Дипломная работа на тему "Китай во второй половине ХХ века"

ГлавнаяИстория → Китай во второй половине ХХ века




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Китай во второй половине ХХ века":


Министерство образования и науки Республики Казахстан

Северо-Казахстанский Государственный университет им. М. Козыбаева

Исторический факультет

Кафедра всемирной истории и политологии

Дипломная работа

Китай во второй половине ХХ века

Допущена к защите

Заведующая кафедрой

Канаева Т. М.

Выполнила: студентка

дневного отделения, специальности

«История, основы права и экономики»

Елеусизова Д. С

Научный руково дитель

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Санкт-Петербурге и в других городах России.

кандидат исторических наук

доцент Заитов В. И

Петропавловск, 2006г.

Аңдатпа

Елеусизова Дана Саркенқызының дипломдық жұмысының тақырыбы «ХХ ғасырдың екінші жарытысындағы Қытай». Дипломдық жұмыс кіріспе, екі бөлім, қорытынды, қолданылған әдебиеттер шізімінен түрады.

Мао Цзэдун басқару кезіндегі Қытайдың саяси – тарихи өмірі негізгі орын алады. Қытайдағы саяси реформалар мен әлеуметтік – экономикалық дамуы шоәдайына байланысты мәліметтер мен фактілер корсетеді.

Бірінші бөлімде Мао Цзэдун кезіндегі социализмнің саяси құрылысы жайында соз қозғалады. Екінші бөлімде Қытайдың қазіргі кездегі сыртқы саяси жағдайы мен экономикалық даму деңгейі туралы мәліметтер беріледі.

Аннотация

Тема данной дипломной работы Елеусизовой Даны Саркеновны – «Китай во второй половине ХХ века». Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, списка использованной литературы.

Основное место в работе занимает политическая история Китая в период правления Мао Цзэдуна. В работе содержатся сведения и факты о социально-политическом развитии и политических реформах в Китае.

В первой главе содержатся сведения о правлении Мао Цзэдуна, о политике строительства социализма. Во второй главе содержатся сведения об экономическом развитии и внешней политике современного Китая.

Annotation

The theme of this diploma work of Yeleussizova Dana Sarkenovna is «The China in the second part of ХХ century ». The work consists of introduction, two chapters, conclusion and the list of the literature.

The main place in the work takes the political history of the China in period of government of Mao Tzedun. There are information and facts about social – economical development and political reforms in the China in the work.

There are information about government of Mao Tzedun, about policy of building of socialism in the first chapters. There are information about economic development and foreign policy of Modern China in the second chapters.

Содержание

Введение

Глава І. Китай в 1949-1976гг

1.1 Личность Мао Цзэдуна

1.2 Внутренняя политика Китая

1.3 Политика «большого скачка». Становление «культурной революции»

Глава ІІ. Китай в современную эпоху

2.1 Китай после смерти Мао Цзэдуна

2.2Экономическое развитие и внешняя политика современного Китая

Заключение

Литература

Введение

Тема предлагаемой дипломной работы называется «Китай во второй половине ХХ века». Работа посвящена исследованию и анализу основных политических событий, происходивших в Китае с 1949г. до современности. Также в работе освещены вопросы по экономическому, социальному, культурному развитию страны, что имеет немаловажное значение в истории Китая.

Цель данной дипломной работы заключается в рассмотрении основных важных вех в истории Китая во второй половине ХХ века и в их анализе. А также предполагается сравнить два периода развития КНР – в правление Мао Цзэдуна и после его смерти, чтобы определить изменения в развитии Китая.

Задачи дипломной работы следующие:

1. охарактеризовать в истории Китая период, когда произошли такие события, как образование КНР, проведение политики строительства социализма, экономические и политические реформы, направленные на улучшение и модернизацию Китая.

2. раскрыть сущность политики «большого скачка» и «культурной революции».

3. определить роль Китая во внешней политике со второй половины ХХ века до современности.

Актуальность данной темы не вызывает сомнений. Китай представлял у всех интерес еще с давних времен. Китай является одной из древнейших цивилизаций Востока. «Далекий» и «таинственный»- именно такие эпитеты приходят на ум обывателю, когда речь заходит о Китае/

Китай был и остается страной, которая дала миру богатую традициями, обычаями, законами культуру. На современном этапе Китай достиг значительных успехов.

С середины 80-х годов китайское руководство вырабатывает концепцию многополюсного мира, в котором КНР должна занять подобающее ей место одного из новых «центров силы» не только в Азии, но и в мире в целом. В этом желании КНР находит активную поддержку со стороны России, поддерживающую и развивающую данную идею со второй половины 90-х годов /Самтурова, Медведев, 1991, с. 302/.

Литература, которая была использована для написания дипломной работы, раскрывает различные вопросы, касающиеся данной темы. В ходе исследовательской работы была использована различная литература, но к основным источникам, на которые был сделан основной упор,- это работа Ф. М.Бурлацкого «Мао Цзэ-дун «Наш коронный номер-это война, диктатура», «Китай: история в лицах и событиях» под ред. Л. В.Сидашенко, работа В. С.Куликова «Китай о себе», работа Е. Н.Самтуровой, А. А.Медведева «Китай» и другие. А также были использованы газетные и журнальные статьи.

В работе Бурлацкого очень ярко и подробно описывается период правления Мао Цзэдуна (1949-1976гг.). В его правление произошли значительные события, которые повлияли на ход истории Китая. К ним относятся образование КНР в 1949г., период политики «большого скачка» (1958-1966 гг.), проведение «культурной революции» (1966-1976 гг.). Все эти мероприятия отражают политику Мао Цзэдуна. Вся его деятельность была направлена на утверждение его личной власти его партии.

В работе Сидашенко раскрывается биография Мао Цзэдуна. Он играл очень важную роль в истории Китая. Он оставил значительный след, поэтому мы не могли не уделить внимания его биографии. В предлагаемой работе личности Мао Цзэдуна посвящен один из пунктов І главы.

Газетные, журнальные статьи описывают события, касающиеся развития Китая с 70-х годов до современности. В журналах «Азия и Африка сегодня» (1989-1990гг.), «Саясат» (2005г), «Континент» (2005г) были использованы статьи для написания ІІ главы. Статья А. Делюсина посвящена анализу событий 80-х годов. Здесь описаны основные экономические и политические реформы, которые были проведены после смерти Мао Цзэдуна и направлены на устранение ошибок маоистской политики. Статья В. Кеворкова, А. Шаповалова подробно описывает основные положения экономической реформы в промышленности (1989г.). Статья Д. Нысанбаева приводит некоторые статистические данные по достижению Китая в области экономики к началу ХХІ века. К. Сыроежкин в своей статье описывает и анализирует современное положение Китая, о некоторых ошибках проведенных реформ в 70-80-е годы, о решениях пленума, который состоялся в 2005г.

В дипломной работе рассмотрены внешнеполитические взаимоотношения Китая, в частности с СССР, США. Раскрытие этого вопроса было осуществлено в статье Е. Бажанова «Конец большой размолвки», где рассмотрены причины отказа от создания единого фронта против СССР (1982г.). В статье Дж. Гинзбургса «Как в Америке смотрят на советско-китайское перемирие» описываются экономические взаимоотношения двух стран. Статья Н. Анина «Трансформация связей» описывает приезд в 1989г. премьера Госсовета КНР Ли Пэна, причины, способствующие этому приезду. С. Кушумбаев в своей статье «Шанхайский процесс: путь к кооперативной модели региональной безопасности» раскрывает основные принципы и методы ведения политики в деятельности Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Также были использованы дополнительные источники, среди которых: «История Китая» под ред. А. В. Меликсетова, «Новейшая история Китая (1928-1949гг.)», «КНР - краткий исторический очерк (1949-1979гг.)» и другие.

