Дипломная работа на тему "Босния и Герцеговина, Воеводина, Сербия, Словения, Хорватия в XIX – начале ХХ вв"

ГлавнаяИстория → Босния и Герцеговина, Воеводина, Сербия, Словения, Хорватия в XIX – начале ХХ вв




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Босния и Герцеговина, Воеводина, Сербия, Словения, Хорватия в XIX – начале ХХ вв":



БОСНИЯ И ГЕРЦЕГОВИНА, ВОЕВОДИНА, СЕРБИЯ, СЛОВЕНИЯ, ХОРВАТИЯ В XIX - НАЧАЛЕ ХХ В.

План

Введение

1. Сербия на пути к независимому государству (конец XVIII в. - 1878 г.)

2. Становление и развитие автономного сербского княжества при Милоше Обреновиче. “Турецкая конституция” 1838 г.

3. Черногория в борьбе за самостоятельность (конец XVIII века - 1878 г.)

4. Босния и Герцеговина в составе Османской Турции (конец XVIII века - 1878 г.)

5. Развитие независимых славянских государств Сербии и Черногории в 1878 - 1914 гг.

6. Правление Александра Обреновича (1893-1903). Экономическая и политическая ситуация в королевстве Сербия

7. Сербия в Балканских войнах 1912-1913 гг.

8. Черногория в 1878-1914 гг.

Введение

К началу ХIХ в. сербы, хорваты, словенцы, босняки, черногорцы были в той или иной степени интегрированы в общественно-политические структуры двух империй, Австрийской и Османской. Разные политические, экономические и культурные пути развития этих империй сформировали и определили различия в положении и менталитете славянских народов, входящих в их состав. Основные характеристики, различающие так называемых “турецких” и “австрийских” славян состояли в:

- степени участия в общественно-политической и экономической жизни империи;

- условиях развития национального языка и культуры;

- религиозной свободе;

- дискриминации по национальному или религиозному признаку.

Сербы и хорваты при этом проживали как в Австрийской, так и в Османской империях. Территория Военной Границы переходила из рук в руки, заселена была чересполосно сербами и хорватами и положение ее жителей - граничар - существенно отличалось от положения славян во “внутренней" Австрии.

Таким образом, история этих народов в ХIХ веке вплоть до 1918 г. связана с историей империй, в состав которых они входили, что и определило региональный принцип последующего изложения.

Южные славяне в составе Османской империи на протяжении всего ХIХ века и начала ХХ века выступали вместе с другими народами Балканского полуострова за ликвидацию турецкого владычества и создание своих государств. Борьба эта велась практически непрерывно, принимая формы локальных и общебалканских восстаний и войн. Изменялись и лозунги борьбы - от расширения прав немусульманского населения до полной независимости. Важным рубежом был в этой борьбе 1878 г. - ознаменовавшийся появлением двух независимых княжеств - Сербии и Черногории. Но борьба за освобождение оставшейся в составе Османской Порты части Балканского полуострова продолжалась до 1913 г., когда после окончания Второй балканской войны Турция лишилась практически всех своих европейских территорий, за исключением Восточной Фракии.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по желаемой вами теме. Качественное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах России.

К концу ХVIII века военно-ленная система Османской империи перестала отвечать требованиям времени. Экономика Турции, направленная на поддержание и развитие мощной военной машины, способной охранять границы империи, не только не развивалась, но и находилась в состоянии кризиса. Это выражалось в появлении новых форм собственности, расцвете откупной системы и ростовщичества, не соответствующих основным государственным принципам Порты - жесткой централизации и контролю за собственностью на землю. В политическом плане кризис власти вылился в рост сепаратистского движения внутри империи, когда мятежные паши выступали с оружием в руках против власти султана. В конце XVIII - первой половине ХIХ века такие выступления сотрясают Албанию, Боснию и Герцеговину и даже центр империи - Румелийский вилайет. Особую опасность для Стамбула представлял реформированный янычарский корпус и бездействующие в перерывах между войнами башибузуки. Те и другие использовались местными феодалами, были легки на подъем и отважны в бою. Первые попытки реформирования как самой системы землепользования (спахийской системы), так и турецкой армии предпринял султан-реформатор Селим III (1789 - 1807). Он столкнулся не только с сопротивлением турецких феодалов, но и с янычарскими бунтами, а так же с крестьянскими волнениями, вызванными заменой старой налоговой системы появлением посредника между спахией и крестьянином - так называемого “чифтлик-сахибия”, удвоившего эксплуатацию на селе. Ситуация осложнялась падением военной мощи империи, поражениями в войнах. В последней четверти XVIII века в мирные договоры Турции с воевавшими с нею европейскими государствами стали включаться и пункты, касающиеся положения подвластного Порте христианского населения Балканского полуострова. Так, по окончании русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. в текст Кючук-Кайнарджийского мирного договора было внесено право России защищать интересы православного населения Турции, а по Систовскому миру 1791 г., знаменовавшему победное окончание войны России в союзе с Австрией против Турции, предусматривалось проведение реформ в пограничном с Австрией пашалыке Турции - Белградском.

1. Сербия на пути к независимому государству (конец XVIII в. - 1878 г.)

Белградский пашалык не случайно явился центром объединения будущего сербского государства и первой славянской территорией Османской империи, получившей автономию. Несколько факторов обусловили специфическое развитие этого одного из наиболее беспокойных пашалыков Порты. Прежде всего его географическое положение на границе с Австрийской империей. На австрийском берегу пограничных рек Дуная компактно проживало с конца XVIII века переселившееся из центральной Сербии сербское население (современная Воеводина). Австрийские сербы обладали согласно ряду рескриптов австрийских монархов определенными национально-церковными автономными правами. Их столица - Сремские Карловцы - резиденция православного митрополита, была не только религиозным, духовным, но и просветительским центром для всех сербов, как в границах империи Габсбургов, так и в Османской Турции. Прямые контакты с соплеменниками в Австрии ускорили процесс формирования национального самосознания сербов Белградского пашалыка. Пограничность пашалыка сделала его также ареной австро-турецких войн XVIII века, в которых сербское население пашалыка принимало участие в составе специального формирования в рамках австрийской армии - сербского фрайкора. Второй особенностью пашалыка была его этническая однородность - абсолютное большинство сербского населения составляли православные сербы, мусульмане же (как турки, так и представители других национальностей) проживали в основном в крепостях и городках. Язык, обычаи сербов этого района, называвшегося сербами Шумадия (от сербского слова “шума” - лес), были едиными. Однородной была и социальная структура сербского общества. Сербское население пашалыка, насчитывающее 30 тыс. человек, составляли крестьяне, причем процесс дифференциации на селе был очень слабым. Зажиточные крестьяне занимались торговлей, поставляя в Австрию продукты своего хозяйства, и прежде всего - свиней. Сельские старейшины осуществляли контакт с турецкой администрацией, а выборные от нескольких сел (их называли “кнезы”) отвечали за сбор и передачу туркам налогов. Третьей причиной, обусловившей исключительную роль пашалыка в создании сербской государственности, сыграл внешний фактор, активное вмешательство в судьбу сербов, Австрии и России. Так, по условиям Систовского мира пашалык получил значительные привилегии, оформленные специальными фирманами султана в 1793-94 гг. Было упорядочено налогообложение, определен фиксированный размер денежной дани на весь пашалык, разрешено строительство церквей, введены элементы местного самоуправления с правами и обязанностями кнезов и, наконец, запрещено проживание на территории пашалыка янычаров. Это было очень актуальным решением для конца XVIII в., ибо в это время янычарская вольница опустошала непосильными налогами и прямыми грабежами села по всему Балканскому полуострову. В ответ на эти привилегии сербы обязывались нести пограничную стражу, что означало создание отрядов милиции и право ношения оружия, хотя вся остальная райя была этого права лишена, ибо служба в армии - почетная обязанность только “правоверных”.

