Дипломная работа на тему "Кабинет Столыпина: результаты деятельности"

ГлавнаяИстория → Кабинет Столыпина: результаты деятельности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Кабинет Столыпина: результаты деятельности":


СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1 Задачи кабинета П. А. Столыпина 10

Глава 2. Результаты работы Совета министров под руководством П. А. Столыпина 20

§1. Роль состава кабинета и внешних фаторов в эффективности выполнения задач 20

§2. Результаты кампании по борьбе с терроризмом 30

§3. Результаты аграрной реформы 32

§4. Вероисповедальные реформы и национальный вопрос 37

§5. Преобразование местного управления и суда 47

§6. Вопросы обор оноспособности и внешней политики 53

Заключение 78

Источники 82

Литература 83

ВВЕДЕНИЕ

 

В начале ХIX века, и многие учёные и историки спешат подвести итоги ушедшего столетия, отыскать истинные причины событий, произошедших в нём. И всё чаще и чаще их взгляды стали обращаться к самому началу ХХ века, ведь именно там кроются загадки и революционных потрясений 1917 года, и гражданской войны. Во многом произошедшие события связаны с внутренней политикой последнего императора России Николая II, в которой свою роль сыграл и Пётр Аркадьевич Столыпин – человек странной судьбы, не рвавшийся к власти, но неожиданно для всех – может, и для самого себя тоже – вдруг оказавшийся у её вершин. Многие его современники, удивленные его взлетом, стали говорить, что он почти всю жизнь провёл в провинции и не готов к своей новой роли, что у него нет собственных идей, что он «приказчик», исполняющий чужие приказы, локомотив, вытягивающий поезд в указанном кем-то направлении. Такие характеристики появились ещё при жизни П. А. Столыпина и он, надо думать, был о них наслышан. И только немногие люди, в том числе и он сам, знали, насколько это несправедливо. Ибо в рабочем столе П. А. Столыпина лежала стопка взаимосвязанных проектов, призванных последовательно переустроить жизнь России. Российская империя получила сильный поступательный толчок, положивший конец как политическому, так и экономическому кризису. При этом надо отметить, что огромную роль в реформаторской деятельности играет не только глава правительства – Столыпин, но и его сотрудники и в какой-то мере сподвижники – министры.

Изучение деятельности кабинета министров помогает понять насколько тяжело было проводить все задуманные мероприятия, начиная от споров в самом Совете министров и заканчивая отстаиванием законопроектов в Государственной думе, Государственном совете или перед императором.

Особенно важно сравнить программу, задачи кабинета – и результаты деятельности, проанализировать, насколько задумки были воплощены в жизнь: именно этим определяется работоспособность и эффективность кабинета министров.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по желаемой вами теме. Безупречное написание дипломных работ под заказ в Перми и в других городах РФ.

Следует сказать, что деятельность кабинета Столыпина, а в особенности – результативность этой деятельности – оценивается в историографии весьма разноречиво. Во многом оценка зависит от идеологических взглядов исследователя, от его понимания того, что лучше для страны.

Наиболее яркий пример – отношение в историографии к борьбе П. А. Столыпина с терроризмом и результатам аграрной реформы. Эти два направления деятельности Совета министров оцениваются историками весьма противоречиво, существуют прямо противоположные взгляды. Была ли эффективна аграрная реформа или же она только ухудшила положение России? Сейчас, когда Россия уже 15 лет не может восстановить нормальную деятельность сельского хозяйства, большинство АО, ЗАО и ООО, образовавшихся на месте бывших колхозов – убыточно или находятся на грани самоокупаемости, а фермерство так и не развилось до уровня Европы или США, оценка результатов аграрной реформы и анализ того, насколько эти результаты соответствовали задумкам самого П. А. Столыпина, крайне актуальна.

Точно также в вопросе борьбы с терроризмом от крайнего осуждения столыпинских мер историки постепенно переходят к понимаю необходимости ряда мероприятий – чему немало способствует современная обстановка в мире и угроза международного терроризма.

Вопрос национальных и вероисповедальных реформ столыпинского кабинета и их результативность также актуальна для современного положения многонациональной Российской Федерации.

Таким образом, тема предлагаемого дипломного исследования имеет высокую степень актуальности.

Научная новизна обосновывается положением в историографии, где изучению деятельности П. А. Столыпина и Совета министров под его руководством посвящено сотни работ, но, в то же время, отсутствует исследования, в которых четко сопоставлялись бы замыслы и результаты реформ кабинета.

Сразу нужно отметить что, работ, посвященных непосредственно кабинету Столыпина, практически нет. Не считая, работу Королевой Н. Г. "Первая российская революция и царизм. Совет министров России в 1905 – 1907 гг."[1], но рассмотрение кабинета Столыпина прерывается в 1907 году, т. е. охватывается всего 2 года существования правительства. А в статье этого же автора "Совет министров России в 1907 – 1914 гг."[2] кабинет характеризуется поверхностно.

Можно выделить работу Макарова С. В. "Совет министров Российской империи 1857 – 1917 гг."[3], но в ней кабинет Столыпина рассматривается с правовой точки зрения.

Историография по рассматриваемой теме прошла несколько этапов и на каждом этапе авторы по кардинально по разному оценивали деятельность Столыпина и работу его кабинета в частности. Пять лет политической драмы, связанной с именем Столыпина, подвергались различным интерпретациям. Его образ в работах историков вне Советской России колебался от патриотически настроенного защитника новой демократии, основанной на мелкособственническом крестьянском хозяйстве, до ранней версии фашиста-ксенофоба на службе русского царя, истинного представителя русского реакционного дворянства. Советские историки неизбежно начинали разговор об этом человеке и обо всем периоде, заклеймив его (с легкой руки Ленина) "бонапартистом", однако интерпретация этого слова менялась и там.

Среди трудов советских историков прежде всего, хотелось выделить труды таких исследователей как Н. П. Ерошкина, исследовавший государственные учреждения, в том числе высшие, включая Совет министров,[4] А. Я. Авреха, рассмотревший в своих работах третьеиюньскую систему, отношения Столыпина с Третьей Думой,[5] как К. Ф. Шацилло, осветивший в своей монографии огромную трудоемкую работу в правительстве по разработке законопроектов, направленных на укрепление армии и воссоздание флота.[6]

Немало сделано советскими учеными в изучении социально – экономических аспектов и классовой структуры общества в период деятельности кабинета Столыпина. Здесь уместно упомянуть работу В. С. Дякина.[7]

Но говоря об исследованиях советского периода, нужно отметить, что все они грешат одной и той же проблемой – литература сильно идеологизирована, а выводы советских ученых явно устарели на сегодняшний день.

Очевидный переворот в оценках личности Столыпина и преобразований, связанных с его кабинетом произошел в период постсоветской историографии. Это характерно прослеживается в работе Сидоровнина Г. П. "П. А. Столыпин: жизнь за Отечество"[8], посвященные реформатору главы выводят Столыпина из забвения, открывают масштаб и значение реформ Совета министров.

Сейчас, в период новейшей российской историографии выходит огромное количество различных исследований, рассматривающих не только жизнь и деятельность самого Столыпина, но и исследующих итоги его реформ.

Борис Григорьевич Федоров в своей книге "Петр Столыпин: "Я верю в Россию"[9] пытается развенчать сделанные выводы некоторых историков о Столыпине и его реформах. Например, он пытается убедить читателя в бездоказательности обвинения председателя Совета министров в непотизме. Вместе с тем, автор очень часто проводит параллели с новейшей историей России.

