Дипломная работа на тему "Некоторые аспекты перевода прозаических художественных произведений"

ГлавнаяИностранный язык → Некоторые аспекты перевода прозаических художественных произведений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Некоторые аспекты перевода прозаических художественных произведений":


Оглавление

Введение

Глава I. Особенности перевода художественного текста

1.1 Интерпретация при переводе художественного текста

1.2 Трансформации в художественном переводе

1.3 Приёмы создания контекстуальных замен при переводе

1.4 Средства оформления информации в художественном тексте

1.5 Авторский неологизм в художественных произведениях

1.6 Явление искусственных языков и их классификация

Глава II. Использования вымышленного языка «надсат» в романе Э. Бёрджесса и его специфика

2.1 Происхождение идеи создания вымышленного сленга Э. Бёрджесса

2.2 Теория игры в романе Э. Бёрджесса «Заводной апельсин»

2.3 Вымышленный сленг «надсат»: системное описание

2.4 Функции «надсат» в романе «Заводной апельсин»

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

Возможно ли совершенно точно и полно передать на одном языке мысли, выраженные средствами другого языка? Практика переводчиков доказывает, что любое произведение может быть полноценно (адекватно) переведено на русский язык с сохранением всех стилистических и иных особенностей, присущих данному автору. В связи с этим наиболее интересным является перевод безэквивалентной лексики и авторских неологизмов присущих тому или иному произведению художественной литературы.

Придуманный Берджессом сленг британских подростков конца ХХ-го века позже использованный Кубриком в фильме «Заводной Апельсин», оказал заметное влияние на массовую культуру 70-80, а то и 90-х годов. Слова, берущие свое начала от русских, но адаптированные под английский, например govoriting, krasting, moloko, stari kashka и многие другие можно было услышать не только в фильме или прочесть в книге. Сленг «надсат» вошел в европейскую культуру вскоре после появления фильма Кубрика. Популярная в то время английская певица Кейт Буш записала песни с названиями "Babooshka" и "Kashka from Baghdad", нередко в ее песнях проскакивают russkie слова. Голландская синти-поп группа Future World Orchestra написала песню со словами из «надсата». В восьмидесятых просуществовала некоторое время группа "Devotchki", а в 1994 возник английский дуэт "Moloko". Даже сейчас набрав в Google любое из слов «надсата», можно увидеть, что этот выдуманный сленг все еще жив. И самое интересное то, что в наше время в русском языке наблюдается надсат-наоборот - английские слова прочно внедряются в нашу речь.

Проблема вымышленных языков в художественном тексте обозначилась со всей очевидностью во многих национальных литературах XX в. Используемые писателями самой различной ориентации для решения довольно широкого и разнопланового спектра задач, вымышленные языки в зашифрованной форме отражают специфику культуры и цивилизации. Они могут отражать представления автора о философии культуры, или же воплощать возможности пропагандистского воздействия бюрократизированной системы тоталитарного государства на личность, или же вовлекать читателя в игровые отношения с текстом.

Актуальность проблемы

Актуальность обусловлена устойчивым интересом к проблемам словотворчества, искусственным и вымышленным языкам, функционирующим как художественной литературе так и в реальной жизни. Изучение подобных речевых новообразований ведется в филологии в разных направлениях: этимологическом, словообразовательном, лексикологическом, лексикографическом, стилистическом и др. Вымышленные языки не случайно привлекают внимание специалистов в связи с обилием употребляемых в них новообразований, свойственной им экспрессивностью, и специфическими функциями в художественной литературе.

Предмет исследования

Характеристики художественного перевода и употребления вымышленного сленга «Надсат» в романе английского писателя и литературоведа Энтони Бёрджесса «Заводной Апельсин» .

Цель

Изучение роли перевода вымышленного языка как части авторского неологизма и словотворчества в поэтике художественного произведения.

Задачи

1. Охарактеризовать лингвистические средства реализации перевода текста данного произведения.

2. Изучить связь между решаемыми в произведении художественными задачами перевода и спецификой используемого вымышленного языка.

3. Выявить все основные функции вымышленного языка в художественном тексте.

4. Изучить влияние русских вкраплений в вымышленный язык на стилистику произведения с учётом теории игрового стиля.

5. Систематизировать лексические и прочие языковые и переводческие особенности вымышленного языка в романе Э. Бёрджесса

Информационная база

Основным источником исследования является роман «Заводной апельсин» Э. Бёрджесса. В связи с тем, что перевод исследуемого произведения является для переводчика трудной задачей привлечен обширный материал по теории перевода (Комиссаров 1990; Чуковский и 1968 и др.) При написании работы также привлекалось эпистолярное и публицистическое наследие автора, а также интервью, научная и критическая литература о творчестве автора (Dix 1971; Coale 1981) и некоторые новейшие монографии (Lewis 2002; Бабушкина 2005). Вымышленный сленг «надсат» из романа Э. Бёрджесса «Заводной апельсин» также описывается в ряде источников (Evans 1971; Marti 1997; Windle 1995), где характеризуются трудности, возникающие при переводе вымышленного языка.

Научная новизна исследования

Заключается в опыте описания перевода вымышленного языка, включённого автором в художественный текст, и в систематизации полученных данных. Избранная для исследования проблема до сих пор не получала достаточного освещения в отечественном литературоведении, в то время как интерес к игровым возможностям перевода художественного текста в наше время чрезвычайно велик.

Структура дипломной работы

Дипломная работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, библиографического списка, включающего 83 наименования и Приложение.

I глава

В первой главе рассмотрены основные особенности, приемы и средства перевода прозаических художественных произведений. Кроме того, широко исследуется тема авторского неологизма, его функций и перевода, и как следствие явление искусственных языков.

