Дипломная работа на тему "Проблема адекватности имён собственных в произведениях англоязычного андеграунда"

ГлавнаяИностранный язык → Проблема адекватности имён собственных в произведениях англоязычного андеграунда




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Проблема адекватности имён собственных в произведениях англоязычного андеграунда":


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Литературный андеграунд – феномен культуры XX века

1.1 Категория «андеграунд» в литературе и искусстве

1.2 Характерные признаки произведений андеграунда

Выводы к главе 1

Глава 2. Функционирование имени собственного в литературных произведениях англоязычного андеграунда

2.1 Грамматическая категория имен собственных

2.2 Характеристики имен собственных

2.3 Проблема адекватности перевода имен собственных p>

Выводы к главе 2

Глава 3. Практическое исследование передачи имён собственных в произведениях классиков англоязычного андеграунда

3.1 Творчество писателей течения «андеграунд» Джека Керуака и Энтони Берджеса

3.2 Анализ имен собственных в произведениях Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин» p>

Выводы к главе 3

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Высококлассное написание дипломных проектов под заказ в Самаре и в других городах России.

Заключение

Библиографический список


Введение

Каждая художественная эпоха устанавливает свои отношения с предыдущей литературной эпохой, выявляя тем самым её строй, таким образом, собственную сущность и индивидуальную природу. Современную западную литературу отличает диалектическое отношение к устоявшимся тенденциям, которое одновременно отвергается, но и усваивается ею. Она вступает со своим прошлым в продуктивный диалог, освобождаясь от власти общепринятых авторитетов и обращаясь к ним же, в поисках стимула художественного развития.

В художественной прозе второй половины XX века сохраняется сложившаяся в его первой половине тенденция отражения характерных черт каждого десятилетия. В конце сороковых годов еще чувствовались последствия второй мировой войны и она, в свою очередь, дала прекрасный материал многим писателям для литературного творчества. Не похожий на другие послевоенные течения, сам по себе «андеграунд», возникший в 50, 60-е годы XX века заслуживает более детального рассмотрения, поскольку в данной работе будут исследованы не только причины возникновения литературного течения «андеграунд» как особого вида культуры того времени, а также лингвистические аспекты их жизни и творчества. В этом заключается актуальность данной исследовательской работы.

Целью настоящего исследования является выявление своеобразия передачи имен собственных в жанре англоязычного андеграунда и её ярких представителей Джека Керуака и Энтони Бёрджеса.

Данная дипломная работа ставит перед собой следующие задачи:

1.  определить основные характеристики категории «андеграунд»;

2.  выявить основные признаки и направления литературного жанра «андеграунд» и рассмотреть специфические черты литературных произведений англоязычного андеграунда;

3.  рассмотреть основные принципы адекватности передачи имен собственных при переводе с английского языка на русский язык;

4.  провести сопоставительный анализ передачи имен собственных в произведениях жанра андеграунда Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин».

В качестве объекта исследования выступают имена собственные, отображенные методом сплошной выборки из оригинальных текстов произведений классиков англоязычного андеграунда Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Берджеса «Заводной апельсин».

Предметом исследования является адекватность перевода имен собственных в произведениях Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин».

В процессе написания данной дипломной работы были использованы общенаучные методы исследования (сравнительно-сопоставительный метод, основанный на выборке примеров из выбранных художественных произведений Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин».

Научная новизна настоящей работы заключается в том, что она представляет собой одну из попыток в сфере целостного анализа лексического пласта англоязычного жанра андеграунда. в настояш=щей дипломной работе представлен целостный анализ произведений Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин», которые образуют внутренний единый пласт категории андеграунд, акцентируя при этом внимание на ряде лингвистических вопросов, которые до настоящего времени не являлись предметами специального научного интереса.

Научно-значимыми результатами настоящей исследовательской работы можно считать то, что выбранные нами произведения могут быть использованы в курсах аналитической деятельности, во введении в переводоведение и литературоведение, а также, аккумуляцию и анализ еще не изученных не затронутых тем, и, как следствие, - исследование жанра андеграунда в творчестве писателей второй половины XX века.

Структура дипломной работы включает в себя следующие пункты: введение, три главы, соответствующие выводы по ним, список использованной литературы.

Во введении излагается цель, задачи работы, предмет и объект исследования, методы исследования, его актуальность, практическая ценность, структура, научная новизна.

Первая глава является теоретической частью данной дипломной работы. В первой главе дается определение понятию «андеграунд» и выявляются основные характерные признаки данного литературного жанра.

Вторая глава посвящена изучению адекватности перевода имен собственных с точки зрения современной грамматики английского языка и теории перевода.

Третья глава является практической частью исследуемой работы.

В данной главе содержатся сведения о творчестве и жизненной позиции таких писателей как Джек Керуак и Энтони Берджес. Третья глава посвящена практическому исследованию передачи имен собственных в прозе жанра андеграунда на примерах из произведений Джека Керуака «Биг Сюр» и Энтони Бёрджеса «Заводной апельсин».

В заключении настоящей дипломной работы представлены суммированные выводы и результаты исследования.


Глава 1. Литературный андеграунд – феномен культуры XX века   1.1  Категория «андеграунд» в литературе и искусстве

Как отдельное направление в литературе и искусстве категория «андеграунд» занимает свою особую нишу, преобладая отличительными качествами и признаками. Охарактеризовать это понятие как «общая категория жанра андеграунд» с первого взгляда довольно сложно, поскольку простой перевод сможет дать только его буквальное значение: «подземка», «подполье». Чтобы понять саму суть данного явления, потребуется детальный анализ словарных статей, по которым мы не просто анализируем деференции данной категории, а скорее видим в ней весь подслой социума, то есть тех людей второй половины XX века, кто отличаются от остальных.

Стоит подчеркнуть тот факт, что использование иностранных слов в русском языке зачастую бывает чревато искажением, а то и непониманием большинством носителей языка изначального значения слова. Примерно так, на наш взгляд, произошло со словом «андеграунд». Его уже нельзя отнести к новейшим заимствованиям русского языка: наверное, почти все слышали, читали или даже сами произносили его. Ограничим семантику слова «андеграунд» только областью, имеющей отношение к искусству.

С точки зрения «Толкового словаря иноязычных слов» под редакцией Л. П. Крысина, изданного в 2003 году, андеграунд – это направление в искусстве, культуре, идущее в разрез с устоявшимися традициями и нередко вызывающее протест против них, а также (собир.) произведения представителей этого направления [52, 26].

Словарь «Webster’s New World Dictionary of the American language» трактует исследуемое нами понятие в более узком (социально-политическом) направлении. Так, под термином «андеграунд» понимается:

1. оккупированный, рабочий, расположенный и используемый под землей или под почвой;

2. что-то секретное, скрытое, спрятанное, покрытое тайной;

3. что-то направленное, но в тоже время коммерчески не выгодное (газеты, кино, которые были чужды условности, нешаблонные; нетрадиционные, радикальные, некассовые);

4. подпольное движение, организованное с целью противодействия и ниспровержения правительства силами врага [56, 46].