Все эти особенности определили роль Белградского пашалыка, ставшего ядром, вокруг которого, практически в его границах, было создано первое автономное славянское княжество в составе Османской Турции - Сербское княжество (1833 г.), затем Сербское независимое государство (1878 г.), и, наконец, позднее, в 1918 г., Сербия становится центром объединенного Югославского государства.

Основные вехи развития сербской государственности были связаны с вооруженной борьбой: восстаниями и войнами. Важным фактором для приобретения Сербией независимости было русское вмешательство в сербо-турецкие конфликты. Основными документами, определившими статус сербского государства в XIX в. были русско-турецкие договоры 1812, 1826, 1829 и 1878 гг.

1 этап борьбы сербского народа за автономию относится к 1804 - 1833 гг. Это период борьбы за признание Османской Портой прав Белградского пашалыка на автономию.

В 1804 году в Сербии вспыхнуло самое крупное на Балканах национально-освободительное восстание - Первое сербское восстание 1804 - 1813 гг. Восстание началось в феврале 1804 г. со стихийного протеста сербских старейшин против произвола мятежных янычарских военачальников, захвативших пашалык в 1802 г. и полностью игнорировавших данные сербам султаном привилегии. Янычары установили свои нормы поборов, откровенно грабили население, упразднили местное самоуправление, отказывались выполнять распоряжения султана и убили назначенного им пашу. После резни, устроенной янычарами в конце января 1804 г. и направленной на истребление вождей возможного сопротивления (было убито в различных местах пашалыка одновременно около 70 сербских старейшин-кнезов), сербские представители собрались в местечке Орашац на скупщину (народное собрание), где решили начать вооруженную борьбу против янычар. Они избрали своим верховным вождем имевшего опыт военной службы в австрийской армии, где он был унтер-офицером, Георгия Петровича по прозвищу Карагеоргий (тур. - Черный Георгий) (1768 – 1817 гг.). Скупщина объявила о начале восстания, которое охватило весь пашалык и продолжалось 9 лет.

Характер восстания был различным на разных его этапах. В современной историографии считается, что восстание переросло в национальную революцию, которую некоторые ученые считают буржуазной по своему характеру. Последний тезис спорен, если учесть, что в пашалыке не только не сформировалась даже протобуржуазия, но и не было третьего сословия. Ремесленники и большая часть торговцев были либо турки, либо наезжающие в пашалык австрийские сербы. Парадокс восстания заключался в том, что при отсталых социальных отношениях, низком экономическом уровне развития этой патриархальной сельской местности, восставшие выдвинули радикальные политические (государственная независимость, собственное правительство), социальные (“чтобы никакого помещика на земле сербской не было”) и экономические (передача земли крестьянам) требования.

На первом этапе восстания - зима-весна 1804 г. - вопрос стоял фактически лишь об изгнании янычар из пашалыка и возвращении привилегий, дарованных фирманами 1793-94 гг. На этом этапе повстанцы были вполне легитимны по отношению к султану и фактически выступали на его стороне против мятежных янычарских военачальников.

Но уже летом-осенью 1804 г. начинается второй этап восстания, продолжающийся до 1807 г. - когда восстание перерастает во всенародную вооруженную борьбу под лозунгами широкой политической автономии и изменения налоговой системы. С августа 1805 г. войска повстанцев начинают сражения с армией султана. На этом этапе повстанцы вступают в контакт с Россией и ведут переговоры о русском покровительстве и помощи Сербии.

После начала русско-турецкой войны (1806 - 1812 гг.) наступает третий этап восстания, уже под революционными лозунгами: создание независимого от Порты государства во главе с наследственной сербской династией. В программных документах, появившихся в это время, разрабатываются и радикальные требования в аграрной сфере - ликвидация помещичьего землевладения, отмена любых видов откупов, передача наделов в собственность крестьян. На этом этапе ведутся совместные боевые действия с русской армией, воюющей на Балканском театре. Повстанцы захватили Белград, одержали ряд побед над султанскими войсками, но терпели и поражения. К числу таких поражений относится битва летом 1809 г. у местечка Чегры. Страшным свидетельством жестокой расправы с повстанцами стала сооруженная здесь турками башня из черепов погибших в бою сербов.

На этом этапе восстания создаются первые институты государственной власти в Сербии - правительство из шести министров (Правительствующий совет). В 1811 г. на скупщине в Белграде Карагеоргий был объявлен наследственным правителем и верховным вождем сербского народа. В 1812 г. Россия заключила с Турцией мир, включив в Бухарестский договор статью об амнистии повстанцам и признании независимости Сербского княжества. Но эта VIII статья не была выполнена Портой. Воспользовавшись тем, что европейские державы были заняты войной с Наполеоном, турецкие войска жестоко подавили восстание. заняли Белград и, объявив джихад, кроваво расправились с повстанцами.

Восстание положило начало серии восстаний и выступлений народов балканского полуострова против османского владычества. Дипломатия Европы заговорила о восточном вопросе и судьбе Турции, Россия на протяжении ряда последующих лет требовала выполнения VIII статьи Бухарестского мира и признания автономии Сербии. В ходе восстания сформировались политические силы и личности, способные продолжать начатую борьбу.

Участник Первого сербского восстания Милош Обренович вскоре возглавил Второе сербское восстание (весна 1815 г.), успешный ход которого заставил турок пойти на переговоры с повстанцами удовлетворить часть их требований. На протяжении последующих 15 лет Милош Обренович вел переговоры с Портой и при поддержке русского правительства стал первым сербским правителем, официально признанным Портой, и основателем правящей сербской династии Обреновичей. Собственно два крестьянина - вожди сербских восстаний Карагеоргий и Милош Обренович стали родоначальниками парадоксальных на фоне чопорных европейских дворов ХIХ в. двух крестьянских династий на сербском престоле - Обреновичей и Карагеоргиевичей, сменявших друг друга в ходе ожесточенной борьбы с 1833 по 1903 гг.

После завершения летом 1815 г. второго сербского восстания на протяжении последующих 60-ти лет сербские правители ведут мирную дипломатическую борьбу с Портой за признание автономии Сербии и расширение этой автономии. Большое значение в этой борьбе играла поддержка великих держав. До 1856 г., согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мира, единственным гарантом прав христиан Турции являлась Россия, но после поражения в Крымской войне ее сменили шесть стран-гарантов, подписавших Парижский мирный договор. В период с 1815 по 1830 гг. русское правительство настаивало на реализации условий VIII статьи Бухарестского мира, повторяя и детализируя требование предоставления автономии Сербии в текстах Аккерманской конвенции (1826 г.) и Адрианопольского мира (1829 г.). В 1830-33 гг. на основании договоренностей с Россией султан издал фирманы, предоставляющие Сербии (в границах Белградского пашалыка) автономию, а Милош Обренович был провозглашен наследственным сербским правителем - князем.

После признания Портой автономии Сербского княжества начинается II этап борьбы за независимость государства (1833 - 1878 гг.), основным содержанием которого было создание всех элементов государственности и выработка стратегии и тактики борьбы за полную независимость и расширение границ.

2. Становление и развитие автономного сербского княжества при Милоше Обреновиче. “Турецкая конституция” 1838 г.

