Дипломная работа на тему "Иван IV - альтернативный путь развития России во второй половине XVI века"

ГлавнаяИстория → Иван IV - альтернативный путь развития России во второй половине XVI века




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Иван IV - альтернативный путь развития России во второй половине XVI века":


Содержание

Введение 3

Глава 1. Россия в середине 16 века. Альтернативы в монархическом управлении 7

1.1. Иван 4. Венчание на царстование: смысл и значение 7

1.2. Избранная рада: состав, характер, политический курс 16

1.3. Земский собор – перспектива становления сословно-представительной монархии 22

Глава 2. Политика избранной Рады – эволюционный путь развития России. 28

2.1. Реформа центрального и местного самоуправления 28

2.2. Военная реформа 32

2.3. Социальные преобразования 38

Глава 3. Трансформация власти и утверждение самодержавного правления 41

3.1. Результаты реформ и причины падения Избранной рады_ 41

3.2. Смена политического курса. Опричнина 44

3.3. Перспективы развития политической системы России_ 53

Заключение 55

Библиографический список 58

Введение

В середине XVI века продолжался процесс объединения российских княжеств в единое государство, расширение границ на Юг, Юго-восток, Восток в результате свержения ордынского ига. Территория увеличилась почти в десять раз, население перевалило отметку в 10 млн. человек и было распределено весьма неравномерно. Наиболее населенными были центральные районы от Твери до Нижнего Новгорода. Росло население городов, Москва к началу века нас-читывала более 100 тыс. жителей, Новгород, Псков - более 30 тыс., в других городах число жителей колебалось в пределах 3-15 тысяч.; городское население составляло около 2% всего населения.

Центральные районы страны были областью развитого пашенного земле-делия с устойчивой трехпольной системой. Началось освоение черноземных земель “Дикого поля”, отделявших Россию от Крымского ханства. При этом практиковалась зачастую “пашня наездом” без правильного севооборота. В нечерноземных землях использовались примитивные удобрения (навоз, зола). Основным земледельческим орудием труда оставалась соха с железным наконечником (ральник). Она совершенствовалась, появлялась соха с отвалом, обеспечивающая лучшую распашку и, следовательно, рост урожая. Основными культурами были рожь, овес, ячмень, овощные. Реже сеяли пшеницу, просо, гречиху. В северо-западных районах возделывали лен, культуру требовавшую меньше солнца и больше влаги. В центральных районах и Поволжье от Углича до Кинешмы развивалось продуктивное скотоводство. В лесных районах Севера Северо-востока промышляли пушнину, зверя, рыбу, занимались солеварением. На базе открытых болотных руд возникали центры железоделательного производства (Устюжна Железнопольская).

Развитие городов сопровождалось развитием ремесел, углублялась специализация, совершенствовалось мастерство. Большое развитие получило производство одежды, оружейное мастерство, обработка дерева, кож, резьба по кости, ювелирное дело. Больших успехов достигло литейное дело, образцом которого может служить знаменитая “Царь-пушка”, отлитая мастером Андреем Чохоым в Москве на Пушечном дворе (район современного магазина “Детский мир”) и украшенная искусными литыми изображениями в 1586 г.

По сравнению с предшествующим столетием возросла торговля. Крупней-шими центрами были Новгород, Нижний Новгород, Москва, Холмогоры. Веду-щую роль в торговле продолжают играть феодалы и монастыри. Формируется купечество из различных слоев населения. Государство наделяло крупных купцов привилегиями , предоставляя им судебные и податные льготы. Богатеющие купцы часто становятся крупными феодальными собственниками. Растет и ширится торговля с иноземными государствами. После присоединения Казанского и Астраханского ханств открывается путь на Восток, в 1553 г. был открыт северный путь в Скандинавию и Англию из Архангельска.

Во внутренней и внешней политике в XVI веке перед Россией встает ряд важных вопросов. Во внутренней политике это ограничение власти крупных удельных князей, снижение разрушительных междоусобиц, деценрализаторских тенденций, создание и укрепление аппарата государства. Во внешней политике - борьба с Казанским, Астраханским, Крымским ханствами, борьба за выход к Балтийскому морю, укрепление восточных рубежей, дальнейшее освоение Сибири, объединение всех земель вокруг единого центра, которым стала Москва

Актуальность темы заключается в том, что одним из важных вопросов истории русского народа является вопрос об Иване Грозном. Иван Грозный уже современникам казался личностью загадочной и страшной: “Превысочайшего во-истинну и преславнейша всех бывших, славиму же от конец небес до конец их”,- пишет о нем дьяк Иван Тимофеев и добавляет: “... возненавиде грады земля своея ... и всю землю державы своея, яко секирою, наполы некако рассече”. Такой же загадкой вошел Иван IV и в историческую науку. Для большинства историков это была психологическая проблема”; интересовали сама личность Ивана Грозного и условия, в которых она создавалась. Перед некоторыми историками даже вставал вопрос, был ли Грозный нормален умственно. Но уже в трудах Соловьева и Платонова были сделаны попытки подойти к этому вопросу иначе: они расценивали деятельность Ивана IV как момент решительной схватки “государственного начала”, воплощенного этим грозным государем, с удельной стариной.

Степерь изученности довольно большая, еще Павлов-Сильванский Н. П. увидел в эпохе Грозного переходный момент от феодализма к сословной монархии, а его выводы легли в основу взглядов Н. А. Рожкова и М. Н. Покровского об эпохе Ивана IV. Если русская историография и “школа Покровского” не сумели научно разъяснить значение Ивана Грозного в русской истории, то западноевропейские историки были в этом отношении совершенно бессильны; в лучшем случае они повторяли выводы Соловьева, Ключевского или Платонова.

К источникам, рассказывающим об эпохе Ивана IV, относятся записки опричника Генриха Штадена, вышедшие почти одновременно с русским переводом записок Таубе и Крузе; к иностранным источникам относится также сказание Альберта Шлихтинга. Не менее важны переписка Ивана Грозного с опричником Василием Грязным и собрание актов времен опричнины. Все эти публикации позволили заново осветить темные вопросы, связанные с реформой Ивана IV.

Вопрос о необходимости коренного пересмотра оценки Ивана Грозного в нашей литературе был поднят Р. Ю. Виппером в его книге, вышедшей в 1922 г. Взяв на себя задачу исторической реабилитации Ивана Грозного, Р. Ю. Виппер показал его как выдающегося государственного деятеля, дипломата и стратега, вполне выдерживающего сравнение с такими крупными историческими деятелями, как Петр Великий. Сила аргументации автора заключается в том, что он ставит Ивана IV в окружение государственных деятелей современной ему Западной Европы, и на международном фоне московский самодержец вырастает в мощную, величественную фигуру.

В основу источниковой базы были положенны такие изания как Судебник Ивана 4-го, Уложение о службе 1556 года, Книга Боярская, Первое послание Ивана Грозного и прочие исторические источники

Объект исследования: политические развитие России во второй половине 16 века

Предметом исследования выступает процесс политического развития

Территориальные рамки исследования ограниченны Россией второй половины 16 века.

Задачами исследования выступают следующие позиции:

-   анализ политической России в середине 16 века

-   политика и история Избронной Рады

-   и как итог исследования исследование трансформации власти и утверждения самодержавного правления

Глава 1. Россия в середине 16 века. Альтернативы в монархическом управлении 1.1. Иван 4. Венчание на царстование: смысл и значение

К исходу первой трети XVI века Россия была большой страной, но все же намного меньше, чем в последующее время. На западе пограничной областью была Смоленская земля (в 1514 г. отвоевана у Литовского княжества), Калуга была границей на юго-западе, за ней простиралась степь, находившаяся под постоянной угрозой нападения крымского хана. На востоке Россия кончалась Нижегородским и Рязанским уездами. На востоке с Россией граничили Казанское и Астраханское ханства. Лишь на севере рубежи страны, как и сейчас, доходили до Ледовитого океана. На северо-западе в руках России было и побережье Финского залива.

