью» самой действительности.

Именно такой непредсказуемой личностью, попытавшейся изменить «неправильную реальность, и вошел в историю ХХ в. Н.С. Хрущев…» Именно Хрущев первым из коммунистических лидеров, как показывает автор, попытался отделить «культ личности Сталина». Автор раскрывает особенности «хрущевской оттепели», говорит о его чаще всего «запутанные» реформы и о его отстранении от власти. Мы видим, что Хрущев был действительно человеком – одним из самых интересных, незаурядных и противоречивых правителей советской эпохи».

3.   А.В. Шубин. От «застоя» к реформам СССР в 1967-1985 гг. – М.: РОССПЭН 2001 г.6

Автор ставит задачу рассмотреть те процессы, которые уже в недрах равновесия 70-х гг. предвещали будущую социальную бурю. Его интересуют те ростки, которые пробивались сквозь кирпичи монументального строения «реального социализма» и в итоге разрушили его, как делались первые шаги, как и вся история Перестройки, породили немало мифов. Но «Корпус источников» реальной картине старта Перестройки, отделить публицистические мифы от выводов, которые вытекают из проверяемых фактов.

Читателю вместе с автором предстоит провести свое следствие в тех случаях, где источники противостоят друг другу, где позднейшие оценки противоречат фактам. Может быть, мы, благодаря этому, лучше поймем и нашу сегодняшнюю жизнь.

4.   Арбатов Г. Свидетельство современника. – М.: «Международные отношения». 1991 г.7

Автор делится с читателями воспоминаниями и мыслями о сложном и ответственном периоде истории нашей страны между смертью Сталина и началом перестройки. Периоде, в течение которого он «вблизи» наблюдал, а подчас и участвовал в важных политических событиях, непосредственно работал со многими политическими лидерами.

5.   Яковлев А.Н. Горькая чаша.

Большевизм и Реформация в России. – Ярославль. Верхневолжское книжное издательство. 1994 г.8

Новая работа крупного ученого и политика А.Н. Яковлева – глубокий философский анализ Реформации России и «злоемкой роли большевизма в судьбе народа». Академик добровольно и свободно принял на себя подвиг постановки и оглашения детального диагноза циничной системе порабощения человека, проросшей в силу различных исторических обстоятельств, на российской почве. В обращении к читателю в предисловии к книге автор пишет: «И так уж повелось в нашей истории. Снова и снова повторяются гримасы власти, игры элит, леденящая душу неуверенность, снова то, с чем мириться совесть не разрешает… Народ России давно стремится к тому, чтобы надежда обручилась с человеком, но его никак не пускают в ту церковь, где венчают на счастье».

Его работа – это его покаяние, свидетельство и его надежды. Он пишет, что так уж повелось в нашей истории, что снова и снова повторяется то, с чем совесть мириться не разрешает. В работе содержится попытка суммировать те прозрения и заблуждения, которые подверглись жесткой проверке жизнью в период, когда народы Советского Союза, России сделали очередную в своей истории попытку вырваться к свободе.

Он считает своим долгом говорить правду о большевизме, анатомировать причины его появления, его ложь и насильственную сущность. По его убеждению, это одно из условий социально-исторического освобождения России, успеха Реформации.

6.   Хрестоматия по истории России /авт. сост. А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Т.А. Сивохина, Н.Г. Георгиева. – М.: «Проспект». 2005.9

В хрестоматию включены материалы, отражающие развитие российской государственности, состояние и мировоззренческие понятия общества, особенности российского, советского менталитета. Приведены источники, содержащие различные оценки современниками наиболее выдающихся личностей, действовавших в русской истории.

В хрестоматии использованы различные виды источников: официально-актовые, законодательные, номартивно-директивные, статистические, информационно-публицистические, мемуарные, эпистолярные и др.

Хрестоматия построена на основе проблемно-хронологического принципа. Текст документа сопровождает краткая справка о роли и историческом значении источника, месте и времени его возникновения.


Глава . Противоречия в поствоенной духовной жизни общества: истоки и культурный феномен «оттепели»

§1. Жесткая регламентация культурной жизни.

Послевоенная – жизнь в СССР во многом определялась изменениями внешнеполитических условий развития страны, развитием отношений с союзниками по антигитлеровской коалиции. Союз этот уже на завершающем этапе войны начал обнаруживать свою недолговечность. Народ возвращался к мирной жизни с надеждой не только на лучшую жизнь в своей стране, но и на жизнь в согласии с бывшими союзниками по войне, на расширении связей с ними. Часть народа, окрыленная гордостью за свою страну, испытывала ощущение непобедимости, возможности утверждения, по меньшей мере в Европе, праведных коммунистических идей и порядков.

Население в целом и после войны продолжало верить в мудрость И.В. Сталина, «великого строителя народного счастья», по словам патриарха Алексия I. Оно поддерживало возглавляемые Сталиным партию, правительство. Все это отразилось на выборах в высшие органы власти в феврале 1946 г. Отвечая чаяния и сограждан, Сталин в своих предвыборных заявлениях подтвердил довоенный курс на построение полного социализма в ближайшие 15-20 лет, утверждая при этом, что коммунизм в одной стране построить можно, особенно в такой, как СССР. Для начала, считал он, надо в ближайшие три пятилетки втрое поднять уровень промышленности. Это послужило бы гарантией, от всяких случайностей».

«Хорошо представляя соотношение потенциалов СССР и капиталистического мира, Сталин не разделял чрезмерных иллюзий насчет возможности наших быстрых побед на международной арене. Согласно его выступлениям, не предназначенным для печати (апрель 1945 г.), через 15-20 лет следовало ожидать непременного возобновления войны между СССР и капиталистическими странами».1

В то же время в сталинском окружении, как свидетельствует Н.С. Хрущев, были свои надежды на Европу, которая «пережив катастрофу Второй мировой войны, станет советской». В частности, полагали «что послевоенная Германия устроит революцию и создаст пролетарское государство – были такие же надежды в отношении Франции и Италии». И действительно, огромный вклад СССР в победу вызвал всплеск симпатий к социализму на Западе. Численность компартий за годы Второй мировой войны увеличилась там почти в три раза. В 1945-1947 гг. коммунисты входили в правительства 13 буржуазных государств мира, в Италии и Франции они были близки к приходу к власти.2

Относительная сплоченность держав – победительниц после войны наблюдалась недолго. Она проявилась при создании Организации объединенных наций (ООН) и в июне 1945 г. во время Нюрнбергского процесса 1945-1946 гг., при подписании мирных договоров государств-победителей во Второй мировой войне с пятью бывшими союзниками гитлеровской Германии: Италией, Финляндией, Болгарией, Венгрией и Румынией (1947 г.)