Словарь «Webster’s Third New International Dictionary» определяет понятие «андеграунд» несколькими определениями:

1.  «место или пространство под землей»;

2.  «подземный тоннель»;

3.  «расположение секретной группы или организации, оккупированной тоталитарной страной, которые борются за солидарность, принимающие сообща меры за независимость»;

4.  «тайная, законспирированная группа людей или целая организация, созданная с целью создать революционерные, разрушительные настроения» [57, 174].

Словарь «Oxford Advanced Leaner’s Dictionary» дополняет сведения о исследуемом понятии:

1.  «подземелье»;

2.  «секретное политическое движение, направленное на борьбу с врагами, оккупированными другой страной»;

3.  «подземная железная дорога»

4.  «подпольные движения сопротивления в течении Второй Мировой Войны» [54, 106].

Словарь «The Сoncise Oxford Dictionary» дает свое определение понятию «андеграунд»:

1. железнодорожная станция, находящаяся под землей, подземка;

2. секретная, подпольная группа активистов, собственно направленная на свержение установленного политического порядка;

3. подпольное издательство, «самиздат», публикации, носящие некоммерческую и экспериментальную публикации [55, 189].

Толковый словарь русского языка трактует данное понятие с точки зрения русского искусства: «Андеграунд» – подпольный, нелегальный, тайный, подземный. Андеграунд – неофициальное направление, отвергающее идеологию существующего искусства. Андеграунд – есть трудноопределяемая область функционирования человеческого духа. Он предполагает молодость и некоторую степень благополучия и ироничности, своеобычный разрез мышления, некоторую степень апокалиптичности, финансовую незакрепощенность, отсутствие образования, но наличие «амбициозной элитарности», постоянные отсылы к узко субкультурным контекстам [53, 248].

Большой энциклопедический словарь дает следующие определение исследуемому понятию: андеграунд (англ. underground, буквально подполье), художественные направления в современном искусстве (в музыке, литературе, кино, изобразительном искусстве и др.). Для андеграунда характерны разрыв с господствующей идеологией, отказ от общепринятых ценностей, норм, от социальных и художественных традиций, нередко эпатаж публики, бунтарство [43, 141].

Андеграунд появляется во второй половине XX века, в странах, где искусство подчинено идеологии. Стоит отметить тот факт, что такие произведения либо издаются нелегально, либо пишутся «в стол», то есть без надежды на публикацию. Однако с течением времени запреты ослабевают или снимаются, в этом случае произведение приходит к читателю, хотя и с определенной задержкой.

Также термином «андеграунд» очень часто обозначают общие направления в музыке, которая не поддерживает классические пути. Термин начал употребляться во второй половине XX века, по отношению: к странам, где искусство было подчинено государственной идеологии, а также к течениям в развитых странах, где массовое искусство ориентируется на рынок.

Российский гуманитарный энциклопедический словарь трактует это понятие по-своему: андергра́унд (англ. unerground — подполье) применительно к русской культуре — это форма последовательного эстетического. и экзистенциального протеста против государственно-бюрократического стиля управления искусством и литературой. Термин заимствован из художественной практики послевоенной нью-йоркской богемы, где андеграунд возник как оппозиция к "истэблишменту" (система общепринятых ценностей) и массовому коммерческому искусству. С начала 70-х гг. понятие андеграунд проникает в СССР и охватывает все богатство и разнообразие неофициальной нонконформистской, так наз. «второй культуры» [47, 95].

Лингвистический словарь З. Я. Ярцевой описывает андеграунд следующим образом: «андеграунд» (это движение молодёжи 60-х; по существу, явилось формой стихийного протеста против общепринятой морали и ценностей буржуазного общества, однако каких-либо классовых и социальных целей перед собой не ставило) [45, 193].

Словарь по искусству и архитектуре дает свое определение исследуемой категории: андеграунд (англ. underground — «подполье»), означающее «подпольную» культуру как составную часть так называемой контркультуры, противопоставившей себя ограничениям и условностям культуры, господствовавшей в буржуазном обществе [51, 204].

Типичная идеологическая тематика американского андеграунда в данном случае рассматривается как «сексуальная революция», бегство от общества, проблемы маргинальных социальных групп. В России того времени понятие «андеграунд» приобрело иной смысл, став обозначением сообществ, представлявших неофициальное, непризнанное властями искусство, а также литературу, музыку и т. д.

Энциклопедия искусств уточняет исследуемое нами понятие следующим образом: андеграунд (англ. underground – подполье, подземелье) – в узком смысле – любое некоммерческое, экспериментальное искусство; в широком – понятие и явление, возникшее в США в конце 1950-х гг. и означающее «подпольную» культуру как составную часть так называемой контркультуры, противопоставившей себя ограничениям и условностям, господствовавшим в обществе культуры [58, 72].

В целом, рассмотрев своеобразие определений категории «андеграунд» в литературе и искусстве, мы заключаем его сущность понимания в обобщенном понятии. Так, на наш взгляд, категория «андеграунд» это: «направление в искусстве, культуре, идущее вразрез с устоявшимися традициями и нередко вызывающее протест против них, а также произведения представителей этого направления»; «неофициальное направление, отвергающее идеологию существующего искусства»; «коммерчески не выгодный вид искусства, другими словами «подпольное», «самиздат» (газеты, кино, которые были чужды условности, нешаблонные; нетрадиционные, радикальные, некассовые)»; Мы приходим к выводу, что такое понятие как «андеграунд», по своей сущности, очень разнообразно и многолико. Использование этого понятия в различных видах искусств, в том числе и в художественной литературе, затрагивает не только общие признаки исследуемого течения того времени, но и дает ключ к пониманию особого образа жизни и мировоззрения. С середины двадцатого века это слово уже стало обозначать целое направление в искусстве, причем по отношению к самым разным его видам: и литературе, и музыке, и живописи. Относящимися к андеграунду назывались те произведения искусства, которые были сделаны в обход существовавших в то время канонов и не получили признания у широкого круга потребителей. Изначально термин "андеграунд" в культурном пласте обозначал примерно то же самое, что и контркультура и, прежде всего, подразумевал противопоставление масс-культуре. Возможно, именно из-за этой разноплановости андеграундного искусства при переходе в русский язык это слово сначало немного изменило свое значение. Большое количество людей приняло его в свой лексикон в значении "темное, грязное, низкое искусство". Конечно, и эти прилагательные можно в некоторых случаях и с известной долей допущения отнести к первоначальному значению underground – «подземка». Однако при этом терялась такая значительная часть семантики слова «андеграунд», как противопоставление масс-культуре, которую при всей ее общепризнанности нельзя отнести к «высокой» культуре. Рассматривая признаки произведений жанра андеграунда, нам необходимо обратить внимание на то, что в русле исследуемого искусства существуют как настоящие шедевры, которые просто не могли найти широкого круга почитателей (например, современный арт-хаусный кинематограф) из-за своей изначальной избранности, высокоинтеллектуальности, так и те предметы искусства, которые изначально были созданы с единственной целью - поразить закоренелые устои общества, дать «пощечину общественному вкусу. Так, в следующем параграфе, нами будут рассмотрены характерные признаки жанра литературного «андеграунда» более подробно.   1.2 Характерные признаки произведений андеграунда

Неофициальное искусство – может быть не самое точное определение нового явления, но оно четко определяет то или иное явление в данной сфере. Традиционно под неофициальным искусством понимают художественное творчество, если оно противоречит общепринятым эстетическим нормам, создает свою эстетику взамен отвергнутой, вырабатывает собственные критерии творчества. Подобная деятельность возможна в демократической стране, позволяющей искусству существовать независимо, представая перед зрителем в специальных салонах и залах, и проходить «тест» на актуальность, «сражаясь» с художественной критикой.