Объединение русских земель завершилось при сыне Ивана 3-го Василии 3-м, который княжил в Москве с 1505 г. по 1533 г. В Восточной Европе возникло огромное Российское государство, раскинувшееся на 2800 тысяч квадратных километров. Это было единое централизованное государство, все города и земли которого подчинялись великому московскому князю. Население России составляло 9 миллионов человек.

Государство было уже единым, но объединение его закончилось лишь за полвека до вступления на престол Ивана IV (для средневековых темпов жизни срок совсем небольшой). Политическое объединение было отнюдь не равнозначно централизации. Князья многих из тех территорий, что вошли в состав единого государства, владели еще обломками своих прежних княжеств как вотчинами, сохраняли частички своей былой власти. Феодалы из разных частей страны перемещаются, получают вотчины и поместья в новых местах. Постепенно складывается единый общерусский класс феодалов. К концу княжения Василия III осталось всего два удельных княжества. Принадлежали они младшим братьям Василия III: Юрию, владевшему Дмитровом и Звенигородом, и Андрею, в удел которого входили Старица в Тверской земле и Верея на юго-западе.

Бывшие удельные князья стали боярами великого князя. Они вошли в состав Боярской думы - сословного органа княжеско-боярской аристократии. Боярская дума ограничивала власть великого князя. Все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики князь решал вместе с ней. В правительственных указах так и писали: ”Великий князь приказал, и бояре приговорили”. [1]

Но в стране оставались значительные следы феодальной раздробленности. Потомки удельных князей - их называли бояре-княжата - сохранили свои земельные владения. В своих вотчинах они чувствовали себя полновластными правителями, имели дружины, устанавливали свои порядки и не всегда выполняли указания Москвы.

В 16 веке Московское правительство вело напряженную борьбу с сепаратизмом бояр-княжат за укрепление центральной власти. Эта внутренняя борьба осложнялась непрерывными войнами с соседними государствами.

Брак Василия III с Соломонией Сабуровой оказался неудачным: у супругов в течение 20 лет не было детей. В конце концов, Василий III решился на неслыханный поступок развод, а Соломонию заточили в Покровский женский монастырь. Новой женой Василия III стала княжна Елена Глинская молодая красавица.

Перед смертью в 1533 г., Василий III завещал московский престол трехлетнему сыну Ивану. Государством стала управлять мать Ивана княгиня Елена с братьями князьями Глинскими. Воспользовавшись малолетством государя, различные группы бояр начали борьбу за престол. Претендентами выступили братья Василия III - удельные князья Юрий из Дмитрова и Андрей из Старицы. Но Глинские сурово расправились с ними. Отправленные в заточение они там и погибли. [2]

Правительство Глинских проводило политику укрепления централизованной власти. В 1538 г. мать Ивана IV неожиданно умерла. Ходили слухи, что ее отравили. Власть захватили противники централизации - князья Шуйские. Вскоре их оттеснили князья Бельские. В 1543 г. к власти пришли сторонники возвышения Москвы бояре Воронцовы; затем снова Шуйские. Наконец в 1546 г. к управлению государством вернулись Глинские во главе с бабкой Ивана IV княгиней Анной. Каждый раз смена правящей группировки сопровождалась кровавой расправой с противниками. Боярские временщики использовали пребывание у власти для своего обогащения.

Иван родился 25 августа 1530 г. II. Будучи трех лет от роду, он лишился отца, а в неполных восемь лет - матери Елены Глинской. Его четырехлетний брат Юрий не мог делить с ним детских забав. Ребенок был глухонемым от рождения. В соответствии с завещанием отца правление государством перешло в руки бояр, которые должны были передать власть княжичу по достижении им совершеннолетия.

Создавшееся в следствие “бесчиния и самовольства” бояр положение представляло серьезную опасность для целостности государства и должно было вызвать попытки укрепить власть со стороны тех групп государствующих классов, которые опасались развала государствующего единства. Под руководством высокообразованного для того времени митрополита Макария Иван IV получил хорошее образование. Он много читал, глубоко изучил историю Киевской Руси, Владимирского княжества и европейских государств. Иван IV рано понял, что многие княжата и бояре не заинтересованы в укреплении единства России, а хотят остаться самовластными правителями в своих вотчинах. Он поставил своей целью упрочить централизованное Российское государство. [3]

Первую такую попытку сделал Митрополит Макарий. По убеждениям он был горячим сторонником сильной самодержавной власти. Под несомненным влиянием Макария сложилась и политическая идеология Ивана Грозного. Макарию, вероятно, принадлежала мысль о венчании на царство молодого Ивана. Этот акт должен был не только повысить международное значение Русского государства, но и укрепить расшатавшуюся центральную власть.

В 17-20 лет он поражал окружающих непомерным количеством пережитых впечатлений и передуманных мыслей, до которых его предки не додумались и в зрелом возрасте. Когда Великому князю исполнилось 17 лет он собрал двор и объявил о своем намерении жениться, но еще до своей женитьбы он объявил им свое намерение венчаться на царство. Принятие царского титула знаменовало начало его самостоятельного правления. [4]

Венчание на царство происходило 16 января 1547 г. Было сделано все, чтобы придать ему как можно больше блеска и торжественности.

Над Москвой плыл колокольный звон. Звонили во всех кремлевских соборах, им вторили окраинные церкви и монастыри. Они возвещали московским жителям о торжественном событии - венчании молодого государя великого князя всея Руси Ивана Васильевича на царство.

В Кремле медленно и чинно двигалась процессия. Из великокняжеского дворца она направлялась к главному московскому собору Успения Богородицы, отстроенному при Иване III, деде нынешнего великого князя. В тяжелых меховых шубах, соболиных, горностаевых, беличьих, крытых то восточными шелками с яркими разводами, то итальянским бархатом, то фландрским сукном, плавно двигались бояре. Завороженная великолепием шествия и серьезностью происходящего, толпа застыла. Шутка ли, венчание на царство. Такого Москва еще не видела.

В Успенском соборе Кремля в присутствии дворцовой знати и иностранных послов впервые в истории России был совершен обряд коронации. Во время долгой, по обычаю православной церкви, торжественной службы митрополит возложил на Ивана крест, венец и бармы и провозгласил его самодержавным царем. В торжественной речи он подчеркнул божественное происхождение власти царя.

Устами митрополита была начертана программа деятельности царя: в союзе с церковью, которая отныне объявлялась “матерью” царской власти, царь должен был укрепить “суд и правду” внутри страны, вести борьбу за расширение государства.

По завершении чина венчания великий князь стал “боговенчаным царем”. По алому бархату, струившемуся, словно поток крови, на ослепительно белом снегу, шел в свои хоромы первый русский царь, носивший этот титул на законных, с точки зрения того мира основаниях.

Столица государства, Москва, отныне украсилась новым титулом - она стала “царствующим городом”, а русская земля - Российским царством. Но для народов России начался один из самых трагических периодов его истории. Наступало “время Ивана Грозного”. [5]

Венчание на царство укрепляло авторитет Ивана IV и способствовало росту международного престижа Российского государства.

С этого времени российские монархи начали не только в сношениях с другими державами, но и внутри государства, во всех делах и бумагах, именоваться царями, сохраняя и титул великих князей.