Однако по ряду других важных вопросов согласовать позиции не удавалось. Руководители США, захватившие в годы войны лидерство в западном мире, перспективы мирового развития видели иначе, чем советское правительство. Они полагали, что со временем весь мир будет жить по американским принципам. Уверенность эта опиралась на мощный экономический потенциал государства, выросший за годы войны в полтора раза. Более половины золотого запаса западного мира скопилось в сейфах американских банков. Кроме этого, у США в 1945 г. уже был запас атомных бомб. США мечтали о мировом господстве и использовали для этой цели политику Ядерного шантажа.

В ходе освобождения Восточной Европы, Китая и Северной Кореи от фашизма и японских агрессоров Советский Союз приобрел доминирующее военно-политическое и экономическое влияние в этих районах мира. Кроме этого по решениям Крымской и Потсдамской конференции было признано право СССР на часть Восточной Пруссии (г.Кенигсберг с прилегающим районом ныне Калининградская область России), Южный Сахалин и Курильские острова.

Политика «холодной войны» стала реакцией Запад во главе с США на революционные процессы в мире и рост советского влияния в странах Восточной Европы. Ее выражением стала идеологическая конфронтация проамериканского и просоветского блоков государств.

Особую подозрительность в отношении СССР демонстрировал У.Черчилль, руководитель Великобритании, теряющий лидерство в мире. Еще весной 1945 г. он предложил командующему британскими войсками в Германии фельдмаршалу Б. Монтгомери собирать немецкое оружие для вооружения пленных немцев в случае, если русские не остановятся в Берлине и продолжат поход на Запад. 5 марта 1946 г. в своей речи в Вестминстерском колледже города Фултон (США, штат Миссури) он в присутствии американского президента заявил, что «Советская Россия хочет… безграничного распространения своей силы и своих доктрин», и призвал противопоставить этому силу «братской ассоциации народов, говорящих на английском языке».

Его речь возвестила о кризисе в отношениях между союзниками по антигитлеровской коалиции:

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике железная завеса опустилась на континент. За этой линией хранятся все сокровища древних государств Центральной и Восточной Европы, Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София – все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советского влиянию, но и в значительной степени контролю Москвы… я не верю, что Советская Россия хочет войны. Она хочет плодов войны и безграничного распространения своей силы и своих доктрин… Русские больше всего восхищаются силой… По этой причине наша старая доктрина равновесия сил является несостоятельной. Мы не можем позволить себе полагаться на незначительный перевес в силах».3

Такие призывы находили отклик в США. Руководитель разведывательного ведомства этой страны А. Даллес еще в марте 1945 г. предложил план послевоенной борьбы с СССР, в ходе которой «эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа». К декабрю 1945 г. здесь был составлен первый план бомбардировки промышленных центров СССР и трассы Транссибирской магистрали атомными бомбами. Президент США в феврале 1947 г. обнародовал свою «доктрину Трумэна», согласно которой «мир в целом должен принять американскую систему», а Соединенные Штаты обязаны вступать в бой с любым революционным движением, любыми притязаниями Советского Союза.

Политика США в отношении СССР определялась стратегическими задачами – не допустить дальнейшего расширения сферы влияния Советского Союза и его коммунистической идеологии (доктрина сдерживания социализма), а затем заставить социализм уйти в свои прежние границы.

Конкретным шагом к достижению этой цели стало оказание широкомасштабной экономической помощи странам Европы, ставившей их экономику в зависимость от США и фактически закреплявшей американскую гегемонию в мире. Это делалось в соответствии с программой, официально выдвинутой государственным секретом США Дж. К.Маршаллом 5 июня 1947 г. («План Маршалла») и вступившей в действие в апреле 1948 г. Эту же цель преследовали создание военно-политических союзов стран во главе с США, направленных против СССР; размещение у границ СССР сети военных баз США; поддержка антисоциалистических сил внутри стран советского блока.

Конфронтация сторон начала отчетливо проявлять в связи с обсуждением «плана Маршалла» на совещании министров иностранных дел Великобритании, Франции и СССР в конце июня – начале июля в Париже. Но условия для осуществления плана, выдвинутого Молотовым, не допускавшего диктата США, не были приняты. СССР, страны народной демократии и Финляндия отказались от участия в плане. 16 стран примкнули к «плану Маршала». Реализация его фактически завершила раздел сфер влияния в Европе.

1947 г. стал переломным и в оформлении просоветского блока государств. И.В. Сталин надеялся, что условиях, когда на конференциях «Большой тройки» был де-факто признан послевоенный раздел мира на сферы интересов великих держав, социалистические преобразования в Восточной Европе пройдут постепенно и без ухудшения отношений с союзниками. Эти надежды ухудшения отношений с союзниками. Эти надежды не оправдались. Коммунистические правительства созданы после освобождения от оккупации были созданы лишь в Югославии и Албании. В Восточной Европе процесс установления коммунистических режимов шел сложнее, в два этапа. В результате Болгария, Польша, Венгрия, Румыния, Чехословакия вместе с СССР, Монголией, Северной Кореей, Северным Вьетнамом и Китаем составили единый социалистический лагерь или, как стали говорить позднее мировую систему социализма. Для координации экономического сотрудничества этих стран 5 января 1949 г. был создан Совет Экономической Взаимопомощи. В него вместе с СССР вошли еще 7 европейских стран МНФ. Открытое противостояние бывших союзников во Второй мировой войне возникло летом 1948 г. Поводом послужил германский вопрос.

И только 12 1949 г. Сталин отступил Кризис закончился. Он ускорил образование ФРГ (Федеративной Республики Германии). В ответ на это в советской зоне оккупации была создана ГДР.

Раскол Германии стал ярким проявлением разделения мира на два лагеря – капиталистический и социалистический. Раскол был закреплен образованием противостоящих военно-политических блоков. Одну сторону представляли блок НАТО, образованный в апреле 1949 г. США, Канадой и десятью западноевропейскими странами, и АНЗЮС (сентябрь 1951 г. с участием США, Австралии, Новой Зеландии). Другой стороной была Организация Варшавского договора (май 1955), образованная СССР и семью странами Восточной Европы (Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия и Албания, не участвовавшая в работе организации с 1962 г. и вышедшая из договора в 1968 г.

