Дипломная работа на тему "Средства смыслового выделения во французском языке"

ГлавнаяИностранный язык → Средства смыслового выделения во французском языке




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Средства смыслового выделения во французском языке":


Оглавление

Введение. 4

Глава I. К проблеме смыслового выделения. 7

1. Основа смыслового выделения. 7

2. Актуальное членение предложения. 11

3. Выводы по главе I 16

Глава II. Основные средства смыслового выделения. 18

1. Интонация. 18

2. Синтаксические средства. 21

2.1. Порядок слов. 21

2.1.1. Коммуникативная инверсия. 24

2.2. Выделительные конструкции. 27

2.2.1. Эмфатические конструкции. 27

2.2.2. Презе нтативные конструкции. 29

2.2.3 Расчлененные (сегментированные) предложения. 30

3. Лексические средства. 35

4. Комбинированные средства смыслового выделения. 40

5. Выводы по главе II 42

Глава III. Особенности передачи французских средств смыслового выделения в русском переводе. 45

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Красноярске и в других городах РФ.

1. К проблеме эквивалентности и адекватности перевода. 45

2. Особенности перевода синтаксических средств смыслового выделения. 47

3. Особенности перевода лексических средств смыслового выделения. 54

4. Особенности перевода комбинированных средств смыслового выделения. 59

5. Выводы по главе III 64

Заключение. 67

Список источников и сокращений. 69

Список использованной литературы.. 70

Список использованных словарей и справочников. 73

Приложение №1. Средства смыслового выделения в современном французском языке и их употребительность. 74

Приложение №2. Способы перевода французских средств смыслового выделения на русский язык и их употребительность. 78

Введение

Предметом исследования являются средства смыслового выделения в современном французском языке и особенности их перевода на русский язык.

Актуальность данной работы определяется необходимостью всестороннего и комплексного изучения средств смыслового выделения во французском языке и выявления особенностей их перевода на русский язык. В последнее время языковеды стали все больше уделять внимания теме смыслового выделения в предложении, стало появляться все больше научных работ, диссертаций, статей, посвященных данной проблеме. Тем не менее, эта тема все еще мало изучена. Следует отметить, что существует множество работ, дающих достаточное представление о функционировании интонационных, синтаксических способов смыслового выделения. Их число значительно превосходит количество работ, посвященных лексическим средствам, и уж тем более исследующих взаимодействие всех возможных приемов смыслового выделения в рамках одного предложения, т. е. их комбинаторные способности. Таким образом, нет еще достаточно четкого и полного представления о способах смыслового выделения, которое объединяло бы все возможные приемы смыслового выделения, их функционирование и сочетаемость, а также особенности их перевода на другой язык. Это определяет актуальность нашей темы и требует ее глубокого исследования.

Целью данной работы является исследование основных средств смыслового выделения в современном французском языке, анализ их функционирования и взаимодействия, а также особенности их перевода на русский язык.

Реализация намеченной цели предполагает решение следующих задач:

- дать представление об актуальном членении предложения как основе смыслового выделения;

- показать функционирование основных средств смыслового выделения во французском языке;

- изучить их комбинаторные способности в рамках одного предложения;

- определить употребительность отдельных средств смыслового выделения, а также их комбинаций;

- проанализировать функционирование основных средств смыслового выделения в целях логического или эмфатического выделения;

- выявить особенности и способы перевода средств смыслового выделения с французского языка на русский язык.

Поставленные задачи определили принципы отбора языкового материала и методы исследования. В работе используется метод лингвистического описания с применением приема трансформации и количественной обработки материала, а также сравнительно-сопоставительный метод.

Материалом для данного исследования послужили произведения современной французской художественной литературы и их переводы на русский язык.

Научная новизна дипломной работы состоит в исследовании разнообразия и функционирования всех возможных способов смыслового выделения в современном французском языке, с учетом субъективного состояния говорящего и выражения его эмоциональной оценки, а также в изучении комбинированных средств смыслового выделения, их функционирования в современном французском языке. Мы не ограничиваемся только изучением приемов смыслового выделения в современном французском языке, но рассматриваем и способы их перевода на русский язык.

Теоретическая значимость проведенного исследования определяется тем, что полученные результаты дают возможность сделать более точным, упорядоченным и богатым представление о системе средств смыслового выделения в современном французском языке и особенностях их перевода на русский язык.

Практическая ценность состоит в том, что полученные данные о средствах смыслового выделения в современном французском языке могут быть использованы при изучении стилистики и грамматики современного французского языка; могут найти применение на занятиях по переводоведению.

Дипломная работа содержит 86 страниц и состоит из введения, трех глав, сопровождающихся выводами и заключения. В конце работы приводятся списки источников использованной литературы и словарей. В завершении приводятся приложения.

Апробация работы. Результаты исследования были представлены на научной конференции в Новгородском Государственном Университете им. Ярослава Мудрого на факультете лингвистики и межкультурной коммуникации 07.04.2004 года и 05.04.2007 года.


Глава I. К проблеме смыслового выделения
1. Основа смыслового выделения

Общение – сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании собеседниками друг друга. Коммуникативная сторона общения (или коммуникация в узком смысле слова) состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Здесь особую роль играет значимость информации, т. к. люди не просто общаются, но и стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но понята и осмыслена.

В процессе коммуникации часто возникает потребность обратить внимание собеседника на тот или иной элемент сообщаемой информации. В этих целях говорящий применяет различные способы и средства, чтобы подчеркнуть то, что наиболее важно для него; то, что он считает наиболее ценным в данной речевой ситуации. Говорящий стремится донести главное таким общепонятным и доступным образом, чтобы остаться понятым другими. Поэтому в каждом языке существуют свои средства для выделения наиболее существенного момента в каждом предложении. Та важность и значительность информации, составляющая цель высказывания, представляет собой такое понятие как актуальность.

Проблема смыслового выделения связана с передачей определенной информации, которая может быть трех типов:

1) информация как простая констатация реальной действительности,

2) информация как передача наиболее существенного из сообщаемого,

3) информация как субъективная оценка высказываемой мысли [Бирман 1982: 3].

В предложении возможно любое размещение слов в зависимости от смысла. Покажем это на примере предложения, состоящего из подлежащего, сказуемого и дополнения: La vache mangea quelques feuilles.

SVO - La vache, elle les mangea, ces quelques feuilles.

C'est la vache qui mangea ces quelques feuilles.

OVS - Ces quelques feuilles, elle les mangea, la vache.

Ce sont quelques feuilles que mangea la vache.

SOV - La vache, ces quelques feuilles, mais elle les mangea.

OSV - Ces quelques feuilles, la vache, elle les mangea.

Ce sont quelques feuilles que la vache mangea.

VSO - Elle les mangea, la vache, ces quelques feuilles.

