Дипломная работа на тему "Отражение особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и английского языков"

ГлавнаяИностранный язык → Отражение особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и английского языков




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Отражение особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и английского языков":


Негосударственное образовательное учреждение

САМАРСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ

Кафедра германской филологии и методики преподавания иностранных языков

Специальность 021700 Филология

Дипломная работа

ОТРАЖЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ НАЦИОНАЛЬНОГО МЕНТАЛИТЕТА В ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Выполнила студентка 5 курса 2512 группы

Т. В. Маркелова

Научный руководитель

к. ф.н., доцент О. Ю. Лысова

Работа защищена

Допустить к защите

Оценка

Самара 2005

Содержание

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по требуемой вам теме. Качественное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Омске и в других городах РФ.

Введение

Глава 1. Понятие менталитет народа как особый объект изучения в русской и зарубежной научной литературе

1.1 Понятия менталитет и ментальность в разных областях человеческих знаний

1.2 Пословицы и поговорки как объект научного исследования

1.3 Выводы по первой главе

Глава 2.Лингвокультурологическое содержание пословиц и поговорок в русском и английском языках

2.1 Принципы классификации пословиц и поговорок

2.2 Предметно-семантическая классификация русских и английских пословиц и поговорок

2.3 Выводы по второй главе

Заключение

Список использованных источников

Введение

Национальный менталитет проявляется в отражении особенностей быта, обычаев, истории и культуры, главным образом в строевых его единицах, к числу которых мы относим и пословицы и поговорки. Главное назначение пословиц – давать народную оценку объективных явлений действительности, выражая тем самым мировоззрение. В пословицах и поговорках выражается свойственный народу склад ума, способ суждения, особенность воззрения; в них проявляются быт и обиход, дух и характер, нравы и обычаи, верования и суеверия.

Вот что сказал И. М. Снегирёв: «Кажется, нигде столь резко и ярко не высказывается внешняя и внутренняя жизнь народов всеми её проявлениями, как в пословицах, в кои облекается его дух, ум и характер» [56, 140].

Пословицы и поговорки наиболее наглядно иллюстрируют и образ жизни, и географическое положение, и историю, и традиции той или иной общности, объединенной одной культурой. На эту тему написано много научных трудов.

Национальная специфика пословиц и поговорок наиболее ясно выявляется при сопоставлении разных языков. Известно, что русские и англичане – люди, живущие в разных социальных и природных условиях и имеющие разную историю, религию, нравы, принципы морали, психологию и т. д.

Актуальность нашей работы заключается в сравнительном культурологическом анализе русских и английских пословиц и поговорок. Несмотря на повышенный интерес к фольклору в последние годы, данная область остаётся мало изученной сферой. В настоящее время возможно говорить лишь о попытках анализа культурно-национальной специфики пословиц и поговорок русского и английского языков в сравнительно-типологическом аспекте.

Целью данной работы является выявление особенностей национального менталитета, зафиксированных в русских и английских пословицах и поговорках.

Цель работы предопределила следующие задачи:

1.Изучить научную литературу, содержащую необходимые сведения по интерпретации пословиц и поговорок.

2.Дать определение понятия менталитет народа.

3.Охарактеризовать принципы классификации пословиц и поговорок русского и английского языков.

4.Провести сопоставительный анализ русских и английских пословиц и поговорок на основе созданной нами предметно-сеемантической классификации.

Объектом работы послужили русские и английские пословицы и поговорки (источники материала: В. И. Даль Пословицы русского народа; Русские пословицы и поговорки под ред. В. П. Аникина; Словарь современных английских и русских пословиц и поговорок; Модестов В. С. Английские пословицы и поговорки и их русские соответствия).

Предметом исследования является лингвокультурологическое содержание пословиц и поговорок в русском и английском языках.

Методологическим основанием работы послужили фундаментальные труды С. Г. Тер-Минасовой, В. Н. Телии, В. Л. Масловой, В. И. Даля, В. П. Аникина, Г. А. Пермякова, А. Т. Хроленко, В. В. Колесова и др.

Методы исследования: избран комплекс взаимодополняющих методов исследования: теоретический анализ литературы, наблюдение, описание, лингвострановедческий метод, сравнительно-сопоставительный метод.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что результаты работы демонстрируют специфическое лингвокультурологическое наполнение пословиц и поговорок в русском и английском языках.

Практическая значимость заключается в возможности использования материалов данного исследования при изучении таких вузовских курсов, как «Фразеология английского языка», «Сравнительная лингвистика».

Структура исследования. Работа состоит из введения; двух глав; заключения; списка использованных источников, включающего 70 наименований.

Глава 1. Понятие менталитет народа как особый объект изучения в русской и зарубежной научной литературе

1.1 Понятия менталитет и ментальность в разных областях человеческих знаний

Понятия менталитет, ментальность с конца 80-х годов XX века получили довольно широкое распространение в отечественной научной и публицистической литературе, средствах массовой информации, стали составной частью лексики современного русского языка. Следует обратить внимание на то, что практически никто из ученых не разграничивал понятия менталитет и ментальность, используя для этого такие слова из западноевропейских языков, как mentality (английский язык), mentaleté (французский язык), mentalitat (немецкий язык). Аналогичная ситуация наблюдается и в современной отечественной и зарубежной гуманитарной науке.

Стремительно вошедшее в обыденную и научную речь понятие менталитет тяготеет к различным отраслям гуманитарного знания. При этом в литературе можно встретить использование синонимов категорий менталитет и ментальность (что вполне допустимо при недостаточной философско-методологической разработанности проблемы).

«Ментальность – это система взглядов, задач и их решений, неявных установок, ценностных ориентаций, умозаключений, особенностей поведения, которая закрепилась в народном сознании, в культурных стереотипах; менталитет – это то, что отличает одни общности от других» [31, 157] .

В словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой менталитет оценивается как понятие «книжное» и определяется как «осмысление мира, прежде всего с помощью образов, окрашенных эмоциональными и ценностными ориентациями, тесно связанными с традициями, настроением, чувством» [40, 350]. Речь, таким образом, идет не столько о системном характере менталитета, а, сколько о некой, включенной в это понятие, совокупности различных явлений духовной жизни.

Термин менталитет достаточно своеобразно определяется в англоязычных словарях. Так, например, известный словарь Webster определяет mentality как mental capacity, то есть как умственную способность, или как mental power, как умственную силу, мощность, как mental outlook, то есть умственный взгляд, умственную перспективу, что можно понимать и как мировоззрение [50]. Приводится значение данного термина и как state of mind – состояние разума.

Схожее определение мы находим и у С. Г. Тер-Минасовой: «понятие менталитет включает в себя склад ума, мироощущение, мировосприятие, психологию. Иными словами, менталитет – это мыслительная и духовная настроенность как отдельного человека, так и общества в целом. Mentality – (degree of) intellectual power; mind, disposition, character (менталитет – уровень интеллектуальных возможностей, склад ума, настроение, характер)» [60, 146].

Перечислим свойства менталитета, выявленные нами по различным источникам:

1. Менталитет включает в себя мышление.

2. Менталитет означает нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознательного, логического и эмоционального, т. е. глубинный и потому трудно фиксируемый источник мышления, идеологии и веры, чувства и эмоций.

