Дипломная работа на тему "Структурно-семантическая характеристика универбатов в современном русском языке"

ГлавнаяИностранный язык → Структурно-семантическая характеристика универбатов в современном русском языке




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Структурно-семантическая характеристика универбатов в современном русском языке":


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УНИВЕРБАТОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

ВЫПОЛНИЛА:

_____________________

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

_____________________

РЕЦЕНЗЕНТ:

Допущен к защите:

__________________

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………… ………………………… …………………………3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УНИВЕРБАТА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ……………………8

1.1. Взгляды лингвистов на сущность универбатов как языковых единиц ………………………… ………………………… ……………………………….8

1.2. Соотношение понятий «универбат» и «словообразовательный тип»……14

1.3. Деривация универбатов в диахроническом аспекте………………………..22

ГЛАВА 2. МОРФОНОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ УНИВЕРБАТОВ……………28

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по желаемой вами теме. Качественное выполнение дипломных работ под заказ в Туле и в других городах России.

2.1. Особенности семантики универбатов …………………………………….….28

2.2. Отличительные признаки словообразовательной и морфемной структуры универбатов ………………………… ………………………………..…………….45

Заключение ………………………… ……………………………………………….51

Список использованной литературы ………………………………………….......54

Список источников и сокращений …………………………………………............64

Приложение 1 ………………………… ………………………………………….....67

Приложение 2 ………………………… …………………………………………….78


ВВЕДЕНИЕ

Одним из способов пополнения лексического состава любого языка является образование новых слов по уже существующим словообразовательным моделям при помощи” словообразовательных средств, которые активно работают в языке” (Кубрякова 1965: 12).

Расширение состава русского языка объясняется как лингвистическими факторами (действуют законы аналогии, законы экономии речевых средств), так и экстралингвистическими (появление новых реалий, а вместе с ними и новых слов, расширение языковых контактов в результате возникновения новых экономических, социальных, культурных связей, влияние научно-технического прогресса). Тенденция к экономии речевых средств не является новой в развитии языка. Она "обнаружилась ещё в эпоху праславянского языка" (Горбачевич 1984: 109). Закон речевой экономии активизировался в связи с требованием ускоренного темпа современной жизни.

Многие исследователи, в частности Е. А. Земская (Земская 1996: 90-91),

В. Г. Костомаров (Костомаров 1999: 208), А. А. Безрукова (Безрукова 1999: 122), отмечают повышенную интенсивность русского словообразования в целом, что особенно ярко проявляется в сегодняшней газетно-журнальной публицистике. Н. Г. Аветисян отмечает, что если язык является зеркалом общества, то «язык СМИ – это лакмусовая бумажка состояния самого языка» (Аветисян 2002: 81).

В последние несколько лет в материалах периодических печатных изданий значительно увеличилось количество употреблений универбатов, характерных для разговорной речи. Приведём примеры: «В Подмосковье создан прецедент – снесено первое незаконно построенное здание на правительственной трассе Рублёвке» (КП, 2004, 9 октября, с. 3); «Помощник прокурора А. Бондарь говорил о том, что сейчас по области известно 38 захоронений скота, погибшего от «сибирки»…» (Моё, 2004, № 42, с. 3); «В любом случае МИД советует сразу же звонить в посольство или консульское учреждение Российской Федерации (так же надо сделать и при утере / краже кредитки или денег)» (Экспресс, 2005, октябрь, с. 33). Цао Юэхуа отмечает, что ситуация в российском СМИ качественно изменилась, что способствовало усилению диалогового характера публицистики. Журналисты стремятся установить контакт с читателями, «настроиться на их возможности восприятия» (Цао Юэхуа 2003: 71).

Таким образом, увеличение числа универбатов в печатных изданиях объясняется стремлением авторов сблизить газетный текст с разговорным языком, обслуживающим главным образом потребности непринуждённого общения и стремящимся к экономии и максимальному использованию выразительных возможностей слова, к новизне выражения, к непривычному, неожиданному словесному образу. Многие появляющиеся реалии сразу же получают в качестве синонима «свёрнутое» наименование: электронка от электронная почта, цифровик от цифровой аппарат, упрощенка от упрощенная система налогообложения, развлекаловка от развлекательный центр, прогрессивка от прогрессивный налог, кредитка от кредитная карточка, локалка от локальная сеть.

Интерес к универбатам возник только в начале XX века (так как до этого времени они были малоупотребительными), о чем свидетельствуют работы Н. А. Янко-Триницкой (Н. А. Янко-Триницкая 2001: 119 - 483), В. Г. Костомарова (Костомаров 1999: 208 - 215), М. Н. Пановой (Панова 2003: 50 - 56), Е. А. Земской (Земская www. Грамота. ru). Описание универбатов осуществляется с различных позиций: и с точки зрения грамматики, и с точки зрения стилистики, и с точки зрения лингвострановедения. Но до сих пор интересующие нас единицы не были комплексно описаны. Н. А. Антропова отмечает, что научные разработки последних лет в разных языках показывают актуальность разговорной проблематики в целом и, в частности, разговорного словообразования. Однако, несмотря на это, многие проблемы затрагивались в исследованиях лишь фрагментарно (Антропова 2006: 3). Кроме того, среди исследователей не существует единой точки зрения на то, что понимать под термином «универбат». Существует проблема отграничения универбатов от сложных слов. Так, в частности, В. И. Теркулов относит к универбатам и сложные слова, например белый билет à белобилетник. Все это говорит об актуальности исследования, тем более что универбация – один из наиболее активных процессов наименования реалий в современном русском языке.

Объектом исследования являются словообразовательные типы имён существительных.

Предмет изучения – структурно-семантические признаки универбатов в русском языке.

Цель данной работы – исследовать структуру и семантику словообразовательных моделей универбатов в современном русском языке.

Данная цель достигалась путем решения следующих задач:

1) рассмотреть взгляды языковедов на сущность универбатов,

2) выявить соотношение понятий «словообразовательный тип» и «универбат»,

3) показать деривацию универбатов в диахроническом аспекте,

4) выявить словообразовательную структуру универбатов, составляющих авторскую картотеку,

5) установить, какие морфонологические явления наблюдаются на «морфемном шве» при образовании универбатов,

6) определить семантические особенности универбатов.

Новизна работы вытекает из цели и задач исследования и заключается в том, что на основании детального анализа фактического материала был проведен комплексный анализ универбатов, выявлены их особенности с точки зрения словообразовательной семантики и структуры. Практическая значимость.

Результаты исследования могут быть использованы при создании толковых и словообразовательных словарей (в частности, сведения о производящих базах универбатов, представленные в приложении № 1), а также в практике преподавания курса современного русского словообразования в высших учебных заведениях (при описании словообразовательных типов имён существительных) и спецкурса об активных деривационных процессах в современном русском языке (материалы второй главы, приложение № 1, таблица омономичных универбатов – стр. 32 - 37).

В работе использовались следующие методы: общенаучный – наблюдение (выделение из источников единиц, необходимых для изучения). Данный метод применялся при сборе языкового материала. Сопоставительный метод применен в первой главе работы. В качестве основного лингвистического метода использовался описательный, в рамках которого применялись следующие приемы: приём классификации и систематики собранного языкового материала; приём вскрытия строения выделенных единиц (во второй главе для анализа и дальнейшей классификации языкового материала). В работе использован словообразовательный вид анализа, который связан с понятием производности и опирается как на структуру, так и на семантику основы. Также использовался метод компонентного анализа, суть которого заключается в расчленении семантической структуры на минимальные значимые единицы – семы.