В 1833 г. автономное княжество Сербия, входящее в состав Османской Порты и обязанное платить дань султану, вступило на путь государственного строительства. Задача осложнялась не только тем, что за 400 лет турецкого владычества были утрачены традиции национальной государственности, но и отсутствием национальной интеллектуальной и культурной элиты. Сербское общество составляло крестьянство. Не было ни национального дворянства, истребленного еще в ходе турецкого завоевания, ни даже цехового ремесленного сословия. За сравнительно короткий период, уже к началу ХХ в., в Сербии были созданы все необходимые атрибуты европейского государства: правительство, парламент, чиновничество, армия, полиция, банки, система медицинского обслуживания, широкая сеть просветительских учреждений от начальных школ до университета, учреждения культуры и искусства, инфраструктура, включающая сеть железных дорог. Вместе с тем патриархальный, крестьянский характер общества, общая экономическая отсталость страны наложили отпечаток и на характер власти и на все стороны государственного развития.

Отличительной чертой политической жизни в Сербии была непрерывная борьба за власть. С одной стороны, это соперничество противоборствующих династий Обреновичей и Карагеоргиевичей, попеременно прорывающихся к власти и изгоняющих соперников из страны. С другой стороны, это борьба различных кругов сербского общества за ограничение власти князя. Формально Сербское княжество было конституционной монархией, но, фактически, авторитарный режим сменялся в Сербии олигархическим.

1830 - 1838 гг. - период правления вождя Второго сербского восстания, основателя династии Обреновичей - князя Милоша. Неграмотный крестьянин, обладающий несомненными государственными талантами и необходимыми правителю качествами: властностью, решительностью, последовательностью, он вместе с тем был хитер, изворотлив, лукав и корыстолюбив. Со всеми политическими конкурентами расправлялся жестоко, по его приказу в 1817 г. был убит вождь первого сербского восстания Карагеоргий. Бывшие сподвижники Милоша по восстаниям, хотя и поднялись наверх, получили почетные должности и большие наделы земли, оставленные турками, были недовольны деспотическим режимом правления Милоша и неоднократно открыто выступали против его произвола. В 1825 и 1826 гг. им удалось даже поднять народ с оружием в руках против Милоша. Возмущение в народе вызывало и быстрое обогащение Милоша, и введенный им новый вид отработочной повинности - в пользу князя - т. н. княжеский кулук. Хотя все выступления были подавлены Милошем, он все же вынужден был пойти на уступки “великашам” (владельцам больших наделов) и согласиться принять ограничивавшую его всевластие конституцию.

Текст, разработанный образованными юристами из Воеводины, включил в себя все достижения либеральной буржуазной мысли того времени. Конституция была торжественно утверждена князем в феврале 1835 г., в праздник Сретения, поэтому вошла в историю под названием Сретенская конституция. Согласно ее положениям, не только существенно ограничивалась власть князя, определялись права парламента, разграничивались исполнительная и законодательная власть, но и гарантировались гражданские права и свободы: личности, совести, собственности, равенства перед судом, и даже свобода печати в стране, где не было типографий, а абсолютное большинство населения было неграмотным. Эта конституция в действие не вступила из-за негативной реакции России, Австрии и Турции. Взамен нее Сербии в декабре 1838 г. была дарована султаном другая конституция, получившая название “Турецкая”. Она расширяла власть князя, но для контроля над ним законодательная власть передавалась олигархическому органу - Государственному совету. Составлявшие его 17 советников заставили Милоша в июне 1839 г. покинуть Сербию. Власть перешла к наместничеству при несовершеннолетнем сыне князя - Михаиле.

Правление Александра Карагеоргиевича и “уставобранителей”. Внешнеполитическая программа Сербии “Начертание”

В 1842 г. князь Михаил также был вынужден бежать в Австрию, а к власти окончательно пришли противники Обреновичей. Они называли себя “защитниками конституции” (“уставобранителями”). Приглашенный ими на сербский престол младший сын Карагеоргия Александр (1842 – 1858 гг.) в 1843 г. был избран Народной скупщиной.

За 15 лет правления уставобранители укрепили государственно-бюрократическую систему, уверенно развивая полицейский режим в стране. Законник 1844 г. статьей о защите частной собственности закладывал основы для развития экономики государства. Капитализм коснулся и сельского хозяйства, но процесс распада задруг шел медленно. Зато быстрыми темпами формируется новый класс-страта в сербском обществе - чиновничество. Эта необходимая составная часть государственного аппарата наделяется в Сербии особыми привилегиями и становится мощной опорой режима. Наряду с чиновниками-администраторами государство нуждалось в юристах, учителях, врачах, офицерах, землеустроителях, священниках, инженерах. Сотни молодых людей в 40-50-е гг. XIX в. были отправлены на государственный счет для обучения за границу - преимущественно во Францию, Германию, Австрию, позже в Россию. Эти крестьянские дети возвращались не только обогащенные знаниями, но и приобщившиеся к новым либеральным и революционным идеям. Они составили ядро будущей сербской интеллигенции, определившей всю последующую политическую и экономическую стратегию сербского государства. Они же создали и первые сербские политические партии, определили направление сербской дипломатии, заложили основы развития сербской литературы и искусства. Выступая сначала единым фронтом за проведение радикальных преобразований в стране, они впоследствии стали непримиримыми врагами, по-разному понимая пути осуществления этих преобразований. Общим для них было, пожалуй, лишь одно - стремление к объединению сербских земель и достижению полной государственной независимости.

Эта главная задача Сербии получила в 1844 г. и вид официальной государственной программы. Составленная с помощью польской эмиграции, эмиссары которой приезжали в Сербию из Франции, программа эта, получившая название “Начертание”, до 1918 г. была основой внешнеполитической концепции Сербии. Документ этот был секретным и содержал план создания сильного и обширного государства “Великая Сербия”. По мнению одного из создателей документа, долгие годы руководившего внешней политикой Сербии Илии Гарашанина, к Сербскому княжеству следовало присоединить прежде всего Боснию и Герцеговину, добиться выхода к морю. Для реализации этого плана велись переговоры с Черногорией о возможности объединения ее с Сербией. Планировалось поднять общебалканское антитурецкое восстание и заручиться поддержкой великих держав. “Начертание” определяло и приоритеты внутренней политики - прежде всего создание современной хорошо вооруженной армии. Эта задача оставалась неизменной, несмотря на смену династий и правительств.

Очередной кризис власти и смена династии произошли в 1858 г. в ходе так называемой Святоандреевской скупщины. Собрание народных посланников, начавшееся в Белграде в день св. Андрея (30 ноября), обвинило князя в злоупотреблении властью, поборах, в том, что скупщина не собиралась 10 лет. Лидировали на скупщине молодые сербские либералы Е. Груич, М. Янкович, М. Алимпич, сторонники решительной европеизации Сербского княжества в духе современных им символов прогресса: реорганизации системы судопроизводства, налогообложения, введения института политической ответственности правительства. На этом пути к парламентаризму либералы шли вместе с консерваторами, недовольными Александром Карагеоргиевичем, правителем слабым, подверженным сильному австрийскому влиянию. В Сербию был вновь призван после 20-ти летней вынужденной эмиграции князь Милош Обренович и тут же установил к глубокому разочарованию либералов режим личного правления. За год своего правления (1859-1860) он расправился с либералами, заключая их в тюрьмы и высылая из страны. Лишь после его смерти в сентябре 1860 г. приходом к власти его сына Михаила, возродились надежды на новую конституцию и реформы.