Глава І. Китай в 1949-1976 годы

1.1 Личность Мао Цзэдуна

Мао Цзэдун родился 26 декабря 1893г. в крестьянской семье в деревне Шаошань уезда Сянтань провинции Хунань. В детстве он посещал частную школу, осенью 1910г. поступил в Дуншаньскую начальную школу второй ступени в уезде Сянсян, а затем весной следующего года в Сянсянскую среднюю школу города Чанша провинции Хунань. В молодости Мао Цзэдун усвоил ценности как китайской феодальной культуры, которая тогда называлась «старым знанием», так и культурой западной буржуазной демократии - «нового знания». Произведения Конфуция, Кан Ювэя, Лян Цичао, Сун Ятсена, Толстого и Кропоткина, а также философия неокантианцев и неогегельянцев в той или иной степени оказали на него влияние и способствовали формированию его мировоззрения. В апреле 1918г. вместе с Цай Хэсэнем и другими он создал в Чанша общество «Новый народ» с целью поиска новых путей и методов преобразования в Китае. Вскоре после учреждения общества Мао Цзэдун организовал группу из его членов и других представителей передовой молодёжи для поездки во Францию в рамках программы «работа и учеба» для изучения прогрессивных идей и революционного опыта /Федосимов, 1989, с. 23/.

В период движения 4 мая (1919 год) Мао Цзэдун впервые познакомился с марксизмом и стал издавать в Хунане журнал «Сянцзянское обозрение». Осенью 1920г. он создал в Чанша коммунистические группы. Будучи основателем Китайской Коммунистической партии, Мао Цзедун присутствовал на первом съезде партии, которая ознаменовала образование Коммунистической партии Китая (КПК) в июле 1921г. После установления сотрудничества между Гоминьданом и КПК он избирался кандидатом в члены Центрального исполнительного комитета Гоминьдана на его І (январь 1924г.) и ІІ (январь 1926г.) съездах. Критикуя Чэнь Дусю – тогдашнего руководителя КПК - за компромисс и уступки правому крылу Гоминьдана, Мао разоблачил правый уклон Чэня, сутью которого было отрицание права пролетариата на руководство демократической революцией/

Избранный на чрезвычайном совещании кандидатом в члены Политбюро Мао Цзэдун был направлен Центральным комитетом в Хунань. 9 сентября он возглавил «восстание осеннего урожая» в районе, расположенном на границе Хунань и Цзеянси. Вскоре после этого он привел повстанцев в горы в Цзинганшань, где, осуществляя аграрную революцию, создал І в Китае революционную базу в деревне. В апреле 1928г. повстанцы Мао Цзэдуна соединились с отрядом Чжу Дэ, вследствие чего был сформирован четвертый корпус рабоче-крестьянской Красной армии Китая, в котором Мао Цзэдун был представителем КПК и комиссаром, а Чжу Дэ - командиром. В декабре 1929г. четвертый корпус Красной армии созвал в Гутяне 9-ю конференцию представителей партии, на которой была принята резолюция, подготовленная Мао Цзэдуном. В этой резолюции говорилось, как пролетарская народная армия нового типа с жесткой дисциплиной и тесными связями с массами может быть на базе революционной армии с преобладателем крестьян, чтобы укрепить партийные организации.

В августе 1933г. был создан первый фронт Красной армии, Мао Цзэдун был одновременно секретарем фронтового комитета КПК и политкомиссаром. В 1933г. он был избран членом Политбюро ЦК КПК.

В 1936-1937гг. Мао Цзэдун на основе марксизма-ленинизма обобщил опыт китайской революции. В декабре 1936г. он написал работу «Вопросы стратегии революционной войны в Китае», в которой в систематизированном виде изложил характерные особенности, закономерности, стратегию и тактику революционной войны в Китае и подверг критике «левый» авантюризм в военной сфере.

В августе 1937г. после начала войны сопротивления Японии, Политбюро ЦК КПК провело расширенное совещание в Лочуане. Мао Цзэдун выступил на нем с важной речью, в которой сформулировал линию, программу и политические установки КПК на период войны и настоятельную необходимость сохранения независимости и инициативы партии в рамках единого фронта. Поставив перед всеми членами КПК задачу изучения теории марксизма-ленинизма, он настаивал на необходимости соединения теории с практикой в соответствии с условиями Китая, а не просто на изучении абстрактных догм. В 1939-1940гг. Мао Цзэдун опубликовал свои известные работы «К выходу первого номера журнала «Гунчаньданжэнь» (коммунист), «Китайская революция и Коммунистическая партия Китая», «О новой демократии», где он всесторонне изложил основные концепции новой демократии и развил марксистско-ленинскую теорию о руководстве пролетариата в демократической революции. Определяя цели, задачи, движущие силы, характер и перспективы новодемократической революции, Мао Цзэдун сформулировал ее политическую, экономическую и культурную программу и назвал три главных вида оружия китайской революции, а именно: единый фронт, вооруженная борьба и партийное строительство.

В марте 1943г. Мао Цзэдун был избран председателем Политбюро ЦК КПК. В апреле - июне 1945г. он председательствовал на VІІ съезде КПК и выступил на нем с докладом «О коалиционном правительстве», а также произнес ряд других речей, в которых обобщил опыт антияпонской войны и сформировал политический курс на широкую мобилизацию масс, наращивание народных сил, разгром под руководством КПК японских агрессоров, освобождение всего народа и строительство новодемократического Китая. Затем он изложил основные положения политики КПК и три важнейших компонента стиля работы партии: соединение теории и практики, тесная связь с народными массами и самокритика. На съезде идеи Мао Цзэдуна, сочетавшие основные принципы марксизма-ленинизма с подлинной реальностью китайской революции, были провозглашены руководящей идеологией КПК. На І пленуме ЦК КПК 7-го созыва Мао Цзэдун был избран председателем ЦК КПК, он переизбирался на этот пост и на всех последующих съездах партии до своей смерти в 1976г.

Накануне падения гоминьдановского режима Мао Цзэдун председательствовал на ІІ пленуме ЦК КПК 7-го созыва. В сделанном на нем важном докладе выдвинул политические установки, ускорявшие победу революции в общественном масштабе и готовившие эту победу, сформулировал решение о переносе центра тяжести работы партии из сельской местности в города, а также основные установки, которые должны были проводиться после полной победы / Ефимов, 1979, с. 107/.

1 октября 1949г. Мао Цзэдун на площади Тяньаньмэнь торжественно провозгласил образование КНР. После создания КНР Мао Цзэдун вместе с Лю Шаоци, Чжоу Эньлаем он вел переговоры со Сталиным и подписал перед возвращением в Китай в феврале 1950г. китайско-советский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.

В сентябре 1954г. в первый раз было созвано Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Оно приняло Конституцию КНР и избрало Мао Цзэдуна первым Председателем КНР. Этот пост он занимал до 1959г. В апреле 1955г. на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК Мао Цзэдун выступил с речью «о десяти важнейших взаимоотношениях». В ней обобщался первый опыт строительства социализма в Китае и нащупывался путь социалистического строительства, соответствующий условиям Китая. К сентябрю 1955г. социалистическое преобразование частной собственности на средства производства было завершено. На VІІІ съезде КПК было отмечено, что главной задачей, стоящей перед китайским народом, является сосредоточение всех усилий на развитии общественных производительных сил (этот принцип не был осуществлен в полной мере добросовестно и в результате породил ряд ошибок в руководстве). Летом 1957г. горстка буржуазных правых элементов начала яростную атаку на новую социалистическую систему и на КПК, пытаясь ликвидировать ее руководящую роль. Чрезмерно остро реагируя на сложившуюся ситуацию, КПК начала широкую по масштабу кампанию «борьбы против правых», многократно повторяя и подчеркивая, что противоречия между пролетариатом и буржуазией, между социалистическими и капиталистическими путями были главными противоречиями, существовавшими тогда в китайском обществе /Симоновская, 1974, с. 182/.