В 1948 г. произошел раскол в советско-югославских отношениях. По поводу сложившейся международной обстановки после Второй мировой войны, в обострении ситуации виноваты были не только лидеры НАТО, но и сталинское руководство и его союзники.

В апреле 1949 г. был подписан Североатлантический договор (НАТО), оформивший военно-политический союз США и 11 стран: Великобритании, Франции, Италии, Бельгии, Дании, Норвегии, Нидерландов, Люксембурга, Португалии, Исландии и Канады. В 1951 г. появился блок АНЗЮС (США, Австралия, Новая Зеландия), а в 1954 г. – СЕАТО (США, Великобритания, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины и Пакистан), а в 1955 г. – блок СЕАТО (США, Великобритания, Турция, Иран, Пакистан). Образование этих блоков на десятилетия утвердило американское военное присутствие в ряде регионов мира.

В марте 1950 г. в Стокгольме Постоянный комитет Всемирного конгресса принял знаменитое воззвание, требовавшие «безусловного запрещения атомного оружия». Около 500 млн. человек на планете подписали воззвание. Москва заявила о готовности сотрудничать с законодательными органами других государств в практической реализации предложений сторонников мира, а в марте 1951 г. Верховный Совет СССР принял Закон о защите мира.

Однако «события развивались не только в нашу пользу, - вспоминал Хрущев Н.С. – США с их могущественной экономикой помешали тому, чтобы разрушенная экономика европейских стран привела к революционным взрывам, чего мы ожидали в соответствии с теорией марксизма-ленинизма.

К сожалению, все эти страны остались капиталистическими. И нас постигло разочарование. Тогда мы сосредоточили свои усилия на упрочение завоеваний социализма в братских странах Восточной Европы и Азии».4

Напряженная обстановка в международных отношениях сохранялась и наложила серьезный отпечаток на внутреннюю политику СССР.

Приоритетными стали задачи восстановления и развития народного хозяйства. Но тяжелым оставалось положение в сельском хозяйстве.

Однако гонка вооружений, командные принципы управления хозяйственной жизнью, диспропорции в экономическом развитии тормозили рост жизненного уровня населения. В целом население жило бедно. Цена за продолжение форсированного индустриального развития без учета нужд и потребностей граждан советского государства оказалась слишком высокой.

Война принесла нашей стране огромные людские и материальные потери.

Поэтому к восстановлению хозяйства страна приступила еще в годы войны Героической страницей послевоенной истории нашей страны стала борьба народа за возрождение экономики. Возрождение промышленности проходило в очень тяжелых условиях. Восстановление проходило в условиях резкого усиления перемещения населения, вызванного демобилизацией армии, репатриацией советских граждан, возвращением беженцев из восточных районов. Немалые средства уходили на поддержку союзных государств. Началось движение «скоростников». Наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве. Предпочтение отдавалось, прежде всего, военно-промышленному комплексу, а также машиностроению, металлургии, топливной, энергетической промышленности. Творцом достигнутых успехов стал народ. Свою роль сыграли возможности сверхцентрализованной экономической модели.

Но особенно ослабленным вышло из войны сельское хозяйство (в 1945 г. не выше 60% довоенного уровня). И все-таки с помощью принудительных мер и ценой огромных усилий крестьянства в начале 50-х гг. удалось добиться выведения сельского хозяйства страны на довоенный уровень. Курс на дальнейшее «закручивание гаек» в экономике получил теоретическое обоснование в опубликованной в 1952 г. работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

В ней он отстаивал идеи преимущественного развития тяжелой промышленности и форм организации труда в сельском хозяйстве, выступал против любых попыток оживления рыночных отношений.

«Необходимо… путем постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путем постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества…

Нельзя добиться ни изобилия продуктов, могущего покрыть все потребности общества, ни перехода к формуле «каждому по потребностям», оставляя в силе такие экономические факторы, как колхозно-групповая собственность, товарное обращение и т.д.»5

Говорилось в статье Сталина и о том, что при социализме растущие потребности населения всегда будут обгонять возможность производства. Это положение объясняло населению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.

Выдающиеся достижения в промышленности, в науке и технике стали реальностью благодаря неустанному труду и самоотверженности миллионов советских людей. Однако возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал ухудшение ряда хозяйственных показателей в послевоенный период.

Война изменила общественно-политическую атмосферу, сложившуюся в СССР в 30-е гг. Особые условия войны заставляли людей мыслить творчески, действовать самостоятельно, принимать на себя ответственность.

Война проломила тот «железный занавес», которым страна была отгорожена от остального «враждебного ей мира. Участники европейского похода Красной Армии (а их было почти 10 млн. человек), многочисленные репатрианты (до 5,5 млн.) воочию увидели тот мир, о котором они знали исключительно из пропагандистских материалов, разоблачавших его пороки. Различия были столь велики, что не могли не посеять у многих сомнений в правильности привычных оценок.

Победа в войне породила надежды у крестьян на роспуск колхозов, у интеллигенции – на ослабление политического диктата, у населения союзных республик (особенно в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии) – на изменение национальной политики.

Даже в среде обновившейся в годы войны партийно-государственной номенклатуры зрело понимание неизбежности и необходимости перемен. В 1946-1947 гг., в ходе закрытого обсуждения проектов новой Конституции СССР, Программы и Устава ВКП(б), были высказаны предложения об относительной демократизации режима: о ликвидации специальных судов военного времени, об освобождении партии от функции хозяйственного управления, ограничении срока пребывания на руководящей партийной и советской работе, альтернативных выборах и т.д.

Недовольство выражали и те офицеры и генералы, которые, почувствовав относительную независимость в принятии решений в годы войны, оказались после ее окончания все теми же «винтиками» в сталинской системе.

Власть была обеспокоена подобными настроениями. Однако абсолютное большинство населения воспринимало победу в войне как победу Сталина и его системы. Возникшее социальное напряжение было решено подавить путем, с одной стороны, внешней демократизации, а с другой – усиления борьбы с «вольнодумством» и укрепления режима.