3. Одной из сторон менталитета являются нормы поведения.

Менталитет – это не модное понятие, а научная категория, отражающая определенное явление, коренящееся в глубинах народной жизни. Стремясь к уточнению понятия, многие авторы используют весьма неоднозначные или даже метафорические описания, относя их то к менталитету, то к ментальности.

Следует заметить, что при всей пестроте и многообразии определений того, что есть менталитет и чем он не является, не утратило актуальности следующее замечание: когда хотят объяснить что-то необъяснимое, как бы витающее в воздухе, но объективно существующее, говорят: «Это наш менталитет»; когда не желают чего-то объяснять – тоже находят отговорку в менталитете.

Что же касается однозначной трактовки понятия, то для каждой области знания он открывается новой, невидимой гранью. И действительно, проблематичным оказывается даже вопрос о приоритете введения термина менталитет в научный оборот. В литературе не обнаруживается четкого различения понятий ментальность и менталитет. Просто одни авторы употребляют первое понятие, другие – второе. Итак, постулируя различие понятий, определим, что такое ментальность и менталитет.

Из истории науки известно, что понятие ментальность было предложено Леви-Брюлем, который использовал его для описания особого мышления дикарей. Люсьен Февр и Марк Блок, заимствовав это понятие у Леви–Брюля, применили его для обозначения общего умонастроения, склада ума, коллективной психологии, умственного инструментария, психологической оснастки людей, принадлежащих к одной культуре, являющихся членами одного общества. Общий менталитет дает им возможность по-своему воспринимать и осознавать свое природное и социальное окружение и самих себя.

Такой подход позволяет давать очень широкое толкование категории менталитет и использовать ее для обозначения любого более или менее устойчивого комплекса представлений о мире. Однако именно картина мира, включающая в себя представления о личности и ее отношении к социуму, о свободе, равенстве, чести, добре и зле, о праве и труде, о семье и сексуальных отношениях, о ходе истории и ценности времени, о соотношении нового и старого, о смерти и душе (картина мира в принципе неисчерпаема), именно эта картина мира, унаследованная от предшествующих поколений и непременно изменяющаяся в процессе общественной практики, лежит в основе человеческого поведения.

В определенном смысле категория менталитет может быть отождествлена с категорией подсознательная духовность. Выступая в качестве ядра смысловой сферы индивида, менталитет одновременно есть «система заложенных в основание культуры взаимосвязанных универсалий, которые являются формами хранения и трансляции фундаментальных представлений о мире и социального опыта жизни в этом мире» [64, 60].

Под менталитетом мы также понимаем и «исторически сложившееся долговременное умопостигаемое единство наиболее устойчивых представлений, стереотипов и архетипов, проявляющихся на осознаваемом и неосознаваемом уровнях в виде особого образа мыслей, мироощущения и мировосприятия, и имеющего аксиологическое, эмоциональное и поведенческое воплощение» [35, 35].

Элементы, составляющие менталитет, существуют не просто в своей разнородности, а сливаются в некий духовный сплав. «Менталитет воплощает в себе то общее, что лежит в основе сознательного и бессознательного, рационального и эмоционального, общественного и индивидуального, мышления и поведения, веры и образа жизни. Менталитет проявляется в позициях, ценностных ориентациях, мировоззренческих и поведенческих стереотипах, исторических традициях, образе и укладе жизни людей, в языке» [64, 46].

С одной стороны, менталитет определяет наши предпочтения (поведенческие, ценностные, нормативные), с другой – выступает основой отталкивания человека от всего того, что ему чуждо основой неприятия определённых стандартов поведения, идей. Можно сказать, что менталитет – это своего рода вертикальный срез нашего духовно-душевного мира, исследование которого есть поиск ответа на вопрос «почему я такой?».

В российских справочных изданиях последних лет по социально-политическим наукам научное определение понятия менталитет отсутствует. Между тем это слово получает все более широкое распространение, активно завоевывает свое место в социологии, политологии, социальной антропологии, в публицистике и информатике, то есть используется в разных областях человеческих знаний. При этом в одних случаях используется понятие менталитет, в других ментальность.

Отличие этих терминов, по мнению некоторых авторов, состоит в том, что менталитет имеет всеобщее общечеловеческое значение, а ментальность может относиться к различным социальным сферам и историческим временам.

Философский способ интерпретации предопределяет менталитет не только как «тип устройства сознания, мировосприятия, понимания, как способ мировоззрения», но и как «рационально практическую дееспособность, в результате чего возникают культурные феномены» [64, 60].

Философски значимая сущность менталитета проявляется в его глубинной содержательности как способа мышления, познания, понимания, на основании которых выстраивается определённая социокультурная созидательная деятельность.

Определение менталитета с позиций исторической психологии звучит следующим образом: «менталитет – это совокупность всех характеристик, отличающих ум, образ мышления одного человека от другого» [14]. По мнению последователей данного направления, образ или стиль мышления у различных народов неодинаков. У каждого народа свои представления о личности и ее отношении к обществу, о свободе, о равенстве, чести, добре и зле, о ходе истории и т. д.

Социокультурный подход трактует менталитет как «совокупность представлений, воззрений, чувствований общности людей определенной эпохи, географической области и социальной среды, которые влияют на исторические и социокультурные процессы» [64, 136]. Другими словами, менталитет – это некая совокупная характеристика людей, живущих в отдельной культуре, которая позволяет описать своеобразие видения этими людьми окружающего мира и объяснить специфику их реагирования на него.

В современных российских теоретических исследованиях проблем ментальности встречаются достаточно интересные парадоксы. Так, например, посвятив целый раздел учебника по культурологии «ментальности как типу культуры», П. С. Гуревич не пытается даже обстоятельно рассмотреть значение данного понятия, делая лишь некоторые ссылки на других исследователей. В результате такого подхода остаётся фактически нераскрытой сама проблема ментальности как типа культуры.

Одним из важнейших аспектов термина ментальность является «обозначение определённого качества ума, характеристики активно проявленного мышления» [23, 157]. Именно интенсивные отличия способности мыслить, понимать и выражать своё понимание присущи ментальности как характеристике человеческого мышления и деятельности.

Из специальных исследований, центрированных на менталитете, отметим работу В. В. Колесова «Язык и ментальность» (2004), который предлагает следующую трактовку понятия менталитет: «менталитет в своих признаках есть наивно целостная картина мира в её ценностных ориентирах, существующая длительное время, независимо от конкретных экономических и политических условий, основанная на этнических предрасположениях и исторических традициях; менталитет проявляется в чувстве, разуме и воле каждого отдельного члена общества на основе общности языка и воспитания и представляет собой часть народной духовной культуры, которая создаёт этноментальное пространство народа на данной территории его существования» [22, 11].

Специалист в области лингвокультурологии А. К. Михальская, рассматривает термины менталитет, ментальность и душа народа в качестве синонимов и считает, что их значение — это «способ мышления личности или общественной группы, присущая им духовность, склад ума, мировосприятие» [35, 38].

Для этнолога А. П. Садохина менталитет вроде бы также тождествен национальному характеру (душе народа), а еще – психическому складу этноса [48, 164]. Одновременно менталитет для него – это также и «относительно целостная совокупность мыслей, верований, создавших картину мира и скрепляющих единство культурной традиции или какой-либо общности» [48, 247].