II глава

Вторая глава является непосредственной разработкой выбранной темы. В ее состав входят описание вымышленного сленга, происхождение идеи создания новояза и теория игры в контексте произведения. Также подробно рассмотрены функции и опыт системного описания «надсат».

Приложение

В приложении подробно описан глоссарий «надсата», включающий все структурно-этимологические группы.


Глава I. Особенности перевода художественного текста

Художественный стиль – пожалуй, наиболее полно описанный из функциональных стилей. Вместе с тем, вряд ли из этого можно сделать вывод о том, что он наиболее изученный. Это объясняется тем, что художественный стиль – самый подвижный, творчески развиваемый из всех стилей. Художественный стиль не знает никаких преград на пути своего движения к новому, ранее неизвестному. Более того, новизна и необычность выражения становится условием успешной коммуникации в рамках этого функционального стиля.

Несмотря на ограниченный круг тем, затрагиваемых в художественных текстах (жизнь человека, его внутренний мир), средства, которые используются для раскрытия их, неограниченно разнообразны. При этом каждый подлинный художник слова стремится не к тому, чтобы слиться со своими коллегами по перу, а наоборот, выделиться, сказать что-то по-новому, привлечь внимание к читательской аудитории. Пожалуй, самой яркой отличительной чертой именно художественного текста является чрезвычайно активное использование тропов и фигур речи. Это свойство текстов художественного функционального стиля было замечено еще в древности. До сих пор мы используем терминологию эстетиков Античности, когда называем те или иные из этих художественных приемов.

Говоря о репрезентативности перевода художественного текста, надо заметить, что количество её критериев здесь заметно возрастает. Переводчик должен удовлетворить большему числу требований, чтобы создать текст, максимально полно представляющий оригинал в иноязычной культуре. Среди таких критериев, конечно, следует назвать сохранение по возможности большого количества троп и фигур речи как важную составляющую художественной стилистики того или иного произведения. Перевод должен сигнализировать об эпохе создания оригинала.

Есть случаи, когда переводчику нужны не только знания, но и особое мастерство. Писатель часто играет словами, и эту игру бывает непросто воссоздать. Особенно трудно передать речевой облик персонажей. Хорошо, когда говорит старомодный джентльмен или взбалмошная девица – легко представить, как они говорили бы по-русски. Гораздо сложнее передать речь ирдандского крестьянина по-русски или одесский жаргон по-английски. Здесь потери неизбежны, и яркую речевую окраску поневоле приходится приглушать. Недаром фольклорные, диалектные и жаргонные элементы языка многие признают совершенно непереводимыми. Особые трудности появляются, когда языки оригинала и перевода принадлежат к разным культурам. Также различаются литературные традиции: европейцу сравнение красивой женщины с верблюдицей кажется нелепым, а в арабской поэзии оно довольно распространено. Разные культуры создают едва ли не больше сложностей, чем разные языки.

Лингвистический принцип перевода, прежде всего, предполагает воссоздание формальной структуры подлинника. Однако провозглашение лингвистического принципа основным может привести к чрезмерному следованию в переводе тексту оригинала - к дословному, в языковом отношении точному, но в художественном отношении слабому переводу, что явилось бы само по себе одной из разновидностей формализма, когда точно переводятся чуждые языковые формы, происходит стилизация по законам иностранного языка. В тех случаях, когда синтаксическая структура переводимого предложения может быть и в переводе выражена аналогичными средствами, дословный перевод может рассматриваться как окончательный вариант перевода без дальнейшей литературной обработки. Однако, совпадение синтаксических средств в двух языках встречается сравнительно редко; чаще всего при дословном переводе возникает то или иное нарушение синтаксических норм русского языка. В таких случаях мы сталкиваемся с известным разрывом между содержанием и формой: мысль автора ясна, но форма ее выражения чужда русскому языку. Дословно точный перевод не всегда воспроизводит эмоциональный эффект подлинника, следовательно, дословная точность и художественность оказываются в постоянном противоречии друг с другом. Бесспорно, что перевод опирается на языковой материал, что вне перевода слов и словосочетаний художественный перевод не может существовать, и сам процесс перевода тоже должен опираться на знание законов обоих языков и на понимании закономерностей их соотношения. Соблюдение языковых законов обязательно как для оригинала, так и для перевода. Но художественный перевод отнюдь не изыскание только лишь языковых соотношений.

Техника перевода не признает модернизаций текста, основываясь на простой логике равенства впечатлений: восприятие произведения современным читателем подлинника должно быть аналогичным современному читателю перевода. Речь не идет о филологически достоверной копии языка перевода на тот момент времени, когда был написан оригинал. Современный перевод дает читателю информацию о том, что текст не современен, и с помощью особых приемов старается показать, насколько он древен.

Специфика синтаксических структур, особенности тропов – все это имеет конкретную привязку к эпохе. Но названные особенности передают время лишь опосредованно, ведь в первую очередь они связаны с особенностями литературных традиций того времени, литературным направлением и жанровой принадлежностью. Напрямую же время отражено в языковых исторических особенностях текста: лексических, морфологических и синтаксических архаизмах. Ими и пользуются переводчики, чтобы создать архаичную стилизацию. Стилизация это не полное уподобление языка перевода, языку прошедшей эпохи, а лишь маркировка текста с помощью архаизмов (Чуковский , 1961)

1.1 Интерпретация при переводе художественного текста

Термин «интерпретация» был первоначально принят в герменевтике, где под ним понималось искусство понимания и объяснения (Рузавин, 1983: 62). В теорию перевода этот термин был введен И. И. Ревзиным и В. Ю. Розенцвейгом. Под ним понимается переход от исходного текста к тексту перевода не через систему соответствий между исходным языком и языком перевода, а через обращение к ситуации в действительности (Ревзин, Розенцвейг, 1964: 56-58). Применительно к переводческой деятельности термин “интерпретация” может иметь несколько значений.:

1) как контекстуальная интерпретация языковых единиц,

2) интерпретация при помощи словарей и справочников,

3) интерпретация путем самостоятельного творческого акта переводчика с учетом описываемой реальности.