Произошли некоторые изменения в структурах власти. Политический режим при этом ужесточался, нарастала новая волна репрессий. Система ГУЛАГа достигла своего апогея именно в послевоенные годы. К узникам 30-х годов добавились миллионы «новых врагов народа». Один из первых ударов пришелся по военнопленным, многие из которых после освобождения из фашистской неволи были направлены в лагеря. Туда же были сосланы «чуждые элементы» из прибалтийских республик, Западной Украины, Западной Белоруссии.

21 февраля 1948 г. появился «Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем было указано: «Обязать Министерство внутренних дел СССР всех отбывающих наказание в особых лагерях и тюрьмах шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов, участников других антифашистских организаций и групп и лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и враждебной деятельности, по истечении сроков наказания направлять по назначению Министерства госбезопасности СССР в ссылку на поселение под надзор органов Министерства госбезопасности в районы Колымы на Дальнем Востоке, в районы Красноярского края и Новосибирской области…»6

Так продолжалось «закручивание гаек» и новый поток «репрессий», которые коснулись и идеологии и культуры. Опасаясь возросшей в ходе войны популярности военных, Сталин санкционировал арест маршала авиации А.А. Новикова, генералов Понеделина П.Н., Кириллова Н.К., ряда сослуживцев маршала Г.К. Жукова. Самому полководцу были предъявлены обвинения в сколачивании группы недовольных генералов и офицеров, в неблагодарности и неуважении к Сталину. Были арестованы многие партийно-государственные деятели, выдвинутые умершим в 1948г. членом Политбюро и секретарем ЦК ВКП(б) А.А. Ждановым из члена руководящих работников Ленинграда. Общее число арестованных по «ленинградскому делу» составило около 2 тыс. человек. Спустя некоторое время были отданы под суд и расстреляны 200 из них, в том числе Председатель Совмина России М. Родионов, член Политбюро и Председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский, секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Кузнецов. «Ленинградское дело», отражавшее борьбу внутри высшего руководства, должно было стать суровым предостережением всем, кто хоть в чем-то мыслил иначе, чем «вождь народов». Последним из готовившихся процессов стало «дело врачей» (1953 г.), обвиненных в неправильном лечении высшего руководства, повлекшим смерть ряда видных деятелей. Всего жертвами репрессий в 1948-1953 гг. стало 6,5 млн. человек.

Наряду с другими изменениями война привела к увеличению неподконтрольных «верхам» идейных и политических движений, в том числе и национальных. Особый размах они приобрели на территориях, вошедших в состав СССР в 1939-1940 гг. В Западной Украине к 1950 г. было депортировано, сослано и арестовано около 300 тыс. человек. В Прибалтике депортации было подвергнуто 400 тыс. человек. Параллельно здесь шел насильственный процесс сплошной коллективизации, прерванный войной.

Усилилось и давление на национальную интеллигенцию, традиции и культуру малых народов. Особого размаха национальная нетерпимость достигла в отношении представителей еврейской нации. Начались аресты членов еврейского антифашистского комитета и других еврейских интеллигентов, обвиненных в «космополитизм».

Развитие духовной жизни советского общества, культуры происходило в таких условиях, которые отличались от довоенных. Главное из них заключалось в том, что иным стал облик советских людей, и прежде всего молодежи. У солдат и офицеров, прошедших фронт, было новое мироощущение. Этот новый взгляд на себя, на мир, на судьбу страны формировался у фронтовиков не только под воздействием личной ответственности, но и в результате осмысления новой информации, которую принесла война. Она же стала своеобразным местом общения между людьми, жизненные дороги которых в мирное время часто не пересекались. На фронте встретились деревня и город, недоучившиеся студенты и недавние заключенные. Послевоенная молодежь во многих отношениях представляла собой особый социальный феномен. Молодые люди во время войны рано повзрослели, и у них имелся запас внутренней самостоятельности и зачатки чувства гражданственности. Это подрывало идейные основы тоталитарного режима. 8,5 млн. человек, демобилизованных с 1945 г. по 1948 г. из 11-миллионой советской армии, представляли собой внушительную социальную силу.

Гонка вооружений и борьба за влияние на мировое общественное мнение заставили советское руководство значительно увеличить ассигнование на науку и технику. Финансирование науки в бюджете страны 1946 г. увеличились в три раза.

В основном дополнительные ассигнования шли на разработку вооружений. Еще в августе 1945 г. был создан Специальный комитет в составе Л.П. Берия, Г.М. Маленкова, Н.А. Вознесенского, В.Л. Ванникова, И.В. Курчатова, П.Л. Капицы, М.Г. Первухина и др. На комитет возлагалось «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана». Военно-научные разработки почти не влияли на технический потенциал гражданского производства, что усиливало отставание СССР от ведущих стран мира.

Экономика в начале 50-х годов развивалась на основе сложившихся в предшествующий период тенденций. Созванный 5 октября 1952 г. XIX съезд ВКП(б) проходил в обстановке, когда промышленная продукция СССР составила 223% от уровня довоенного 1940-го, а сельское хозяйство было лишь выведено на довоенный уровень. Теоретическим обоснованием принципов дальнейшей экономической политики стала работа И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма, опубликованная незадолго до съезда. Утвержденными съездом партии директивами по пятому пятилетнему плану на 1951-1955 г. намечалось повысить промышленное производство на 70%, примерно вдвое увеличить продукцию машиностроения, металлообработки и мощность электростанций, на 65% - производство предметов потребления.

При выполнении плана новой пятилетки, как и прежде, первостепенное внимание уделялось тяжелой и особенно обороной индустрии. Выпуск предметов народного потребления (хлопчатобумажных тканей, обуви и др.) значительно отставал от плановых заданий и нужд населения. Сельское хозяйство, как и раньше, не удовлетворяло потребностей легкой и пищевой промышленности в сырье. Обострившаяся международная обстановка также сдерживала принятие мер по улучшению условий жизни населения.

Сосредоточение усилий на развитии промышленности и нового строительства позволило уже в 1953 г. довести выпуск валовой продукции, промышленности до объемов, в 2,5 раза превышавших уровень 1940 г. На площадках гигантских новостроек (Куйбышевская, Сталинградская, Каховская ГЭС, Волго-Донской судоходный канал, Цымлянский гидроузел) появилась самая мощная по тем временам техника. 27 июля 1952 г. Волго-Дон был открыт для движения судов. 20 июля 1953 г. было официально сообщено об испытании в СССР водородной бомбы, что означало решение самой масштабной и одной из самых дорогостоящих научно-технических программ в послевоенной истории страны. Ведущую роль в создании бомбы сыграли академики И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, В.Л. Гинзбург, Я.Б. Зельдович.