Обратимся к понятию национальный менталитет. Под национальным менталитетом обычно понимают «образ мыслей, психологический склад ума, особенности мышления», а также «исторически сложившуюся, устойчивую специфическую форму проявления и функционирования общественного сознания в жизнедеятельности определённой национальной общности людей» [31, 156]. Поскольку существенным элементом национального менталитета является отражение реальных условий жизнедеятельности, практика общения с другими народами, уровень использования их социального, нравственного и интеллектуального опыта, то видно, что понятие менталитет перекрещивается и смешивается с такими понятиями, как национальная психология и национальный характер.

Вырабатываясь исторически и генетически, менталитет образует ту духовно-поведенческую специфичность, которая делает представителей одного народа непохожими на представителей других народов, и в силу этого он становится важным фактором самоидентификации той или иной общности.

Менталитет народа всегда несёт на себе печать национального, ассоциируясь с такими понятиями, как национальное сознание, национальный характер, народный дух и т. п. Он является выражением специфики национального своеобразия. Полноценное знакомство с любой культурой предполагает не только изучение материальных составляющих этой культуры, не только знание её исторической, географической и экономической детерминант, но и попытку проникновения в образ мышления нации, попытку взглянуть на мир глазами носителей языка этой культуры. Национальный менталитет заявляет о себе в привычках, обычаях, передающихся из поколения в поколение, в нормах поведения.

Менталитет обусловлен национальными, культурными, цивилизационными, географическими и социально-политическими особенностями жизни и деятельности людей. Поэтому его изучение обязывает учитывать влияние на поведение людей окружающих условий, быта, климата, традиций и других обстоятельств.

По словам Э. Гуссерля, «как бы ни были враждебно настроены по отношению друг к другу европейские нации, у них всё равно есть внутреннее родство духа, пропитывающее их и преодолевающее национальные различия» [14].

Общее сближает народы, позволяет увидеть и понять неповторимость культуры, традиций, предопределяет уважительное отношение к государству и его народу.

Человеческая культура, социальное поведение и мышление, как известно, не в состоянии существовать без языка и вне языка. Мышление и мыслительные реакции содержат заложенные в них и оценочные отношения, и соответствующие им смысловые ориентации деятельности.

«Менталитет скрывается в поведении, оценках, манере мыслить и говорить. Выучить и подделать его нельзя, можно лишь «впитать» вместе с тем языком, который вмещает в себя мировоззрение и коды данной культуры» [64, 43].

Являясь средством человеческой коммуникации и потому социальным и национальным по своей природе, язык не может не нести на себе отпечатки особенностей мировоззрения, этических и культурных ценностей, а также норм поведения, характерных для данного языкового сообщества. Каждая национальная культура есть результат проявленной деятельности национального менталитета, так как национальная культура не существует вне национального менталитета. Все это находит свое отражение в лексике языка, о чем говорится много и часто. Понимаемый нами менталитет составляет часть народной культуры.

Так как к особенностям менталитета относятся черты национального характера, определенная этническая модель окружающей действительности, мироощущение и мировосприятие, специфика поведения представителей изучаемой лингвокультурной общности, то именно поэтому для раскрытия духовной структуры общества мы используем такую категорию, как национальный характер. С. М. Арутюнян определяет его как «своеобразный национальный колорит чувств и эмоций, образа мыслей и действий, устойчивые и национальные черты привычек и традиций, формирующихся под влиянием условий материальной жизни, особенностей исторического развития данной нации и проявляющихся в специфике ее национальной культуры» [60, 156]. Довольно распространенным является мнение о национальном характере, согласно которому это не совокупность специфических, своеобразных, присущих только данному народу черт, но своеобразный набор универсальных общечеловеческих черт. На уровне бытового сознания существование у каждого народа национального характера не вызывает сомнений, является как бы аксиомой. Особенно часто эта мысль возникает во время пребывания, даже самого краткого, в чужой этнической среде. Оно укрепляет убеждение в том, что люди этой общности во многих отношениях сильно отличаются от нашей: об этом свидетельствуют черты их жизни и быта, порой даже внешний облик людей, их поведение и пр. Национальный характер оказывается как бы ключом к объяснению жизни народа, и даже его истории.

«Когда речь идет о русском национальном характере, первая и немедленная ассоциация – это душа, которая обычно сопровождается постоянным эпитетом: загадочная. Загадочной представляется русская душа иностранцам, которые много об этом говорят и пишут – то с восхищением, то с насмешкой. Русское слово душа гораздо более распространено, чем английское soul и играет огромную роль в духовной жизни русского народа. Для русского народа, у которого в национальной системе ценностей на первом месте стоит духовность, душа, главное, стержневое понятие, превалирующее над рассудком, умом, здравым смыслом. Англоязычный же мир, наоборот, поставил в основу своего существования Его Величество Здравый Смысл» [60, 150].

Таким образом, говоря о менталитете той или иной нации, народа, мы затрагиваем сложную, многослойную совокупность механизмов и способов действия, тесно связанных с многовековой культурой народа, ее обретенными и закрепленными способами реагирования на изменения внешнего мира, определяющими поведение нации.

В целом, понятие менталитет включает в себя следующие содержательные компоненты:

образ жизни как относительно самостоятельную систему основных форм жизнедеятельности человека, социальной группы, общества, связанную с национальным укладом, стилем, обрядностью, бытом и др.;

духовные основы народной жизни, взятые в широких исторических рамках (истоки в форме исторической памяти, историческое наследие как духовно-нравственный потенциал, проявляющийся в исторической идентификации);

национальную психологию (национальный характер).

Мы приходим к следующим выводам: во-первых, менталитет – это целостная картина мира в её ценностных ориентирах, существующая длительное время, независимо от конкретных экономических и политических условий, основанная на этнических предрасположениях и исторических традициях; менталитет проявляется в чувстве, разуме и воле каждого отдельного члена общества на основе общности языка и воспитания и представляет собой часть народной духовной культуры, которая создаёт этноментальное пространство народа на данной территории его существования; во-вторых, национальный менталитет – это образ мыслей, психологический склад ума, особенности мышления; в-третьих, национальный менталитет неразрывно связан с национальным характером, под которым понимается не только совокупность специфических, своеобразных, присущих только данному народу черт, но также своеобразный набор универсальных общечеловеческих черт.

1.2 Пословицы и поговорки как объект научного исследования

Давно замечено, что мудрость и дух народа проявляются в его пословицах и поговорках, а знание пословиц и поговорок того или иного народа способствует не только лучшему знанию языка, но и лучшему пониманию образа мыслей и характера народа.

Пословица есть кратко и точно сформулированный итог долгого опыта, итог впитывания прошедшего.

Пословицы и поговорки сопровождают людей с давних времен. Такие выразительные средства, как точная рифма, простая форма, краткость сделали пословицы и поговорки стойкими, запоминаемыми и необходимыми в речи.

Пословицы и поговорки возникли в далекое время и уходят своими корнями в глубь веков. Многие из них появились еще тогда, когда не было письменности. Поэтому правильнее будет сказать, что пословицы и поговорки имеют народное происхождение, что их первоисточник находится в коллективном разуме народа.