4) интерпретация смысла, непосредственно не составляющего содержания высказывания, но выводимого из него в условиях конкретного акта коммуникации.

В семантической системе языка действуют как законы его внутренней организации так и всеобщие законы человеческого мышления. Языковые единицы, как и предложения, и тексты являются контекстуально зависимыми. Переводчик находит в языковых системах лингвогносеологические закономерности, определяющие место каждой языковой единицы в семантическом окружении смысловой ситуации языка оригинала. При этом понимание текста обусловлено пониманием соответствующих языковых единиц, функционированием их в определенном семантическом контексте. Так же, контекстная интерпретация носит, в определенном смысле личностный характер (Колшанский, 1980). Роль интерпретации при переводе оценивается по-разному: от признания ее маргинальным явлением, которое оправдано только отсутствием языкового соответствия - в этом случае происходит «передача содержания своими словами» (Марчук, 1985: 50) до постулирования ее неизбежности и необходимости. Правомерность или неправомерность интерпретации обусловлена во многом типом переводимого текста. При работе с художественным текстом задача состоит в создании художественного произведения на другом языке. Интерпретируя произведение, переводчик должен базироваться на его «объективном смысле», сводя к минимуму субъективное вмешательство в текст. Но в то же время, переводчик не может быть свободен от некоторых априорных предпосылок с которыми он подходит к произведению, определяющих его «интерпретационную позицию». Степень несовпадения между оригиналом и переводом может быть продиктована конкретной задачей, которую ставит перед собой переводчик. В соответствии с этой задачей Н. В. Гончаренко предлагает выделять три типа перевода: поэтический, поэтико-филологический и филологический (Гончаренко, 1985). По мнению автора, первый тип перевода не требует семантической или стилистической адекватности. В переводе поэтико-филологического типа прагматическая адекватность уступает место семантической. Третий тип перевода рассчитан на более узкий круг специалистов. В нем ставится задача сообщить семантическую или стилистическую информацию об оригинале. Филологический перевод, в свою очередь, подразделяется на три разновидности - семантически буквальный, стилистически буквальный и сочетание первых двух.

Художественный текст обладает определенным «интерпретационным диапазоном», таким образом, количество его интерпретаций становится почти неограниченным. Возможно существование нескольких переводов одного и того же литературного произведения. Переводная множественность является свидетельством того, что произведение особо значимо для принимающей литературы. Каждый из таких переводов будет неизбежно содержать индивидуальные черты, отличающие его как от оригинала, так и от остальных переводов того же текста (Левин, 1992).


1.2 Трансформации в художественном переводе

Основные принципы переводческой стратегии дополняются обоснованием правомерности применения ряда технических приемов, нарушающих формальное подобие перевода оригиналу, но обеспечивающих достижение более высокого уровня эквивалентности.

1. Перестановки - это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника.

Прием перемещения лексических единиц в высказывании позволяет использовать ближайшее соответствие слову оригинала в другом месте высказывания, если по каким-либо причинам его нельзя употребить там, где оно стоит в оригинале.

2. Замены - в процессе перевода применяются грамматические и лексические замены. К грамматическим относятся следующие типы:

а) замена форм слова;

б) замена частей речи;

в) замена членов предложения (перестройка синтаксической структуры предложения);

г) синтаксические замены в сложном предложении:

- замена простого предложения сложным,

- замена сложного предложения простым,

- замена придаточного предложения главным,

- замена главного предложения придаточным,

- замена подчинения сочинением,

- замена сочинения подчинением,

- замена союзного типа связи бессоюзным,

- замена бессоюзного типа связи союзным.

3. Добавления - многие элементы смысла, остающиеся в оригинале невыраженными, подразумеваемыми, должны быть выражены в переводе с помощью дополнительных лексических единиц. В англо-русских переводах дополнительные элементы особенно часто оказываются необходимыми при переводе атрибутивных словосочетаний. Иногда добавления обусловлены чисто стилистическими соображениями, и переводчик может по своему желанию использовать их или обойтись без них. Особую область применения приема добавления составляют случаи текстуальных пояснений, обусловленных прагматическими факторами.

4. Опущение - при переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными.

Прием опущения предполагает отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов, значения которых оказываются нерелевантными или легко восстанавливаются в контексте. Этот прием может не быть связан со стремлением устранить избыточные элементы оригинала. Другим соображением в пользу приема опущения является необходимость осуществить компрессию текста при переводе, учитывая, что в ходе процесса перевода различные добавления, объяснения и описания, используемые переводчиком, могут значительно увеличить объем перевода, по сравнению с оригиналом.

Использование приема пословного перевода не в качестве переводческой трансформации, в результате которой получается текст на языке перевода, а как промежуточную стадию в процессе поиска оптимального варианта перевода может помочь добиться наиболее удачного перевода. Дословный перевод может быть использован для того, чтобы представить выраженную в оригинале мысль в более общей форме.

Местоименный повтор заключается в том, что в тексте перевода повторно указывается на уже упоминавшийся объект с заменой его имени на соответствующее местоимение. Этот прием помогает с переводом высказываний, в которых имеется «двойное управление». Под двойным управлением понимается употребление: 1) двух глаголов с разным управлением, из которых один имеет предложное, а другой беспредложное управление при одном и том же объекте 2) двух глаголов с разными предлогами при одном объекте 3) двух прилагательных или существительных с разными предлогами при одном объекте.

