Дипломная работа на тему "Заимствования в английском языке и способы их перевода на русский язык"

ГлавнаяИностранный язык → Заимствования в английском языке и способы их перевода на русский язык




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Заимствования в английском языке и способы их перевода на русский язык":


УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«МИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

АВДЕЙ

МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

Заимствования в английском языке и способы их перевода на русский язык

Дипломная работа

группа 506

переводческого факультета

Научный руководитель:

доцент

Эльман Петр Андреевич

Рецензент:

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк го товых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Правильное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Казани и в других городах России.

кандидат филологических наук,

доцент

Винокурова Валентина Николаевна

Минск, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА 1. Заимствования

1.1 Причины заимствования

1.2 Классификации заимствований

1.3 Ассимиляция заимствований и критерии определения их в языке

1.4 Результаты процесса заимствования

ГЛАВА 2. Способы перевода заимствований

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Перевод текста с английского языка на русский язык

Переводческий комментарий

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЕ. Оригинал текста перевода

ВВЕДЕНИЕ

Развитие человеческого общества – это развитие всех составляющих его культур, и, соответственно, всех языков. Культуры подвергаются определенному историческому развитию и независимо от других культур, и (в весьма большей степени) во взаимодействии с ними. Контакты происходят во всех сферах – политике, экономике, искусстве, повседневной жизни – и приводят к значительным изменениям в укладе жизни, мировоззрении, и, конечно же, в языке. Культуры взаимно заимствуют явления и понятия; языки – их обозначения. Таким образом происходит обогащение культур и языков разных народов. Термин «обогащение», однако, не следует понимать как беспрекословное принятие любых заимствований в систему языка, что случается нередко и приводит к перенасыщению его чуждыми и неоправданными элементами при наличии собственных, привычных обозначений различных явлений. Заимствование должно быть обдуманным; при возможности обойтись средствами собственного языка следует избегать посторонних вкраплений. Не следует, однако, впадать и в другую крайность – полное отрицание каких бы то ни было заимствований и попытки не только избежать новых, но и заменить уже закрепившиеся в языке заимствованные элементы исконными. Необходимость такой замены не только весьма спорна, но и вряд ли осуществима в предлагаемых некоторыми лингвистами масштабах: многие из новейших заимствований приходят в язык как обозначения новых, не имеющих в данной культуре аналогов, явлений; заимствованные многими языками слова становятся интернационализмами и в нынешнюю эпоху глобализации значительно облегчают международное общение; иногда попытка заменить иноязычное слово исконным приводит к созданию громоздкой и малопригодной для использования фразы (плоская круглая лепешка вместо пицца в арабских странах); в некоторых случаях при создании нового слова выясняется, что построено оно также из иноязычных элементов, заимствованных ранее и потому не воспринимаемых как инородные (замена слова прайс-лист на прейскурант (price current)). Таким образом, научный подход к проблеме языковых заимствований должен следовать срединному пути и принимать во внимание функционально-стилистический аспект данного явления – принадлежность того или иного слова к определенному стилю и сфере употребления.

Теме заимствований посвящены труды многих исследователей. Актуальность ее со временем не теряется, а наоборот, усиливается, так как динамика процесса заимствования растет. Цель данной работы состоит в том, чтобы ознакомиться с обширным материалом, накопленным в лингвистике, с учетом существования различных мнений по данному вопросу, и изложить основные его аспекты. Английский язык является весьма удобным для такого рода изучения, так как, по различным оценкам, 70-75% его лексики составляют заимствования, выступающие объектом исследования данной работы. Для достижения вышеуказанной цели необходимо решить следующие задачи:

- определить причины появления иноязычных элементов в английском языке;

- рассмотреть, какие виды заимствований выделяются лингвистами;

- изучить изменения, которым подвергаются заимствования в процессе адаптации к системе принимающего (в данном случае английского) языка;

- выявить результаты данного явления для языка;

- рассмотреть существующие подходы к переводу заимствований в английском языке на русский язык.

Структура данной работы определяется вышеназванными задачами. В первой главе рассматривается заимствование как процесс, его причины и результаты, а также заимствование как некоторый иноязычный элемент, его классификации и функционирование в принимающем языке. Вторая глава посвящена вопросам, возникающим в процессе перевода таких элементов на другой язык. Практической частью работы является перевод текстов, содержащих данные явления. В переводческом комментарии внимание акцентируется на анализе трудностей, связанных с переводом заимствований.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА 1. ЗАИМСТВОВАНИЯ

Заимствование – это процесс, в результате которого в языке появляется и закрепляется некоторый иноязычный элемент; также сам такой иноязычный элемент. Это неотъемлемая составляющая функционирования и исторического изменения языка, один из основных источников пополнения словарного запаса; также это полноценный элемент языка, являющийся частью его лексического богатства, служащий источником новых корней, словообразовательных элементов и точных терминов.

Заимствование в языках является одним из важнейших факторов их развития. Процесс заимствования лежит в самой основе языковой деятельности.

Звуковое и формальное однообразие в пределах одного языка является следствием заимствования одними индивидуумами у других; таким же образом происходит и заимствование элементов лексикона одного языка другим языком – через взаимодействие их носителей.

Доля заимствованных элементов в языках велика, хотя точно подсчитать их количество не представляется возможным, как по причине постоянного увеличения количества иноязычных элементов, проникающих в язык, так и вследствие действия процесса ассимиляции, который затрудняет возможность установить происхождение слова.

В каждом языке можно выделить следующие слои: слова, присущие всем языкам одной семьи; слова, общие для группы, подгруппы родственных языков; исконные слова конкретного языка; заимствованные слова. На примере английского языка это выглядит так:

- индоевропейские слова (общие для многих языков): mother, brother, daughter, wolf, meat, hear, hundred, be, stand;

- германские слова: bear, finger, say, see, white, winter;

- западногерманские слова: age, ask, give, love, south;

- собственно английские (англо-саксонские слова): lady, lord, boy, girl;

- заимствования:

- из родственных языков: knight, low, flat, fellow, sale (из древнескандинавского), rummer, napper, fitter (из голландского);

- из другой языковой системы: Soviet, sputnik, steppe, taiga (из русского), judo, samurai, sumo (из японского), xylophone, epoch, echo (из греческого).

Это общепринятая классификация словарного состава английского языка. Но ее нельзя назвать однозначно верной. К примеру, слова, принимаемые за индоевропейские, вполне могут быть заимствованными из других праязыков, ведь торговые и другие отношения между народами существовали с наидревнейших времен.

Слова, заимствованные в самые давние времена и полностью ассимилированные принимающим языком, не воспринимаются как иностранные, и установление их происхождения часто представляет сложность даже для лингвиста (table – из французского).

Зачастую затруднительно установить, какой именно язык из группы или подгруппы является источником слова (слово figure могло прийти как напрямую из латинского figura, так и через посредство французского figure). Еще одна сложность – различение терминов «происхождение слова» и «источник заимствования».