Ceux qu 'elle mangea, la vache, ce sont quelques feuilles.

VOS - Elle les mangea, ces quelques feuilles, notre vache.

Во всех приведенных выше примерах мы можем наблюдать, что при помощи различных приемов выделен тот или иной элемент высказывания. Любое средство выделения зависит от множества факторов и, прежде всего, от того, какой элемент говорящий желает выделить в высказывании, какую степень коммуникативной нагрузки он дает данному элементу, в каком психологическом состоянии говорящий находится в момент речевого акта и, конечно, от его эмоциональной оценки к сообщаемой информации. Попытаемся рассмотреть все возможные средства смыслового выделения и факторы, определяющие выбор того или иного способа.

Как мы уже сказали, значительную роль при оформлении смыслового центра предложения играет не только коммуникативная нагрузка выделяемого слова или группы слов, но также и психологический момент.

Необходимо отметить точку зрения В. М.Бирмана, который указывает, что существует два вида смыслового выделения: логическое и эмфатическое [1982: 4].

Под логическим выделением он понимает выделение слова или группы слов в предложении - путем изменения порядка слов или интонационно - с целью предикации и передачи актуальной информации.

Под эмфатическим выделением понимается выделение слова, группы слов или всего предложения с целью передачи актуальной информации, выражающей субъективное состояние говорящего лица, или с целью эмоциональной оценки высказывания.

Вслед за В. М.Бирманом мы связываем основные средства смыслового выделения с логическим и эмфатическим выделением. Он отмечает, что основные средства смыслового выделения, как то интонация, синтаксические и лексические средства, применяются как в целях логического, так и в целях эмфатического выделения.

Предложение как таковое представляет собой высказывание, т. е. в нем выражается какая-то мысль, а значит, оно соотносится с определенной ситуацией реальной или мысленной действительности. Предложение коммуникативно, оно несет в себе конкретную информацию. Предложение обладает определенной синтаксической организацией. Поэтому каждое предложение отличается своей семантической, логико-коммуникативной и синтаксической структурой. Синтаксическая структура представляет внешний облик предложения и выделяет грамматическое подлежащее, грамматическое сказуемое и второстепенные члены. Семантическая структура предложения отражает саму ситуацию и выделяет семантический субъект (производитель действия), семантический предикат (действие, совершаемое субъектом) и семантический объект (подвергающийся действию субъекта). Логико-коммуникативная структура представляет собой актуальное членение предложения и строится в зависимости от цели сообщаемой информации, она состоит из логического субъекта (исходного пункта высказывания) и логического предиката (новой, неизвестной части высказывания).

В данном случае необходимо отметить, что семантическое членение не зависит от характера грамматического оформления предложения, ни от цели сообщаемой информации. Семантический субъект может быть выражен грамматическим подлежащим или второстепенным членом предложения, т. е. семантический субъект не связан с определенной грамматической формой. Таким образом, грамматическое подлежащее может соотноситься с разными элементами действительности; оно может обозначать субъект или объект действия. Так, одна и та же ситуация может быть описана различными способами. При этом семантические элементы занимают свои определенные позиции и не зависят от изменения целенаправленности высказывания. Например,

Les claquesons hurlaient de plus en plus fort.

Ce sont les claquesons qui hurlaient de plus en plus fort.

C’est que les claquesons hurlaient de plus en plus fort и т. д..

Что же лежит в основе смыслового выделения? Можно было бы предположить, что в основе смыслового выделения лежит синтаксическое членение, которое выделяет подлежащее и сказуемое как главные члены предложения. Здесь необходимо подчеркнуть, что в синтаксическом членении подлежащее и сказуемое имеют свои определенные функции, являются постоянными в каждом конкретном предложении, а значит, ограничены рамками синтаксиса. Более глубокое исследование проблемы смыслового выделения показывает, что один и тот же член предложения может быть выделен несколькими способами. Например, в предложении Je la suivais à distance выделим подлежащее:

Moi, je la suivais à distance.

С 'est moi qui la suivais à distance.

Il n'y a que moi qui la suivais à distance и т. д..

Чем обусловлен тот или иной вариант? Что между ними общего и различного? С позиции синтаксического членения предложения мы не получаем ответов на эти вопросы. В связи с этим, мы разделяем точку зрения ученых, считающих, что в основе смыслового выделения лежит актуальное членение предложения [Гак 1981: 159; Реферовская, Васильева 1973: 87]. Его составляющие - тема и рема - не ограничены такими рамками, как синтаксические члены предложения. Поскольку в зависимости от коммуникативной задачи ремой или темой может выступать любой член предложения, будь то подлежащее или сказуемое, обстоятельство или дополнение. Сравним:

С’est pour ça que les paysans ont tellement de mal à marcher, quand ils sont vieux.

Ce sont les paysans qui ont tellement de mal à marcher, quand ils sont vieux.

С’est ce que les paysans ont le mal à marcher, quand ils sont vieux.

С’est quand ils sont vieux qu’ils ont tellement de mal à marcher.

Тема и рема более подвижны в предложении, так как в каждой конкретной речевой ситуации выделяется тот элемент, который наиболее актуален и, следовательно, несет наибольшую коммуникативную нагрузку. Поэтому актуальное членение предложения представляет для нас особый интерес.

  2. Актуальное членение предложения

Каждое предложение является носителем информации. В зависимости от коммуникативной задачи, которую ставит перед собой говорящий, желая подчеркнуть тот аспект содержания, который он считает важным, более существенным в данном контексте или в данной речевой ситуации, одно и то же предложение может приобретать разный смысл. Коммуникативные значения, передаваемые в предложении, образуют область актуального члененияпредложения (понятие, разработанное в трудах Пражского лингвистического кружка в 1930-е годы для описания функциональных компонентов повествовательного предложения - ремы и темы). Варианты одного и того же предложения, различающиеся коммуникативной задачей и обладающие разным актуальным членением, называются коммуникативными вариантами предложения.

В зависимости от конкретной коммуникативной задачи предложение делится на две части. Одна часть, представляющая собой исходный коммуникативный пункт сообщения (то, о чем сообщается) называется темой. Исходный пункт сообщения часто (но не всегда) бывает известен слушателям или может предопределяться контекстом или ситуацией. Другая коммуникативная часть сообщения, содержащая некую информацию о первой части и заключающая в себе основное коммуникативное содержание предложения (то, что сообщается), называется ремой. Чаще всего, вторая часть содержит новое, неизвестное читателю или слушателю. В. Г.Гак называет тему и рему коммуникативными членами предложения (КЧ), компонентами его актуального членения [1981: 159].