А между тем знатные сановники объехали Россию и представили лучших невест государю, он избрал из них юную Анастасию, дочь вдовы Захарьиной, которой муж был окольничий, а свекор - боярином Иоанна III. Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали его выбор. Современники приписывают ей все женские добродетели: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благость, ум; не говоря о красоте.

В феврале 1547 г. Иван IV женился на Анастасии. С момента женитьбы по русскому обычаю Иван IV признавался совершеннолетним и мог самостоятельно управлять страной.

Венчание прошло в храме богоматери. Прервав веселые пиры двора, Иоанн и супруга ходили пешком зимою в Троицкую Сергиеву лавру и провели там первую недели великого поста, ежедневно молясь над гробом святого Сергия. Но такая набожность Иоаннова, неискренняя любовь к добродетельной супруге не могли укротить его пылкой беспокой души, приученный к неуемной праздности, к грубым, неблагочинным забавам. Он любил показывать себя царем, но не в делах мудрого правления, а в наказаниях, в необузданности прихотей. Играл, «милостями и опалами»; умножал число любимцев, еще более умножал число отверженных; своевольничал, чтобы доказать свою независимость; он не знал, что государь истинно независимый бывает только государь добродетельный. Никогда Россия не управлялась хуже. Глинские, подобно Шуйским, делали что хотели именем юноши-государя; наслаждались почестями, богатством и равнодушно видели неверность частных властителей; требовали от них раболепства, а не справедливости.

Иван IV обладал природным острым умом, блестящим красноречием и талантом писателя-публициста. Он был тонким политиком, искусным дипломатом и крупным военным организатором. Но человек бурных страстей, нервный, резкий, вспыльчивый, Иван IV был наделен очень тяжелым деспотичным характером. Он быстро терял самообладание, приходил в страшную ярость. С ранней юности у него проявились две черты: подозрительность и жестокость. Иван IV не терпел ни малейшего ослушания. Князя Репнина по распоряжению царя казнили за отказ надеть шутовскую маску. Мстительность Ивана IV приводила к тому, что гибли ни в чем не повинные люди. Вместе с боярами казнили их слуг, дворню, даже холопов и крестьян. Первый царь России вошел в историю как беспощадный тиран, прозванный народом Грозным.

Для исправления Иоаннова надлежало сгореть Москве. Столица ежегодно разрастила своим пространством и числом жителей. Дворы более и более стеснялись, новые улицы примыкали к старым, дома строились лучше для глаз, но не безопаснее прежнего: тленные громады зданий ждали только искры огня, чтобы сделаться пеплом. Летописцы Москвы часто говорят о пожарах, называя некоторые великими; но никогда огонь не свирепствовал в ней так ужасно, как в 1547 г. Сгорели все дома от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской. Ни огороды, ни сады не уцелели: дерева обратились в уголь, трава - в золу. Сгорело 1700 человек, кроме младенцев. Нельзя, по сказанию современников, ни описать, ни вообразить сего бедствия. Обратились в пепел 25 тысяч дворов.

Почти все московские жители остались без крова. Пожар нарушил снабжение столицы продовольствием. Начались эпидемия, голод. В народе поползли слухи, что Москву подожгли Глинские. Посадские люди восстали. Толпа ворвалась в Успенский собор и растерзала князя Юрия Глинского. Восставшие разгромили московские дома Глинских, затем пришли в село Воробьево, где находился Иван IV, и стали требовать выдачи бабки Анны и других Глинских. Царь с трудом убедил их, что Глинских он не прячет.

Смысл " боярского правления " заключался в "попытке феодальной реакции - княжат и бояр - задержать процесс строительства Русского централизованного государства путем разрушения аппарата власти и управления... и возрождения нравов и обычаев времен феодальной раздробленности". [6]

Последний тезис вызвал возражения В. И. Буганова и В. Б. Кобрина, опубликовавших рецензии на книгу И. И. Смирнова, и А. А. Зимина - в его монографии о реформах середины XVI в. По мнению этих исследователей, в годы "боярского правления" речь уже не могла идти о возвращении ко времени феодальной раздробленности; соперничавшие группировки стремились не к разрушению центрального аппарата государства, а к овладению им в своекорыстных интересах.

Кроме того, если И. И. Смирнов считал реакционными все боярские группировки 1530-1540-х гг., то его оппоненты безоговорочно зачисляли в лагерь реакции только князей Шуйских, находя в политике их соперников Бельских некоторые, хотя и непоследовательные, централизаторские тенденции18. Впрочем, степень этих разногласий не следует преувеличивать. Все участники дискуссии разделяли тезис о прогрессивности самодержавной централизации, которой противостояла феодальная аристократия.

Как и И. И. Смирнов, А. А. Зимин писал о "временном торжестве княжеско-боярской реакции в малолетство Ивана Грозного ": именно такая оценка "боярского правления" содержалась в абсолютном большинстве работ по истории России XVI в., вышедших в 1940-х - 1960-х гг.19 Сила историографической традиции оказалась столь велика, что оригинальные исследования, выполненные на основе нелетописных источников - губных и иммунитетных грамот, писцовых книг, дворянских челобитных - и высветившие новые стороны внутриполитической истории 1530-1540-х гг., - губную реформу (Н. Е.Носов), иммунитетную политику (С. М. Каштанов), поместное верстание (Г. В. Абрамович)20, внесли лишь некоторые коррективы в сложившуюся схему, но не привели к пересмотру ставшей уже привычной концепции "боярской реакции" в годы малолетства Грозного.

Прошли долгие и долгие годы, прежде чем Иван IV добился послушания от бояр, пока же он сам стал орудием в руках придворных.

В период боярского правления жизнь крестьян и городских масс резко ухудшились. Бояре распоряжались в свою пользу государственным земельным фондом, государственная казна была разграблена Боярские наместники беззастенчиво грабили население, взимали большие подати. В ряде мест вспыхнули народные восстания. [7]

Народные восстания произвели на Ивана IV сильное впечатление. Он писал: «От этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои» Царь отстранил от управления Глинских и других бояр, злоупотреблявших властью, и приблизил к себе родственников жены бояр Захарьиных-Романовых. Не доверяя княжеско-боярской аристократии, он стал больше опираться на служилых людей - дворян, получивших свое название от дворецкого, управляющего царским дворцом, в распоряжении которого они находились.

Дворяне (они же помещики) были заинтересованы в укреплении власти царя, который предоставлял им поместья и должности.

Подытоживая данный параграф можно сказать, что к концу 40-х годов при молодом царе складывается кружок придворных деятелей, которым он доверяет ведение государственных дел. К власти пришла новая группировка, которая вошла в история под названием Избранной рады. Всего десятилетие суждено было существовать “Избранной раде”, всего десятилетие было отпущено исторической судьбой для деятельности решительных и энергичных реформаторов, протекавшей в условиях относительного мира между всеми классами и сословиями русского общества. Но за этот краткий период государственное и социальное устройство России претерпело столь сильные изменения, какие не происходили за целые века спокойного развития. “Избранная рада” возникла в 1549 г., а в 1560 г. ее уже не существовало.

1.2. Избранная рада: состав, характер, политический курс

Выражением компромисса между разными слоями господствующего класса в начале правления Ивана 4 была так называемая «Избранная рада» - небольшой круг приближенных царю лиц, точный состав которого не вполне ясен. Само выражение «избранная рада» было употреблено бывшим ее участником князем А. М. Курбским в одном из его посланий к Грозному. В составе «Избранной рады» оказались представители служилых людей, каким был А. Ф. Адашев - выходец из незнатных, но крупных землевладельцев; духовенства, какими были митрополит Макарий и духовник царя, протопоп кремлевского Благовещенского собора Сильвестр; из княжеско-боярской знати, какими были молодой князь Андрей Курбский и князь Михаил Воротынский; представитель придворной администрации И. М. Висковатый и др. Рада не была официальным государственным органом, но фактически в течение 13 лет являлась правительством и управляла государством от имени царя.