Многие слова являются заимствованиями второй и более степени (например, слово valley пришло в английский язык из латинского через французский). [14; с.31]

Несмотря на некоторые неточности, данная классификация демонстрирует масштабность явления: мы видим, что большинство слов английского языка являются заимствованными – в более раннюю или позднюю эпоху, из близкой или далекой языковой системы.

1.1 ПРИЧИНЫ ЗАИМСТВОВАНИЯ

Причины данного явления разнообразны, но едины для всех языков; среди них выделяются внутрилингвистические и внешние, экстралингвистические. К внутрилингвистическим относят следующие:

1) потребность в наименовании объекта или явления, обусловленная отсутствием обозначаемого явления в когнитивной базе языка-рецептора. Это основная и наиболее древняя причина заимствования; вместе с новым для народа явлением в язык народа входит и его название (bistro, gondola, elephant);

2) потребность в наименовании объекта или явления, обусловленная неточностью имеющегося названия. При наличии исконного и иноязычного слов со сходным значением английское слово имеет более общее значение, а заимствованное – как общее значение, так и дополнительные оттенки (латинское effluvium имеет не только значение английских слов exhalation, emanation «выдыхание, выделение», но и коннотативное значение «сопровождающееся неприятным запахом»; заимствованное из немецкого angst передает не присущее английскому слову fear «страх вообще» значение «страх без какой-либо видимой причины»). [20; с.29]

Экстралингвистические причины таковы:

1) социально-психологическая: выражение коннотаций, которыми не обладает соответствующая единица в принимающем языке; например, создание эффекта «престижности» (французское boutique «небольшой магазин, торгующий дорогими, чаще необычными товарами и расположенный в дорогом районе» и латинское emporium «большой торговый центр» используются не только для уточнения нейтрального английского слова shop при обозначении магазинов именно таких типов, но и для того, чтобы подчеркнуть престижность конкретного места торговли). [20; с.30]

2) активизация международных связей, процесс глобализации, вызывающий появление большого количества интернационализмов – слов одного языка, заимствуемых многими языками мира (см. раздел Результаты процесса заимствования). [19; с.35]

1.2 КЛАССИФИКАЦИИ ЗАИМСТВОВАНИЙ

Первый признак, служащий основой для классификации заимствований - источник, т. е. язык, из которого заимствуемый элемент пришел в принимающий язык. В процессе заимствования участвует подавляющее большинство языков мира, однако не все одинаково активны в этой роли. Наибольшее количество заимствований в другие языки в наше время благодаря своей всемирной распространенности производят английский, французский и испанский языки; в более раннюю историческую эпоху первенство принадлежало латыни, а также греческому языку.

Языки могут не только принимать элементы других языков, но и передавать их, выступая посредниками в цепочках заимствований. По наличию промежуточных этапов заимствования между языком-источником и принимающим языком иноязычные элементы делятся на:

- прямые – перешедшие из одного языка в другой без языков-посредников (supper (фр.), ersatz (нем.), mission, surrogate (лат.));

- опосредованные – в случаях, когда между источником и рецептором имеются дополнительные этапы заимствования. Согласно количеству таких этапов выделяются заимствования первой, второй и т. д. степени. Таких слов среди английский заимствований большинство, так как в течение долгой истории активных контактов с другими языками английский обогащался не только исконными словами различных языков, но и заимствованными в них ранее (president, feature (из лат. через фр.), lacquer (из порт. через фр.), propaganda (из лат. через ит.), calibre (из араб. в ит., из ит. через фр.).

Процессу заимствования подвергаются языковые единицы разных уровней. Согласно тому, какой аспект слова является новым для принимающего языка, заимствования можно разделить на:

- словообразовательные элементы. Морфемы заимствуются, конечно, не изолированно, а в словах: если какие-нибудь иноязычные морфемы входят в большое число заимствованных слов, то морфологическая структура этих слов начинает осознаваться, а самые морфемы включаются в число словообразовательных средств принимающего языка. Наиболее распространенные среди заимствованных морфем пришли из греческого, латинского и французского языков: латинские - ion (legion, union), - tion (relation, starvation), - ate (congratulate, create), - ute (attribute, contribute), - able (detestable, curable), - ate (accurate, graduate), - ant (arrogant, important), - ent (absent, decent), - or (junior, senior), -al (final), - ar (familiar); греческие anti - (antithesis, antipode), dys - (dysfunction, dystrophia), syn - (synchronous, syntax), mega - (megalopolis, megabit), micro - (microscope, microwave), - ist (moralist, pacifist); французские - ance (arrogance, hindrance), - ence (consequence, patience), - ment (development. appointment), - age (courage, passage), - ess (actress, tigress), - ous (curious, serious), en - (enable, enslave). [23; с.24] Наиболее распространенные иноязычные морфемы заимствуются вместе со своими деривационными связями. Так, от греческих слов на asy, -sis, согласно греческой морфологии, образуются слова на atic/-etic (idiosyncrasyidiosyncratic, ecstasyecstatic, genesis - genetic);

- заимствованные слова, называемые также лексическими кальками. Самый распространенный вид заимствования. Слово принимается в язык в том виде, в котором оно употреблялось в языке-источнике (sauna, caravan);

- устойчивые словосочетания. Иногда заимствуются в исходном виде (tête-a-tête, sine qua non), но чаще калькируются, т. е. точно воспроизводятся средствами принимающего языка с сохранением морфологической структуры и мотивировки (le jeu ne vaut pas la chandellethe game is not worth the candle). Такими кальками являются, например, многие ставшие интернациональными заимствования из языка индейцев (pale-face, pipe of peace). Много калек среди советизмов (palace of culture, palace of sport, house of rest); [15; с.205]

- под семантическим заимствованием понимается заимствование нового значения, часто переносного, к уже имеющемуся в языке слову. Слова pioneer и brigade существовали в английском языке и до проникновения в него советизмов, но значения “член детской коммунистической организации” и “трудовой коллектив” они получили под влиянием русского языка послеоктябрьского периода. Семантические заимствования происходят особенно легко в близкородственных языках. Целый ряд примеров можно найти среди скандинавских заимствований. Так, например, древнеанглийский глагол dwellan блуждать, медлить под влиянием древнескандинавского dveljawun развился в современном английском в dwell жить. Таким образом в звуковом отношении dwell восходит к английскому, а в семантическом к скандинавскому глаголу. Случаев семантического заимствования среди существительных больше, чем среди глаголов. Существительное gift в древнеанглийском означало не подарок, а выкуп за жену, и затем, в результате ассоциации по смежности, - свадьбу. Скандинавское слово gift означало дар, подарок, и это отразилось на значении исконного слова. Из скандинавского получили свои современные значения слова bread (в древнеанглийском - кусок хлеба), dream (радость), plough (мера земли). [23; с.11]

1.3 АССИМИЛЯЦИЯ ЗАИМСТВОВАНИЙ И КРИТЕРИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИХ В ЯЗЫКЕ

После вхождения в язык заимствование подвергается процессу ассимиляции - адаптации слова к иной языковой системе, выражающейся в изменении произношения, написания слова, изменении его грамматических свойств в соответствии с правилами принимающего языка и часто – в изменении семантики. [15; с.203] Семантические изменения в заимствованных элементах являются наиболее интересными, так как они могут быть весьма существенными, но не заметными без глубокого этимологического исследования.