Такие крупные исследователи как Л. А. Панов,[10] Г. И. Шмелев,[11] В. Г. Тюкавкин[12] наиболее полно рассмотрели самую главную из реформ правительства Столыпина – аграрную. Впрочем, при всей глубине анализа социально-экономических и социально-политических процессов, их работы оставляют в стороне важные аспекты личного влияния членов Совета министров на ход этой реформы.

Коллективная монография "Власть и реформы"[13] дает наиболее полное представление о борьбе течений в кабинете Столыпина при разработке некоторых законопроектов, о реформах правительства.

Таким образом, можно констатировать, что тема сопоставления замыслов столыпинского кабинета и их реализации нуждается в отдельной проработке, необходима для создания полной картины реформирования того времени и весьма актуальна для определения пути развития современной России.

Отсюда вытекает цель данной работы – выявить результативность работы кабинета П. А. Столыпина. Для наиболее полного достижения цели предполагается решить следующие задачи:

- проанализировать задачи, поставленные перед кабинетом П. А. Столыпиным;

- изучить основные законопроекты Совета министров и определить, насколько результативным стало проведение их в жизнь;

- охарактеризовать роль отдельных министров кабинета в эффективности его работы, а также факторы, повлиявшие на результативность или нерезультативность отдельных реформ и мероприятий (интриги, позиция императора, факторы внутренней и внешней политики и т. д.).

Для реализации поставленной цели была использована определенная источниковая база.

I.  Законодательные акты – законы, принятые по инициативе правительства, («Российское законодательство X – XX вв.»)[14]; законопроекты, предложенные правительством, но по каким – то причинам не принятые (Столыпин П. А. Программа реформ).[15]

II.  Документы государственных учреждений. К этому виду источников можно отнести многочисленные речи Столыпина в Государственной думе и Государственном совете (Столыпин П. А. Думские речи, Столыпин: жизнь и смерть).[16]

III.  Источники личного происхождения – воспоминания государственных деятелей (С. Ю. Витте,[17] Я. В. Глинка,[18] В. И. Гурко[19]), воспоминания министров, которые входили в кабинет Столыпина ( В. Н. Коковцов), воспоминания детей Столыпина (М. П. Бок, А. П. Столыпин)

Но, к сожалению, мемуары нельзя рассматривать как источник объективной информации. Потому что при написании мемуаров, автор использует дифференцированный подход к людям, руководствуется своими симпатиями и антипатиями. Материал о каком – либо конкретном человеке, как правило, разрозненный и разбросан по всей книге – и это тоже является минусом мемуаров. Характерной чертой данных источников следует считать субъективный подход к повествованию.

Сам Петр Аркадьевич Столыпин не оставил никаких мемуаров.

Структура данной работы определена ее целью и задачами и предполагает два главы, посвященные соответственно задачам кабинета П. А. Столыпина и результатам его деятельности. Работа включает введение, основную часть, заключение, научно-справочный аппарат и список источников и литературы.

Глава 1. Задачи кабинета П. А. Столыпина

Оказавшись во главе правительства, Столыпин затребовал из всех ведомств те первоочередные проекты, которые давно были разработаны, но не были осуществлены. В итоге 24 августа 1906 года Столыпину удалось составить более или менее целостную программу умеренных преобразований. В ее начале приводится ряд осуществленных террористических актов и говорится о том, что мероприятия программы направлены на решительную борьбу с терроризмом и революцией, дабы не допустить в стране паники. Обосновывается необходимость введения военно – полевых судов, потому что "обыкновенное судебное производство не вполне приспособлено к обстоятельствам настоящего времени и не дает возможности достаточно быстрой репрессии за преступления, выходящие из ряда обыкновенных".[20] Также в программе предлагался ряд мероприятий, направленных на улучшение жизни в стране.

Столыпин разделил предполагаемые реформы на две части. Одни нужно было претворять в жизнь немедленно, не дожидаясь созыва новой Думы, на основании статьи 87 Основных законов, проекты других необходимо было подготовить и внести для обсуждения и принятия в Государственную думу. К числу первых относятся решение вопроса земельного и землеустроительного, некоторые неотложные мероприятия в области гражданского равноправия, свободы вероисповедания и мероприятия, касающиеся еврейского вопроса.

Ко вторым относятся следующие законопроекты:

1.  "о свободе вероисповедания;

2.  о неприкосновенности личности и о гражданском равноправии, в смысле устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения;

3.  об улучшении крестьянского землевладения;

4.  об улучшении быта рабочих и, в частности, о государственном их страховании;

5.  о реформе местного управления, которое предполагается организовать таким образом, чтобы губернские и уездные административные учреждения были поставлены в непосредственную связь с преобразованными органами самоуправления, включающими и мелкую земскую единицу;

6.  о введении земского самоуправления в Прибалтийском, а также Северо - и Юго-Западном крае;

7.  о введении земского и городского самоуправления в губерниях Царства Польского;

8.  о преобразовании местных судов;

9.  о реформе средней и высшей школы;

10.  о подоходном налоге;

11.  о полицейской реформе, направленной, между прочим, к слиянию общей и жандармской полиций;

12.  о мерах исключительной охраны государственного порядка и общественного спокойствия, с объединением нынешних различных видов исключительной охраны в одном законе".[21]

Эта программа указывает на то, что Столыпин и его правительство серьезно взялось за реформирование страны. Меры, описанные в ней, были необходимы.

Эти законопроекты касались всех сфер жизни общества. Населению страны предлагалось дать такие права и свободы, реализация которых привела бы к созданию гражданского общества в России (введение неприкосновенности жилища и личности, разрешение свободно передвигаться и выбирать место жительства, обеспечение тайны переписки и телефонных разговоров, отмена подушной подати, круговой поруки и мн. др.)

Законопроекты, касающиеся реформирования судебной системы, обеспечили бы практически такой суд, какой в нашей стране сейчас. Это введение условного осуждения, состязательного начала, защиты на предварительном следствии, условного досрочного освобождения, выдачи преступников по требованию какого-либо иностранного государства. Из всего перечисленного законом стал только проект об условном досрочном освобождении.

В сфере местного самоуправления предполагалось ввести земское и городское самоуправление в новых регионах Российской империи, укрепить вертикаль власти, создать Совет для объединения всех ведомств и усиления связи с самоуправлением. В уездах также предусматривалось объединение многочисленных учреждений (присутствий) в одно целое под властью начальника уезда, назначаемого министром внутренних дел. Также предполагалось усовершенствовать систему финансовых хозяйств земств и городов.

В аграрном вопросе Столыпин склонялся к идее разрушения общины, потому что она очень удобна для революционной пропаганды, а если появятся крестьяне, которые имеют свой участок земли, их будет труднее склонить к бунту или к революции. Проект правительственной программы аграрных преобразований предусматривал: передачу малоземельным крестьянам на выгодных условиях всех пригодных для земледелия казенных земель; выкуп, в случае недостатка казенных земель, за счет государства у частных землевладельцев добровольно продаваемых ими земель для удовлетворения земельной нужды всей малоземельной части крестьянства; продажу приобретенной за счет государства земли нуждающимся в ней малоземельным крестьянам по доступным ценам; запрещение продажи земель, передаваемых государством малоземельным крестьянам, как и надельных земель, лицам других сословий; облегченный порядок продажи крестьянами, желающими переселиться или заняться каким-либо неземледельческим промыслом, принадлежащих им наделов; улучшение способа землепользования крестьян на ныне принадлежащих им землях посредством расселения желающих устранить чересполосицу надельных земель и сведение мелких полос в более крупные земельные участки; признание того, что в крестьянских обществах (общинах), в которых не производилось общих переделов земли в течение 24 лет, земельные участки, находящиеся в пользовании отдельных домохозяев, составляют их неотъемлемую собственность, и переделы земли в таких обществах впредь производить не могут; предоставление в обществах, производящих переделы земли, отдельным крестьянам права выхода из общества и укрепления за собой в частную собственность участков общинной земли, при сохранении за общиной права купить земельные участки выходящих из ее состава, уплатив им их стоимость деньгами; предоставление земельным общинам права самостоятельно распоряжаться принадлежащими им землями. Также в аграрной реформе большое значение играла переселенческая политика малоземельных крестьян в Сибирь, Казахстан, Киргизию, на Алтай и Дальний Восток для освоения новых земель и увеличения площадей обрабатываемых земель. Также было разработано несколько законопроектов, направленных на обеспечение финансовой поддержкой переселенцев и предоставление им некоторых льгот.