Поступательное развитие страны в послевоенные годы демонстрируют обобщающие данные национального дохода и национального богатства. Официальные статистические данные: в 1941-1950 гг., несмотря на разрушительную войну, производство национального доходов в среднегодовом исчислении вырастало на 4,7%, а на протяжении следующего десятилетия – по 10,3% в год. В целом сталинский период правления (1922-1953 гг.) характеризуется ежегодным приумножением национального богатства на 4%, что в глазах многих соотечественников наряду с победой в Великой Отечественной войне является основанием для общей положительной оценки результатов его исторической деятельности.

§2. Идейные искания и перемены в стиле и духовной жизни людей.

Усиление идеологического диктата прежде всего выразилось в насаждении идеологического диктата в науке. Инструментом реализации этого процесса в науке стали «дискуссии», проводившиеся в различных областях научных знаний: в 1947 г. – одна из первых «дискуссий» касалась общественных наук. – ее объектом стал учебник Г.Ф. Александрова «История западноевропейской философии». Организуя эту дискуссию, советское руководство давало понять обществоведам, что в своих исследованиях они должны неукоснительно следовать идеологическим установкам партии. В науке насаждалось пренебрежительное отношение к достижениям западной научно-технической мысли, цитатничество. Так прошли «дискуссии» биологов, а затем языковедов (1950 г. – теории Г.Я. Мара) и т.д.

Ростки свободомыслия внутри страны начинают подавляться на корню. Центральную роль в этой компании играл Сталин, который хорошо понимал значение тотального контроля над духовной жизнью общества. 1946 г. ознаменовался появлением трех постановлений ЦК ВКП(б) о литературно-художественных журналах, театральном творчестве и кинематографии. Партийные документы подготовил секретарь ЦК ВКП(б) по идеологии А.А. Жданов.

Так началось конкретное усиление идеологического диктата в сфере культуры.

Война пробудила надежды на ослабление партийно-идеологического пресса. Деятели культуры рассчитывали, что наметившаяся в годы войны тенденция к относительному смягчению контроля за духовной жизнью общества получит развитие. Союзнические отношения с западными демократиями, как и заграничный подход Красной Армии, создали возможности для развития и укрепления культурных контактов с ними. Однако этим надеждам не суждено было сбыться, так как отношения СССР и его военных союзников быстро испортились. С лета 1946 г. в стране развернулось широкое наступление против «западного влияния» на отечественную культуру. По существу, речь шла о возвращении безраздельного партийно-политического контроля над интеллигенцией. Подход против «западничества» возглавил отвечавший за идеологию А.А. Жданов. «Железный занавес» был окончательно восстановлен в ходе развернувшейся в конце 1948 г. компании по борьбе с «космополитизмом». Страна вновь оказалась не только в идеологической, но и в культурной изоляции от остального мира.

Один из первых ударов был нанесен по литературе. В постановлении ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. «О журналах «Звезда и Ленинград» эти издания обвинялись в пропаганде идей, «чуждых духу партии», предоставлении литературной трибуны для «безыдейных», идеологически вредных произведений».7

Особой критике подверглись М.М. Зощенко и А.А. Ахматова. Объектом критики в первом постановлении были «салонная дворянская поэтесса Ахматова» - «Не то монахиня, не то блудница, в вернее, блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой»8 - «мелкобуржуазный пошляк и хулиган Зощенко». Доводы указывались самые нелепые: М.Зощенко обвиняли в очернительстве советской действительности на страницах детского рассказа «Приключение обезьяны», А.Ахматову упрекали за эстетство и декадентство в поэзии.

В своем докладе о журналах «Звезда» и «Ленинград» А.А. Жданов сказал:

«Из постановления ЦК ясно, что наиболее грубой ошибкой журнала «Знамя» является предоставление своих страниц для литературного «творчества» Зощенко и Ахматовой… Зощенко… изображает советских людей бездельниками и уродами, людьми глупыми и примитивными. Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта.

Тематика Ахматовой насквозь индивидуалистическая. До убожества ограничен диапазон ее поэзии – поэзии взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и молельной».9

За критикой последовали организационные выводы. Литераторов исключили из Союза писателей СССР, перестали печатать, лишив возможности зарабатывать деньги. Ленинградские периодические издания, где публиковались Ахматова и Зощенко, подверглись репрессиям: «Ленинград» был закрыт, а в «Звезде» поменялась редколлегия.

В постановлении, касающемся кинематографа, кинофильма «Большая жизнь». В нем, в частности, говорилось: «ЦК ВКП(б) отмечает, что подготовленный министерством кинематографии кинофильм «Большая жизнь»… порочен в идейно-политическом и крайне слаб в художественном отношении.. В фильме фальшиво изображены партийные работники. Секретарь парторганизации на восстанавливаемой шахте показан в нарочито нелепом положении, поскольку его поддержка инициативы рабочих по восстановлению шахты может якобы поставить его вне рядов партии. Постановщики фильма изображают дело таким образом, будто бы партия может исключить из своих рядов людей, проявляющих заботу о восстановлении хозяйства».10

В эти годы предпочтение отдавалось кинокартинам историко-биографического жанра, посвященным отечественной истории: лентам о Великой Отечественной войне и роли в ней Верховного Главнокомандующего – Сталина.

Постановление «о репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению (от 26 августа 1946 г.) требовало запретить постановки театрами пьес буржуазных авторов, объявленные «предоставлением советской сцены для пропаганды реакционной буржуазной идеологии и морали».

Постановления о кинематографе, «Об опере «Великая дружба» В.Мурадели (от 10 февраля 1948 г.) давали уничижительные оценки творчеству режиссеров Л. Лукова, С.Юткевича, А.Довженко, С.Герасимова, композиторов В.Мурадели, С.Прокофьева, Д.Шостаковича, В.Шебалина. им вменялись в вину безыдейность творчества, искажение советской действительности, заискивание перед Западом, отсутствие патриотизма.

С. Эйзенштейна обвиняли в том, что он «обнаружил невежество в изображении исторических фактов; представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку-Клуе-Клана», создателей «Великой дружбы» - за то, что они неверно представили грузин и осетин врагами русских в 1918-1920 гг., в то время как «помехой для установления дружбы нардов в тот период на Северном Кавказе являлись ингуши и чеченцы».