Согласимся и с мнением О. А.Лаптевой, которая, например, выделяет в качестве единицы актуального членения «коммуникативный центр»: «По признаку степени коммуникативной (информативной) нагрузки выделяется основная единица актуального членения — коммуникативный (информативный) центр. Не связанные между собой отношениями бинарности и выделяемые не по качественному (содержательному), но по количественному признаку, такие единицы могут быть представлены в высказывании в разном числе — от одного до n. Они соотносятся друг с другом таким образом, что могут нести равное или неравное количество информации. При этом они вступают в определенные отношения и с остальными частями высказывания, которые не составляют информативный центр по причине малой коммуникативной нагрузки» [1972].

Коммуникативная цель говорящего состоит в том, чтобы сообщить нечто слушающему. Поэтому рема может рассматриваться как конституирующий коммуникативный компонент сообщения. Говоря «сообщение» мы, конечно, имеем в виду повествовательный тип предложения. Присутствие ремы в повествовательном предложении отличает его, например, от вопроса, в котором ничего не сообщается: Quelle heure est-il? В вопросе тоже есть конституирующий - собственно вопросительный - и может быть не-конституирующий (не-вопросительный) коммуникативный компонент. Так, в вопросе Quand revient-il? вычленяются вопросительный компонент quand и не-вопросительный - revient-il. Вопросительный компонент имеет много общего с ремой. Однако повествовательное предложение и вопрос представляют собой разные типы речевых актов с разными коммуникативными функциями: рема является конституирующим коммуникативным компонентом повествовательного предложения, а вопросительный компонент - вопросительного.

Рема как коммуникативный центр предложения обязательно должна быть выражена в предложении. Предложение без ремы невозможно. Наличие же темы необязательно. Такие предложения называют коммуникативно нерасчлененными, поскольку они не поддаются актуальному членению. Ведь актуальное членение говорит нам о таком членении, которое происходит в момент общения, а иначе оно не носило бы названия «актуальное». В нерасчлененных предложениях нет исходного пункта, нет предмета сообщения. Весь их состав образует комплексную рему. Такие предложения имеют значение бытийности, их коммуникативная цель - сообщение о существовании, наличии или возникновении каких-то явлений, представляемых как единое целое:

Il était la nuit close (Р).

Le vent se leva (Р).

La lune était pleine (Р).

Коммуникативно нерасчлененные предложения контекстуально независимы: в их состав чаще всего входят слова, не названные в предшествующем контексте. Такие предложения содержат новое сообщение, поэтому они часто фигурируют в описательных и повествовательных контекстах, информируя о сосуществующих либо чередующихся событиях.

В предложении может быть одна тема:

Epiphanie (T) avait ramené la joie dans la maison (Р);

может не быть ни одной темы:

Parfois, je parle aux morts (Р);

и может быть более одной темы:

Sur les photos qu 'elle avait reçues (T), et qui avaient été prises de la route (T), cette grande bâtisse (T) pouvait passer pour un manoir (Р), à cause des rangées de tilleuls qui encadraient le chemin (T).

Ha каждой теме есть или может быть характерная для темы интонация, а между темами - пауза.

Содержание ремы составляет не только обозначение факта или его части, но и отношение между фактами. В сложных предложениях рема может выражать отношение говорящего к факту или зависимость между фактами. Во фразе Je n'ai pas pu faire la traduction (T) parce que tu ne m'a pas apporté le dictionnaire (Р) факты и первой, и второй части предложения относятся к известному и в акте речи устанавливается связь между ними, что и составляет ядро информации (рему). В таких предложениях рема является не новым фактом для слушающего, а довольно известным, поэтому коммуникативная нагрузка предложения приходится на взаимосвязь между данными событиями.

Тема и рема находят отражение в лексическом составе предложения. Слово, связывающее данное предложение с предыдущим не обязательно должно повторяться, хотя это и возможно. Лексическими средствами, обозначающими тему, могут служить любые слова и сочетания слов, обозначающие упомянутый в предшествующем контексте факт, предмет, лицо, действие, признак. Это могут быть, например, и личные местоимения:

Le papier était plié en quatre. Quand je l’(Т) ouvris, mon coeur tremblait (Р);

и сочетания существительных с указательными местоименными словами:

Cet ennemi (Т), с’était la vie (Р);

и указательные местоименные слова ça, ce, cela способные обозначать целую ситуацию:

Ça (T) m'agaçait, au-début (Р);

Ce (T) fut dans la haie qui longeait la propriété de Mme Avisse (Р);

Cela (T) fera mieux passer la mort (Р);

и адвербиальные местоимения en, y:

Je me demandais si Maxime en (T) avait assez (Р);

Les chatons se ruèrent sur l’assiette, comme leur mère les y (T) invitait (Р);

a также любые другие лексические средства, устанавливающие логическую связь с предшествующим текстом.

Возможны и такие случаи, когда весь состав предложения обозначает тему. Например, в предложениях, коммуникативная задача которых состоит в подтверждении или отрицании ожидаемого или предполагаемого факта, упомянутого в контексте.

Согласимся с мнением В. Г.Гака, который говорит, что основным средством различия коммуникативных членов является постановка вопроса. Часть заключенной в предложении информации, которая содержится в вопросе, относится к теме, а часть информации, непосредственно отвечающая на вопросительное слово, относится к реме. Que faisait la fourmi? La fourmi se rapprochait de la pierre: la fourmi — тема; se rapprochait de la pierre — рема. Qui se rapprochait de la pierre? C'est la fourmi qui se rapprochait de la pierre: la fourmi — рема, se rapprochait de la pierre — тема.

Элементы актуального членения — тема и рема — в простом двусоставном предложении часто совпадают с синтаксическими главными членами. В этом случае говорят о совпадении актуального и грамматического членения предложения. Однако в сложных предложениях они чаще не совпадают. На подобное расхождение между актуальным и синтаксическим членением предложения нам указывает В. Г.Гак. Мы разделяем его точку зрения. Он утверждает, что:

1.  Один и тот же член предложения может образовать разные коммуникативные члены. Во фразе Maxime respirait très fort, Maximeтема; в C'est Maxime qui respirait très fort, Maximeрема (это — парадигматическое расхождение).

2.  Несколько членов предложения могут входить в один коммуникативный член предложения. Во фразе C'est ce jour-là que j'ai compris ma force тема состоит из нескольких членов предложения j'ai compris ma force (синтагматическое расхождение).

3.  Актуальное членение может изменяться по ходу высказывания. В предложении Cette nuit-là, javais marché longtemps dans la forêt de Brotonne, слова javais marché longtemps составляют рему по отношению к теме cette nuit-là, но становятся темой по отношению к указанию места — dans la forêt de Brotonne [Гак 1981: 160].

Уровень актуального членения лежит над уровнем синтаксиса.

Актуальное членение позволяет интерпретировать содержание предложения в двух терминах - рема и тема, в состав которых, как мы убедились, могут входить несколько синтаксических членов предложения. Актуальное членение - явление абстрактное, не зависящее от ограничений, свойственных синтаксическому членению, поскольку главную роль здесь играет коммуникативная насыщенность того или иного выделяемого элемента сообщения.