А. Н. Афанасьев писал, что «пословицы по самой форме своей не подвержены искажению и потому являются памятником издавна сложившихся воззрений. Пословицы являются главным источником мудрости предков, хранителями памяти и орудием передачи человеческого опыта» [6, 15].

На принадлежность пословицы именно к сфере фольклора указывает устный характер передачи этих единиц. Уже в самом своем названии пословица содержит непосредственное указание на отношение к устной речи. В. И. Даль рассматривает пословицу как продукт исключительно народной среды общения: «Что за пословицами и поговорками надо идти в народ, в этом никто спорить не станет, в образованном и просвещенном обществе пословицы нет. Готовых пословиц высшее общество не принимает, потому что это картины чуждого ему быта, да и не его язык; а своих не слагает, может быть, из вежливости и светского приличия: пословица колет не в бровь, а прямо в глаз» [15, 10].

Пословицы и поговорки, являясь частью культуры данного народа, всегда оставались и останутся актуальными. В любое время пословицы и поговорки будут характерной чертой данного народа, объектом внимания и исследования.

Тенденцию исследования пословично-поговорочного фонда как своеобразного хранилища сведений о народной жизни, некоего зеркала, отражающего не только быт, но и историю, верования, обычаи, обряды русского народа, можно проследить по работам учёных именно XIX в. – И. М. Снегирёва, П. Рыбникова, Ф. И. Буслаева, И. Д. Белова и др.

Наряду с фольклористским, литературоведческим, собственно лингвистическим подходами к исследованию пословиц и поговорок в XX в. возник еще один, лингвокультурологический. Пословицы и поговорки оказались интересны исследователям в аспекте воплощения в них как устойчивых фразах народной психологии и философии, того, что В. Гумбольдт в своё время назвал народным духом, духовной самобытностью.

«В основе лингвокультурологии лежит изучение кумулятивной (накопительной) функции языка, в которой язык выступает как хранилище и средство передачи внеязыкового коллективного опыта, а наиболее ярко они проявляются в пословицах и поговорках» [31, 108].

Постановка проблемы исследования пословиц и поговорок в лингвокультурологическом аспекте стала возможной в связи со становлением теории лингвострановедения, введением понятия культурный компонент значения, которое представлено в работе Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова [10, 25].

Лингвокультурологическй анализ пословиц и поговорок неразрывно связан с внешними факторами: с историей страны, ее культурой, бытом и т. д. Исследование пословиц и поговорок в лингвострановедческом аспекте, помогает уточнить, а в ряде случаев установить дополнительные смысловые оттенки пословиц с национально-культурной семантикой.

Между тем, учитывая, что пословицы и поговорки заключают в себе свод народной опытной премудрости, имеет смысл проанализировать весь этот свод с точки зрения содержащейся в нём информации, или, по крайней мере, выявить главные его составляющие и рассмотреть основные отражённые в нём концепты.

Пословицы и поговорки реагируют на все явления действительности, отражают жизнь и мировоззрение народа во всем многообразии, они передают бытовые, социальные, философские, религиозные, морально-этические, эстетические народные взгляды. Главное назначение пословиц — давать народную оценку объективных явлений действительности, выражая тем самым мировоззрение. И с этой задачей пословицы справляются весьма успешно. Их тематика поистине безгранична. Они охватывают решительно все стороны жизни человека, самые различные взаимосвязи между разными явлениями действительности.

Дадим определение понятий пословица, поговорка. В работе В. Л. Архангельского пословицы и поговорки рассматриваются как особый тип вторичных языковых знаков, включаемых в круг фразеологических единиц [5, 147].

Одной из самых заметных теоретических работ по разграничению понятий пословица и поговорка является типологическая классификация Г. А. Пермякова. В ней указывается, что «пословица – грамматически законченное (имеющее вид предложения) изречение с образной мотивировкой общего значения, т. е. требующее расширительного толкования» [41, 150]. «Поговорка – грамматически незаконченное (не составляющее предложения) изречение с образной мотивировкой общего значения» [41, 155].

Сходные определения можно встретить и в толковых словарях, а также во многих специальных статьях и исследованиях.

В толковом словаре С. И. Ожегова даётся следующее определение: «пословица – краткое народное изречение с назидательным содержанием, народный афоризм» [40, 568]. Поговорка – это «краткое устойчивое выражение, преимущественно образное, не составляющее, в отличие от пословицы, законченного высказывания» [40, 530].

М. А. Мещерякова интерпретирует пословицу как «краткое, законченное, образное изречение обобщающего характера; поучительное жизненное наблюдение, применимое к самым различным случаям и ситуациям; малая жанровая форма фольклора» [33, 34]. Поговорка – меткое образное выражение, не заключающее в себе обобщающего смысла. Является не законченным выражением, а только его частью. Может быть частью пословицы, самостоятельным выражением, придающим речи выразительность, или заимствованием из литературного произведения» [33, 35].

Составитель знаменитого словаря русских пословиц В. Даль дает следующее определение пословицы: «пословица – коротенькая притча; сама же она говорит, что голая речь не пословица. Это – суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Пословица – обиняк, с приложением к делу, понятый и принятый всеми. Но одна речь не пословица: как всякая притча, полная пословица состоит из двух частей: из обиняка, картины, общего суждения и из приложения, толкования, поучения; нередко, однако же, вторая часть опускается, предоставляется сметливости слушателя, и тогда пословицу почти не отличишь от поговорки. Вот примеры полных пословиц: «Во времени пождать, у бога есть что подать»; «Всякая рыба хороша, коли на уду пошла». Поговорка, по народному же определению, цветочек, а пословица ягодка; это верно. Поговорка – окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяет только прямую речь окольною, не договаривает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает. Она не говорит: он пьян; а скажет: «У него в глазах двоится, он навеселе, язык лыка не вяжет, он не свиснет, он закатил за ворот, он по одной половице не пройдет, он мыслете пишет» и пр. Вместо «он глуп» она говорит: «У него не все дома, одной клепки нет, он на цвету прибит, трех не перечтет; под носом взошло, а в голове и не посеяно» и пр. Замест ровни, дружки говорит она: «Одного поля ягода, одного сукна епанча, одной руки пальцы» и пр. Выражая, например, общее понятие одиночества, поговорка различает состояние это, по всем его отношениям: «Один, как верста в поле; один, как маков цвет; один, как золотой перстень; один, как перст; один, как порох в глазу; один, как бухалень (как выпь на болоте), как медведь в берлоге» и пр.» [15,10].

В лингвистическом энциклопедическом словаре пословица определяется как «краткое, устойчивое в речевом обиходе, как правило, ритмически организованное изречение назидательного характера, в котором зафиксирован многовековой опыт народа, имеющее форму законченного предложения, обладающее буквальным и переносным значением, или только переносным» [28, 253].

Longman Contemporary English Dictionary определяет пословицу следующим образом: «proverb – a short well-known statement that contains advice about life in general» [69, 323].

М. И. Дубровин прослеживает понятийное содержание термина пословица [17, 10]:

a) краткость, лаконичность (proverb is... short...);

b) пословица – это предложение (proverb is a short sentence....);

c) пословица – это цитата (.....that people often quote...);

d) пословица уходит своими корнями в глубь веков (proverb is ancient);

e) пословица отражает правдивые явления (proverb is true);

f) пословица – хранительница мудрости народа (that gives or tells you something about human life and problems in general).