Материалом исследования послужили 1007 единиц, которые были собраны методом сплошной выборки из следующих источников:

газет «Аргументы и факты», «Аргументы и факты / Нижнее Поволжье», «Комсомольская правда», «Комсомольская правда / Волгоград», «Городские вести», «Волгоградская правда», «День за днём», «Моё», «Жизнь», «Вечерний Волгоград», «Деловой горожанин», «Деловое поволжье», «Волгоградский курьер», «Волга и Дон», «Российская газета», «Южный вестник», вестник «Здоровый образ жизни», «Комсомольская правда / Москва», «Московский комсомолец» в Волгограде», «Экспресс», «Московские новости», «Авторевю», «Клаксон», «Вокруг света», «Коммерсантъ», «Журналист», «Волгоградская газета», «Наш горожанин», «Профиль», «Хозяйство», «Первая газета», «Ваша газета», «СВ Саквояж», «Областные вести» в период с января 2000 года по апрель 2007 года;

словарей: 1) «Толковый словарь русского языка. Современная версия»

В. И. Даля, (2002 г.) (печатается по изданию Даль В. И. «Словарь живого великорусского языка». Изд. 3-е, СПб., 1903 - 1909); 2) «Толковый словарь русского языка в 4 – х т.» под редакцией Д. Н. Ушакова (1994 г.) (репринтное издание 1935 г.); 3) «Большой толковый словарь русского языка» С. А. Кузнецова (2001 г.); 4) «Большой толковый словарь современного русского языка» Д. Н. Ушакова (2006 г.); 5) «Толковый словарь русского языка конца ХХ в. Языковые изменения» под редакцией Г. Н. Скляревской (1998 г.); 6) «Толковый словарь современного русского языка: языковые изменения конца ХХ столетия» под редакцией Г. Н. Скляревской (2001 г.); 7) «Толковый словарь современного русского языка» С. И. Ожегова, Н. Ю. Шведовой (1999 г.);

художественных произведений А. И. Куприна, А. М. Горького;

других изданий: «Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия». Собр. М. Забылиным (репринтное воспроизведение издания 1880 г.); Дм. Бантыш-Каменский «Биография российских генераллисимусов и генерал-фельдмаршалов в (4-х частях) ». Репринтное воспроизведение издания 1840 г.

В процессе исследования применялись различные формы организации и обобщения материала: по алфавиту, по частям речи производящих основ, по словообразовательным типам.

Структура работы.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка источников и сокращений, приложений.

ГЛАВА 1

ПОНЯТИЕ УНИВЕРБАТА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

1.1. Взгляды лингвистов на сущность универбатов как языковых единиц

В современном русском языке вопросы, связанные со строением, значением и функционированием универбатов, рассматривались в работах Н. А. Янко-Триницкой, В. В. Лопатина, Л. И. Осиповой, Н. С. Валгиной. Среди исследователей нет единой точки зрения на то, что понимать под универбатами.

Термин «универбация» впервые был употреблен К. Бругманном в 1904 г. для обозначения звуковых единиц, «возникших на основе словосочетаний внешне цельнооформленных, но не обладающих содержательной изолированностью» (цитирую по: Соколовская 2000: 3). О. С. Ахмановой в работе 1957 г. отмечает синонимичный ряд типа голландка — голландская печь, карболка — карболовая кислота, кредитка — кредитный билет, ночлежка — ночлежный дом, помойка — помойная яма (Ахманова, 1957: 33).

Впервые как предмет обучения термин «универбаты» используется в работе Т. Д. Соколовской «Категория нормативности во вторичных наименованиях сокращенного типа», где представлена следующая дефиниция: это «однословные наименования, производные от опорного атрибута с помощью наиболее употребительного суффикса - к (а), сохраняющие стилевую связь со сферой своего появления (с разговорной речью), а также синонимическую связь с производящими сложными наименованиями" (Соколовская, 2000: 23). Наиболее полное определение универбации приводится в энциклопедии «Русский язык»: «Универбация (от лат. Unus – один и verbum - слово) – компрессивное словообразование – образование слова на базе словосочетания, которому оно синонимично… используется не для обозначения словом нового понятия, а для однословного обозначения понятия, уже имеющего в языке устойчивое наименование, но неоднословное… Наиболее употребителен в этой функции суффикс – к (а). Основной объект суффиксальной универбации – определительные словосочетания, в которых определительное слово опускается, а к основе определяющего слова присоединяется тот или иной суффикс» (Лопатин 1997: 577). Для обозначения данного явления используется несколько терминов: универбация (Е. А. Земская, Л. И. Осипова), семантическая компрессия (В. В. Лопатин), включение (Н. А. Янко-Триницкая), семантическая конденсация (Цао Юэхуа).

Определение Н. А. Янко-Триницкой представляет широкое понимание рассматриваемого явления: в нем не указывается производящая база, словообразовательный формант, обращается внимание лишь на особенности семантики рассматриваемых единиц.

Она называет универбаты «словами с включением», понимая под включением такое «расширение значения слова, которое осуществляется за счет семантики другого слова, не получающей в данном слове отдельного морфемного выражения» (Янко-Триницкая 2001: 375).

Лингвист отмечает, что данные слова могут образовываться как от основы прилагательного, например бытовое помещение → бытовка, музей изобразительных искусств → изобразилка, так и от основы причастия: обезличенная работа → обезличка, газированная вода → газировка, продлённый день в школе → продлёнка.

В качестве словообразовательных формантов выделяются следующие суффиксы: - к - (базедка от базедова болезнь, гражданка от гражданская жизнь);

-ик (ломовик от ломовой извозчик, уголовник от уголовный преступник, беспризорник от беспризорный подросток); гораздо реже встречаются суффиксы - ушк(а) (теплушка от теплое помещение, теплый вагон, раскладушка от раскладная кровать, легковушка от легковой автомобиль); - ниц(а) (полоскательница от полоскательная чашка, плескательница от плескательный бассейн); - ач (строгач от строгий выговор).

Н. С. Валгина говорит о том, что на месте двусловного сочетания образуется одно слово, имеющее то же значение, «при этом используется очень продуктивный в данном случае суффикс –к –а» (Валгина 2001: 144). Как видно из определения, учёный не выделяет других суффиксов, кроме –к-а, из этого можно сделать вывод о том, что универбаты с суффиксами – ушк(а) (легковушка), - ик (грузовик, мобильник), -ух(а) (круговуха, веселуха), выделяемые другими исследователями (см., например: Земская 1989: 120-121), у нее относятся к другому словообразовательному типу.

Л. И. Осипова определяет универбацию как «способ образования слов на базе словосочетания, при котором в производное слово входит основа лишь одного из членов словосочетания, поэтому дериват по форме соотносится с одним словом, а по смыслу – со всем мотивирующим словосочетанием» (Осипова: www. philol. msu. ru/~rls 2004/ru/abstracts). Исследователь отмечает, что такие существительные мотивируются только атрибутивным словосочетанием, характеризуются фразеологичностью семантики, экспрессивностью, «общим словообразовательным значением предметности». Однако необходимо отметить, что значение предметности является общекатегориальным грамматическим для всех имен существительных, а не словообразовательным для какого-либо деривационного типа.

Цао Юэхуа в качестве словообразовательного форманта также выделяет один суффикс –к(а) и называет это явление семантической конденсацией (Цао Юэхуа 2003: 71).