  3. Выводы по главе I

1.  Проблема смыслового выделения связана с передачей определенной информации, которая может быть трех типов:

- информация как простая констатация реальной действительности,

- информация как передача наиболее существенного из сообщаемого,

- информация как субъективная оценка высказываемой мысли.

2.  Все основные средства смыслового выделения тесно связаны с выражением субъективного мнения говорящего и его эмоциональной оценки в конкретной речевой ситуации. Тем самым, они применяются либо в целях логического, либо эмфатического выделения.

3.  Одно и то же слово или одна и та же группа слов могут быть выделены в предложении различными способами.

4.  Основными средствами смыслового выделения являются:

- интонация;

- синтаксические средства;

- лексические средства.

5.  В основе смыслового выделения лежит актуальное членение предложения, которое делит предложение на тему и рему. Рема как коммуникативный центр предложения должна присутствовать всегда, предложение без ремы невозможно. Тема в предложении может быть опущена. Предложение может содержать как одну тему, так и несколько.

6.  Одно и то же предложение может иметь несколько коммуникативных вариантов.

7.  Актуальное членение предложения может совпадать с семантическим членением или синтаксическим членением, но чаще они расходятся.

8.  Несколько синтаксических членов предложения могут входить в один коммуникативный член предложения.

9.  Актуальное членение может изменяться по ходу высказывания.


Глава II. Основные средства смыслового выделения

Основными средствами смыслового выражения, как мы уже говорили, являются интонация, синтаксические средства и лексические средства. Рассмотрим подробнее каждое из этих средств, соотнося его с логическим или эмфатическим выделением.

1. Интонация

Интонационные средства языка активно участвуют в выделении тех или иных членов предложения. С помощью определенной интонации мы также выражаем наши чувства, наши эмоции, связанные с положительными или отрицательными сторонами данной речевой ситуации.

В связи с окситональным ритмом французской фразы логическое ударение в ней, как правило, касается слова, находящегося в конце предложения или синтагмы. Если в предложении La vache avait la queue à lhorizontale нужно выделить La vache или avait, то это нельзя сделать прямым ударением, так как граница синтагмы будет проходить после ударного слова. Такое построение приведет к разрыву предикативной синтагмы (La vacheavait cette queue) или объектной (La vache avaitcette queue). Правильнее будет в подобном случае поставить выделяемое слово в конец предложения или синтагмы. Например: C’est la vache // qui avait la queue à l’horizontale. Elle l’avait // cette queue à l’horizontale. Данный способ интонационного выражения служит целям логического выделения, поскольку выделяемые части по форме сходны с предложениями и могут нести логическое ударение.

В большинстве случаев достаточно изменить синтаксическую структуру предложения для того, чтобы придать сообщению определенную смысловую нагрузку. Другими словами, говорящий выбирает ту или иную синтаксическую конструкцию в зависимости от цели сообщаемой информации. Но иногда смысловое выделение может осуществляться только при помощи интонации, не меняя структуры предложения. Это характеризует в первую очередь устные формы реализации речи:

С’est TES (Р)ognions, pas les miens.

Ne craignez plus vos morts, ce sont MES (Р) morts.

Marceline et moi, non seulement on est américanophiles, mais en plus de ça, petite tête, EN MêME TEMPS (Р), on est lessivophiles.

В стилистически нейтральной речи тема предшествует реме, и характеризуется повышением тона. Если тема состоит более чем из одной словоформы, то она маркируется восходяще-нисходящим движением тона. Рема является коммуникативным центром высказывания и, независимо от своего положения, выделяется падением тона. При эмфатическом выделении тема отмечается нисходяще-восходящим движением тона. Эмфатическая рема как главная коммуникативная часть предложения маркируется падением тона. Если рема состоит больше чем из одного слова, интонационный центр сосредоточен на ударном слоге последнего зависимого компонента словосочетания, составляющего рему.

При выражении каких-либо смысловых оттенков информации предложения получают коммуникативную насыщенность. Интонация в данном случае выделяет информативный центр предложения и, следовательно, способна выражать актуальное членение предложения:

Marie se taisait (Р).

Marie (T), se taisait (Р).

Здесь мы имеем дело с предикативным противопоставлением темы-подлежащего и ремы-сказуемого.

Часто встречаются предложения, в которых для выделения какого-либо элемента используется интонация совместно с расчленением:

Pierre est parti → Pierre, il est parti.

Как мы видим, интонационные средства могут вступать во взаимодействие с синтаксическими (Viendra-t-il?) и лексическими (Est-ce quil viendra?) приемами.

В своеобразии этого взаимодействия и заключена специфика выделительных средств каждого языка. Во французском языке синтаксическая перестройка предложения осуществляется таким образом, чтобы подчеркиваемый элемент оказался в конце синтагмы, где он отмечается сильным ударением, изменением высоты тона на последнем слоге - повышением или понижением. При этом значительную роль играет и интонационное членение предложения [Шигаревская 1970: 31].

C’est déjà ce que vous m’aviez dit l’année dernière.

Ce gars-là, il ne sera jamais propre.

Ce qui est plus rare, c’est qu’il a du crin sur le nez.

Et moi qui le croyais malade!

C’est à Pierre de le faire.

В частно-вопросительном предложении при любой его структуре самым высоким тоном выделяется тот член предложения, к которому поставлен вопрос: — Vous êtes restée longtemps à la fenêtre? В общевопросительном предложении мелодический рисунок мобилен, он связан с формально-грамматическими средствами выражения вопроса. Самая высокая точка тона находится либо в конце предложения или синтагмы при прямом порядке слов, либо на подлежащем-местоимении при инверсии, либо на вопросительной частице est-ce que, когда она является структурным элементом вопроса: Vous apportez quelque chose? Apportez-vous quelque chose? Est-ce que vous apportez quelque chose? [Шигаревская 1970: 71].

Интонационно оформляются способы осложнения предложения (обособление вводных элементов, обращения, обстоятельства, обстоятельственного определения, косвенного дополнения, определения, приложения, именной части сказуемого). В случае обособления интонация выполняет дистинктивную функцию, а не собственно семантическую. Она сигнализирует о различии значений, но не показывает сама по себе, о каких значениях идет речь. Сравним фразы:

Il a deux filles, brunes (y него только две дочери)

Il a deux filles brunes (y него могут быть и другие дочери)

Il travaille toujours (все время, еще)

Il travaille, toujours (все-таки, однако).

Интонация обособления показывает, что речь идет о дополнительном сообщении, но каково его значение (разъяснение, опровержение) — она не уточняет. Здесь следует сказать, что часто обособление осуществляется одновременно с изменением порядка слов в предложении: обособленный элемент может составлять тематическую или рематическую часть.