Морфологические трансформации

В результате расхождения морфологического строя английского и русского языков применяются приемы морфологических трансформаций.

Артикль

Значение артиклей в основном передается лексическими средствами, иногда порядком слов; при этом используются различные способы трансформации:

а) Неопределенный артикль

Когда значение неопределенного артикля приближается к значениям неопределенных местоимений some и any это обычно приходится передавать в переводе. Когда неопределенный артикль употребляется в своем первоначальном значении числительного «one», его значение должно быть передано при переводе с добавлением лексем.

б) Определенный артикль

Иногда определенный артикль выступает в своем первоначальном значении указательного местоимения, от которого он произошел, и если это не учитывать то перевод будет неполным и неточным (Левицкая, Фитерман, 1973).

Несоответствия категории числа.

Расхождения в употреблении как исчисляемых, так и неисчисляемых существительных приводят к замене множественного числа английского существительного единственным числом русского, и наоборот. Поэтому, при переводе определенных словоформ в единственном или множественном числе переводчик вынужден прибегать к такому виду морфологической трансформации как замена формы слова.

Грамматический род

Расхождение в роде может оказаться серьезным препятствием, когда соотнесенность с определенным биологическим полом и присущими ему характерными чертами составляет важный элемент художественной структуры текста оригинала.

1) избежание употребления местоимений того или иного рода.

2) замена формы слова - эквивалента переводного языка на аналог нужного рода (Иванов, 1987: 99-100)

Таким образом, при отражении в переводе категории рода следует учитывать не только грамматические особенности языка оригинала, но и вопросы менталитета, национального мышления носителей языка.

Замена частей речи

Такой морфологический трансформации чаще всего подвергается имя существительное - замена отглагольного существительного на глагол в личной форме. Так же, трансформации при переводе часто подвергается местоимение - заменяется существительным.

Довольно обычной является замена прилагательного существительным.

Причастие часто переводится личной формой глагола, благодаря чему меняется синтаксис предложения (Левицкая, Фитерман, 1973)

Словообразовательные трансформации

Словообразовательные суффиксы в разных языках не всегда совпадают по своему значению и употреблению. Так, при переводе слов, образованных при помощи суффикса -er, часто приходится пользоваться глаголами. В суффиксе -able обычно присутствует модальное значение, поэтому для его перевода часто добавляются такие модальные слова, как “возможно”, “невозможно”, “нельзя” и др. (Левицкая, Фитерман, 1973).

«При художественном переводе нужно учитывать не только словообразовательные особенности английского языка, но и богатство стилистических ресурсов словообразовательного уровня русского языка по сравнению с английским» (Мизецкая, 1986: 141). На данный факт следует обращать особое внимание при переводе эмоционально-экспрессивных конструкций, которые свойственны художественному тексту. Наличие большого числа разнообразных оценочных суффиксов, используемых в русском языке, - уменьшительных, ласкательных, уничижительных, - позволяет переводчику точнее отразить отношение говорящего к предмету речи.

Активно используются словообразовательные трансформации при переводе английских новообразований, свойственных, прежде всего, художественным произведениям фантастического характера, пародиям, каламбурам, перефразам и т.д. Данным жанрам особенно характерно авторское словотворчество.

Таким образом, словообразовательные трансформации хотя и менее распространены при художественном переводе по сравнению с переводом научных текстов, но все-таки занимают важное место при стремлении к адекватному переводу.

Синтаксические трансформации

Самой распространенной трансформацией в художественных текстах является изменение состава членов предложения. Затем, по частотности следуют замена простого предложения сложным, замена сложного простым, замена типа синтаксической связи. Наименее характерными трансформациями являются членение предложения и замена двусоставного предложения односоставным и объединение предложений.

Изменение состава членов предложения

Такого рода перестройка происходит и в ряде случаев при замене части речи. Существенное изменение синтаксической структуры связано с заменой главных членов предложения, особенно подлежащего. Грамматическая трансформация также вызывается столь частым в английском языке употреблением существительных, обозначающих неодушевленные предметы или понятия. Одной из распространенных трансформаций такого рода является замена формы страдательного залога английского глагола формой действительного залога русского глагола (Бархударов, 1975).

Частыми являются также случаи, когда подлежащее английского предложения при переводе на русский язык заменяется обстоятельством. Во многих случаях замены членов предложения обуславливаются соображениями не грамматического, а стилистического порядка.

Замена простого предложения сложным

Трансформация применяется обычно при переводе простых английских предложений, осложненных синтаксическими компонентами. Как правило, при переводе данных комплексов на русский язык меняется тип предложения, при этом простое предложение превращается в сложноподчиненное, реже в сложносочиненное.

Преобразование может обуславливаться чисто грамматическими причинами.

В других случаях такие трансформации вызваны стилистическими причинами (Нешумаев, 1991).

Замена сложного предложения простым

При художественном переводе данный тип синтаксической трансформации вызван нормативно-стилистическими причинами. В частности «свертывание» придаточных предложений в причастие (причастный оборот), деепричастие (деепричастный оборот), отглагольное существительное с предлогом. Часто переводятся на русский язык простыми предложениями английские сложноподчиненные предложения, содержащие конструкцию it is / was … that / two (Ольшанская, Балаян, 1986).

Членение предложения

Членение предложения, при котором одно исходное предложение (чаще сложное и реже простое) преобразуется в два (и более), также актуально для художественного перевода и обуславливается нормативными причинами.

Процесс членения сложного предложения на несколько самостоятельных, приводит к уменьшению длины предложения при переводе. Иногда при переводе приходится одновременно прибегать к членению и к объединению предложений (Мизецкая, 1986).

