Дипломная работа на тему "Демократические преобразования в Египте (1952-1956 гг.)"

ГлавнаяИстория → Демократические преобразования в Египте (1952-1956 гг.)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Демократические преобразования в Египте (1952-1956 гг.)":


Министерство образования Российской Федерации

Сыктывкарский государственный университет

Исторический факультет Кафедра истории зарубежных стран в новое и новейшее время Допустить к защите Зав. кафедрой д. и.н., проф. __________В. П. Золотарев «___»_____________2004 г.

Пиженко Владимир Олегович

Демократические преобразования в Египте (1952-1956 гг.)

Дипломная работа

Научный руководитель:

С. М. Гон чарова

Сыктывкар 2004
Содержание

1.  Введение С. 3

2.  Глава первая. Внутренняя политика египетского правительства в 1952-1956 гг. С. 13

3.  Глава вторая. Внешняя политика Египта в 1952-1956 гг. С. 33

4.  Заключение. С. 47

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по желаемой вами теме. Профессиональное написание дипломных проектов по индивидуальному заказу в Новокузнецке и в других городах России.

5. Приложения. С. 50

6. Список использованных источников и литературы. С. 53

Введение

Со времени начала египетской революции в 1952 г. прошло более 50 лет. За этот период, как в отечественной, так и зарубежной историографии появился целый ряд исследований о развитии революционных процессов в Египте. Однако при всем своем многообразии оценочный ориентир происходивших в стране событий нередко смещен в сторону идеологических позиций, что, в свою очередь, привело к увеличению доли субъективности при изложении исторических фактов. Особенно четко эта тенденция обозначена в произведениях советских авторов: в силу идеологических причин данный период египетской истории рассматривался как этап на пути к созданию социалистического общества, и, следовательно, проводимые в стране преобразования определялись как социалистические по своей сути. Таким образом, данная тема остается открытой, так как нет однозначной оценки на происходившие в Египте события. Поэтому преобразования, проведенные египетским правительством в 1952 – 1956 гг. представляют интерес для дополнительного рассмотрения. Также представляется необходимым изучение данного периода в связи с изменением международной обстановки. Под предлогом демократизации национальных режимов США и Великобритания активно восстанавливают утраченные позиции в арабских странах, что подтверждают события в Афганистане и Ираке. Со стороны отдельных арабских стран, в условиях отсутствия общего лидера, единственным явным противовесом оказываемому давлению является терроризм. Таким образом, деятельность Г. А. Насера представляет особый интерес для исследования как один из примеров ведения самостоятельной, независимой и жизнеспособной политики на основе использования противоречий между ведущими мировыми странами.

Хронологические рамки работы обусловлены как спецификой внутри-политического развития страны, так и изменением позиции Египта в системе международных отношений. В период с 1952г. по 1956г. оформилось новое политическое устройство Египта, закрепленное конституцией 1956г. Внешнеполитический курс египетского правительства также трансформировался от ориентации на США, позиции которых сменили собой в 1952г. английское влияние в стране, к тенденции усиления сотрудничества с социалистическими странами, особенно четко обозначившееся во время Суэцкого кризиса 1956г.

В дипломном сочинении была использована советская литература справочного характера. В «Энциклопедическом словаре» 1953г. под редакцией Б. А. Введенского события 23 июля 1952г. были охарактеризованы как захват власти офицерской группой во главе с М. Нагибом, установившим в стране режим военной диктатуры.[1]

Иной взгляд на революцию 1952г. представлен в «Большой советской энциклопедии».[2] Авторы характеризуют июльские события как антиимпериалистическую, антифеодальную революцию. Данному этапу они отводят рамки с 1952г. по середину 1961г. Второй этап египетской революции авторы определяют как антикапиталистический, продолжающийся с июля 1961г.

Среди справочной литературы можно отметить работу «Арабская Республика Египет»,[3] в которой авторы уделяют особое внимание новейшей истории страны: её государственному устройству и общественно-политической жизни. По их мнению, переворот 23 июля 1952г. явился началом революционно-демократического периода в истории Египта. Авторы подчеркивают роль Насера в формировании независимой, относительно западных стран, внешней политики страны, а также создании на Ближнем Востоке регионального противовеса политике Англии и США в лице арабских стран. Таким образом, оценка событий менялась с течением времени и устоявшейся официальной советской позиции на характер революционных процессов нет.

Во второй половине 1960-х годов в СССР вышли в свет труды общего плана по истории международного национально-освободительного движения.[4] На основе использования зарубежных источников и литературы авторами представлен обширный фактический материал о развитии в Египте движения за независимость, а также внутриполитической ситуации в стране после прихода к власти военных. По мнению авторов, первоначально революция «напоминала верхушечный государственный переворот», однако дальнейшее развитие событий показало, что это была антиимпериалистическая, антифеодальная революция.[5] Исследователи уделяют внимание не только организации «Свободные офицеры», но и другим партиям и движениям, таким как Вафд и «Братья-мусульмане».

В 1970-е годы в советской историографии, в связи с установлением тесного сотрудничества между СССР и Египтом, возрастает интерес к египетскому движению за независимость, и особенно к Г. А. Насеру. В своей книге, посвящённой второму президенту Египта, корреспондент «Комсомольской правды» в АРЕ А. А. Агарышев уделяет большое внимание личности Насера, основным направлениям его деятельности.[6] Автор оценивает события, происходившие в Египте с просоветских позиций, неоднократно указывая как на внутренних «врагов» революции, так и на «происки империализма».

Статья доктора экономических наук И. П. Беляева[7] посвящена внешнеполитической деятельности Насера на посту главы государства. В ней автор подчёркивает значение национально-освободительной революции, которая «способствовала мощному антиимпериалистическому подъёму борьбы арабских народов».[8] По мнению И. П. Беляева, взаимоотношения Египта с ведущими мировыми странами развивались не по изначально разработанной внешнеполитической концепции, а исходя из конкретных исторических условий. С точки зрения автора, именно нежелание США оказать экономическую и военную помощь, при этом, не ущемляя национальные интересы Египта, предопределило переориентацию Насера на Советский Союз.

Истории развития политических движений в Египте с 1917 года до окончания Второй Мировой войны касается в своей монографии З. И. Левин.[9] Он обращает внимание на то, что главным направлением общественной мысли в рассматриваемый период являлась выработка идеологии движения за независимость на основе национализма и панарабизма, которая в дальнейшем оказала влияние на формирование концепции развития страны после начала революции 1952г. Исламское вероучение, являвшееся консолидирующим звеном между государственной властью и обществом, «использовалось, как своеобразная форма проявления патриотизма и сопротивления иностранному гнёту».[10]

Среди советской историографии 1980-х годов необходимо отметить монографию д. э.н. И. П. Беляева и академика АН СССР Е. М. Примакова.[11] Авторы уделяют внимание особенностям становления национальной буржуазии и пролетариата, а также роли «средних» и «промежуточных» слоёв в египетском обществе, приводят краткие биографии руководителей «Свободных офицеров». Основное внимание в монографии уделено становлению новых экономических отношений после прихода к власти «Свободных офицеров». Характер революции 1952 года И. П. Беляев и Е. М. Примаков определяют как национально-освободительный, антифеодальный и антиимпериалистический.[12]

Статья В. В. Вавилова[13] посвящена деятельности Насера на посту главы государства. Автор характеризует политические взгляды руководителей организации «Свободные офицеры», указывая на то, что «они находились под сильным влиянием национализма и арабизма».[14]

В своей монографии О. В. Ковтунович[15] попытался обобщить и проанализировать события, происходившие в Египте с 1952 г. по 1956 г., на основе использования источников на арабском языке и привлечении монографий как авторитетных отечественных, так и зарубежных авторов. На основе изучения данной работы можно сделать вывод о том, что автор склоняется к определению политического режима как авторитарного по сути.