Итак, мы рассмотрели различные определения пословиц и поговорок и установили их свойства. В нашем исследовании мы будем опираться на следующие трактовки пословицы и поговорки, так как они дают предельно точное и ясное представление о данных терминах:

«Пословица – это краткое, нередко ритмизованное изречение, представляющее собой законченное предложение и выражающее определенное умозаключение» [26, 57].

«Поговорка – широко распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо жизненное явление. В отличие от пословиц, к которым они близки по своей форме, поговорки лишены прямого поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением какого-либо явления» [26, 57].

Главной особенностью пословицы является ее законченность и дидактическое содержание. Поговорка отличается незавершенностью умозаключения, отсутствием поучительного характера.

В настоящее время существует множество словарей, которые ставят своей целью выявить наиболее употребительные пословицы и поговорки, встречающиеся в языке; раскрыть смысл пословиц и поговорок, имеющих переносное содержание; показать употребление их в художественной литературе. Словари пословиц и поговорок являются самостоятельной лексикографической работой наряду со словарями фразеологизмов и сборниками крылатых слов и выражений. Дело в том, что пословицы и поговорки отличаются от фразеологизмов, афоризмов, от крылатых выражений.

От фразеологизмов пословицы и поговорки отличаются в структурно-семантическом отношении: «они представляют собой законченное предложение. В основе их целостного смыслового содержания лежат не понятия, а суждения. Поэтому пословицы и поговорки не могут быть носителями лексического значения, которое присуще фразеологизмам; смысл их может быть передан только предложением (нередко развернутым), тогда как значение фразеологизма передается словом или словосочетанием. Отличие пословиц от фразеологизмов состоит также в том, что пословицы могут одновременно употребляться в буквальном и в переносном значении. Пословицы, в силу своей двуплановости, а также поговорки, употребляющиеся в буквальном смысле, состоят из слов с вполне определенным самостоятельным лексическим значением, чего нельзя сказать о фразеологизмах, компоненты которых полностью или частично лишены семантической самостоятельности. Слова, входящие в состав пословиц и поговорок и выражающие наиболее существенные стороны мысли, нередко выделяются или, по крайней мере, могут быть выделены логическим ударением. Почти ни на одном из компонентов фразеологизма нельзя сделать логического ударения. Фразеологизмы, таким образом, лишены актуального членения» [25,98].

По определению Н. Т. Федоренко и Л. И. Сокольской, афоризмы – «краткие, глубокие по содержанию и законченные в смысловом отношении суждения, принадлежащие определенному автору и заключенные в образную, легко запоминающуюся форму» [62, 125]. Сфера появления и обращения афоризмов – литературный язык.

В отличие от крылатых выражений, пословицы и поговорки имеют народное, как уже отмечалось ранее, а не книжное происхождение. Однако, далеко не всегда удается установить, принадлежит ли то или иное выражение определенному автору или писатель заимствовал его из народной речи.

Пословица – самоценное высказывание. Она несёт в себе безусловную истину и без применения к жизненной ситуации. Она не характеристика. Пословица не определяет лицо, действия, обстоятельства, а несёт в себе некий нравственный закон, безусловный для любого человека. Её действие распространяется не на конкретное событие, а на весь срок человеческого существования. Это народная «заповедь», которой должны следовать все люди.

Поговорка же, наоборот, высказывается для характеристики обстоятельства, человека или его поведения. Она воспринимается как реплика диалога и содержит иронию, даже сатиру.

Изучение фольклора важно для развития многих наук. К фольклору обращаются лингвисты, историки, психологи, социологи. Упорядочивание, накапливание знаний в этой области необходимо для укрепления национальной науки и культуры.

Пословицы и поговорки являются важнейшим материалом для изучения исторических событий, этнографии, быта и мировоззрения народа. Выдержав оценку временем, они органично слились с речью; всегда будут украшать ее остроумием, способностью метко и точно охарактеризовать все многообразные проявления жизни.

Сравнение пословиц и поговорок разных народов показывает, как много общего имеют эти народы, что, в свою очередь, способствует их лучшему взаимопониманию и сближению. В пословицах и поговорках отражены богатый исторический опыт народа, представления, связанные с трудовой деятельностью, бытом и культурой людей. Правильное и уместное использование пословиц и поговорок придает речи неповторимое своеобразие и особую выразительность.

Таким образом, пословица – это краткое, нередко ритмизованное изречение, представляющее собой законченное предложение и выражающее определенное умозаключение, а поговорка – широко распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо жизненное явление. В отличие от пословиц, к которым они близки по своей форме, поговорки лишены прямого поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением какого-либо явления.

Главной особенностью пословицы является ее законченность и дидактическое содержание. Поговорка отличается незавершенностью умозаключения, отсутствием поучительного характера. Пословица – грамматически законченное (имеющее вид предложения) изречение, поговорка – грамматически незаконченное (не составляющее предложения) изречение.

Пословицы и поговорки отличаются от фразеологизмов, афоризмов, от крылатых выражений. Отличия пословиц и поговорок от фразеологизмов состоят в том, что, во-первых, смысл пословиц и поговорок может быть передан только предложением (нередко развернутым), тогда как значение фразеологизма передается словом или словосочетанием, во-вторых, пословицы могут одновременно употребляться в буквальном и в переносном значении.

В отличие от пословиц и поговорок, афоризмы – это краткие, глубокие по содержанию и законченные в смысловом отношении суждения, принадлежащие определенному автору и заключенные в образную, легко запоминающуюся форму. Сфера появления и обращения афоризмов – литературный язык. В отличие от крылатых выражений, пословицы и поговорки имеют народное, а не книжное происхождение.

1.3 Выводы по первой главе

Таким образом, говоря о менталитете той или иной нации, народа, мы затрагиваем сложную, многослойную совокупность механизмов и способов действия, тесно связанных с многовековой культурой народа, ее обретенными и закрепленными способами реагирования на изменения внешнего мира, определяющими поведение нации.

Понятие менталитета включает в себя образ жизни; духовные основы народной жизни; национальный характер.

В нашем исследовании мы придерживаемся следующего определения понятия менталитет – это целостная картина мира в её ценностных ориентирах, существующая длительное время, независимо от конкретных экономических и политических условий, основанная на этнических предрасположениях и исторических традициях; менталитет проявляется в чувстве, разуме и воле каждого отдельного члена общества на основе общности языка и воспитания и представляет собой часть народной духовной культуры, которая создаёт этноментальное пространство народа на данной территории его существования.

Национальный менталитет – это образ мыслей, психологический склад ума, особенности мышления. Национальный менталитет неразрывно связан с национальным характером, под которым понимается не только совокупность специфических, своеобразных, присущих только данному народу черт, но также своеобразный набор универсальных общечеловеческих качеств.

В нашей работе под пословицей понимается краткое, нередко ритмизованное изречение, представляющее собой законченное предложение и выражающее определенное умозаключение, под поговоркой – широко распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо жизненное явление.

Главными особенностями пословицы являются ее законченность и дидактическое содержание, а поговорка отличается незавершенностью умозаключения, отсутствием поучительного характера. В грамматическом плане пословица – законченное (имеющее вид предложения) изречение, а поговорка – незаконченное (не составляющее предложения) изречение.