Перед новым правительством встал вопрос о путях преобразования государственного аппарата. Первые шаги к реформам выразились в созыве 27 февраля 1549г. расширенного совещания на котором присутствовала Боярская дума, освященный собор, воеводы, а также боярские дети и “большие” дворяне (очевидно, московские) . Февральское совещание 1549г. (“Собор примирения” ) было фактически первым Земским собором. Его созыв ознаменовал превращение Русского государства в сословно-представительную монархию, создание центрального сословно-представительного учреждения. Чрезвычайно важно было то, что важнейшие государственные мероприятия начинают приниматься с санкции представителей господствующего класса, в числе которого значительную роль играли дворяне.

Решение Собора 1549г. показало, что правительство собиралось в дальнейшем использовать поддержку, как боярства, так и дворян. Оно было явно не в пользу феодальной аристократии, так как она должна была поступиться рядом своих привилегий в пользу основной массы служивого люда. Отмена подсудности дворян (в дальнейшем Судебник 1550г.) означала постепенное оформление сословных привилегий дворянства.

В связи с тем, что в феврале 1549г. было решено “давать суд” если человек обратился с челобитным на бояр, казначеев и дворецких, создается особая Челобитная изба, которой ведал А. Адашев и, возможно, Сильвестр. 1 Автор Пискаревского Летописца дает ее расположение у Благовещения в Кремле. Но в действительности местонахождение Челобитной избы не вполне ясно: у Благовещения находилось помещение казны. Не будучи формально казначеем, Адашев в 50х годах XVIв. фактически возглавлял деятельность государственной казны. 2. Но во всяком случае связь возникновения Челобитной избы с реформами середины века несомненна. В Челобитную избу поступали челобитные на имя государя, здесь же по ним принимались решения - Челобитная изба была бала своего рода высшим апелляционным ведомством и контрольным органом, надзиравшим над другим правительственным учреждением. [8]

Одновременно с “Собором примирения” происходили заседания и церковного собора, который установил церковного празднования еще 16 “святых” и рассмотрел жития этих “чудотворцев” . В условиях роста реформационного движения церковь канонизацией своих видных деятелей стремилась укрепить свой падающий авторитет.

После февральских соборов правительственная деятельность в 1549г. развернулась в различных областях. Рост народных движений в городе и деревне заставил возобновить проведение губной реформы, после торжества Шуйских в 1542г.. 27 сентября 1549г. был выдан губной наказ крестьянам Кириллова монастыря. Этот наказ свидетельствовал о росте влияния дворянства. Теперь губные дела передавались в ведение выборных губных старост из числа детей бояр.

Формирование различных изб происходило по функциональному различию, а не по территориальному. Это свидетельствовало о значительном успехе централизации управления. 1 Однако част изб не порывала окончательно с территориальным принципом управления.

1549г. был годом активного наступления на иммунитетные привилегии духовных феодалов. 4 июня 1549г. в Дмитров послали грамоту, согласно которой ряд монастырей лишался права беспошлинной торговли в Дмитрове и других городах. Но крупные монастыри привилегии сохраняли.

К концу 1549г. все настойчивее стали раздаваться голоса, подталкивающие правительство на проведение реформ. Царю подал свой проект Ермолай-Еразм, предполагавший ценой некоторых уступок предотвратить возможность новых волнений. Он начал меры по унификации системы поземельного обложения, по обеспечению землей служивого люда.

Разносторонностью и вдумчивостью отличались проекты И. С. Пересветова, защитника сильной самодержавной власти. Централизация суда и финансов, кодификация законов, создание постоянного войска, обеспеченного жалованием, - вот некоторые из предложений этого “воинника” - публициста, выражавшего думы и чаяния передовой части дворянства, затронутого реформационно-гуманистическим движением. 2 Изначально в царских вопросах ставилась задача издания законов, которые должны были восстановить порядок, существовавший при Иване III и Василии III. Ссылка на “отца” и “деда” , встречающаяся в законодательстве означала, что реформам старались придать вид мероприятий направленных против тех злоупотреблений властью боярами, которыми были” наполнены” несовершеннолетние годы Ивана IV.

После постановки об отмене местничества в проекте изгалялся ряд соображений о необходимости навести порядок в вотчинном и поместном праве. По мнению автора проекта, необходимо было провести проверку земельных владений (вотчин, поместий) и кормлений с целю выяснения размеров владений и исполнения воинских обязанностей служилыми людьми. Нужно было перераспределить имеющийся в распоряжении служебный фонд, чтобы обеспечить малоземельных и безземельных феодалов. Но этот проект нарушал исконные вотчинные права феодальной аристократии, поэтому проект осуществления не получил.

К числу финансовых реформ относится проект ликвидации проездных пошлин (мыта) внутри стран. Таможенные перегородки между отдельными землями Русского государства, отражавшие незавершенности процесса изживания экономической раздробленности, препятствовали дальнейшему развитию товарно-денежных отношений. [9]

Если подвести итоги рассмотрению царских “вопросов” , то можно констатировать далеко идущие намерения правительства удовлетворить земельные требования дворян за счет боярского землевладения, укрепить армию и государственные финансы.

Время Избранной рады - самый светлый период царствования Ивана IV. Избранная рада напряженно занималась реформаторской деятельностью с целью упорядочить законы и управление страной, расширить источники поступления доходов в казну, учитывая интересы служилого дворянства и боярства. По своему содержанию реформы во многом отвечали требованиям просветителя И. С. Пересветова. Пересветов считал, что положение людей на царской службе должно определяться не знатным происхождением, а их личными заслугами, у царя должна быть сильная армия, нужна реформа суда и финансов, он был сторонником сильной царской власти, способной во всем поддерживать "правду", справедливый государственный строй. 27 февраля 1549 г. был созван первый Земский собор "всякого чина людей". На Соборе были расширены права дворян и ограничены права бояр-наместников. Созыв Собора - свидетельство создания сословно-представительного учреждения и превращения России в сословно-представительную монархию. Земские соборы не ограничивали власть царя, носили совещательный характер, но способствовали проведению в жизнь на местах политических мероприятий центральной власти и позволяли лавировать ей между дворянством и боярством. Земские соборы не стали постоянным органом и собирались по необходимости в 1565, 1584, 1589 годах.

В 1550 г. был принят новый Судебник. Он, по сути, явился развитием Судебника Ивана III 1497 года. Судебник исходил из старой системы управления и суда на местах, но при этом ограничивал власть наместников и волостелей, сокращая их полномочия в суде и усиливая контроль над ними со стороны царской администрации. Судебник отменял торговые привилегии феодалов и передал право сбора тамги (основной торговой пошлины) царской администрации, что отвечало интересам верхушки купцов и ремесленников. Отменялись податные льготы монастырей, что ослабляло материальную базу церкви и укрепляло центральную власть. Судебник подтвердил Юрьев день и увеличил размер "пожилого", что означало дальнейшее закрепощение крестьян.

