Дипломная работа на тему "Керенский: трагедия политика новой эпохи"

ГлавнаяИстория → Керенский: трагедия политика новой эпохи




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Керенский: трагедия политика новой эпохи":


ПЛАН

Введение

Глава . А. Ф. Керенский в первые месяцы революции.

1. Восхождение на политический Олимп.

2. А. Ф. Керенский - министр юстиции в первом составе Временного правительства.

3. А. Ф. Керенский - военный и морской министр в первом коалиционном правительстве.

Глава II. Попытки усиления государственной власти.

1. А. Ф. Керенский - министр председатель, военный и морской министр во втором коалиционном правительстве.

2. А. Ф. Керенский и выступление Л. Г. Корнилова.

Глава III. Заключительный этап государственной деятельности А. Ф. Керенского.

1. Формирование третьего коалиционного правительства. А. Ф. Керенский - гл ава Директории.

2. А. Ф. Керенский - глава третьего коалиционного правительства. Последние попытки удержать власть.

Заключение

Литература

Введение

Во все времена, особенно в трудные и переломные, общество и каждый его член отдельно сталкиваются с острейшими труднообъяснимыми, но жгучими вопросами современности и пытается найти на них ответ. Пересматривая своё кредо, общество вынуждено обращаться к истории, накопленному в веках опыту предков. Ретроспективный анализ событий дней минувших позволяет найти аналогии событиям дней сегодняшних, рассмотреть варианты принимаемых некогда решений и на новом витке спирали общественного развития, с учетом новых условий, выбрать ту или иную линию поведения и тем самым замкнуть связь времен.

События 1917 года и процессы, начавшиеся в нашей стране в 1985 году, равномасштабны по своим последствиям. Конечно, история не повторяется буквально, нынешняя смута ещё не закончилась, но мы не можем не заметить какое-то сходство и многих событий, и судеб действующих лиц этих периодов. Поэтому многие коллизии, происходившие десятилетия назад, продолжают волновать нас. Нельзя отрицать актуальность обращения к опыту российского общества эпохи 1917 года. Важнейшие его события - крушение монархии, деятельность Временного правительства, кризисы Временного правительства, корниловское выступление, октябрьский переворот - всё это связано с деятельностью А. Ф. Керенского.

Задачей настоящей работы является изучение политической, конкретно государственной деятельности Александра Фёдоровича Керенского на небольшом, но насыщенном крупнейшими событиями отрезке времени - в 1917 году.

В данной дипломной работе использованы разнообразные источники: документальные материалы, сведения периодической печати, большой круг мемуаров и воспоминаний, в том числе и самого А. Ф. Керенского, критически проанализирована литература, статьи последних лет. В отечественной историографии нет монографических трудов о Керенском.

Во всей, известной по теме, литературе можно выделить две большие группы: первая - оценивает Керенского как выдающегося общественного и государственного деятеля, вторая, наоборот, считает его опереточной фигурой, случайно вознесшейся к вершинам власти, уродовали его портрет его жизнедеятельность.

В министерской карьере А. Ф. Керенского выделяются четыре этапа: март-апрель 1917 года (министр юстиции); май-июнь 1917 года (военный и морской министр); июль-август 1917 года (министр-председатель, военный и морской министр); сентябрь-октябрь 1917 года (министр-председатель и верховный главнокомандующий). На каждом из этих этапов пресса писала о нём по-разному.

Неоценимым подспорьем в изучении эпохи 1917 года и темы настоящего исследования являются работы, написанные Павлом Николаевичем Милюковым ("История второй русской революции" и "Воспоминания 1859 - 1917 гг."). П. Н. Милюков был не только выдающимся ученым-историком, но и лидером кадетской партии, главой думской оппозиции, министром иностранных дел… Его долгий жизненный путь был связан и с Керенским.

Изложение событий от февраля до октября 1917 года в ином свете, с противоположной точки зрения, чем у П. Н. Милюкова, даётся в "Записках о революции" Николая Николаевича Суханова-Гиммреа, который стоял влево от правящего центра, представленного Керенским, не доходя, однако, до большевиков. Милюков стоял вправо от центра.

"Записки о революции" - работа одного из лучших представителей мелкобуржуазной демократии, как называл Суханова В. И. Ленин, кроме того изучались и использовались П. Н. Милюковым, Л. Д. Троцким, И. В. Сталиным, М. Н. Покровским, С. П. Мельгуновым, другими политиками, историками, публицистами.

Новый этап в историографии начался с конца 50-х годов, но оценка источника всё ещё предвзятая. Вместе с тем "Записки о революции" явились важной составной частью источниковой базы зарубежной историографии. В нашей стране широкой читательской публике они были недоступны, так как находились в спецхранах.

В целом отрицательно характеризующий А. Ф. Керенского Антон Иванович Деникин в своей работе "Очерки русской смуты", изданной в пяти томах в Париже а 1921-1926 годах, высоко оценил тот аспект деятельности Керенского, который описывал Суханов, А. И. Деникин писал: "Был, несомненно, такой краткий, но довольно яркий период в жизни Керенского - военного министра - я его отношу приблизительно к июлю, не только широкие круги населения, но и русское офицерство подчинилось обаянию его экзальтированной фразы, его исторического пафоса. Русское офицерство, преданное на заклание, тогда всё забыло, всё простило и мучительно ждала от него спасения армия".

Нельзя не учитывать и оценку, данную В. Д. Набоковым - одним из лидеров партии кадетов, по мнению М. М. Винавера, излюбленным в дни Временного правительства для "левых", в частности для Керенского, кандидатом из кадетов. Являясь управляющим делами Временного правительства, В. Д. Набоков видел в "вознесении" последнего лишь психоз толпы, ибо "за ним нет таких заслуг и умственных или нравственных качеств, которые бы оправдали такое истерическое восторженное отношение…"

Никто из современников Керенского не позволил себе столь бранной риторики, как В. И. Ленин, - особенно, если речь идёт о восстании "Против изверга-идиота Романова или дурочка - хвастунишки Керенского". Альянс этих политических деятелей был, весьма, любим Лениным.

Любимый лейтмотив ленинских речей и статей, касающихся Керенского, это обвинение его в тайных договорах с союзниками. Керенский "считался эсером - и как будто социалистом, и как будто бы революционером, а на самом деле представлял из себя империалиста, который прятал тайны договора в кармане".

Основная часть личного архива Керенского - журналистское и литературное наследие, документы - до сих пор остается неизвестной. Архив был приобретён в 1968 году за два года до смерти его владельца, Центром гуманитарных исследований имени Гарри Рансума Техасского университета, расположенного в столице штата городе Остине. Среди 217 единиц хранения, согласно описи фонда Керенского, находятся рукописи, среди которых есть и неопубликованные, переписки с русскими политическими эмигрантами (Е. Д. Кусковой, М. М. Карповичем, Н. А. Маклаковым, А. И. Коноваловым, В. М. Зензиновым, В. М. Черновым, М. И. Терещенко и др.), писателями (М. А. Алдановым, В. В. Набоковым, И. А. Буниным, Н. Берберовой, С. Моэмом). Здесь же собраны подшивки газет, которые Керенский издавал в эмиграции: газета "Дни" выходила во Франции с 1928 по 1933 гг., "Новая Россия", печатавшаяся в Париже в 1936-1940 гг., протоколы заседаний, проекты и резолюции эмигрантских организаций 20-х - 50-х годов, в которых участвовал Керенский, записные книжки и книги из личной библиотеки.

В 20-е - 50-е годы не выходило никаких работ, посвящённых А. Ф. Керенскому.

50-е - 60-е годы, связанные с крупными политическими переменами в СССР, привели к появлению отдельных статей об этом человеке. В эти годы он встречается с некоторыми людьми из Советского Союза, которые оставили свои воспоминания о нём.