В области социального законодательства предполагалось введение ограничения рабочего дня, введение обеденного перерыва, пенсий и единовременных пособий военным чинам и их семьям, страхования рабочих на случай болезни и от несчастных случаев, увеличения заработных плат. Эти законопроекты были приняты.

В сфере экономики и финансов предполагалось ввести новый прогрессивный подоходный налог, упорядочить сбор налогов (например, в законопроекте о государственном поземельном налоге устанавливался средний оклад за десятину земли дифференцированный для разных губерний), усовершенствовать таможенную систему, создать современную банковскую систему, куда вошел бы Сельскохозяйственный банк, который должен был обеспечить доступное льготное кредитование хуторского и отрубного сельских хозяйств, также обеспечить благоприятные условия для инвестиций, облегчить процедуру регистрации и открытия акционерных и биржевых структур, открыть доступ частному капиталу в деле разработки природных богатств.

В области образования предусматривалось введение всеобщего начального обучения, разрешения на учреждение частных учебных заведений, реорганизовать дело подготовки учительских и преподавательских кадров, был разработан новый Университетский устав, который сохранял прежнюю автономию университетов, но ужесточал правила создания и деятельности каких – либо студенческих обществ.

Некоторые законопроекты были направлены и на развитие науки и культуры - в–основном, это были указы, обеспечивающие финансирование какого – либо начинания.

Предполагалось также решить проблему коррумпированности чиновников, в частности, увеличить им заработную плату. Предусматривалось также и скорейшее перевооружение армии и флота, проектировались самолеты, танки, подводные лодки, усовершенствовалось оружие.

При разборе бумаг Столыпина в сентябре 1911 года в Колноберже помимо официальных лиц присутствовал муж дочери Петра Аркадьевича Б. И. Бок, который смог ознакомиться с частью документов. Он видел незаконченную работу о будущем политическом устройстве России. Борис Бок не читал полностью эту работу, так как не думал, что она вскоре исчезнет. Но он запомнил, что Столыпин писал о том, "что принял Россию в анархически-хаотическом состоянии и поэтому единственно возможным было вначале "захватить ее в кулак". И, проведя земельную реформу, долженствующую уничтожить опаснейшую для России партию социалистов-революционеров, начать "постепенно разжимать кулак".[22]

Есть также и косвенное подтверждение возможности пропажи важных государственных документов – среди документов Столыпина исчез секретный ключ военного министерства, использовавшийся для кодирования переписки. Могли также пропасть и другие бумаги, в том числе и последняя работа Столыпина.

В книге Александра Васильевича Зеньковского "Правда о Столыпине" подробно представлена эта программа. Правда, ее подлинность до сих пор вызывает сомнения.

Зеньковский был служащим Киевского губернского земства. Со Столыпиным его познакомил начальник Киевского земства граф Павел Николаевич Игнатьев. В мае 1906 года Александр Васильевич встретился с Петром Аркадьевичем. На этой встрече они обсуждали финансы земств. "Видимо, он произвел хорошее впечатление, и П. Столыпин попросил писать ему напрямую доклады по поводу посещения земств в разных регионах и в министерство заходить по приезде в Санкт-Петербург".[23]

У Зеньковского, скорее всего, было несколько встреч со Столыпиным. В мае 1911 года Петр Аркадьевич в Колноберже четыре дня диктовал ему свои проекты государственных преобразований, с которыми в сентябре должен был познакомиться император.

В Киеве во время торжеств Зеньковский доложил Столыпину, что доклад готов. Петр Аркадьевич просил его привезти в Санкт-Петербург во второй половине сентября. Доклад, по словам Александра Васильевича, должен был состоять из двух частей: конкретные проблемы по отдельным министерствам в сопоставлении с другими странами и предлагаемые конкретные реформы.

Зеньковский дал Столыпину слово никому о проекте не рассказывать, и до 1950-х годов это слово держал. Только в 1951 году Александр Васильевич решил написать воспоминания. Подлинные записи он долго хранил, но, опасаясь обысков после вступления в январе 1918 года в Киев большевиков, сжег их. Ему пришлось все восстанавливать по памяти.

Согласно записям Зеньковского (под диктовку Столыпина), предполагалось сделать следующее:

1.  Новое положение о Совете министров: состав министров определяется по предложению премьера, который за всех отвечает; оклады министров должны быть таковы, чтобы на государственную службу шли выдающиеся люди; доклады министров императору могли делаться только после согласования с председателем Совета министров.

Таким образом, Столыпин пытался решить проблему наличия в правительстве министров, которые были некомпетентны или независимы от председателя Совета министров.

2.  Резкое увеличение бюджета примерно с 3 млрд. до 10 млрд. рублей в год, а потом и значительно больше. Достичь этого возможно было, прежде всего, за счет переоценки недвижимого имущества (была занижена в 10 раз) и повышения акцизов с вина и водки.

3.  Реформа системы образования: увеличение числа средних (до 5000) и высших (до 1500) учебных заведений, уменьшение платы за обучение, повышение зарплаты учителям.

4.  Создание Высшей академии для подготовки государственных руководителей.

5.  Укрепление армии и флота.

6.  Повсеместное введение волостного, уездного и губернского земства с понижением имущественного ценза (децентрализация управления).

7.  Снятие всех ограничений с евреев и других национальностей.

8.  Решение рабочего вопроса, трансформация пролетариата в мелкобуржуазный класс и опору государства путем повышения уровня жизни и создания системы социального страхования.

9.  Более дружественные отношения с США как потенциально единственным долгосрочным союзником.

10.  Создание международной организации для разрешения конфликтов между странами: создание Международного парламента с круглогодичными сессиями и штаб-квартирой в небольшом европейском государстве; при нем должно было быть создано специальное статистическое бюро для анализа экономического и социального положения государств, Международный банк для финансовой помощи странам-членам, а при банке – Международный экономический совет для консультирования и предотвращения кризисов.

11.  Удовлетворение земельных нужд крестьянства.

12.  Программа интенсивного использования ископаемых природных ресурсов.

13.  Программа строительства автомобильных дорог.

14.  Увеличение заимствований в форме выпуска облигаций для финансирования предлагаемых реформ (дороги, добывающая промышленность).

15.  Создание новых министерств: министерство труда, министерство местного самоуправления, министерство национальностей, министерство социального обеспечения, министерство вероисповеданий, министерство по использованию и эксплуатации природных богатств России, министерство здравоохранения.

В целом можно заключить, что за период своего пребывания во главе правительства, Столыпин преследовал главную цель – укрепление государственной власти. Поэтому осуществляемые реформы интересовали его как возможность ускорить развитие страны, поднять и усилить влияние власти.

Поэтому одним из главных направлений можно назвать борьбу с терроризмом.

В начале XX века в стране нарастала напряженность, связанная с обладающим огромным влиянием революционным движением. Возросла роль терроризма, с которым надо было бороться.