Объединение предложений

Объединение предложений заключается в преобразовании двух (или более) самостоятельных предложений в одно предложение. Объединение предложений, сохраняя «информационную ценность и текстовую спаянность» (Матузкова, Шеховцева, 1986: 83) приводит к компрессии высказывания.

Если в полной фразе объединяется несколько сообщений и, соответственно, несколько рем, при переводе эти ремы нередко сливаются в одну.

Замена двусоставного предложения односоставным

Будучи достаточно редким типом трансформации, она вызывается в художественном переводе системно-обусловленными причинами. Английское предложение требует наличия в своем составе обоих главных членов. В русском языке двусоставность предложения необязательна.

Замена типа синтаксической связи

Для русского языка более характерно преобладание сочинительных конструкций, в то время как в английском языке преобладает подчинение. Поэтому при переводе с английского языка на русский часто происходит замена подчинения предложений сочинением, что сочетается с заменой союзной связи бессоюзной (Бархударов, 1975).

Семантические трансформации при переводе

Природа семантических трансформаций в художественном тексте наиболее исчерпывающе описывается В. Г. Гаком, который определяет семантические трансформации как переходы от наименования одной семантической структуры к наименованию другой семантической структуры.

В соответствии с пятью отношениями между понятиями, выделяемыми в рамках логики (равнозначность, внеположенность, контрадикторность, подчинение и перекрещивание), В. Г. Гак выделяет в языке пять типов трансформаций наименования:

- сохранение всех семантических компонентов с добавлением семы видового значения (лексико-семантическая синонимия);

- замена одной видовой семы другой видовой семой в пределах одной семантической категории (смежные понятия в пределах одного родового понятия);

- замена семы семой противоположного значения (антонимия);

- включение или устранение дифференциальной семы (замена слова более узкого значения словом более широкого значения и наоборот);

- устранение или замена родовой семы с превращением видовой семы в основную (метафора и метонимия) (Гак, 1971).

1.3 Приёмы создания контекстуальных замен при переводе

При лексических заменах происходит замена отдельных конкретных слов или словосочетаний исходного языка словами или словосочетаниями языка перевода, которые не являются их словарными соответствиями.

Характер контекстуальной замены целиком зависит от особенностей индивидуального контекста. Имеется ряд переводческих приёмов, используемых для создания контекстуальных замен:

1)Приём конкретизации представляет собой замену слова исходного языка с более широким значением словом другого языка с более узким значением.

2)Приём генерализации - это замена слова, имеющего более узкое значение, словом с более широким значением.

3)Приём антонимического перевода состоит в том, что переводчик

заменяет утвердительную конструкцию отрицательной или наоборот, что сопровождается соответствующей лексической заменой единицы исходного языка его антонимом в языке перевода. Литота очень распространена в английском языке благодаря большому количеству отрицательных префиксов.

4)Приём компенсации применяется в том случае, когда то или иное языковое явление не может само по себе быть передано в языке перевода. Компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто языковые особенности подлинника (диалектизмы, индивидуальные особенности речи, неправильные языковые формы, каламбур, игру слов и т. п.) которые не всегда имеют непосредственные соответствия в языке перевода.

5)Приём смыслового развития - смысловое развитие при переводе заключается в том, что в переводе используется слово или словосочетание, значение которого является логическим развитием значения переводимой единицы.

В процессе перевода могут заменяться предмет, процесс или признак, выраженные определённым английским словом (или сочетанием слов), другим предметом, процессом или признаком, логически связанным с заменяемым.

6)Приём целостного переосмысления используется при переводе словосочетания, смысловой группы или предложения когда не представляется возможным оттолкнуться от словарных соответствий или контекстуальных значений отдельных слов, но необходимо понять смысловое значение всего переводимого целого и выразить его по-русски словами, иногда очень далёкими от слов подлинника. В приёме целостного переосмысления можно выделить две стадии. Сначала смысл английского выражения уясняется посредством истолкования, описательно, а затем путём нахождения русского образного соответствия (Бархударов, 1975).

1.4 Средства оформления информации в художественном тексте

Вряд ли возможно перечислить и прокомментировать все средства оформления художественной информации в тексте. Вот некоторые из них:

Эпитеты – передаются с учетом их структурных и семантических особенностей (простые и сложные прилагательные; степень соблюдения нормативного семантического согласования с определяемым словом; наличие метафоры, метонимии, синестезии), с учетом индивидуализированности, с учетом позиции по отношению к определяемому слову и ее функции;

Сравнения – передаются с учетом структурных особенностей, стилистической окраски входящей в него лексики;

Метафоры – передаются с учетом структурных характеристик, с учетом семантических отношений между образным и предметным планом;

Повторы фонетические, морфемные, лексические, синтаксические, лейтмотивные – передаются по возможности с сохранением количества компонентов повтора и самого принципа повтора на данном языковом уровне (Гак, 1971);

Игра слов, основанная на многозначности слова или оживлении его внутренней формы, - в редких случаях совпадения объема многозначности обыгрываемого слова в оригинале и переводе сохраняется и смысл, и принцип игры; в остальных случаях игра не передается, но может быть компенсирована обыгрыванием другого по значению слова, которое вводится в тот же текст;

Ирония – для её воспроизведения в переводе передается, прежде всего, сам принцип контрастного столкновения, сопоставления несопоставимого;

«Говорящие» имена и топонимы – передаются с сохранением семантики «говорящего» имени и типичной для языка оригинала словообразовательной модели, экзотичной для языка перевода;

Синтаксическая специфика текста оригинала – наличие контраста коротких и длинных предложений, ритм прозы, преобладание сочинительной связи и пр. – передается с помощью грамматических соответствий;

Диалектизмы – как правило, компенсируются просторечной лексикой; жаргонизмы, ругательства передаются с помощью лексики языка с той же стилистической окраской.