В январе 1964 года в США произошла встреча Г. А. Шахова с А. Ф. Керенским. Воспоминания Шахова приводятся в журнале "Вопросы истории" в 1991 году, в связи с началом публикации мемуаров А. Ф. Керенского. Автор статьи пишет: "…В облике его не чувствовалось и намёка на те "бонапартистские" черты, которые придавали ему авторы наших кинокартин, не ощущалось никакого стремления играть "на публику", как отмечали его современники - недоброжелатели. В нём, скорее, угадывался тип русского интеллигента - разночинца".

В последние годы появилось много статей, посвящённых А. Ф. Керенскому, которые создают объективную картину 1917 года.

Это: статья В. И. Старцева в научно-популярных очерках "Встречи с историей" ( М., 1987 год), которая называется "Взлёт и падение Александра Керенского", статья В. Бондарева "Керенский и Горбачев: две эпохи и две драмы" в журнале "Родина" (М., 1992 год), статья А. Г. Голикова "Феномен Керенского" в журнале "Отечественная история" (М., 1992 год), статья Б. И. Колоницкого "Керенский и круг Мережковских в 1917 году" в журнале "Литературное обозрение" (М., 1991 год), статья Г. Н. Новикова "Об архиве А. Ф. Керенского в Техасе" в журнале "Новая и новейшая история" (М., 1993 год), а также другие работы. Они раскрываются в ходе настоящей работы.

Изображение истории русских революций в особенном свете воплощается в произведении А. И. Солженицына "Красное колесо".

Объектом исследования выпускной квалификационной работы является Отечественная история в период между Февральскими и Октябрьскими событиями (попытка становления демократического государства с многопартийной системой).

Предметом исследования является деятельность А. Ф. Керенского как политика новой эпохи и реализатора данной идеи.

Целью исследования выпускной квалификационной работы является анализ событий развития России с февраля по октябрь 1917 года.

Задачами исследования являются:

1.  Анализ этапов развития политической карьеры А. Ф. Керенского.

2.  Характеристика обстоятельств и условий, приведших А. Ф. Керенского к политическому Олимпу.

3.  Анализ причин, приведших к краху политики А. Ф. Керенского.

Гипотеза выпускной квалификационной работы - демократическая идея развития России не получившая реализации в силу субъективных и объективных факторов, связанных с деятельностью А. Ф. Керенского.

Сегодня идёт переоценка ценностей и нам необходимо выбрать главное кредо нашей жизни. Каким оно будет? А. Ф. Керенский интересен как отец теории эволюционного развития России. В 1917 году он, увы, безуспешно пытался примирить непримиримое - "правых" и "левых". Удастся ли сегодня продолжить эволюционное развитие России? Поиски ответа на эти вопросы и привели к выбору темы настоящей выпускной квалификационной работы.

Глава . А. Ф. Керенский в первые месяцы революции.

1. Восхождение на политический Олимп.

В политической деятельности А. Ф. Керенского остаётся немало вопросов, которые выходят за рамки настоящего исследования. Один из них: почему именно Керенский, не принадлежавший к древнему роду и не столь известный как другие политические деятели, которые шли к министерским креслам десятилетиями, сумел подняться на политический Олимп столь стремительно?

Причины этого связаны с несколькими факторами. По нашему мнению, главная причина его взлёта коренилась в его всероссийской известности как адвоката, решительном и смелом участии во многих политических процессах. Сыграли роль его актёрские данные, блестящее ораторское искусство. Поэтому, интересно будет обратиться к некоторым аспектам его деятельности до 1917 года.

По окончании университета, где он учился с 1899 по 1904 год вначале на историко-филологическом, а год спустя на юридическом факультете, Керенский вступает в Петербургскую коллегию адвокатов, присяжный поверенный. Во время революции 1905-1907 гг. вошёл в созданный коллегией адвокатов комитет по оказанию помощи жертвам "Кровавого воскресенья", работал юрисконсультом среди рабочих. Он принял активное участие в ознакомлении с положением в рабочих кварталах и уточнении последствий трагических событий. События «Кровавого воскресенья» произвели на него тяжелое впечатление, его возмущало, что армия подчинилась приказу стрелять в рабочих. Он пишет письмо гвардейским офицерам, где напоминает им о том, что идёт война и армия наносит ущерб престижу станы, стреляя в рабочих.

Примыкая к партии эсеров, Керенский становится сотрудником революционного социалистического бюллетеня «Буревестник», который 4 декабря 1905 года был преобразован в печатный орган данной партии. 21 декабря Керенский был арестован по подозрению в принадлежности к боевым дружинам эсеров. В тюрьме он понял, что «в России никогда не будет подлинной демократии до тех пор, пока её народ не сделает сознательного шага к единению во имя достижения общей цели. Я твердо решил, что после тюрьмы отдам все силы сплочению демократических партий в России». После освобождения Керенский оставляет практику молодого талантливого адвоката и всецело отдается политическим процессам.

Первым процессом становится процесс по делу крестьян в Ревеле, разграбивших поместье местного барона. После успешно завершившегося для Керенского процесса, он приобретает широкую известность. С этого времени редкий из крупных процессов обходится без него. Керенский вступил в Петербургское объединение адвокатов. Наиболее тяжелым становиться процесс дашнакцутюнов (так называли себя армянские социал - революционеры), состоявшийся в 1912 году. Керенский со всем пылом адвоката и революционера бросился к обличению судей. Он неоспоримо доказывал подлоги в судебных доказательствах - подчистки, подправки, видоизменения: экспертиза установила, что они сделаны рукой одного из следователей. Благодаря Керенскому из 145 обвиняемых - 95 были оправданы.

Другим выдающимся делом было дело «Лена». А. Ф. Керенский был назначен возглавлять комиссию адвокатов, командированных на золотые прииски для расследования. В результате многопольное положение кампании было ликвидировано, а ее администрация полностью реорганизована. Трущобы, в которых жили рабочие и их семьи разрушили, а на их местах построили новые дома.

В 1913 году А. Ф. Керенский принял участие в разбирательстве по делу еврея Менделя Бейлиса, который был обвинен в совершении ритуального убийства малолетнего мальчика - христианина Андрея Ющинского. Двадцать пять видных адвокатов, среди которых был Александр Федорович, подписали резолюцию протеста. Керенский был приговорен к восьми месяцам тюремного заключения.

Интересен и тот факт, что в феврале 1915 года Керенский принимал участие в процессе большевистской фракции в IV Государственной Думе, в которую он сам вошел в 1912 году.

Центральное место Керенского в думской ложе также благоприятствовало его карьере. Партия эсеров бойкотировала выборы в IV Государственную Думу, но не запрещала отдельным членам партия проходить на выборах. На этом основании центральный комитет «трудовой группы», ставивший своей задачей объединение всех народнических течений, решил наряду с трудовиками проводить в Думу и отдельных социал - революционеров. Керенский был избран в Думу по городу Вольску Саратовской губернии и был выбран депутатом от Саратовской губернии. В Думе он стал лидером трудовой группы и в течение всех пяти лет старался объединить все народнические течения — от правых до левых — в целях борьбы с самодержавием. Отчеты Думы полны речами Керенского, произносившимися с подъемом, красивыми по форме. Перерывы между сессиями для объездов провинции с рядом лекции на летучие темы политической жизни того времени.