Одним из таких изменений, происходящих со словом в процессе его заимствования другим языком и функционирования в нем, является демотивация, в результате которой затрудняется морфемный анализ слова. Например, такие слова как gladiator, nostalgia и paradise сейчас воспринимаются как немотивированные. Однако в языке-источнике в них выделяется несколько значимых частей: gladiator (греч.) – от gladius «меч»; nostalgia (греч.) – от nostos «возвращение домой» и algia «страдание»; paradise (лат.) – от peri- «вокруг» и teichos «стена». [4; с.35] Заимствованное из немецкого языка слово Fuehrer образовано от глагола при помощи суффикса –er и имеет первоначальное значение «вождь, руководитель». Однако в английский язык оно пришло во время второй мировой войны как эпитет, относящийся к Гитлеру, и является, таким образом, немотивированным. [17; с.119]

Значение заимствованного слова в принимающем языке может расширяться или сужаться. Расширение значения связано с метафорическим переносом имени на другой денотат, основанном на сходстве предметов. Так, слово volcano происходит из имени римского бога огня и металла Вулкана [4; с.36]; заимствованное из немецкого языка слово flak изначально имело только значение «зенитная пушка», в английском оно приобрело значения «зенитный огонь», «оппозиция, сопротивление», а в американском варианте английского «словесный огонь, перебранка, склока». Также при расширении значения слово может приобретать новые коннотативные значения, например, слово ersatz «замена, суррогат» приобрело пренебрежительный оттенок «низкого качества, поддельный», отсутствующий в немецком языке. Противоположная тенденция – сужение значения – приводит к сокращению круга денотатов, обозначаемых данным словом, в результате чего слово переходит в разряд специальных и становится стилистически маркированным. Так, имеющее в немецком языке много значений слово ansatzприставка, насадка; осадок; образование; начало, основание; склонность») в английском языке используется только как научный термин «подход к решению задачи». [17; с.120] Латинское velum «занавес, вуаль, покрывало» в английском языке со временем утрачивало значения и сейчас употребляется как научный термин «мягкое небо».

Иногда в принимающем языке производное значение слова становится боле употребительным, чем основное, например, claim чаще употребляется в значении «утверждать», а не «претендовать», issue – «вопрос», а не «выпуск», source – «источник информации», а не «исток». [4; с.37]

Выделить заимствованные элементы в языке обычно не составляет труда, особенно если слово еще не успело ассимилироваться. Однако в некоторых случаях (в основном с наиболее старыми заимствованиями) сделать это весьма затруднительно. Проведенные лингвистами исследования указывают на существование определенных индикаторов, позволяющих установить иноязычность слова. Что касается заимствований на других языковых уровнях, то здесь приходится полагаться в основном на индивидуальное «чувство языка», типичность или нетипичность определенной структуры.

Процесс ассимиляции проходит постепенно, вследствие чего слова находятся на разных его этапах и относятся к разным категориям в соответствии со следующей классификацией:

1) полностью ассимилированные слова – соответствующие всем фонетическим, морфологическим, орфографическим нормам заимствовавшего языка, не воспринимаемые как иноязычные. В эту группу входят наиболее старые заимствования (takeиз старонорвежского, face – из старофранцузского, wall, mint – из латинского). Производные слова, относящиеся к данной группе, выдают свое иноязычное происхождение наличием определенных аффиксов, присоединяемых как к английским, так и к заимствованным корням (см. раздел Классификация заимствований);

2) частично ассимилированные слова:

2.1) не ассимилированные графически (встречающиеся в английском чаще, чем в других языках): слова с непроизносимым согласным на конце (ballet, buffet, corps); слова с диакритическим знаком (café, cliché); слова с диграфами (bouquet, brioche, pointes); слова с удвоением согласных: bb – lobby (лат.), hobby (фр.); cc – accurate (лат.), peccant (лат.); ff - muffin (нем.), differ (лат.); ll – gallant (фр.), pillar (лат.); mm – rummer (голл.), pommel (фр.); nn – annual (лат.), dinner (фр.); pp – puppy (фр.), napper (голл.), rr – current (лат.), terrene (лат.); ss – asset (лат.), success (лат.); tt – etiquette (фр.), butter (лат.); [23; с. 16]

2.2) не ассимилированные фонетически. В английском языке фонетические критерии иноязычности следующие:

1) звуки [v],[dз],[з] в начальной позиции (vacuum (из лат.), valley (из фр.), voivode (из русс.); gem (из лат.), jewel (из старофр.); genre, gendarme (из фр.);

2) буквы, , в начале слова (jewel, xylophone, zebra);

3) сочетания ph, kh, eau в корне слова (philology, khaki, beau);

4) чтение буквы как [gz] или [z], в отличие от английских слов, где читается как [ks] (exist (лат.), xylophone (греч.), но: six);

5) чтение сочетания ch как [∫] или [k] , в то время как в английских словах оно читается как [t∫] (machine, parachute (фр.), chemist, echo (греч.), но: child, chair);

6) чередование звуков в однокоренных словах:

[v] - [p] - [t]: receive – reception – receipt;

[ai] – [i]: provide – provident;

[z] – [з]: visible – vision;

7) начальное сочетание sk (sky, skirt (сканд.)).

2.3) не ассимилированные грамматически. Иноязычность слов проявляется через неполную включенность их в грамматическую систему принимающего языка. Такие слова сохраняют оригинальную форму множественного числа (bacterium - bacteria, bacillusbacilli, formula formulae, crisiscrises, index - indices), или имеют параллельные формы (formulas), которые могут различаться семантически (banditbandits/banditti: второе обозначает романтических разбойников в оперетте или сказке). Широкоупотребительные слова, однако, имеют только английскую форму (villas, spectators, circuses).

2.4) не ассимилированные семантически, так как они обозначают понятия, связанные с другими странами и не имеющие эквивалента в принимающем языке (слова-реалии, или экзотизмы: rajah, toreador, sherbet, rickshaw);

3) полностью не ассимилированные слова, или варваризмы (ciao, ad libitum, per capita).[1; с.256]

1.4 РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОЦЕССА ЗАИМСТВОВАНИЯ

Явление заимствования оказывает большое влияние на язык, вызывает в нем серьезные изменения. В результате этого процесса в языках появляются чуждые элементы – слова и части слов – которые в большинстве своем не засоряют язык (что, однако, случается при бездумных заимствованиях), а обогащают фонд его лексических и морфологических возможностей. Часто возникают слова-гибриды – слова, часть которых заимствована, а другая часть – исконно существует в данном языке (artless – заимствованный корень art-, dislike – заимствованный суффикс -like). Появляются слова, относимые к варваризмам и экзотизмам. Возникают смешанные языки (креольские, пиджин-инглиш). Появляются многочисленные интернациональные и псевдоинтернациональные слова, о которых будет подробнее сказано ниже. Это наиболее очевидные результаты процесса заимствования. Но есть и другие, менее явно выраженные, но от этого не менее значимые.