Е. А. Земская универбацию рассматривает как «способ образования слов на базе словосочетания, при котором в основу производящего слова входит лишь основа прилагательного, а существительные заменяются суффиксом» (Земская: http: //ruslang. com/education/disci Pline/ philology/ srly/-so/material/material 4). Как видно из приведенного определения, в качестве производящей основы лингвист называет только основу имени прилагательного. Она выделяет следующие суффиксы, действующие при универбации: - к(а) попутка, газировка; - ик – грузовик, зональник; - ак – черствяк, товарняк; - ушк(а) раскладушка, легковушка, психушка;

- ашк(а) пятнашка, промокашка; - ух(а) круговуха, большуха.

В «Русской грамматике» дополнительно выделяются суффиксы –лк(а) в таких словах, как учредилка от учредительное собрание, сопроводилка от сопроводительная бумага, -ловк(а) в словах уравниловка от уравнительная система оплаты, сопроводиловка от сопроводительная бумага, - овк(а) в словах стенновка от стенная газета, спецовка от специальная одежда (Русская грамматика 1980: 42).

В "Краткой русской грамматике" универбаты представлены в семантическом и словообразовательном аспектах. Значительное место, как пишут авторы издания, занимают слова, образуемые на базе словосочетаний, в которых мотивирующее прилагательное выступает в роли определяющего слова (определяемое существительное, входящее в состав таких словосочетаний, при этом опускается). Образуемые таким путем суффиксальные существительные обозначают либо тот же предмет, что и исходное словосочетание, являясь синонимом этого сочетания (как правило, стилистически сниженным), либо предмет (обычно лицо), характеризующийся отношением к тому, что названо исходным словосочетанием. Например: комиссионный магазин — комиссионка (разг.), подсобный рабочий — подсобник, купальный костюм — купальник, передовая статья - передовица.

Значение 'неодушевленный предмет - носитель признака' имеют существительные с суффиксами –ик / - ак / - к(а) /- лк(а) /- ловк(а) /- ушк(а): рыж-ик 'гриб рыжего цвета', ночник 'лампочка', парусник 'парусное судно', утренник 'утренний мороз, а также утреннее зрелище и представление', сорн-я-к 'сорное растение', товарняк (разг.) 'товарный поезд', плетён-к-а 'плетеная сумка, корзинка', открытка 'открытое письмо', ветрянка 'болезнь — ветряная оспа', пятилетка 'пятилетний план', двухстволка (разг.) 'двухствольное ружьё', кожанка (разг.) 'кожаная куртка', вечёрка (разг.) 'Вечерняя газета', Третьяковка (разг.) 'Третьяковская галерея', продлёнка (разг.) 'группа продленного дня в школе', сопроводи-лк-а и сопроводи-ловк-а (разг.) 'сопроводительная бумага или письмо', уравни-ловк-а (разг.) 'уравнительный подход к чему-нибудь'.

Значения 'помещение, пространство, территория, область — носитель признака' имеют существительные с суффиксами - к(а) /- лк(а) /- ушк(а): карау-лк-а (разг.) 'караульное помещение', подсобка (разг.) 'подсобное помещение', бытовка (разг.) 'помещение для бытового самообслуживания рабочих', нейтралка (разг.) 'нейтральная полоса', потребилка (разг.) 'магазин потребительского общества', тепл-ушк-а (разг.) 'теплое помещение', 'отапливаемый товарный вагон', боковушка (разг.) 'боковая комната или пристройка'.

Значения 'вещество или совокупность однородных предметов, явлений — носитель признака' имеют существительные с суффиксом - к(а): зелён-к-а (разг.) 'лекарство — жидкость зелёного цвета', взрывчатка - 'взрывчатое вещество', сгущёнка - 'сгущенное молоко', газировка - 'газированная вода' (все — разг.), дешёвка (разг.) 'дешёвые вещи' (Краткая русская грамматика, 1989: 54 - 58).

И. П. Глотова выделяет три основных способа семантической конденсации: субстантивацию, аббревиацию и суффиксацию (цитирую по: Лексика разговорной речи в системе функциональных стилей современного русского литературного языка: 2003: 75). Лингвист, в частности, рассматривает среди единиц универбации все производные существительные суффиксального образования (например, домик, нефтедобытчик, овсянка, олимпиец и т. п.) и выделяет ряд формантов: — к(а)/ — овк(а), - ик/ - ник, - чик/ - щик, - ист/ - ец (цитирую по: Лексика разговорной речи в системе функциональных стилей современного русского литературного языка: 2003: 76).

Универбация характерна не только для русского языка, данное явление отмечается и в других славянских языках. Можно назвать следующие примеры из украинского языка, которые приводит Анатолiй Нелюба: «…-транзистор - результат не усiчення, а унiвербаццii словосполучення “транзисторний приймач”, як шкiряне пальто → шкiрянка; у процесi творення слова з′ являється “не нове слово [бо таке уже icнує на позначення трiолiв – А. Н.], а нове значення старого слова”, тому це, як зазначає В. Лопатiн, не словотвiрне явище, а лексико-семантичне i належить до синтаксичноi номiнацii чи принаймнi знаходиться на межi лексичноi i синтаксичноi номiнацii; дане слово не можна вiдносити до способу усiчення» (Нелюба: www-philology. univer. kharkov. ua). В украинском языке, как и в русском, универбаты образуются в результате «свертывания» словосочетания «прилагательное + существительное», при этом используется суффикс –к(а), например, шкiряне пальто → шкiрянка. Однако, как видим, исследователь не разделяет усечение как один из способов словообразования и усечение как морфонологическое явление.

Ю. Мельник отмечает, что «похiдне слово семантично спiввiдносимо iз словосполученням, воно конденсуэ i семантику, i форму словосполучення», кроме того «суфiкс – к - для утворення унiвербатiв використовується не лише в росiйський мовi, але I в iнших слов’янських мовах». Универбат «пойнтесса» (ж. р. от слова «пойнт») образован при помощи редкого аффикса. В русском языке, отмечает исследователь, по этой модели образовано слово гидесса (Мельник 2005: 5).

Исследователи предлагают классифицировать универбаты по сферам употребления. Исходя из данного критерия, выделяют универбаты-бытовизмы и универбаты-профессионализмы. Универбатами-бытовизмами называются такие, которые обозначают то, что вошло в современный быт, и которые являются "лексикой относительно неограниченного употребления". Например: газировка (газированная вода); копирка (копировальная бумага); маршрутка (маршрутное такси); морозилка (морозильная камера).

Универбаты-профессионализмы характеризуют ту или иную сферу трудовой деятельности. Например, взрывчатка (взрывчатое вещество); гримёрка (гримёрная комната); гуманитарка (гуманитарная помощь); массовка (массовая сцена); однопутка (однопутная дорога); социалка (социальная сфера народного хозяйства).

О заметной активизации процесса производства суффиксальных универбов типа чернуха, порнуха говорит В. Г. Костомаров. Однако не все приводимые в качестве иллюстрации лексемы можно отнести к универбатам. Так, например, лексема видуха образована на базе не словосочетания, а слова: 'видео' → видуха.

Лексема чернуха может быть мотивирована разными словосочетаниями:

'черноволосая женщина' → чернуха, 'критиканская, порочащая информация' → чернуха. Мотивация сочетанием 'черноволосая женщина' приписывается ещё К. И. Чуковскому, в современном русском языке лексема чернуха может быть мотивирована и словосочетанием порочащая информация (Костомаров 1999: 212).