При написании дипломного сочинения была использована коллективная работа «Внешняя политика стран Ближнего и Среднего Востока».[16] В ней также рассматривается политика Египта в Лиге Арабских государств; содержатся факты из истории национально-освободительного движения в стране в 40-е – 50-е годы ХХ века.

Необходимо отметить и учебное пособие Д. П. Урсу[17] по историографии истории Африки. В нем автор дает характеристику сочинений представителей основных направлений египетской историографии после окончания Второй Мировой войны, обойдя, однако, своим вниманием «Философию революции» Г. А. Насера, вышедшую в 1955 г. Д. П. Урсу указывает на демократизацию преобразований после революции 1952 г., в частности в сфере образования.

Современная российская историография представлена в данной работе книгой М. Ф. Юрьева.[18] Основным отличием его работы от исследований советских авторов является особое понимание характера преобразований в Египте после смены власти в 1952 г. М. Ф. Юрьев определяет египетскую революцию как демократическую по характеру проводимых преобразований.

В целом, историография, затрагивая широкий спектр проблем развития египетской революции, не дает однозначного ответа по ряду вопросов: характере революционных преобразований, оценке установившегося в стране политического режима, а также роли Египта в системе международных отношений. Вместе с тем, большинство отечественных авторов отмечают положительные сдвиги в области экономики, прогрессивный характер социальных преобразований, превращение Египта к середине 50-х гг. ХХ века в одного из лидеров стран Северной Африки и Ближнего Востока.

При написании дипломного сочинения были использованы такие виды источников как мемуары, речи и выступления, аналитические статьи и информационные сообщения периодических изданий, хроника международных событий.

В дипломной работе были проанализированы выступления второго президента Египта Гамаля Абделя Насера за 1953-1956гг.[19] По их содержанию можно определить основные направления государственной политики правительства страны, выявить элементы борьбы за власть между Советом руководства революцией и оппозицией в лице партии Вафд и Ассоциации «Братьев-мусульман», а также проследить изменение позиции египетского лидера по отношению к капиталистическим государствам.

Также в дипломном сочинении использовались мемуарные источники, отражающие исторические события, происходившие в Египте в первой половине 50-х гг. ХХ века, в оценках их непосредственных участников. Среди этих источников прежде всего необходимо отметить работу Г. А. Насера «Философия революции»,[20] недоступную для нас в полном объёме и поэтому изучавшуюся в выдержках, представленных работами советских исследователей. Это сочинение было написано в 1954 году. Ценность данного произведения заключается в том, что при его помощи можно проследить эволюцию политических взглядов Г. А. Насера, развитие основных направлений политики египетского правительства.

Среди источников мемуарного характера особо выделяются два произведения египетских авторов. Мемуары Ш. А. аш-Шафии[21], представителя марксистского направления египетской историографии и известного египетского публициста, находившегося в тюрьме с 1947 по 1952гг. за политические убеждения, вышли в свет в 1958г. в условиях начавшегося сближения Египта и СССР. В них автор рассматривает историю национально-освободительного движения в Египте до окончательного прихода к власти «Свободных офицеров» в 1952г.

Необходимо отметить и сочинение А. Хамруша[22], представителя революционно-демократического направления, известного египетского журналиста, общественного и политического деятеля. Автор являлся непосредственным участником июльских событий. В сентябре 1952г. он стал главным редактором первого печатного органа революционной армии – журнала «Ат-Тахир» («Освобождение»). Однако с течением времени А. Хамруш стал отходить от проводимой Насером политики и превратился в критика государственного режима. В 1964г. автор стал редактором популярного в Египте журнала «Роз аль-Насеф». Работа А. Хамруша была издана в конце 50-х гг. В ней автор заостряет внимание на предреволюционной обстановке в стране, а также на основных направлениях политики нового правительства в течение первых лет после революции, указывая на внутренние противоречия среди «Свободных офицеров». Для нас работы Ш. А. аш-Шафии и А. Хамруша, прежде всего, представляют ценность с точки зрения альтернативной интерпретации событий, происходивших в Египте после июльского переворота: авторы подвергают критике политику высшего руководства Египта и приходят к выводу о формировании в стране режима военной диктатуры.

Свой взгляд на внешнюю политику египетского правительства представлен в работе премьер-министра Израиля Б. Нетаниагу.[23] В ней автор обвиняет Насера в «намерении уничтожить еврейское государство» при помощи объединения арабских стран под эгидой Египта. Для нас это сочинение интересно с позиции взаимоотношений Египта и Израиля в середине 50-х гг. ХХ в. взглядом представителя еврейской общественности.

Также для написания данной работы была использована статья стажера-переводчика советского посольства в Каире в 1955г., (автор не указан) исполнявшего обязанности корреспондента ТАСС по приезде в Египет в июле 1955г. советской делегации во главе с Д. Т. Шепиловым.[24] Данная статья – воспоминание о первой встрече официальных лиц Египта и СССР высокого ранга. В ней автор характеризует отношение советского руководства к проводимым в Египте преобразованиям вплоть до начала 1955 г. как негативное. По его мнению, в СССР не воспринимали эту страну как самостоятельную политическую силу.

Следующим источником для написания дипломной работы является отечественная периодическая печать. Необходимо отметить, что советская пресса отображала действительность с идеологической позиции, выражая точку зрения партийных и правительственных организаций, но не общественное мнение.

Нами были изучены публикации газеты «Правда» - органа ЦК КПСС, относящиеся к январю - августу 1952г., 1954-1955гг. Также были использованы материалы газеты «Известия» - органа Верховного Совета СССР, за январь-март 1951 г., а также журнала «Новое время» за январь – июль 1952 г. Следует отметить, что поток информации о событиях в Египте не был постоянным и зависел, в основном, от обстановки на международной арене. Большинство публикаций о развитии ситуации в Египте относились к разряду сообщений ТАСС, использовании информации из репортажей Франс Пресс, Рейтер, Нью-Йорк Таймс, региональных агентств в Каире, Дамаске, Тель-Авиве, а также хронике международных событий. Аналитические статьи в данных периодических изданиях относительно Египта были представлены в мае – июле 1952г., мае – октябре 1954г., в связи с обострением обстановки на Ближнем Востоке, а также с учетом развития взаимоотношений Каира с Москвой. В них советские авторы обвиняют Великобританию и США в давлении на египетское правительство, а также подчеркивают роль СССР в урегулировании ситуации на Ближнем Востоке. Необходимо отметить, что вплоть до начала 1955г. в Советском Союзе не принимали во внимание влияние Египта на формирование позиций других арабских стран в области внешней политики. В целом, в данных источниках был изложен обширный фактический материал о внутриполитической ситуации в Египте, взаимоотношениях его руководства с США и Англией в вопросах, связанных с выводом оккупационных войск с территории страны, а также созданием на Ближнем Востоке военно-политических блоков.