Одним из результатов является возникновение большого количества дублетов – слов идентичного происхождения, имеющих разную фонематическую структуру и значение, так как они были заимствованы из разных источников или в разные исторические периоды, или же являются результатом особенного развития слова в языке. В английском языке основным источником дублетов являются слова латинского происхождения, пришедшие непосредственно из латинского или через посредство французского языка (canalchannel, majormayor, liquorliqueur, fact - feat). Некоторые дублеты появились в результате заимствования из разных диалектов одного языка (assayessay (из разных диалектов французского)) или из одного языка в разные периоды времени (dish – более раннее, disk – более позднее заимствование из латинского). Также дублетные пары возникают при потере связи между значениями многозначного слова; так латинское persona превратилось в два английских слова: person и parson. Существуют также исключительные случаи этимологических триплетов: cattlechattelcapital (все слова происходят от латинского capital). [14; с.33]

Вторичные заимствования – еще один из результатов данного процесса. В этом случае в языке наряду с ранее заимствованным и ассимилированным словом появляется новое слово, по форме совпадающее с ранее заимствованным, но имеющее иное значение, вплоть до омонимии. Например, наряду с заимствованным ранее словом pilot в значении «специалист, управляющий летательным аппаратом», в конце ХХ века появилось слово pilot в значении «спортсмен, управляющий высокоскоростным спортивным транспортным средством», также пришедшее из французского. Еще одним новейшим заимствованием является слово pilot в значении «пробный выпуск печатного издания». Также новое значение слова может появиться уже в принимающем языке в результате функционирования в нем данного заимствования; например, слово format было заимствовано из немецкого языка посредством французского в значении «размер печатного издания, листа», а позже приобрело значение «форма организации и представления данных в памяти компьютера». В таких случаях возникает вопрос, являются ли эти слова омонимами или же значениями многозначного слова. Для его решения применяется традиционный принцип наличия общих семантических компонентов: при их наличии можно говорить о значениях многозначного слова (pilot как летчик и pilot как спортсмен), при отсутствии – об омонимических отношениях (pilot как пробный выпуск печатного издания по отношению к другим значениям слова).

Весьма важное влияние оказали заимствования на грамматику английского языка. Благодаря заимствованию типичной для французского языка структуры of + Noun для выражения отношения принадлежности (leg of the table) английский язык утратил окончания. Также под влиянием заимствований 2/3 исконно английских слов были вытеснены из языка (англосаксонские эквиваленты слов face, money, war и других). Многие исконные слова приобрели сниженный стилистический оттенок по сравнению с заимствованиями (сравните английские calf, pig, cow и соответствующие им слова скандинавского происхождения veil, pork, beef). [14; с.31]

Одним из следствий процесса заимствования являются интернациональные и псевдоинтернациональные слова. Интернациональными называются слова, получившие распространение во многих языках мира в результате одновременного заимствования в несколько языков. Это в основном слова греко-латинского происхождения (греческие: autonomy, system, analysis; латинские: principle, nation, volume, progress). Также к интернационализмам относятся слова из других национальных языков (итальянские sonata, façade, balcony; французские etiquette, omelette, gallant; арабские algebra, alcohol, coffee; индийские jungle, punch, verandah; русские steppe, nihilist). Национальные варианты интернационализмов различаются не только написанием и произношением, но и значением, что следует учитывать при переводе. Так, во французском и английском языках слово ambition имеет нейтральное значение «стремление к цели», в то время как русское амбиция имеет негативную окраску; family (англ.),familia (исп.),Familie (нем.) имеют значение «семья», русское слово фамилия в этом значении используется редко и считается устаревшим. [14; с.208] Такие случаи зачастую приводят к появлению «ложных друзей переводчика», или псевдоинтернациональных слов – лексических единиц двух языков, сходных по звучанию и написанию, но частично или полностью расходящихся по значению. Псевдоинтернациональные слова можно разделить на группы в соответствии со степенью сходства:

1) слова, имеющие одинаковое написание и произношение, но совершенно разные значения (accurate – точный, а не аккуратный; complexion – цвет лица, а не комплекция; magazine – журнал, а не магазин);

2) слова, которые, кроме написания и произношения, совпадают и в некоторых значениях, но не всегда – в самых распространенных (authority – власть, реже – авторитет; pretend – притворяться, реже – претендовать; solid – твердый, а не только солидный);

3) слова, близкие, но не идентичные по написанию и звучанию, и соответственно имеющие разные значения (adapt – приспособить, adopt – принимать; data – данные, date – дата; later – позже, latter – последний из перечисленных, letter – буква, письмо);

4) названия мер, созвучные, но не совпадающие по количеству (pound (англ. из лат. через нем.) – 453,59 г, Pfund (нем.) – 500 г, фунт (русс.) – 409,5 г,; centner (англ. из лат. через нем.) – 45,36 кг, Zentner (нем.) – 50 кг, центнер (русс.) – 100 кг.) [13; с.163]

ГЛАВА 2. СПОСОБЫ ПЕРЕВОДА ЗАИМСТВОВАНИЙ

При переводе заимствований могут использоваться все приемы, но не все они одинаково применимы в различных случаях. Разница в их применении объясняется неравной степенью необходимой точности и экспрессивности перевода в разных сферах. Так, при переводе заимствованной терминологии основной целью является обеспечение максимальной точности, перевод заимствований в художественной литературе требует передачи коннотативных значений слов, при переводе неологизмов зачастую необходима расшифровка и объяснение значения слова. В каждом конкретном случае переводчик как автор текста должен решать, какой способ перевода наиболее точно передаст смысл высказывания и намерения автора; необходимо учитывать степень подготовленности читателя в той или иной области, а также стилистическую адекватность, что особенно важно при переводе художественной литературы.

Некоторые лингвисты обращают внимание на термины, среди которых имеется большое количество заимствований. Однословные термины, образованные от латинских и греческих корней, в большинстве случаев имеют постоянные эквиваленты, которые и используются при переводе. Эти эквиваленты образуются путем транскрипции (computer, electrolyte) или транслитерации (electrode, collector). При невозможности передать термин одним словом используется прием описательного перевода (hovercraftтранспортное средство на воздушной подушке). Зачастую возможен выбор из нескольких вариантов перевода:

- выбор между транскрипцией и русским соответствием (relay - реле/ переключатель, radiation - радиация/ излучение, industry - индустрия/ промышленность);

- выбор между транскрипцией и описательным переводом (tachograph – тахограф/ прибор для измерения частоты вращения). Выбор одной из альтернатив зависит от мнения переводчика относительно уместности конкретного слова в определенном тексте. Калькирование применяется при переводе как однословных терминов, так и терминологических словосочетаний (substation - подстанция, flame-holder - стабилизатор пламени). Выбор одного из нескольких возможных вариантов зависит от уровня подготовленности читателя: слово, образованное путем транскрипции, более компактно, но сложнее для понимания неподготовленным читателем; использование русского соответствия или описательного перевода облегчает задачу понимания, но удлиняет фразу. [19; с.26]

Перевод терминов, состоящих из нескольких заимствованных слов, также имеет особенности, обусловленные, однако, не свойствами самих элементов, вызванными их происхождением, а влиянием принимающей системы английского языка.