Итак, термин «универбация» используется в нескольких значениях. Определение, представленное в энциклопедии "Русский язык" 1997 г., характеризует рассмотренное нами явление в широком смысле: как "образование слова на базе словосочетания, которому оно синонимично. При таком понимании в рамки универбации включаются аббревиация, субстантивация, сложение, суффиксация, в том числе и нулевая как усечение" (Лопатин 1997: 577). Ряд лингвистов (например, Л. И. Осипова) разделяет данное понимание. При этом В. В. Лопатин замечает, что «от универбации следует отличать образование коротких слов – синонимов более длинных» (Лопатин 1997: 577), например, телевизор → телик.

В отличие от определения В. В. Лопатина, Е. А. Земская разграничивает понятия «универбация», «аббревиация», «субстантивация». Так, в работе 60-х годов она пишет: "…широко используется универбация сочетаний типа «прилагательное + существительное» с помощью суффикса — к(а). Особенно продуктивен в разговорной речи тип имен существительных женского рода с суффиксом — к(а), образуемых от основ прилагательных на базе сочетаний «прилагательное + существительное» и являющихся семантической конденсацией последних" (Земская 1968: 42). Мы принимаем в качестве основного определение универбации, данное В. В. Лопатиным.

1.2. Соотношение понятий «универбат» и «словообразовательный тип»

С точки зрения структуры универбаты могут быть отнесены к одному или разным словообразовательным типам. В связи с тем, что существуют различные подходы к определению понятия «деривационный тип», рассмотрим их.

В «Русской грамматике» приводится следующая дефиниция: «Словообразовательный тип – это схема построения слов определённой группы, абстрагированная от конкретных лексических единиц, характеризующихся:

а) общностью части речи непосредственно мотивирующих слов,

б) формантом, тождественном в материальном и семантическом отношении (морфема или другое словообразовательное средство)» (Русская грамматика 1980: 136).

Однако не все исследователи считают обязательными все признаки деривационного типа, выделенные авторами академической грамматики. Так, Е. А. Земская принимает во внимание следующие характеристики: «1) часть речи производящей основы, 2) семантическое соотношение между производными и производящими, 3) общность способа словообразования и словообразовательного средства» (Земская 1989: 292). При этом отмечается, что первый признак не является строго обязательным, так как имеется большое количество производных слов, имеющих семантическое тождество и образованных по одному способу словообразования при помощи одинакового словообразовательного средства, но часть речи производящей основы у них различна. Например, «производные от основ глаголов (баловство, воровство, хвастовство), от существительных (шутовство, вдовство), от прилагательного (пижонство)» (Земская 1989: 292).

Э. А. Балалыкина и Г. А. Николаев, выделяющие эти же признаки, считают, что в подобных случаях происходит разрушение единого словообразовательного типа и на базе одного словообразовательного типа развиваются омонимичные словообразовательные типы. В подтверждение своей точки зрения они приводят в качестве примеров глаголы обезлюдеть, обессилеть, обеззубеть, «характеризующиеся в современном русском языке двоякой соотнесённостью» (Балалыкина, Николаев 1985: 136). В первом случае в качестве производящей основы выступают прилагательные безлюдный, беззубый, бессильный; к производящей базе добавляются словообразовательные форманты (приставка о - и суффикс –е(ть)), со словообразовательным значением 'стать таким, каким указано в производящей основе'. Во втором случае в качестве производящей базы выступают имена существительные: люди, сила, зубы, к которым добавляются форманты: приставка обез - и суффикс –е(ть), словообразовательное значение ' лишиться того, что указано в производящей базе'. «Нарушение единства словообразовательных параметров явилось в данном случае следствием развития единого словообразовательного типа» (Балалыкина 1985: 136).

Такое же понимание словообразовательного типа у Е. В. Клобукова, он учитывает те же признаки, что и Е. А. Земская, но признает их строго обязательными.

Авторы «Русской грамматики» при определении понятия «словообразовательный тип» прежде всего выделяют формальные признаки, словообразовательный тип – схема, здесь не учитывается семантика слов (только семантическая тождественность словообразовательного форманта). У Е. А. Земской деление на словообразовательный тип более дробное: те слова, которые по «Русской грамматике» будут относиться к одному словообразовательному типу, по Е. А. Земской, будут отнесены к разным, например, для слов воровство, шутовство, пижонство производящей основой выступают основы глагола, прилагательного, существительного. По критериям, выделяемым Е. А. Земской, эти слова будут отнесены к одному словообразовательному типу, а по «Русской грамматике» - к разным, так как не соблюдается первое условие – тождественность части речи мотивирующих слов. Таким образом, «Русская грамматика» представляет узкое понимание словообразовательного типа, а Е. А. Земская – широкое.

Л. А. Араева говорит о том, что «ведущими отечественными дериватологами предложено не учитывать при определении словообразовательного типа тождество частеречной принадлежности мотивирующих» (Араева 2004: 111). Поэтому в один словообразовательный тип при условии общности словообразовательного значения предлагается включать производные с мотивирующими разных лексико-грамматических разрядов, находящиеся в отношении синтаксической деривации.

Словообразовательные типы отличаются друг от друга степенью регулярности и продуктивности, активностью, соотношением значений производного и производящего слов. Так, Е. А. Земская выделяет пять видов формально-смысловых отношений между производной и производящей основами: 1) производная основа семантически мотивируется производящей, т. е. производная основа и по смыслу, и по форме является более сложной, чем производящая, например, дом → домище; 2) производная основа сложнее, чем производящая, только по форме, а семантически они тождественны, но принадлежат к разным частям речи; так, прилагательное вежливый и существительное вежливость семантически тождественны, существительное сложнее по форме вежлив(ый) → вежлив-ость; 3) производная основа сложнее, чем производящая, по смыслу, а по форме они тождественны, например, агит-ирова(ть) – агит-атор – ‘лицо, которое агитирует’; 4) производная и производящая основы – однокоренные, они равны и по форме, и по смыслу, например, эстон-ец → эстон-ка; 5) Н. А. Янко-Триницкая пишет о том, что при сопоставлении двух родственных слов, «сходных по содержанию, но с различной стилистической окраской, стилистически отмеченным всегда является производное» (Янко-Триницкая 1963: 283). Таким образом, последний вид отношений касается только родственных слов, тождественных по значению, а производное всегда стилистически окрашено. В этой группе могут быть два вида формальных отношений; в первом случае обе основы имеют равную формальную сложность, например, полные и усеченные существительные: трамвай – трам, преферанспреф, во втором – производящая основа оказывается сложнее по форме, например, афер-ист – афер (Земская 1973: 66).

Рассмотрим образование универбатов. Радужка произведено на базе словосочетания радужная оболочка. Производящая и производная базы тождественны в формальном отношении, но производное слово сложнее, чем производящее, в смысловом отношении, так как включает в себя значение всего словосочетания. Аналогично ночлежка от ночлежный дом, парадка от парадная форма. В примерах обменник от обменный пункт, овсянка от овсяная крупа, открытка от открытое письмо – производная основа сложнее, чем производящая, и по форме, и по смыслу. Таким образом, универбаты – такие единицы, в которых наблюдается первый и третий вид формально-смысловых отношений между производной и производящими основами. Однако универбат официал образован на базе словосочетания официальный импортер в этом случае производное слово сложнее, чем производящее, семантически, а формально сложнее производящее, поэтому оно не может быть отнесено ни к одному из видов формально-смысловых отношений, выделяемых Е. А. Земской.