С зимы 1960г. по 1965г. ЦК КПК и Мао Цзэдун принимали меры по дальнейшему исправлению ошибок «большого скачка» и движения за создание народных коммун и повернули экономику страны на путь восстановления. Но вскоре после этого Мао Цзэдун вновь обратил свое внимание на классовую борьбу, в которой он видел главное проявление внутреннего конфликта в стране. В 1966г. вследствие неправильной оценки внутреннего и международного положения Мао Цзэдун начал «культурную революцию», которая вопреки его ожиданиям переросла в политические беспорядки.

Мао Цзэ-дун умер 9 сентября 1976г. Он совершил крупные ошибки в последние годы жизни, но он живет в сердцах и памяти китайского народа. Не сбылась мечта о духовном превосходстве Китая как источнике революционных идей, преображающих мир. Маоистский идеологический режим привел в упадок культурную жизнь в самом Китае, а маоизм отвергнут мировым коммунистическим движением, не принят как руководящая доктрина ни одним сколько-нибудь крупным отрядом национально-освободительного движения, ни одной развивающейся страной мира. Усилиями Мао и маоистов Китай превращается в опаснейший центр национализма, экстремизма и социальной реакции / Бурлацкий, 1976, с. 378 /.

1.2 Внутренняя политика Китая

1 октября 1949г. Мао Цзэдун от имени китайского народного правительства торжественно заявил о создании Китайской Народной Республики. Незадолго до этого, 21 сентября 1949г., была создана первая сессия Китайской Народной политической консультативной конференции в Бэйпине (Северное спокойствие), который через несколько дней был переименован в Пекин (Северная столица), ставший столицей нового государства. На ней была закреплена организация нового государства и избран состав его руководителей. Председателем правительства стал Мао Цзэ-дун. Все это свидетельствовало об очень высокой степени концентрации власти в ее высшем эшелоне в руках одного человека - Мао Цзэдуна, который стал к этому времени харизматическим вождем китайского народа.

В ходе политического и экономического обновления страны, руководителем и инициатором которого была КПК, развивалась и сама КПК теперь уже как правящая партия всего Китая. Продолжался рост численности КПК - с 4,5 млн. к моменту образования КНР и до 6,1 млн. в мае 1953г. Но кадровая политика руководства КПК оставалась противоречивой. С одной стороны, партия стремилась расширить свои ряды за счет привлечения всех патриотически-настроенных сограждан, видевших в КПК руководителя нового Китая. Но с другой стороны, КПК как правящая партия неизбежно стояла перед угрозой засорения своих рядов карьеристами, политически чуждыми элементами, членство в партии которых могло лишь дискредитировать КПК. Поэтому вскоре после образования КНР руководство КПК принимает решение о регулировании роста рядов партии и о первоочередном привлечении в партию рабочих, о развитии партийной учебы и о «чистке» партийных рядов. «Чистка» партии проходила как напряженная политическая кампания, ставившая своей задачей политическое и организационное укрепление партии /Савельев, 1981, с. 210/.

Превращение КПК из партии «воюющей» в партию «правящую», «управляющую» не привело к изменению методов и стиля партийного руководства, сложившегося в годы войны и борьбы за власть. Армейские «приказные» взаимоотношения «верхов» и «низов» партии сохранились, не было сделано ни одного шага в сторону демократизации внутрипартийной жизни. Все важнейшие решения принимались узким кругом партийно-государственной номенклатуры при всей возрастающей роли Мао Цзэдуна. В функционировании этой партийно-политической олигархии огромную роль играли личные отношения, складывавшиеся за долгие годы совместной борьбы за власть. Командно-экономические высоты находились в руках нового государства в результате перехода в его руки гоминьдановской правительственной собственности, что означало концепцию в руках правительства КНР наиболее развитой части крупной промышленности, современного транспорта, кредитно-банковской системы, внешней торговли и ряда отраслей внутренней оптовой торговли. Идя к власти, КПК провозглашала лозунги «конфискации» (мошоу) бюрократического капитала, хотя по сути дела речь шла о переходе государственной собственности «по наследству» в руки нового государства и поэтому в нормативных актах новой власти говорилось лишь о «приемке» (цзэгуань) правительственной собственности /Некрасов, 1988, с. 96/. Идейно-политическая победа Мао Цзэдуна во внутрипартийной борьбе привела к принципиальным переменам в социально-экономической политике КПК, и, прежде всего в аграрной. К 1953г. ясно выявилась неспособность пореформенного сельского хозяйства обеспечить страну в достаточной мере продовольствием и сырьем. Основные причины этого связаны, прежде всего, с низким уровнем развития производительных сил деревни с перенаселенностью, со слабым развитием сельской инфраструктуры, с неразвитостью рыночных отношений.

Вряд ли необходимо подробно говорить о том, какие колоссальные трудности подстерегали комитетов и весь китайский народ на пути модернизации экономики и строительства социализма. Унаследованный от гоминьдановцев Китай был страной отсталой, полуколониальной. Накануне революции в деревнях проживало примерно 90% населения, 10% которого составили помещики и зажиточные крестьяне. Очень отсталой выглядела и социальная сторона города: больше половины городского населения составляли чернорабочие (кули), тогда как на долю промышленных рабочих приходилось меньше 20% общей численности рабочих /Морозов, 1981, с. 88/.

В сельском хозяйстве господствовали феодальные и полуфеодальные отношения. Почти ¾ всей обрабатываемой земли принадлежало помещикам и зажиточным крестьянам. Примерно 70% крестьян были бедняками (почти все они являлись арендаторами и полуарендаторами) и лишь 20% - середняками. Решение аграрной проблемы и проведение индустриализации, естественно, выдвинулись как коренные задачи, как самые необходимые предпосылки социального переустройства общества /Воробьев, 1988, с. 113/. Летом 1950г. начал осуществляться на практике Закон об аграрной реформе, согласно которому отменялась помещичья собственность на землю. При этом значительная ее часть национализировалась, а остальная передавалась во владение крестьянам.

Эта кампания продолжалась вплоть до весны 1953г., при этом значительная часть помещиков была физически уничтожена, а позиции зажиточных крестьян ослаблены. За два с половиной года реформа охватила 450 млн. человек. Параллельно в городах проводилась конфискация собственности крупной национальной буржуазии и иностранного капитала, создавался госсектор экономики. К 1952г. его доля уже составляла около 60% от общего объема валовой продукции промышленности. Неоднозначны были социальные последствия радикальных и очень быстрых экономических преобразований, которые не могли не привести к росту социальной напряженности в обществе. Так, в Шанхае - крупнейшем промышленном центре страны - социалистические преобразования частной промышленности привели к снижению заработков рабочих этих предприятий, ликвидации системы рабочего контроля, которая сложилась на частных предприятиях после победы 1949г. и которая защищала интересы фабрично-заводских рабочих.

Социально-политический поворот, сделанный руководством КПК в 1953г., нашел отражение не только в Конституции, но и в завершении составления первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. Работа над первым планом началась еще в 1951г., однако внутрипартийная борьба, неясность социальных ориентиров, корейская война и т. п. заставляли не торопиться авторов первого пятилетнего плана. Китайские экономисты при составлении плана стремились учесть уже накопившийся опыт хозяйствования, обращались, вполне естественно, они и к богатому советскому опыту. Составление первого пятилетнего плана было завершено к началу 1955г. Пятилетний план (1953-1957гг.) стал воплощением генеральной линии партии на индустриализацию страны и постепенные социалистические преобразования несоциалистических форм хозяйства. План предусматривал строительство 694 так называемых сверхлимитных объектов - крупных электростанций, металлургических комбинатов, машиностроительных заводов и других предприятий по преимуществу тяжелой промышленности.