Князь Михаил придерживался курса реформ, но проводил их осторожно, умеренно, стараясь не провоцировать недовольство Порты и внутренней консервативно настроенной оппозиции. Скупщина созывалась им регулярно, но роль ее свелась к совещательной. Существенно были ограничены права ранее всевластного Государственного совета, - он полностью комплектовался князем и подчинялся ему. Князь Михаил последовательно и плодотворно выполнял программу “Начертание”. В 1861 г. был принят закон о народной армии, установивший всеобщую воинскую повинность. Сербская армия теперь в случае мобилизации достигала 90 тыс. человек, она обладала собственным, хотя и небольшим, офицерским корпусом. С 1862 по 1867 гг. велись переговоры с Турцией о выводе турецких гарнизонов из шести сербских городов. В 1862 г. после вооруженного столкновения с жителями Белграда, поводом для которого послужило убийство турецкими солдатами сербского мальчика, турецкий гарнизон обстрелял город снарядами. Инцидент этот вызвал вмешательство держав-гарантов, и в 1867 г. Порта ликвидировала свои военные гарнизоны на территории Сербии.

В 1866 - 1868 гг. Сербия становится центром подготовки и создания блока антитурецких сил на Балканах - Балканского союза. Были подписаны секретные договоры с Грецией, Черногорией, Румынией, проведены переговоры с лидерами хорватских и болгарских национально-освободительных организаций, развернута широкая сеть агентов, готовящих восстание в Боснии и Герцеговине, Старой Сербии. Задачей Балканского союза было совместное выступление против Османской Турции, освобождение Балканского полуострова и раздел территории между союзниками. Но эта задача осуществлена не была, так как весной 1868 г. лидер Балканского Союза - князь Михаил был убит в Белграде заговорщиками.

После смерти бездетного князя на престол вступил его четырнадцатилетний родственник Милан Обренович (1868 – 1889 гг.). В 1868 г. регенты малолетнего князя во главе с председателем либерального правительства Йованом Ристичем разработали и предложили скупщине проект новой конституции, принятой летом 1869 г. Сербия объявлялась “конституционной монархией с народным представительством”. Скупщина становилась важным компонентом в политической жизни страны, ее роль значительно возросла. Борьба за места посланников в скупщине - новая черта политической жизни Сербии во второй половине ХIХ в. В то же время ограничение прав скупщины только законодательной инициативой вызвало в последующие годы стремление к расширению ее полномочий. Наиболее радикальные требования в этом вопросе высказывали сербские социалисты - Светозар Маркович, Адам Богосавлевич.

В период регентства - 1869-1872 - сербские либералы у власти приняли ряд законов и постановлений, способствовавших развитию капиталистических отношений в стране и укреплению буржуазной государственности. Противниками их были как недовольные “свободами” консерваторы, так и стремящиеся к революционным преобразованиям радикалы. Борьба за власть между этими группировками, оформившимися в начале 80-х гг. в политические партии, становится основным содержанием внутриполитической жизни Сербии в конце XIX века.

Во внешней же политике либералы были сторонниками активных действий по реализации программы “Начертание”. Они попытались ее реализовать в период Восточного кризиса 1875 - 1878 гг., охватившего весь Балканский полуостров. После начала в 1875 г. восстания в Герцеговине и Боснии, сербское правительство приступило к реализации идей Балканского Союза. Однако организовать, как планировалось, общебалканское восстание весной 1876 г. не удалось. Сербия все же решилась начать самостоятельно войну со своим сюзереном - Турцией, заручившись поддержкой только одного союзника - Черногории. Война началась в июне 1876 г. и продолжалась четыре месяца. Сербское правительство, начиная эту заранее обреченную на поражение войну, рассчитывало на поддержку и вмешательство России. В том, что Россия выступит на стороне Сербии и объявит войну Турции уверяли сербов славянофильские лидеры, представитель которых генерал Черняев прибыл в Сербию перед началом боевых действий и возглавил один из фронтов. Около пяти тысяч русских добровольцов прибыли в Сербию, чтобы участвовать в войне, однако силы были неравны и в октябре 1876 г. Сербия перед угрозой полного разгрома заключила перемирие с Турцией.

Обескровленная и разоренная войной страна, принявшая десятки тысяч беженцев из Боснии и Герцеговины, с трудом решилась присоединиться к русской армии, вступившей в апреле 1877 г. в войну с Турцией. Только после решительного перелома в русско-турецкой войне 1877-78 гг. - взятия Плевны и перехода русской армии через Балканы, сербское правительство объявило в декабре 1877 г. о возобновлении войны с Турцией в союзе с Россией. Однако результаты войны, определенные условиями Берлинского трактата, (июль 1878 г.), разочаровали сербов и подорвали престиж либерального правительства. Сербия признавалась полностью независимым княжеством, получала 4 новых округа с населением в 300 тыс. человек, но главная задача - присоединение Боснии и Косово выполнена не была. Более того, Босния и Герцеговина были оккупированы, согласно условиям трактата, Австро-Венгрией, что делало нереальными дальнейшие притязания Сербии. Выход к морю был закрыт. С этого времени Босния становится объектом австро-сербского спора, приведшего впоследствии к открытому конфликту, послужившему поводом к мировой войне 1914 - 1918 гг.

3. Черногория в борьбе за самостоятельность (конец XVIII века - 1878 г.)

Черногория в конце XVII - начале ХIХ вв. представляла собой юридически составную часть Османской империи, но на практике уже с конца XVII в. фактически самоуправляемую иерархию. Ее вассальные отношения с Портой сводились лишь к уплате дани, которая впрочем поступала весьма нерегулярно. Небольшое горное бесплодное пространство с населением около 80 тыс. человек, при полном отсутствии городов и четко определенных границ - такой представлялась Черногория в начале XIX в. Центром Черногории являлся Цетинский монастырь, вокруг которого было разбросано несколько домов черногорских старейшин.

Специфика развития Черногории заключалась в ее географической изолированности горами от других частей империи. Единственной контактной зоной с христианским государством был район Боки Которской, до 1797 г. принадлежавший Венеции, а затем перешедший под австрийское управление. Здесь происходила меновая торговля черногорцев продуктами своего натурального хозяйства на соль, боеприпасы, домашнюю утварь. Экономическое положение черногорских земель, где единственной отраслью хозяйства было разведение овец и коз на скудных растительностью склонах гор, было бедственным, и если бы не помощь России, которая с конца XVIII в. почти ежегодно снабжала Черногорию хлебом, стране угрожал бы голод. Ремесла в Черногории развиты не были, не было дорог, различие в имущественном положении племенных старейшин и рядовых черногорцев было минимальным.

Приобретение плодородных земель в долинах Герцеговины, в районе Скадарского озера и Приморья было таким образом для Черногории насущной необходимостью. Расширение территории, выход к морю наряду с задачей получения официальной независимости становятся политической программой черногорских правителей вплоть до 1878 г.

В конце XVIII в. и в первой половине XIX в. во главе Черногории стояли духовные лица - черногорские митрополиты, а с 1851 г. - светские правители - князья. Причина полутеократического характера власти Черногории в первой половине ХIX в. была не только в той особой объединяющей роли, которую традиционно играла православная церковь для разрозненных черногорских племен, но и в характере черногорско-русских отношений. Согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мира, Россия являлась покровительницей единоверцев в Османской Турции, и, принимая у себя черногорского митрополита, оказывая материальную помощь черногорскому населению, формально соблюдала принцип невмешательства во внутренние дела Порты, лишь помогая православным.

Основными задачами черногорских правителей в XIX в. во внутренней жизни Черногории были:

- преодоление разобщенности и вражды черногорских племен;

- централизация власти, организация государственного аппарата управления и безусловное подчинение племенных старейшин правителю;

- ликвидация пережитков родо-патриархального уклада жизни, таких как кровная месть, самосуд, другие проявления обычного права;

- формирование отрядов регулярной армии.