По «Русской грамматике», продуктивность типа – «это его способность служить образцом для производства слов. Тип, по которому в современном русском литературном языке образуются новые слова, является продуктивным. Тип, по которому не образуются новые слова, является непродуктивным» (Русская грамматика 1980: 135). Как видим, в грамматике при определении понятия «продуктивность» учитывается только качественная характеристика, и, если принять эту точку зрения, продуктивными оказываются все словообразовательные типы, по которым в современном русском языке образуются новые слова.

Так же у В. Н. Немченко: продуктивность – качественная характеристика, а активность – количественная (способность типа служить образцом для образования значительного количества производных) (Немченко 1984: 256).

В своей работе мы будем пользоваться определением продуктивности, предложенным Е. С. Кубряковой. Она отмечает, что продуктивность типа – это количественная характеристика словообразовательного ряда: тип продуктивен, когда по его образцу в языке созданы десятки и сотни производных, тогда как активность – качественная характеристика, так как она означает способность словообразовательного ряда к пополнению новыми единицами (Кубрякова 1965: 18).

Внутри словообразовательного типа противопоставлено несколько словообразовательных моделей, «которые представляют собой более дробные единицы словообразовательной классификации, выделяемые с учётом дополнительных (морфонологических и морфотактических признаков)» (Клобуков 1995: 179).

При образовании универбатов могут происходить различные морфонологические явления. Одним из них является чередование - мена фонем в основах мотивирующего и мотивированного слов, вызванная тем, что конец одного морфа приспосабливается к началу другого. Чередования наиболее характерны для русского языка и имеют регрессивное направление. Е. А. Земская отмечает, что такая мена фонем «не является носителем словообразовательного значения производных слов» (Земская 1973: 111).

Второе явление на «морфемном шве» - усечение части основы мотивирующего слова: в структуре мотивированного слова отсутствует конечная фонема или фонемы основы мотивирующего слова. Е. А. Земская говорит о том, что в производных от основ прилагательных обычно усекаются следующие суффиксы: - ск-, - н-, - к-, - ок-. Усечения такого рода в большинстве случаев наблюдаются в существительных на –к(а): Третьяковская галерея – Третьяковка, персональное дело – персоналка, попутная машина – попутка. При этом обязательным условием усечения является «сохранение в производном той части основы, которая несет семантическую информацию о слове» (Земская 1973: 144). Как и чередование, усечение используется с целью приспособления производящей основы к созданию производного слова.

Третье морфонологическое явление - наложение (аппликация, интерференция); оно заключается в том, что исчезает один из двух тождественных слогов (фонем), непосредственно следующих друг за другом. При этом в производных словах сохраняется «линейная выделимость морфов и ясная соотносительность производной основы с производящей» (Земская 1973: 156).

Интерфиксация на границе морфов состоит в том, что между двумя морфемами вставляется асемантический элемент, устраняющий сочетания фонем, которые запрещены законами фонологии или нетипичны для структуры русского слова. Кроме того, такие элементы могут появляться в слове по аналогии.

«Русская грамматика», помимо названных, как морфонологическое явление выделяет различие схем ударения (Русская грамматика 1980: 136), что выражается в принадлежности производных одного типа к определенной акцентной кривой с ударением на определенном морфе в зависимости от морфонологических особенностей мотивирующего слова: строптивый - строптивец и независимо от них зелёный - зелень.

Под производящей базой для универбатов мы понимаем основы слов мотивирующего словосочетания. Особенностью является то, что с точки зрения формы важна основа одного слова производящего словосочетания, а с позиции содержания – все слова производящей.

Неоднозначно истолковывается в русской лингвистике понятие «словообразовательная модель», представляющее для нас интерес.

Э. А. Балалыкина, Г. А. Николаев понимают под словообразовательной моделью – «формально-семантический образец порождения новообразований» (Балалыкина 1985: 137). В основе словообразовательной модели «лежит схема строения производных слов, относящихся к одному словообразовательному типу» (там же). Моделью, например, является такая схема: основа глагола + - тель (со значением действующего лица).

Более общее определение представляет В. Н. Немченко: словообразовательная модель – общая схема построения производных слов, определяющая структуру существующих производных слов или служащая образцом для создания новых словарных единиц (Немченко 1984: 225). Исследователь считает, что при определении понятия словообразовательной модели должны учитываться лишь те признаки производных слов, которые определяют словообразовательную структуру производных. К таким признакам он относит лексико-грамматический характер производных (часть речи), лексико–грамматический характер производящих, наличие конкретного словообразовательного форманта, способ словообразования. Словообразовательная модель – это «единая структурная (формальная) схема построения производных слов¸ характеризующихся общностью способа словообразования анализируемых производных¸ их лексико-грамматического характера̣̣» (Немченко 1984: 225).

Но в современном русском языке, отмечает В. Н. Немченко, все производные слова, одинаковые и по лексико-грамматическому характеру своих производящих, и по словообразовательному форманту, образованы при помощи одного и того же способа словообразования и относятся к одной части речи, поэтому, считает он, два первых признака словообразовательной модели не имеют дифференцирующего значения.

К одной словообразовательной модели ученый относит слова велосипедист, гитарист, машинист, пушкинист, связист, так как они в качестве производящей основы имеют основу имени существительного и основным словообразовательным средством у них является суффикс –ист.

В рамках словообразовательной модели учёный выделяет 'подмодели', которые различаются наличием или отсутствием у одномодельных производных вспомогательных средств (морфонологических явлений) (Немченко 1984: 140). Словообразовательный тип понимается лингвистом как схема производных слов, «построенных по определенной модели и имеющих одинаковое словообразовательное значение» (Немченко 1984: 141).

Как видим, понятие словообразовательной модели тождественно понятию словообразовательного типа в первом значении. Во втором значении словообразовательная модель тождественна понятию морфонологической модели. Кроме этого, понятие «словообразовательный тип» у В. Н. Немченко имеет еще и такие значения:

- совокупность производных слов, относящихся к одному типу;

- способ словообразования (Немченко 1984: 227).

М. В. Черепанов разграничивает тип-целое (модель) и тип-множество. Под моделью он понимает «формальную схему построения производных слов и словообразовательного значения» (Черепанов 2004: www. philol. msu. ru/ rlc 2004 /ru /abstracts).

Словообразовательные модели зависят от лингвистических факторов:

- фонетического (звуковая несовместимость отдельных компонентов производного слова, различные варианты одного и того же аффикса),

- морфологического (морфологическая структура основ, вступающих в соединение с другими основами или аффиксами).

Таким образом, в лингвистике нет единого взгляда на такие понятия, как «универбат», «словообразовательный тип» и «словообразовательная модель». Существует широкое и узкое понимание данных терминов. Процесс образования универбатов характерен для всех славянских языков. Л. И. Осипова отмечает, что универбация - актуальный процесс в современном русском словообразовании. По мнению данного лингвиста, это явление распространено и в других славянских языках, что подтверждается наблюдениями польских, чешских и словацких лингвистов (Осипова http: // www. philol. msu. ru/~ rls 2004/ru/abstracts).

1.3. Деривация универбатов в диахроническом аспекте

Уже в латинском языке встречаются слова, образованные на базе нескольких слов. Так, слово комната заимствовано из польского или чешского языков, куда пришло из латинского. Латинское caminata называло теплую, отапливаемую комнату и возникло в результате свёртывания словосочетания caminata camera (комната с камином), где caminata от caminatus «каминный, имеющий камин», а camera «жилая комната» (Ответы на вопросы по русскому языку // http: //olump. nsu. ru: 8100/1998/arus 4.htm).