В 1947 г. для повсеместной компании по искоренению низкопоклонства было решено использовать «дело» члена-корреспондента Академии медицинских наук Н.Г. Клюевой и ее мужа профессора Г.И.Роскина, предложивших опубликовать в США параллельно с советским изданием книгу «Биотерапия злокачественных опухолей» (выпущена в Москве в 1946 г., в США к изданию не принята. Компания долго и тщательно готовилась. В феврале этот факт стал предметом обсуждения с участием Сталина и Жданова. В мае Сталин апробировал основные идеи закрытого письма по этому поводу в партийные организации в беседе с писателями А.Фадеевым, Б.Горбатовым, К.Симоновым. Он сетовал, что у наших интеллигентов среднего уровня «недостаточно воспитано чувство советского патриотизма. У них неоправданное преклонение перед заграничной культурой. Все чувствуют себя еще несовершеннолетними, не стопроцентными, привыкли считать себя на положении вечных учеников. Эта традиции отсталая, она идет от Петра». В июне 1947 г. был проведен «суд чести» над Клюевой и Раскиным.

Наказание «виновным» было жестоким: академик В.В. Парин, возивший рукопись в США во время командировки и предлагавший ее издание, был осужден на 25 лет за «шпионаж». Министр здравоохранения Г.А. Митюрев смещен со своего поста.

17 июня 1947 гг. парторганизациям страны было направлено закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О деле профессоров Клюевой и Раскина». Их антипатриотический и антигосударственный поступок был усмотрен в том, что, якобы движимые тщеславием, честолюбием и преклонением перед Западом, они поторопились оповестить о своем открытии весь мир, передав в американское посольство при помощи шпиона Парина рукопись своего труда. ЦК констатировал, что «дело» свидетельствует о серьезном неблагополучии в морально-политическом состоянии интеллигенции, работающей в области культуры. А агенты иностранных разведок ищут слабые места. В противовес интеллигенции рабочие, крестьяне и солдаты изображались как умеющие постоять за интересы своего государства.

В феврале 1947 г. был выпущен «Указ о воспрещении регистрации браков граждан СССР с иностранцами».

В 1947 г. были проведены две дискуссии: по книге Г.Ф. Александрова «История западноевропейской философии» (М., 1946), которая была связана не столько с выяснением философских истин, сколько с борьбой в ЦК за важный пост начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), занимаемый автором учебника.

Навязывание идеологических догм отрицательно сказывалось на развитии не только гуманитарных наук, но и естествознания. Монопольное положение в агробиологии Лысенко Т.Д. привело к отстранению от работы многих его оппонентов. Даже кибернетику назвали лженаукой.

В конце 1948 г. началась подготовка всесоюзного совещания заведующих кафедрами физики для исправления «упущений» в науке.

Основой долговременной пропагандистской компании по воспитанию нардов СССР в духе советского патриотизма стали положительные выступления И.В. Сталина на приеме в Кремле в честь командиров войсками Красной Армии 24 мая 1945 г. Победа в войне позволяла по-новому оценить вклад русской культуры в культуру нардов СССР и мировую культуру.

Исторический оптимизм советского человека власти стремились питать не только героизмом свершений советского периода истории, но и всей многовековой культуры страны. Прославление деятелей отечественной культуры, с именами которых связывались «великие вклады в мировую науку, выдающиеся научные открытия, составляющие важнейшие вехи развития современной культуры и цивилизации», начались на заключительном этапе войны и были с новой силой продолжены после ее окончания. В приветствии, которое направили 16 июня 1945 г. в адрес Академии наук СССР в связи с ее двухсотдвадцатилетием с НК СССР и ЦК ВКП(б), говорилось:

«Советский народ по праву гордится основоположником русской науки Ломоносовым, гениальным химиком Менделеевым, великими математиками Лобачевским, Чебышевым и Ляпуновым, крупнейшим геологом Карпинским, всемирным географом Пржевальским, основателем военно-полевой хирургии Пироговым, великими новаторами – биологами Мечниковым, Сеченовым, Тимирязевым и Павловым, замечательным преобразователем природы Мичуриным, искусным экспериментатором – физиком Лебедевым, создателем радиосвязи поповым, основоположниками теории современной авиации Жуковским и Чаплыгиным, выдающимися двигателями русской революционной мысли – Белинским, Добролюбовым, Чернышевским, великим пионером марксизма в нашей стране – Плехановым».11

опасными и вредными квалифицировались и ошибки, идущие по линии очернения прошлого русского народа, преуменьшения его роли в мировой истории.

Подчеркивалось, что «всякая недооценка роли и значения русского народа в мировой истории непосредственно смыкается с преклонением перед иностранщиной. Нигилизм в оценке величайших достижений русской культуры, других народов СССР есть обратная сторона низкопоклонства перед буржуазной культурой Запада.12

Ярким примером критики якобы ошибочного понимания советского патриотизма была критика произведений А.Т. Твардовского. Влиятельный критик Д.С. Данин в «Василии Теркине» обнаружил пороки любование литературного героя своим маленьким мирком, национальную ограниченность. Секретарь правления Союза писателей Л.М. Субоцкий в заметках о прозе 1947 г. («Новый мир», 1948. №2) выводил обсуждаемые проблемы на уровень больших обобщений. Во многих книгах, написанных в годы войны, отмечал он, «патриотическое чувство и сознание героев войны изображались… обеднено…»

«Родина и чужбина» А.Т. Твардовского представилась высокопоставленному критику «произведением идейно-порочным в целом». Современные критики опровергают огульную критику вышеупомянутых критиков.

Но, к сожалению, все более развертывающаяся начиная с 1947 г. компания по укреплению советского патриотизма, дискуссия по поводу патриотизма и космополитизма принимала все более широкий размах и только постепенно стала затихать к 1947 г.

В науке насаждалось пренебрежительное отношение к достижениям западной научно-технической мысли. Т.Д. Лысенко чувствовал себя великолепно, мог спокойно готовить доклад «О положении в биологической науке».

В целях обоснования политики, отгородившей отечественную интеллигенцию от научно-технических и культурных достижений Запада, советская пропаганда стала приписывать все основные достижения научно-технической мысли российским исследователям. Советские учебники утверждали, что не Дж. Стефенсок, а отец и сын Черепановы построили первый паровоз, не браться Райт, а наш соотечественник А.Ф. Можайский поднял в небо первый самолет противопоставляли работы И.В. Мичурина «реакционному учению биологов Вейсмана и Моргана и т.д. Научные теории западных ученых объявлялись вредными, обращение к ним было возможно только с критических позиций.