Пословицы и поговорки существенным образом отличаются от фразеологизмов, афоризмов, крылатых выражений. Отличия пословиц и поговорок от фразеологизмов состоят в том, что смысл пословиц и поговорок может быть передан только предложением (нередко развернутым), а также пословицы и поговорки могут одновременно употребляться в буквальном и в переносном значении. Афоризмы – это краткие, глубокие по содержанию и законченные в смысловом отношении суждения, принадлежащие определенному автору и заключенные в образную, легко запоминающуюся форму. Сфера появления и обращения афоризмов – литературный язык. Крылатые выражения имеют книжное происхождение, а не народное.

Глава 2. Лингвокультурологическое содержание пословиц и поговорок в русском и английском языках

2.1 Принципы классификации пословиц и поговорок

В идиоматике языка, то есть в том слое, который, по определению национально специфичен, отображается система ценностей, общественная мораль, отношение к миру, к людям, к другим народам. Пословицы и поговорки наиболее наглядно иллюстрируют и образ жизни, и географическое положение, и историю, и традиции той или иной общности, объединенные одной культурой.

Каждый, кто имел дело со сборниками пословиц и поговорок, знает, как трудно бывает найти в них нужное изречение или хотя бы установить, что такового там нет. В фольклористике еще не сложилось единой классификации паремий, в частности пословиц и поговорок. В связи с этим испытывают трудности и составители сборника, и пользователи. Любая классификация фольклорного текста условна. У каждого принципа классификации: по опорным словам, алфавиту, тематического, идейного, по месту или по времени собирания, по собирателю, по признаку происхождения (по народам и языкам) – есть свои положительные и отрицательные стороны. В старинных сборниках пословицы и поговорки в основном размещены в алфавитном порядке. Наиболее распространено распределение материала по идейно - тематическим группам.

При существующей практике издания одна и та же пословица в разных сборниках попадает в совершенно различные разделы. Более того, в одном и том же сборнике сходные и просто одинаковые изречения оказываются в разных разделах. Это относится даже к такому образцовому изданию, как сборник В. И. Даля «Пословицы русского народа». В свою очередь, составители и редакторы сборников испытывают наибольшие трудности именно в размещении пословичного материала и его рубрикации. Все дело – в отсутствии единой и сколько-нибудь удовлетворительной классификации изречений.

Разумеется, потребность в такой классификации не ограничивается удобствами читателей или редакторов. Вопрос о научной классификации пословиц и поговорок – коренной вопрос современной паремиологии, без решения которого не может развиваться сама эта наука.

В настоящее время существует несколько типов классификации пословичных изречений. Остановимся на важнейших из них.

1. Алфавитная классификация. Она требует размещения пословиц в алфавитном порядке в зависимости от начальных букв первого слова. Так расположены пословицы и поговорки в большинстве старинных русских сборников и во многих современных изданиях. Неоспоримым достоинством алфавитной системы является ее простота. Однако при таком способе размещения варианты одной и той же пословицы, начинающиеся с разных букв, попадают в разные места. Особенно неудобен этот способ для классификации переводных пословиц, ибо любое изречение можно перевести так, что оно будет начинаться с какой угодно буквы.

Что касается английских пословиц и поговорок, то «Словарь современных английских пословиц и поговорок» так же, как и пособие «Английские пословицы и поговорки и их русские соответствия» под редакцией В. С. Модестова, на основе которых и проводился лингвокультурологический анализ, предлагает алфавитный порядок расположения пословиц и поговорок.

2. Классификация по опорным словам (она же лексическая, или энциклопедическая) подразумевает распределение пословиц по тем узловым словам, из которых данное изречение состоит. Так, пословицу «Куй железо, пока горячо» можно отнести в группу, объединяющую все изречения о кузнецах и ковке, а также в группу, которая говорит о железе (или других металлах), и в группу, посвященную всему горячему. Этот способ удобен для отыскания некоторых, уже известных пословиц, но плох тем, что при нем одинаковые по смыслу, но разные по лексическому составу изречения попадают в разные группы, а близкие по словам, но разные по смыслу – в одну.

3. Монографическая классификация строится на группировке пословиц по месту или по времени их собирания и по собирателю. Именно так составлена книга «Пословицы, поговорки, загадки в рукописных сборниках XVIII-XX веков», выпущенная издательством АН СССР в 1961 г. Этот способ классификации и публикации пословиц очень удобен для изучения истории вопроса, но, как и два предыдущих, он абсолютно не гарантирует отсутствия многочисленных повторов и внутренней неупорядоченности.

4. Генетическая классификация разделяет материал по признаку происхождения, в частности по языкам и народам, его породившим. Генетическая система повторяет многие особенности монографической, в том числе все главные ее недостатки, связанные с бесконечным повторением одинаковых текстов.

5. Тематическая классификация предполагает распределение пословичных изречений по темам высказывания, т. е. по их содержанию. Так, пословицу «Сапожник без сапог» она отнесет в группу о жизни (труде) сапожников, шире – ремесленников, еще шире – трудящихся вообще. Такова система классификации В. И. Даля и подавляющего большинства советских паремиологов. Тематическая классификация позволяет отвлечься от многих необязательных (чисто внешних) элементов изречения и обратить внимание на более существенное в нем. Однако и эта система не лишена ряда серьезных недостатков. Во-первых, многие пословичные изречения (собственно пословицы и поговорки) употребляются в переносном смысле, т. е. отличаются многотемностью, и потому не могут быть втиснуты в рамки одной узкой темы. Во-вторых, все предметно-тематические классы, предлагаемые паремиологами, взаимно перекрещиваются и потому не дают (и не могут дать) однозначного решения. В самом деле, куда следует поместить пословицу о «жадности богачей», если в сборнике (и в системе) есть отдельный раздел о жадности и отдельный – о богачах? И, наконец, в-третьих, сама разбивка на тематические группы весьма произвольна, и каждым исследователем и составителем сборника решается по-своему.

Таким образом, каждая из описанных систем обладает своими достоинствами и недостатками и может с тем или иным успехом применяться в отдельных случаях. Однако эти системы обладают одним общим недостатком: все они опираются на случайные признаки, не связанные или почти не связанные с природой самих изречений. Именно поэтому ни одна из существующих ныне систем классификации пословиц и поговорок не может служить основой для создания объективной теории жанра.

Знаменитый Владимир Даль выделил для своих пословиц сто семьдесят девять тематических рубрик: пословицы о предметах веры (бог, грех, набожность, раскол и проч.), о судьбе (терпенье, надежды и др.), о счастье (удаче), о богатстве и бедности, тороватости, скупости, о бережливости и мотовстве и прочем. Эта тематика столь же обширна, как жизнь народа. Поставленный перед необходимостью учитывать многозначность пословиц, В. И. Даль очень часто одну и ту же пословицу помещал в разные тематические рубрики.

Конечно, опыт классификации пословиц по темам опирается на их реальные свойства: у каждой пословицы есть своя тема – многозначность пословичного суждения не означает отсутствия тематических границ. И именно эта многозначность в пределах темы делает пословицы трудными для толкования. По этой же причине очень редки удачные тематико-классификационные системы в сборниках: они не строги, рубрики перекрывают друг друга – сборниками трудно пользоваться, порой не найдёшь того, что ищешь.