16 декабря, за два с половиной месяца до революции, А. Ф. Керенский говорил: «Господа, теперь вы сами видите, что все слова, которые можно сказать о власти, которыми можно заклеймить власть, преступную перед государством, все сказаны. Мы слышали здесь из уст не левых людей, не русских либералов, а из уст октябристов и консерваторов, что ««власть губит страну». Вы, господа, под словом революция понимаете какие-то действия антигосударственные. Разрушающие государство. Когда вся мировая история говорит, что революция была средством спасения государства. И раз навсегда догадайтесь, что вы участвуете в таком процессе России, который называется процессом революционным».

А в первый день последней думской сессии 15 февраля 1917 года, за две недели до революции, Керенский сказал о том, о чем думали, но не рисковали, открыто сказать депутаты Думы: «Нам говорят; правительство виновато, правительственные люди, которые как тени приходят и уходят с этих мест. Но поставили ли вы себе вопрос : кто же те, кто приводит сюда эти тени? И если вы вспомните, много здесь говорилось об этих «темных силах»... И вот эти темные силы исчезли! Исчез Распутин! Что же, мы вступили в эпоху новой русской жизни? Изменилась ли система? Нет, не изменилась, она целиком осталась прежней... исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало…Как можно законными средствами бороться с теми, кто сам закон превратил в орудие издевательства над народом?… С нарушителями закона есть только один путь - физического их устранения».

"Я хочу, господа, чтобы наша сессия и эти дни прошли бы в полном сознании величайших страданий и ответственности, которые скоро падут на нас всех без различия наших политических убеждений».

Керенский не только предчувствовал революцию, ее тогда предчувствовал каждый передовик провинциальной газеты, но и сумел предугадать ее общенациональный характер. Когда слова Керенского дошли до царицы, она убеждала царя: « За подобные речи «Кедренский» (она спутала фамилию) должен быть повешен». В своих мемуарах, "Россия на историческом повороте", Керенский описывает последствия его речи 15 февраля: « На следующий день или, быть может, днем позже Председатель Думы получил от министра юстиции официальное заявление с требованием лишить меня парламентской неприкосновенности для привлечения к судебной ответственности за совершение тяжелого преступления против государства. Получив эту ноту, Родзянко тотчас пригласил меня в свой кабинет и, зачитав ее, сказал: « Не волнуйтесь. Дума никогда не выдает вас.»»

Возвращаясь к политической деятельности Керенского за время депутатства, нужно отметить, что она была направлена на объединение всех народных течений. Летом 1915 года он пробует провести план объединения всех народнических течений и отстаивает мысль о необходимости созыва Всероссийского съезда социал - революционеров, трудовиков, народных социалистов, для чего объезжает юг России и Поволжье. В течение всего 1915 и первой половины 1916 года Керенский ездит с докладами и пропагандирует эту мысль в различных городах России, причем справки о его деятельности широкой волной льются в департамент полиции. Последний, обеспокоенный агитацией Керенского, рассылает 16 января 1915 года следующий секретный циркуляр за номером №165377 начальникам губернских областных и городских жандармских управлений, отделений по охране общественной безопасности и порядка, отмечая принадлежность Керенского к трудовикам.

"По поступившим в департамент полиции агентурным сведениям, в деятельности членов трудовой группы Государственной Думы наблюдается зарождение нового течения, выражающегося в стремлении к объединению всего левого элемента, независимо от принадлежности к той или иной партии, в целях противодействия имеющемуся в связи с настоящей войной поправлению населения. По тем же сведениям, один из наиболее ярких представителей такого течения является член трудовой группы Государственной Думы присяжный поверенный А. Ф. Керенский...

Означенный Керенский, совершая частые поездки по России и имея во время этих поездок свидания с известными ему неблагонадежными лицами разных интеллигентских профессий, в конфиденциальных собеседованиях с ними высказывается о необходимости энергичной работы в целях сплочения левых элементов страны, каковая работа должна вестись на широких началах, как легально, так и нелегально.,.

В целях достижения наибольшего успеха в деле такого объединения левых элементов населения в Петрограде, по словам Керенского, имеет место быть организован руководящий комитет, дающий директиву местным комитетам... Сообщая об изложенном, департамент полиции просит вас принять все меры к освещению деятельности, а при обнаружении депутата Керенского на жительстве во вверенной вашему наблюдению местности установить за деятельностью его совершенно секретное и наружное наблюдение и о его приездах уведомлять подлежащие розыскные органы...

Директор Брюн де Сент Ипполит

Зав. делопроизводством М. Броецкий».

Материалы департамента полиции свидетельствуют о том, что Керенский не только возглавлял Февраль, но и закладывал его фундамент.

Большую роль в продвижении Керенского по политическому Олимпу сыграло его участие в политической организации масонов.

Сразу же после избрания в IV Государственную Думу Керенский вошел думскую масонскую ложу, в Верховный Совет масонов.

В 1915-19116 годах его секретарь Г. Иоффе в статье "Мистерия керенщины " пишет: "Организация политического масонства" была невелика - не более 300-400 человек. Они распределялись по ложам и были связаны "клятвой молчания" - особенно говоря, ничего другого специфически масонского в ложах не было. Вот в одну из таких лож, образовавшуюся в IV Государственной Думе, "Малую медведицу" , и вступил Керенский".

Описывая свое участие в масонстве, Керенский пишет; «Все наши условия имели целью установление в России демократии на основе широких социальных реформ и федерального устройства». Таким образом, «политическое масонство» ставило те же задачи, что и буржуазно - либеральные партии, но все же масоны пытались создать такую надпартийную организацию, которая объединила бы либералов, по крайней мере, с правым крылом революционной демократии, с меньшевиками и эсерами. Это вполне соответствовало таким деятелям, как Керенский. К началу 1917 года он был "своим человеком" и в буржуазных, и в левых кругах.

Описание деятельности Керенского до 1917 года позволяет нам сделать вывод, что он, вопреки традиционному мнению отечественной историографии, принял участие в революции не только со 2 марта, а еще задолго до этого принимал активное участие в подготовке той ситуации, которая сложилась в феврале 1917 года. Эта ситуация нашла и востребовала его, он отвечал ей противоречивыми, несоединенными чертами своего характера, своим особым местом в сложном конгломерате политических сил, противостоящих власти.

В канун 1917 года ощущение, что «распутинский» режим последних Романовых завел страну в тупик, разделялось практически всеми. Власть оказалась политически изолированной. Февральская революция пришла как общенациональная. Находясь в далекой Швейцарии, В. И.Ленин отметил это, когда писал о том, что если революция победила так скоро и на первый взгляд радикально, то лишь потому, что в силу чрезвычайно оригинальной ситуации слились совершенно разнородные классовые интересы. Политическая промежуточность Керенского очень хорошо подходила для создавшейся ситуации.

Указом от 25 февраля 1917 года Государственная Дума была распущена. На заседании совета старейшин , так назывались собрания представителей фракций Государственной Думы, Керенский горячо убеждает политических деятелей не подчиниться этому указу и не расходиться. К часу дня того же дня, 27 февраля, в Думу уже явились представители от 25000 тысяч восставших солдат, вслед за ними стянулись к Таврическому дворцу отряды вооруженного народа. Керенский взял инициативу в свои руки в тот момент, когда члены Государственной Думы находились в полной растерянности. "Происшедшее подтверждает, что медлить нельзя! - сказал он - Я постоянно получаю сведения, что войска волнуются! ... Я сейчас еду по полкам... Необходимо, чтобы я знал, что я им могу сказать. Могу ли я сказать, что Государственная Дума с ними, что она берет на себя ответственность, что она становится во главе движения? " - так описывает слова Керенского В. В. Шульгин.

Шульгин отмечал, что фигура Керенского « вдруг выросла в «значительность» в эту минуту... Он говорил решительно, властно, как бы не растерявшись... Слова и жесты были резки, отчеканены, глаза горели.. Казалось, что это говорил « власть имеющий»... - Он у них - диктатор - прошептал кто-то около меня...».