В 1550 г. была проведена военная реформа, направленная на укрепление вооруженных сил страны. Основные направления реформы:

-   на время военных действий ограничивалось местничество при назначении командиров войсковых соединений и подразделений;

-   в Московском уезде было решено разместить "избранную тысячу" (1070 дворян), создать ядро дворянского ополчения, опору самодержавной власти;

-   для служилых людей устанавливались две формы прохождения военной службы: "по отечеству" и "по прибору". "По отечеству" службу проходили дворяне и дети боярские с 15 лет и пожизненно. Они составляли конное ополчение и за службу получали землю. Службу "по прибору" проходили стрельцы. Созданные в 1550 г. стрелецкие войска имели на вооружении огнестрельное и холодное оружие. К концу XVI века в стрелецких войсках насчитывались 25 000 человек, и служба их проходила не только в Москве, а практически во всех крупных городах страны.

По инициативе Ивана IV в январе - мае 1551 г. состоялся церковный собор. Его решения сведены в 100 глав, поэтому он вошел в историю под названием Стоглавого. Царь на соборе призвал присутствующих одобрить новый Судебник и другие реформы. Стоглавый собор унифицировал богослужения и все церковные обряды, признал общерусскими 50 "местночтимых" угодников и оформил единый для всего государства пантеон святых, а также поставил задачу улучшить нравы духовенства.

В 1560г Избранная рада прекратила свое существование: Иван IV хотел править единолично, не имея рядом стеснявших его советников; царь не доверял окружению; не желал ждать результатов политики, а советники предлагали путь медленных постепенных реформ. Андрей Курбский бежал в стан неприятеля в один из самых трудных для России моментов Ливонской войны, а затем завязал гневно-обличительную переписку с Иваном Грозным.[10]

Если подвести итог второму периоду реформ « избранной рады », то придеться отметить, что в 1550-60 гг. правительство в большей мере проводит линию по осуществлению требований широких кругов феодалов, чем в предыдущий период. Неудача попыток решить земельный вопрос за счет ликвидации монастырского землевладения поставила на очередь вопрос о наступлении на земельные богатства феодальной аристократии. Были созданы дворянские и посадско-черносошные органы местного управления. Старый территориально-дворцовый центральный аппарат власти с Боярской думой во главе вынужден был уступить свои позиции дьяческой приказной администрации. Уложением о службе и другим военным реформам строго регламентировались служилые обязанности всего без исключения служилого класса. Родовитая знать оказалась в опасном положении, окруженная дворянством.

1.3. Земский собор – перспектива становления сословно-представительной монархии

В памятниках XVI века термин «земский собор» не встречен. Он редко употребляется и в XVII столетии. Документы XVII века, трактующие о созыве земских соборов, чаще говорят просто «собор», «совет», «земский совет».

Слово же «земский» в XVI веке значит «государственный»

Собор, являвшийся в XVI веке «вполне законченным, выработанным типом политического учреждения», оставался таковым и в XVII столетии. Только он «осложнился... новым, выборным элементом», который «присоединился к нему со стороны, и представляет собой продукт, выросший совсем на другой почве».

Различные историки по - разному дают определение земских соборов. Обратим внимания на самые интересные из них.

В. О. Ключевский: земские соборы - это «особый тип народного представительства, отличный от западных представительных собраний».

С. Ф. Платонов: земский собор - это «совет всей земли», состоящий «из трех необходимых частей»: 1) «освященного собора русской церкви с митрополитом, позднее с патриархом во главе», 2) боярской думы, 3) «земских людей, представляющих собой различные группы населения и различные местности государства». [11]

С. О. Шмидт: «...Соборы XVI века - это не представительные учреждения в обычном понимании, а скорее бюрократические». Соборы времени Ивана Грозного - «органы территориальной централизации, признак объединения земель под властью одного государя». Соборы были нужны «укрепляющемуся самодержавию как орудие сопротивления сохраняющийся еще феодальной раздробленности».

Р. Г. Скрынников считает, что Русское государство XVI века до земского собора 1566 года было самодержавной монархией с аристократической боярской думой, а с этого времени пошло по пути превращения в сословно - представительную монархию. До 1566 года соборные совещания «представляли сравнительно немногочисленную верхушку господствующего класса в лице членов боярской думы и руководства церкви». Участниками собора 1566 года были, «помимо бояр и церковников, многочисленные представители дворян, приказной бюрократии и купцов». Причину «расцвета соборной практики в мрачную эпоху опричнины» автор объясняет «первым серьезным кризисом опричной политики» и попытками монархии найти «непосредственную опору в более широких слоях господствующих классов, в среде дворянства и богатейшего купечества». Но «полоса компромисса» была кратковременной, на смену «пришел террор, надолго покончивший с соборной практикой».[12]

1549 год можно считать годом рождения земских соборов - условно, потому что корни сословно - представительных учреждений восходят к более раннему времени. Собор середины XVI века относится к решающему моменту в истории России, когда началось проведение крупных реформ, направленных к укрощению государственного аппарата, когда определился курс внешней политики на востоке.

Земский собор возник в XVI веке как орган, долженствующий заменить кормленщиков. Это был «парламент чиновников». Форма земского собора, возможно, была навеяна городовыми советами, о существовании которых можно догадываться на основе докладов начала XVII века.

Земские соборы общегосударственного характера, требовавшие участия представителей господствующего класса всей земли, в какой - то мере заменили княжеские съезды и вместе с думой унаследовали их политическую роль. В то же время земский собор - это орган, пришедший на смену вечу, восприняв традиции участия общественных групп в решении правительственных вопросов, но заменив присущие ему элементы демократизма началами сословного представительства.

-   Соборы, занимающиеся вопросами общегосударственными. Так сказать «большой политики». Это земские соборы в полном смысле этого слова.

-   Совещания царя с войнами накануне походов. Их лучше именовать «войсковыми собраниями».

-   Третью группу соборов составляют такие, на которых разбирались дела как церковные, так и государственные, в частности судебные.

-   Была, очевидно, еще одна категория собраний, на которых Иван IV обращался с воззваниями или политическими декларациями к людям разных чинов.

Историю земских соборов можно разделить на 6 периодов.

-   Время Ивана Грозного (с 1549 года). Соборы, созываемые царской властью, уже сложились. Известен и собор, собранный по инициативе сословий (1565 год).

-   Со смерти Ивана Грозного до падения Шуйского (с 1584 до 1610 года). Это время, когда складывались предпосылки гражданской войны и иностранной интервенции, начинался кризис самодержавия. Соборы выполняли функцию избрания на царство, причем иногда становились орудием враждебных России сил.

-   1610 - 1613. Земский собор при ополчениях превращается в верховный орган власти (и законодательной, и исполнительной), решающий вопросы внутренней и внешней политики. Это время, когда земский собор играл наиболее крупную и наиболее прогрессивную роль в общественной жизни.

-   1613 - 1622. Собор действует почти непрерывно, но уже в качестве совещательного органа при царской власти. Через них проходит вопросов текущей действительности. Правительство стремится опереться на них при проведении финансовых мероприятий (сбор пятинных денег), при восстановлении подорванного хозяйства, ликвидации последствий интервенции и предотвращении новой агрессии со стороны Польши.

С 1622 года деятельность соборов прекращается до 1632 года.

-   1632 - 1653. Соборы собираются сравнительно редко, но по большим вопросам политики - внутренней (составление Уложения, восстание в Пскове) и внешней (русско - польские, и русско - крымские отношения, присоединение Украины, вопрос об Азове). В этот период активизируются выступления сословных групп, предъявляющих требования правительству, помимо соборов, также через челобитные.