Двухсловные термины подразделяются на простые, эллиптические и «хитрые». Простые термины всегда однозначны (pressure gauge - манометр). Эллиптические являются кальками имплицитных английских терминов (nuclear tests - ядерные испытания в значении испытания ядерного оружия, а не испытания в ядерном реакторе). В таких случаях следует дать развернутый перевод, указать эквивалент-кальку, а затем можно пользоваться одной калькой. Сложность при переводе так называемых «хитрых» терминов состоит в том, что их компоненты следует менять местами (maximum theory - теоретический максимум, а не максимальная теория).

Многокомпонентные термины переводятся с конца, так как последнее слово является ядром словосочетания (time division multiple access systemсистема временного разделения с многократным доступом). Исключениями являются:

- подписи под рисунками, которые переводятся только после рассмотрения рисунка, а часто – и после прочтения текста;

- случаи, когда легко сочетаемые определения относятся к иному, чем стоящему в конце, слову. Это такие слова как full, general, new, main, single, every, etc. Например, в предложении A vibration switch will be provided on every fan drive system определение every относится к слову fan, а не system. [10; с.26]

Комиссаров уделял большое внимание рассмотрению перевода политических терминов, так как правильное употребление слов является одним из важнейших условий в сфере политики

1) если имеется русский термин, совпадающий по значению с заимствованным словом, то следует использовать его, а не транскрипцию. Так, Department (США), ministry, office (Брит.) следует переводить как министерство;

2) не следует переводить английский термин созвучным русским словом со сходным значением (US Administrationправительство США, а не администрация);

3) нельзя использовать дословный перевод, если получается сочетание с другим значением (bread lineочередь за пособием по безработице, а не очередь за хлебом);

4) необходимо учитывать разницу между значениями термина в США и Великобритании (Congress – Конгресс (США)/съезд (Брит.); Attorney General – министр юстиции (США)/Генеральный прокурор (Брит.));

5) синонимичные термины следует переводить одним и тем же русским словом (Grand Old Party, Republican PartyРеспубликанская партия);

6) при переводе новых терминов следует стремиться к варианту, наиболее точно передающему содержание (Reconstruction Finance CorporationУправление по финансированию реконструкции промышленности; Реконструктивная финансовая корпорация – неверный перевод);

7) следует учитывать возможные экспрессивные оттенки и переносные значения. Например, вышеупомянутое Управление прославилось взяточничеством, поэтому его название часто употребляется в переносном смысле как символ коррупции в правительстве США. [11; с.106]

Заимствования также являются одним из источников неологизмов. Здесь используются следующие приемы:

1) транскрибирование (offshore companyоффшорная компания);

2) транслитерация:

- имен собственных (Layetana CompanyЛайетана Компани);

- понятий общественной жизни (résumé – резюме, lobby – лобби, tender – тендер);

- терминов (multimedia – мультимедиа, modern – модерн);

3) калькирование (global villageвсемирная деревня);

4) описательный перевод (monorailоднорельсовая подвесная железная дорога). [19; с.54]

Большое количество заимствований имеется среди реалий, или внешнекультурной лексики, т. к. заимствование занимает центральное место среди способов внешнекультурной номинации. Выбор способа перевода зависит от наличия варианта перевода в принимающем языком. Освоенные слова имеют закрепленный вариант перевода и используются как общеупотребительная лексика (canoeканоэ, tortilla – тортилья). Неосвоенные сопровождаются операцией параллельного подключения, т. е. введением в текст двух и более компонентов, каждый из которых выступает в качестве номинации одного и того же внешнекультурного элемента. В число параллельно подключенных номинаций могут входить разные сочетания способов внешнекультурного обозначения: заимствование и пояснительный оборот, калька и пояснительный оборот, заимствование и калька и др. Чаще всего встречается двухкомпонентное подключение (Junggar Pendi – Джунгария, монгольское государство, располагавшееся между горами Тянь-Шань и Алтай), где одним из элементов является заимствованное слово – гарант выполнения принципа межъязыковой номинативной обратимости, т. е. возможности перехода от внешнекультурного обозначения к его этимону (эквиваленту исходного языка). [9; с.20]

Разновидностью заимствованных реалий является аббревиатура. Введение ее в текст аналогично обычным заимствованиям: первичное употребление с комментарием, последующие – как самостоятельный термин (FARC – ФАРК, Вооруженные революционные силы Колумбии).

Еще одним аспектом перевода внешнекультурной лексики является возможность использования межкультурных номинативных аналогов – терминов внутренней культуры одного языка, частично совпадающих с терминами внутренней культуры другого языка (polentaполента, густая итальянская каша типа мамалыги из ячменной или кукурузной муки). [9; с.24]

Имена людей во многих языках, особенно в родственных, имеют общее происхождение, и, следовательно, определенные эквиваленты, используемые при переводе. Если же в язык входит новое имя, не имеющее закрепленного варианта перевода, то оно приспосабливается к системе принимающего языка в соответствии с существующими правилами транскрипции и транслитерации. При переводе такого имени на другой язык снова применяются вышеуказанные правила, установленные уже для этой пары языков. Эти правила конкретны и детально разработаны; применение их не составляет труда.

Названия, также входящие в группу имен собственных, являются более интересными с точки зрения заимствования и перевода, так как они намного легче заимствуются, а также полностью или частично создаются из заимствованных компонентов. Количество их неизмеримо больше, чем имен людей, и число новых названий постоянно и активно растет.

Одна из подгрупп названий – географические наименования. Здесь применяются следующие правила:

1) многие названия переводятся: Lake Superior – озеро Верхнее, Cape of Good Hope – Мыс Доброй Надежды, Rocky Mountains – Скалистые Горы;

2) возможна транскрипция названий: Salt Lake City – Солт-Лейк-Сити, Pearl Harbor – Перл Харбор;

3) названия-словосочетания могут передаваться смешанным способом: исконная для языка оригинала часть калькируется, а заимствованная часть транскрибируется: North Dakota – Северная Дакота, New Zealand – Новая Зеландия.

Нарицательный элемент в таких названиях может передаваться разными способами:

1) переводом: Atlantic Ocean – Атлантический океан;

2) транскрипцией: Fleet StreetФлит Стрит;

3) переводом и транскрипцией одновременно: Bull Lake – озеро Булл-Лейк;

4) добавлением: Park Lane – улица Парк-Лейн.