Таким образом, круг источников, изучавшихся нами в полном объеме или опосредованных через монографии советских авторов, позволяет составить целостную картину происходивших в стране событий.

Методологической основой изучения данной проблемы стали исторический и критический принципы. Принцип историзма означает, что любое явление необходимо рассматривать в движении, понимать его сущность, причины появления и влияние на другие исторические объекты. Критический принцип подразумевает объективное отношение к источникам и литературе, их критику. В соответствии с принципами исторического исследования были применены и методы исторического познания. Исторический метод подразумевает воспроизведение явлений в их хронологическом развитии с присущими им особенностями. Систематический метод сопоставляет различные точки зрения по одной проблеме и выводит, если это возможно, наиболее вероятную действительность.

Автор ставит перед собой цель на основе методов и принципов исторического исследования рассмотреть ход преобразований в Египте в период с 1952 по 1956 гг.

Эта цель определила следующие задачи: исследовать внутренние изменения в стране в данный период, а также рассмотреть положение Египта в системе международных отношений.

Цели и задачи определили структуру дипломной работы. Она состоит из введения, двух глав, заключения, приложения, списка использованных источников и литературы.

Глава первая

Внутренняя политика египетского правительства в 1952-1956 гг.

1. Законодательное оформление нового режима.

В 1952г. в Египте была свергнута монархия. К власти пришла организация «Свободные офицеры» во главе с Г. А. Насером. Государственный переворот 23 июля 1952г. явился завершением длительного периода развития национально-освободительного движения в Египте в предшествующие революции годы. Национальные правительства Египта в период с 1923 по 1952гг., так и не решили проблемы национальной независимости. Отсутствие решительных шагов со стороны государственной власти в направлении усиления авторитета Египта как самостоятельной политической величины на мировой арене стало причиной быстрого развития национально-освободительного движения внутри страны. Само движение за независимость несло в себе различные и зачастую противоположные идеи создания сильного государства, поэтому партии и движения входившие в него, не смогли найти компромисс между собой, что, в свою очередь, вело к разочарованию как в традиционных партиях, так и в представителях движения за независимость. В этих условиях на политическую арену вышла военная организация «Свободные офицеры», представлявшая собой силу, не затронутую борьбой между политическими группировками.

Успех «Свободных офицеров» был обусловлен рядом особенностей: сравнительно однородным социальным составом – военнослужащими, выходцами из крестьян со средним достатком; четкой структурой и жесткой дисциплиной; законспирированностью, что помогло избежать массовых арестов, ослабивших другие политические организации.

Во главе государства стал Совет руководства революцией (СРР), сосредоточивший в себе функции высшего законодательного и исполнительного органа власти «до восстановления гражданского правления»,[25] формально во главе с генералом Нагибом. Фактически СРР руководил Насер. Первоначально Нагиб был представлен как главнокомандующий египетских вооруженных сил.[26] «Я приказал, - писал впоследствии Насер, - не раскрывать никого, кроме генерала Нагиба,…основная причина такого приказа состоит в том, что я боялся раскола в рядах «свободных офицеров».[27] Имена членов Совета руководства революцией были строго засекречены, а генералу Нагибу приписывали разработку плана восстания.

После переворота Совет руководства революцией был расширен.[28] Перед новым руководством встала задача упрочения своей власти в стране. Для её решения было необходимо реорганизовать государственную структуру управления, а также провести кадровые перестановки руководящего состава, как в гражданской, так и военной сферах. Необходимо отметить, что Насер лично контролировал процесс формирования новой элиты египетского общества. Отбором кадров в структуры безопасности Египта занимался Специальный комитет. Для осуществления контроля за функционированием государственного аппарата страны был создан департамент государственной безопасности - «Управление общих расследований» под руководством Р. Нахаса.[29]

После отречения короля Фарука от престола и передачи им королевского титула своему четырехмесячному сыну Фуаду II 4 августа 1952г. по предложению Государственного совета и с одобрения Совета министров был назначен временный регентский совет (принц М. А. Монейм, бывший председатель палаты депутатов Бахи Эд-дин Баракат, министр путей сообщения полковник Р. Механна).[30] В создавшихся условиях факт передачи власти, по сути, ликвидировал монархию как реально действующий институт власти. Также, в первые недели после переворота было объявлено о роспуске политической полиции, арестована группа высших чинов органов безопасности, началась «чистка» государственного аппарата, которая затронула несколько сот высших чиновников и армейских офицеров, объявлена амнистия всех лиц, обвинявшихся в оскорблении короля. 11 августа были введены в действие меры по ограничению поездок за границу, переводов денежных сумм из страны, повышению налогов на торговые доходы в качестве части политики строгой экономии, которая помогла ликвидировать к 1954г. дефицит государственного бюджета.[31] В процессе борьбы с внутренней оппозицией были затронуты и средства массовой информации, правоохранительные органы, высшие учебные заведения и мечети. Так, например, одна из крупнейших египетских газет «Аль-Мисри» была закрыта за выпуск статьи, направленной против нового режима; введен запрет на выступления с речами в мечетях, не носивших религиозный характер; установлен контроль за формированием политических взглядов в студенческой среде, проведена «чистка» университетов. 30 июля 1952г. были упразднены титулы «паша» и «бей». Ликвидация сословных привилегий «имела не только важное социально-экономическое значение, но и явилось своего рода началом культурной революции».[32] Дворцы, принадлежавшие египетским аристократам и иностранцам, были национализированы, а права представителей данного сословия существенно ограничены: детям бывших пашей и беев было запрещено поступать на государственную службу, становиться офицерами, а некоторым государственным деятелям прежнего режима и их семьям запрещено покидать места их постоянного проживания. Необходимо заметить, что право управления предприятиями, отелями и компаниями, принадлежавших ранее пашам, было передано ведущим членам организации «Свободные офицеры», что нередко вело, по мнению А. А. Агарышева, к казнокрадству и способствовало росту коррупции.[33]

После переворота новым премьер-министром был назначен Али Махир. Назначение А. Махира на пост премьер-министра было вызвано его проамериканской позицией, что должно было создать у Великобритании представление о проамериканском характере переворота. 30 июля 1952 г. был опубликован декрет о смешанных компаниях, разрешавший иностранцам владеть 51% акций в смешанных компаниях (вместо установленных ранее 49%) в Египте. Этот декрет был принят в интересах иностранных монополий, с которыми был связан А. Махир. 10 августа 1952 г. в своем обращении к нации он заявил, что «противодействие политических партий парализовало политическую жизнь» страны, поэтому необходимо, чтобы они «имели единую национальную программу».[34] Также премьер-министр призвал провести «чистку» в партиях, которая, по мнению советской прессы, стала бы «ударом против Вафда и шагом на пути к установлению диктатуры».[35]