План предусматривал развитие кооперативного движения в деревне, которое должно было к концу пятилетки охватить примерно 33% крестьянских дворов. Предусматривалось кооперирование примерно 2млн. кустарей. Большинство предприятий промышленности и торговли должны были быть охвачены различными формами госкапитализма. Проект первого пятилетнего плана был 31 марта вынесен на обсуждение Всекитайской конференции КПК, одобрен ею и 30 июля 1955г. представлен на обсуждение ІІ сессии ВСНП. Эта процедура как бы подчеркивала историческую значимость принятого высшим органом власти закона о пятилетнем плане. Так же, как генеральная линия партии, пятилетний план был компромиссом между умеренно-прагматической и радикально-утопической частями руководства КПК. Производственные и социально-экономические ориентиры плана были в основном рационально-умеренными, позволявшими проводить преобразования постепенно и наименее болезненно для всех социальных слоев китайского общества. Реальность этого политического компромисса могла выявиться только в ходе претворения в жизнь программы социально-экономических преобразований. Возможность выдвижения развернутой программы исторически весьма быстрой модернизации народного хозяйства во многом связана с существенно возросшей в это время советской экономической и научно-технической помощью. Н. С.Хрущев, возглавивший советское руководство после смерти Сталина, отбросил некоторое недоверие своего предшественника к китайским руководителям и взял курс на всемерную поддержку социалистического переустройства Китая. Именно в 1953-1955гг. имеет место наиболее идейно-политическое сближение руководителей КПСС и КПК, именно в эти годы СССР оказал КНР экономическую и научно-техническую помощь. В течение 1955-1957гг. задания первого пятилетнего плана были перевыполнены, процесс индустриализации Китая набирал темпы. Иная ситуация сложилась с реализацией плана социальных преобразований в первой пятилетке: в течение первого же года после утверждения пятилетнего плана в руководстве КПК вспыхнула борьба по вопросу о темпах и формах социалистических преобразований, являвшаяся лишь частью более общего столкновения двух основных идейно-политических тенденций внутри КПК - умеренно-прагматической и радикально-утопической, а также отражавшая развитие культа личности Мао Цзэдуна с его идеологическими и политическими претензиями.

Чем ближе подходил Китай к задачам социалистического характера, тем больше стали сказываться на его развитии негативные политические факторы. Уже и в первые годы существования КНР мировую прогрессивность не могли не насторожить некоторые методы проведения реформ. Речь идет о двух формах политического давления, которые применялись еще в Яньани: идеологических кампаниях типа «Чжэнфын» и сопровождающих эти кампании массовых репрессиях. Эти методы получили распространение уже в период аграрной реформы, и особенно в период первой пятилетки. Выступая на одном из совещаний в КПК по поводу проведения аграрной реформы, Мао Цзэдун призывал крестьян убивать «... не одного или двух, а побольше помещиков» /Самтурова, Медведев, 1991, с. 231/. Он считал публичные расправы с помещиками справедливым и даже полезным делом. Во-первых, многие помещики в прошлом сами жестоко избивали своих крестьян, а во-вторых, крестьяне, ведя расправу с помещиками, лучше осознают радикальные изменения в деревне. Во многих деревнях в период аграрной реформы проводились открытые суды над бывшими эксплуататорами, которых предавали смерти тут же, у всех на глазах.

Впрочем, количество жертв во время преобразований в деревне было сравнительно невелико. В одном из западных источников сообщается о «сотнях тысяч», что составляет не более половины процента общего количества помещиков. Крупная волна репрессий началась позднее, а в начале 1951г., когда по предложению Мао было принято «Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность» от 20 мая 1951г. Этот закон предусматривал в числе прочих видов наказания смертную казнь или длительное тюремное заключение за разного рода политические и идеологические преступления. К середине 1956г. в масштабах всей страны произошли радикальные социально-экономические перемены - была ликвидирована частная собственность и резко ограничены рыночные отношения. Мао Цзэдун и его единомышленники расценивали эти события как победу социалистической революции в сфере экономики, как досрочное выполнение заданий «генеральной линии».

В марте 1951г. в городах Китая проводились открытые показательные суды, на которых после публичного объявления преступлений «опасные контрреволюционеры» приговаривались к смерти. В одном Пекине в течение нескольких месяцев состоялось около 30тыс. митингов; на них присутствовало более 3млн. человек. Что касается количества жертв, то в октябре 1951г. было официально указано, что за 6 месяцев этого года было рассмотрено 800тыс. дел «контрреволюционеров».

Важнейшим фактором внутрипартийной жизни и, следовательно, всего политического развития КНР в начале 50-х годов было все возрастающее насаждение культа личности Мао Цзэдуна. Кампания прославления Мао Цзэдуна была хорошо спланирована и оказалась достаточно эффективной. Усилиями талантливых идеологов и пропагандистов (Лю Шаоци, Чэнь Бода, Ху Цяому и другие) создавалась версия истории китайской революции, в которой революционная деятельность и теоретическое творчество Мао Цзэдуна оказывались главным содержанием революционного процесса. Насаждение «идей Мао Цзэдуна» и культа его личности становится основным направлением идейно-политической деятельности КПК, особенно по отношению к интеллигенции.

Развертывание КПК массовых идейно-политических кампаний 1951-1952гг. было в целом продиктовано объективной необходимостью сломить сопротивление со стороны буржуазии, феодальных и полуфеодальных элементов, выступавших против ограничений народно-демократического строя. Но одновременно с этим проводились кампании против прогрессивно настроенной интеллигенции и партийных кадров, не согласных с идеологией и практикой Мао. Осенью 1951г. по его инициативе началось движение за идеологическое перевоспитание интеллигенции. Движение началось с проработочной кампании, связанной с дискуссией о фильме «Жизнь У Сюня». В ходе кампании многие представители интеллигенции были обвинены в распространении буржуазных взглядов /Сидашенко, 1991, с. 49/.

Движение за идеологическое перевоспитание проводилось главным образом среди вузовской интеллигенции. В высших учебных заведениях были созданы специальные комитеты, под руководством которых профессора и преподаватели изучали произведения Мао и историю КПК в ее маоистской интерпретации. Эта первая кампания такого рода включала излюбленные методы маоистского руководства: принуждение «перевоспитываемых» к «высказываниям начистоту» с публичным самобичеванием, с обвинениями в различных прегрешениях своих друзей, товарищей, родственников и пр. Конечно, многие из специфических моментов этих кампаний, вероятно, можно объяснить жестокостью нравов, сложившихся в старом Китае. Зверства гоминьдановцев в годы гражданской войны не поддаются описанию; пытки коммунистов, издевательства над мирными крестьянами, массовые убийства были обычным явлением. Но должны ли коммунисты следовать этим традициям? – вот в чем вопрос. Не входит ли жестокость в обычай нового государства, когда оно становится на пути мести прошлые преступления или проступки бывших господ?

У Мао Цзэ-дуна есть чрезвычайно любопытное высказывание на этот счет: «Когда китайцы говорят про смерть человека, то называют это белой «радостью». С одной стороны, похороны, погребение, поминовение усопшего, все скорбят. А с другой стороны, смерть называют «радостью», благостным событием. И это соответствует диалектике. По-моему, это действительно радостное торжество. …Неодобрительно относиться к смерти значит быть не диалектиком, а метафизиком…»По-видимому, именно с таким пониманием смерти врага как события радостного, торжественного, праздничного, и связаны публичные расправы, которые так часто практикуются в Китае.

Уже с 50-х годов масса становится активным соучастником избиений - вначале людей, действительно виновных, а позднее невинных. Это метод входит как важный составной элемент маоцзэдуновской «линии масс», а точнее было бы сказать, линии манипулирования массами. Каков должен быть воспитательный и нравственный результат публичных судилищ? Судилищ, где нет места нормальному разбирательству дела, объективной оценке степени вины, разумному выбору адекватного наказания? Трудно ответить на этот вопрос, поскольку мы имеем дело с психологическим феноменом, основанным на особой национальной традиции. Но одно, несомненно - жестокость и произвол становятся нормой массового сознания.