12 августа 1906 года было совершено покушение на Петра Аркадьевича Столыпина. Накануне он получил два предупреждения, но не придал им серьезного значения. Три террориста Э. Забельшанский, И. М. Типунков и Н. И. Иванов взорвали дачу на Аптекарском острове, когда там находилось много народа. Было убито 27 человек и 33 тяжело ранены (А. П. Бородин; по другим сведениям – Б. Г. Федоров: 29 убитых и 32 раненых), в том числе и террористы. Сам Столыпин не пострадал, но были ранены его дети: трехлетний Аркадий и пятнадцатилетняя Наташа. После этого события Петр Аркадьевич сильно изменился, он подавил в себе чувство гуманности.

Второе важнейшее направление, определенное П. А. Столыпиным – аграрная реформа. Уже на самом первом собрании Столыпин поставил перед министрами две задачи: подготовить ряд законопроектов для обеспечения работой будущую Думу и разработать и провести по 87 статье основных законов ряд мероприятий, регулирующих крестьянский вопрос.

Кроме того, перед кабинетом стояли задачи реформирования местного самоуправления, образрования, урегулирование вероисповедальных и национальных вопросов, укрепление обор оноспособности страны, финансово-экономические задачи.

Насколько эти замыслы удалось воплотить в жизнь – проанализируем в следующей главе.

Глава 2. Результаты работы Совета министров под руководством П. А. Столыпина

§1. Роль состава кабинета и внешних фаторов в эффективности выполнения задач

При Столыпине законотворчество приняло небывалый размах. Если до него в первую Думу было внесено 16 законопроектов, то во время его премьерства во вторую Думу уже – 287, в третью – 2567, а после него – в четвертую – 2625. Правда, не все эти законопроекты превратились в законы по тем или иным причинам.

П. А. Столыпина во многом зависела, во-первых, от состава кабинета, готовности министов следовать политике Петра Аркадьевича, а также от позиции монархии, в частности, Николая II им его окружения, и Государственного совета. Правительственная программа встретила серьезную оппозицию справа. Главным объектом критики были, если не считать аграрной реформы, проекты преобразования органов местного самоуправления. Исходя из сугубо эгоистических, узкоклассовых интересов и, кроме того, опасаясь, что преобразования либерального толка вызовут анархию и революцию, наиболее консервативные круги в правительственном лагере выступали против проведения в жизнь практически всех начинаний П. А.Столыпина, за исключением аграрной реформы. Последнюю, впрочем, они тоже нередко резко критиковали.

Важнейшим оплотом оппозиции правительственному курсу справа стала общероссийская дворянская организация – Совет объединенного дворянства. Возникшая в 1906 г. и ревностно защищавшая интересы помещиков, эта организация обладала огромным политическим весом и оказывала сильное влияние на ход государственного управления, поскольку располагала обширными связями в придворно-бюрократическом мире и имела возможность ипформировать о своих пожеланиях самого императора. Противодействие планам правительства оказывал и Государственный совет, где тон задавали представители крайней реакции. Проектами вероисповедных реформ было недовольно высшее духовенство.

В 1907 – 1911 гг. шла острая борьба в верхах вокруг вопроса об ориентации правительственного курса, о судьбе столыпинской программы реформ, борьба, которая велась как открыто (в Думе, Государственном совете и пр.), так и закулисно (в придворных сферах). Своей кульминации эти конфликты достигали в 1909 и 1911 гг., во время так называемых первого и второго "министерских" кризисов, когда П. А.Столыпин дважды оказывался на грани отставки. Под давлением своих могущественных оппонентов П. А.Столыпин, который не мог опереться на достаточно влиятельные политические силы, вынужден был маневрировать, отказываясь от существенных частей собственной программы.

Большое влияние имело и личное мнение императора, как правило, сходное с мнением крайне правых элементов. Например, свой отказ на предложения уравнять евреев в правах с другими народами империи, Николай II мотивировал в письме к Столыпину следующим образом: "Несмотря на вполне убедительные доводы в пользу принятия положительного решения по этому делу, - внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя. До сих пор совесть моя никогда меня не обманывала. Поэтому и в данном случае я намерен следовать ее велениям".[24]

Причиной такого решения помимо прочего была реакция правых дворянских кругов. 14-18 ноября 1906 года заседал Второй съезд уполномоченных дворянских обществ. В это время просочились слухи о рассмотрении Советом министров проекта о расширении прав евреев. 15 ноября делегат съезда В. М. Пуришкевич заявил с трибуны съезда, что Главный совет Союза обратился к своим отделам с предложением просить императора воздержаться от утверждения законопроекта. В течение суток император получил 205 телеграмм с указанной просьбой (в Союзе было 205 отделов). Резолюция съезда выступала против уступок евреям, каждая уступка расценивалась как проявление слабости государства. Также в ней высказывалось требование производить любые изменения законов о евреях только в общем законодательном порядке, а не по 87-й статье. Василий Алексеевич Маклаков, по поводу упомянутого законопроекта писал, ссылаясь на письмо Николая II Столыпину: "Вот источник того внутреннего голоса, который Государя будто бы никогда не обманывал"71.

Аналогично было и с проектом земской реформы, провал которой во многом заключался именно в противодействии «правых». В. Н. Коковцов, Д. А. Философов и П. Х. Шванебах подвергли критике те стороны законопроекта, которыми частично ущемлялись права и интересы дворян. К тому же министр финансов был обеспокоен порядком выборов в волостное собрание. Большинство членов Совета министров поддержали трех министров. Было предложено ввести определенный ценз при выборах в волостное собрание. Также члены правительства высказались против включения в число уездных земских гласных крупных собственников без выборов. "Этим путем, - говорилось в замечаниях министров, - вводится в земскую организацию принцип преобладания капитализма, едва ли могущий встретить в массе населения сочувственное отношение".[25]

Вообще с императором П. А. Столыпин, как говорится, «не сработался». Грандиозная личность реформатора была слишком велика для Николая II. В какой-то мере император, наверное, завидовал авторитету и влиянию своего премьера. Этот вывод можно сделать на основании свидетельства С. И. Шидловского, который отмечает, что, назначая В. Н. Коковцова на пост председателя Совета министров, Николай II заметил ему: "У меня к Вам еще одна просьба; пожалуйста, не следуйте примеру Петра Аркадьевича, который как-то старался все меня заслонять, все он и он, а меня из-за него не видно было".

Характерны поэтому перестановки в кабинете, вызванные неумением министов правильно понять и реализовать задачи, поставленные П. А. Столыпиным, или же интригами и противодействием Петру Аркадьевичу.

Правительство П. А. Столыпина было неоднородно: в конце июля 1906 г. из 13 министров 1 был крайне правый (государствен­ный контролер П. Х. Шванебах), 5 умеренно правые (двора — ба­рон В. Б. Фредерике, морской — А. А. Бирилев, военный — А. Ф. Редигер, путей сообщения— Н. К. Шаффгаузен-Шенберг-Эк-Шауфус, юстиции— И. Г. Щегловитов) и 7— умеренные либералы (внутренних дел — П. А. Столыпин, финансов — В. Н. Коковцов, просвещения — П. М. фон Кауфман, иностранных дел — А. П. Извольский, торговли и промышленности — Д. А. Философов, глав­ноуправляющий землеустройством и земледелием князь Б. А. Васильчиков и обер-прокурор Синода П. П. Извольский).

Впоследствии состав кабинета постоянно менялся, что связано было с тем, что министры не оправдывали ожимданий П. А. Столыпина. Бролее подробно эта проблема будет рассмотрена во второй главе, где будет сделана попытка проанализировать, насколько результаты деятельности кабинета зависели от действий (или бездействия) конкретных министров, а также насколько от состава кабинета зависело выполнение поставленных П. А. Столыпиным задач.