Так, в 50-е годы второй половины XX века усилился интерес к нетрадиционному искусству, которое начинает выглядеть равновеликим реализму и обнаруживает параллельный развивающемуся реализму ряд сменяющих друг друга художественных систем: декаданс, символизм, футуризм, социалистический реализм, андеграунд и различные модификации неофициального искусства того времени. Экстремистский утопический соцреализм 1930 – 1970 годов XX века – это очевидное доминирование неклассических систем. Критика в погоне за так называемой «правдой жизни» выглядит радикальной: осуждение несовершенства мира предполагает надежды на изменения, упование на лучшую долю [28, 1].

Исследуя проблематику неофициального искусства, стоит подчеркнуть, что само это явление имеет чисто художественное значение. В данном контексте природа жанра «андеграунд» имеет сложное образование. Часто неофициальное искусство называют термином «нонконформизм», поскольку важным источником его образования являлось неприятие, отрицание официальной культуры; называют поставангардом, так как его авторы считали себя наследниками авангардного искусства XX века называют андеграундом за способ существования и «партизанские» методы деятельности, что было обусловлено запретом на свободное творчество; называют также второй культурой – несмотря на то, что зародившись как независимая творческая деятельность и вынужденное стать «подпольем», это движение должно было обеспечить свое выживание и развитие, и потому возникла необходимость в создании собственной системы «жизнеобеспечения», включающей организационную, просветительскую, издательскую деятельность и даже художественное образование [28, 2].

Понятие «андеграунд» и связанная с ним идея контркультуры - то есть культуры социального протеста – стали в конце 60-х начале 70-х годов основной общественной проблемой. В то время ещё была свежа память об антифашистских движениях и борцах сопротивления. Среди немецких студентов были популярны идеи левацких террористических групп, революционеры-троцкисты взрывали бомбы, полиция устраивала облавы, длинные волосы были признаком радикального мировоззрения.

Так, культура, не принимающая нормы и правила, установленные в жизни современного ей общества, развивается, если в этом обществе практикуются запреты на какие-тлибо виды или способы художественного творчества, чем и отличалась культурная политика советского государства, отождествляющего искусство с идеологической деятельностью и требовавшего от него соответствия государственной идеологической и политической программы. Те, кто не принимал этих требований, оказывались как бы вне закона, а их творчество объявлялось антиобщественной и антигосударственной акцией.

В эту категорию попадали люди разных творческих профессий, направлений и вкусов. Работая в данном направлении, они уходили «в подполье», создавали независимые объединения, организовывать свои выставки и издания. Постепенно в культуре сформировался «субкультурный план», становление которого проходило в борьбе с официальными структурами и под их давлением, что в значительно мере определило его специфику. При этом стоит подчеркнуть тот факт, что классическое (гармонизированное) и неклассическое (ориентированное на восприятие и отображение хаоса) искусства перемежаются во времени. Происходит циклическая смена эпохальных культурных парадигм, череда приливом и отливов, качание маятника эстетических пристрастий в границах контрастных устремлений.

Также, необходимо отметить, что человек эпохи андеграунда, сталкиваясь с жизненными противоречиями, оказывался в состоянии фрустрации. Отсюда следует зыбкость контуров поэтического изображения в творчестве авторов жанра англоязычного андеграунда, создатель которого мечется, бунтуя против моральных устоев и общественного мнения, ратуя за индивидуальную свободу, приоритет мистического и религиозного перед земным, культ греховной красоты и пряной чувствительности, своеобычность субъективно-личностного видения и оригинальность стилевого оформления, включающего широкий диапазон экстравагантностей, вплоть до вычурности.

Одной из главных причин зарождения этого жанра можно считать тот факт, что авторы «подпольного самиздата» сознательно дистанцировались от общего образа жизни, ими владело чувство заброшенности и бесприютности, поскольку социально-политические устои, по их мнению, приводили в тупик. Художники остро реагировали на социальное неблагополучие, порабощенность человека государством, экономические неурядицы. В результате стали появляться крупные индивидуальные авторы авангардного типа, не ставящие своей целью публиковаться и завоевывать известность, приспосабливаться к обстоятельствам, предпочитающие успеху последовательную разработку данной эстетики. Людей стало объединять отвращение к псевдогражданским писаниям, пафосности строк, в обилии представляющих официальную прозу, занятую воспеванием искусственных ценностей.

Таким образом, основным признаком течения жанра англоязычного андеграунда стоит считать то, что именно писатели андеграунда обратились к простым человеческим данностям, вещам и предметам, внятным своей определенностью, связью с бытом, третируемым традицией. Вместе с тем они стремились создать свой художественный мир, – в котором раскрывали сущность человеческого бытья, так называемого, казенного благополучия и оптимизма.

Разговорный синтаксис, и как в следствие чрезмерное употребление бранной лексики, бытовая лексика, реалии жизни низших слоев общества сочетаются с выверенностью композиции, выстроенностью формы. Именно эти качества в модифицированном виде стали приметами новой эстетики. Другими словами, это была эстетика объективного письма, которое ориентировано голосами действительности, которая также не боится прозы жизни, а наоборот, раскрывает ее сущность, неприглядные стороны окружающей реальности.

Близость творческих принципов писателей жанра «андеграунд», общность правил текстосложения и характерных для эпохи художественных решений, структурных элементов и форм. Образующую систему мы можем сформулировать следующими принципами:

1.  Пересмотр ценностей и отказ от общепризнанных представителей об искусстве, создание его новой модели, базирующейся на разрыве с традициями или использующей их альтернативные варианты.

2.  Разработка своего, особого языка искусства, поиск новых средств воздействия, недостижимых в прежних условиях. Обусловленное этим подчеркнутое внимание к художественной форме, эксперименты, приводящие к превращению литературной технологии в предмет искусства.

3.  Утверждение собственной власти креатора, знающего законы искусства и эффективные пути их реализации. Стремление победить в эскалации способов, средств и приемов творчества, стать самым заметным и «продвинутым». Художественный экстремизм, проявляющийся в активном, порой агрессивном навязывании окружающим своих представлений об искусстве. Эпатаж как парадоксальная стимуляция духовного поиска.