В полном соответствии со стереотипом механизма «Чжэнфын» в 1954г. начались новые гонения на интеллигенцию. Мао был прямым инициатором кампании против «контрреволюционной группы» Ху Фэна. Ху Фэну - литературному критику, многие годы участвовавшему в движении революционных писателей, а после 1949г. вошедшему в состав руководства Всекитайской ассоциации работников культуры и искусства - было инкриминировано выступление против принципа партийного руководства литературой и искусством, изложенного в яньаньских выступлениях Мао. Материалы о так называемой «группировке Ху Фэна» были опубликованы тремя частями в газете «Жэньминь жибао» с 13 мая по 10 июня 1955г., а также в брошюре «Материалы о контрреволюционной группировке Ху Фэна». Авторство предисловия к этой брошюре, примечаний и справок редактора приписывается Мао Цзэдуну. В результате из КПК было изгнано и арестовано много коммунистов, обвиненных в связях с Ху Фэном. Почти одновременно был дан ход так называемому делу «Гао Гана - Жао Шу-ши».

В тот период Гао Ган и Жао Шу-ши обвинялись в заговорщической деятельности, но ничего не говорилось относительно их особой позиции по каким бы то ни было вопросам внутренней и внешней политики партии. Четыре года спустя в постановлении 8-го пленума ЦК КПК в августе 1959г. относительно «антипартийной группы во главе с Пэн Дэ-хуаем» уже утверждалось, что Гао Ган и Жао Шу-ши придерживались «ошибочной линии», которая противопоставлялась ими «правильной линии», «проводимой товарищем Мао Цзэдуном» /Куликов, 1989, с. 263/.

Принятая в 1954г. Конституция юридически закрепляла социалистический характер государства. Были внесены изменения в структуру высших государственных органов. Вводился пост Председателя КНР, правительство стало называться Государственным административным советом, высшим представительным органом объявлялось Всекитайское собрание народных представителей. Реальная власть на всех уровнях, как и в других социалистических государствах, находилась в структурах компартии. В сентябре 1956г. прошло важнейшее событие в политической жизни КНР - состоялся VІІІ съезд КПК. Как отмечали на съезде многие китайские руководители, он проходил под благотворным влиянием ХХ съезда КПСС. В решениях VІІІ съезда указывалось на необходимость неуклонного соблюдения принципа коллективного руководства и борьбы против культа личности. В решениях съезда говорилось, что Китаю для построения социализма необходимо осуществлять социалистическую индустриализацию и развивать, прежде всего, тяжелую промышленность.

Особенностью переходного периода в Китае признавалось то, что в этой стране союзником рабочего класса являются не только крестьяне и городская мелкая буржуазия, но и национальная буржуазия. Считалось, что нужно использовать метод мирного преобразования и перевода на рельсы социалистического хозяйствования капиталистической промышленности и торговли.

Другой важной проблемой были темпы и методы осуществления социалистической индустриализации Китая. Хотя Китай начинал индустриализацию с более низкого уровня, чем в свое время СССР, он имел возможность опереться на экономическую помощь СССР и других стран социализма, использовать научно-технические достижения всех государств. Предметом серьезных разногласий были и вопросы внутрипартийной демократии, а также социалистического демократизма в целом. Это нашло отражение, как в основных докладах, так и в принятых им решениях, в частности в новом уставе КПК. Съезд по докладу Дэн Сяопина вычеркнул из устава КПК положение о том, что идеи Мао Цзэдуна являются идейной основой партии. Докладчик также подчеркнул необходимость для партии продолжать борьбу против «выпячивания личности, против ее прославления.

Все это – наглядное свидетельство борьбы различных направлений внутри руководства КПК и очередных маневров Мао Цзэдуна. В период VІІІ съезда ему пришлось временно отступить от своих планов дальнейшего насаждения режима личной власти. Эта уступка была явно вынужденной и носила тактический характер. Мао не собирался складывать оружие.

1.3 Политика «большого скачка». Становление «культурной революции»

В 1958 году в Китае началась очередная всенародная кампания. На этот раз ее объектом стали мухи, комары, воробьи и крысы. Каждая китайская семья должна была продемонстрировать своё участие в кампании и собрать большой мешок, доверху наполненный этими вредителями. Особенно интенсивным было наступление на воробьев. Его стратегия заключалась в том, чтобы не давать воробьям сесть, держать их всё время в воздухе, в полёте, пока они не упадут в изнеможении. Но неожиданно все это дело обернулось экологической катастрофой. Жители Китая стали наблюдать что-то невероятное: деревья покрылись белой паутиной, вырабатываемой какими-то червями и гусеницами. Вскоре миллионы отвратительных насекомых заполнили все: они забирались людям в волосы, под одежду. Рабочие в заводской столовой, получая обед, находили в своих тарелках плавающих там гусениц и других насекомых. И хотя китайцы не очень-то избалованны, но и у них это вызывало отвращение. Природа отомстила за варварское обращение с собой. Кампанию против воробьев и насекомых пришлось свернуть /Житняк, 1979, с. 154/.

Зато полным ходом развертывалась другая кампания. Ее объектом стали люди - 500 млн. китайских крестьян, на которых ставился невиданный эксперимент приобщения к неведомым им новым формам существования. На них решили опробовать идею, которая запала в сознание вождя. Это была идея «большого скачка» и «народных коммун». Цель, которую преследовал Мао Цзэдун, приступая к организации «большого скачка», состояла в переходе к коммунизму в кратчайшие сроки на основе утверждения таких форм общественной организации, которые позволили бы добиться небывалой экономической эффективности производства, осуществления главных принципов коммунистической утопии, способствовали бы укреплению главенствующего положения Мао Цзэдуна в КПК, а КПК и КНР в международном коммунистическом движении и мире. Это была утопическая программа с явным националистическим и мессианским уклоном. В начале 1958г. в Китае началась очередная шумная кампания под лозунгом «отдайте ваши сердца». Кому отдать? Разумеется, Мао Цзэ-дуну. На стенах домов по всему Китаю были вывешены дацзыбао (газеты больших иероглифов) с бесчисленными цитатами из его трудов. Энтузиасты - крестьяне и рабочие, служащие и студенты,- как по команде, стали призывать друг друга работать как можно больше за меньшую плату.