М. А. Рыбникова предлагает классификацию, построенную на смысловом принципе:

1) окольное выражение, говорящее о человеке, характеристика внутренних и внешних качеств человека;

2) состояние человека: физическое, материальное, психическое;

3) определение и оценка действия;

4) обстоятельства: причина, место, время действия;

5) явления, предметы, их определение и оценка. Количество и качество [47, 162].

Среди разных словарей по фразеологии заслуживает отдельного упоминания справочник Р. И. Яранцева «Русская фразеология. Словарь-справочник». Словарь содержит около 1500 фразеологизмов, расположенных по 96 тематическим разделам, которые охватывают три большие темы: «Эмоции и чувства человека», «Свойства и качества характера человека», «Характеристика явлений и ситуаций» [67, 10].

Автор «Англо-русского фразеологического словаря с тематической классификацией» П. П. Литвинов использует простую тематическую классификацию [2, 3]. В основу её положено разделение всего отобранного материала (около трёх с половиной тысяч выражений) на 13 групп. В свою очередь каждая из групп разбивается на подгруппы: интеллект, мышление; эмоции, чувства; восприятие окружающего мира, оценка действительности; работа; время; количество; качество; счастье, успех; мораль; поведение; отношения между людьми; информация; борьба. Приложение. Пословицы и поговорки.

Перейдём к классификации, составленной нами. В данной работе была предпринята попытка распределить пословицы и поговорки по семантическому принципу. В основу подачи материала положено распределение пословиц и поговорок по определённым темам. Расположение пословиц и поговорок по смыслу, по их внутреннему значению является, на наш взгляд, самым верным и толковым.

У каждой пословицы и поговорки существует предметно-тематическая область, вне которой их в речи не используют, хотя переносный смысл их и мог бы «покрыть» и другие жизненные явления. В темах пословиц и поговорок отражается как история народа, так и народный быт, и мировоззренческие понятия.

На основе данной классификации можно видеть, что говорит народ о той или иной стороне житейского быта, сделать вывод, общее заключение о духовной и нравственной особенности народа, о его житейских отношениях.

Работая над составлением классификации, мы пришли к выводу, что пословицы и поговорки определяют людей, явления, поступки, действия обязательно с оценочной точки зрения. Эмоционально-оценочная и изобразительная функция поговорок – главное их свойство.

Если говорить о пословичных системах русского и английского языков, то можно с уверенностью утверждать, что они принципиально отличаются, так как складывались в совершенно различных исторических и общественно-экономических условиях. Можно сказать, что они не совпадают в той же мере, в какой не совпадают условия развития двух народов: от географического положения и климатических условий до различий в национальных характерах, темпераментах, менталитете и в самих языках, которые все эти несовпадения, безусловно, отражают. Именно поэтому в русском языке есть много пословиц и поговорок, которые совершенно не имеют (и объективно иметь не могут) соответствий в английском языке; верно и обратное: многие английские пословицы и поговорки не имеют даже приблизительных соответствий в русском языке. Поэтому для пословиц и поговорок русского и английского языка мы разработали разные классификации.

Исследование строилось на материале 1200 английских половиц и поговорок из «Словаря современных английских пословиц и поговорок» и 3 000 английских пословиц из пособия «Английские пословицы и поговорки и их русские соответствия» под ред.

В. С. Модестова, включающего помимо поговорок и фразеологические обороты.

Для анализа русских пословиц и поговорок был использован сборник В. Даля «Пословицы русского народа», включающий 30 000 пословиц.

Пословицы и поговорки, приведённые ниже по тематическим рубрикам, отражающие положительную или отрицательную оценку тех или иных человеческих качеств, можно считать показателем этических норм, правил социальной жизни и поведения в обществе, отношения нации через ее культуру и язык к миру, другим народам и культурам.

2.2 Предметно-семантическая классификация русских и английских пословиц и поговорок

Наша классификация русских пословиц и поговорок основана на классификации В. Даля. Мы выделили 74 рубрики. Слова-названия рубрик приводятся ниже по алфавиту. Примеры пословиц по рубрикам приводятся ещё ниже, на стр. 38-48.

Активность, инициатива; беда, горе, несчастье; бедность, недостаток в чём-либо; бездействие, беспечность; бережливость; болтливость; боль; взаимопомощь, товарищество; видимость и сущность; виновность, расплата; выгода; глупость; гостеприимство; долг, ответственность; дом, родина; досада; дружба; жадность; жизненный опыт; желание; жизненные трудности; запасливость; избыток, излишество; изобретательность; индивидуальность; коллектив, общество; компромисс; красота; лень; любовь; любопытство; молодость, неопытность; надежда, ожидание; начало и конец; неблагодарность; недостижимое, несбыточное; незнание; неожиданная неприятность; неожиданность; непонимание; непоследовательность, нелогичность; неторопливость, медлительность; обещание; одарённость, способности; одинаковость, подобие; одиночество; оплошность, ошибка; опоздание, запоздалость; опытность, мастерство; осторожность; повторяемость; подарки; потеря; правда; приветствия, пожелания; причина и следствие; равнодушие, безответственность; решительность; риск, рискованность; свобода; своё и чужое; своевременность; семейно-родственные отношения; слухи, молва; смелость, решительность; социальные отношения; трудолюбие; тяжёлое, безвыходное положение; удача; ум; умеренность; упрямство; утешение; учение, знания; ценность, незаменимость; честь.

Для английских пословиц и поговорок мы выделили 60 рубрик: беда, горе, несчастье; бедность, недостаток в чем-либо; бережливость; беспокойство, суетливость; болтливость; покойство, суетливость вид; видимость и сущность; виновность, расплата; возраст; враждебность; высокомерие, гордость; глупость; гостеприимство; долг, ответственность; дружба; жадность; желание; жизненный опыт; жизненные трудности; здоровье; изобретательность; индивидуальность; коварство, лицемерие; кротость; легкомыслие, беспечность; лень; любовь; любопытство; надежда, ожидание; наказание, порицание; начало и конец; невыполнимое условие; неторопливость, медлительность; нерешительность; одинаковость, подобие; опытность, мастерство; осторожность; печаль; положение в обществе; поступки; причина и следствие; равнодушие, безответственность; радость, веселье; риск; свобода; своевременность; семейно-родственные отношения; сила – слабость; слухи, молва; смелость, решительность; социальные отношения; субъективная оценка; трудолюбие; трусость; ум; умения и навыки; упрямство; учение и знания; хвастовство; хитрость, льстивость.

В представленных нами классификациях пословиц и поговорок русского и английского языков полностью совпадают следующие категории нравственных представлений: беда, горе, несчастье; бедность, недостаток в чём-либо; бережливость; болтливость; видимость и сущность; виновность и расплата; глупость; гостеприимство; долг, ответственность; жадность; дружба; желание; жизненный опыт; жизненные трудности; изобретательность; индивидуальность; лень; любовь; любопытство; надежда и ожидание; начало и конец; неторопливость, медлительность; одинаковость, подобие; опытность, мастерство; осторожность; положение в обществе; причина и следствие; риск; свобода; семейно-родственные отношения; слухи, молва; социальные отношения; трудолюбие; ум; упрямство; учения, знания.