Это тем более важно рассмотреть в рамках данного исследования, поскольку в составе кабинета были как грамотные и знающие свое дело министры, так и люди, которые не всегда понимали суть проблем, касающихся ведомства, во главе которого их поставили. Часто случалось, что министры единодушно подписывали журналы заседаний, но в кулуарах и на "всеподданейших докладах" высказывали иную точку зрения

Положение министров в кабинете и отношения с ними пре­мьера были различными. Если касаться этого вопроса, то тут расходятся мнения историков.

А. П. Бородин, основываясь на свидетельствах Тимашева, отмечает, что правительство Столыпина было объединенными, а А. Ф. Смирнов, наоборот, утверждает, что оно "не было единой командой единомышленников, да император и не стремился к этому, предпочитая иметь дело со своими докладчиками, в случае разногласия сохраняя за собой роль верховного арбитра и право единолично завершать любое важное дело". [26]

Несогласные с премьером министры «уходили в отставку, — писал С. И. Тимашев, бывший министром торговли и промышленности с 5 ноября 1909 г. до 17 февраля 1915г.,— а если они задерживались и начинали подпольную интригу, то в один прекрасный день находили у себя на столе указ об увольнении (...). Для проведения в Совете мини­стров задуманной меры нужно было вперед заручиться поддерж­кой Петра Аркадьевича, и тогда успех был обеспечен».

СамП. А. Столыпин, однако, не был удовлетворен. По свиде­тельству А. И. Гучкова, он как-то признался? «Ошибочно думать, что русский кабинет даже в его современной форме есть власть. Он — только отражение власти. Нужно знать ту совокупность дав­лений и влияний, под гнетом которых ему приходится работать».[27]

Перемены в составе правительства за время премьерства П. А. Столыпина не затронули лишь четыре министерства: внутрен­них дел, двора, финансов и юстиции. Все они, кроме последней (замена в мае 1911 г. С. М. Лукьянова В. К. Саблером на посту обер-прокурора Синода), производились по инициативе П. А. Столыпина или с его согласия.

27 июля 1906 г. были замещены вакансии, возникшие в резуль­тате увольнения А. С. Стишинского и князя А. А. Ширинского-Шихматова. Главноуправляющим землеустройством и земледели­ем был назначен князь Б. А. Васильчиков, крупный землевладелец и более общественный деятель, нежели бюрократ. Обер-прокуро­ром стал П. П. Извольский, брат министра иностранных дел. Оба имели репутацию «умеренных либералов и симпатизировали ок­тябристам».[28]

13 июня 1907 г. был уволен П. Х. Шванебах, а 12 сентября госу­дарственным контролером был назначен умеренный либерал П. А. Харитонов. Причиной увольнения Шванебаха были не взгля­ды его, а попытки определять общую политику и интриги.

В январе 1908г. П. М. Кауфман был заменен А. И. Шварцем. Сделано это было по инициативе П. А. Столыпина: надо было навести порядок в образовании. В сентябре 1910г., в связи с бо­лезнью, он был заменен Л. А. Кассо, также по рекомендации П. А. Столыпина. Вот как он характеризовал Л. А. Кассо в телеграмме Николаю II: «С высочайшего разрешения В. И.В. я, проездом че­рез Москву, дважды беседовал с профессором Кассо. Впечатле­ние: человек умный, хорошего правого направления, твердый, решительный, воспитанный. Недостатки: иностранная фамилия и заграничное воспитание. Мое мнение: по настоящему времени — Кассо кандидат наиболее подходящий, несмотря на отсутствие административного опыта». 22 сентября Николай II дал согласие на кандидатуру Л. А. Кассо. В правых кругах этим выбором были недовольны, пытались скомпрометировать, распуская слухи о «вле­чении» к Кассо «девицы Веселкиной, у которой мать — Столы­пина». Между тем В. Ф. Джунковский свидетельствует: «Я хорошо знал Кассо (...). Это был умный и очень образованный человек, чрезвычайно скромный (.,.). Это был честный и благороднейший человек, прямой, весьма консервативных взглядов и твердого ха­рактера, но не упрямый, каким был Шварц, кроме того, это был человек и доброжелательный (...). В Думе (...) левые его не под­держивали, так как он был не их лагеря, а правые — так как дер­жался он от них в стороне, не подыгрывался к ним».

В мае 1908 г. оставил свой пост Б. А. Васильчиков. Л. М. Клячко в «Речи» объяснил это расхождением его с П. А. Столыпиным на почве указа 9 ноября, а также домогательствами правых. П. А. Сто­лыпин считал это «сплошным вымыслом»: «С кн. Васильчиковым у меня никаких разногласий не было(...). Кн. Васильчиков сам на­стойчиво домогался ухода по своим домашним обстоятельствам, и после того, что смета его прошла в Думе и Совете, ходатайство его было уважено». Версия П. А. Столыпина подтверждается пись­мом Николая II императрице-матери от 27 марта 1908 г.: «Давно уже кн. Васильчиков говорил мне, что он желает уйти из мини­стерства земледелия. Я его все удерживал. Теперь он настойчиво просит об этом, и мне пришлось согласиться. Он объясняет свое желание уйти тем, что его недостаточно поддерживает Столыпин и его товарищи. Но это не так. По-моему, ему просто надоело слу­жить и хочется заняться своими собственными делами и сделаться свободным. Это жаль, потому что он хороший человек, с настоя­щим именем». Таким образом, даже если действительно Б. А. Ва­сильчиков был недоволен П. А. Столыпиным, его никто не сме­щал — он сам ушел. Не было здесь и домогательств правых. «Не знаю причину ухода Васильчикова, — писал А. Г. Булыгин С. Д. Ше­реметеву. — На мой вопрос мне ответили: «по барству, надоело и ушел»». Не был ставленником правых и назначенный вместо Б. А. Васильчикова А. В. Кривошеий. Как и А. Н. Шварц, он был на­значен исключительно по представлению П. А. Столыпина. Он знал А. В. Кривошеина по Гродно: там тогда проживали его мать и сес­тра. Затем высоко оценил его как управляющего Крестьянским банком. А. В. Кривошеий «не чувствовал себя вождем, — свиде­тельствует И. И. Тхоржевский. — Ему не хватало ораторского да­рования, огня, внешней властности — всего, что было в таком избытке у Столыпина, уступавшего Кривошеину в уме, широте, гибкости». Они, продолжает И. И. Тхоржевский, «отлично допол­няли друг друга. Один — вождь, рыцарь, весь — сила и смелость. Другой — такт, расчет, осторожность. И оба — энтузиасты. Энту­зиасты не самодержавия, как называют их слева, а великой Рос­сии, нуждавшейся в исторической скрепе власти».

Правда, у правых от этой замены доля удовлетворения была. «Не думаю, чтобы земледелие улучшилось при работе Кривошеина, — продолжал А. Г. Булыгин в цитированном выше письме к С. Д. Шереметеву, — но уже большой плюс, что он, несомненно, правый, хоть и дружен с каменноостровским просп(ектом)».

В марте 1909 г. был уволен А. Ф. Редигер «за то, что он два раза в Думе не только не ответил против речи Гучкова, но согласился с ним и этим не защитил честь армии». «Вина» военного мини­стра была существеннее: рассчитывая получить поддержку Думы, «он охотно раскрыл перед комиссией (государственной обороны) все дефекты военной организации». Назначенный вместо него В. А. Сухомлинов был кандидатом царя. П. А. Столыпин скоро его разглядел и, смертельно раненый, просил В. Н. Коковцова «до­ложить государю о необходимости замены Сухомлинова «ввиду сумбура в его голове». — Наша оборона, — сказал Столыпин, — в руках человека неподходящего, ненадежного, не умеющего вну­шить к себе уважения».