Вскоре после этого Мао Цзэ-дун отправился в провинцию Хэнань. Во время этого вояжа и появилась первая китайская «коммуна». Она родилась в апреле 1958г., когда 27 коллективных хозяйств численностью 43,8 тыс. объединились в первую коммуну, которая была названа «Спутник». Именно так началась кампания по осуществлению социальной утопии Мао Цзэ-дуна. Принятый VІІІ съездом КПК в 1956г. второй пятилетний план в 1958г. был признан «консервативным». В конечном счете, руководство КПК приняло решение увеличить за пятилетку объем валовой продукции промышленности в 6,5 раза, а сельского хозяйства - в 2,5 раза. Если на 2-й сессии VІІІ съезда КПК ставилась задача догнать и перегнать Англию в экономическом отношении за 15 лет или несколько больший срок, то спустя несколько месяцев эту задачу намечалось осуществить уже за 5 лет или даже быстрее. В августе 1958 года по предложению Мао было принято решение Политбюро ЦК КПК о создании «народных коммун», и через 45 дней появилось официальное сообщение, что практически все крестьянство - 121 936 350 семейств, или более 500 млн. человек,- вступило в «коммуны». Иными словами, политика «коммунизации» преследовала, по замыслу ее организаторов, цели как экономические - повышение эффективности общественного производства, так и социальные - ускорение строительства социалистического и коммунистического общества. Что касается методов ускорения темпов экономического строительства, то на этот вопрос проливают свет массовые пропагандистские кампании, которые проводились в этот период. Газеты, журналы, дацзыбао, развешанные на стенах домов, содержали стереотипные призывы: «работай, муравей, двигающий гору». Организаторы «коммун» ставили задачу приобщить народ Китая к совершенно новым формам трудовых отношений, общественной жизни, быта, семьи, морали, которые выдавались ими за коммунистические формы. Предполагалось, что «коммуна», которая впоследствии должна была распространиться на городское население, станет универсальной производственной и бытовой единицей существования каждого человека. Все существовавшие до этого общественные и личные формы отношений были обречены на разрушение: кооперативная собственность и приусадебные участки, распределение по труду и сохранение дворового дохода, участие в управлении кооперативными делами и т. п. Даже семья - этот высокочтимый испокон веков в Китае институт - должна быть разрушена. Ретивые исполнители на местах не только ухитрились осуществить в течение нескольких месяцев «коммунизацию» всего сельского населения страны, но и двинулись решительно вперёд, огосударствив собственность кооперативов, личную собственность крестьян, военизируя их труд и быт. В конце 1959г. стали возникать городские «коммуны». Вскоре движение за «коммунизацию» в городах усилилось, оно проводилось под лозунгом «все принадлежит государству, за исключением зубной щетки». Иными словами, тотальное огосударствление собственности - наиболее характерная черта проводимой кампании. Другая черта «коммун»- военизация труда, создание трудовых армий и отказ от социалистического принципа распределения по труду. Крестьян - мужчин и женщин обязали проходить военную подготовку, они были объединены в роты и батальоны и нередко отправлялись вооруженные, в строю, солдатским шагом на полевые работы /Портяков, 1988, с. 23/.

Последствия «большого скачка» были тяжелыми. Возможно, наиболее страшным его следствием было падение сельского хозяйства. Сельское хозяйство настолько развивалось, что только жесткое нормирование продовольствия позволяло людям сводить концы с концами. Моральный облик людей изменился: появились случаи идолопоклонства, колдовства, вымогательства, растрат. Процветали спекуляция и черный рынок. Бунты крестьян, бегство из «коммун», разрушение домов на топливо, торговля из - под полы. Теперь обратимся к оценкам специалистов, советских и зарубежных. В 1958-1960гг. в широких масштабах развернулось строительство мелких предприятий. Мелкие и средние предприятия дали в эти годы 40-50% производства чугуна. В годы «большого скачка» в Китае были сооружены сотни тысяч примитивных домен, чугуноплавильных и сталеплавильных печей, мелких угольных шахт и т. д. По приблизительным подсчетам, общие затраты на массовое сооружение мелких предприятий составили около 10 млрд. юаней (тогда как все капиталовложения в промышленное строительство в 1957г. равнялись лишь 7,2 млрд. юаней). В сентябре 1958г. около 100 млн. человек, в том числе 50 млн., непосредственно занятых плавкой, были привлечены к производству металла кустарными методами, а также к добыче и транспортировке сырья. Как правило, это были люди, не имевшие никакого опыта работы в черной металлургии. Затея привела к бесполезному расходу многих десятков миллионов тонн угля, железной руды, миллиардов юаней, миллиардов человеко-дней труда. По мнению советских экономистов, в период 1958-1960 гг. был достигнут значительный количественный рост выпуска промышленной продукции за счет некачественных изделий. Но уже со второго квартала 1960г. положение в промышленности резко ухудшилось. С апреля 1960г. в промышленности Китая начались хаос и падение производства /Корягин, 1974, с. 243/.

9-й пленум ЦК КПК в январе 1961г., на котором был принят курс так называемого «урегулирования», признал, что в стране возникли серьезные экономические и политические трудности. Были резко сокращены масштабы капитального строительства, законсервировано большинство строек. Началась перестройка «народных коммун», крестьянам возвратили приусадебные хозяйства. Первоначально китайские руководители предполагали, что тяжелые последствия «большого скачка» удается устранить за два года (1960-1962), но эти расчеты оказались нереальными. На деле «урегулирование» официально продолжалось до конца 1965г. и захватило даже большую часть 1966г. В 1957 году урожай зерна достиг 187 млн. т, что приблизительно соответствовало урожаям, которые собирали в Китае до 1937г. Урожай 1958г. был наивысшим за всю историю страны. Однако он не был равен 375 млн. т, как об этом было заявлено маоистами в августе 1958г. Урожай 1958г. составил 200-210 млн. т в 1961г., 200 млн. т в 1963 и 1964 гг. Принимая во внимание прирост населения, происходило даже некоторое снижение потребления на душу населения по сравнению с довоенным Китаем. В неурожайные годы норма калорий была ниже 1500 в день, и голод грозил бы стране, если бы не было введено строгое нормирование продуктов. Производство продуктов питания стабилизировалось приблизительно на уровне, существовавшем до революции.

Таковы были экономические итоги эксперимента над 500 миллионами китайских трудящихся. Инициатором всех этих экспериментов был Мао Цзэ-дун. Первые симптомы поражения политики «скачка» и «народных коммун» проявились очень быстро. Это позволило противникам экстремистской линии активизировать свои действия. На 6-ом пленуме ЦК КПК, который состоялся в Ухане (в ноябре-декабре 1958г.), была принята пространная революция «О некоторых вопросах, касающихся народных коммун», которая была направлена против «забегания вперед», подвергая критике людей, которые «переусердствовали», думая, что построение коммунизма - «дело совсем несложное». Резолюция подтверждала постепенность процесса перехода к коммунизму, указывая, в частности, что процесс «насаждения коммун» займет не меньше 15-20 лет.

В 1967г. в китайской печати появились сообщения об открытом выступлении в период, предшествовавший созыву 8-го пленума ЦК КПК, с критикой Мао и его курса группы видных руководителей КПК и КНР: члена Политбюро ЦК КПК, министра обороны, начальника генштаба НАО Хуан Кэ-чэна, кандидата в члены ЦК, секретаря комитета КПК провинции Хунань Чжоу Сяо-чжоу и др.

Разногласия в руководстве КПК по проблемам определения внутриполитического курса и внешнеполитической ориентации страны достигли остроты к концу 1956г. Мао Цзэдун и его сторонники выступили за возвращение к «яньаньским» нормам политической и социально - экономической организации общества. Идею о классовой борьбе в социалистическом обществе Мао Цзэдун выдвинул еще в 1957г., а после Х пленума ЦК КПК 8-го созыва (1962г.) он начал пропагандировать и навязывать стране мысль об «обострении классовой борьбы», выдвинул положение «о продолжении революции при диктатуре «пролетариата» ». В этой связи появился и тезис о том, что часть членов КПК встала на путь «ревизионизма». Причем с самого начала борьба с «ревизионизмом» внутри страны стала неразрывно связываться с борьбой против «международного ревизионизма», в это понятие включалась КПСС и ряд других коммунистических и рабочих партий. Мысль о появлении ревизионизма в Китае Мао Цзэдун стал особенно подчеркивать со второй половины 1965г. Он считал, что в партию, правительство и армию крупных деятелей культуры проникало большое число представителей буржуазии «контрреволюционных ревизионистов», и, только начав «великую пролетарскую культурную революцию», можно отвоевать власть. Таким образом, «культурная революция», задуманная и развязанная Мао Цзэдуном в 1966г., была нацелена на то, чтобы устранить из руководящих органов партии всех несогласных с его политикой, прежде всего сторонников VІІІ съезда КПК, навязать партии и народу свою схему развития Китая в духе левацких концепций «казарменного коммунизма», ускоренного строительства социализма, отказа от методов экономического стимулирования. Одновременно продолжалось раздувание культа личности Мао Цзэдуна. Постоянно нарушая принципы коллективного руководства в партии, Мао Цзэдун поставил себя к этому времени над ЦК КПК, Политбюро ЦК партии и часто не обсуждал с последними принимаемых им от имени партии решений. Именно он в обход партийного руководства страны развернул «культурную революцию» и руководил ею.