С каждым днем появляется все новые предприятия, периодические издания, фильмы, музыкальные группы и т. п. Названия их часто тоже состоят из заимствованных элементов, которые переводятся с помощью транскрипции: Paramount Pictures – Парамаунт Пикчерз, Johnson and Johnson Inc. – Джонсон-энд-Джонсон Инкорпорейтед, The Wall Street Journal - Уолл Стрит Джорнэл, Spice Girls - Спайс Герлз.

Часто, однако, в прессе можно встретить случаи совмещения алфавитов при написании названия, когда его часть, представленная давно заимствованным словом, переводится с помощью определенного постоянного эквивалента, имеющегося в языке перевода, а другая часть включается в текст перевода в неизменном виде (ХХ век Fox, FM-станция). Наиболее известные названия, например, The Financial Times не транскрибируются и не транслитерируются. Предполагается, что они названия известны всем, и не вызывают трудностей при восприятии.

Названия партий, международных организаций и государственных служб, как правило, переводятся с помощью калькирования:

Conservative Party – Консервативная партия;

Security Council – Совет безопасности;

House of Representatives – Палата Представителей;

U. S. Department of State – Госдепартамент США.

Однако и здесь имеются свои исключения, где калькирование неприменимо; у таких названий имеются традиционные эквиваленты:

Labour party – Лейбористская партия (а не Трудовая);

Foreign Office – Форин Офис (МИД Соединенного Королевства);

Intelligence ServiceИнтеллидженс сервис (разведуправление Великобритании). [18; с.45]

Отдельно стоит обратить внимание на такой аспект использования заимствований, как уместность. Многие слова, заимствованные английским из других языков и пришедшие из него в русский в транскрибированной форме, успешно адаптировались к системе русского языка и весьма оправданно используются, в основном, в сфере политики (president – президент, impeachment - импичмент, inauguration – инаугурация, extradition – экстрадиция, rating - рейтинг), хотя и продолжают вызывать протест со стороны приверженцев пуризма, выступающих за использование исконных слов, эквивалентных заимствованным по значению (председатель, отстранение от должности, вступление в должность, выдача иностранному государству, степень популярности). Они имеют определенные преимущества перед вариантами, которые предлагают пуристы – краткость, официальная стилистическая окраска – и в большинстве своем не препятствуют пониманию текста; их использование весьма оправданно. Такие слова как менеджер (manager), мерчендайзер (merchandiser), девайс (device), коучинг (coaching), пруфридинг (proofreading) заимствованы в последние годы и вызывают еще большее неодобрение. В силу своей новизны они сложнее для понимания. Использование может быть оправдано лишь соображениями престижности, создаваемой их употреблением, так как они имеют не менее удобные для использования русские эквиваленты (управляющий, торговец, приспособление, наставничество, сверка). Использовать такие слова следует только в текстах, направленных на подготовленного читателя или требующих определенной стилистической окраски. Некоторые из последних заимствований подобного рода в русском языке еще более спорны в плане оправданности: их употребление сложно объяснить удобством произношения или легкостью понимания даже для людей, знающих английский язык: скрапбукинг (scrapbooking), спидкубинг (speedcubing), анлим (unlim) Такие слова были замечены в русскоязычных рекламных текстах и вызвали вопрос относительно их значения и лучшего варианта перевода. Даже при понимании смысла слова, для чего следует знать английский язык, так как в словарях столь недавно появившиеся единицы не указаны, более приемлемым способом перевода является описательный оборот (скрапбукинг – составление альбомов для различного рода картинок, спидкубинг – собирание кубика Рубика на скорость, анлим – тарифный план с неограниченным доступом в Интернет). Несмотря на некоторую громоздкость, такие обороты облегчают понимание слов. По мере распространения в русской культуре явлений, называемых данными словами, а вместе с ними и популяризации их названий в транскрибированном виде, подобные слова перестанут вызывать непонимание и в силу своей краткости будут приняты к широкому использованию. (авт.)

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

ПЕРЕВОД ТЕКСТА С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ ЯЗЫК

Политический мастер-класс

Дэвид Кэмерон готов стать новым лидером Великобритании. Его головокружительный взлет является доказательством его политического мастерства, а также того, как сильно изменилась страна.

В Лафборо намечается крупное мероприятие, с которым не может сравниться даже последняя голливудская премьера - комедия с Эдди Мерфи «Познакомьтесь с Дэйвом» - показ которой начинается в Reel Cinema. Лафборо встречает другого Дэйва – политика, намеревающегося занять высший пост в Великобритании. Сегодня вечером он выступит в ратуше, в зале с видом из окна на Человека в носке - бронзовую статую полностью обнаженного мужчины в одном носке и со стратегически размещенным фиговым листком. Это памятник трикотажной промышленности этого города в центральной Англии, не сравнимый, конечно, с берлинским Siegessäule, торжественным фоном июльской речи Барака Обамы по вопросам внешней политики. Дэвид Кэмерон, лидер Консервативной партии и (если результаты выборов не окажутся противоположными предполагаемым) ожидаемый премьер-министр, остерегается показаться высокомерным.

41-летнему гению политики, с небывалой скоростью поднявшемуся от члена парламента в 2001 году до высшего поста в своей партии всего за четыре года, легко совершить такую ошибку. С самого начала Кэмерон демонстрировал уверенность бывалого солдата. Всего на третий день пребывания на посту главы Консервативной партии он встретился с тогдашним премьер-министром Тони Блэром, одним из величайших прирожденных политиков своего времени, в Палате общин. «Когда-то вы были будущим», - съязвил Кэмерон, лицо которого было более гладким и блестящим, чем у Человека в носке, и его соперник вдруг показался старым и обессиленным. Блэр давно отошел от дел, а краткий расцвет популярности его преемника Гордона Брауна уже закончился. В прошлом году консерваторы не смогли обогнать лейбористов, в этом они сами выглядят недосягаемыми.

Причиной этого успеха частично являются ошибки и внутренние распри в Лейбористской партии. Остальное – заслуга Кэмерона: он перестроил свою воинственную партию и себя как олицетворение современности. «Кэмерону удобно в сегодняшней Британии», - говорит член теневого кабинета министров Дэвид Уиллеттс. - «Для того чтобы повысить шансы партии на выборах, важно не пытаться возродить Британию 1958 года».

Вот почему к этой высокой солидной фигуре, стоящей на подиуме политической жизни в Лафборо, приковано столько внимания. Не нужно прикладывать много усилий, чтобы город перешел от лейбористов на сторону Тори; эта ситуация характерна и для всей страны. Всеобщие выборы пройдут не раньше весны 2010 года, и преимущество Кэмерона в 20 пунктов может сойти на нет, если судьба подарит лейбористам переломное событие или экономическое чудо. Но если кто-либо вспомнит враждебность по отношению к Тори, которая привела лейбористов ко власти в 1997 году и помогла им удерживать позиции более десяти лет; если кто-либо был очевидцем антагонизма между британскими политиками низшего порядка и аристократами типа Кэмерона – а он действительно аристократ, прямой потомок короля Уильяма IV – тому станет очевидно, что в стране происходят более глубокие политические и социальные изменения.