Назначение в мае 1909 г. С. Д. Сазонова, свояка П. А. Столыпи­на, товарищем министра иностранных дел и замена им в сентяб­ре 1910 г. А. П. Извольского на посту министра иностранных дел объясняется стремлением П. А. Столыпина взять под свой контроль внешнюю политику, на которую он не мог влиять «благодаря осо­бенности Основных законов».

Перемены в морском министерстве не имели политического характера: в январе 1907 г. А. А. Бирилева сменил И. М. Диков, ко­торого в январе 1909 г. — С. А. Воеводский, а его в марте 1911г.— И. К.Григорович.

Не изменила облика кабинета и замена в январе 1909 г. Н. К. Шауфуса на посту министра путей сообщения С. В. Рухловым. .

Вместо умершего 6 декабря 1907 г. Д. А. Философова был назна­чен И. П. Шипов, бывший в кабинете С. Ю. Витте министром финансов, настроенный довольно либерально и независимый. В январе 1909г. его сменил В. И.Тимирязев, тесно связанный с торгово-промышленными кругами. В ноябре этого же года он был заменен С. И. Тимашевым, назначенным по желанию П. А. Сто­лыпина.

В феврале 1909 г. был уволен «согласно прошению» П. П. Из­вольский: им были недовольны и царь, и правые; тяготился им и П. А. Столыпин. Новым обер-прокурором стал 53-летний доктор медицины, директор Института экспериментальной медицины С. М.Лукьянов; он был кандидатом П. А. Столыпина и следовал «в фарватере общей политики своего премьера» . 2 мая 1911 г. С. М. Лукьянов вынужден был оставить свой пост, став жертвой Г. Е. Распутина. Отставка С. М. Лукьянова, как и назначение но­вым обер-прокурором В. К. Саблера, последовали против желания П. А. Столыпина, он должен был подчиниться указаниям свыше.

В какой мере В. К. Саблер был ставленником правых — трудно сказать. Объединенное дворянство, по-видимому, к его назначе­нию не имело отношения. «Назначение Саблера вызывает всеоб­щее недоумение!» — заметил граф А. А. Бобринский в записке С. А. Панчулидзеву 3 мая 1911 г. Не был в курсе и граф С. Д. Ше-реметев («Назначение Саблера, не есть ли начало оздоровления Совета министров?» ) и зондировал. «На днях написал протяжен­ное (? неразборчиво. — А. Б.) письмо новому обер-прокурору и получил от него удовлетворительный ответ, — делился С. Д. Шереметев с другом. — Мысль обставить Ришелье своеобразными ; коадьютрами не послужит ли к измору(...)».В думских кругах не сомневались, что «крайние правые через В. К. Саблера могут вес-• ти весьма успешную кампанию против П. А. Столыпина».[29]

По свидетельству А. И. Гучкова, Столыпин как-то признался: "Ошибочно думать, что русский кабинет даже в его современной форме есть власть. Он – только отражение власти. Нужно знать ту совокупность давлений и влияний, под гнетом которых ему приходится работать".[30]

§2. Результаты кампании по борьбе с терроризмом

19 августа 1906 г., спустя неделю пос­ле взрыва на Аптекарском острове, в чрезвычайном порядке, минуя Государ­ственную думу, был принят закон о военно-полевых судах. Дела в таких су­дах рассматривались в течение 48 ча­сов, а смертные приговоры приводи­лись в исполнение не позднее чем че­рез сутки после их вынесения. Эти суды были созданы для подавления револю­ционного движения.

За восемь месяцев военно-полевые суды вынесли 1102 смертных пригово­ра. Писатель Владимир Короленко от­мечал, что «казни стали бытовым яв­лением».

Думская оппозиция подвергала воен­но-полевые суды резкой критике. Оп­равдывая эту меру, Столыпин говорил в марте 1907 г.: «Когда дом горит, гос­пода, вы вламываетесь в чужие квар­тиры, ломаете двери, ломаете окна. Когда человек болен, его организм ле­чат, отравляя его ядом. Когда на вас нападает убийца, вы его убиваете. Это, господа, состояние необходимой обо­роны. Оно доводило государство не только до усиленных репрессий — оно доводило до подчинения всех одной воле, произволу одного человека, до диктатуры, которая иногда выводила государство из опасности и приводи­ла до спасения. Бывают, господа, ро­ковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества».[31]

Приговоры военно-полевых судов ут­верждались командующими военными округами. Командующий войсками Ка­занского военного округа И. Карасе не подписал ни одного смертного приго­вора, не желая, как он говорил, «на ста­рости лет пятнать себя кровью». С дру­гой стороны, командующий Одесским округом барон А. Каульбарс однажды утвердил смертный приговор двум мо­лодым людям, даже не присутствовав­шим на месте события, за участие в ко­тором их казнили. Когда одна знатная просительница стала выяснять этот вопрос, он ответил ей: «Успокойтесь, я уже нашёл действительно виновных, и они уже расстреляны».[32]

Конечно, можно приводить многочисленные примеры «перегибов», однако сейчас, в начале XXI века, когда над страной и миром висит постоянная угоза террора, нам, современным историкам, проще понять П. А. Столыпина чем, скажем, историкам советского периода. В советской итсориографии результаты кампании по борьбе с терроризмом подвергались осуждению. Однако сейчас человечество, ищущее методы борьбы с международнымм терроризмом, должно было бы присмотреться к примерам прошлого. Как кажется, пример П. А. Столыпина демонстрирует хотя и достаточно жесткую, но весьма результативную работу, в тот напряженный период вполдне необходимую российскому обществу.

§3. Результаты аграрной реформы

Стержнем политики Столыпина, делом всей его жизни стала земельная реформа. Эта реформа должна была создать в России класс мел­ких собственников — новую «прочную опору порядка», опору государства. Один из первых русских марксистов, Петр Бернгардович Струве, дал следующую характеристику деятельности Столыпина: «Как бы ни относиться к аграрной политике Столыпина - можно ее принимать как величайшее зло, можно ее благословлять как благодетельную хирургическую операцию, - этой политикой он совершил огромный сдвиг в русской жизни. И - сдвиг поистине революционный и по существу, и формально. Ибо не может быть никакого сомнения, что с аграрной реформой, ликвидировавшей общину, по значению в экономическом развитии России в один ряд могут быть поставлены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог».

О начале земельной реформы возвестил правительственный указ от 9 ноября 1906 г., принятый в чрезвычайном порядке, минуя Государственную думу. Согласно этому указу, крестьяне получали право выйти из общины со своей землей. Они могли также ее продать. Им отрезали от общинной земли участки — отруба. Богатые крестьяне на те же участки перено­сили свои усадьбы — это называлось хуторами. Власти считали хутора идеальной формой землевладения. Со стороны хуторян, живших обособленно друг от друга, можно было не опасаться бунтов и волнений.

После государственного переворота 3 июня 1907 г. и роспуска II Государственной думы желаемое успокоение было достигнуто, революция подавлена. Настала пора приступать к реформам. «Мы призваны освободить на­род от нищенства, от невежест­ва, от бесправия», [33]— говорил Пётр Столыпин. Путь к этим це­лям он видел прежде всего в ук­реплении государственности. Свою речь о земельной реформе 10 мая 1907 г. Столыпин завер­шил знаменитыми словами: «Им (противникам государственно­сти) нужны великие потрясения, нам нужна Вели­кая Россия!».[34]

В III Думе, созванной в 1907 г. по новому избирательному закону (ограничившему представительство малоимущих), цари­ли совершенно иные настроения, чем в первых двух. Эту Думу называли «столыпинской». Она не только одобрила указ от 9 но­ября, но пошла ещё дальше самого П. Столыпина. Чтобы уско­рить разрушение общины, Дума объявила распущенными все общины, где более 24 лет не происходило земельных переделов.