Первая реакция на «культурную революцию» в Китае вызвала к жизни трактовку ее как чисто политического конфликта, борьбы за власть между сторонниками и противниками маоизма. Профессор Чикагского университета Тан Цзоу считает, что к началу «культурной революции» в КНР сложилось «резкое разделение между элитой и массами». Маоисты, по его мнению, в начале «культурной революции» выступили с критикой именно такой политической организации и пытались «ликвидировать пропасть» между управляющими и управляемыми, создать между ними новую систему отношений на основе трансформации сознания и привлечения каждого к активному участию в политической жизни. По его мнению, партия, придя к власти, превратилась по существу в то, что принято обозначать термином «истэблишмент». «Сосредоточив в своих руках политическую власть и материальные ресурсы, такая система вовлекает в свою орбиту контроля и поглощает все другие истэблишменты, основанные на богатстве, знании, образовании и мастерстве». Именно эту систему будто бы хотел разрушить Мао. «Культурная революция»,- полагает автор,- это восстание тех, кто находится вне истэблишмент…Но эта революция была инспирирована, поддержана и управлялась верховным вождем, вождем, потерявшим эффективный контроль над большим сектором истэблишмента. Автору так и не удалось доказать свою главную мысль, что у Мао Цзэ-дуна были некие антибюрократические цели при осуществлении «культурной революции». Видный американский специалист по истории коммунистического движения в Китае профессор Б. Шварц считает самым «поражающим» в «культурной революции» столкновение Мао Цзэдуна с КПК, аппарат которой на всех уровнях и организационная структура были разгромлены. Американский психолог Р. Лифтон главную причину «культурной революции» видит в осознании Мао неизбежности собственной физической смерти, в страхе Мао и его последователей перед «смертью революции», в их «отчаянном стремлении к революционному бессмертию». Само слово «культурная» указывает на традиционную в Китае веру в дидактические функции всех форм искусства, в культурное возрождение как ключ к социальному или национальному возрождению /Бурлацкий, 1976, с. 268/.

Историю «культурной революции» большинство китайских ученых делит на 3 этапа. Первый этап продолжался с мая 1966г. по апрель 1969г. Это была наиболее активная и разрушительная фаза «культурной революции», закончившаяся созывом ІХ съезда КПК. Поводом для начала движения послужила публикация в ноябре 1965г. в шанхайской газете «Вэньхуй бао» статьи Яо Вэньюаня «О новой редакции исторической драмы «Разжалование Хай Жуя»». Пьеса была написана в 1960г. видным китайским историком, заместителем мэра Пекина У Ханем. Он был обвинен в том, что, рассказывая в своей драме об эпизоде из истории средневекового Китая, якобы намекал на несправедливость гонений и разжалования маршала, бывшего министра обороны КНР Пэн Дэхуая, давшего в 1959г. негативную оценку «большому скачку» и народным коммунам в КНР. За этим последовали обвинения против руководителей Пекинского горкома КПК и отдела пропаганды ЦК КПК /Житняк, 1979, с. 100/.

В мае 1966г. на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК было принято «Сообщение ЦК КПК от 16 мая», в котором излагались основные идеи Мао Цзэдуна о «культурной революции». Была создана группа по делам культурной революции при ЦК КПК (далее ГКР) во главе с бывшим секретарем Мао Цзэдуна Чэнь Бода. Жена Мао Цзян Цин и секретарь Шанхайского горкома партии Чжан Чуньцяо стали его заместителями, а секретарь ЦК КПК Кан Шэн, курировавший органы госбезопасности,- советником Группы. ГКР постепенно заменила собой Политбюро и Секретариат ЦК КПК и превратилась не без помощи Мао в «штаб культурной революции». Для подавления оппозиционных сил в партии Мао Цзэдун и его сторонники использовали политически незрелую молодежь, из которой формировались штурмовые отряды хунвэйбинов - «красных охранников» (первые хунвэйбины появились в конце мая 1966г. в средней школе при пекинском университете Цинхуа). В первом «Манифесте» хунвэйбинов говорилось: «Мы клянемся, что ради защиты ЦК, защиты великого вождя председателя Мао мы, не задумываясь, отдадим последнюю каплю крови, решительно доведем до конца культурную революцию». Занятия в школах и вузах по инициативе Мао Цзэдуна были прекращены, для того, чтобы учащимся ничто не препятствовало проводить «культурную революцию», начались преследования интеллигенции, членов партии, комсомола. Профессоров, школьных учителей, деятелей литературы и искусства, а затем и видных партийных и государственных работников выводили на «суд масс» в шутовских колпаках, избивали, глумились над ними якобы за их «ревизионистские действия», а в действительности - за самостоятельные суждения о положении в стране, за критические высказывания о внутренней и внешней политике КНР. По далеко не полным данным, представленным пекинским отделением Министерства государственной безопасности, с 23 августа по конец сентября 1966г. хунвэйбины только в Пекине убили 1722 человека, конфисковали имущество у 33695 семей, произвели обыски и изгнали из Пекина более 85тыс. человек. К 3 октябрю 1966г. по всей стране из городов было уже изгнано 397400 человек, попавших в разряд «нечисти».

В результате заигрываний Мао Цзэдуна с хунвэйбинами до и во время пленума (имеется в виду его переписка с хунвэйбинами, встречи с ними), призывов открыть «огонь по штабам», бесчинства хунвэйбинов после пленума приобрели еще большие масштабы. Хунвэйбины были поставлены, по существу, над партией и государственными органами. Жизнь в стране была дезорганизована, экономике нанесен тяжелейший урон, подверглись репрессиям сотни тысяч членов КПК, усилились преследования интеллигенции. Только в 17 провинциях и городах было ошельмовано более 142 тыс. кадровых работников, занятых в сфере образования, и преподавателей. Подверглись репрессиям более 53 тыс. человек, работающих в области науки и техники. В декабре 1966г. наряду с отрядами хунвэйбинов появились отряды цзаофаней (бунтарей), в которые вовлеклись молодые, обычно неквалифицированные рабочие, учащиеся, служащие. Они должны были перенести «культурную революцию» на предприятия и в учреждения, преодолеть сопротивление рабочих хунвэйбинам. Против разгрома органов партии выступили такие видные партийные, государственные и военные деятели, как Чжу Дэ, Хэ Лун, Чэнь И и другие. Чтобы сломить сопротивление противников «культурной революции», была развернута кампания по «захвату власти». Как пишут китайские историки, «Китай превратился в государство, где царил хаос и правил террор. С января 1967г. началось создание новых антиконституционных органов местной власти - «ревкомов». На первых порах преобладание в них получили лидеры хунвэйбинов и цзаофаней, что вызвало недовольство партийных работников и военных. В конце лета 1967г. в стране фактически был установлен военный контроль. Теоретической основой деятельности КПК были провозглашены «идеи Мао Цзэдуна». В программной части Устава содержалось положение о назначении Линь Бяо «преемником» Мао Цзэдуна.