Аллюзия, наличие в тексте элементов, функция которых состоит в указании на связь данного текста с другими текстами или же отсылке к определенным историческим, культурным и биографическим фактам. Аллюзию, денотатом которой являются «внетекстовые» элементы, т.е. события и факты действительного мира, иногда называют реминисценцией.

Аллюзивными элементами, соединяющими факты жизни и тексты о них, могут становиться и географические названия (топонимы). Для правильной передачи в переводе аллюзий также нужны фоновые знания и хотя бы минимальная эрудиция. Там, где интуиция или контекст подсказывают, что в тексте спрятана цитата, переводчику с английского языка могут помочь англоязычные словари цитат. Никто не может знать наизусть все тексты всей мировой литературы, названий всех фильмов и т.п., однако переводчик должен компенсировать недостаток подобных знаний интуицией, языковым чутьем и постоянным обращением к словарям и другой справочной литературе (Гак, 1971).

Каждый перевод, как творческий процесс, должен быть отмечен индивидуальностью переводчика, но главной задачей является создание адекватного подлиннику художественного и эмоционального впечатления.

Все переводческие решения при переводе художественного текста принимаются с учетом узкого контекста и широкого контекста всего произведения. Случаи внеконтекстуального перевода с помощью однозначных эквивалентов редки и касаются лексики основного словарного фонда, а также реально существующих топонимов.

1.5 Авторский неологизм в художественных произведениях

Особое значение использование тех или иных языковых средств может иметь тогда, когда автор не только обращается к лексике родного языка, чтобы обозначить всем известные понятия, но и изобретает новые слова для тех явлений, которые он сам впервые придумал и зафиксировал в своем произведении. Задача автора – донести до читателя в наиболее краткой, но наиболее полноценной языковой форме содержание предмета, понятия или явления, которое он хорошо представляет, но которое пока неизвестно читателю.

Авторские неологизмы в романах охватывают очень широкий слой лексики: от совершенно конкретных предметов и действий, которые часто уже имеют свое название, до названия новых вещей и часто нереальных, фантастических персонажей, в том числе и не субстанциональных, т.е. таких, о которых часто неизвестно ничего, кроме имени. Делается это для придания большей достоверности созданному миру.

Прежде чем дать определение термина «неологизм», следует отметить, что среди ученых нет единого мнения в вопросе: считать ли неологизм и окказионализм синонимами или рассматривать их как совершенно разные понятия. Таким образом, во избежание неточностей, можно считать, что авторский (индивидуально-авторский) неологизм – это слово или значение слова, созданное писателем, поэтом, публицистом для обозначения новых или выдуманных явлений действительности, новых или выдуманных предметов или понятий. Вновь изобретенные автором слова отличаются от обычных, широко употребляемых обозначений новизной внутренней формы или своеобразием сочетания элементов. Авторские неологизмы часто не становятся единицами словаря, хотя наиболее удачные и коммуникативно значимые или необходимые слова перенимаются языковым коллективом и попадают в словарный состав языка (Теленкова, 1995, Намитокова , 1986).

В зависимости от целей создания и назначения в речи авторские неологизмы можно разделить на номинативные и стилистические.

Номинативные авторские окказионализмы возникают как названия новых понятий. Эти слова обычно не имеют синонимов, хотя возможно одновременное возникновение конкурирующих наименований, одно из которых, как правило, впоследствии вытесняет другое. Основная масса номинативных неологизмов – это узкоспециальные термины, которые постоянно пополняют научную лексику и со временем могут становиться общеупотребительными.

Стилистические неологизмы создаются как образные наименования уже известных предметов и явлений. Стилистические неологизмы имеют синонимы, уступающие им по интенсивности экспрессивной окраски. Однако частое употребление этих неологизмов в речи переводит их в активный словарный запас, нейтрализует их стилистическую окраску.

В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на общеязыковые и индивидуально-авторские.

Общеязыковые , появившиеся вместе с новым понятием или новой реалией.

Индивидуально-авторские, введенные в употребление конкретными авторами.

В зависимости от способа появления различают неологизмы лексические и семантические.

Лексические неологизмы создаются по продуктивным моделям или заимствуются из других языков. Среди лексических неологизмов по словообразовательному признаку можно выделить слова, произведенные с помощью суффиксов, приставок, а также суффиксально-префиксальные образования, наименования, созданные путем словосложения, сложносокращенные слова и сокращенные слова.

Семантические неологизмы возникают в результате присвоения новых значений уже известным словам (Розенталь, Голуб, Теленкова, 1995).

Авторские новообразования, как и все неологизмы, появляются в языке тремя путями:

1) путем словообразовательной деривации – образования новых слов из существующих в языке морфем по известным моделям; наиболее распространены такие способы образования неологизмов, как суффиксация, префиксация - префиксально-суффиксальный способ сложение основ, часто в сочетании с суффиксацией, усечение основ (обратная деривация), сращение и конверсия;

2) путем семантической деривации, т.е. развития в уже существующем слове нового, вторичного значения на основе сходства вновь обозначаемого явления с явлением уже известным;

3) путем заимствования слов из других или из некодифицированных подсистем данного языка – из диалектов, просторечия, жаргонов. В современной речи ощущаются как относительно новые жаргонные по происхождению слова;

Теория уяснения значения авторского неологизма в контексте произведения

Основная трудность при переводе авторских неологизмов – это уяснение значения нового слова. Если новое слово отсутствует в англо-русском словаре, то следует попытаться найти его в англо-английском толковом словаре. При этом рекомендуется пользоваться словарями самых последних изданий.