Национальные задачи Черногории требовали консолидации всех сил, а страна постоянно находилась в междоусобных распрях. Черногорские племена (негуши, пиперы, васоевичи, куча, белопавливичи и др.) традиционно враждовали между собой.

Задачу прекращения племенной розни решали правившие Черногорией в первой половине ХIХ в. духовные владыки, митрополиты из племени негушей Петр I Негош (1782 – 1830 гг.) и Петр II Негош (1830 – 1851 гг.).

Во время правления Петра I Негоша был принят “Законник” (1798 г.), регулирующий имущественные отношения, сформировано правительство и создан прообраз государственного аппарата - Народная канцелярия. На основании статей "Законника" Петр I Негош и его правительство пытались решать как гражданские и уголовные дела, так и организовать сбор налогов для поддержания центральной власти. Мероприятия эти наталкивались на сопротивление племенных старейшин. Петр I продолжал совершенствовать “Законник”. Внося в него новые статьи, пытался он реформировать и систему управления краем. В своей реформаторской деятельности он опирался на поддержку России. Особенно тесными были контакты Черногории и России в период наполеоновских войн, когда разрабатывался даже русский план создания на Балканах автономных или независимых государств в качестве заслона Наполеону. Центральная роль здесь отводилась Черногории. Однако после Тильзитского мира Россия отказалась от этой мысли и черногорский владыка безуспешно пытался добиться хотя бы присоединения к Черногории отвоеванной черногорцами у Наполеона Боки Которской. Несмотря на неудачу своих внешнеполитических инициатив и некоторое ослабление черногорско-русских связей, Петр I Негош оставил своему племяннику и преемнику Петру II Негошу наказ: “Богу молись и России держись”, ставший лозунгом черногорских правителей и в последующие времена.

Черногорский владыка Петр II Негош за свою недолгую 37-летнюю жизнь успел проявить себя как незаурядный политический деятель, искусный дипломат, храбрый военачальник и талантливый поэт. За время своего правления он не только упрочил авторитет Черногории, но и провел целый ряд важных преобразований внутри страны. К их числу относятся создание высшего административного и судебного органа страны - Правительствующего совета - взамен упраздненного правительства, формирование основы регулярной армии - гвардии, усовершенствование системы налогов. Петр II сумел добиться уточнения черногорско-герцеговинской и черногорско-австрийской границы. Отношения с Россией не всегда были ровными, инициативы черногорского владыки вызывали недовольство правительства Николая I, но денежные субсидии Черногории выплачивались регулярно и были фактически главной и единственной статьей государственного бюджета. Петр II был сторонником югославянского объединения, поддерживал сербскую программу “Начертание” и склонялся к объединению Сербии и Черногории под скипетром сербской династии. Главной политической задачей для него было приобретение Черногорией независимости.

Эта задача после его скоропостижной смерти в 1851 г. решалась и следующими черногорскими правителями - князьями Данилой (1851 – 1860 гг.) и Николой (1860 – 1918 гг.). Данило, племянник Петра II Негоша, не захотел принять монашество, стал светским правителем Черногории и в сентябре 1852 г. провозгласил себя князем Черногории. Для упрочения финансового положения страны князь Данило ввел подоходный налог, таможенные пошлины, принял новый законодательный кодекс. Так называемый “Законник князя Данилы” декларировал равенство всех черногорцев перед законом, определял права и обязанности князя и других должностных лиц, регулировал семейные и имущественные отношения. Законник был составлен в соответствии с европейскими нормами буржуазного права и был важным инструментом для проведения политики централизации и стабилизации. Князь Данило также стремился к расширению черногорской территории. В результате успешных боевых действий в 1858 г. и победы черногорцев над турецкой армией при Грахово было проведено при содействии великих держав черногорско-турецкое разграничение и расширение Черногории в сторону Герцеговины и Скадарского санджака, что увеличило население Черногории до 130 тыс. человек, а ее территория составляла теперь около 5 тыс. кв. км.

Наследовавший после смерти князя Данилы черногорский престол его племянник Никола направил все усилия на приобретение Черногорией независимости. Эту задачу он стремился решать совместно с Сербией. Черногория в 1867 г. присоединилась к Балканскому союзу и участвовала в выработке плана совместных боевых действий. Вместе с тем князь Никола претендовал на лидерство в будущем союзе и даже рассчитывал занять престол объединенного сербо-черногорского государства. Соперничество его с сербскими династиями Обреновичей и Карагеоргиевичей продолжалось до 1918 г.

В 60-е гг. XIX века Черногория укрепляла свои вооруженные силы, получая поддержку Сербии и России. С начала восстания 1875 г. в Герцеговине и Боснии активно поддержала повстанцев, оказывая им военную и материальную помощь. В июле 1876 г. вместе с Сербией Черногория вступила в войну с Турцией и вела эту войну сначала в союзе с Сербией, а с апреля 1877 г. в союзе с Россией до окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Несмотря на то, что территориальное приращение Черногории было существенно урезано Берлинским трактатом по сравнению с Сан-Стефанским мирным договором, все же изменение в положении страны было кардинальным. Она получила независимость, выход к морю в районе гг. Бар и Ульцинь, а также плодородные земли с городами Подгорица, Никшич, Колашин и Жабляк.

4. Босния и Герцеговина в составе Османской Турции (конец XVIII века - 1878 г.)

Боснийский эялет, куда входили Босния и Герцеговина, существенно отличался от других территорий, заселенных славянами в составе Османской Турции. Географически пограничный Боснийский эялет был удален и изолирован от центра империи труднопроходимыми горами, что обусловило периферийный характер его политического и экономического развития. В экономическом плане Босния и Герцеговина были территориями чисто аграрными, со слабо развитыми городами, где сохранилось до конца XIX в. цеховое устройство ремесла. Одной из важнейших статей дохода провинции была торговля, преимущественно транзитная, поскольку Босния и Герцеговина были исторически сложившимся перекрестком торговых путей с Запада на Восток.

Этноконфессиональная картина Боснии и Герцеговины также отличалась от других балканских провинций Порты. Население провинции было по преимуществу славянским, с небольшим процентом турецкого, еврейского и цыганского элементов. Славяне в свою очередь делились до середины XIX в. не по этническому, а по конфессиональному признаку на мусульман, католиков и православных. Причем из всех славянских территорий Турции только в Боснии и Герцеговине сохранилась исламизированная славянская знать. Данные о точной численности населения и процентном соотношении различных конфессий до 1878 г. весьма противоречивы. Официальная турецкая перепись 1851 г., проведенная не подушно, а по дворам, определяла число жителей Боснии и Герцеговины в 1 077 000 человек, где большинство - 43% составляли православные, 34% - мусульмане, в том числе турки, и 23% - католики. Около 2 000 евреев-сефардов были сосредоточены в районе Сараево.

Города Боснии и Герцеговины - Сараево (20 000 чел. - самый крупный город), Травник, Мостар, Баня Лука были заселены преимущественно мусульманами. В городах развивалось ремесло, они же были центрами торговли и административного управления краем. Столица провинции попеременно находилась то в Травнике, то в Сараево. Местные феодалы Боснии и Герцеговины - аяны - к началу XIX в. фактически владели земельными наделами, на которых трудились как крестьяне-мусульмане, так и крестьяне-христиане. Этнических турок в провинции было очень мало, как правило они присылались для занятия административных должностей и недоброжелательно воспринимались местной боснийско-герцеговинской знатью. К середине XIX в. в ходе ликвидации спахийского землевладения старая родовая знать - аяны - теряет свои позиции, появляются новые владельцы земельных наделов, полученных в результате перераспределения чиновниками из центра или боснийским визирем лично. Эта новая знать, часто пришлая, именуется по титулам янычарских военачальников агами и бегами, и образует новый класс собственников модернизированного феодального общества - беговат.