За время пребывания правительства А. Махира у власти в Египте было подавлено несколько забастовок рабочих, требования которых носили экономический характер. Так, к примеру, в результате всеобщей забастовки 10 тыс. текстильщиков Кафр эд-Давара, проводившейся 13-14 августа 1952г., 576 забастовщиков были арестованы и преданы военному суду, а 28 её руководителей были приговорены к смертной казни. Также, во второй половине августа 1952г., была проведена серия арестов руководителей и активистов различных коммунистических организаций.[36] Однако не следует думать, что правительство А. Махира действовало независимо от СРР, как это, к примеру, представлено в Новейшей истории арабских стран.[37] Система государственного управления Египта после переворота, с учетом специфики режима, предполагала подотчетность деятельности правительства Исполнительному Комитету Совета руководства революцией, поэтому действия А. Махира, в частности организация подавления забастовок и преследование коммунистических организаций, были санкционированы с ведома руководителей «Свободных офицеров». Следует отметить, что данные действия нового руководства не способствовали поднятию авторитета власти среди населения страны, поэтому, стремясь самоотстраниться от действий правительства А. Махира, а также продлить кредит доверия со стороны египетского общества, 7 сентября 1952г. СРР принял решение об отстранении премьер-министра с занимаемого им поста. В тот же день на его место был назначен М. Нагиб – единственный член ИК СРР, статус которого соответствовал посту такого ранга. Насер стал заместителем премьера, а с мая 1953г. – одновременно и министром внутренних дел.[38]

Необходимо отметить, что внутри СРР не было единства в выборе пути дальнейшего развития страны. Это было связано с тем обстоятельством, что члены организации придерживались различных политических взглядов. Так, к примеру, Ю. Мансур и Х. Мохи ад-Дин представляли левых, А. Садат, К. ад-Дин Хусейн, Х. Шафеи, А. Рауф и Р. Механна разделяли экстремистские мусульманские убеждения. З. Мохи ад-Дин, А. аль-Богдади и Х. Ибрахим были сторонниками развития по западному образцу.[39] Каждый из них, отстаивая интересы своей социальной группы, предлагал собственные решения проблем страны, поэтому начальный период революции можно охарактеризовать как период «исканий и экспериментирования в области социально-экономического и политического развития страны».[40] По мнению Насера, «главная проблема в начале революции состояла в том, что мы ничего не знали о точном смысле революционного действия, о его природе и требованиях. Мы чувствовали необходимость революции, радикального обновления, но мы не знали, ни путей, ни методов, которые вели к осуществлению этого».[41]

В теоретическом плане эта борьба среди «Свободных офицеров» выразилась в выдвижении Насером идеи о необходимости одновременного осуществления в Египте не только политической, но и социальной революции. Под политической революцией Насер подразумевал освобождение страны от присутствия оккупационных войск и вмешательства Англии во внутренние дела, а также ликвидацию института королевской власти. По его мнению, цели революции заключались в том, «чтобы избавить страну не только от феодализма, монархии и враждебных народу партий, но и всякого рода деспотии».[42] Социальные преобразования были направлены против «эксплуататорских устремлений»[43] и совершались в интересах средних и беднейших слоёв египетского общества.[44] Однако, часть «Свободных офицеров» во главе с генералом М. Нагибом, считавшая июльскую революцию законченной, требовала ограничить процесс демократизации установлением парламентской системы. По мнению М. Нагиба, одного года «переходного периода» было достаточно для оздоровления политической жизни страны и после которого необходимо перейти к парламентско-конституционной системе правления. Нагиб, опираясь на национальные буржуазные партии, намеревался занять в будущей парламентской республике пост президента.[45]

Стремление к одновременному осуществлению двух революций – политической и социальной – уже само по себе содержало противоречие: если политическая революция объединяла нацию, то социальная – вела к её разобщению, так как затрагивала материальные интересы различных слоёв египетского общества. Разрешение этого противоречия Насер видел в том, чтобы руководство революцией и дальше осуществлялось под контролем армии, которую офицеры считали «однородной, «надклассовой силой», вышедшей из народа и не утратившей с ним связь».[46] Исходя из такого понимания роли армии, Насер и его сторонники по СРР считали необходимым «остаться у власти до тех пор, пока чаяния народных масс и революционного авангарда не будут сформулированы в чёткой программе».[47] Этим принципом обосновывалась необходимость сосредоточения всей административной власти в стране в руках военных, максимальной централизации государственного аппарата и управления страной без политических институтов дореволюционного периода, что, в свою очередь и привело, по мнению Ш. А. аш-Шафии, к установлению диктатуры.[48]

В связи с этим, следующим шагом на пути к становлению режима стало опубликование 9 сентября 1952г. закона о реорганизации политических партий, согласно которому, всякий желающий учредить политическую партию должен был информировать об этом министра внутренних дел, представить доклад об организационной структуре, программе и материальных ресурсах партии, а также список её членов-учредителей. Всего к сентябрю 1952г. в Египте было зарегистрировано 25 политических партий.[49]

10 декабря 1952г. была отменена конституция 1923г., а 17 января 1953г. Совет руководства революцией объявил о роспуске всех политических партий и о конфискации их фондов. 10 февраля 1953г. была обнародована временная конституция, согласно которой в стране был введен так называемый «переходный период», с передачей верховной власти членам Совета руководства революцией еще на трехлетний срок, в течение которого предполагалось подготовить условия для создания в стране демократического конституционного государства. Лозунгом «переходного периода» Насером была провозглашена триединая формула – «единство, порядок, труд». По мнению Насера, на данном этапе революции «политическим воплощением единства народа должна была стать единая общенациональная организация, которая могла бы провести в жизнь идеи революции 1952г. и обеспечить в стране «социальную справедливость».[50]

Поэтому взамен политических партий 23 января 1953 г. была создана единственная политическая организация «Освобождение».[51] На её основе предполагалось объединить все поддерживавшие новый режим силы. Однако опору для руководителей революции продолжали составлять армия, государственный аппарат и органы безопасности. По мнению А. Хамруша, «Свободные офицеры» «образовывали определенную прослойку общества, не представляя интересы его большинства».[52] Лидеры «Свободных офицеров» подчеркивали, что новая власть не делит общество на классы или социальные слои. Условия приема в организацию предполагали лишь обязательство кандидата поддерживать революцию. В данном случае не подразумевалось требование отказа от личных политических взглядов. Возможно, таким способом революционное руководство, не имея еще достаточной поддержки среди населения, попыталось создать альтернативу функционирования запрещенных политических организаций на националистической основе, ограниченную контролем со стороны режима. Поэтому в «Освобождение» начали вступать члены оппозиции, которые увидели в ней «шанс … на проникновение, имея в виду последующее возвращение на утраченные посты».[53] Возможно, ввиду последнего обстоятельства организация не получила чёткой политической и социальной программы: не было выработано ни конкретных прав, ни обязанностей ее членов. Как отмечает А. Хамруш, «в Организации освобождения ясно чувствовалась хватка армии»,[54] а сама попытка формирования революционным режимом массовой политической организации привела «к созданию неэффективного бюрократического аппарата … и призванного придать режиму видимость демократичности».[55] Поэтому деятельность организации была сведена к проведению культурно-массовых мероприятий, спортивных соревнований, военному обучению населения и борьбе с неграмотностью. Согласно официальным сведениям, она насчитывала около 2 млн. членов.[56]

Трансформация политической системы была завершена упразднением 17 июня 1953г. регентского совета и, соответственно, ликвидацией института королевской власти. На следующий день Египет был провозглашён республикой. Первым президентом Египетской Республики и премьер-министром по решению ИК СРР был назначен генерал М. Нагиб. Г. А. Насер занял пост заместителя премьер-министра. Новый глава государства, лишенный реальной государственной инициативы, начал искать поддержки у руководителей ВАФДа и «Братьев-мусульман», а также ряда политических деятелей старого режима.