В русской лексикографической традиции неологизмы фиксируются в специальных словарях. Наиболее известные из них – несколько выпусков словаря-справочника «Новые слова и значения» под редакцией Н. З. Котеловой и Ю. С. Сорокина (Котелова, 1973, Сорокина, 1984) и под ред. Е. А. Левашова (Левашова, 1997), составленного по материалам прессы и литературы второй половины 20 в.; «Толковый словарь русского языка» конца ХХ века под редакцией Г. Н. Скляревской (Скляревской, 1998), «Словарь перестройки» под редакцией В. И. Максимова (Максимов, 1992), а также серия книг под названием «Новое в русской лексике». Словарные материалы, издававшаяся с 1977 по 1996. Создаются также словари авторских неологизмов: так, например, Н. Н. Перцовой составлен «Словарь неологизмов Велимира Хлебникова» (Перцова, 1995).

Тем не менее, словари по объективным причинам не могут в полной мере отражать в своем словнике все вновь появляющиеся слова, потому, что лексикографы остерегаются включать в словари авторские неологизмы. Такие слова часто оказываются «нежизнеспособными» и так же быстро исчезают, как появляются.

В процессе перевода слова обычно выделяют два этапа:

1)уяснение значения слова в контексте;

2)передача этого значения средствами языка перевода;

В случае перевода авторского неологизма первый этап играет решающую роль, а последний есть лишь чисто технический вопрос, хотя и его важно решить методами наиболее приемлемыми для языка перевода.

В пределах общего понятия контекста различается узкий контекст (микроконтекст) и широкий контекст (макроконтекст). Под узким контекстом имеется в виду контекст предложения, то есть лингвистические единицы, составляющие окружение данной единицы, не выходящее за рамки предложения; широкий контекст – это совокупность языковых единиц, окружающих данную единицу в пределах, лежащих вне данного предложения, иными словами, в смежных с ним предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя – это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения в целом. Очень важно при уяснении значения неологизмов принимать во внимание как раз макроконтекст, поскольку именно в нем может содержаться «подсказка».

Узкий контекст, в свою очередь, можно разделить на контекст синтаксический и лексический. Синтаксический контекст – это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или (придаточное) предложение. Лексический контекст – это совокупность конкретных лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых встречается данная единица.

Учет синтаксического контекста позволит переводчику определить принадлежность неологизма к одной из частей речи, однако при уяснении значения неологизма решающим является учет именно лексического контекста (Рецкер, 1982).

Новые слова, как правило, возникают на базе уже существующих в языке слов и морфем. Анализ этих слов и морфем может оказать переводчику серьезную помощь в уяснении значения неологизма.

Образование семантических неологизмов

Большинство исследователей в настоящее время придерживается мнения, что во всех случаях, когда сохраняется семантическая связь между значениями полисемантического слова, его следует рассматривать как слово – лексему, включающую определенное количество лексико-семантических вариантов («значений»). Это относится и к статусу семантических новообразований. Они являются лексико-семантическими вариантами слов, выступающими в структуре языка в двойном статусе: как актуальные семантически расчлененные знаки по отношению к слову – лексеме и как виртуальные по отношению к речевым реализациям слова. Можно рассматривать явление образования семантических неологизмов как придание уже существующему слову еще одного значения.

Образование путем словосложения

Словосложение является одним из наиболее древних, универсальных и распространенных способов словообразования в английском языке. Процесс словосложения представляет собой соположение двух основ, как правило, омонимичных словоформам. Анализ компонентов, входящих в состав авторского неологизма - сложного слова, дает переводчику возможность, зная лексическое их значение, выяснить значение всего комплекса. (Английские неологизмы, 1983). Цвиллинг считает, что «при переводе авторских неологизмов в английских текстах особого внимания заслуживает орфографический критерий, суть которого заключается в рассмотрении всякого комплекса, написанного слитно или через дефис, как сложного слова, а комплекса, чьи компоненты пишутся раздельно, как словосочетания» (Цвиллинг, 1984: 149).

Существует два способа образования сложных слов:

1)Образование сложных слов из словосочетаний;

Авторские неологизмы, образованные таким способом, можно представить в виде словосочетаний. В английском языке часто представляют собой причастия и герундий, а на русский язык переводятся определениями причастиями, причастными оборотами и сложными определениями. Авторские неологизмы - сложные слова также могут быть образованы аффиксальным способом словообразования.

2)Образование сложных слов по моделям

a) Образование нового сложного слова как наименование для определенного явления реальной действительности

б) Образование неологизмов по аналогии путем подмены компонентов.

Аффиксальный способ образования

Аффиксальные единицы, как правило, складываются целиком в русле английских словообразовательных традиций, их морфологическая структура и характер мотивации значения укладываются в сложившееся у носителей английского языка представление об обычном, стандартном слове (Мешков, 1976). Этот способ преобладает при создании индивидуально-авторских неологизмов. Производное слово, так же как и сложное, характеризуется, в отличие от простого, наличием семантической расчлененности и наличием внутренней . Для правильного понимания значения образованных таким путем авторских неологизмов переводчику необходимо знать продуктивные аффиксы в современном английском языке и уметь правильно членить слово на компоненты.

Конверсия

Конверсией называется функциональный переход слова из одной части речи другую, т.е. употребление одного и того же слова в качестве разных частей речи (Харитончик, 1992: 167)

Образование неологизмов-телескопных слов

Под телескопией понимается способ словообразования, при котором каждое слово возникает из слияния полной основы исходного слова с усеченной основой другого или из слияния двух усеченных основ исходных слов. Значение нового слова включает в себя полностью или частично значения входящих в него структурных компонентов. В литературе этот способ образования новых лексических единиц известен также под наименованиями: слияние, стяжание, контаминация, вставочное словообразование, гибридизация, сращение и т. п. (Английские неологизмы, 1983: 256).