4.  Утопизм, связанный с завышенной оценкой преобразовательных возможностей собственного творчества, с попытками овладеть иррациональным, экспериментируя с «неведомым».

5.  Принцип дисгармонии, обнаруживающий на всех уровнях художественной структуры произведения как следствие отказа от категорий классического искусства: прекрасного, эстетической целостности и идейно-смысловой завершенности, устремления к идеалам и так далее. Утрата традиционных представлений, «наоборотное» устройство произведений. Интерес к «изнанке», «низу», эстетике безобразного.

6.  Антимимезис как стремление снять оппозицию «искусство-жизнь». Намерение не копировать натуру, а создавать нечто абсолютно новое.

7.  Стремление к синкретичности, стремление занять промежуточное, междисциплинное положение в зоне пересечения разных искусств, родов и жанров, типов и способов творчества.

8.  Снятие проблемы качества как результат нейтрализации ценностных различий и элитарности профессионального искусства, отстаивание тезисов «любой человек - творец», «все есть искусство» [14, 6].

Часть этих признаков, отмечающих тенденции андеграунда как таковые, проявляющиеся в разных течениях в фазе их наступательного самоопределения, присуща и символизму и авангардизму (жанру андеграунду), однако в полном наборе перечисленные выше признаки совсем не свойственны акмеизму. Позиция наблюдателя осложнена аналитическим скепсисом, нередко иронией, но в целом характеризуется положительной концепцией мира.

Творчество освободилось от лишних украшений, эпитетов, сравнений, словесной перезагруженности. Стихи, проза стали лаконичными и жизненными, в результате чего смысл обрисовывался особенно четко и ясно, то есть слова теряли свойство многозначности, оказывающейся лишней и неуместной. Писатели жанра андеграунда избегают самораскрытия, лирической монологизации, патетики приговора, инвектив, любовных признаний – вообще любых выплесков душевных порывов. Но и холодная описательность, сюжетная повествовательность ему тоже претят.

Свое отношение, оценку автор может искусно растворять во внешних слоях «самоговорящей» художественной формы, сталкивающей речевые пласты современности, фиксирующей не только словесные потоки, но часто и сам процесс зарождения речи, возникновение формирующегося смысла. Следует отметить тот неоспоримый факт, что это является не обменом реплик в беседе объективированных персонажей, это вариант внутренней диалогичности как способа иноговорения.

Из этого следует, что феномен андеграунда не получил еще глубокого осмысления и обстоятельного изучения в литературоведческой науке, так как творческая деятельность его представителей не имела легализованного статуса, и созданное ими доныне известно не в полном объеме. Между тем роль андеграунда в развитии мировой литературы второй половины XX века весьма значительна. Именно в андеграунде 50–60-х годов осуществляется реставрация модернизма, именно в андеграунде рубежа 60–70-х годов зарождается постмодернизм.


Выводы к главе 1

Понятие «андеграунд» довольно широко употребляется в современном обществе. Сфера употребления данного понятия распространяется на различные виды искусств: музыку, архитектуру, изобразительное искусство, кино, и конечно, художественную литературу.

Проанализировав словарные значения категории «андеграунд», мы пришли к выводу, что данное понятие по своей сущности, очень разнообразно и многолико. Использование этого понятия в различных видах искусств, в том числе и в художественной литературе затрагивает не только общие признаки исследуемого течения того времени, но и дает ключ к пониманию того образа жизни и мировоззрения. Под «андеграундом» мы понимаем направление в искусстве, культуре, идущее вразрез с устоявшимися традициями и нередко вызывающее протест против них. Иными словами, течение «андеграунд» обнажает общественные устои, общепринятую мораль и ценности буржуазного общества XX века.

Рассматривая жанр англоязычного андеграунда, мы приходим к выводу, что его становление в 50-е, 60-е годы XX века было обусловлено несколькими причинами.

Во-первых, послевоенный период Второй мировой войны стал для многих людей разных стран, в том числе США и Великобритания, переломным моментом в сфере социальных и политических взглядов, где царил тоталитарный режим.

Во-вторых, пересмотр ценностей и отказ от общепризнанных представителей об искусстве, создание его новой модели, базирующейся на разрыве с традициями или использующей их альтернативные варианты. Такой пересмотр ценностей, также определен техническим прогрессом в сфере оборонной системы.

В-третьих, писатели жанра андеграунда обратились к простым человеческим данностям, вещам и предметам, внятным своей определенностью, связью с бытом, третируемым традицией. Вместе с тем они стремились создать свой художественный мир – поэтическое убежище от, так называемого, казенного благополучия и оптимизма, доносимого от властей.

В-четвертых, «подпольный» жанр англоязычного андеграунда обнажал хаос действительности того времени. Писатели, посредством своих рукописей, показывали, что жизнь с точки зрения андеграунда, становится бессмысленной, ибо все лишь обман, пустота, видимость. Путь человека пролетает сквозь хаос, в котором нет четких координат, нет начала и нет конца.

Основой для характерных признаков жанра англоязычного андеграунда является неофициальность и подпольность писателей, поскольку они в своих произведениях обнажали реальную действительность. Действительность того времени содержала в себе протест против общепризнанных «буржуазных» принципов в искусстве, создание его новой модели, базирующейся на разрыве с традициями или использующей их альтернативные варианты. Жанр литературного андеграунда имел перед собой цель создания и разработки своего, особого языка искусства, поиск новых средств воздействия, который исчерпал себя в прежних условиях. Именно подчеркнутое внимание к простой лаконичной художественной форме, приводят к превращению литературной технологии в предмет искусства.


Глава 2. Функционирование имени собственного в литературных произведениях англоязычного андеграунда   2.1 Грамматическая категория имен собственных

В первую очередь стоит отметить тот факт, что имя собственное - это объект ономастики, лингвистической науки, в определении которой это «слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого объекта среди других объектов и его индивидуализации и идентификации» [2, 105]. Вопрос о значении имен собственных до сих пор остается одним из наиболее острых в исследованиях по ономастике. Существуют различные теории семантики имен собственных. Д. И. Ермолович разделяет лингвистические концепции имен собственных условно на три группы по отношению ученых к теории Дж. Милля, согласно которой имена собственные не имеют значения, представляя собой «отметку, которую мы связываем в своем уме с идеей предмета» [8, 13]. Это 1) «теория различительной формы»; 2) «теория предшествующего знания»; 3) «теория языковой индивидуализации» [32 ,6]. А. В. Суперанская выделяет шесть теорий, основанных на связи имени с понятием и именуемым объектом [32, 7].

За последнее время в ономастической литературе наметился функциональный подход к проблеме семантической структуры имен собственных. Функциональный подход позволяет принять следующее положение: «имена собственные не имеет значения в языке...» [26, 76]. Однако в речи художественного произведения имена собственные наполняется содержанием, которое включает все знания коммуникантов о называемом объекте, различающиеся полнотой качественной и количественной информации, но обязательно включающие субъективное отношение к референту» [26, 76].