Ростки свободомыслия внутри страны начинают подавляться на корню. Центральную роль в этой компании играл Сталин, который хорошо понимал значение тотального контроля над духовной жизнью общества. Это подтвердили появившиеся в 1946 г. три постановления ЦК ВКП(б) о литературно-художественных журналах, о театральном творчестве и кинематографии.

Под предлогом борьбы с формализмом началось усиление идеологического диктата в изобразительном искусстве. Проводником этой политик стала учрежденная в 1947 г. Академия художеств СССР во главе с А.М. Герасимовым. От художников требовали изображения положительного героя, что соответствовало партийным установкам в области идеологии. Самыми востребованными были полотна и скульптуры, посвященные Сталину, темам исторического прошлого, минувшей войны, мирной жизни советских граждан. Своеобразной вехой времени стал монумент Сталина на Волго-Донском канале (автор Вучетич), на отливку фигуры вождя пошло 33 т. меди.

Усиление идеологизации музыкальной жизни началось в феврале 1948 г., когда появилось постановление ЦК ВКП(б) «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели». Под предлогом борьбы с формализмом в музыке в нем осуждалось творчество композиторов, чья «музыка перестала отвечать своему назначению – доставлять наслаждение». «Черный» список включал выдающихся деятелей отечественной музыкальной культуры: С.С. Прокофьева, Д.Д. Шостаковича, А.И. Хачатуряна, Н.Я. Мясковского… - всего 10 фамилий.13

Чтобы стравить творческую и научную интеллигенцию с народом, унизить ее, партийные решения по искусству, дискуссии – погромы выносились на всенародное обсуждение. Партийные решения обсуждались в низовых партийных организациях, от которых требовалась безоговорочная поддержка.

Однако, несмотря на очень трудную для творческой работы обстановку, советские писатели и деятели искусства создавали выдающиеся художественные произведения. Но это происходило не благодаря политике властей, а вопреки ей. Создание этих произведений показывало, что интеллектуальный и творческий потенциал в советском обществе сохранился и что духовную жизнь общества полностью поставить под идеологический контроль практически невозможно.

В 1946 г. журнал «Знамя» опубликовал повесть Виктора Некрасова «В окнах Сталинграда». Книга поразила и до сих пор поражает читающую аудиторию соей правдивостью. Автор стал родоначальником нового жанра советской литературы – «оконной» прозы. В том же году увидела свет повесть В.Пановой «Спутники», где о войне говорилось без придуманной героики и ложного пафоса. Главным героем этих прекрасных повестей был простой советский человек, ратный труд которого спас мир от фашизма. Эти повести стали символами рождения новой послевоенной литературы. Произведения Пановой и Некрасова получили одобрение самого Сталина, им были присуждены сталинские премии. Но не они определили лицо послевоенной литературы.

Возможность отвлечься от трудной действительности, отдохнуть и получить заряд бодрости и веру в то, что все наладиться, давали советским людям лучшие отечественные киноленты тех лет. Каждый новый фильмы становился событием, люди смотрели полюбившиеся ленты по несколько раз. Из отечественных фильмов самыми популярными были комедии И.А.Пырьева и Г.В. Александрова «Сказание о земле Сибирской» (1947 г.), «Кубанские казаки» (1950 г.), «Весна» (1947 г.).

Эти фильмы рассказывали о радостной, счастливой и полной изобилия послевоенной жизни. Это была сказка. Ничего подобного в действительности не было. Но именно такой жизни заслуживал народ – победитель. Кроме отечественных фильмов зрители с удовольствием смотрели ленты иностранного производства, доставшиеся Советскому Союзу по ленд-лизу или в качестве трофеев. Особенно любили музыкальные мелодрамы, вспоминают такие популярные в послевоенные годы фильмы, как «Девушка моей мечты», «Тарзан», «Серенада солнечной долины» и др.

Оценивал содержанные и направленность культурных процессов в Советском Союзе в первые послевоенные годы, надо сказать, что они характеризовались усилением идеологического диктата. Цель этой политики заключалась в том, чтобы помешать развитию в обществе свободомыслия, гражданской ответственности, самоуважения. Эта политика привела к тому, что замедлился рост культурного потенциала общества и развитие отечественного искусства. Советская наука не могла успешно конкурировать с научной мыслью в зарубежных странах, за исключением отраслей, работающих непосредственно на ВПК, - ядерная физика, реактивная техника и т.д.

Победа в войне способствовала консервации социально-экономической и политической системы Советского Союза. Культ личности Сталина достиг своего апогея. Агрессивная политика Советского и США, а также гонка вооружений поставили мир перед новой военной опасностью. Проблемы, накопившиеся в области экономики, внешней политики, рост социальной напряженности в обществе, в первую очередь в крестьянской среде, указывали на кризис советского тоталитарного режима и требовали безотлагательного решения.

Центральное место во внешней политике СССР по-прежнему занимали европейские проблемы. К концу жизни Сталина наметилась некоторая, эволюция его позиции в оценке международной обстановки. Если раньше он исходил из идеи непримиримости противоречий между социализмом и капитализмом, то теперь заявил, что иногда межимпериалистические противоречия могут оказаться сильнее и привести к острому конфликту между капиталистическими странами.

В одном из своих последних интервью он заявил, что СССР желает прекращения войны в Корее, а сам он готов встретиться с новым президентом США Д.Эйзенхауэром.

Главным уроком отношений Восток-Запад в 1945-1952 гг. стало осознание того, что от жесткой внешней политики не выиграет никто, «холодная война» может перерасти в горячую.

Понимание этого закладывало предпосылки корректировки внешнеполитической доктрины наследниками Сталина.

Книга Сталина И.В. «Экономические проблемы социализма в СССР» стала его последней теоретической работой. В своей статье Сталин отметил, что при социализме потребности населения всегда будут обгонять возможности производства. Это положение объясняло населению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.14

Выдающиеся свершения в промышленности, достижения в науке и технике стали реальностью благодаря неустанному труду и самоотверженности миллионов советских людей. Но возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал ухудшение ряда хозяйственных показателей в послевоенный период.