Необходимо отметить, что данные организации первоначально поддерживали СРР, считая, что «Свободные офицеры» пойдут с ними на сотрудничество в вопросах управления государством. Однако после первых шагов революционного правительства, направленных на организацию тотального контроля за общественно-политическим развитием страны, обозначился резкий отход лидеров ВАФДа и «Братьев-мусульман» от проводимого военными политического курса. Но если с вафдистской оппозицией можно было бороться политическими методами, то к экстремистской, религиозной Ассоциации «Братьев-мусульман» был необходим иной подход. Первоначально Насер в отношении «Братьев-мусульман» проводил осторожную политику, так как эта организация имела всенародную поддержку. Данный факт объясняет стремление «Свободных офицеров» в первый период революции привлечь «Братьев-мусульман» к сотрудничеству. Еще с начала революции СРР принял две меры, которые отвечали интересам Ассоциации: возобновил расследование убийства ее основателя Х. аль-Банны и объявил амнистию, коснувшуюся прежде всего «Братьев-мусульман». В августе 1952г. СРР предложил им участие в правительстве, однако «Братья-мусульмане» потребовали, чтобы верховный руководитель Ассоциации имел право санкционировать законодательные акты нового режима, с тем, чтобы обеспечить «исламскую ориентацию» последнего. Данное требование было отклонено и в правительство вошел как министр вакуфов только шейх Х. аль-Бакури.[57] Отказ египетского правительства фактически обозначил начало конфронтации между «Братьями-мусульманами» и официальной властью.

Для нейтрализации организации, имевшей всенародную поддержку, Совет руководства революцией предпринял ряд шагов. Во первых, Ассоциация не попала под действие закона от 17 января 1953г., запретившего политические партии, под предлогом того, что она является религиозной организацией. Данная мера стабилизировала эмоциональные настроения населения, что фактически снижало возможность открытого выступления народных масс под руководством «Братьев-мусульман» против «Свободных офицеров».

Во вторых, с начала открытого конфликта с «Братьями-мусульманами» официальная пропаганда сделала упор на религиозные вопросы, представляя «Свободных офицеров» «истинными поборниками ислама». Также СРР принял решение о проведении систематических пропагандистских поездок своих членов по различным областям Египта, с тем, чтобы противостоять пропаганде своих политических противников. Лейтмотивом их выступлений являлось утверждение, что египетская армия – армия народа, которая стоит на защите его интересов, а также тезис о том, что движение армии за справедливость и равенство отвечает идеям ислама.[58] Выступая перед лидерами организации «Освобождение», Насер отметил, что «руководители «Братьев-мусульман», ничем не способствовавшие борьбе против разложившейся монархии Фарука и английской оккупации, ведут борьбу против революции…, которая выпустила их из тюрем. Нас они объявляют еретиками, выступающими против священного Корана!»[59]

В ответ начавшуюся кампанию против Ассоциации в январе 1954 г. «Братья-мусульмане» организовали беспорядки в Каирском университете. Подвергая резкой критике египетское правительство, Ассоциация заявила, что СРР изменил национальным интересам, заключив в феврале 1953г. соглашение с Англией относительно будущего Судана и начав мирные переговоры о выводе английских войск из зоны Суэцкого канала.[60] Кульминацией противоборства стал момент, когда 26 октября 1954г. в Александрии боевик из Ассоциации совершил попытку покушения на Насера. В результате Ассоциация была запрещена.[61] 30 октября 1954г. в Александрии был арестован верховный глава Ассоциации «Братьев-мусульман» Х. Ходайби,[62] а уже к 3 ноября 1954г. в Египте было арестовано около 600 членов этой организации (общее количество арестованных превышало 18 тыс. чел.)[63], из числа которых 447 человек обвинялись в подготовке покушения на Насера.[64] 6 лидеров организации были казнены, а Х. Ходайби приговорен к пожизненному тюремному заключению.[65]

Используя создавшуюся ситуацию, Насер решил уже официально встать во главе государства, вследствие чего 14 ноября 1954г. Нагиб, по обвинению в сотрудничестве с руководителями ассоциации «Братья-мусульмане», был освобожден от всех занимаемых им постов: президента Египта и председателя СРР, и взят под домашний арест. По мнению советской стороны, Нагиб был смещен за свое несогласие с заключенным между СРР и английским правительством договоре о выводе британских войск из зоны Суэцкого канала, считая что «условия соглашения, принятые Руководством революционного совета слишком благоприятны для Англии».[66] Исполнять обязанности председателя Совета руководства революцией стал Г. А. Насер, являвшийся одновременно главой правительства Египта.

В целом, после упрочения своего положения как общенационального лидера, ликвидации оппозиции СРР в лице ВАФДа и «Братьев-мусульман», в политике Насера обозначился курс на частичную демократизацию режима, прошло оформление собственных политических взглядов. 28 марта 1955г. Насер провозгласил шесть принципов египетской революции:

1) ликвидация империализма,

2) ликвидация феодализма,

3) уничтожение капиталистических монополий и их политического засилья,

4) установление социальной справедливости,

5) создание сильной национальной армии,

6) установление подлинно демократической системы.

Возможно, что трехлетний срок между приходом к власти «Свободных офицеров» и провозглашением ими своей политической программы обусловлен периодом выбора последующего пути развития: по капиталистическому или социалистическому образцу. Именно в условиях сближения с СССР и были выдвинуты «шесть принципов», на основе которых предполагалось формирование курса дальнейших преобразований.

19 мая 1955г. в офицерском клубе в Каире Насер отметил, что по окончании «переходного периода», срок которого истекает в январе 1956г. будет создан национальный парламент, но «партии будут по-прежнему запрещены».[67] Поэтому, после окончательного вывода оккупационных войск 13 июня 1956г. правительство отменило закон о военном положении, введенный после революции, а также амнистировало всех политических заключенных.

В сжатом виде взгляды Насера на проблемы политико-экономического развития страны в период с 1952г. по 1956г. получили отражение в тексте конституции 1956г., подготовленной при личном участии президента республики.[68] Её основные положения сводились к следующему: социальная солидарность является основой египетского общества; национальная экономика должна быть организована в соответствии с планами, которые защищают принципы социальной справедливости и имеют своей целью развитие производства и подъём жизненного уровня; капитал используется в интересах национальной экономики, но не в ущерб общественному благу; законодательство гарантирует сотрудничество в области общественной, экономической деятельности и способствует развитию деловой активности; государство берёт на себя контроль за социальным обеспечением.[69] В стране признавалась частная собственность и частная экономическая деятельность, которая не могла подвергаться вмешательству государства, однако, при условии, что она не наносит ущерба общественным интересам, не ставит под угрозу безопасность народа, не затрагивает его свободу и достоинство. Поэтому, предусмотренная Конституцией возможность экспроприации частной собственности могла быть использована только «в общественных интересах и за справедливую компенсацию по закону».[70]

Таким образом, согласно выдвинутой Насером концепции дальнейшего развития Египта, государство должно было стать координирующим и регулирующим инструментом, как политических, так и социально-экономических процессов преобразования египетского общества на основе введения элементов плановой экономики, протекционизма, социальных дотаций, обеспечения реализации гражданских прав, а также уравнения материальной обеспеченности различных социальных слоев.

Конституция была утверждена 23 июня 1956г. путем плебисцита. Принятие основного закона государства закрепило суверенитет Египта и означало завершение «переходного периода». Насер путем всенародного голосования был избран президентом, а Совет руководства революцией сложил свои полномочия.