В Боснии и Герцеговине мусульманские традиции и их культура получили широкое развитие в сети духовных школ и училищ, распространении дервишских орденов. Боснийский эялет был оплотом традиционного мусульманства, яростно сопротивлявшегося любым попыткам реформ, в том числе и попыткам европеизации администрации и армии. Даже изменение вида чалмы в 1830 г. вызвало протесты мусульман Боснии. Архитектура и градостроительство Боснии и Герцеговины представляют собой блестящие образцы балканской мусульманской культуры. Христианская же церковь и культура в Боснии и Герцеговине были в конце XVIII - 1878 г. значительно слабее. Особенно это касалось православной церкви, где иерархи, по большей части греки, назначались Вселенским патриархом. Они зачастую тесно сотрудничали с властями, оказывая им порой и осведомительские услуги. Католическая церковь на территории Боснии и Герцеговины была представлена орденом францисканцев, который был допущен султаном для окормления католической паствы. Францисканские священники очень плодотворно трудились в Боснии и Герцеговине, открывая монастыри и католические школы при них. Успеху их деятельности способствовали как прозелитистская политика Ватикана, так и наличие обширных контактных зон, ибо с севера и запада Босния и Герцеговина были окружены католическими территориями Хорватии и Славонии а также Далмации - известного центра католической культуры Средиземноморья. Упадок православной культуры, укрепление католицизма и прочные позиции исламского традиционализма в первой половине XIX века не были главной причиной внутренней нестабильности Боснии и Герцеговины, сотрясаемой в 30-70-х гг. серией восстаний. Этно-конфессиональные конфликты начинают обостряться лишь во второй половине XIX в., а своего апогея достигают в конце ХХ в.

В первой половине XIX в. основные проблемы внутреннего развития Боснии и Герцеговины связаны прежде всего с решением экономических и политических задач. Такой задачей была борьба за самостоятельность Боснии и Герцеговины, выход ее из подчинения центру империи. Причем в первой половине XIX в. во главе движения стояли местные мусульманские феодалы, а в начале 50-х гг. с лозунгами автономии выступают лидеры христианских крестьянских движений. И в первом и во втором случае восстания тесно были связаны с общеимперским процессом попыток реформирования военно-ленной системы, получившего в исторической литературе название - модернизация феодализма.

Босния и Герцеговина в силу своего периферийного положения и довольно прочных позиций местной знати в первой половине XIX в. были центром феодального сепаратизма на Балканах и ядром сопротивления реформам в Османской Турции. Это проявлялось и в период реформаторской деятельности Селима III, а особенно во время правления султана Махмуда II (1808 – 1839 гг.). Реформы этого времени были направлены на централизацию государственного управления и укрепление феодально-абсолютистского режима, позволившего бы приспособить к новым условиям экономику страны. В целях ликвидации центробежных явлений и централизации административного управления ожесточенная борьба велась с местным феодальным сепаратизмом и особенно против укрепившейся прослойки феодалов-аянов, возвысившихся на окраинах империи. Во второй половине 20-х гг. XIX в. был распущен янычарский корпус (1826 г.), проведена военная реформа, правительству удалось ослабить влияние ряда дервишских орденов, оказывавших помощь сепаратистам, началась реорганизация государственного аппарата. В течение 30-х гг. эти преобразования продолжаются как в военной, так и в гражданской сфере. Модернизация государства началась с всеобщей переписи, введения паспортной системы. учреждения регулярной почтовой службы. В экономической области самым важным здесь был декрет 1833 г. о ликвидации спахийской системы. Держатели тимаров и зиаметов превращались в рядовых государственных служащих. Эти действия вызвали вооруженное сопротивление боснийско-герцеговинских феодалов, продолжавшееся до 60-х гг. Так ликвидацию спахийской системы в Боснии и Герцеговине не удалось провести ни в 1833 г., ни в 1836 г., ни в 1843 г. Лишь с введением в 1856 г. “Земельного закона” можно говорить о замене спахийского землевладения и росте процесса читлучения, отмены барщины. В отличие от других чисто мусульманских районов империи, крестьяне не получили в Боснии и Герцеговине наделы в собственность, они фактически перешли на отношения субаренды.

Для проведения хотя бы частично реформ в Боснии и Герцеговине Порте пришлось вести вооруженную борьбу с местным сепаратизмом. Особенно ярко это проявилось в начале реформ танзимата 30-50-х. гг. Выбрав своим вождем местного боснийского военачальника Гуссейн-пашу, боснийские феодалы в 1831 г. выступили против султана за самоуправление Боснии и Герцеговины, их поддержал и скадарский паша. Восстание было подавлено в 1833 г. и проведен ряд мероприятий по усилению роли наместника султана. Вторая волна сопротивления реформам прокатилась в 40-е гг. после попыток проведения в жизнь Гюльханейского хатт-и-шерифа 1839 г., провозгласившего равенство всех подданных поданных султана, как мусульман, так и “неверных”. Так в 1846 г. мусульманские аяны в районе Сребреницы под руководством Рустен-бега выступили против боснийского визиря и даже просили помощи у княжества Сербии. Лишь после направления в 1851 г. специального экспедиционного корпуса во главе с известным военачальником Омер-пашой Латасом удалось подавить волну сепаратистского движения местных феодалов и начать проведение реформ, в том числе и административных.

В 40-50-е гг. наряду с сепаратистскими выступлениями в Боснии и Герцеговине усиливаются волнения христианского населения против мусульманского владычества. Экономическое по сути, направленное на ликвидацию феодальных форм эксплуатации, это движение принимает постепенно национально-освободительную окраску. Происходит это во многом в связи с усилением политической агитации как сербской и черногорской, так и хорватской. Прежде всего, это связано с попытками проведения в жизнь государственно-политической концепции сербского княжества по объединению югославянских земель вокруг Сербии (“Начертание”), где присоединение Боснии и Герцеговины занимало центральное место. В эти же годы начинают активную пропагандистскую деятельность среди католиков Боснии и Герцеговины деятели хорватского национального Возрождения. Причем до начала 70-х гг. сербские и хорватские политические деятели порой действуют совместно.

Для Герцеговины важное значение имели планы черногорских правителей о территориальном расширении Черногории за счет Герцеговины. Черногория поддержала серию восстаний христианского населения в Герцеговине с требованием изменения характера аграрных отношений. Так, под руководством Луки Вукаловича с 1852 по 1862 гг. прошло три восстания. Наряду с традиционными требованиями уравнения в правах с мусульманами, восставшие выдвинули лозунг присоединения Герцеговины к Черногории. В результате совместных боевых действий герцеговинских повстанцев и черногорских отрядов юго-восточная часть Герцеговины перешла де-факто под управление Черногории. Другой лидер боснийско-герцеговинских повстанцев Мичо Любибратич пытался поднять в 60-е гг. восстание с лозунгом совместной борьбы христиан и мусульман за социальное освобождение и автономию Боснии.

В ходе подготовки и создания Балканского союза (1867-68 гг.) активизируется сербская пропаганда в Боснии и Герцеговине, прилагаются большие материальные и организационные усилия Сербского княжества для организации антитурецкого восстания в эялете.