Со смертью Сталина 5 марта 1953 г. закончилась целая эпоха в жизни страны. Борьба за власть среди его наследников до весны 1958 г. прошла несколько этапов. На первом этапе (март-июнь 1953 г.) ключевые позиции в руководстве страны заняли новый председатель Совмина Маленков и Л. Берия, назначенный главой объединенного МВД.

Началась первая компания по осуждению культа личности Сталина, имя Сталина стало реже упоминаться в печати, прекратился выпуск его собрания сочинений. Как Берия, так и Маленков высказывались за передачу властных полномочий от партийных к соответствующим государственным органам. Однако партийный аппарат стремился сохранить сове главенствующее положение. Н. Хрущев, занимавший в новом руководстве пост секретаря ЦК КПСС возглавил заговор с целью отстранения Л.Берия от власти. 26 июня на заседании Совета министров Берия был арестован и вскоре расстрелян как «враг партий» и советского народа», «шпион». На пленуме ЦК КПСС в июле 1953 г. прямо указывалось на необходимость «укрепить партийное руководство во всех звеньях партии и государственного аппарат».15

С лета 1953 г. по февраль 1955 г. борьба за власть вступила во второй этап. На вершине власти оказались Г.Маленков и Н.Хрущев. На третьем этапе (с февраля 1955 г. по март 1958 г. Хрущеву пришлось уже с позиций силы вести борьбу за власть, он одержал победу, сосредоточив в своих руках все рычаги партийной и государственной власти.

В это десятилетие (конец 40-х – начало 50-х гг.) были проведены мероприятия по переводу экономики на мирные рельсы, что создавало благоприятные условия для культурного развития. Восстанавливался нормальный режим работы предприятий и учреждений с выходными днями и отпусками для рабочих и служащих. Возросли расходы государства на социально-культурные нужды. В 1946 г. по государственному бюджету только на просвещение было выделено 3,8 млрд. руб. К 1950 году эта сумма возросла до 5,7 млрд. руб.

Роль партийных и государственных органов в культурном строительстве возросла. Для практического руководства и государственного контроля за деятельностью культурно-просветительных учреждений в 1945 г. были созданы комитеты по делам культурно-просветительных учреждений при советах народных комиссаров союзных республик, управления в автономных республиках и отделы культурно-просветительной работы в исполкомах местных Советов. В 1953 г. эти функции были переданы новому союзно-республиканскому органу – Министерству культуры. На это министерство возлагались задачи общего руководства всеми учреждениями культуры и искусства. В 1950 г. в ЦК ВКП(б) был создан Отдел науки и высших учебных заведений. Все это вело к укреплению централизованного руководства отраслями культуры.

За годы войны советская наука понесла большой ущерб в кадрах, пострадала ее материальная база. Чтобы восполнить эти потери государство резко увеличило ассигнования на науку: в 1946 г. расходы в 2,5 раза превысили расходы предыдущего года. В короткие сроки была восстановлена материальная база научных исследований.

Восстановлены Академии наук Украины, Белоруссии, Литвы. В 1946г. были созданы Академии наук в Казахстане, имела 16 филиалов, в том числе созданные за годы 4-й пятилетки – в Дагестане, Якутин, в Восточной Сибири.

С возникновением новых отраслей и научных направлений создавались новые научно-исследовательские коллективы. Во второй половине 40-х годов были открыты Институт точной механики и вычислительной техники, Институт радиотехники и электроники, Институт атомной энергии и др.

Большие задачи стояли перед народным образованием и культурно-просветительной работой. Остро стоял вопрос обеспечения промышленности и сельского хозяйства квалифицированными специалистами. Первоочередными задачами 4-го пятилетнего плана в области культуры были восстановление обязательного семилетнего обучения детей в городе и деревне, расширение подготовки Ии переподготовки специалистов.

За годы четвертой пятилетки сеть учебных заведений и культурно-просветительных учреждений была не только полностью восстановлена, но и расширена. Широкое распространение получили вечерние школы для молодежи. Много внимания уделялось развитию вечернего и заочного высшего образования.

Но, несмотря на быстрый рост системы высшего и среднего специального образования, потребности страны в специалистах полностью не удовлетворялись.

В 1947 г. было полностью восстановлено радиовещание и развернулось движение за сплошную радиофикацию страны. Московский телецентр возобновил регулярные передачи.

Восстановление зданий театров, развитие киносети, расширение издательской деятельности – все это создавало необходимые условия для оживления культурной жизни общества.

Однако в этот период не ослабевали административно-командные методы руководства культурой.

Центральное место в работе ЦК партии в послевоенные годы заняли идеологические вопросы. Об этом свидетельствуют многочисленные партийные постановления того, времени, которые касались широкого круга проблем, от подготовки идеологических кадров партии до работы некоторых редакций газет и журналов, от преподавания общественных наук в вузах до репертуаров драматических театров и оценки отдельных фильмов и опер. Большое внимание уделялось марксистко-ленинскому образованию всех коммунистов.

О прежнем диктаторстве в отношении руководства развитием культуры свидетельствовали уже упоминавшиеся постановления ЦК ВКП(б). но в тоже время оживилась борьба «против формализма» в литературе и искусстве.

О положении в литературе с горечью говорил М.А. Шолохов на Втором Всесоюзном съезде советов писателей в декабре 1956 г.:

«…остается нашим бедствием поток бесцветной посредственной литературы, который последние годы хлещет со страниц журналов и наводняет книжный рынок».16

Разумеется, художественная жизнь страны не исчерпывалась псевдореалистическими бесконфликтными лакировочными произведениями. Остались в советской литературе «Золотая карета» Л.Леонова, «Далекие годы» К.Паустовского, «Первые радости» и «Необыкновенное лето» К.Федина, «Звезда» Э.Казакевича и др.

В классику военного киноискусства вошли «Молодая гвардия» С.Герасимова. Продолжают волновать зрителя работы П.Корина, В.Фаворского, П. Кончаловского. Достойное место в репертуаре современных исполнителей занимает творчество Д. Игостаковича, В.Шебалина, С.Прокофьева.

§3. Культурный эффект «оттепели».

Процесс демократизации жизни советского общества, широко развернувшийся с середины 50-х годов, создавал благоприятный условия для развития культуры. Важным шагом на этом пути был ХХ съезд партии. Значительную роль в этом процессе сыграло постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его пос

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Культурная жизнь общества: поздний сталинизм, оттепель, застой". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 703

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>