В. Е. Моисеенко говорит о том, что в славянских языках и диалектах существует множество старинных оригинальных, а также заимствованных от соседних славянских народов названий для крепких спиртных напитков как конечного продукта дистилляции или, проще говоря, перегонки. Они образованы преимущественно от глаголов со значением «тепловая обработка продукта в закрытой ёмкости или на открытом огне» типа: «гнать - возгонять — перегонять», «жечь — палить», «печь — пропекать», «курить - воскуривать» и т. д., которые имеют общеславянские корни. В древнерусских письменных памятниках XVI столетия встречается достаточно свидетельств появления на Руси привозного винного спирта - экзотической, дорогой и редкой по тому времени «лечебной» aqua vitae. Появление любого нового продукта предполагает его первичную номинацию в одном из языков. У западных славян таким первичным названием для водного спирта / водки первое время было заимствованное латинское двусоставное наименование aqua vitae, которое подверглось последующим языковым трансформациям, в результате которых и превратилось в слово wоdka. Современные слависты считают, что не русское слово водка, а именно польское слово wоdka представляет собой сохранившуюся до наших дней «усечённую» первую часть латинского aqua vitae. Под воздействием универбации на польской языковой почве двусоставное латинское наименование aqua vitae = woda zycia утратило второй словоэлемент. А первый словоэлемент woda в процессе семантического развития приобрёл экспрессивный элемент ласкательности в словоформе wоdka. В польском языке в оболочке лексемы okowita - «alkohol raz tylko dystylowany, gorzaka, smierdziucha» сохранился также и этот слабо мотивированный слитный вариант двусоставного латинского выражения aqua vitae. Этот исторический полонизм сохраняется и в современном украинском словоупотреблении в виде старинного названия сорта водки / горiлки под названием оковита (Моисеенко 2003: 84 - 95).

В конце XIX – начале XX в. в. в русском языке свернутые наименования с суффиксом –к -, в которых совмещались лексические значения двучленного сочетания, стали употребляться активнее:

ночлежный дом → ночлежка (А налево серая, покрытая остатками штукатурки стена того дома, в котором помещается ночлежка Костылёвых) (Горький 1978: 323);

открытое письмо → открытка (На этот раз Вера Николаевна узнала почерк Желткова и с нежностью, которой она в себе не ожидала, развернула письмо) (Куприн 1978: 145);

охранное отделение → охранка.

Существительное охранка в современном русском языке является историзмом, так как обозначаемая им реалия не существует. Остальные лексемы употребляются до сих пор. Приведем примеры: Раньше пропитание обитатели ночлежки должны были искать себе сами (ДЗД, № 353, 2006, с. 3); В 1983 году получила от нее поздравительную открытку, но вместо обратного адреса – только подпись (ЗОЖ, №10, 2006, с. 6); Тайные агенты царицынской «охранки» (ВВ, № 115, 2005, с. 6). В тексте источника дается такая пометка: «Охранное отделение революционеры презрительно называли «охранка» (ВВ, № 115, 2005, с. 6). Таким образом, уже в начале ХХ века данные единицы имели в языке сниженную стилистическую окраску и оценку.

Л. Н. Горнфильд в книге «Муки слова» (1922 г.) писал: «Лет двадцать пять назад слово открытка казалось мне типичным и препротивным созданием одесского наречия; теперь его употребляют все, и оно действительно потеряло былой привкус уличной бойкости » (цитирую по: Горбачевич 1984: 114).

В начале ХХ века при образовании универбатов использовались следующие словообразовательные форманты:

суффикс -к (а): анисовка от анисовая водка (Даль, 17), безножка от безногий человек (Даль, 44), дублёнка от дублёная вещь (Даль, 223), угрюмка от угрюмый человек (Даль, 668);

суффикс –ник: бобровник от бобровый ловец (Даль, 64), кедровник от кедровый лес (Даль, 317), окаянник (окаянный человек) (Даль, 432);

суффикс –ик: ведерник от ведерный мастер (Даль, 105), домашник от домашнее платье) (Даль, 216), зимник от зимняя дорога (Даль, 282), капустник от капустный огород (Даль, 310);

суффикс – уха: высокуха от высокий человек (Даль, 160), голуха от голая женщина (Даль, 182), ржануха от ржаная мука (Даль, 567);

суффикс – ушк: голушка от голая женщина (Даль, 182).

При образовании универбатов в качестве производящей основы использовалась основа имени прилагательного: веснянка от весенняя песня (Даль, 116), зырянка от зырянская одежда (Даль, 288), дублёнка от дублёная вещь (Даль, 223), отчаянник от отчаянный человек (Даль, 450).

В составе производных универбатов наблюдались следующие морфонологические явления:

• чередование, например, безногий человек → безножка,

пластический художник → пластика;

• усечение конца производящей основы: бухарский холст → бухарка, казанские саночки → казанки, зырянская одежда → зырянка (в данных примерах происходит усечение суффикса – ск - в производящей основе), грехолюбивый человек → грехолюбка (усекается суффикс –ив - ), кежиновый сарафан → кеженка (усечение суффикса –ов-).

В одном слове может происходить несколько морфонологических явлений. В частности, в примере пластический художник → пластик происходит чередование звуков «ч//к», усечение суффикса – еск -, наложение словообразовательного форманта - суффикса –к - на конец производящей основы.

М. Забылин отмечает, что названия таких праздников, как Святки, Покров, Госпожинки, Петровки, являются свернутыми наименованиями. Так, отмечается, что слово Святки образовано на базе словосочетания святые вечера: «Если мы начали съ Святокъ, то потому именно, что нЋтъ ни одного празднованiя на Руси, которое бы сопровождалось такимъ богатымъ выборомъ обычаевъ…В Германiи во время, такъ называемыхъ священныхъ ночей, по нашему святыхъ вечеровъ или святокъ, гадаютъ…» (М. Забылин 3).

Универбат Петровки образован на базе словосочетания Петров пост: «…на старинномъ языкЋ: Петрово говейно. Въ Петровки, въ деревняхъ начинается кипучая дЋятельность; она состоит въ помочахъ, толокахъ, то есть унавоживаніи полей и сЋнокошеніи (М. Забылин 83).

Лексема Госпожинки зафиксирована в словаре В. И. Даля: «Богородица: от этого двухнедельный пост перед днем Успения и самый день этот 15 (28) августа называют: госпожин день, или госпожинки (Даль 118). Подобное же обыкновеніе существуетъ и у насъ въ Россіи, гдЋ въ августЋ празднуются Госпожинки. Въ ТордкЋ этотъ день называется Спожиница, въ лЋтописяхъ Госпожин день» (М. Забылин 91).

Для лексемы Покров производящей основой выступает словосочетание покровская суббота. «НевЋсты заботясь о своей будущности и объ хорошемъ житьЋ – бытьЋ…во время праздника Покрова молятся…» (М. Забылин 114).

Лексема Кичка - шапка с возвышенною плоскостью на лбу, образована на базе словосочетания кичное чело (М. Забылин 515), в современном русском языке слово является историзмом. А слово перчатка используется в русском языке до сих пор, но не осознаётся носителями языка как свернутое наименование, образованное от словосочетания перстатыя рукавицы: Длинные рукава замЋняли руквицы; но русскіе цари надЋвали перстатыя рукавицы, то есть перчатки…(М. Забылин 508).

В современном русском языке происходит расширение круга производящих основ: универбаты активно образуются не только от основ имён прилагательных, но и причастий, и имён существительных; количество словообразовательных типов поэтому увеличивается.