Чтобы разобраться в них, а также понять причину все растущей привлекательности консерваторов, следует изучить личность самого Кэмерона. Он весьма скрытен, но любит быть в центре внимания и разбирается в искусстве общественных отношений. «Людям нравится общаться с тобой лично, оценивать тебя, узнавать, чем ты живешь и чем интересуешься», - говорит он в поезде на обратной дороге в Лондон после часовой встречи с жителями Лафборо, на которой он отвечал на их самые разные вопросы. Он здоровается за руку с людьми во время выступлений по всей Британии и регулярно обновляет свой видеоблог, где размещены личные съемки его семьи. Он также позволил Дилану Джонсу, редактору журнала GQ, наблюдать за ним больше года, чтобы написать книгу-интервью «Кэмерон о Кэмероне», в которой тот свободно говорит обо всем: от большой политики до уличной культуры.

Но несмотря на такую публичную самодемонстрацию, естественную приветливость, объясняемую открытостью, и готовность выступать без бумажки или телесуфлера, Кэмерон остается загадкой. Сложность отнести его к какой-либо категории частично объясняется тем, что он в первую очередь прагматик, подчеркивающий свою разумность, а не идеологическое рвение. Во время длительного интервью в своем Вестминстерском кабинете он сразу же отрицает, что его идеи составляют политическую теологию, которую однажды могут назвать кэмеронизмом: «Я считаю, нужно просто пошевеливаться. Это лучшее, что можно сделать в политике, вместо того чтобы бесконечно пытаться определиться, кто ты такой и что ты делаешь».

Самоанализ – не его конек. «Я очень простой человек», - настаивает он. И, несомненно, хорошо защищенный. Фрэнсис Эллиотт полтора года наблюдала за ним как соавтор биографии «Кэмерон: восход нового консерватора», но все равно находит его неуловимым. «Мне кажется, что личность Кэмерона лучше всего описывается словом «стеклянная», - пишет она по электронной почте. – «Ровная, беспристрастная, настолько безупречная, что ты забываешь, что это граница – до тех пор, пока не попытаешься пересечь ее».

В мире, привыкшем к несдержанным признаниям общественных деятелей, способность Кэмерона не раскрываться до конца, будучи у всех на виду, приятно удивляет. Но также и поднимает вопросы о том, что лежит за фасадом любезности. «В течение последних десяти лет мы видели разных лидеров, которые были хороши в разных областях, и они показывают, что без некоторых вещей невозможно обойтись», - говорит Дэвид Дэвис, проигравший Кэмерону в борьбе за пост главы Консервативной партии и до июня являвшийся членом его теневого кабинета. - «У Дэвида есть главные способности. Он хорош в Палате [общин]. Он хорош на телевидении. Он весьма хорош в политике. Он весьма хорош в дипломатической части лидерства. Он везде попадает в яблочко».

Талантливый, четко выражающийся, хорошо образованный, грамотный в социальном плане, дальновидный в политике, фотогеничный, обаятельный, харизматичный, Кэмерон во всем на высоте – кроме одного. В его волшебной жизни (золотая юность сына состоятельного брокера, учеба в лучшем из элитных колледжей, Итоне, а затем в Оксфордском университете, головокружительный политический рост) совсем мало формирующей характер борьбы, которая украшает биографии многих политиков. В то время как по ту сторону Атлантики кандидаты в президенты рассказывают истории из личной жизни, выставляют напоказ свои семьи и хвастаются шрамами, консерваторы считают, что сдержанные британцы более равнодушны к таким вещам. Они уверены, что классовая принадлежность больше не определяет результаты выборов. Они вполне могут быть правы. Но даже некоторые сторонники боятся того, что взлет Кэмерона может обернуться его падением. Ведь его подъем является неоспоримым доказательством не только его политического мастерства, но и того, насколько сильно изменилась Британия.

На верхушке класса

В 1988 году Дэвид Уорс приехал из США и учился на первом курсе аспирантуры Оксфордского университета, когда его пригласили вступить в малоизвестный ему Буллингдон клаб. Однокурсники были поражены: основанное в 18 веке почетное общество даровало членство в своих сверхпрестижных рядах только по приглашению. На своем первом собрании клуба Уорс, облаченный в особый фрак с лацканами цвета слоновой кости, обязательный на всех мероприятиях Буддингдона, сел в лодку до Кливдена, старинного особняка, превращенного в роскошный отель. Именно там, на борту, он и познакомился с Кэмероном. «Это был сюрреалистический вечер в духе «Возвращения в Брайдсхед», - говорит Уорс, ставший впоследствии советником и составителем речей нескольких глав государства. – «Я помню, как Дэвид по памяти цитировал большие отрывки из выступлений Уинстона Черчилля – Черчилль любил выпить, поэтому цитаты были на тему выпивки – и он был очень забавный. Некоторые время от времени наклонялись за борт, потому что когда выпьешь две бутылки шампанского за час, начинает тошнить. Не знаю, может, Дэвид лишь слегка пригубил, но говорил он четко и членораздельно, и я навсегда запомнил его таким – в центре внимания».

Существует фотография Кэмерона с Борисом Джонсоном, аристократом, мэром Лондона, и другими членами клуба в их изысканных нарядах, сделанная за год до поездки в Кливден и широко распространенная в британской прессе в прошлом году. Она была отозвана из печати. Старые друзья держатся вместе, а особенно британцы одного класса, которые вместе учились. Признаком ограниченности естественного круга Кэмерона является тот факт, что его жена Саманта, хотя и дочь баронета, широко известна как проводник своего мужа в более разнородное общество. Она является художественным директором Смитсонс – фирмы, выпускающей канцелярские принадлежности и предметы роскоши – и, по словам одного из коллег Кэмерона, - «она весьма приземленная. Она слегка богемная. Она достаточно либеральна. Она имеет эклектичный круг друзей, таких людей, которых Дэвид никогда не встретил бы без нее, и она облагораживает его».

Кэмерон не отрицает своего прошлого, но и совсем не стремится подчеркивать его, хотя политика зависти – некогда мощное оружие лейбористов – потеряла поддержку. Эту ободряющую мысль вынесли Тори из своей победы на майских дополнительных выборах в городах Кру и Нантвич в избирательном округе на северо-западе Англии. Там с легкостью победил Эдвард Тимпсон, наследник сети мастерских по ремонту обуви, несмотря на негативную кампанию, выставлявшую его «франтом из консерваторов». Такого же мнения Иайн Дэйл, блоггер-консерватор и издатель журнала «Тотал Политикс» придерживается и относительно биографии Кэмерона, которая больше не является помехой на выборах: «Многим нравится то, что Кэмерон аристократ. Они считают его подходящим на роль руководителя».