Таким образом, интонация вычленяет в предложении две смысловые части, и оценивает эти части как менее или более важные для речевого акта. Роль интонации в разговорном синтаксисе настолько велика, что некоторые фразы становятся просто непонятными, если их произнести не так, как этого требует мысль.

  2. Синтаксические средства 2.1 Порядок слов

Во французском языке у каждого члена предложения, как известно, есть обычное место, определяемое способом его синтаксического выражения, связями с другими словами и типом предложения. Основным синтаксическим средством смыслового выделения является порядок слов. Здесь важно подчеркнуть роль актуального членения предложения и особенности ритма французской фразы. Что касается актуального членения, то тема обычно занимает в предложении первое место, а рема находится в конце высказывания. Это связано с тем, что знание человека движется от известного к неизвестному, образуя логическую цепочку. Что же касается ритма французской фразы, то логическое ударение в ней касается, как правило, последнего слова в предложении. Об этом мы указывали выше. Для изменения структуры предложения с целью сохранения логической цепочки и, следовательно, для постановки на последнее место слова, выражающего рему, используются некоторые средства.

Например, для рематизации подлежащего в предложении с прямым дополнением можно заменить активную конструкцию пассивной. Подлежащее уходит в конец предложения и становится второстепенным членом, а прямое дополнение превращается в подлежащее и представляет тему сообщения:

Pierre (T) a apporté ce livre → Ce livre a été apporté par Pierre (Р).

Для постановки выделяемого слова на последнее место можно применить безличные и неопределенно-личные предложения:

Un train (Т) est arrivé → Il est arrivé un train (Р),

Le rideau (T) se lève → On lève le rideau (Р);

либо инфинитивные конструкции с faire, laisser, voir:

Les fleurs (T) s'ouvrent de chaleur → La chaleur fait ouvrir les fleurs (Р),

Les bêtes (Т) passent par cette ouverture → Cette ouverture laisse passer les bêtes (Р),

Les salaires (T) des ouvriers ont baissé → Les ouvriers ont vu baisser leurs salaires (Р).

Подлежащее в перечисленных примерах становится дополнением.

Не все глаголы могут подвергаться подобным преобразованиям, либо такие преобразования не отвечают стилистическим нормам. В таком случае, уместным будет заменить глагол словосочетанием:

Le président (Т) a visité cette ville Cette ville a reçu la visite du président (Р).

Один и тот же процесс в предложении может быть описан с противоположных точек зрения. Этот способ также помогает поставить выделяемый элемент в конец предложения. Глаголы, участвующие в подобном описании одного и того же процесса имеют свое название в лингвистике. В этом случае мы имеем дело с глаголами-конверсивами:

Des camarades M. et N. (T) font partie de la délégation de cette ville → La délégation de cette ville comprend les camarades M. et N. (Р).

Переходный глагол, занимая промежуточное положение между подлежащим и дополнением, в зависимости от ситуации, может входить в состав либо темы, либо ремы. Если фраза Pierre lit un roman de Balzac отвечает на вопрос Que fait Pierre?, то глагол входит в рему (Pierre / lit un roman de Balzac). Если же она отвечает на вопрос Que lit Pierre?, то глагол входит в тему высказывания (Pierre lit / un roman de Balzac). Если глагол непереходный, то подлежащее, выражающее рему можно поставить в конец предложения, поскольку непереходные глаголы при инверсии подлежащего могут самостоятельно выражать тему:

Mes grands-parents repartis, restaient seulement avec nous (T) Millie et mon père (Р).

Sur les côtes de la mer Egée vit (T) un peuple pittoresque (Р), celui des «Levantins».

Arrive (T) le jour du départ (Р).

Dans le fond de la valée, entre les bâtiments des tissages luisait et frisonnait (T) la Moselle étroite (Р).

Apparut (T) son visage (P).

Тема и рема сохраняют свои позиции и при синтаксической инверсии в предложениях, начинающихся с прямого или косвенного дополнения:

Ça (T) je sais (Р),

A ces cris (T) il ne répondit pas (Р);

и с обстоятельства:

A trois heures il entrait (T) chez moi (Р).

Помещенные в начало предложения, второстепенные члены предложения выполняют обычно функцию темы. В этом случае они осуществляют связь с предыдущим контекстом или же являются фоном для основной информации.

Инверсия обычна и в придаточном предложении, вводимом относительным местоимением или наречием:

Je ne puis pas, après un quart de siècle, me rappeler ces vers (T) sans sentir à mon côté la chaleur de la poêle où rôtissaient les marrons (Р).

Все вышеперечисленные приемы говорят нам о логическом выделении, поскольку все элементы, составляющие фразу, находятся на своих обычных местах, ритм фразы не нарушается, тем самым сохраняется логико-коммуникативная структура предложения.

2.1.1 Коммуникативная инверсия

Если говорящий хочет сообщить, прежде всего, то, что ему представляется более важным и существенным в данной речевой ситуации или выразить свою субъективную оценку, то рема, как смысловой центр высказывания, ставится на начальную позицию и выделяется логическим ударением. При этом образуется эмоциональный (эмфатический) порядок слов, поскольку нарушается прогрессивное логико-связующее построение членов предложения.

Pollop (P), que je lui ai répondu. [Q. R.: 35]

Heureusement (P) que Georges était là pour un coup. [Q. R.: 52]

Quelle colique (P) que l’egzistence. [Q. R.: 145]

Pauvres innocents (P) qui croient que c’est ça, Paris. [Q. R.: 122]

Quand Gabriel va se montrer en tutu, la gueule (P) qu’ils vont faire. [Q. R.: 128]

Pas bête (P) la guêpe, hein? [Q. R.: 55]

I buvait (P), qu’il faut dire. [Q. R.: 51]

Нарушение обычного порядка следования членов предложения, в результате которого какой-нибудь элемент оказывается выделенным и получает специальные коннотации эмоциональности или экспрессивности, называется коммуникативной инверсией.

Нередко психологическое состояние персонажа описывается раньше его действий, тем самым подчеркивая и усиливая коммуникативное значение слов, заставляя читателей обратить особое внимание на выделенные элементы сообщения:

Navrée (P), Zazie se mit à pleurer. [Q. R.: 44]

De rage (Р), Zazie assèche son demi, puis elle la boucle. [Q. R.: 53]

Affolé, honteux (P), il ne fit qu’un bond vers le débarras qui lui servait de cuisine. [G. F.-O.: 194]

Коммуникативная инверсия используется, в основном, для рематизации предикатива (как мы это видим в приведенных выше примерах), предикатива прямого дополнения:

Pauvres (P) je les ai toujours trouvés ceux qui ne savaient plus de quoi ils étaient solidaires;

и инфинитива сложного глагольного сказуемого:

Rougir (P), tu devrais.