После принятия новой конституции в стране был создан парламент – Национальная Ассамблея,[71] которая стала более представительным органом, чем предыдущие египетские парламенты: минимум 50 % депутатов были рабочими и феллахами[72], а профсоюзы играли важную роль в законотворчестве. Также, согласно конституции 1956г., египетские женщины впервые получили избирательное право. [73] Необходимо заметить, что сформированная после принятия Конституции 1956г. единственная официальная политическая организация – Национальный союз – получила в лице своего Комитета право отклонения и утверждения кандидатур при выборах в парламент и профсоюзное руководство. Члены Комитета[74] назначались президентом, который одновременно являлся председателем Национального союза.

Таким образом, Египет за четыре года совершил переход от конституционной монархии к установлению республиканского строя. Оппозиция внутри страны была ликвидирована, а Насер как президент Египта в своих руках сосредоточил практически неограниченную власть

2. Социально-экономическое развитие.

После сосредоточения власти в своих руках «Свободные офицеры» начали действовать ещё в двух направлениях: организации активной политической деятельности масс в поддержку новому режиму и осуществлении целенаправленной политики по вопросам социального и экономического развития страны.

Для реализации первого направления 9 сентября 1952г. был принят закон об аграрной реформе. Необходимо отметить, что 1952г. около 2 тыс. землевладельцев имели в своей собственности более 1200 тыс. федданов[75] посевной площади, а 31 % феллахов – 13 %. Поэтому, в среднем на одного землевладельца приходилось по 1000 федданов, тогда как 3 млн. крестьян владели по 1 феддану на семью. К тому же, ежегодный прирост населения Египта составлял в среднем 300 тыс. чел.[76]

По новому закону крупное землевладение ограничивалось 200 федданами на одного человека. Имеющие землю свыше этого максимума, сохраняли за собой ещё 100 федданов, которые делились между членами семьи. Остальная часть земли изымалась в пользу государства. Из неё образовывался специальный фонд, из которого участками по 2 – 5 федданов наделялись феллахи, не имевшие земли. Цена участков равнялась десятикратной ставке арендной платы. Получавший землю обязан был платить за каждый феддан в среднем по 14 ег. ф. в год в течение 30 лет. Крупным землевладельцам, у которых была изъята часть земельной собственности, государство обещало выкуп через 30 лет. В момент отчуждения земли правительство вручало помещику специальные боны, по которым он мог получать ежегодно 4,5% годовых. Помещикам предоставлялось право продавать землю ещё до её изъятия. Земля, принадлежавшая 175 членам королевской семьи, изымалась без выплаты компенсации.

Для надзора за изъятием и распределением земли был создан Высший комитет аграрной реформы. Каждый, кто владел землёй сверх установленного максимума, должен был к 31 января 1953г. представить в комитет отчёт о том, какая земля остаётся у него, а какую он передаст государству. Отчуждение земли не на основе кадастровых переписей, а на базе подсчётов и документов, предъявляемых самими владельцами, создало широкую возможность сокрытия земли, подпадавшей под действие аграрной реформы.[77] После передачи в Высший комитет аграрной реформы материалов, на основе которых должно было осуществляться изъятие земли, комитет давал указание департаменту земледелия обмерить землю, что делалось в обязательном порядке с помощью владельца, а также представителей местной власти, зачастую являвшихся агентами крупного землевладельца. Помещику предоставлялось право обжаловать решение по изъятию в специальных комиссиях по рассмотрению жалоб и претензий землевладельцев или в Высшем комитете аграрной реформы. Только после рассмотрения этими органами претензий помещиков могло быть принято окончательное решение об изъятии земли. Владельцы с помощью апелляций «выигрывали время для затягивания сроков осуществления реформы, а также для маневрирования с целью её обхода».[78]

Для всей страны устанавливалась единая арендная ставка: каждый, кто сдавал землю в аренду, имел право получить не больше, чем семикратный размер сельскохозяйственного налога. Если арендная плата взималась натурой, то она не должна была превышать 50 % урожая. Закон об аграрной реформе несколько облегчил положение арендатора. По некоторым данным, выиграло от закона 1952г. около 6 млн. арендаторов, доходы которых возросли на 35 млн. египетских фунтов ежегодно. Сократилась арендная плата в Верхнем Египте. Но это сокращение, как правило, не достигало уровня семикратного земельного налога, как это предусматривалось законом об аграрной реформе. В результате выполнения закона об аграрной реформе 1952г. выиграла та группа крестьян-арендаторов, которая после изъятия земли у её бывших собственников стала арендовать эту землю у государства.[79]

В целом, реформа коснулась 1789 землевладельцев, выкупу подлежало 600 тыс. федданов. Так, к примеру, к июлю 1954г. было распродано 34,4 тыс. федданов, приобретенных 67 тыс. крестьянами.[80] Всего к концу 1961г. было распределено 326 732 феддана, попавшие в руки 263 тыс. семей. Если принять за основу среднюю численность каждой семьи в пять человек, то можно утверждать, что всего аграрная реформа в Египте охватила 1 300 тыс. человек. Осуществление аграрной реформы стимулировало крупных землевладельцев на вложения в промышленность. Характерно, что её проведение сопровождалось целым рядом решений, которые освобождали вновь создаваемые египетские предприятия от налогов в течение пяти лет, а также от уплаты налогов на импортируемое оборудование.[81] В то же время она способствовала развитию капитализма в деревне. Наряду с этим появились возможности создания благоприятных условий для фермерского хозяйства. «Аграрная реформа рассматривалась … как первый, но, очевидно, не последний шаг на пути к действительному решению аграрной проблемы в стране».[82]

Другой тенденцией в области экономических преобразований стало постепенное государственное вмешательство в экономику страны. Первоначально для этой цели были созданы постоянный Совет развития национальной продукции и Совет социальных услуг для изучения проектов развития экономики, представленных на рассмотрение министерств, а также для координации их деятельности, связанной с функционированием традиционно государственных предприятий.[83] Постоянный совет развития национального производства к июлю 1953 г. выработал четырехлетнюю программу государственных капиталовложений, сумма которых по сравнению с предыдущими годами была значительно увеличена: в 1950 – 1952гг. в среднем по 28 млн. ег. ф., в 1953 – 34 млн., в 1954 – 53 млн., в 1955 – 62 млн. и в 1956 – 66 млн. ег. ф.[84] Данные капиталовложения предназначались для создания инфраструктуры (ирригация, дренаж, электроэнергетика, дороги и транспорт), которая способствовала бы более высокому росту частного предпринимательства, от которого ожидалось усиление активности по созданию национальной промышленности. Для привлечения частного капитала в развитие промышленности египетское правительство пошло на ряд уступок. Новые акционерные компании были освобождены от налогов на семь лет, а доходы от новых акций не должны были облагаться налогами в течение пяти лет. По закону, принятому в 1953г. 50 % всех нераспределенных доходов компаний также было освобождено от налогов. Правительственные гарантии займов, выдававшихся фирмам Промышленным банком, были повышены до 5 млн. ег. ф. С целью привлечения мелких акционеров по закону 1954 г. минимальная стоимость акций была снижена с 4 до 2 ег. ф.[85] Также правительство активно взаимодействовало с Египетским промышленным союзом, в состав которого входили представители крупной национальной буржуазии. По рекомендации Египетского промышленного союза были снижены налоги на доходы в промышленности и повышены таможенные пошлины на иностранные товары. Компании с капиталом более 10 тыс. ег. ф. должны были присоединиться к промышленным палатам, полностью подчинявшимся Египетскому промышленному союзу.