И сам Столыпин, и его оппоненты подчеркивали главную задачи реформы – создать богатое крестьянство, проникнутое идеей собственности и потому не нуждающееся в революции, выступающее как опора правительству. Здесь четко проступают политические соображения аграрной реформы: без крестьянства никакая революция в России была невозможна. 5 декабря 1908 года в речи о "земельном законопроекте и землеустройстве крестьян" Столыпин утверждал, что "настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения, видно из трудов последнего съезда социалистов-революционеров, бывшего в Лондоне в сентябре настоящего года... вот то, что он постановил: «правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции».

Согласно концепции Столыпина, модернизация страны требовала нескольких условий: первое - сделать крестьян полновластными собственниками, чтобы "крепкие и сильные", освободившись от опеки общины, могли обойти "убогих и пьяных". И второе – добиться усиленного роста промышленности, подкрепленного развитием внутреннего рынка.

Аграрная реформа включала в себя ряд взаимосвязанных проблем, и все их решения пронизывала красная нить – упор не на общину, а на единоличного собственника. Несомненно, это был полный разрыв с идеологией реформы 1861 года, когда упор был сделан именно на крестьянскую общину как на главную опору, базу самодержавия и, соответственно, государственности в целом.

В результате быстро выяснилось, что аграрная политика Столыпина предоставляла большие возможности зажиточному крестьянству: он предлагал предоставлять богатым крестьянам государственные кредиты и стремился к ликвидации системы общинного землевладения. К 1917 из состава традиционных общин вышло более 6 млн. крестьянских семей. После поездки в 1910 в Западную Сибирь Столыпин предложил широкомасштабную схему переселения крестьян на целинные земли. Считая Сибирь территорией, где может разместиться избыточное население, он рассматривал ее как неисчерпаемый источник сырья.

Однако быстро выяснились и недостатки реформы. Прежде всего уход из общины ломал привычный уклад жизни и всё мировоззрение крестьянина. Община защищала его от полного разорения и многих иных превратностей судьбы. Например, в общине крестьянин меньше зависел даже от капри­зов погоды. Каждая семья имела несколько разрозненных полос земли: одну в низине, другую на возвышенности и т. д. В засуху лучший урожай со­бирали в низинах, а в дождливое лето — на возвышенностях. Тем самым уменьшалась опасность неурожая.

После выхода крестьян на отруба или хутора прежняя «стра­ховка» от неурожая исчезала. Теперь всего один засушливый или чересчур дождливый год мог принести нищету и голод. Чтобы подобные опасения у крестьян исчезли, выходящим из общины стали нарезать лучшие земли. Естественно, это вызывало возму­щение остальных общинников. Между теми и другими быстро нарастала враждебность. Число вышедших из общины стало по­степенно уменьшаться.

За 11 лет столыпинской реформы из общины вышло 26% кре­стьян. 85% крестьянских земель осталось за общиной. По существу это означало, что реформа не увенчалась успехом. Община устоя­ла в столкновении с частной земельной собственностью, а после Февральской революции 1917г. перешла в решительное наступле­ние. Теперь борьба за землю вновь находила выход в поджогах уса­деб и убийствах помещиков, происходивших с ещё большим ожес­точением, чем в 1905 г. «Тогда не довели дело до конца, останови­лись на полдороге? — рассуждали крестьяне. — Ну уж теперь не остановимся и истребим всех помещиков под корень». В ходе революции и гражданской войны общинное земле­владение одержало решительную победу. Однако десятилетие спустя, в конце 20-х гг., вновь вспыхнула острая борьба между крестьянской общиной и государством. Итогом этой борьбы стало полное уничтожение общины.

Причиной несоответствия результатов реформы ожиданиям было несколько: противодействие крестьянс­тва, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914 гг. Столыпинская аграрная реформа проводилась в условиях сохранения помещичьего землевладения. Но главной причиной было сопротивление крестьянства проведению новой аграрной политики.

Увы, командные методы аграрной политики правительства стали едва ли не главной причиной неудачи аграрной реформы Столыпина. Итоги и поучительность этого примера реформ без учета общинного менталитета актуальны и сегодня, когда, бросившись насаждать фермерские хозяйства, начали с разрушения колхозов. А ведь колхозный строй более близок русской ментальности, нежели фермерство.

Кроме того, о результатах реформы нельзя говорить однозначно, поскольку ее нельзя и считать завершенной. Смерть Столыпина, начало войны прервали столыпинскую реформу. Всего 8 лет проводилась аграрная реформа, а с началом войны она была осложнена – и, как оказалось, навсегда. Столыпин просил для пол­ного реформирования 20 лет покоя, но эти 8 лет были далеко не спокой­ными.

§4. Вероисповедальные реформы и национальный вопрос

Осенью 1906 года на рассмотрение Совета министров был представлен проект, касающийся свободы вероисповеданий. В его основу был положен принцип признания за церковную общину, с присвоением ей соответствующих гражданских прав, любого сообщества не менее 20 человек, которое выразит любые духовные верования, несмотря на то, насколько они схожи с догматами православной религии. Предлагались признание неправославных браков и рождения детей, статуса священников.

Гурко посчитал, что "мера эта давала такой простор всевозможному сектанству, который мог внести глубокую смуту в религиозное сознание народа".[35] Он обратился к обер – прокурору Св. синода Петру Петровичу Извольскому с просьбой воспротивиться осуществлению данного проекта. Но Извольский заявил, что не видит оснований возражать.

Когда приступили к постатейному обсуждению проекта, никто не противился. Гурко выступил с речью, изложив мотивы, по которым не был согласен с данным проектом, который "расшатывает значение православной церкви".[36] Столыпин ответил, что не собирается подрывать значение православной церкви, и уже иначе отнесся к обсуждаемому проекту. Против проекта также высказался и обер – прокурор Святейшего синода. В итоге проект был отвергнут.

Вместо него появился указ 17 октября 1906 года, который конкретизировал указ 17 апреля 1905 года о веротерпимости. В нем были определены права и обязанности старообрядческих и сектантских общин.

Столыпин понимал, что дискриминация еврейского населения в России устарела, не соответствовала интересам государства, мешала развитию отношений со странами Запада.

В то время было очень много еврейских погромов. В 1905 году большая часть погромов была прямой реакцией на революционные выступления. Для многих людей евреи и революционеры представляли собой одних и тех же людей. Столыпин всегда категорически заявлял о недопущении погромов. При нем после 1907 года их не было.

В начале октября 1906 года после очередного заседания Совета министров и удаления чиновников, Столыпин предложил министрам высказаться по поводу вопроса об отмене в законодательном порядке некоторых ограничений в отношении евреев, которые раздражают еврейское население, питают революцию, вызывают критику России со стороны других стран, но не приносят практической пользы. Большая часть министров не возражала. Коковцов выступил в защиту проекта, т. к. оценивал все проекты с точки зрения их влияния на биржу. Щегловитов высказался, что вместо введения равноправия евреев, нужно приступить к детальному пересмотру существующего законодательства и посмотреть какие из ограничений можно отменить. Государственный контролер Шванебах заметил, что нужно быть осторожными в выборе момента для поднятия еврейского вопроса, так как в истории российского законодательства были случаи, когда этот вопрос пытались разрешить, но это не приводило ни к чему, кроме напрасных ожиданий и разочарований.