С точки зрения грамматики современного английского языка, имя собственное (Proper nouns) — это имя существительное, обозначающее слово или словосочетание, предназначенное для называния конкретного, вполне определённого предмета или явления, выделяющее этот предмет или явление из ряда однотипных предметов или явлений.

Традиционно в грамматике имя собственное противопоставляется имени нарицательному. Во всех европейских языках и в большинстве языков мира, имеющих алфавит и различие между строчными и прописными буквами, имена собственные записываются с прописной буквы. Имена собственные исследует ономастика. В данной исследовательской работе мы разберем эту грамматическую категорию более подробно. Прежде всего, стоит рассмотреть имеющиеся в грамматике английского языка основные виды категории имен собственных.

Стоит отметить тот факт, что имена собственные настолько многочисленны и разнообразны по своему лексическому значению и структуре, что совершенно естественно встает вопрос об их систематизации. В лингвистической литературе, как отечественной, так и зарубежной, предпринимались многочисленные попытки дать различные варианты классификации ономастической лексики и отдельных её разрядов (В. Д. Бондалетов, М. Н. Морозова, В. М. Петрунина, А. А. Реформатский, А. И. Смирницкий, А. В. Суперанская, М. К. Шарашова и другие.). Эти классификационные схемы очень разнообразны и порою значительно отличаются друг от друга. Нет единого мнения в отношении прозвищ, псевдонимов; кличек. Спорными остаются вопросы о «литературных антропонимах», не решена проблема с сортовыми и фирменными названиями [26, 81].

Собственные имена существительные представляют собой названия единичных понятий, местностей и предметов. Сюда же относятся личные имена, названия месяцев и дней недели, праздников и национальностей. Все они пишутся с прописной буквы, а если название состоит из нескольких слов, то все слова пишутся с прописной буквы, за исключением артиклей, предлогов и союзов. Таким образом, к именам собственным относят следующие группы:

Географические понятия: горы, пустыни, океаны, моря, реки, страны, регионы, города, деревни: the Caucasus (Кавказ), the Atlantic Ocean (Атлантический океан), the Volga (Волга), France (франция), London (Лондон).

Среди топонимов выделяются различные классы, такие как:

1. Ойконимы (от греч. oikos — жилище, обиталище) — названия населённых мест: города, посёлка, селения, стоянки; Ойконим — вид топонима, имя собственное — название любого населённого пункта, от города до отдельно стоящего дома (см. также микротопоним).

2. Гидронимы (от греч. hydros — вода) — названия водных объектов: моря, реки, источника, озера; Гидро́нимы — один из классов топонимов — названия водных объектов (рек, озёр, морей, заливов, проливов, каналов и т. п.). Названия водных объектов сохраняются веками и тысячелетиями, поэтому гидронимы имеют очень высокую лингво-историческую ценность. Анализ гидронимов позволяет проследить этнические и миграционные процессы на прилегающей территории, пути заселения и направления миграции народов, выявить контакты и системные связи между различными этносами и историческую смену одного этноса другим, воссоздать географические условия местности, исторические события, этнолингвистическое прошлое, представить этнокультурный фон. Различают пелагонимы (названия морей), лимнонимы (названия озёр, прудов), потамонимы (названия рек), гелонимы (собственные имена болот, заболоченных мест).

3. Оронимы (от греч. oros — гора) — названия гор;

4. Урбанонимы (от лат. urbanus — городской) названия внутригородских объектов;

5. Годонимы (от греч. hodos — путь, дорога, улица, русло) — названия улиц;

6. Агоронимы (от греч. agora — площадь) — названия площадей;

7. Дромонимы (от греч. dromos — бег. движение, путь) — названия путей сообщения;

8. Микротопонимы (от греч. mikros — малый) — названия небольших незаселённых объектов; Микротопо́ним — один из видов топонимов, название небольшого местного объекта, как правило, физико-географического или внутригородского (луга, поля, рощи, улицы, угодья, урочища, сенокоса, выгона, топи, лесосеки, гари, пастбища, колодца, ключа, омута, порога и т. д.).

9. Хоронимы — название государства.

В данную группу можно также заклдючить: названия улиц, парков, известных зданий, отелей, кораблей, гостиниц, музеев, клубов, газет, журналов: Oxford Street (Оксфорд-стрит)- (улица), Hyde Park (Гайд-парк), the British Museum (Британский музей), "New Times" –(Новое время) (журнал).

Персональные имена собственные: имена, фамилии, псевдонимы, прозвища, а также звания людей; клички животных: Mary Мэри (имя), Brown (Браун)-(фамилия), Mark Twain (Марк Твен)-(литературный псевдоним).

Рассматривая данную категорию, необходимо отметить, что к персональным именам собственным также могут относиться:

1. Личные имена — имя при рождении. Например, Elizabeth - Элизабет, Beaufort - Бофорт. Имена собственные пишутся с прописной буквы. Фамилии — родовое или семейное имя; Dickens (Диккенс)- (фамилия).

2. Прозвища – Yankee (Янки)- (прозвище жителя США)

3. Псевдонимы — индивидуальный или групповой. псевдоним – имя, используемое человеком в той или иной публичной деятельности вместо настоящего (данного при рождении, зафиксированного в официальных документах). В западной культуре псевдонимами чаще всего пользуются деятели литературы и искусства. Mark Twain (Марк Твен)-(литературный псевдоним),

4. Антропонимы литературных произведений (литературная антропонимика). Антропоним (anthropos — человек и onoma — имя) — единичное имя собственное или совокупность имён собственных, идентифицирующих человека. В более широком смысле это имя любой персоны: вымышленной или реальной.

5. Эпонимы — (от греч. eponymos, «дающий имя») бог, герой или человек, давший наименование городу, общине или году. Эпони́м (др.-греч. ἐπώνῠμος — букв. давший имя, лат. heros eponimus) — божество, выдающийся человек или герой, в честь которого получил свое имя какой-либо географический объект (город, река, гора, лунный кратер и т. д., напр. Пелей, сын Эака, эпоним горы Пелия или Орхомен, эпоним одноименного города), народ или временной промежуток (например, год). Также эпонимами называют любые имена собственные, ставшие именами нарицательными. В хронологии эпонимами именуются должностные лица, именами которых назывался год. Например, в Афинах была особая должность «архонта-эпонима». Примеры эпонимов: Колумб (Колумбия) - Colm, Colum, Colmicille, Columbkille и т. п.

6. Этнонимы — названия наций, народов, народностей. Этно́нимы (от греч. έθνος — племя, народ и όνυμα — имя, название) — названия наций, народов, народностей, племён, племенных союзов, родов и других этнических общностей (этносов).

7. Теонимы— имена богов.

8. Зоонимы — клички животных: Spot (Спот-кличка собаки), Pussy (Пусси - кличка кошки).

4. Астрономические названия: the Sun (Солнце), the Earth (Земля), the Milky Way (Млечный путь).

5. Национальность и национальный язык: the Russians русские, English (английский язык).