-   После 1653 до 1684. Время затухания соборов (небольшой взлет был в 80-х годах).[13]

Если присмотреться к вопросам, которыми занимались соборы, созывавшиеся церковной властью, то прежде всего надо выделить из них четыре, которые утвердили проведение крупных государственных реформ: судебных, административных, финансовых и военных. Это соборы 1549, 1619, 1648, 1681-82 годов. Таким образом, история земских соборов тесно связана с общей политической историей страны. Приведенные даты падают на узловые моменты в ее жизни: реформы Ивана Грозного, реставрация государственного аппарата после гражданской войны начала XVII века, создание Соборного уложения, подготовка петровских преобразований. Судьбам политического устройства страны были посвящены, к примеру, и совещания сословий в 1565 году, когда Грозный уехал в Александрову слободу, и приговор, вынесенный земским собранием 30 июня 1611 года в «безгосударное время».

Наиболее часто на соборах рассматривались вопросы внешней политики и налоговой системы (по преимуществу в связи с военными нуждами). Таким образом, через обсуждения на заседаниях соборов проходили крупнейшие проблемы, стоявшие перед Российским государством.[14]

В итоге основная суть создания Земских соборов сводилась к зарождению новго аристократического проекта изменения формы Российского государства. По этому плану царская держава делилась на несколько государств, каждое из которых навечно возглавлял боярин — царский наместник (Новгород Великий, Казань, Сибирь и другие регионы). В результате Россия превращалась в аристократическую федерацию при верховном правлении царя, но при опоре на совет наместников. Федор Алексеевич в принципе одобрил проект, но патриарх отклонил его как угрозу целостности страны.

Глава 2. Политика избранной Рады – эволюционный путь развития России. 2.1. Реформа центрального и местного самоуправления

Особенно государственный и политический талант Ивана Грозного раскрывают реформы 50-х годов XVI века. Важнейшей чертой политической истории Русского государства являются многочисленные реформы, направленные на дальнейшее развитие и укрепление Русского централизованного государства.

Общей чертой реформ является их антибоярская направленность. Провозглашая эти реформы, правительство Ивана IV изображало их как мероприятия, цель которых заключалась в том, чтобы ликвидировать последствия боярского правления и укрепить экономические и политические позиции тех социальных групп, чьи интересы оно выражало и на которые опиралось, - дворян, помещиков и верхи посада.

"Этот план, - говорит В. О. Ключевский, - начанался срочной ликвидацией тяжб земства с кормленщиками, продолжался пересмотром Судебника с обязательным повсеместным введением в суд кормленщиков, выборных старост и целовальников и завершался уставными грамотами, отменявшими кормления". Так как примитивная система кормлений не могла удовлетворять требованиям времени, росту государства и усложнению общественного порядка, то ее решено было заменить иными формами управления. До отмены кормления в данном месте кормленщиков ставили под контроль общественных выборных, а затем и совсем заменяли их органами самоуправления.

Исходным моментом в проведении реформ явилась речь Ивана IV 27 февраля 1549 г. на заседании Боярской думы совместно с "освященным собором" (т. е. высшими представителями церкви). Эта речь носила программный характер и представляла собой декларацию, излагавшую основные принципы политики правительства; давалась резко отрицательная оценка боярского правления. Основной вопрос, рассматриваемый в декларации, - это вопрос о боярских детях и их интересах, все три пункта которые посвящены им: сначала оценке положения детей боярских в прошлом, во время боярского правления, затем требованию о недопустимости продолжения "сил", "обид" и "продаж" по отношению к детям боярским и формулировке санкций в случае, если они все же будут иметь место.

В прямо противоположном плане трактуется вопрос о боярах. Бояре рассматриваются как основной источник насилий, "обид" и "продаж", причинявшихся детям боярским в прошлом, в годы боярского правления, и как потенциальный источник таких же действий в настоящем и будущем. Поэтому обращение Ивана IV ко "всем боярам" носило характер ультимативного требования под угрозой опал и "казни" для тех бояр, кто попытался бы продолжать или возобновить такого рода действия.

В тот же день, 27 февраля 1549 года, состоялось другое выступление Ивана IV. По своему значению оно представляло как бы повторение правительственной декларации, но только не перед боярами, против которых было направлено острие политики, провозглашенной в декларации, а перед детьми боярскими и дворянами, чьи интересы отражала и защищала декларация правительства. [15]

Закономерным итогом политических событий 27 февраля явился закон 28 февраля 1549 года, представляющий собой начало реализации политики, провозглашенной в декларациях Ивана IV. Закон 28 февраля был принят без участия "всех бояр": добившись от них принятия требований, сформулированных в царской декларации, правительство Ивана IV не сочло нужным передавать на рассмотрение "всех бояр" текст нового закона и он был принят на заседании "ближней думы" с участием митрополита Макария.

Рассмотрение материалов, связанных с февральской декларацией Ивана IV, показывает, что к этому времени политика правительства уже определилась как политика защиты интересов помещиков (детей боярских) и борьбы за ликвидацию последствий боярского произвола времен боярского правления. А. Е. Пресняков писал: "выступление царя защитником интересов "детей боярских", будущего дворянства, несомненно начало политики, достигшей полного развития в эпоху опричнины".

Правительство Ивана IV, выступая против бояр и в защиту детей боярских - помещиков, стремилось представить себя защитником также и "всех крестьян царствия своего". Очевидна цель, состоящая в том, чтобы заявлениями о защите всех "крестьян" прикрыть классовый характер политики Ивана IV как органа власти господствующего класса феодалов-крепостников. Особенно ярко тенденция изобразить политику правительства Ивана IV как имеющую "всенародный" характер выступает в речи Ивана IV на Стоглавом соборе 1551 года. Царь выносил на рассмотрение освященного собора и "всех бояр" следующие вопросы ("Царские вопросы"):

1. О борьбе с местничеством,

2. О пересмотре вотчин, поместий и кормлений,

3. О монастырских, княжеских и боярских слободах,

4. О ликвидации корчем,

5. О ликвидации мытов,

6. О пошлинах за перевоз через реку и за проезд по мосту,

7. О заставах по рубежам,

8. Об установлении вотчинных книг и о регламентации службы с вотчин,

9. Об упорядочении дела раздачи поместий,

10. О порядке обеспечения вдов боярских детей,

11. О порядке надзора за ногайскими послами и гостями,

12. О всеобщей переписи земель.

В итоге особенностью центральных органов в первой половине XVII в. было широкое распространение временных приказов по частным потребностям. Их отличала от обычных приказов большая регламентированность структуры и деятельности. Указы об их создании определяли не только функции и главу приказа, но и его штат и бюджет. У временных приказов были четко определенные функции, экстерриториальный характер, работали они достаточно оперативно и эффективно (сыскные приказы различной компетентности, приказ «У сибирских дел», Записной — для составления Степенной книги и др.). Укрепление власти царя, необходимость крайней мобилизации сил нации, а также проведение в жизнь норм Уложения 1649 г., прозвучавших на Соборе пожеланий сословий потребовали преобразований в приказной системе. Они проходили в 50—70 гг., но особенно серьезная перестройка управления была предпринята в 80-х гг. Ее целью было упрощение и централизация приказов. Среди этих преобразований следует отметить попытку объединить все вопросы финансового характера в укрупненном приказе Большой казны и концентрацию всех вотчинных и поместных дел в Поместном приказе, а дел о службе — в Разрядном, с изъятием их из компетенции территориальных приказов. Следствием реформ стал переход в финансовом управлении от территориального к системному принципу в отличие от военной администрации, где огромная территория требовала укреплять принцип полицентризма. Широко практиковалось, хотя и не было новым явлением, объединение приказов в группы с подчинением их отдельным, близким к царю лицам. В связи с преобразованиями количество приказов стабилизируется на уровне 37—38 (но дворцовых учреждений сокращение не коснулось). В то же время приказы превращаются, в отличие от первой половины XVII в., в крупные учреждения с большим штатом и сложной структурой.