Для других же рематических членов предложения может использоваться также выделительная конструкция c’est...qui (que):

C’est lui (P) qui a monté tout ça. [G. F.-O.: 266]

C’est avec maman (P) que je bavarde le plus. [G. F.-O.: 178]

Если рема является именной частью сказуемого, то может опускаться глагол-связка или вводиться que:

Soufflé (P), le cancrelat. [Q. R.: 159]

Suprême (P), celle-là, n’est-ce pas tonton? [Q. R.: 122]

Comme ça (geste) d’ailleurs (P), les virtaux. [Q. R.: 118]

Вынесение ремы на начальную позицию может сопровождаться коммуникативной инверсией с расчленением:

Mais ça se soigne (P), la fièvre. [G. F.-O.: 114]

Il était satisfait (P), le ver. [G. F.-O.: 133]

Ce sont de drôles de bêtes (P), les éperviers. [G. F.-O.: 102]

Такие сегментированные предложения мы рассмотрим ниже.

При вынесении ремы в начало предложения, тема становится неким дополнением к сообщаемой информации и несет объяснительный, уточняющий характер.

Подобные построения предложений являются сами по себе экспрессивными. Однако степень экспрессивности меняется за счет ряда факторов. На это нам указывает Л. Ф.Серова [1985: 12]. И мы согласны с тем, что увеличению экспрессивности способствует:

1) употребление эмоционально окрашенной лексики.

Un enfant de pute, voilà ce (P) que l’homme est devenu. [G. F.-O.: 216]

2) употребление восклицательной интонации:

Quelle empotée (P) vous faites! [G. F.-O.: 83]

3) дополнительные аффективные приемы (опущение тех или иных членов предложения, наличие сравнений, таких фигур речи, как хиазм, синтаксический параллелизм, повторы и т. д.).

Jamais (P) je ne vendrai la ferme. Jamais. [G. F.-O.: 128]

Des insultes (Р), voilà tous les remerciements qu’on reçoit quand on ramène une enfant perdue à ses parents. Des insultes. [Q. R.: 78]

C’est moi, moi (Р), que j’ai perdu. [Q. R.: 81]

Une paire de bloudjinnzes (P), qu’il gueulait. Une paire de bloudjinnzes (P) qu’elle a voulumfaucher, la mouflette. [Q. R.: 57]

4) наложение коммуникативной инверсии на синтаксическую, при котором происходит разъединение тесно связанных между собой элементов:

Monté (P), je suis.

5) коммуникативный статус препозитивного элемента, т. е. является ли этот элемент центром или периферией ремы:

Brusquement (Рп), elle se lève, s’empare du paquet et se carapate (Рц). [Q. R.: 56]

6) степень употребительности синтаксической конструкции. Если конструкция превращается в лексико-синтаксическое клише, то экспрессивный эффект стирается:

Heureusement (P) que je suis timide. [G. F.-O.: 90]

Поэтому говорить о степени экспрессивности предложения с коммуникативной инверсией следует лишь после тщательного анализа всех взаимодействующих факторов. Однако, тут очевидно, что коммуникативная инверсия, как средство смыслового выделения является экспрессивной по своей природе и относится к эмфатическому выделению.

2.2 Выделительные конструкции

Для рематизации какого-либо элемента предложения во французском языке используются специальные выделительные конструкции. Рассмотрим их подробнее.

2.2.1 Эмфатические конструкции

При помощи эмфатической конструкции c’est... qui (que)..., c’est à qn de..., c’est... si..., voilà... que..., il y a... que..., cela fait... que... и двойной эмфатической конструкции ce (celui) qui (que)... c’est... выделяют неглагольный элемент предложения. Об этом мы упоминали выше, говоря о коммуникативной инверсии, поскольку применение конструкции c’est... qui (que)... требует вынесения рематичного члена в начало предложения, что указывает нам на эмфатическое выделение.

Конструкция c’est... qui... позволяет выделить подлежащее в предложении:

C’est Mme Ducastel (P) qui, pendant le dîner, mit le sujet sur le tapis. [G. F.-O.: 31]

Конструкция c'est... que... выделяет все второстепенные члены предложения:

C’est dedans (P) que se trouve l’âme de notre chair. [G. F.-O.: 30]

C’est pour ça (P) que je n’ai pas encore réussi l’Ancien Testament. [G. F.-O.: 30]

C’était la première fois depuis longtemps (P) que quelqu’un me demandait de mes nouvelles. [G. F.-O.: 200]

C’est hun cacocalo (Р) que jveux. [Q. R.: 18]

Благодаря презентативу c’est оглаголивается неглагольный элемент, тогда как частица qui (que) субстантивирует глагольную часть. Это подтверждается возможностью замены ее отглагольным существительным:

Ce nest pas encore demain (P) quon rentre Ce nest pas encore demain (Р), la rentrée.

Таким образом, тема принимает субстантивную форму, рема - глагольную. Восстанавливается параллелизм между логико-коммуникативной и грамматической структурой высказывания.

Конструкция c’est à qn de... употребляется для выделения субъекта действия:

C’est peut-être à mon tour maintenant de poser des questions, dit le type. [G. F.-O.: 61]

Конструкция c’est... si... употребляется обычно для выделения наречия à peine:

Tout de même (Р), c’est à peine si on distingue les gens. [G. F.-O.: 85]

Конструкции voilà... que..., il y a... que..., cela fait... que... выделяет обстоятельство времени, реже прямое и косвенное дополнение:

Vlà maintenant (Р) qu’il entreprend le tonton sur ton compte. [Q. R.: 65]

Mais il y avait déjà longtemps (P) qu’il ne vivait plus. [G. F.-O.: 173]

Il y a longtemps (P) qu’il a oublié de se sentir impliqué par ce qui se passe ici-bas. [G. F.-O.: 199]

Двойные эмфатические конструкции ce (celui) qui... c’est..., ce qui...c’est que, ce qui...c’est de, выделяющие подлежащее или его группу; ce que... c’est..., ce que...c’est que, ce que...c’est de, выделяющие прямое дополнение или его группу, позволяют сохранить нейтральный прогрессивный порядок слов:

Ce qui est sûr, c’est que c’était des sales gosses (P). [G. F.-O.: 122]

Ce qui est dommage, c’est que le monde se fiche pas mal de ce que je fais pour lui. [G. F.-O.: 191]

Ce que je préférais devenir, à l’époque, c’était le gros noir (Р). [G. F.-O.: 217]

Тема и здесь субстантивируется благодаря ce qui, что подтверждается возможностью замены:

Ce qui est malheureux (T), c’est que j’ai été malade (Р) → Mais le malheur (T), с’est que j’ai été malade (Р).