Социальные, национальные, политические требования особенно четко были сформулированы в ходе крупнейшего восстания в Боснии и Герцеговине в XIX в. - восстания 1875 -1878 гг. Именно в этот период произошло кардинальное изменение карты Балканского полуострова и определилась судьба Боснии и Герцеговины. Лидеры повстанцев разрабатывали программы переустройства Боснии и Герцеговины. Особенно выделялась программа Васы Пелагича, предлагавшего включить Боснию в будущую федерацию демократических республик. Наряду с таким радикальным решением национального вопроса выдвигались и более умеренные программы, где лидировала программа присоединения Боснии к Сербии, а Герцеговины к Черногории. В случае неудачи этого плана, по заявлениям созданного повстанцами осенью 1877 г. т. н. “Боснийского правительства”, следовало предоставить Боснии и Герцеговине автономию в составе Османской Турции.

Но судьба Боснии и Герцеговины была предрешена уже летом 1876 г. в ходе переговоров в Рейхштадте (Чехия) русского и австрийского императоров. Официальное подтверждение русско-австрийской договоренности по вопросу о Боснии и Герцеговине было закреплено Будапештской конвенцией 1877 г. Согласно этому документу, Россия в обмен на нейтралитет Австро-Венгрии в предстоящей русско-турецкой войне соглашалась на последующую после окончания войны оккупацию Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией. Опоздавшая к колониальным переделам Австро-Венгрия, лишившаяся части своих территорий в результате итальянского освободительного движения и утратившая позиции в Центральной Европе после австро-прусской войны, устремилась на Балканы. Присоединение Боснии и Герцеговины уже в конце 60-х гг. становится частью тайной политической программы Австрию. Несмотря на протест местного населения, как христианского. так и мусульманского, и на его вооруженное сопротивление, Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину осенью 1878 г. На протяжении последующих 40 лет Босния и Герцеговина являются составной частью империи Габсбургов.

5. Развитие независимых славянских государств Сербии и Черногории в 1878 - 1914 гг.

Подписание Берлинского трактата знаменовало новый этап в развитии сербской и черногорской государственности - становление независимых государственно-политических структур. Оформление нового международно-правового положения этих государств - учреждение дипломатических представительств, участие в международных организациях и конференциях, устройство пограничной службы, чеканка собственной валюты - должны были способствовать интегрированию их в европейскую межгосударственную систему. Вместе с тем нерешенность задач национального объединения, консолидации земель определяли для молодых балканских государств приоритеты их внешнеполитического курса и специфику внутреннего развития. Стратегические цели национального объединения и территориального расширения обуславливали поиск партнеров-гарантов среди великих держав и союзников среди балканских государств. Основные усилия Сербии и Черногории в 1878-1912 гг. были направлены на стабилизацию политических режимов, модернизацию экономики, выравнивание уровней развития территорий, реформирование армий. Но даже общность внешнеполитических задач не смягчила напряженности в отношениях между двумя государствами, усиливаемой постоянным соперничеством правящих династий Сербии и Черногории. Борьба за лидерство в случае возможного объединения осложняла возможность договоренности о совместном выступлении против Турции. Лишь после аннексии Боснии и Герцеговины в 1908 г. и очередного осложнения на Балканах Сербия и Черногория начали переговоры о военно-политическом союзе. На этой основе оба государства участвовали в балканских войнах 1912 - 1913 гг. и затем в Первой мировой войне 1914 - 1918 гг.

13 августа 1878 г. в Сербии была торжественно провозглашена независимость. Территория Сербии по Берлинскому трактату увеличивалась на 11 тыс. кв. км. и составила 48 000 кв. км. Население Сербии в национальном плане было гомогенным, свыше 90 % из 2,5 миллионов населения составляли сербы. Все хозяйство страны носило чисто аграрный характер, и 84% населения были заняты в сельском хозяйстве. 23 небольших города с населением примерно в 3 - 5 тыс. человек тесно смыкались с селами и слабо напоминали европейские центры. Самый крупный город - столица страны Белград - насчитывал к концу XIX в. около 35 000 жителей, водопровод и электричество были проведены здесь лишь в 90-е гг. В целом города Сербии были административными, а не промышленными центрами. Экономически неразвитое, при практически полном отсутствии промышленных предприятий сербское государство все же занимало лидирующее место среди молодых балканских государств, традиционно оставаясь центром общебалканского выступления против Турции.

Сербское независимое государство, которое в 1882 г. стало именоваться королевством, просуществовало с 1878 по 1918 гг. В 1918 г. с Сербией объединяются другие государственно-политические образования, и она становится ядром нового государства - Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. За сорок лет своего независимого существования Сербия прошла через четыре войны (1885 - с Болгарией, 1912-1913 гг. - Первая и Вторая балканские войны, 1914-1918 гг. - Первая мировая война). Нестабильным был и политический режим Сербии: один король - Милан Обренович - был изгнан из страны в 1889 г., его сын и наследник убит заговорщиками в 1903 г., после чего произошла смена династий (Обреновичей на Карагеоргиевичей). Бурные события политической жизни Сербии на протяжении этих сорока лет разворачивались на фоне общеевропейских процессов изменения экономической и политической обстановки, складывания новых военнополитических блоков и союзов, борьбы за передел сфер влияния.

Модернизация всего комплекса сербской государственной жизни требовала прежде всего стабильной политической системы, консолидации всех общественно-политических сил Сербии для решения государственных задач. Сербский правитель - король Милан Обренович - не обладал необходимой для этого политической мудростью. Его стремление к авторитарному режиму, неуравновешенный нрав, колебания внешнеполитической ориентации во многом подорвали престиж династии Обреновичей. Для традиционного балканского общества большое значение имел фактор харизматического вождя нации. Король Милан этой роли не соответствовал, и борьбу за лидерство вели между собой представители молодых сербских партий.

Основной ареной борьбы за власть становится в 70-80-е гг. XIX в. сербский парламент - Скупщина. Для расширения ее прав было необходимо принятие новой конституции. Этому активно противились как сам король, так и руководство либеральной партии Сербии. По мнению правительственных кругов, которые состояли из сторонников “твердой руки” и умеренного либерального курса, основными задачами были: укрепление финансов, создание банковской системы, реорганизация и модернизация сербской армии (на что уходило более трети бюджета), строительство железных дорог и формирование новой инфраструктуры. В общественно-политической жизни это - укрепление личного режима Обреновичей и постепенный переход к либеральным европейским политическим институтам.

Основными противниками правящей в 70-80-х гг. власти выступила группа молодых патриотов с программой широких демократических преобразований в стране в духе западного либерализма, но с сохранением традиционных общественных институтов и ценностей. Лидером этого направления был Никола Пашич (1845 – 1926 гг.), уже обладающий основательной политической подготовкой и опытом парламентской деятельности. Еще в начале 70-х гг. он входил в социалистический кружок Светозара Марковича, сотрудничал с русской революционной эмиграцией. В 1881 г. под его руководством оформляется наиболее значительная в Сербии политическая партия - Радикальная партия Сербии. Уже в самом названии газеты, печатного органа партии, - “Самоуправа” (Самоуправление) - отражалась основная программная установка радикалов - расширение местного самоуправления на уже существующей традиционной основе локальных скупщин. Программа партии была опубликована в первом номере газеты (январь 1881 г.) и включала борьбу с усилением бюрократического слоя, требование “дешевого государственного аппарата”, строгой отчетности и ответственности правительства перед скупщиной, расширения гражданских прав, всеобщего и равного избирательного права. Партия получила широкую поддержку сербских крестьян и завоевала большинство на выборах в скупщину в 1883 г.