Однако египетская буржуазия предпочитала вкладывать капиталы в непроизводительные сферы экономики, прежде всего в жилищное строительство, где ее капиталовложения в 1954г. составили 40 млн. ег. ф., в 1955 – 42,5 млн. и в 1956 – 51,4 млн. ег. ф. В 1954 г. в строительство было вложено 62% всего египетского частного капитала.[86] Поэтому, несмотря на все усилия правительства, египетский частный капитал не смог обеспечить значительный рост промышленности. В 1956г. национальный доход Египта составил примерно 900 млн. ег. ф., из которых на долю промышленности приходилось всего 100 млн. ег. ф.; количество наемной рабочей силы, занятой в промышленности, составляло 11 % от ее общего числа.[87]

Одновременно правительство стремилось привлечь в страну иностранный частный капитал. С этой целью оно пошло даже на пересмотр закона 1947г., по которому в смешанных компаниях не менее 51 % акций должно было принадлежать египтянам: по закону 1953г. предусматривалось снижение этого процента до 49. Однако данный шаг правительства не привел к серьезному увеличению иностранных капиталовложений, поскольку внутриполитическое положение в стране оставалось еще достаточно неопределенным.

Новой тенденцией в экономическом развитии страны являлось то, что правительство стало вкладывать свои капиталы в промышленные компании и назначать в их административные советы своих представителей. Также оно непосредственно занялось планированием экономических объектов, взяло на себя переговоры с иностранными фирмами о закупках оборудования.

Политика развития государственного капитализма способствовала «египтизации» важнейших отраслей национальной экономики: сельского хозяйства, связанного с выращиванием длинноволокнистого хлопка, а также текстильной промышленности. Одним из результатов этой политики стало создание в 1956г. министерства промышленности – важнейшего инструмента по обеспечению контроля за экономикой. Однако главным результатом правительства в экономической области стала национализация французского и английского капитала: 1 ноября 1956г. был наложен секвестр на 1371 отделение французских и английских банков, промышленных, сельскохозяйственных и акционерных обществ, торговых фирм, страховых агентств, номинальный капитал которых составлял 135 млн. ег. ф.[88]

В области социального реформирования за первые годы революции также были достигнуты определенные результаты. В декабре 1952г. был принят ряд законов о труде, предусматривавших увеличение компенсаций при увольнении, санкционировавших организацию национальных федераций профессиональных союзов и разрешавших работникам сельского хозяйства объединяться в профсоюзы.[89] Также в городах был открыт ряд музеев, больниц, общеобразовательных и средних профессиональных учреждений на основе всеобщего бесплатного обучения.[90] Однако положение сельского населения оставалось критическим: по мнению обозревателя газеты «Правда» в Египте В. Маевского, египетские деревни были «лишены каких бы то ни было санитарных условий; единственным источником воды, которая ценится на вес золота, является Нил и каналы».[91]

Стабилизация в социально-экономической сфере нашла свое отражение и в ускорении процесса развития национальной науки и культуры. Впервые в истории страны египетский археолог М. З. Гонейм обнаружил вблизи от Саккары новую пирамиду, за короткий период в Египте был создан ряд танцевальных и театральных коллективов. Танцевальный ансамбль Н. аль-Хамрави делал попытки возродить по фрескам, обнаруженным на стенах гробниц, древнеегипетские танцы. В области кинематографии появились такие впоследствии всемирно известные киноактеры, как Ф. Хамама и О. Шариф.

Таким образом, проведение аграрной реформы, существенные вложения капитала в национальную промышленность, а также увеличение ассигнований на проведение социальных программ привели к частичному решению вопроса о земле, росту числа подготовленных профессиональных кадров, увеличению темпов экономического развития Египта, а также способствовали восстановлению и дальнейшему развитию национальной культуры.

В целом, внутриполитическое развитие Египта в рассматриваемый период было неразрывно связано с процессом трансформации политической системы, борьбой за власть и, следовательно, выбор дальнейшего пути преобразований как между членами Совета руководства революцией, так и «Свободными офицерами» с ведущими египетскими политическими организациями: ВАФДом и Ассоциацией «Братьев-мусульман». Используя неконституционные методы решения своих политических проблем, «Свободные офицеры» приближались к формированию в стране режима военной диктатуры. Однако, благодаря позиции Насера, отрицавшего возможность создания такого типа функционирования политической системы, оформление государственного устройства пошло по пути постепенной его демократизации. Преобразования в социально-экономической сфере также способствовали подъему экономики, некоторому улучшению материального положения египтян, росту их национального самосознания на фоне успехов проводимой правительством политики.

Глава вторая

Внешняя политика Египта в 1952-1956 гг.

1. Египет в системе международных отношений.

После смены власти перед новым руководством страны встала задача обеспечения безопасности существования режима, а также вопрос о возможности ведения самостоятельной внешней политики. Поэтому одной из первоначальных внешнеполитических задач египетского правительства являлась необходимость признания нового режима мировым сообществом.

Используя противоречия между Англией и США на Ближнем Востоке, Насер решил установить дипломатические отношения с США, в обход Великобритании. Это давало определенные гарантии безопасности для нового египетского руководства.[92] В свою очередь американское правительство также пошло навстречу новому режиму. Еще накануне июльских событий американские спецслужбы догадывались о готовившемся армейскими офицерами перевороте: в мае 1952г. в докладе сотрудника ЦРУ К. Рузвельта госсекретарю США Д. Ачесону прозвучала мысль о его возможной поддержке, так как «руководители переворота выдвигают разумные требования».[93] Чтобы заручиться поддержкой нового режима американский посол в Египте Кеффери даже назвал английское присутствие в стране «империалистическим».[94] По словам одного из руководителей «Свободных офицеров» – Халида Мохиеддина - «в те годы не все понимали цели американской политики. США были для египтян «новой» державой. Они знали колонизаторов – англичан и искренне думали, что могут опереться в борьбе с ними на США»[95]. Что касается СССР, то об этой стране «египтяне имели искаженное представление. Империалистическая пропаганда запугивала египтян коммунизмом».[96] Советская сторона не знала о готовившемся перевороте, а также о его руководителях: первоначально в СССР считалось, что переворот был совершен под руководством М. Нагиба, мотивом действий которого являлся отказ короля Фарука назначить генерала на пост военного министра.[97]

Необходимость в сильном союзнике, представлявшемся вначале египетскому руководству в лице США, диктовалась важнейшей внешнеполитической задачей, стоявшей перед Египтом с 1922 года - проблеме обретения реальной независимости от бывшей метрополии – Великобритании, чего, в свою очередь, можно было достигнуть, добившись вывода английских войск из зоны Суэцкого канала с последующей его национализацией. Необходимо отметить, что четко сформированной внешнеполитической программы египетского руководства на первоначальном этапе не существовало. Главные черты внешней политики Египта, по мнению Насера, заключались в «защите свободы и благосостояния народов», поддержке права «всех народов на самоопределение», ориентацию на деятельность ООН, а также «расширении масштаба сотрудничества государств афро-азиатского блока»,[98] а также политика неприсоединения к военно-политическим блокам. Последний принцип позиции Насера в вопросах внешней политики имел немаловажное значение во взаимоотношениях Египта в начале 50-х годов с ведущими мировыми державами: СССР и США.