Продолжая характеристику Керенского, Шульгин писал: « Он рос… Рос на начавшемся революционном болоте, по которому он привык бегать и прыгать, в то время как мы не умели даже ходить».

Выступая перед подъездом Таврического дворца от имени депутатов Государственной Думы, при большом скоплении рабочей и гражданской публики А. Ф. Керенский сказал: « То, что мы собрались здесь в этот знаменательный день дает мне веру в то, что старый варварский способ погиб безвозвратно..,, Я призываю весь народ заключить сейчас один прочный союз против самого страшного нашего врага - против старого режима.». Свою речь Керенский закончил словами: « Да здравствует свободный гражданин свободной России!» Долгое «ура» было ответом на неё.

Сам А. Ф. Керенский вспоминал о начале 1917 года так: «Вся моя предшествующая жизнь была лишь ступенькой к этому году. Имя мое стало достоянием истории, все остальное было уже неважно. С первых дней февраля я понял, что это моя революция, что только я смогу выразить все то, о чем мечтали поколения лучших людей России. Кто же еще? Этот толстяк Родзянко, боявшийся собственной тени? Гучков - с его прямолинейностью дуэлянта? Милюков, который ежеминутно, как аптекарь, взвешивал меняющуюся ситуацию и каждый раз обвешивал самого себя? Мой коллега Чхеидзе - больше всего на свете боявшийся прикоснуться к власти? Надо было спешить. Такой благоприятный момент, когда в Питере не было ни одного из марксистских догматов, мог больше никогда не повториться. Если хотите, Февральская революция победила только потому, что в Петрограде был я и не было Ленина».

К этим словам хотелось бы добавить, что именно благодаря Керенскому февральские события прошли бескровно. Секретарша Керенского, Зинаида Манакина, вспоминала: «Когда была страшная ночь ареста царских сановников в феврале 1917 года, Родзянко и Керенский двое суток подряд до хрипоты защищали арестованных. После ночного обыска в Мариинский дворец приводили полуодетых и испуганных стариков. Керенский, стоя на ступеньках дворца, кричал: " Не прикасаться к этому человеку! Он находится под защитой закона". Он сорвал голос в ту ночь, но никого из "бывших" не растерзали.

Февральская революция открыла перед страной два возможных и прямо противоположных по своей сути и направленности пути общественного развития. Пойдет ли Россия реформистским путем к капитализму или устремиться пролетарски - революционным путем к социализму? Основным во взаимоотношениях классов и партий между февралем и октябрем 1917 года стала борьба за один из этих путей.

Буржуазно - либеральная оппозиция спешила политически организоваться, чтобы захватить власть, выпавшую из рук царизма, и противопоставить эту власть развивающейся революции. Уже 27 февраля 1917 года под давлением событий был организован Временный комитет Государственной Думы под председательством М. В. Родзянко. Предложение войти в него было сделано Керенскому и Чхеидзе. Последний отказался, а Керенский согласился и стал, как он пишет в своих воспоминаниях, называться "заложником демократии". В начале марта 1917 года Временный комитет организовал Временное правительство (до созыва Учредительного Собрания) под председательством Г. Е. Львова.

Параллельно с созданием этих органов создается Петроградский Совет, в котором большинство мест получили меньшевики и эсеры. Последний соглашался на создание буржуазного Временного правительства, но своих представителей в него постановил не направлять,

Керенский, являвшийся товарищем Исполнительного Комитета Петроградского Совета, попал в трудную ситуацию, когда ему был предложен пост министра юстиции во Временном правительстве. В ночь с 1 на 2 марта состоялось совместное заседание комитета Государственной Думы и Исполнительного комитета Совета по вопросам об организации власти. Исполнительный Комитет договорился о декларации, которую должно было выпустить Временное правительство. Разногласие вышло только с Милюковым, который отстаивал необходимость объявить Россию конституционной монархией с князем Михаилом во главе. Потом, как известно, Милюков обрушивался на Керенского за то, что он до решения Учредительного Собрания, говорил о России как о республике. Было бы интересно в этом месте предать это слово Н. Н. Суханову: "Было около 4 часов утра, когда оставили комнату Думского комитета… Из комнаты, где мы заседали, вышел Керенский, и сообщил нам, что ему предлагают портфель министра юстиции. Керенский спрашивал, как поступить... "Суханов ответил, что надо категорически отказаться. Но это не удовлетворило его. Его вопрос сводился не к тому быть или не быть министром… цель его разговора - узнать, поддержит ли его Совет в лице его руководителей, признает ли его своим, когда он будет министром".

С этим вопросом Керенский обращался не только к одному

Н. Н. Суханову. Вот что говорит по этому поводу Мстиславский в книге « Пять дней»: " Под вечер, проходя нижним правым коридором Таврического дворца я протянул уже руку для прощания, когда Керенский, словно внезапно решившись, оттянул меня в сторону… и сказал вполголоса и быстро: "Мне предлагают войти в кабинет, который формирует Львов, министром юстиции. Больше социалистов в кабинете нет. Как, по-вашему: идти или нет?" Я пожал плечами. "Разве при таких решениях можно советовать или советоваться?" Керенский дёрнулся всем телом и выпрямился. "Значит и вы не знаете?" - резко ударяя на слово "вы" проговорил он сквозь зубы.

С таким же вопросом Керенский обращался и к офицеру, члену партии социал - революционеров В. Б. Станкевичу, который пишет; «В один из первых дней, когда еще велись переговоры относительно составления правительства, Керенский увидя меня около кабинета Родзянко, подошел ко мне и заявил: «Знаете ли, мне предлагают портфель министра юстиции. Брать или не брать?» Вопрос был в той плоскости, что демократические партии вообще отказались от участия в правительстве и Керенскому приходилось идти против настроений своих друзей. "Все равно, возьмете или нет - все пропало", - ответил я. « Как все пропало? Ведь все идет превосходно.» - «Армия разлагается. Но может быть, вы еще спасете. Конечно, брать.» « И я поцеловал его».

Об этом же Керенский спрашивал присяжного поверенного Демьянова, инженера Макарьева и других. Исполнительный комитет на запрос об этом же ответил ему категорическим отказом. Тем не менее, 2 марта А. Ф. Керенский дал согласие Милюкову на принятие портфеля министра юстиции, а вечером того же дня на заседании Совета рабочих депутатов, во время прений, связанных с организацией Временного правительства, Керенский попросил слово для внеочередного заявления.

В своей речи он заявил: « Товарищи! В моих руках находились представители старой власти, и я не решился выпустить из своих рук. Я принял сделанное мне предложение и вошел в состав Временного правительства в качестве министра юстиции. Немедленно, по вступлению на пост, я приказал освободить всех политических заключенных, даже террористов, и с особым почетом препроводить их к нам из Сибири. Я занял пост до созыва Учредительного Собрания, которое должно будет, выражая волю народа, установить будущий государственный строй России. До этого момента гарантирована свобода пропаганды и агитации по поводу формы будущего государственного устройства России, не исключая и республики (аплодисменты) .

В виду того, что я принял на себя обязанности министра юстиции до получения от вас полномочий, я слагаю с себя звание товарища председателя Совета рабочих депутатов. Но для меня жизнь без народа немыслима, и я готов принять на себя это звание, если вы признаете это нужным. (крики: «Просим-просим»).

Товарищи! Войдя в состав Временного правительства, я остался тем же, кем был - республиканцем. В своей деятельности я должен опираться на волю народа. Я должен иметь в нем могучую поддержку. Могу ли я верить вам, как самому себе? (крики: "Верь! Товарищ, верь! Да здравствует министр юстиции!)