Сельское население Сербии составляли собственники небольших земельных наделов, и их права на эти наделы были гарантированы государством. Еще в 1865 г. был принят закон, согласно которому даже за долги крестьянина нельзя было лишить минимума земельного надела, составляющего 3,5 га. Имущественная и социальная дифференциация на селе была очень незначительной. Сербское село во многом представляло собой самодостаточный организм, где практически не было процессов пауперизации или быстрого обогащения. “Раем маленького человека” называли Сербию иностранные путешественники, пораженные естественным “демократизмом” сербской сельской жизни. Радикальная партия, хорошо изучившая ситуацию в деревне и на протяжении нескольких лет разрабатывавшая свою программу, ставила целью создание демократического государства, стремясь максимально использовать благоприятную социальную структуру общества и отсутствие классовой поляризации, не допустить неуправляемую капитализацию и расслоение общества. Выходцы из кружка Св. Марковича, лидеры партии пытались совместить социалистическое учение с охраной частной собственности и защитой мелкого собственника. Задачи просвещения, воспитания нового гражданина они сочетали с развернутой программой внутренней экономической модернизации и серией внешнеполитических акций по объединению сербского народа в одно государство.

В ответ на оформление Радикальной партии в том же 1881 г. объявили себя партией сербские либералы (лидер Йован Ристич) и прогрессисты (лидер Чедомиль Миятович). Эти две партии были адептами реформирования сербской общественно-политической и экономической жизни при сохранении примата центральной власти, являлись сторонниками жесткой централизации и этатизма. Либералы и прогрессисты расходились по вопросу о методах проведения модернизации в стране, а так же в выборе внешнеполитической ориентации Сербии. Либералы традиционно слыли приверженцами курса опоры на Россию, прогрессисты считали более выгодным партнерство с соседней Австро-Венгрией.

Прогрессисты фактически находились у власти с 1880 по 1887 гг. Объявив своей целью “из нашей патриархальной страны сделать современное европейское государство”, они активно способствовали модернизации сербской экономики, заключая договоры о строительстве железных дорог, о предоставлении Сербии необходимых займов. Но для реализации своих задач они использовали полицейский режим, вели наступление на скупщину, ввели цензуру и использовали специальные военные подразделения для подавления беспорядков внутри страны.

Все три партии видели главную внешнеполитическую задачу в территориальном расширении государства, поэтому особенно большое внимание уделялось модернизации армии, совершенствованию законов о воинской повинности.

Межпартийные разногласия король Милан использовал для укрепления личного режима. Главный удар был направлен им в 1883 г. на разгром радикалов. В качестве повода для запрещения партии и судебного преследования ее руководителей он использовал восстание, вспыхнувшее осенью 1883 г. в восточных районах Сербии и получившее название Тимокское (по р. Тимок). Восстание носило стихийный характер и было спровоцировано реквизицией стрелкового оружия у резервистов. Агитация радикалов была направлена на то, чтобы придать восстанию антиправительственный характер. Оно было жестоко подавлено, а в его организации была обвинена Радикальная партия. 890 участников было осуждено на различные сроки тюремного заключения, из них 20 человек были расстреляны. С 1883 по 1887 гг. Радикальная партия находилась на нелегальном положении, а ее лидер Никола Пашич был в эмиграции.

6. Правление Александра Обреновича (1893-1903). Экономическая и политическая ситуация в королевстве Сербия

Престиж короля Милана и его правительства был серьезно подорван неудачной для Сербии войной с Болгарией. В сентябре 1885 г. по совету своих внешнеполитических партнеров Австро-Венгрии и Германии Сербия напала на Болгарское княжество. Попытка воспользоваться сложным политическим положением молодого болгарского государства, связанным с воссоединением с Восточной Румелией закончилась через месяц поражением Сербии. Король Милан был вынужден пойти на переговоры с оппозиционерами. Партия радикалов вышла из подполья и после подписания договора с либералами в 1887 г. приступила к разработке новой конституции. Лидеры радикальной партии поставили перед королем жесткие условия: отречение от престола и принятие новой конституции. Эти условия были выполнены. Конституция была принята на основе разработанного радикалами и либералами проекта в декабре 1888 г., а в 1889 г. король Милан отрекся от престола в пользу своего двенадцатилетнего сына Александра. Милан получал пенсию от сербского правительства при условии, что он покинет Сербию и не будет возвращаться. При малолетнем короле был создан Регентский совет из трех наместников, одним из которых вновь, как и в 1868 г. при малолетнем Милане стал Йован Ристич.

Конституция 1888 г. носила демократический характер, расширяла права граждан, гарантировала политические свободы, отменяла смертную казнь за политические преступления. Конституция подчеркивала демократический характер сербского общества, запрещала присваивать или признавать дворянские титулы. Тем самым радикалы продолжали свою линию на предотвращение классовой дифференциации общества. В то же время новая конституция не полностью отвечала программным установкам радикалов. Сохранялся имущественный ценз при выборах в скупщину, правда он был относительно невелик; не до конца удалось решить в конституции и вопрос о правах общинного самоуправления. Этот вопрос был конкретизирован позднее, после принятия в 1889 г. закона об общинах, по которому свободно избираемые крестьянами и горожанами органы местного самоуправления - скупщины общин - обладали законодательной инициативой на окружном и срезском уровне. Права местного самоуправления, не зависимого от полицейских властей и государственной администрации, были существенно расширены.

Радикальные кабинеты находились у власти более трех лет, до 1892 г. За это время они провели в жизнь еще ряд законов, направленных на усиление ответственности правительства перед скупщиной. Большое внимание уделяли они государственной инициативе в развитии железнодорожного строительства и промышленности. Были национализированы железные дороги, введена государственная монополия на производство табачных изделий и соль.

Однако радикалам не пришлось довести до конца свои реформы. 1 апреля 1893 г. Александр Обренович фактически совершил государственный переворот, объявив себя совершеннолетним и распустил регентский совет. Через год он отменил конституцию 1888 г., и восстановил конституцию 1869 г. В январе 1894 г. в страну вернулся король Милан и фактически стал соправителем своего сына. Последующие десять лет правления Обреновичей характеризуются постоянной сменой правительственных кабинетов (их сменилось 15), свертыванием парламентаризма, открытым наступлением на Радикальную партию и усилением личного режима короля.

Вместе с тем в стране начиная с 1878 г. различными правительствами последовательно проводится курс на европеизацию всех сторон общественной жизни - совершенствование медицинского обслуживания, развертывание системы средств связи, модернизацию сельского хозяйства, становление племенного скотоводства. В бюджете сербского королевства 7% выделялось на просвещение и развитие культуры (в Австрии в то же время выделялось 3% бюджета). Очень быстрыми темпами развивается средняя школа, начальное образование повсюду - бесплатное, процент грамотности, в том числе и среди женщин, достаточно высок для крестьянского общества. Соперничество партий по реализации своих программ, парламентская борьба, совершенствование конституции способствовали поиску путей превращения Сербии в цивилизованное европейское государство. Большое значение для очень слабой, в основном развивающейся в направлении пищевой и обрабатывающей промышленности имело с

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Босния и Герцеговина, Воеводина, Сербия, Словения, Хорватия в XIX – начале ХХ вв". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 519

Другие дипломные работы по специальности "История":

Российско-китайские отношения: история и современность

Смотреть работу >>

Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков

Смотреть работу >>

Советско-германские отношения в 1920 – начале 30-х гг

Смотреть работу >>

Польша от 1914 года к началу второй мировой войны

Смотреть работу >>

Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века

Смотреть работу >>