6. Названия праздников: New Year (Новый год), Christmas (Рождество), Easter (Пасха), May Day (Первое мая).

7. Названия месяцев и дней недели: January (январь), September (сентябрь), Sunday (воскресенье), Tuesday (вторник).

К именам собственным мы так же можем отнести следующие названия:

1.  названия уникальных природных явлений (ураган «Катрина»);

2.  названия фирм и учреждений (Московский государственный университет, завод «Кристалл») и их сокращения;

3.  названия художественных произведений (фильмов, книг, песен);

4.  названия товаров и торговых марок.

Представленная в настоящем параграфе классификация имен собственных полно отражает своеобразие данной категории в сфере как речевого, так и художественного стилей языка.

Как мы видим, различные имена и названия составляют значительную часть словарного состава любого языка. Имена собственные по-своему отражают историю, религиозные верования и культуру страны, которой они принадлежат. Поэтому рассмотрение характерных признаков имен собственных и проблема их адекватной передачи при переводе с одного языка на другой является актуальной задачей в настоящей дипломной работе.

2.2 Характеристики имен собственных

Слова и фразеологические словосочетания обобщённо именуются лексическими единицами, или словесными знаками. Человек пользуется словесными знаками для того, чтобы с их помощью выразить своё восприятие действительности, работу своей мысли. Словесные знаки есть результат стремления человека к экономии сил, к удобству в общении: если нужно привлечь внимание другого человека к какому-либо предмету, необязательно каждый раз подводить его к этому предмету и показывать на него.

Такое указание на предмет можно заменить словом (или несколькими словами). Поэтому у словесных знаков есть форма и содержание. Форма у словесного знака двойная — звуковая (фонетическая) и письменная (графическая). Это условный набор некоторых звуков и графических знаков (букв), который осознаётся как единое целое. Формальная сторона словесного знака доступна и наглядна, именно с ней имеют дело в первую очередь лингвисты и переводчики. А содержание словесного знака определяется теми исходными предметами и понятиями, к которым он относится. Если содержание словесного знака неизвестно, то определить его нелегко, так как словесные знаки условны, да и указывать на предмет они могут по-разному. Связь между формой и содержанием словесного знака обозначается в лингвистике термином номинация [19, 50]. Нас будет интересовать так называемая предметная (идентифицирующая) номинация, то есть обозначение предметов.

В зависимости от характера номинации имена предметов подразделяются на два вида: нарицательные и собственные. Так, имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. Имена собственные выполняют функцию индивидуализирующей номинации.

У имен собственных следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной функции имена собственные служит для указания на тот предмет, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция имени собственного характеризуется переносом наименования на другой предмет, в связи, с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Через номинативный перенос возможен переход имен собственных в нарицательные слова.

Предмет, обозначаемый именем собственным, называют носителем имени, или референтом. Референтами имен собственных могут быть люди, животные, учреждения, компании, географические и астрономические объекты, корабли и другие самые разнообразные предметы. К именам собственным можно причислить также названия книг, фильмов, других произведений литературы и искусства [19, 51].

Важно отметить, что именам собственным в определённой степени присуща и классифицирующая номинация. Ведь они выделяют предмет из класса аналогичных предметов, значит, неявно заключают в себе указание на этот класс. Так, каждая из кличек Бобик, Барбос, Шарик относится к какой-то отдельной собаке, но благодаря тому, что это именно собачьи клички, возможен переход этих имен собственных в нарицательные имена: слова бобик, барбос, шарик утрачивают индивидуализирующую функцию и могут указывать в принципе на любую собаку. С другой стороны, носители языка имеют в речи известную степень свободы в пользовании номинативными единицами — они могут присваивать, например, людские имена собакам, кораблям, тайфунам и т. д.

Такая сложность семантики имен собственных, порождающая различные подходы к проблеме, привела к появлению взаимоисключающих концепций значения имен собственных. Одни авторы утверждают, что имена собственные лишены значения, другие считают их значение неполноценным или лежащим в ином, нежели у нарицательных, информативном плане, а третьи приписывают им ещё более содержательное значение, чем нарицательным именам. Однако все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Большинство имен собственных обозначает какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номинация возможна только среди предметов, уже как-то классифицированных на основе обобщения. Также необходимо подчеркнуть, что имена собственные, обозначая индивидуальный предмет, закрепляют в своём значении некое соглашение, уговор именовать данный предмет определённым образом.

Имена собственные несут в себе информацию именно об конкретном предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.

Таким образом, в значении имен собственных можно выделить по меньшей мере четыре компонента:

а) бытийный, или интродуктивный — существование и предметность обозначаемого. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: - Существует такой предмет. Этот компонент является общим для всех предметных словесных знаков — нарицательных и собственных;

б) классифицирующий — принадлежность предмета к определённому классу. Такой класс называется денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди (а денотатами многих антропонимов — также классы мужчин и женщин); денотатами зоонимов — животные; денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т. д. Данный компонент значения представляет собой свёрнутое сообщение: Этот предмет — человек (река, строение и т. д.);

в) индивидуализирующий — специальная предназначенность данного имени для наречения одного из предметов в рамках денотата. (Как уже отмечалось, такой отдельный предмет называется референтом имени). Вместе компоненты (а), (б) и (в) представляют собой как бы свёрнутое сообщение: Есть такой человек, который зовётся Джоном; Река, о существовании которой мы сообщили, называется Ниагара и т. п.;

г) характеризующий — набор признаков референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, имя собственное Ниагара представляет собой как бы свёрнутое сообщение: эта река протекает в Северной Америке и образует один из самых больших водопадов в мире [10, 37].

В художественной литературе сложился специальный прием использования «характеристических» имен. В последнее время многие лингвисты говорят об особом положении омонимов в контексте художественного произведения: имя собственное наделяется автором богатством и разнообразием ассоциативных связей, которые раскрываются в контексте произведения. Становится очевидным, что изучение языка художественной литературы невозможно без исследования имен собственных, заключенных в том или ином тексте.

Изучение имен собственных в тексте художественного произведения представляется значимым и актуальным в современной русистике, о чем свидетельствуют многочисленные работы, касающиеся исследования структурной организации ономастического пространства, стилистических функций онимов, их ассоциативных связей, соотнесенных с реализацией конкретного образа, авторской позиции, замысла произведения.

В настоящее время формируется новое направление в исследовании имен собственных в художественном тексте, в языке художественной литературы, которое возникает на стыке ономастики со стилистикой, поэтикой, лингвистикой текста, лексической семантикой.

Литературная ономастика изучает особенности употребления собственных имен в тексте художественного произведения и за его пределами. Данное направление исследует “отражение элементов реальной и вымышленной ономастики, совокупность которых составляет ономастику художественного текста – на основе их индивидуального преломления и применения в творчестве каждого писателя и отдельного текста”. Это преломление можно рассматривать как взаимосвязь категорий “общего” (языкового) - “отдельного” (речевого), “особенного” (индивидуального) в семантико-стилистической системе языка писателя, элементом которой и являются имена собственные [8, 61].