Товарищи! Позвольте мне вернуться к Временному правительству и объявить ему что я вхожу в его состав в вашего соглашения и как ваш председатель. ( Овация: «Да здравствует Керенский!»)»

Не менее полно проявился характер Керенского при решении вопроса о династии. В первые дни революции, без ведома Временного Исполнительного Комитета Совета Рабочих депутатов, Родзянко снарядил в Ставку к Николаю II экспедицию Гучкова и Шульгина, с целью вырвать у царя отречение в пользу сына.

Как известно, Николай II передал бразды правления Михаилу Александровичу. Еще до поездки Гучкова и Шульгина Николай II пригласил к себе Родзянко. Однако железнодорожники отказались пропустить его поезд к царю без разрешения Исполнительного комитета. Родзянко вынужден был обратиться к Чхеидзе. Вопрос обсуждался в отсутствие Керенского и просьба была отклонена.

Роль, которую играл при этом эпизоде Керенский, чрезвычайно характерна. Вот как рассказывает о ней Суханов: «Вопрос о поездке Родзянко был решен очень быстро одним дружным натиском... Я говорил: Родзянко пускать к дарю нельзя,... Нельзя создавать возможность образования контрреволюционной силы под видом объединения царя с народом в лице народного представительства...» И что было не под силу одному царю, то он легко может сделать при помощи Думы и Родзянко: собрать и двинуть силы для водворения «порядка» в Петрограде».

Эти мысли подтвердил П. Н. Милюков, который приводит свою речь уже после отречения Николая II во время переговоров с Михаилом Александровичем: "К тому же вне Петрограда есть полная возможность собрать военную силу, необходимую для защиты великого князя".

Возвратимся к изложению Н. Н. Суханова: «Было постановлено в поездке Родзянко отказать... Мы обратились к очередным делам.... В это время в комнату влетел бледный, уже совершенно истрепанный Керенский. На его лице было отчаяние, как будто произошло что-то ужасное. "Что вы сделали? Как вы могли?" - заговорил он прерывающимся трагическим шепотом. «Вы не дали поезда... Родзянко должен был ехать к царю, чтобы заставить Николая подписать отречение, а вы сорвали это. Вы сыграли на руку монархии, Романовым. Ответственность будет лежать на вас...» «Керенский задыхался, и смертельно бледный, в обмороке или полуобмороке упал в кресло... Керенский на второй день революции явился из правого крыла в левое прямым, хотя и бессознательным, орудием и рупором Милюкова и Родзянко».

Этот эпизод свидетельствует о том, что Керенский очень выделялся среди всех в первые дни революции. Однако этот эпизод вряд ли означает то, что Керенский явился с первых дней революции орудием правых сил, напротив, он стремился объединить крылья

На утреннем совещания 3 марта среди членов Временного правительства возобладало мнение Керенского о необходимости убедить великого князя Михаила отречься от престола. Как известно, когда у великого князя на Миллионом собрались члены правительства; Г. Е. Львов, П. Н, Милюков, Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко, И. В. Годнев, В. Н. Львов, A. M. Гучков, А. Ф. Керенский, члены Временного комитета М. В. Родзянко, В. В. Шульгин. И. Н. Ефремов, М. А. Караулов, то необходимость отказа от престола мотивировали Родзянко и Керенский. Против них стоял Милюков. Несмотря на решительную позицию, Керенский все же заявил, что в случае решения со стороны великого князя, не согласного с его мнением, он не будет оказывать препятствия и поддержит правительство, хотя участвовать в нем не будет. Когда Михаил Александрович отказался, Керенский назвал его благородным человеком.

Вопрос о династии был больным вопросом не только для Керенского. Несмотря на кампанию по дискредитации бывшего царя и его супруги, Керенский всячески пытался оградить развитие чувства ненависти и мщения.

Итак, А. Ф. Керенский был поднят на волне политических «пасхальных» настроений, вызванных быстрым крушением царизма. На какое-то время сгладились острейшие классовые противоречия, но они должны были обнажиться. Так в будущем и произошло.

2. А. Ф. Керенский - министр юстиции в первом составе правительства.

С момента падения монархии Керенский оказался в центре событий. Это был тот исторический момент, который породил идеальную, в представлении Керенского, Россию. Первые две недели существования Временного правительства стали самыми счастливыми в политической карьере Керенского, Из 11 членов правительства он был единственным социалистом, остальные принадлежали к либеральной к умеренно-консервативной партиям. Тем не менее, Временное правительство было поддержано как левыми - ревлюционно - демократическим лагерем, так и правым — буржуазно-помещичьим. Керенский, опираясь на связанных с ним масонскими узами А. И. Коновалова, Н. В. Некрасова, М. И. Терещенко, занял в нем доминирующее место. «Единственный голос власти в заседаниях принадлежал Керенскому, перед которым председатель совершенно стушевывался».

Вся деятельность Керенского в этот период была сосредоточена во Временном правительстве, которое он считал верховной властью, - «искренно считал, что Временное правительство обладает верховной властью и что Исполнительный комитет не вправе вмешиваться в его деятельность» .

Он, с присущим ему в этот период романтизмом, думал, что всех членов Временного правительства «объединяло чувство долга», которое они «ставили превыше принадлежности к какой-либо партии». Вряд ли это было так.

Перед Временным правительством стояли, по мнению Керенского, четыре наиболее важные задачи:

1.Продолжить защиту страны.

2.Воссоздать по всей стране действенный административный аппарат

3.Провести необходимые коренные политические и социальные реформы.

4.Подготовить путь для преобразования России из крайне централизованного государства в федеральное.

Керенскому была вручена судьба правосудия.

В 3 часа 3 марта Керенский прибыл в помещение министерства юстиции, где уже собрались все высшие чины этого органа, во главе с бывшим товарищем Чебышевым, Ильященко и Чаплиным.

Временный комиссар министерства юстиции В. П. Басаков сделал сообщение о положении дел в министерстве и в тюремном управлении, и передал все дела Керенскому, после чего сложил с себя полномочия комиссара.

С самого начала своей деятельности Керенский пытается предотвратить пролитие крови, «необдуманные, недопустимые насилия, хотя бы и вызванные естественным возбуждение граждан». С этой целью он призывает всех граждан к охранению неприкосновенности каждого, кто бы он ни был.

Поэтому, одним из первых приказов становится приказ от 3 марта 1917 года об образовании временных судов, в которых устранялись бы недоразумения. возникшие в городе между солдатами, населением и рабочими. Это была мера временного характера и предполагала заседания в составе трех человек: мирового судьи, представителя армии и представителя рабочих в помещении камеры мирового судьи.

2 и 3 марта выходят распоряжения А. Ф. Керенского о немедленном и полном освобождении членов Государственной Думы Петровского, Муранова, Бадаева, Шагаева, Самойлова, Брешко - Брешковской и обеспечении им почетного возвращения в Петроград.

Хроника газеты "Вестник Временного правительства" дает сведения о том, что вечером этого же дня Керенский вступает в переговоры по телеграфному проводу с депутатами от матросов на Балтийском флоте, где проходили волнения. А. Ф. Керенский просил матросов прекратить разгром русского флота. Этот факт свидетельствует о том. что деятельность министра юстиции не ограничивалась только юридической областью. Уже в это время Керенского интересовали вопросы военные и морские, что позволило некоторым авторам делать вывод о том, что министр юстиции, не успев получить первый пост, стал грезить о военной власти. Это предположение совершенно не соответствует поведению Керенского, когда ему этот пост предложили.

Керенский очень часто совмещал обязанности председателя Временного правительства Г. Е. Львова.