2.2.2 Презе нтативные конструкции

Презе нтативные конструкции (c’est que..., ce que..., c’est… qui, il y a... qui..., voilà (voici)... qui..., me (le, la, te) voilà (voici) qui..., en voilà... qui..., voilà (voici) que..., voilà (voici) ce qui..., voilà ce que..., voilà ce que c’est (que) de..., et moi qui... и т. д.) выделяют в качестве ремы все высказывание, добавляя при этом экспрессивные оттенки (разъяснение, неожиданность, восхищение, удивление, осуждение, возражение, неуверенность и т. п.). Например:

C’est qu’il y a des tas de marques (Р). [Q. R.: 67]

Voilà qu’il finit par m’attraper (Р). [Q. R.: 54]

La voilà qui m’agonise maintenant(P). [Q. R.: 177]

En voilà un qui me paraît bon pour la casserole (P). [Q. R.: 185]

Наиболее распространены:

1) конструкция c’est que придает разъясняющий характер:

Mon problème, с’est que j’ai trop d’amour pour pouvoir le réserver à une seule personne (Р). [G. F.-O.: 32]

C’est qu’il commence à m’agacer (Р). [Q. R.: 28]

2) конструкция ce que выражает высшую степень качественной характеристики, субъективное отношение:

Ce que tu peux être rancunier (P). [G. F.-O.: 159]

Ce qu’il est méchant! (Р) [Q. R.: 141]

3) конструкции voilà (il y a, c’est)... qui... создают эффект неожиданности, акцентируют внимание на главном:

Il y a quelque chose qui ne va pas (P), reprit l’abbé. [G. F.-O.: 192]

Alors voilà autour de moi tous les gens qui se rassemblent tout prêts à me casser la gueule (P). [Q. R.: 38]

Voilà un flic qui veut tparler (P). [Q. R.: 59]

C’est un vertige qui vous tombe dessus (P); un vertige qui rassure. [G. F.-O.: 275]

4) (et) moi qui... является обычно нежелательной неожиданностью:

Et moi qui me sens si seule... (Р) [Q. R.: 126]

Tiens, et moi qui te croyais américanophile (Р). [Q. R.: 40]

Moi qui suis venu de Saint-Montron exeuprès pour ça. [Q. R.: 110]

Конструкция может иметь ряд значений, которые уточняются благодаря ситуации, лексическому наполнению и интонации. C’est... qui... может быть и моноремной, и диремной конструкцией:

C’est la plaisanterie qui était pas drôle (P). [Q. R.: 146]

Ce soir, c’est moi (P) qui régale (T). [Q. R.: 169]

Il y a может образовывать дирему в отрицательной форме:

Il n’y a que toi (Р) qui peux nous sortir de là. [G. F.-O.: 112]

Voilà может образовывать диремный оборот с обстоятельством времени:

Voilà maintenant (Р) que tu sais parler les langues forestières. [Q. R.: 92]

2.2.3 Расчлененные (сегментированные) предложения

Основное назначение сегментированных предложений это предикативное противопоставление темы и ремы. Один из членов предложения (подлежащее, дополнение, обстоятельство, предикатив) выносится в обособленный сегмент, и тем самым противопоставляется всей остальной части предложения (т. е. глагольной части). Глагольная часть представляет собой синтаксически законченное предложение. В этом проявляются аналогии сегментации с сочинением. Если глагольную часть выделить из целого, то и синтаксически, и интонационно она будет являться независимым предложением.

Между двумя частями сегментированного предложения наличествует пауза с характерным переломом интонации. Интонационно независимая глагольная часть заключает предикативную и объектную группы с фиксированным порядком слов, т. е. предложение с восходяще-нисходящим тоном. Интонационно зависимый сегмент отмечен либо восходящим тоном, что имеет место при его препозиции к глагольной части, либо низким и «приглушенным», свойственным сегменту в постпозиции к глагольной части. Следовательно, предложение с постпозитивным сегментом имеет интонацию одночленной фразы (общий восходяще-нисходящий тон), а предложение с препозитивным сегментом - интонацию двучленной фразы, в которой сегмент противопоставлен по тону (восходящий) глагольной части (нисходящий тон). Этот перелом в мелодике воспринимается как пауза [Шигаревская 1970: 33]. Например:

Le clos, on est obligé de le garder (P). [G. F.-O.: 270]

Il n’allait pas bien (P), Maxime. [G. F.-O.: 130]

Le sanglier, je le connais mieux que tout le monde (P). [G. F.-O.: 136]

Elle était vraiment givrée (P), celle-là. [G. F.-O.: 255]

При устранении предикативной паузы и интонационного перелома расчленение переходит в местоименный плеоназм. Предложение уже не служит противопоставлению компонентов актуального членения: Je vous en ai lavé de la vaisselle.

В разговорном языке связанное предложение может стать сегментированным в результате простого применения интонаций, свойственных сегментации. Je savais bien que vous viendriez будет связанным предложением, если оно произносится с равномерной интонацией и без паузы; но то же предложение: Je savais bien, que vous viendriez представляет эмфатический порядок слов, где рема предшествует теме, если в предложении наличествует срединная пауза и второй член произносится с приглушенной интонацией.

Изменения интонации достаточно также и для превращения придаточного предложения в главное, и наоборот.

Nous étions au jardin (P) lorsque l'orage éclata (Т) является связанным предложением, состоящим из главного и придаточного. Но если произнести его иначе, то оно будет представлять прогрессивный порядок слов, а следовательно, и логическое выделение:

A lors que nous étions au jardin (T), un orage éclata (P).

Сегментация позволяет превращать любую часть предложения в тему, а другую — в рему. Например, предложение La chatte ne pensait plus à ses petits disparus можно превратить в

La chatte, elle ne pensait plus à ses petits disparus;

либо в Ces petits disparus, la chatte ne pensait plus à eux;

либо в Penser à ses petits disparus, elle ne le faisait plus.

В этом случае тема стоит впереди, а рема следует за ней, но порядок может быть и обратным:

Elle ne pensait plus à ses petits disparus, cette chatte.

La chatte ne pensait plus à eux, à ses petits disparus.

Выделяемый член предложения представлен в форме местоимения, личного или адвербиального или указательного - le, la, les, y, en, moi, lui, elle, eux, ça и т. п. Следовательно, этот элемент обозначен в предложении дважды, что само по себе как всякий повтор является приемом усиления.

Сегмент может предшествовать глагольной части, следовать за ней, вклиниваться в середину:

Та mère, je l’ai vue au magasin.

Je l’ai vue au magasin, ta mère.

Je l’ai vue, ta mère, au magasin.