Ученые неоднократно подчеркивали, что при исследовании какого-либо текста нужно подходить к нему с различных сторон, учитывая различные аспекты лингвистического анализа. Так, анализ только литературной ономастики без учета специфики художественного текста будет, по мнению Т. В. Немировской, «несколько однобоким и малоэффективным, несмотря на выигрышность и заманчивость таких исследований» [10, 29]. Чтобы исследование носило цельный характер, необходим также и лингвистический анализ (как общая характеристика) всего литературного произведения.

Представление об ономастической системе будет также неполным без исследования всех его уровней, в том числе и хрематонимов - заглавий, их функций в организации ономастического пространства, а также имен исторических лиц, писателей, художников и так далее, названий - хрематонимов произведений искусства, имен литературных персонажей, используемых писателем в тексте литературного произведения. В ряде случаев такие анонимы, по мнению некоторых исследователей, могут выступать как прецедентные.

«Организующая роль ономастического пространства в структуре художественного текста обусловливается системностью этого пространства: группировкой имен собственных по лексическим разрядам в зависимости от семантической функции, их словообразовательными особенностями, стилистической принадлежностью, отношением к категории узуальности, степенью экспрессивности», - отмечает В. Н. Михайлов [18, 3.] Все это отражается в художественном произведении и играет конструктивную роль в передаче человеческих отношений, оттенков интимности, официальности, возрастных оценок и иных модальных характеристик.

Ряд исследователей, занимающихся проблемами литературной ономастики, указывают на ее специфику по отношению к ономастике в целом. Так, Ю. А. Карпенко выделяет несколько существенных признаков:

1) вторичность литературной ономастики. Общеязыковая система дает писателю свои модели и нормы в соответствии с местом, временем и социальной средой изображения;

2) литературная ономастика рождается на основе свободного творческого поиска, выбора, осуществляемого писателем в соответствии с жанром и стилем текста – в отличие от естественного и длительного исторического развития реальной ономастики в определенной социальной среде и языке народа. У литературной ономастики и реальной ономастики – разная причинная обусловленность появления;

3) литературная ономастика выполняет стилистическую функцию. Имя собственное в обычной речевой коммуникации называет, чтобы различать объекты, а имя собственное в художественной речи эту дифференцирующую функцию совмещает с эстетической, изобразительной функцией и как бы подчиняется ей;

4) если реальная ономастика принадлежит в целом словарному составу языка, топонимическому массиву, то литературная ономастика – это факт речи, и не просто речи, а речи художественной, так как функции собственных имен в речи обиходной и художественной совершенно различны;

5) литературно-художественное произведение всегда имеет заглавие, которое является главным компонентом ономастического пространства.

К пяти общим признакам Ю. А. Карпенко прибавляет ряд частных, которые обусловлены особенностями текста литературного произведения и его системной организацией:

а) всякое имя композиционно значимого персонажа соотнесено с содержанием целого текста, где оно является ключевым, а также с тематически однородными или контрастными рядами параллельных имен других персонажей.

Каждое имя персонажа, участвующего в развитии сюжета, ассоциативно связано с другими группами действующих лиц, а вся система имен таких лиц образует ономастическую парадигму текста, ядро поля ономастического пространства, в то время как иные средства номинации действующих лиц в тексте войдут в периферию этого поля;

б) ономастические средства текста и их заместители представлены в дискурсе текста, синтагматике, где они, взаимодействуя с остальными словами речевой композиции текста, употребляются в развернутых контекстах как имена действующих лиц или в рамках авторской прямой речи как характеристические средства стиля [18, 15]. Все выше названные особенности литературной ономастики, по мнению ряда исследователей, являются своего рода универсалиями, присущими всем литературно-художественным текстам.

  2.3 Проблема адекватности перевода имен собственных

По утверждению Н. В. Марьеньяновой: «Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений» [19, 72]. Все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания является как бы обобщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

В современной лингвистике собственные имена часто определяются, как называющие лексические единицы, в отличие от нарицательных слов, которые считаются обозначающими единицами. Таким образом, у имен собственных на первый план выступает функция номинативная - называть, чтобы отличать их однотипные объекты друг от друга, в противоположность именам нарицательным, основная функция которых - называть, чтобы сообщать значение, коннотировать. Кроме того, именования людей и географические названия не являются первичными лексическими единицами по своему происхождению, так как они образованы на базе нарицательных слов.

В повседневном общении и в любых контекстах, где имена собственные выполняют свои обычные функции, внутренняя форма этих слов, как правило, не воспринимается. Ею пренебрегают, так как, даже если смысл этой формы вполне ясен, ей не вменяются в речи характеристические, оценочные функции, хотя потенциальная оценочность в таких словах всегда сохраняется. Внутренняя форма остается частью собственной структуры слова, предназначаемого, как уже говорилось, для называния конкретных объектов, а не для их определения через понятия и лексическое значение. Именно поэтому с теоретической точки зрения смысловой перевод «обычных» имен собственных, у которых есть в языке оригинала нарицательные «двойники», чреват значительными информационными искажениями, а с точки зрения практической он привел бы к величайшей путанице, прежде всего в топонимике.

Перевод имен собственных на русский язык, осуществляется с использованием правила транскрипции, транслитерации, транспозиции или калькирования. Рассмотрим их особенности более подробно.

1. Транскрипция. При транскрипции слово записывается буквами кириллицы, при этом упор делается на точное соответствие исконному звучанию слова на языке оригинала [9, 41]. Из-за различия некоторых звуков в русском и иностранных языках, как правило, существует несколько вариантов транскрипции. Приживаются обычно варианты более близкие природе русского языка более употребителен. В целом большинство имен и названий передается в настоящее время средствами графики, то есть способом транскрипции.

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью. Имя собственное всегда является реалией. В речи оно называет действительно существующий или выдуманный объект мысли, лицо или место, единственные в своем роде и неповторимые. В каждом таком имени обычно содержится информация о локальной и национальной принадлежности обозначаемого им объекта.

Транскрибированные имена собственные наряду с остальными реалиями являются теми немногими элементами перевода, которые сохраняют определенное национальное своеобразие в своей словесной звуковой форме.

Транскрипции подлежат различные собственные имена (названия лиц, географических объектов, небесных тел, учреждений, организаций, морских и речных судов, фирм, гостиниц, ресторанов, газет, журналов, сценических постановок и т. д.). Несомненен тот факт, что далеко не все в транскрипции может быть формализовано; в частности, когда транскрипция выступает как компонент в обширной системе художественного перевода, нормы транскрипции не могут быть полностью унифицированы и многое остается на долю художественного чутья переводчика и редактора. В данном случае полностью применим тезис Л. В. Щербы относительно того, что «...авторов, вовсе не отступающих от нормы, конечно, не существует... Когда чувство нормы воспитано у человека, тогда-то он начинает чувствовать всю прелесть обоснованных отступлений от нее» [9, 43].