Однако это совсем не означает, что классовая принадлежность теперь совсем ничего не значит. Характерный политический курс, ядро кэмеронизма – если, несмотря на его протесты, такое явление существует – направлен на улучшение социальной мобильности и восстановление того, что он называет «разрушенной Британией». Как и все консерваторы, он выступает за меньшее государство и за более дисциплинированный подход к государственным финансам. Он также проповедует более вескую роль общества и важность стимулирования чувства социальной ответственности. В центре внимания, говорит он, находятся «система социального обеспечения, школы и семья. Если вы хотите наладить нарушенное общество, именно это вам нужно постараться исправить».

По поводу того, насколько Британия разрушена, ведутся споры, но Кэмерон указывает на широко распространенное беспокойство по поводу растущей бедности, перегруженности системы коммунальных услуг и роста насилия, особенно среди подростков. Воспоминания о шампанском и социальные лишения могли поспособствовать совмещению взаимоисключающего, особенно в столь нелегкие времена. Может ли кто-либо, купающийся в роскоши, внутренне чувствовать, каково быть бедным или изгоем? Он отмахивается от вопроса с заметным раздражением. «Я не придерживаюсь того детерминистского взгляда, что человек может беспокоиться о чем-то, только если непосредственно испытывает это», - говорит он. – «Невозможно каждый день ставить себя на место другого».

Справедливое замечание, но противники не перестанут ставить под сомнение способности Кэмерона к сопереживанию. На его долю выпало довольно мало неудач. Одна из них случилась в 1997 году, когда провалилась его первая попытка попасть в парламент. Однако его старая работа – пост главы отдела корпоративных дел в медиа группе Карлтон Коммюникейшнз – могла подождать, и вскоре он был избран кандидатом от консерваторов в городе Уитни, близ Оксфорда, где и служил с 2001 года.

Если что-то и стало для Кэмерона испытанием, подтолкнуло к более сострадательному консерватизму, то это рождение в 2002 году его первого сына Айвэна, который имел серьезные врожденные пороки, и последующее жесткое столкновение семьи с государственной системой здравоохранения и социального обеспечения. Айвэн страдает детским церебральным параличом и эпилепсией и нуждается в круглосуточном уходе. «Дэвид и Саманта очень любят Айвэна», - говорит близкий семье коллега. – «Бывает, Дэвид приходит на работу после бессонной ночи в больнице, потому что у Айвэна был приступ».

Зависимость от доброты посторонних людей, ухаживающих за его сыном, изменила Кэмерона. «Ты сильно меняешься, если у тебя ребенок-инвалид и ты проводишь много времени в больницах с социальными работниками и подменными сиделками», - говорит он. – «Это потрясает, когда случается впервые. Ты учишься справляться с этим. Ты встречаешь многих людей из политических кругов, но уже по-другому».

Эта перестройка приоритетов распространяется и за пределы политики. Эндрю Фелдман, университетский друг Кэмерона, а ныне исполнительный председатель партии, вспоминает, как «в прошлом году, когда результаты выборов были против Кэмерона, я сочувствовал ему. Но Дэвид совсем не расстроился. Перед этим Айвэн утратил способность улыбаться, но после смены метода лечения его улыбка вернулась. Только это имело значение».

От плохого к хорошему

Тори считаются партией привилегированных слоев, лейбористы – защитниками рабочего класса. Но Маргарет Тэтчер, радикальный консерватор, протестовала против правящих кругов, пытавшихся помешать ее продвижению; ее курс привлекал избирателей из рабочей среды. Ее преемник, Джон Мэйджор, человек весьма скромного происхождения, успешно повторил ее путь. Блэр, отучившийся, как и Кэмерон, в частной школе и Оксфорде, три срока пробыл во главе Новой Лейбористской партии, отвечающей как интересам среднего класса, так и правам рабочих.

Меритократия (с примесью непотизма) была основным наследием Тэтчер, Мэйджора и Блэра. Но еще до прихода этой тройки во власть знатные потомки прежних британских политиков потеряли силу. Алек Дуглас-Хьюм, последний из 18 премьеров – воспитанников Итона, ушел в отставку в 1964 году. От государственных лидеров последних десятилетий ожидают близости к избирателям; премьер должен быть мужчиной (или, как в случае с Тэтчер, женщиной) из народа.

Он создает свой образ, отвечая на вопросы в Лафборо и общаясь с практикантами соседнего избирательного округа, которые, согласно учебной программе, учатся разбирать двигатель грузовика. Разумно. Он не скрывает своего происхождения (как не сглаживает аристократического произношения) – он умело его использует. Его собеседники не чувствуют высокомерного снисхождения; они чувствуют, что он понимает их и заботится о том же, о чем заботятся они.

Соучастие и сопереживание совсем не ассоциировались с Консервативной партией, когда Кэмерон начал борьбу за пост председателя. Лейбористы как смогли наживались на результатах жестких экономических реформ, проведенных Тэтчер, вменяя ей же в вину то, чего стоили эти реформы народу. Тори же, напротив, были на грани краха, когда три председателя подряд безуспешно пытались добиться расположения избирателей с помощью популистского разглагольствования правого толка.

Основной принцип британской политологии состоит в том, что действующее правительство проигрывает выборы, а оппозиция их не выигрывает. Кэмерон хочет покончить с этим. «Когда у правительства проблемы, главная задача оппозиционной партии – стать привлекательной для избирателей. Чего достиг Дэвид Кэмерон – и это большое достижение – он сумел сделать Тори привлекательными», - говорит Питер Кельнер, глава организации по опросу общественного мнения YouGov. – «Кэмерон лучше своих предшественников понял некоторые вещи. Например, то, что когда у людей складывается мнение о политиках и партиях, то это обычно мнение не об их курсе, а о том, что это за люди и что это за партии». Тори докэмеронских времен, по словам тогдашнего председателя Терезы Мэй, считались «плохой партией».

Слишком хорошему человеку ни за что не удалось бы изменить плохую партию. Кэмерону нужна была железная воля, чтобы противостоять традиционалистам, обвинявшим его в предательстве консервативных ценностей. Он хорошо скрывает это железо. Питер Синклэр, его преподаватель экономики из Оксфорда, говорит: «Не много у нас было таких умных премьеров, как Дэвид», - но вспоминает, что его студент (получивший, по его словам, «степень бакалавра с отличием первого класса») «старался не выставляться перед другими». Такого же мнения и Вернон Богданор, преподаватель управления из Оксфорда: «Он был одним из самых приятных и способных студентов, которых я когда-либо учил».

Близкий ему коллега высказывает другое мнение: «Ему присущи амбициозность, соперничество, некоторый эгоизм – все, что нужно, чтобы стать премьер-министром. Он беспощаден. Вот такой он человек». И добавляет: «Дэвид – номер один по жизни. Мне было бы жаль челове

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Заимствования в английском языке и способы их перевода на русский язык". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1037

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>