Словообразовательная мотивированность со временем меняется. Так, универбат открытка раньше мотивировался словосочетанием открытое письмо, в современном русском языке мотивация лексемы изменилась, теперь оно мотивируется прилагательным открытый (Тихонов 1985: 595).

Итак, в современной лингвистике универбация известна под различными терминами: стяжение, семантическая конденсация, включение, универбация, компрессия. В лингвистике не существует единой точки зрения на то, что понимать под термином «универбация». При широком подходе к универбации как языковому явлению ученые относят аббревиацию, сложение, суффиксацию, субстантивацию. Однако не все исследователи разделяют данное понимание. В зависимости от подходов, универбаты могут быть отнесены к одному или к разным словообразовательным типам. Мы принимаем критерии словообразовательного типа, выделенные Е. А. Земской, в этом случае универбаты представляют собой не один словообразовательный тип, а несколько. В рамках каждого типа можно выделить морфонологические модели.

Процесс образования универбатов встречается во всех славянских языках, что отмечают Л. И. Осипова, Ю. Мельник, Н. А. Нелюба, а в качестве словообразовательных формантов используются те же суффиксы, что и в русском языке.

Первые слова, образованные на базе словосочетания, встречались еще в латинском языке. Многие из универбатов, образованные в XVIII – XIX в. в., уже перестали употребляться, так как исчезли обозначаемые ими реалии. У некоторых из них изменилась словообразовательная мотивированность: в современном русском языке они мотивируются не словосочетанием, а основой прилагательного.

ГЛАВА 2

МОРФОНОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ УНИВЕРБАТОВ

2.1. Особенности семантики универбатов

Рост такого словообразовательного типа, как универбаты, объясняется стремлением языка к лаконичности и простоте выражения. В. В. Виноградов отмечает, что в языке «наблюдается тенденция к семантическому сжатию составных обозначений, словосочетаний (из определяющего прилагательного и определяемого существительного…) в одно имя существительное» (Виноградов 1978: 156). В. В. Виноградов называл явление синтетическим сжатием, отмечая, что при таком словообразовании возникает слово с меньшим, чем исходное, количеством корней.

Н. А. Янко-Триницкая называет подобные единицы словами с включением. Они, формально соотносясь с одним словом, включают в себя семантику словосочетания: «Включение – это такое расширение значения слова, которое осуществляется за счет семантики другого слова, не получающей в данном слове отдельного морфемного выражения» (Янко-Триницкая 2001: 375).

Включаемым может быть как значение определяющего слова в словосочетании, так и значение определяемого слова. Чаще всего в этом словообразовательном типе происходит включение семантики определяемого. Несмотря на то, что для плана выражения универбата используется «оболочка» прилагательного, именно значение производящего существительного остаётся базой семантики производной единицы, а значение прилагательного «включается», расширяет семный состав.

Данный словообразовательный тип получил наибольшее распространение в сфере обозначений предметов. Можно выделить следующие лексико-семантические группы:

· названия транспортных средств: легковушка от легковой автомобиль (У меня собственный небольшой парк машин: легковушки, грузовики, прицепы… (КП, 2004, 15 июля, с. 3)); попутка от попутный автомобиль (Наконец, через три часа на дороге показалась первая попутка. (Жизнь, 2004, № 183, с. 11)); маршрутка от маршрутное такси (А пресловутые « маршрутки»? (ВВ, 2003, № 62, с. 4)); внедорожник от внедорожный автомобиль (Этот внедорожник калька с малоизвестного в России японца. (РГ, 2007, № 103, с. 25)); броневик от бронированная машина (Ведется подготовка и к серийному выпуску «броневиков» на базе семиместного минивэна ВАЗ – 2110. (Клаксон, 2001, № 21, с. 4));

· названия помещений: бытовка от бытовое помещение (Женщина решительно распахнула дверь бытовки (МК, 2005, № 59, с. 37)); дежурка от дежурная комната (Но через двое суток кот пришел в дежурку. (КП, 2003, 24 октября, с. 19)); караулка от караульное помещение (Рассказывает караульный С. Сергеян, который, едва сменившись с поста, приступил к наведению порядка в караулке. (Моё, т. 33, 2004, с. 8)); курилка от курительная комната (С Солнцем удалось пообщаться в курилке. (Моё, 2004, т. 42, с. 9));

· наименования лекарственных препаратов: аскорбинка от аскорбиновая кислота (Ухожу, прикупив для укрепления витаминного баланса в организме пару упаковочек аскорбинки. (Обл. вести, 2006, № 6, с. 4)); касторка от касторовое масло (У многих слово касторка ассоциируется с другими функциями. (ЗОЖ, 2006, № 87, с. 27)); валерьянка от валерьяновые капли (В последние дни каникул мамы, папы, бабушки и дедушки запасаются валерьянкой. (ВВ, 2005, № 90, с. 3));

· наименования учебных заведений: Гнесинка от Гнесинское училище (Затем Гнесинка, Ленинградская консерватория. (МК, 2005, № 59, с. 43)); мореходка от мореходное училище (Младшая, Елена, учится в высшей мореходке (КП, 2006, № 124, с. 2)); музыкалка от музыкальная школа (Проходили с бабушкой мимо музыкалки, захлёбывающейся разнообразными звуками фортепиано, контрабаса, флейты, прислушалась и вся замерла. (КП, 2002, 5 апреля, с. 5)); художка от художественная школа (Начались свидания, я стал прогуливать, даже решил бросить «художку», но преподаватель убедил, что я не прав, и пришлось вернуться. (ДЗД, 2003, № 207, с. 14));

· названия периодических изданий: Волгоградка от Волгоградская правда (В подарок к подписке люди получали памятные подарки от дружеского коллектива «Волгоградки»: блокноты, ручки, книги об истории издания. (Волг. правда, 2006, № 227, с. 8)); «Вечерка» от «Вечерний Волгоград» (Мне нравится, что в «Вечерке» принято указывать на проблему, ни в коем случае не навязывая своего мнения читателям. (ВВ, 2005, 25 июня, с. 7)); «Комсомолка» от «Комсомольская правда» («Комсомолка» решила провести своё собственное расследование. (КП, 2005, 4 июня, с. 2));

· наименования напитков: паленка от паленая водка (Все они, считают жители окрест, стали жертвами грузинской «паленки». (ДЗД, 2005, № 312, С. 3)); минералка от минеральная вода (В бутылку пива, минералки и даже в чай. (Экспресс, 2005, октябрь, с. 44)); вишневка от вишневая настойка, рябиновка от рябиновая настойка, смородиновка от смородиновая настойка (Речь шла о популярных среди волгоградцев, злоупотребляющих алкоголем, напитках типа «вишневки», «рябиновки», «смородиновки» и других. (Первая газета, 2006, № 15, с. 11)).

Как видно из приведенных примеров, тематически данный тип представлен весьма разнообразно.

Л. А. Капанадзе исходя из принципа отнесенности слова к тому и иному семантическому полю выделяет среди универбатов такие лексико-семантические группы (ЛСГ):

· названия круп и каш: гречка, манка, овсянка, перловка, пшенка;

· названия помещения по действию, в нем совершаемому, или по лицу, работающему в нем: дежурка, операционка, мойка, монтажка, прорабка, слесарка, столярка,

· названия официальных бумаг, документов: зачетка, командировка, пенсионка, похоронка, сопроводиловка;

· названия площадей и зданий, больниц и библиотек, выставочных залов и т. п.: Академка, Новобасманка, Пироговка, Серпуховка, Таганка, Третьяковка (Капанадзе 2005: 37).