«Под транскрипцией, понимают передачу звуков или начертаний языка системой знаков, отличных от принятых в этом языке письменных единиц». В лингвистических исследованиях для научных целей применяется фонетическая транскрипция, использующая условную систему знаков. «При практической транскрипции используется исторически сложившаяся орфографическая система того языка, на который передаются иностранные имена и названия» [9, 43].

Практическая транскрипция является средством включения слов одного языка в текст другого с приблизительным сохранением звукового облика этих слов. Неизбежная приблизительность практической транскрипции - следствие несовпадения ряда фонем в различных языках. Практическую транскрипцию следует отличать, с одной стороны, от перевода и, с другой стороны, от транслитерации. Общим для транскрипции, перевода и транслитерации является то, что они служат средствами передачи слова из какого-либо языка в заимствующий язык; различие заключается в средствах, используемых для этой передачи. Транскрипция собственных имен с английского языка нередко представляет значительную трудность в связи с рядом обстоятельств.

Во-первых, причиной транскрипционных трудностей является то, что историческое развитие английской орфографии привело к ее значительному расхождению с произношением, к обилию непроизносимых или произносимых в различных словах по-разному букв и буквосочетаний. Кроме того, отличительной чертой английской орфографии и, прежде всего, орфографии собственных имен является часто усвоение иноязычных буквосочетаний с полным или частичным сохранением особенностей их произношения.

Второй трудностью, существенной для транскрипции английских имен и названий, является отсутствие в русском языке ряда фонем, имеющихся в английском. В качестве примера можно назвать фонемы [θ] и [∂], представленные буквосочетанием th; далее, в русском языке нет фонематического противопоставления долгих и кратких гласных, нет фонемы [æ] и т. д.

В-третьих, имена могут иметь различное произношение в разных странах английского языка. Известно, например, что английская буква «а» в той же позиции, где в южно-английском произношении она соответствует произношению [а:], например, last, в ряде диалектов на севере Англии, в Австралии или на юге США и произносится как [æ]. Очевидно, что во многих случаях нельзя игнорировать особенности произношения географических названий местными жителями, особенности произношения личных имен носителями этих имен во многих странах английского языка, где имеют распространение преемственно связанные с ним разновидности американского (в США и Канаде), австралийского и т. д. произношения. Например, топоним Wrath обычно произносится англичанами как [roθ], но в Шотландии он произносится как [га:θ], и иногда это произношение имитируется англичанами в виде [га:θ] или [ræθ].

В-четвертых, является скорее правилом, а не исключением такое положение, когда к транскриптору попадает английское собственное имя в его графической форме, без фонетической транскрипции или специальных указаний на произношение. В таких случаях, особенно если в состав собственного имени входят сочетания, произношение которых может быть различным, желательно уточнить чтение имени по каким-либо специальным справочникам, среди которых можно привести, например, списки фамилий с транскрипцией в словаре Уэбстера.

Межкультурные и межъязыковые контакты имеют многовековую историю. Имена и названия давно заимствуются из одного языка в другой, претерпевая самые разнообразные искажения или меняя свой облик в ходе развития и трансформации языков. При сопоставлении многих имен собственных, которые обозначают одни и те же предметы в разных языках, часто заметно, как они непохожи.

Многие имена собственные пришли в русский язык давно и не всегда из первоисточника. Это особенно касается исторических, религиозных, фольклорно-мифологических и литературных имен и названий. Не все из них читаются и пишутся так, как предполагают современные нормы и рекомендации в области практической транскрипции. Также транскрибированию подлежат следующие группы имен собственных: личные имена людей, уменьшительные имена, прозвища, фамилии, клички животных, топонимы, астронимы, названия судов, самолетов, космических кораблей, названия организаций и учреждений, журналов, книг, кинофильмов и т. д.

2. Транслитерация. При транслитерации количество неоднозначностей меньше, поскольку слово переводится побуквенно согласно таблице соответствий символов, но побуквенный перевод далеко не всегда соответствует реальному звучанию слова в языке оригинала, кроме того, опять же не всегда удобен в произношении носителями русского языка.

Транслитерация - «формальное побуквенное воссоздание исходной токсической единицы с помощью алфавита переводящего языка; буквенная имитация формы исходного слова» [9, 49].

Транслитерация отличается от практической транскрипции своей простотой и возможностью введения дополнительных знаков. Транслитерация часто применяется при составлении библиографических указателей и при организации каталогов, например, когда надо собрать в одном месте каталога описание всех произведений отечественного автора на иностранных языках. Как способ включения иностранного слова в русский текст транслитерации менее употребительна, так как при транслитерации сильно искажается звуковой облик иноязычного имени. Рассмотрим теперь принцип транслитерации.

Транслитерации применяют тогда, когда языки пользуются различными графическими системами (например, английский, русский, греческий, армянский, грузинский), но буквы (или графические единицы) этих языков можно поставить в какое-то соответствие друг другу, и согласно этим соответствиям происходит межъязыковая передача имен собственных. Так как, например, латиница, греческий алфавит и кириллица имеют общую основу, то большинство букв этих двух алфавитов могут быть поставлены в соответствие друг другу с учетом тех звуков, которые они регулярно обозначают.

Транслитерация имеет как преимущества, так и недостатки. Преимущества очевидны - письменный вариант имени не искажается, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию.

При транслитерации в еще большей степени, чем при прямом переносе, заимствующий язык навязывает имени произношение по собственным правилам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в отношении античных и других историко-мифологических имен, чтение которых в западноевропейских языках почти стопроцентно следует правилам принимающего языка: например, по-английски Афродита (Aphrodite) - [æfr 'daiti].

Сегодня транслитерация в чистом виде в русской языковой практике не применяется. Дело в том, что в английском, французском, немецком, венгерском и других языках многие буквы латинского алфавита либо изменили свое звуковое значение, либо читаются нестандартно в определенных буквосочетаниях и словах. Поэтому транслитерация их русскими буквами, если ее проводить последовательно, будет порождать варианты этих имен, мало похожие при чтении на оригиналы.

Возможна и реальна имеет место практика прямого переноса имени, то есть написания его латинскими буквами. Прямой перенос очень редко практиковался, в частности, в советский период, но иногда это допускалось в специальных научных текстах, том числе медицинских. Например, писалось: «Как отмечал Freud в работе...». С конца 80-х годов практика прямого переноса стала распространяться все шире и шире.

При заимствовании имен собственных их передача может ориентироваться и на письменную (графическую) форму. Возможен простой перенос графической формы имени без изменений из текста на одном языке в текст на другом языке. Такое чаще всего практикуется, когда языки пользуются общей графической основой письменности. Такой практики придерживаются в большинстве стран, пользующихся латинской графикой. В западноевропейских языках имена собственные, заимствуемые из одного языка в другой, как правило, не меняют орфографию: так удобнее читателям, которые благодаря этому подходу могут легко ориентироваться в любых письменных источниках.

Например, при использовании в англоязычном тексте имени из языка, письменность кото

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Проблема адекватности имён собственных в произведениях англоязычного андеграунда". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 666

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>