Так, 5 марта за их подписями даются указы правительствующему сенату: учредить особую следственную комиссию для расследования противозаконных действий сенаторов уголовного кассационного департамента правительственного сената, при рассмотрении дел по государственным преступлениям; учредить верховную следственную комиссию для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и других лиц; упразднить установленные в законе особые суды (верховный уголовный суд, судебные палаты с участием сословных представителей) и другие предписания.

7 марта был опубликован приказ Керенского об амнистии, который предусматривал освобождение всех заключенных по политическим преступлениям всех категорий, в том числе и религиозных. Были сокращены сроки заключения лицам, содержащимся под стражей по приговорам судов за общеуголовные деяния, и находящихся в бегах в случае добровольного их возвращения. Интересно, что Керенский предлагал прокурорам судебных палат и окружных судов производить освобождение лично, что характерно для министра юстиции Керенского, с упоминанием приветствия от его имени каждому.

Керенский в правительстве Милюкова держал себя очень просто, демократически, жал руку швейцарам и прочее, хотя в этом, безусловно, присутствовало проявление его тяги к театральности.

7 марта образованные по приказу от 3 марта временные суды для разбора уголовных дел начали свою работу в Васильевском, Петроградском, Выборгском, Литейном, Московском, Нарвском, Рождественском, Коломенском, Казанском, Спасском, Адмиралтейском, Александровско-Невском районах.

В этот же день Керенский утром прибыл в Москву. Интересно описание его встречи: «был встречен на вокзале представителями общественных организаций. Для встречи был отряжен почетный караул от Александровского военного училища. От имени общественных организаций министра приветствовали Д. И. Шаховский, представитель магистратуры, представитель судебной палаты Динк и прокурор судебной палаты Чебышев. От железнодорожных рабочих приветствовал один из рабочих, который назвал его товарищем. Министр с ним расцеловался...»

Обращаясь к адвокатам, он призывает зачислить в сословие адвокатов женщин юристов. Он сообщил, что для дела по освобождению политических со всех концов России текут крупные пожертвования. Так, консорциум петроградских банков пожертвовал 500 тысяч рублей. На заседании совета офицерских и солдатских депутатов он обращается к ним с вопросом: «Могу ли я сообщить Временному правительству, что московская армия, что московские солдаты и офицеры, что они наши, что они верят нам, и что они сделают все, что мы им скажем (Гул всей аудитории: «Верим, ваши!». Бурные аплодисменты)... аппарат династии обезврежен. Создавайте новый народ и новую армию, а все, что осталось позади, отдайте мне.

На этом речь Керенского обрывается с ним происходит обморок. Через минуту он приходит в себя. Один из ораторов объясняет, что министр уже неделю не спал и совсем выбился из сил».

Затем Керенский направляется на заседание комитета общественных организаций, где говорит, что главным принципом его деятельности является вера в человека.

"Основной принцип - суд присяжных. Дело бывших министров также будет предано этому суду". В шесть часов Керенский принял представителей печати, а в 11 часов 30 минут уезжает из Москвы.

Каждый день этого человека был чрезвычайно насыщенным, он активно взялся за дело организации новых начал по судебному ведомству.

8 марта издается приказ №4 об образовании комиссии для разрешения вопросов, касающихся размещения и содержания арестованных в Петрограде.

11 марта вышло положение о чрезвычайной следственной для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц; чрезвычайная следственная комиссия учреждается при министерстве юстиции, в качестве генерал-прокурора…,пользующегося правами товарища министра юстиции, двух товарищей председателя и четырех членов, назначаемых приказами Временного правительства. При комиссии состоят лица, командируемые для производства следственных действий, . . акты окончательного расследования комиссия представляет со своим письменным заключением генерал-прокурору для доклада Временному правительству. Подписал: министр - председатель князь Львов. Скрепил: министр юстиции Керенский».

Особая следственная комиссия была образована к 20 марта. Керенский принимал активное участие не только в ее организации, но и в определении ее задач. Задачи комиссии распадались на три группы:

1. Расследование взяточничества, казнокрадства, злоупотребление властью, потворство и т. п., то есть те преступления, которые были преступлениями при старом строе.

2. Расследование деятельности лиц, которые официально не занимали никаких ответственных должностей, но, пользуясь близостью к б. царю и б. царице оказывали большое влияние на политическую жизнь общества.

3. Расследование деятельности охранителей прежнего строя в прямом смысле этого слова: деятельности чинов департамента полиции, корпуса жандармов и др.

13 марта Керенский утвердил предложение прокурора Петроградской судебной палаты П. Н. Переверзева, в котором говорилось о необходимости образования комиссии об арестованных (вероятно, это следует рассматривать, как продолжение приказа от 8 марта 1917 года), коих дошло до нескольких тысяч, которая должна будет организовать работу временных судов, регистрировать всех арестованных, разделять их на группы и прочее.

За день до этого 12 марта 1917 года Керенский издал указ об отмене смертной казни, замене ее каторгой срочной или бессрочной.

Заявлялось об облегчении участи лицам, совершившим уголовные преступления. Были отменены наказания для ссыльно­поселенцев и арестантов розгами. а также наложение оков и надевание "смирительной рубашки".

С середины марта Керенский совершает поездки по России,

15 марта выезжает в Свеаборг и Гельсингфорс. Керенский прибыл в Гельсингфорс 16 марта. На вокзале он произнес горячую речь, в которой приветствовал свободную Финляндию.

18 марта вместе с другими министрами Керенский прибыл в Могилев. 22 марта в хронике газеты "Вестник Временного правительства" приводится заключение Керенского о состоянии армии на фронте, которое он сделал из своего посещения Ставки и близкого общения с офицерами и солдатами. Он свидетельствует о новой «психологии войсковой среды, по которой дисциплина в армии является уже результатом взаимного понимания и солидарности между офицерами и солдатами».

20 марта вышло постановление Временного правительства об отмене вероисповедных и национальных ограничений. В этот же день вышел указ Временного правительства, по которому должность судьи различного рода могли занимать люди прослужившие в судебном ведомстве:

а) Для должности члена или товарища прокурора окружного суда - 4 года;

б) Для должности председателя, товарища председателя или прокурора окружного суда или товарища прокурора судебной палаты - 6 лет;

в) Товарища обер-прокурора сената - 8 лет;

г) Для должности сенаторов и обер-прокуроров кассационных департаментов сената - 10 лет.

Демократизм Керенского ярко выразился в отношении к монарху, отрекшемуся от трона. Министр юстиции считал, что нельзя превращать царя в мученика; этим самым была возрождена монархическая легенда. Еще 7 марта, выступая в Московском Совете, он заявлял: "Сейчас Николай II под моим личным наблюдением будет отвезен в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию".

Как известно, британские власти до окончания войны отказались принять царскую семью. Тогда Временное правительство вывезло Николая II в Тобольск. До этого времени Романовы находились в Царском Селе.

Сюда выехал Керенский 21 марта 1917 года, чтобы ознакомиться с порядком содержания под стражей императора и его семьи Признав порядок внешней и внутренней охраны удовлетворительным, Керенский дал некоторые инструкции охране Александровского дворца.

25 марта Временное правительство постановило:

1. Образовать при министерстве юстиции комиссию для восстановления основных положений судебных уставов с их происшедшей переменой под председательством Керенского.

2. Образовать временный высший дисциплинарный суд, занимающийся делами обо всех должностных лицах судебного ведомства.

3. Предоставить министру юстиции право вносить предложения во временный высший суд.

Керенский принял активное участие в нормализации положения в Кронштадте. Он содействовал освобождению значительной части офицеров, арестованных в первые дни революции. Вернувшись из Кронштадта, Керенский выступает 26 марта в Совете Солдатских Депутатов, где говорит, что «был в Москве, в Финляндии, в Ставке, в Царском Селе и всюду встречал спокойное настроение... Что же касается войны и ее целей, А. Ф. Керенский сказал, что считает продолжение войны необходимым для безопасности нового строя, но продолжение кампании не преследует никаких завоевательных планов.