Громоздкая приказная система с ее централизацией и бюрократизмом с трудом справлялась с возлагаемыми на нее функциями, порождала волокиту, злоупотребления, взяточничество.

2.2. Военная реформа

Местничество являлось одним из тех институтов феодального государства, которые обеспечивали монопольное право на руководящую роль в важнейших органах государства представителям феодальной знати. Сущность местничества состояла в том, что возможность занятия тем или иным лицом какого-либо поста в административных органах или в армии предопределялась местническими счетами, то есть взаимными соотношениями между отдельными феодальными - княжескими или боярскими - фамилиями, а внутри этих фамилий - взаимными соотношениями между отдельными членами этих фамилий. При этом исключалась возможность изменения этих соотношений, так как это означало бы изменение порядка мест в служебной, придворной или военной иерархии. Это приводило к тому, что для занятия каким-либо лицом того или иного поста нужно было, чтобы положение данного лица в местнической иерархии соответствовало тому положению, какое занимал в этой иерархии тот пост, на занятие которого претендовало данное лицо.

Московские великие князья (а затем цари) вели упорную борьбу против местничества, так как местничество связывало их и ставило их действия под контроль феодальной знати. Однако, феодальная знать, в свою очередь упорно боролась за сохранение местнических привилегий. Выражением и проявлением этой борьбы вокруг проблемы местничества являются местнические счеты, рост которых на протяжении XVI века отражает в себе усиливающееся стремление русских государей к слому местнической иерархии.

Особую остроту местничество и местнические счеты приобрели в военно области. Основным недостатком в организации русской армии того времени было то, что управление армией было построено на местнических началах. Это лишало командование армии возможности оперативного руководства войсками и, напротив, позволяло княжатам и боярам, недовольным политикой правительства, саботировать путем местнических счетов и распрей распоряжения верховного командования. Местнические счеты лишали правительство возможности руководствоваться при назначении на посты воевод соображениями политического и персонального порядка, а требовали предоставления воеводских постов тем, кто имел на них привилегию в соответствии с местнической иерархией.

В ноябре 1549 года был издан приговор о местничестве. В "Вопросах" Ивана IV Стоглавому собору обстоятельства и мотивы издания приговора о местничестве изложены следующим образом: "Отец мой, Макарий митрополит, и архиепископы, и епископы, и князи, и бояре. Нарежался есми х Казани со всем хрисолюбивым воинством и положил есми совет своими боляры в пречистой и соборной перед тобою, отцем своим, о местех в воеводах и в сяких посылах в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют, чтобы воиньскому делу в том порухи не было; и всем бояром тот был приговор люб". Таким образом, целью издания приговора "О местах" было создать условия, позволяющие не допустить "порухи" "воинскому делу" во время похода, проистекавшие от местничества в "посылках" и в "разряде".

Приговор о местничестве 1549 года состоит из двух частей. Первая часть приговора посвящена воеводам основных пяти полков, на которые делилась армия: Большого, Правой руки, Левой руки, Передового и Сторожевого. Во второй части речь идет об остальных служилых людях - невоеводах.

По своему содержанию приговор формально представляет собой акт, определяющий местнические соотношения между отдельными воеводскими должностями. В рамках признания правомерности местничества находится и другая группа норм, формулируемых приговором: о порядке регулирования тех случаев, когда служебные отношения между теми или иными служилыми людьми не соответствуют местническим счетам между ними. Однако существо приговора 1549 г. заключалось не в простой регламентации местнических счетов в полках, а в борьбе против местничества.

Для понимания политической направленности приговора очень много дает то толкование, которое было дано во время похода 1549-1550 гг. после приезда во Владимир митрополита Макария, когда вопрос о местничестве являлся предметом обсуждения царя, митрополита и бояр, и только что принятый приговор о местничестве был вновь подтвержден. Опираясь на это подтверждение, Макарий в своем обращении к служилым людям следующим образом сформулировал тот порядок, которым должна была определяться служба всех категорий служилых людей во время похода: "А лучитца каково дело, кого с ким царь и великий князь на свое дело пошлет, а хотя будет кому с кем и не пригож быти своего для отечества, и бояре б, и воеводы, и князи, и дети боярские для земского дела все ходили без мест. А кому будет каково дело о счете, и как, оже даст бог, с своего дла и с земского придет, и государь им счет тогды даст". [16]

Речь Макария, внесенная в текст официальной Разрядной книги, может рассматриваться как своего рода официальный комментарий к тексту приговора о местничестве. Совершенно так же излагается существо приговора и в "Царских вопросах" Стоглавому собору, где приговор о местничестве характеризуется как закон, устанавливающий принцип: "О местех в воеводах и в всяких посылках в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют". [17]

Таким образом, как по свидетельству Макария, так и по заявлению самого Ивана IV, смысл приговора о местничестве заключался в установлении службы в полках "без мест" и в запрете "местничаться" во время похода.

Будучи одной из наиболее ранних по времени политических реформ 40-50 годов, приговор о местничестве отразил в себе общий характер политики правительства и продемонстрировал формы и пути реализации этой политики.

Центральным вопросом внутренней политики 50-ых годов являлся земельный вопрос. Характер земельной политики 50-ых годов определился вполне уже в первом крупном мероприятии в области земельного вопроса. Этим мероприятием было испомещение приговором 3 октября 1550 года знаменитой “1000” детей боярских вокруг Москвы.

Приговор устанавливал: “учинить... помещиков, детей боярских - лутчих слуг 1000 человек” путем раздачи им поместий в местностях вокруг Москвы “верст за 60 и 70” - “в Московском уезде, да в половине Дмитрова, да в Рузе, да в Звенигороде, да в Числяках, и в Ординцах, и в перевесных деревнях, и в тетеревинчих, и в оброчных деревнях”. Размеры подмосковных поместий детям боярским определялись в 200, 150 и 100 четвертей в зависимости от того, к какой из трех статей (на которые была разбита “1000”) относится данный сын боярский. При этом делалась оговорка: “А за которыми бояры или за детьми боярскими вотчины в Московском уезде или в-ыном городе, которые блиско Москвы верст за 50 или за 60, и тем поместья не давати”. Приговор далее устанавливал порядок пополнения “1000” в случае смерти кого-либо из входивших в нее лиц: “А который по грехам ис той тысячи вымрет, а сын его не пригодитца к той службе, ино в того место прибрать иного”.

В процессе реализации приговора от 3 октября 1550 года была составлена так называемая Тысячная книга, представляющая собой своего рода раздаточную десятню и включающая в себя как списки всех детей боярских, вошедших в состав “тысячи”, так и тех бояр и окольничих, которые получали на основании приговора от 3 октября 1550 года поместья в Московском уезде. Тысячная книга - основной источник для понимания и оценки приговора от 3 октября 1550 года. Рассмотрение этого приговора приходится начинать с выяснения вопроса о том, был ли реализован приговор об испомещении “тысячи” детей боярских или же он представлял собой лишь неосуществившийся проект.