Конец 40-х – начало 50-х годов XX века ознаменовался новым периодом противостояния двух систем: социалистического лагеря во главе с СССР и капиталистического под эгидой США. Создание региональных военно-политических блоков стало неотъемлемой частью этого противостояния. В этом отношении Ближний Восток представлял собой важнейший стратегический объект, необходимый для усиления позиций той или иной стороны. В начале 50-х годов обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке в значительной степени регулировалась Тройственной декларацией. Обнародованная в мае 1950г., она была «производным англо-франко-американской политики в регионе, реакцией… на израильско-арабское перемирие, заключенное в 1949г.». Важнейшей частью декларации являлось взятое на себя Англией, Францией и США обязательство контролировать поставки оружия в страны Ближнего Востока. По этому вопросу предусматривались политические консультации между Лондоном, Парижем и Вашингтоном.[99] Однако в условиях подъема национально-освободительного движения в арабских странах, а также обострения отношений с Советским Союзом в условиях «холодной войны» стало очевидно, что необходим более эффективно действующий союз, включающий в себя в качестве полноправных членов не только ведущие западные страны, но и страны самого региона. Это было необходимо для осуществления контроля за действиями стран – участниц и, следовательно, невозможности вести ими самостоятельную политику на международной арене.

Странами – членами Северо-Атлантического союза была предпринята попытка создания так называемого Средневосточного командования (СВК) под эгидой США. В середине 1951г. правительства США, Англии, Франции и Турции выступили с планом его формирования.[100] На блок возлагалась задача «остановить…«цепную реакцию» распространения социализма, а также «воспрепятствовать распаду колониальной системы». Для усиления американского влияния в Египте правительство Соединенных Штатов планировало увеличить объем экономической и военной помощи этой стране, оказание которой, по мнению американского руководства, следовало увязывать с участием Египта в военных приготовлениях США и их союзников на Ближнем Востоке. Дорогу к военно-политическому сотрудничеству Соединенных Штатов и Египта, как считали в Вашингтоне, должно было открыть заключение англо-египетского договора о выводе британских войск из зоны Суэцкого канала, где находилась военная база Великобритании. Соединенные Штаты, добиваясь скорейшего заключения договора относительно Суэцкой базы, играли роль посредника в переговорах между Лондоном и Каиром, оказывая, при необходимости, нажим на британское руководство.[101]

В мае 1953г. Египет с визитом посетил госсекретарь США Дж. Ф. Даллес с целью вовлечения страны в военный пакт против СССР.[102] Одним из способов давления на египетское руководство стал вопрос о предоставлении Египту возможности закупок современного американского вооружения. Еще накануне революции между королем Фаруком и правительством США был заключен секретный договор о военной помощи Египту на сумму в 5 млн. долларов. Согласно данному документу, в страну должно было быть доставлено легкое вооружение: бронемашины и пулеметы – эффективное средство для решения внутренних задач. Новое египетское правительство решало вопросы внешней обороны страны, поэтому в октябре 1952г. военному атташе американского посольства был передан новый список необходимого Египту вооружения: танков, реактивных самолетов, тяжелой артиллерии, канонерок и др. В это время состав египетского вооружения был «от верблюжьих эскадронов, винтовок времен Первой мировой войны до легкой бронированной техники»[103]. Для переговоров о поставках оружия в США была отправлена комиссия во главе с Али Сабри, не решившая, в конечном итоге, возложенной на нее задачи.[104] Поставки в Египет американского оружия означали бы ослабление позиций Великобритании в Средиземном море, выгодное Соединенным Штатам, однако усиление Египта негативно сказалось бы на взаимоотношениях США и Израиля, «…уже тогда становившимся щитом для американских монополий на Ближнем Востоке».[105] Поэтому, не без оснований полагая, что в действительности администрация Белого Дома ведет переговоры не о поставках именно современного оружия, а пытается создать лишь видимость реальной военной помощи, Совет революционного командования Египта решил обратиться с аналогичной проблемой к Советскому Союзу и Чехословакии.[106] Это было началом отхода Насера от проамериканской политики, особенно четко обозначившейся в его выступлении в г. Мина эль-Камх 20 декабря 1953г.[107] От вступления в военный пакт против СССР египетское руководство отказалось, мотивируя это тем, что СССР не угрожает арабам.[108]

Взаимоотношения Каира с Парижем также были далеки от взаимопонимания. После начала 1 ноября 1954г. национально-освободительной войны в Алжире отношения Франции с Египтом резко ухудшились. Поэтому Франция всё активнее начала оказывать поддержку Израилю, став в середине 50-х годов основным поставщиком оружия для израильской армии, «что неминуемо привело к дальнейшей эрозии франко-арабских отношений». Премьер-министр Ги Молле начал считать Насера «врагом Франции на Ближнем Востоке № 1».[109]

Для Великобритании договор о СВК играл важную роль в реализации планов «создания неоколониальной военно-политической системы…на всем Ближнем и Среднем Востоке».[110] Ближний Восток традиционно являлся английской сферой влияния, поэтому для Лондона было неприемлимо подчинение интересов Великобритании интересам Северо-Атлантического блока, тем более, что 6 марта 1951г. главком вооружённых сил НАТО генерал Д. Эйзенхауэр потребовал предоставления себе верховных полномочий по вопросам, касающимся стран Ближнего и Среднего Востока.[111] Ещё в январе 1950г. на конференции министров иностранных дел Британской империи обсуждался «план Коломбо», предназначенный для создания системы «обороны от Порт-Саида до Хоккайдо», и направленный на укрепление позиций Англии.[112] С началом национально-освободительных революций в арабских странах создание военно-политического союза стало для британской ближневосточной политики приоритетной задачей. Основой такого союза стала идея подписания Багдадского пакта, призванного «спасти британские интересы на Ближнем Востоке». При помощи Багдадского пакта Англия намеревалась соединить НАТО и СЕАТО, что, в свою очередь, гарантировало поддержку новому блоку со стороны США, так как он вписывался в систему «возмездия» Д. Даллеса.[113] Также, при помощи Багдадского пакта Англия намеревалась сильнее влиять на арабские страны: А. Иден считал, что с созданием нового союза революцию в Египте можно остановить или «направить в русло ничего не значащих реформ».[114] США также были заинтересованы в создании Багдадского пакта, однако от вступления в него на правах полноправного члена Вашингтон удерживала возможность обрести союзников в лице Египта и других арабских стран, известных своими антибританскими настроениями. Вхождение Франции в Багдадский пакт не предусматривалось – этим шагом Англия стремилась вытеснить из ближневосточного региона своего конкурента.

После возвращения с поездки на Ближний Восток государственный секретарь США заметил в своём выступлении по радио 1 июня 1953г., что система коллективной безопасности в данном случае должна появиться в результате «усилий изнутри». Это означало предложение Англии предоставить арабам возможность самим «проявить инициативу в деле создания военного союза, а не навязывать им Багдадский пакт».[115] У главы американской дипломатии сложилось устойчивое мнение о невозможности создания военной организации региона, членами которой были бы, наряду с другими странами, Израиль и арабские государства. Даллес предлагал сосредоточить усилия на формировани

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Демократические преобразования в Египте (1952-1956 гг.)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 525

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>