Здесь необходимо различать два типа конструкций: антиципацию и репризу. Мы имеем дело с антиципацией в том случае, когда слово-заместитель предвосхищает тот или иной член предложения, к которому оно относится. Например:

Je savais pas (P), moi. [G. F.-O.: 28]

Elle ne s’en serait pas vantée (P), de cette idée fixe. [G. F.-O.: 40]

Elle est fatiguée (P), cette petite. [Q. R.: 25]

Elle est quand même fortiche (P), la jeunesse d’aujourd’hui. [Q. R.: 24]

Реприза представляет обратный процесс. Слово-заместитель, необходимое для понимания другого слова, следует за последним. Например:

Mais moi, je n’ai rien à me faire pardonner (P). [G. F.-O.: 159]

Et puis, tu pourras pas cacher que ta nièce, elle est drôlement mal élevée (P). [Q. R.: 22]

При антиципации структура предложения имеет вид коммуникативной инверсии, поскольку рема предвосхищает тему. В этом случае мы говорим об эмфатическом выделении. В репризе сохраняется прямой порядок слов, а следовательно, здесь уместно говорить о логическом выделении.

Наряду с простой сегментацией, вынесением одного из членов предложения в препозицию или постпозицию к группе сказуемого, в разговорной речи распространена и двойная сегментация - вынесение одновременно двух членов предложения в сегмент, более характерное, правда, для экспрессивно-насыщенной речи, чем для нейтрального по своей окраске высказывания:

Moi, la carte d'identité, je ne l`ai pas (P).

Moi, je te l’achète (P), ton carnet.

Двойная сегментация может быть представлена двумя препозитивными сегментами, двумя постпозитивными сегментами и комбинацией препозитивного и постпозитивного сегментов. Последнее построение наиболее распространено:

Moi, ça me calmait (P), de faucher. [G. F.-O.: 97]

Moi, j'y crois pas (P), à cette histoire. [G. F.-O.: 202]

Eh bien moi, la guerre, j’ai pas eu à m’en féliciter. [Q. R.: 38]

Сегментированное предложение может включать сложные формы. Тема может состоять из нескольких частей:

Moi, accepter ce compromis, vous n’y pensez pas(P)!

Il l’aimait tant (P), son enfant, ce brave homme.

Известны также и формы сегментированных предложений с вводным предложением. С одной стороны, член предложения, вынесенный в сегмент, может фигурировать внутри темы, его подлинный характер здесь выдает его повышающаяся интонация:

Soudain, un obus éclata и Un obus, soudain, éclata.

С другой стороны, этот сегмент в предложении с коммуникативной инверсией может оказаться вставленным в силу антиципации в рему, в этом случае подлинный характер вводного члена узнается по его понижающейся интонации.

Такие вводные предложения, как dit-il «сказал он», pensai-je «подумал я» и т. д., всегда относятся к синтаксической форме Р - Т, где рема находится в препозиции к теме. Об этом нам говорит их глухая интонация:

Je n’aurais jamais cru ça (Р), dit-il.

Эта же интонация сохраняется и в вводном предложении:

Je consens (P), dit-il, à vous pardonner.

Строение синтагм носит еще более дистактический характер, если антиципация подкрепляется разъединением. Особый случай разъединения, вызываемого антиципацией, представляет собой попутная антиципация. Так, например, логический порядок слов соблюден в высказывании:

Paul a réussi (c'est une) chose étonnante, но он полностью нарушается в результате антиципации в:

Chose étonnante! Paul a réussi.

Но антиципация может быть и только частичной:

Paul — chose étonnante a réussi.

Этот прием называется введением (incision); вводное выражение вклинивается в высказывание, которое оно предваряет [Балли 1955: 188].

Почти все члены предложения (существительное, личное, притяжательное и указательное местоимения, прилагательное, инфинитив), кроме определения и обстоятельств-наречий, не имеющих соответствующих им слов-заменителей, например обстоятельств образа действия и времени - определителей в широком смысле слова, могут быть выделены средствами сегментации, но далеко не все в равной мере [Шигаревская 1970: 35]. Например:

Ecrivain à onze ans, c’est quand même rare (P). [G. F.-O.: 235]

Elle ne pouvait pas la garder pour elle (P), cette haine. [G. F.-O.: 219]

Il fallait la comprendre (P), Mlle Avisse. [G. F.-O.: 218]

J’avait le coeur serré, car je l’aimais bien (P), cette vache. [G. F.-O.: 209]

Qu’est-ce que vous lui voulez (P), à notre père? [G. F.-O.: 156]

Moi, ça ne m’étonne pas (P). [G. F.-O.: 138]

  3. Лексические средства

Существует множество лексических средств, способствующих смысловому выделению в предложении. Как и порядок слов, и интонация они служат целям и логического, и эмфатического выделения. Необходимо разобраться, какие лексические средства применяются в целях логического выделения, а какие - эмфатического.

Одним из основных средств смыслового выделения являются детерминативы. Здесь важно уточнить, что неопределенные детерминативы часто выделяют рему или монорему, определенные — тему, поскольку неопределенный артикль un в выделительно-конкретизирующей функции служит средством введения новой информации, тем самым оформляя смысловой центр высказывания. Определенный же артикль le в данном предложении указывает на уже известный предмет, о котором шла речь в предыдущем контексте, и, следовательно, не несет никакой новой информации и является темой в предложении.

Un vieillard était assis près de la porte (Р).

Le vieillard (T) était assis près de la porte (Р).

Первое предложение является примером комплексной ремы, во втором предложении уже четко видна тема - Le vieillard и глагольная часть, представляющая рему высказывания - était assis près de la porte. Здесь становится очевидно, что в данном случае мы имеем дело с логическим выделением, поскольку порядок слов и интонация в предложении не нарушены. Поэтому неопределенный артикль позволяет не прибегать к инверсии.

Правда, неопределенный артикль un в выделительной функции может иметь эквивалентом эксплицитное определение, восклицательную интонацию. Он придает выражению оттенок экспрессивности.

Un caractère (Р), songea-t-il (T).

Существуют также и другие лексические средства, применяемые с целью передачи актуальной информации. Это выделительные частицы, которые могут присоединяться к разным членам предложения. В роли выделительных частиц могут выступать наречия, прилагательные, группы слов, местоимения, фразовые частицы. Считается общепризнанным, что частицы входят в систему актуализации, поскольку способны внести дополнительные смысловые оттенки. Трудности возникают при определении роли частиц в актуальном членении: какую часть сообщения могут выделять частицы – тему или рему, в каких целях употребляются те или иные частицы – в целях логического выделения или эмфатического. Мы считаем, что частицы являются показателем и ремы высказывания, и темы.

Для выделения темы используются так называемые отделители (isolants): quant à..., pour..., en fait de..., en ce qui concerne, pour ce qui est de..., comme..., à propos de. По своей функции они близки к препозитивному сегменту расчлененных предложений. Небольшая разница состоит в том, что они более явно противопоставляют данный элемент другим возможным. Например:

Quant à l’hypothèse d’un casseur convoitant les éconocroques à Gabriel, elle

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Средства смыслового выделения во французском языке". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 545

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>