Совет Солдатских Депутатов... приветствовал его и вынес его из заседания на руках».

28 марта Керенский выступает на приеме Временным правительством делегации от первой армии, где говорит, что «ничего не может быть иного в русской демократической России, как демократическая республика. Мы верим, что вы товарищи не одной внешней дисциплиной, а внутреннем сплочении создадите ту несокрушимую страну, через которую к нам не проникает и враг извне».

Керенский принимал активное участие в приемах различного рода депутаций, часто замещая министра-председателя. Так, 30 марта он лично принял несколько депутаций. За день до этого в Мариинский дворец явилась депутация от Георгиевского батальона. Газета пишет: "А. Ф. Керенский сказал: "Старый режим был уверен, что с помощью Георгиевского батальона он сокрушит восставший народ. Однако этот последний оплот сам перешел на нашу сторону". После этого министр юстиции А. Ф. Керенский обошел всех делегатов и облобызался с ними".

Вообще министр юстиции уделял очень много внимания встречам с представителями армии, поездкам по фронтам, где пытался наладить контакт с солдатскими комитетами, восстановить дисциплину.

12 апреля он говорил представителям 7 армии: « Главной задачей Временного правительства является сейчас содействовать единств}' нации в решающий момент ее жизни... Мы должны исполнить две задачи: во-первых, укрепить свободу, демократизировать страну и довести ее до Учредительного Собрания, которое, как я не сомневаюсь, выскажется за демократическую республику, и, во-вторых, мы не должны позволить прорвать фронт, уничтожить живую силу государства и. отнять свободу... мы нуждаемся в контроле и критике Советов солдатских, рабочих, крестьянских и офицерских депутатов, которые представляют народ и русскую демократию,,.

Временное правительство считает, что 8-часовой рабочий день должен быть нормой работы для всех трудящихся и всего рабочего класса, но задача обороны требует напряжения и всех сил.

Поэтому 8-часовой рабочий день не означает сокращения продуктивности труда, так как рабочие согласились на сверхурочные работы для обеспечения армии в полном объеме... вопрос о земле, может решить только Учредительное Собрание.

Наша задача пока - собрать и подготовить весь материал, чтобы народные представители могли спокойно и в полном знании дела высказать своё мнение, а чтобы никто не мог до созыва Учредительного Собрания предрешать вопроса о земле не в пользу народа, Временное правительство издаст закон, приостанавливающий распоряжение частно-земельной собственностью... мы много, столетий привыкли ждать, ничего не получая, а теперь хотим все получить, не ожидая ни одного дня. Превратить азиатскую монархию в самую, быть может, совершенную на свете республику и не допустить ошибок, делавшихся в свое время западом. Европой, - эта задача не может быть решена в несколько дней, она требует если годов, то нескольких месяцев...».

В ходе Апрельского кризиса - демонстраций в знак протеста против ноты министра иностранных дел П. Н. Милюкова правительством союзных держав о готовности Временного правительства продолжать войну до победы - 24 апреля Керенский заявил, что выйдет из состава кабинета, если Милюков не будет переведен на пост министра просвещения. Одновременно Керенский потребовал немедленно внести в правительство представителей социалистических партий, поставил свое пребывание в составе правительства в зависимость от принятия этого требования.

В результате двух заседаний в Исполнительном комитете Совета путь к решению состава правительства был открыт, социалисты вошли в правительство.

В мемуарах Керенский писал: « С отставкой военного министра Гучкова прекратил свое существование первый кабинет Временного правительства, закончился первый период его деятельности. Перед роспуском первый кабинет Временного правительства обратился к народу с политическим завещанием, которое до сих пор волнует душу и сердце. Подытоживая баланс своего короткого, но крайне трудного и напряженного существования правительство выступило со следующим предупреждением, которое оказалось пророческим: «... Временное правительство считает сбоим долгом прямо и определенно заявить, что такое положение делает управление государством крайне затруднительным и в своем последовательном развитии угрожает привести страну к распаду внутри страны и поражению на фронте. Перед Россией встает страшный призрак междоусобной войны и анархии, несущий гибель свободы. Губительный и скорбный путь, ведущий от свободы через междоусобие и анархию к реакции и возврату деспотизма».

А. Ф. Керенский принимал самое активное участие в попытках демократизации в России. Была установлена независимость судов и судей. Были ликвидированы все специальные суды, а все политические дела, или дела, связанные с государственной безопасностью, стали рассматриваться в суде присяжных, как и все обычные уголовные дела. Керенский занимался не только вопросами политических и гражданских прав. Часто его интересовали и военные вопросы, которыми с НАЧАЛОМ 1917 года он стал непосредственно заниматься, как новый военный и морской министр в первом коалиционном правительстве.

3. А. Ф. Керенский - военный и морской министр в первом коалиционном правительстве

После кризиса Временного правительства встал вопрос о приемнике А. Е. Гучкова. Министр-председатель Г. Е. Львов предложил членам правительства проконсультироваться по этому вопросу с генералом Алексеевым, как Верховным командующим. Алексеев рекомендовал двух человек: Керенский и Пальчинский (горный инженер, беспартийный политический деятель). Львов до начала заседания правительства вызвал Керенского и предложил занять пост военного к морского министра: «нам нужен человек с вашим положением, которому доверяют страна и армия. Ваш долг согласиться занять этот пост, и вы не вправе отказываться». Приводя эти слова Львова в своих мемуарах, Керенский пишет далее: «Предавшись размышлениям в тиши своего кабинета в здании министерства юстиции, я поначалу посчитал для себя невозможным отказаться хоть на какое-то время от участия в принятии главных политических решений в составе правительства. Политическая ситуация внутри правительственной коалиции была настолько нестабильна, что пустить на самотек было нельзя. Придя к такому выводу, я потянулся к телефону, намереваясь сообщить о своем отказе, но тут мне неожиданно пришла в голову мысль о том, что ждет мою работу, правительство, Россию, если нам будет навязано «перемирие». Через два-три месяца полностью развалиться русский фронт, на западе завершиться успехом план Гинденбурга - Людендорфа, а Россия окажется во власти германских претендентов на мировое господство... Россия не может допустить поражения своих союзников, ибо связана с ними общей судьбой» .

5 мая правительство заявило, что обязанности военного и морского министра возложены на А. Ф. Керенского, причем за ним оставлялись обязанности министра юстиции.

Еще 3 мая на заседании комиссии по выработке положений, касающихся военно-морского быта и комиссии по пересмотру военно-судебных уставов Керенский произнес речь: "Главное и единственное, что сейчас стоит перед нами - это закрепление плодов революции и создание из России самой свободной демократии в мире.., ведь совершенно элементарные вещи: никто и никогда не может жить не у себя дома, и никто и никогда не смирится, когда он в своём доме перестаёт быть хозяином."

Эти слова очень хорошо подтвердились всей последующей за годом жизнью Керенского. Перестав быть хозяином в своем доме, в своей стране, он не мог мирится с этим. И хотя он и жил в других странах, он не брал гражданства, так как не мог "жить не у себя дома" и всегда мечтал вернуться в Россию.

Выступая 3 мая на заседании, он не знал, что поведение, которое он считал недопустимым ни при каких обстоятельствах, будет приписываться ему последующими поколениями. Имеется в виду следующее; «Защищать то, что нам дали предки, и то, что мы должны отдать потомкам это... первоначальная обязанность, от которой никто не может отказаться, если он хочет оставаться со званием честного человека, и сейчас мы держим экзамен не только на мудрость, но и на самую первобытную честность, на то, чтобы нам не сказали будущие поколения, что в 1917 году в России жили люди подобные мотам и расточителям...»