В классификации пословиц и поговорок русского языка не представлены следующие категории: беспокойство, суетливость; вид; возраст; враждебность; высокомерие, гордость; здоровье; коварство, лицемерие; кротость; легкомыслие, беспечность; наказание, порицание; невыполнимое условие; нерешительность; печаль; поступки; равнодушие, безответственность; радость, веселье; сила-слабость; смелость, решительность; субъективная оценка; трусость; умения и навыки; хвастовство; хитрость, льстивость.

В классификации пословиц и поговорок английского языка не представлены такие категории, как: активность, инициатива; боль; взаимопомощь, товарищество; виновность, расплата; выгода; дом, родина; досада; запасливость; избыток, излишество; коллектив, общество; компромисс; красота; молодость, неопытность; недостижимое, несбыточное; незнание; неожиданная неприятность; неожиданность; непонимание; непоследовательность, нелогичность; обещание; одарённость, способности; одиночество; оплошность, ошибка; опоздание, запоздалость; повторяемость; подарки; потеря; правда; приветствия, пожелания; равнодушие, безответственность; своё и чужое; тяжёлое, безвыходное положение; удача; умеренность; утешение; ценность, незаменимость; честь.

На основе предложенных нами двух классификаций мы делаем соответствующие выводы.

1. Во многих разделах наблюдаются совпадения или различия в количестве пословиц и поговорок, отражающих следующие ценностные понятия: вежливость, осторожность, решительность, образованность, отношение к труду.

2. В английском языке с более высокой, чем в русском, активностью во фразообразовании преобладают следующие целостные смыслы: осторожность, трудолюбие, сдержанность в речи.

3. В содержательной области русской идиоматики заметно большее пространство, чем в английской, занимают следующие ценностные понятия: опытность, правдоискательство, справедливость.

4.Специфически присущей русской культуре ценностью оказывается гостеприимство.

В первой главе нашей работы мы выяснили, что национальный менталитет неразрывно связан с национальным характером. И важно подчеркнуть, что характер этноса и его ценностные ориентации нередко играют более значительную роль в его исторических судьбах, нежели тип мышления. При описании автопортретов русских и англичан чаще всего встречаются следующие характеристики:

Русские люди – дружелюбные, терпеливые, гостеприимные, готовые помочь друг другу, трудолюбивые, ленивые, совестливые, патриотичные.

Англичане – рациональные, трудолюбивые, свободолюбивые, независимые, сдержанные.

Правдоискательство – это внутренняя духовная доминанта русской национальной личности. Оно отобразилось в следующих выражениях: За правду Бог и добрые люди. Не в силе Бог, а в правде. Правда – свет разума. Кто за правду горой, тот истинный герой. На правду нет суда. Без правды веку не изживёшь.

Русский народ – терпеливый и выносливый, не падающий духом от неудач и верящий в свои силы. Терпение, несомненно, является ценностью:

За терпенье даёт Бог спасенье. Век жить, век ждать. Век живи, век надейся. Терпи, казак, атаманом будешь. Подождём, а своё возьмём. Не потерпев, не спасёшься. Терпенье и труд всё перетрут.

Такие качества, как предусмотрительность, осторожность, представлены в английской идиоматике несколько богаче, чем в русской:

It is ill to waken sleeping dogs. Let sleeping dogs lie. Не следует будить спящих собак. – Не буди лихо, пока оно спит.

Put not your hand between the bark and the tree. Не клади руки между корой и деревом. – Свои собаки грызутся - чужая не суйся.

Как мы выяснили, русская культура относит вербальное выражение эмоций к одной из основных функций человеческой речи, между тем как англо-саксонской культуре свойственно неодобрительное отношение к ничем не сдерживаемому словесному потоку чувств:

Pigs grunt about everything and nothing. Есть повод, нет повода – свинья все равно хрюкает. – На чужой роток не накинешь платок. Язык без костей: что хочет, то и лопочет.

First think, then speak. Сначала подумай, потом говори.

Любовь к Родине считается – и, видимо, вполне справедливо – неотъемлемой чертой русского национального характера: И кости по родине плачут (по преданию, в некоторых могилах слышен вой костей). Рыбам море, птицам воздух, а человеку отчизна вселенный круг. За отечество живот кладут (о воинах).

Англичане же таких слов, как patriotic, motherland, fatherland о себе и о своей собственной стране не употребляют.

«Западная душа» гораздо более рационализирована, упорядочена, организована разумом цивилизации, чем русская душа, в которой всегда остается иррациональный, неорганизованный и неупорядоченный элемент.

Характер народа и особенности его языка взаимовлияют друг на друга, вытекая из менталитета. Язык живёт в личности и хранит то, что можно назвать интеллектуально-духовными генами, которые переходят из поколения в поколение.

Итак, рассмотрим классификацию пословиц и поговорок русского языка.

2.2 Предметно-семантическая классификация пословиц и поговорок русского языка

1. Активность, инициатива:

Куй железо, пока горячо.

На бога надейся, а сам не плошай.

Наш пострел везде поспел. [1]

2. Беда, горе, несчастье:

Беда (никогда) не приходит (не ходит) одна.

На бедного Макара все шишки валятся.

Пришла беда, отворяй ворота.

Слезами горю не поможешь.

Семь бед – один ответ.

3. Бедность, недостаток в чём-либо:

Бедность не порок.

На безрыбье и рак рыба.

Не до жиру, быть бы живу.

Сапожник без сапог.

4. Бездействие, беспечность:

Гром не грянет, мужик не перекрестится.

Как на охоту ехать, так собаки не кормлены.

5. Бережливость:

Копейка рубль бережёт.

6. Болтливость:

Мели, Емеля, твоя неделя.

Слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

Слово – серебро, молчание – золото.

Язык без костей.

Язык до Киева доведёт.

Язык мой - враг мой.

7. Боль:

У кого что болит, тот о том и говорит.

8. Взаимопомощь, товарищество:

Не с деньгами жить, а с добрыми людьми.

Один за всех, все за одного (все за одного, один за всех).

С миру по нитке – голому рубаха.

Свет не без добрых людей.

Свои люди – сочтёмся.

9. Видимость и сущность:

В тихом омуте черти водятся.

Видна птица по полёту (видно птицу (сокола) по полёту).

Мал золотник, да дорог.

Не всё то золото, что блестит.

По одёжке (по платью) встречают, по уму провожают.

10. Виновность, расплата:

Быть бычку на верёвочке.

В чужом пиру похмелье.

Знает (чует) кошка, чьё мясо съела.

На воре шапка горит.

Не пойман – не вор.

Повинную голову (и) меч не сечёт.

Сколько верёвочке ни виться, а конец будет.

11. Выгода:

С паршивой овцы хоть шерсти клок.

Овчинка выделки не стоит.

За морем телушка – полушка, да рубль перевоз.

12. Глупость:

Дуракам (дураку) закон не писан.

Заставь дурака богу молиться, он и лоб разобьёт (расшибет).

На всякого (на каждого) мудреца довольно простоты.

13. Гостеприимство:

Не красна изба углами, а красна пирогами.

Чем богаты, тем и рады.

Что есть в печи, всё на стол мечи.

14. Долг, ответственность:

Долг платежом красен.

Взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Дружба дружбой, а служба службой.

Назвался груз

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Отражение особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и английского языков". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1310

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>