Если принять, что в писцовых книгах до нас дошли данные о 20% общего числа тысячников, получивших поместья в Московском уезде, число их составляло бы около 350 человек. Если учесть, что по приговору от 3 октября 1550 года поместья тысячникам должны были быть даны, помимо Московского уезда, также в Дмитровском, Рузском, Звенигородском, Верейском и в Коломенском уезде, то можно прийти к выводу, что цифра тысячников, содержащаяся в московских писцовых книгах, может служить веским аргументом в пользу того, что приговор от 3 октября 1550 года вовсе не является неосуществленным проектом реформы, а представляет собой законодательное выражение политики, проводившейся в жизнь.[18]

Значение данных о тысячниках, содержащихся в писцовых книгах Московского уезда, не исчерпывается тем, что они дают возможность составить представление о числе тысячников, получивших поместья в Московском уезде. Показательно также то, что поместья тысячников, по-видимому, охватывали более или менее равномерно все районы Московского уезда. Из 13 станов, описанных в книгах 70-80 годов, поместья тысячников встречаются в 10 станах. Это подтверждает вывод о том, что раздача земель тысячникам проводилась в широких масштабах и во всем Московском уезде.

Еще существеннее те данные, которые содержатся в московских писцовых книгах по вопросу о социальном составе и территориальной принадлежности тысячников, испомещенных в Московском уезде. В составе 72 человек, записанных в писцовых книгах Московского уезда, имеются: 2 боярина, 2 окольничих, 1 оружейничий, 2 князя Стародубских 2-й статьи, 2 князя Стародубских 3-й статьи, 4 князя Ярославских 3-й статьи, 1 сын боярский 1-й статьи, 6 детей боярских 2-й статьи, наконец, 52 детей боярских 3-й статьи. Таким образом, в московских писцовых книгах оказываются представленными почти все основные рубрики, на которые разделены тысячники в Тысячной книге. Широте социальной и соответствует широта территориального охвата помещиков-тысячников данными писцовых книг Московского уезда. Из общего количества 47 городов, представители которых включены в текст Тысячной книги, в писцовых книгах Московского уезда имеются тысячники из 20 городов.

Наконец, необходимо отметить, что данные о тысячниках в московских писцовых книгах показательны еще в одном отношении. В подавляющем большинстве случаев размеры поместий тысячников составляют 100 четвертей земли, то есть точно соответствуют размерам поместий для детей боярских 3-й статьи, установленным приговором 3 октября 1550 года.

Распределение земли между “тысячниками” 1550 года

--------------------------------------------------
Разряд | количество лиц | “оклад” (в четвертях) |

всего земли

( в четвертях)

|
---------------------------------------------------------
Бояре, окольничьи, оружейничий, казначеи | 28 | 200 | 5600 |
---------------------------------------------------------
Дети боярские 1-й статьи | 33 | 200 | 6600 |
---------------------------------------------------------
Дети боярские 2-й статьи | 79 | 150 | 11850 |
---------------------------------------------------------
Дети боярские 3-й статьи | 614 | 100 | 61400 |
---------------------------------------------------------
дети боярские новгородские помещики 1-й статьи | 7 | 150 | 1050 |
---------------------------------------------------------
дети боярские новгородские, псковские, луцкие и ржевские 2-й статьи | 317 | 100 | 31700 |
---------------------------------------------------------
ВСЕГО | 1078 | --- | 118200 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Как последствие реформы испомещение тысячников представляло собой прежде всего мероприятие огромного масштаба в области земельных отношений. В результате проведения в жизнь приговора 3 октября 1550 года дворяне-помещики получили в свои руки свыше 100 тысяч четвертей земли (в одном поле) пахотной земли с соответствующим количеством угодий: лугов и лесов.

Также реорганизация вооруженных сил в пользу постоянных войск на местах потребовала создания военных округов (разрядов), объединявших несколько уездов. В результате образовалось промежуточное звено управления — разрядный центр. Приказная изба такого города расширяла свои военно-административная функции и начинала именоваться разрядной избой или приказной па латой. Выделение разрядных изб и приказных палат создавало учреждения промежуточного типа, предвосхищавшие будущие губернские канцелярии, было предпосылкой петровской губернской реформы.

2.3. Социальные преобразования

Уже в Судебнике 1550 года затрагиваются существенные вопросы землевладения. В частности, принимаются постановления, затрудняющие дальнейшее существование вотчинных земель.

Особое место занимают статьи о частновладельческом населении. В целом право перехода крестьян в Юрьев день по ст. 88 сохранялось, но несколько увеличилась при этом плата за "пожилое". Ст. 78 определяла положение другой значительной группы населения - кабальных холопов. Запрещалось, к примеру, превращать в холопов служилых людей, ставших должниками.[19]

Однако главные изменения в социально-экономической сфере были направлены на обеспечение землей служилых людей - дворян. В 1551 году на Стоглавом соборе Иван IV заявил о необходимости перераспределения ("переверстания") земель между землевладельцами: "у кого лишек, ино недостаточного пожаловати". Под "недостаточными" подразумевались служилые люди. Для проведения упорядочения земель предпринимается их всеобщая перепись. В процессе ее осуществления прежнее подворное налоговое обложение заменялось поземельным. На основных территориях вводилась новая единица обложения - "большая соха". Ее размеры колебались в зависимости от социального положения землевладельца: на соху черносошного крестьянина приходилось меньше земли, но больше налогов. Ущемлялись также интересы церкви, зато в привилегированном положении оказывались помещики.[20]

Размеры земельных владений обусловливали и прежние службы дворян. "Уложение о службе" (1555) устанавливало правовые основы поместного землевладения. Каждый служилый человек имел право требовать поместье не меньше 100 четвертей земли (150 десятин, или примерно 170 га), так как именно с такой земельной площади должен был выходить на службу "человек на коне и в доспехе полном". Таким образом, с первых 100 четвертей выходил сам землевладелец, а со следующих - его вооруженные холопы. Согласно "Уложению"; вотчины в отношении службы уравнивались с поместьями, а вотчинники должны были нести службу на тех же основаниях, что и помещики.

Изменения в положении служилых людей тесно связаны с отменой наместничьего управления (кормлений). Вместо "кормленичего дохода", шедшего в основном в руки наместников и волостелей, вводился общегосударственный налог "кормленый откуп". Этот налог поступал в государственную казну, откуда раздавался служилым людям в качестве жалования - "помоги". Денежную "помогу" давали тем, кто вывел больше людей, чем полагалось, или имел владение меньше нормы. Зато тот, кто вывел меньше людей, платил денежный штраф, а неявка могла повлечь конфискацию владений и телесное наказание.[21]

Глава 3. Трансформация власти и утверждение самодержавного правления 3.1. Результаты реформ и причины падения Избранной рады

Реформы Избранной рады сыграли положительную роль в укреплении централизованного государства, но не завершили этот процесс. Еще оставались пережитки феодальной раздробленности в виде самостоятельного сильного удела - Старицкого княжества и Новгородской земли, сохранявшей все еще черты обособленности.

Также они проводились в целях укрепления социального положения дворянского сословия в противовес тормозящему этот процесс консервативному боярству. В. Б.Кобрину удалось доказать, что в усилении государства были заинтересованы практически все слои общества. Поэтому реформы проводились не в угоду какому-либо одному сословию и не против какого-либо сословия. Реформы означали формирование Русского сословно-представительного государства. При этом подразумевалось и осуществлялось на практике разумное равновесие в распределении власти между рядом сословий (Земские соборы), правительством (Избранная Рада) и царем. Для утверждения этой системы необходимо было время. В силу ряда обстоятельств равновесие властных структур стало неустойчивым уже в первой половине 50-х годов. Реформаторская деятельность была сведена на нет в 60-е годы внешними (Ливонская война) и внутренними (опричнина) причинами. Многое здесь значила и личность царя Ивана Грозного - человека государственного ума, но с гипертрофированно развитым властолюбием, и,

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Иван IV - альтернативный путь развития России во второй половине XVI века". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 596

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>