На наш взгляд, Керенский не относился к числу тех людей, которые «промотали Россию до полного упадка» (высказывание Солженицына).

Он выдержат испытание на честность, но Ленин сдал экзамен на мудрость с гораздо более высокой оценкой, которую поставила ему ситуация в России осенью 1917 года.

5 мая Керенский выпустил приказ №5 по армии и флоту: «Взяв на себя военную власть в государстве, объявляю:

1.Отечество в опасности и каждый должен отвратить ее по крайнему разумению и силе, не взирая на все тяготы. Никаких просьб об отставке лиц высшего командного состава, возбуждаемых из желания уклониться от ответственности, в эту минуту я, поэтому не допущу.

2. Самовольно покинувшие ряды армии и флотских команд (дезертиры) должны вернуться в установленный срок (15 мая).

3. Нарушившие этот приказ будут подвергнуты наказаниям по всей строгости закона».

6 мая вышел приказ.№269. Он гласил: "Приказываю допускать по удостоверению строевого начальства к производству в прапорщики...солдат унтер-офицерского звания, не пользующихся правами по образованию состоящих в строевых частях войск, принимавших непосредственное участие в боевых действиях».

Прапорщиками могли стать люди, которые:

1. Пробыли в строю, б действующих войсках, в непосредственном соприкосновении с противником - четыре месяца;

2. Признаны способными к исполнению офицерских обязанностей».

Керенскому поступало множество приветствий. Так, например, 6 мая ему поступило приветствие от Черноморского флота, в котором говорилось; "Крик души вашей нашел отклик в душе миллионов свободных русских граждан… Никакие темные силы не подорвут неограниченного к вам доверия народа… обязуемся беспрекословно выполнять все ваши приказы".

В начале мая Керенский учреждает новые чины: мичмана военного времени, лейтенанта военного времени и старшего лейтенанта военного времени. Эти чины призываются на службу только во время воёны. В капитаны второго ранга могут производиться только старшие лейтенанты военного времени, которые выдержат теоретические и практические экзамены. В мирное время эти чины военного времени могут продолжать службу только после соответствующего экзамена.

Керенский вместо обязательной отдачи чести ввел добровольные взаимные приветствия. 9 мая по личному поручению Керенского его заместитель по военному ведомству полковник Якубович в совете солдатских депутатов, во избежание неправильных перетолков, заявил, что хотя отдавать честь не требуется приветствие должно быть обязательно, поскольку армия является единым целым и каждый солдат принадлежит к единой армии.

На наш взгляд, здесь получалось некоторое несоответствие - добровольное приветствие, но должно быть обязательно. Это говорит о том, что некоторые действия Керенского были явно популистскими.

9 мая Керенский прибыл в Гельсингфорс, Вечером он выступил на собрании Совета депутатов армии и флота. Вечером он выступил на собрании совета депутатов армии и флота. Как известно, Ленин часто писал, что Керенский прячет тайные договоры в кармане. Относительно этого, Керенский, отвечая на вопросы депутатов, говорил; «Вы имеете обещание наших противников объявить тайные договора и просите сначала их. У нас, слава богу, люди, такие как Либкнехт, проповедуют спокойно, а он сидит в тюрьме... когда нужно будет, все будет сказано. Но это может быть сделано только при условии, если в один день, в один час обе стороны свои тайные договора объявят, А это уже будет за столом мирной конференции. (Шумные аплодисменты, возгласы: "Правильно, хорошо, мы вам верим!")

Двое делегатов вручают Керенскому свои Георгиевские кресты в знак преданности и уважения. А. Ф. Керенский, при общих овациях, имея на руках ленту с надписью «командующий флотом», расцеловал обоих делегатов. Пребывание Керенского в Гельсингфорсе было сплошным триумфом для него».

11 мая вышел приказ по армии и флоту о правах военнослужащих, в котором говорилось, что каждый военнослужащий имеет право быть членом любой политической, национальной, религиозной, экономической или профессиональной организации.

12 мая вышел приказ по армии и флоту о наступлении "не для захватов и насилия, в во имя спасения свободной России… вы пойдете туда, куда поведут вас вожди и правительство. Вы понесете на концах штыков ваших мир, правду и справедливость. Вы пойдете вперёд стройными рядами, скованные дисциплиной долга и безответной любви к революционной родине».

В этот же день Керенский прибывает в Киев, затем отправляется в Каменец - Подольск. О восторженных встречах министра уже написано во введении данной работы. Эти встречи, возможно, тешили самолюбие Керенского, но часто на слова, выражающие чувство глубокой веры в него и любви к нему, он отвечал, что приехал "не пожинать лавры оратора, а говорить о том, что в настоящее время волнует всю Россию".

16 мая Керенский проследовал в Одессу. «Делегация Крестьянского союза поднесла министру А. Ф. Керенскому хлеб-соль. Делегаты социал-революционеров надели на министра красную ленту с надписью «социал-революционер», и поднесли букет красных роз, а затем министр при криках «Ура!» на руках был донесен к автомобилю...»

Выступая на фронтовом съезде, он говорит: «Нашим лозунгом должны быть не люди, а идеи, наш лозунг - свобода, равенство и братство, наш девиз — вперед!».

Но в окопах в период наступления сидели люди, а не идеи, для которых главным было побыстрее вернуться домой.

Такое настроение обострилось несколько позже. А пока 16 мая Керенский в Лагерном поле в Одессе принимал парад войск, в котором участвовали также сербские воска. Солдаты шли с красными и украинскими знаменами. Над полем летали аэропланы. Войска приветствовал министр: «Здравствуйте, товарищи!». На параде присутствовали консулы союзных держав. Боевую готовность Керенский оценил, как готовность на должной высоте. Возвращаясь в парад, он посетил кадетский корпус. Здесь произошел интересный эпизод.

Керенскому был представлен кадет - сын воеводы Путника. После этого министр обратился к кадетам со словами, что в настоящее время нужны новые люди, которым нельзя думать только о карьере и удобствах.

В порту министр обходит ряды моряков, пожимая им руки.

17 мая Керенский посещает Севастополь. Отвечая на вопросы фронтового съезда, он говорит: «Более всего должно нас волновать соответствует ли в настоящее время политика правительства целям: стоит ли приносить жертвы на фронте; не будут ли эти жертвы для других. Все сходятся в том. что у России нет захватнических целей в этой войне. Есть задачи защиты и охраны права на развитие, В других странах не одни капиталисты стоят за захватническую войну. Вам говорят о Либкнехте, но кг говорят о Ленине..., который высказывался за войну в интересах Германии. Русская революционная власть отбросила аннексионные лозунги, ...так легко как мы отделались от Милюкова (в других странах) вам бы этого не удалось».

20 мая для рассмотрения ходатайств и прошений о помиловании и смягчении участи лиц, осужденных военными и морскими судами, учреждена особая комиссия под председательством В. Д. Кузьмина - Караваева.

Хроника газеты "Вестник Временного правительства" говорит о постановлении награждении Керенского Георгиевским крестом. По пору-нению георгиевских кавалеров 3-го Кавказского армейского корпуса в правительство прибыла делегация для вручения военному и морскому министру Керенскому Георгиевского креста II_ой степени за№27087, тот самый крест, который гражданин солдат 3-го Кавказского инженерного полка Д. А. Виноградов, воодушевленный призывом министра к свободе России, сорвал со своей груди и передал министру…

22 мая 1917 года выходит приказ Керенского по главному управлению генерального штаба:

1. «Всех офицерс

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Керенский: трагедия политика новой эпохи". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 473

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>