Определённая часть таких образований имеет обращение в узком кругу специалистов, где хорошо известно соответствующее словосочетание. В частности, во фрагменте текста «Ведь вся наша «хроника» начинается с нарушений в клетках. Это позволяет излечивать без всяких лекарств тяжелые хронические болезни, не подвластные официальной медицине» (ЗОЖ, № 10, 2006, с. 22) встречается универбат, достаточно употребимый в медицинской сфере.

Среди экономистов употребимы такие лексемы: прогрессивка, образованная на базе словосочетания прогрессивный налог (Если «прогрессивка» будет принята, те, кто сдаёт квартиры, попросту переложит выросшие затраты на квартирантов (КП / В, 24 октября, 2006, с.7)); «упрощенка» от упрощенная система налогообложения (Означает ли это, что если в 2006 году предприниматель, который в 2003 году применял ЕНВД по розничной торговле, с июня 2006 года поменяет вид деятельности на оптовую торговлю, то он сможет подать заявление о переходе на упрощёнку непосредственно в июне 2006? (Наш горожанин, 2006, № 8, с. 10)).

Среди автомобилистов используются лексемы универсал от универсальное средство, керамика от керамические тормоза, незамерзайка от незамерзающая жидкость, представленные в следующих контекстах: Но фирменные «универсалы» от автохимии недешевы, да и чистят, как правило, хуже «прицельных» составов (Авторевю, 2003, № 15, с. 86); Через несколько лет «керамика» наверняка подешевеет и станет привычной чертой сравнительно недорогих автомобилей (Клаксон, 2001, № 23, с. 45); Во-первых, 5 литров «незамерзайки» не могут стоить менее 40 рублей в розницу, иначе это 100-процентная подделка (Экспресс, 2004, сентябрь, с. 43).

Широко образуются такие существительные от наименований различных учреждений и топонимов: Представляете, вдруг попадете вы поздно ночью на Ленинградку (КП, 2006, № 164, с. 71); Пафосные гастрономы на Лубянке или Тверской не привлекали (КП / М, 2005, 25 ноября, с. 77); «МК» получил эксклюзивное интервью по этому поводу у главного врача и ведущих специалистов Филатовки (МК, 2005, № 268, с. 3).

Слова, образованные по данному типу, могут вступать в парадигматические отношения. Это проявляется в том, что среди таких слов большое количество омонимов: микроволновка от микроволновые антенны и микроволновка от микроволновая печь, муниципалка от муниципальное учреждение и муниципалка от муниципальный транспорт, страховка от страховые выплаты и страховка страховка от страховочный пояс, подземка от подземный переход и подземка от подземная часть скоростного трамвая. В подобных случаях категориальная сема не сохраняется, системные связи нарушаются, происходит семантическая деривация, в результате которой появляются омонимы.

--------------------------------------------------
единица | значение | контекст |
---------------------------------------------------------

аварийка 1

аварийка 2

|

машина аварийной службы (БТС 25)

свет, включаемый участниками автомобильных гонок, считается символом победы

|

Но хозяевам, конечно же, согласившимся ему помочь, и в голову не приходило, что вместо «аварийки» автовладелец собирается позвонить на горячую линию (ДЗД, 2005, № 320, С.11).

Но зрители аплодировали именно ей, потому что включенная «аварийка» - это признак победы в заезде (ПГ, № 32, 2007, с. 12).

|
---------------------------------------------------------

вечерка 1

Вечерка 2

|

учебное заведение, осуществляющее обучение без отрыва от производства, с занятиями по вечерам (Ожегов 78)

название еженедельной газеты

|

Руководители города обещали определиться с адресом «вечерки» (МК, 2005, № 59, с.3).

Мне нравится, что в «Вечерке» принято указывать на проблему, ни в коем случае не навязывая своего мнения читателям (ВВ, 2004, 25 июня, С. 7).

|
---------------------------------------------------------

вишневка 1

Вишневка 2

|

вишневая наливка или настойка (Ожегов)

поселок Вишневая балка

|

Речь шла о популярных среди волгоградцев, злоупотребляющих алкоголем, настойках типа «вишневки», «рябиновки», «смородиновки» и других (ПГ, 2006, № 15, с.11).

Предприниматели, которые живут в Вишневке, помогали оплачивать часть работ (Волг. газета, 2007, № 66, с.12).

|
---------------------------------------------------------

вторичка 1

вторичка 2

|

вторичное жильё

вторичный рынок

|

Если ипотека реально станет доступнее, значит, спрос на «вторичное жильё» будет расти (пока банки охотнее кредитуют «вторичку») (КП / В, 2003, № 92, с. 14).

При покупке паев на вторичке банк в роли налогового агента не выступает (Профиль, 2005, № 42, с. 68).

|
---------------------------------------------------------

гражданка 1

Гражданка 2

|

жизнь гражданских людей

название улицы в Санкт - Петербурге

|

Но в госпиталь лучше не ходи – оформят решение, на «гражданке» проблем при трудоустройстве не оберешься (ДЗД, 2002, № 151, С. 3).

В одном из самых экологически чистых районов Санкт-Петербурга, на Гражданке, возводится 16 – этажный жилой комплекс со встроенными помещениями и отдельно стоящим гаражом (Экспресс, 2007, февраль, с.1).

|
---------------------------------------------------------

коммуналка 1

коммуналка 2

коммуналка 3

|

предоставляемые органами городского хозяйства гражданам средства жилищного благоустройства (Ушаков 362)

квартира, где живут несколько семей (Ушаков 362)

коммунальное хозяйство

|

За долги по «коммуналке» расплатится банк (КП / В, 2006, 31 августа, с. 14).

Часто потерпевшей стороной, которая из нормального жилья переселялась в коммуналку, оказывался бывший собственник (АИФ, 2004, № 18, с. 13).

Городская коммуналка: средства есть, но их воруют. Именно такая ситуация сложилась вокруг коммунального хозяйства Красноармейского района (ПГ, 2004, № 51, с. 10).

|
---------------------------------------------------------

массовка 1

массовка 2

|

сцены, в которых задействовано большое количество участников

группа людей, не влияющих на ход события

|

Вот Дроганову и предложено стать членом этой массовки (КП, 2002, 18 -19 ноября, с. 14).

Они, возможно невольно, выполняют роль статистов, массовки (Волг. курьер, 2004, № 7, с. 7).

|
---------------------------------------------------------

микровол

новка 1

микровол

новка 2

|

микроволновая печь

антенна, предназначенная для приёма микроволновых волн

|

80 % владельцев используют микроволновку только для разогрева и разморозки еды (КП, 23 марта, 2004, с. 16)

Не страшны нам теперь операторы сотовой связи с их «микроволновками» на крышах, отобьёмся теперь от предпринимателей, хозяйничавших рядом с во

до-, тепло - и, главное, канализационными трубами (ДЗД, № 314, 2005, с. 1).

|
---------------------------------------------------------

минералка 1

минералка 2

|

столовая минеральная вода (Ожегов 357)

масло, подвергшееся дополнительной обработке

|

В бутылку пива, минералки и даже в чай вам могут незаметно подсыпать клофелин (Экспресс, 2005, октябрь, с. 44)

«Минералка» или «синтетика»? (Авторевю, 2000, № 7, с. 47)

|
---------------------------------------------------------

муниципалка 1

муниципалка 2

|

городская библиотека

городской транспорт

|

Сияющий магазин зазывает покупателей своим колоритным видом, а душа

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Структурно-семантическая характеристика универбатов в современном русском языке". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 653

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>