Второй этап «культурной революции» - от ІХ до Х съезда КПК - начался в мае 1969г. и завершился в августе 1973г. Некоторым руководители, которым удалось сохранить свои позиции, требовали корректировки экстремистских установок в области экономики, учитывая насущные потребности развития страны. В августе 1970г. в Лушане был проведен ІІ пленум ЦК КПК 9-го созыва. Линь Бяо и Чэнь Бода вновь заявили о необходимости сохранения поста Председателя КНР в новом варианте Конституции КНР. На пленуме разгорелась борьба. Мао Цзэдун 31 августа 1970г. написал документ «Мое мнение», в котором подверг резкой критики взгляды Чэнь Бода, заявив, что последний «осуществил внезапную атаку, занимался провокационной деятельностью». После этого развернулась критика Чэнь Бода, было заявлено о проведении расследования в отношении него. Сразу после пленума ЦК партии принял решение о начале кампании «критики Чэнь Бода и упорядочения стиля». Вслед за исчезновением с политической арены Чэнь Бода в сентябре 1971г. исчезают министр обороны Линь Бяо и группа военных руководителей (шесть из них были членами Политбюро ЦК КПК). По сообщению китайской стороны, Линь Бяо 13 сентября 1971г. погиб в авиационной катастрофе вблизи Ундерхана на территории МНР, пытаясь после неудавшегося «переворота» удрать за границу. В марте 1973г. ЦК КПК принял решение о реабилитации бывшего Генерального секретаря ЦК Дэн Сяопина и восстановлении его в должности заместителя премьера Госсовета.

Третий этап «культурной революции» продолжался с сентября 1973г. до октября 1976г., то есть от Х съезда до разгрома контрреволюционной «банды четырех» во главе с Цзян Цин, ознаменовавшего собой конец «культурной революции». Несмотря на достигнутый на Х съезде компромисс между различными силами в КПК, обстановка в стране продолжала оставаться нестабильной. В начале 1974г. по предложению Цзян Цин, Ван Хунвэня и их сторонников, одобренному Мао Цзэдуном, была развернута новая общенациональная политико-идеологическая кампания «критики Линь Бяо и Конфуция». Начало ей положили выступления в печати, направленные на развенчание конфуцианства и восхваление легизма – древнекитайского идейного течения, господствовавшего при императоре Цинь Шихуане – главе первой общекитайской деспотии (3 век до н. э.). Специфической чертой кампании, как и некоторых предыдущих, явилось обращение к китайским аналогиям, к аргументам из области китайской политической мысли в целях решения актуальных идеологических проблем. После этих событий прокатилась новая волна репрессий, Дэн Сяопин был снят со всех постов, премьером Госсовета КНР стал министр общественной безопасности Хуа Гофэн. В Китае развернулась новая политическая кампания «борьбы с правоуклонистским поветрием пересмотра правильных выводов культурной революции», острие которой было направлено против Дэн Сяопина и его сторонников. Начался новый тур борьбы с «лицами, облеченными властью и идущими по капиталистическому пути». После выступлений на площади Тяньаньмэнь газета «Жэньминь жибао» писала: «Инцидент еще более убедительно доказал, что буржуазия находится как раз внутри самой Коммунистической партии. Если раньше некоторые люди не понимали, что идущие по капиталистическому пути – это как раз и есть внутрипартийная буржуазия, которая является главным объектом продолжения революции при диктатуре пролетариата, то контрреволюционный политический инцидент на площади Тяньаньмэнь заставил их осознать это /Сидашенко, 1991, с. 49/.

9 сентября 1976г. в Пекине на 83-м году жизни скончался Мао Цзэдун. С его смертью завершилась целая эпоха истории Китая новейшего времени. Мао оставил Китай в кризисной ситуации. Смерть Мао Цзэдуна и последующие события, связанные с арестами устранением по инициативе маршала Е Цзяньина от власти «четверки»- Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюаня и Ван Хунвэня, явились важным рубежом в истории Китая. Они поставили точку на крупнейшей политической кампании в КНР, продолжавшейся 10 лет и принесшей столько горя и жертв китайскому народу, -«культурной революции»/Сидашенко, 1991, с. 157/.

27 лет правления Мао Цзэдуна в Китае завершились, но они изменили многое. Начался новый этап развития страны.

Глава ІІ. Китай в современную эпоху

2.1 Китай после смерти Мао Цзэдуна

В канун смерти Мао Цзэдуна определилась позиция высшего военного руководства. В Гуанчжоу приезжали Е Цзяньин и некоторые представители руководства КПК для секретных переговоров с Дэн Сяопином. В результате было достигнуто соглашение о единстве действий против «четверки». Таким образом, к осени 1976г. страна и армия находились в состоянии глубокого раскола. Но если высшему военному руководству и «старым кадрам» удалось достичь соглашения о единстве действий, то в стане выдвиженцев «культурной революции» разворачивалась междоусобная борьба. Ее главным побудительным мотивом были политические амбиции. Цзян Цин явно претендовала на то, чтобы занять пост Председателя ЦК КПК, а Чжан Чуньцяо видел себя будущим премьером Госсовета. На заседаниях политбюро ЦК КПК, состоявшихся в сентябре после смерти Мао Цзэдуна, эти претензии проявились почти открыто. Одновременно по своим каналам «четверка» пыталась организовать массовое движение снизу в поддержку требований Цзян Цин. В частности, была предпринята попытка инициировать кампанию писем от студентов и преподавателей крупнейших пекинских вузов в ее поддержку.

Члены «четверки» планировали организовать государственный переворот с целью отстранения от власти Хуа Гофэна, а также занимавших умеренные позиции деятелей армейского руководства. Осуществить эти планы намечалось до 10 октября. Получив информацию о планах своих соперников, Е Цзяньин, находившийся в Пекине, ушел в подполье. В сложившейся ситуации произошло то, что с политической точки зрения выглядело противостоянием. Е Цзяньиню удалось не только заручиться поддержкой опальных представителей «старых кадров», но и заключить соглашение с Хуа Гофэном, весьма обеспокоенным своей политической будущностью. 5 октября в резиденции Генштаба НОАК состоялось совещание политбюро ЦК КПК, главную роль в котором сыграли Е Цзяньин, Хуа Гофэн и Ли Сяньнянь. Члены «четверки» на это совещание приглашены не были. По сути дела, на нем был сформирован штаб заговорщиков. Хуа Гофэн, первоначально планировавший вынести вопрос о замещении поста Председателя ЦК КПК на заседание пленума, под влиянием других участников совещания согласился на организацию государственного переворота. Развязка наступила 6 октября. Ван Дунсин, получивший приказ от имени партийных инстанций подвергнуть аресту «четверку», используя воинскую часть 8341, блестяще справился с возложенной на него задачей. Ван Хунвэнь и Чжан Чуньцяо, приглашенные якобы на заседание Политбюро, были арестованы, почти одновременно были взяты под стражу Цзян Цин и Яо Вэньюань. На созванном на следующий день заседании политбюро заговорщики получили полное одобрение предпринятых ими действий, а Хуа Гофэн, бросивший на чашу весов свой престиж преемника, назначенного лично Мао Цзэдуном, был вознагражден постами Председателя ЦК КПК и Председателя военного совета при ЦК КПК.

То, что свержение «банды четырех» стало возможным в результате совместных действий фракций, придерживавшихся принципиально отличных позиций в вопросах будущего развития страны, делало неизбежным продолжение междоусобной борьбы в руководстве КПК. Однако теперь ситуация упростилась: это было противостояние выдвиженцев «культурной революции»- «левых» и фракции «старых кадров»- «прагматиков». Хуа Гофэн пытался маневрировать, ведя борьбу как против сторонников «четверки», на которую была возложена ответственность за эксцессы «культурной революции», так и против сторонников Дэн Сяопина. В прессе были развернуты кампании «критики банды четырех» и продолжена кампания «критики Дэн Сяопина». Но подготовка, которую получили от армии «прагматики», сделала их шансы предпочтительными. В феврале 1977г. от имени гуанчжоуского большого военного округа и парткома провинции Гуандун Хуа Гофэну было направлено закрытое письмо, в котором предъявлялись требования, явно неприемлемые для него. Сюй Шию и другие деятели требовали признать ошибки, совершенные Мао Цзэдуном. В первую очередь критике была подвергнута «культурная революция», выдвинуто требование подтвердить назначения на высшие партийно-государственные посты, полученные Хуа Гофэном, со стороны пленума ЦК партии, говорилось о необходимости реабилитации тех, кто был репрессирован в период «де

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Китай во второй половине ХХ века". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 989

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>