Таким образом, первое совещание министров закончилось тем, что " каждое ведомство представит в самый короткий срок перечень ограничений, относящийся к предметам его ведения, с тем, чтобы Совет министров остановился на каждом законодательном постановлении и вынес определенное решение относительно объема желательных и допустимых облегчений".[37]

Работа была исполнена в короткий срок. После нескольких заседаний был предложен к исключению из закона целый ряд ограничений. Между министрами не было существенных разногласий. Прозвучало только два мнения, и то в осторожной форме. Извольский высказался, что намеченных льгот недостаточно и было бы лучше снять все ограничения. А Шванебах, наоборот, говорил, что льгот слишком много и следовало бы идти небольшими шагами к конечной цели – равноправию евреев.

Царю был направлен "Особый журнал Совета министров". Так называемый документ, где излагался проект того или иного закона, который представили на одобрение государю. Проект "О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев" не был революционным. Суть его заключалась в следующем:

1.  Отмена ограничений передвижения евреев в рамках общей черты оседлости, в том числе разрешение жить в сельской местности. Расширение прав выбора места жительства для евреев вне черты оседлости (кроме казачьих областей), в частности некоторым мастерам и ремесленникам.

2.  Отмена ограничений на участие евреев в производстве и торговле спиртным, в горном деле и других промыслах. Снятие ограничений на владение и аренду недвижимости евреями.

3.  Отмена требования упоминать прежнюю принадлежность к иудейской вере, запрета родным следовать за ссыльными, наказаний семейству за уклоняющегося от воинской повинности. Смягчение ограничений на участие евреев в управлении акционерными обществами.

Завершался проект предложением провести его по 87-й статье.

10 декабря "Особый журнал" вернулся от царя неутвержденным. Но Петр Аркадьевич не отступил. В тот же день он пишет императору письмо, в котором излагает аргументы в защиту проекта: "Еврейский вопрос поднят был мною потому, что, исходя из начал гражданского равноправия, дарованного Манифестом 17 октября, евреи имеют законные основания домогаться полного равноправия; дарование ныне частичных льгот дало бы возможность Государственной Думе отложить разрешение этого вопроса в полном объеме на долгий срок".[38] Также он отмечает, что общественности стало известно о данном законопроекте и "теперь для общества и еврейства вопрос будет стоять так: Совет единогласно высказался за отмену некоторых ограничений, но государь пожелал сохранить их".[39] Столыпин предлагает выход императору из сложившейся ситуации – наложить резолюцию о том, что у него нет принципиальных возражений, и он считает необходимым провести законопроект в общем законодательном порядке, а не по статье 87 ввиду сложности вопроса, спорности некоторых аспектов и отсутствия необходимости спешки.

Николай II внял аргументам своего премьера и написал на журнале другую резолюцию: "Внести на рассмотрение Государственной думы".[40]

Однако ни одна из трех дум не нашла времени обсудить этот проект, он так и не стал законом.

16 сентября 1908 года последовало высочайшее утверждение положения Совета министров "О процентных нормах для приема лиц иудейского вероисповедания в учебные заведения". Он подтвердил нормы 1887 года для высших учебных заведений: в черте оседлости 10 % общего количества обучающихся, в столицах 3 %, в прочих местностях 5 %. Как писал С. Ю. Витте: "Этот акт был одним из первых существенных актов, которым правительство Столыпина объявило войну русскому еврейству. До этого времени правительство на это не решалось, боясь, как к этому отнесется народное представительство".[41] Но в чем здесь объявление войны еврейству совершенно не понятно, так как этот закон не ужесточил прежние нормы для высших учебных заведений.

Закон 22 августа 1909 года "Об условиях приема евреев в средние учебные заведения" повысил прежние нормы: в черте оседлости 15% общего количества обучающихся, 5 % для столиц и 10 % для прочих местностей.

Важным моментом, который волновал правительство с 1905 года, был рост национальной обособленности в странах Прибалтики и в Финляндии. К тому же эти страны пытались получить территориальную автономию. Столыпин решил, что нужно принимать какие – нибудь меры.

18 октября 1907 года на основании всеподданнейшего доклада и под руководством Столыпина при Совете министров было создано Особое совещание по делам Великого княжества Финляндского. При совещании в качестве рабочего органа была создана специальная подготовительная комиссия.

5 мая 1908 года Петр Столыпин развил свою позицию по Финляндии в ответ на запросы трех партийных фракций Государственной думы, озабоченных участием Финляндии в революционной деятельности: "… с самого начала я хотел бы установить, что имперское правительство считает и будет считать себя ответственным за финляндские события, так как Финляндия – составная часть русской Империи, а Империя управляется объединенным правительством, которое ответственно перед Государем за все происходящее в государстве".[42]

20 мая 1908 года были изданы правила, в силу которых финляндское управление фактически ставилось под контроль Совета министров России. Начались существенные кадровые перестановки в некоторых государственных учреждениях Финляндии.

Петр Аркадьевич считал, что школа проводник идей русской государственности. В конце 1908 года Министерство народного просвещения представило проект Правил о начальных училищах. По нему было разрешено использовать родной язык только в первый (в крайнем случае, – второй) год обучения. Правительство также приняло некоторые меры, чтобы покончить с автономией Финляндии. Это было сделано для того, чтобы привести наглядный пример прибалтийским странам. В 1908 году Совет министров постановил, чтобы ему присылали все финские законы, а он будет решать, какие из них требуют утверждения петербургских властей.

17 марта 1909 года Совет министров представил императору положение об учреждении русско-финляндской комиссии для выработки проекта правил о порядке издания касающихся Финляндии законов общегосударственного значения. 28 марта положение было утверждено царем, а затем и сама комиссия.

Финская часть комиссии считалась умеренной и первоначально вела себя мирно, особенно на первом заседании 6 июня 1909 года. На втором заседании 30 сентября обсуждался вопрос о том, что относится к общегосударственному управлению и что к чисто финляндскому. Финны предложили, по сути дела, лишить Россию почти всех государственных прав в Финляндии.

В окончательном проекте смешанной российско-финляндской комиссии предлагалось ввести четырех депутатов от Финляндии в Государственную думу и двух в Государственный совет для участия в разработке общеимперского законодательства. Другой предлагавшийся вариант – посылка Финляндией временных делегаций только для обсуждения общих законопроектов.

Устанавливался четкий перечень вопросов, относящихся к сфере общегосударственного ведения – участие Финляндии в государственных расходах, отбывание воинской повинности, права русских подданных в Финляндии, использование государственного языка, исполнение решений судов и властей других частей России, охрана правопорядка, уголовное законодательство, судоустройство, школы, общества и союзы, печать, таможня, денежное обращение, почта, телефон, транспорт.

14 марта 1910 года законопроект был внесен в Думу, 22 марта – передан в специальную комиссию, а в мае принят. 17 июня его утвердил государь.

Столыпин также считал важными два других законопроекта – об уравнении в правах русских уроженцев в Финляндии с местными гражданами и об отбывании населением Великого княжества Финляндского воинской повинности.

Второй законопроект предусматривал выплаты финляндской казной платежей государственному казначейству взамен отбывания воинской повинности. На 1911 год предусматривался платеж в 12 млн. марок с последующим ежегодным увеличением этой суммы на 1 млн. марок до достижения 20 млн. марок.

Эти два законопроекта Дума приняла уже после смерти Столыпина.

15 октября 1909 года Петр Аркадьевич изложил в Совете по делам местного хозяйства проект

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Кабинет Столыпина: результаты деятельности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 569

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>