Образование неологизмов-сложносокращений (аббревиация)

Среди нерегулярных способов образования неологизмов наиболее продуктивными в последние десятилетия являются сокращения, которые отражают тенденцию к рационализации языка, к экономии языковых усилий. Несмотря на то, что сокращения составляют лишь незначительный процент от общего количества неологизмов, их число растет. Существуют несколько видов этого способа словообразования.

a)Самыми многочисленными из видов сложносокращений являются инициальные аббревиатуры. Они представлены начальными буквами сокращаемых компонентов словосочетаний или сложных слов.

б)Акронимы произносятся как цельные слова (а не как алфавитные названия отдельных букв).

Заимствование из других языков

Среди средств, используемых для номинации явлений, важное место занимают слова заимствованные из иностранного для автора языка (Английские неологизмы, 1983).

Перевод авторских неологизмов

Транскрипция, транслитерация

Квазибеспереводные методы передачи неологизмов. Названы так потому, что при использовании этих приемов акт перевода как бы обходится и заменяется актом заимствования звуковой (при транскрипции) или графической (при транслитерации) формы слова вместе со значением из исходного языка в язык перевода. Однако беспереводность этого приема на самом деле только кажущаяся: фактически здесь заимствование осуществляется именно ради перевода как необходимая предпосылка для его осуществления. Заимствованное слово становится фактом языка перевода и уже в качестве такового выступает как эквивалент внешне идентичного с ним иноязычного слова. Применение этого приема в наше время связано с целым рядом ограничений (языковая политика, стилистические нормы, традиции различных социолингвистических коллективов и т.п.).

Метод транслитерации заключается в том, чтобы при помощи русских букв передать буквы, составляющие английское слово. Транслитерация широко использовалась переводчиками вплоть до конца XIX века. Для этого переводчику необязательно было знать произношение английского слова, и он мог ограничится его зрительным восприятием.

Значительно большее распространение в переводческой практике настоящего времени имеет прием транскрибирования, который заключается в передаче не орфографической формы слова, а фонетической. В силу значительного отличия фонетических систем русского и английского языка, такая передача всегда несколько условна и воспроизводит лишь некоторое подобие английского звучания.

Элементы транслитерации при транскрибировании обнаруживаются в следующем:

- транслитерация непроизносимых звуков

- транслитерация редуцированных гласных

- передача двойных согласных

При наличии нескольких вариантов произношения выбор варианта более близкого к графике (Теленкова, 2004).

Калькирование

Среди собственно переводных способов в отдельную ветвь выделяется калькирование, которое занимает промежуточное положение между полностью переводными и беспереводными способами передачи неологизмов. «Беспереводность» калькирования проявляется в сохранении неизменной внутренней формы слова. Калькирование предполагает существование двусторонних межъязыковых соответствий между элементарными лексическими единицами, которые и используются в качестве «строительного материала» для воссоздания внутренней формы заимствованного или переводимого слова.

Преимуществом приема калькирования являются краткость и простота получаемого с его помощью эквивалента и его однозначная соотнесенность с исходным словом, доходящая до полной обратимости соответствия.

Хотя эквиваленты-кальки «страдают» буквализмом, краткость и потенциальная терминологичность делает их весьма привлекательными для использования в газетно-публицистических и общественно-научных работах (Теленкова, 2004).

Функциональная замена

Прием функциональной замены наиболее часто употребляется для перевода авторских неологизмов, т.к. он является особенно актуальным в случае так называемой безэквивалентной лексики, т.е. когда ни одно из соответствий предлагаемых словарем, не подходит к данному контексту. Новые слова в стремительно развивающейся современной цивилизации не менее стремительно возникают и бытуют для обозначения предметов и явлений, с которыми сталкиваются отдельные народы или целые группы стран.

1.6 Явление искусственных языков и их классификация

Искусственные языки (новояз) – область исследования, где вопрос о сущности человеческого языка не может быть опущен как нерелевантный.

Потенциальная способность создавать искусственные языки так же естественно присуща человеку, как и его способность к овладению естественным языком. Сам термин «искусственные» никоим образом не подразумевает того, что языки, изобретенные отдельными людьми, уступают в возможности практического употребления языкам, сформировавшимся за тысячелетия, так же как и нельзя отрицать, что эти естественные, или, иначе говоря, этнические языки подвержены как сознательному, так и бессознательному воздействию со стороны социальных и индивидуальных факторов.

По большей части языкотворчество идет, точнее расходится по двум диаметрально противоположным направлениям: совершенствование языка и его искажение.

Конец XIX – начало XX веков ознаменовалось появлением многочисленных схем языков для межнационального общения. В 1925 году был опубликован меморандум по проблеме интернационального вспомогательного языка. Среди его авторов были классики сравнительного и дескриптивного языкознания: Эдвард Сэпир, Леонард Блумфилд, Франц Боас. В меморандуме были сформулированы требования к создаваемым языкам:

1) язык не должен содержать звуков, труднопроизносимых для большинства говорящих;

2) интернациональный язык должен обладать простейшей грамматической структурой, достаточной для его эффективного функционирования;

3) интернациональный язык не должен представлять трудности при переводе с или на любой из естественных языков;

4) структура языка должна отличаться значительной подвижностью, дабы речь говорящего оставалась в пределах понимания, даже если он непроизвольно производит речевые конструкции под влиянием норм его родного языка;

5) строить интернациональный язык следует на основе материала, знакомого носителям западноевропейских языков;

6) при создании искусственного языка следует, насколько это возможно, следовать логическому развитию межнациональных лингвистических традиций, сформировавшихся в прошлом;

7) интернациональный язык должен быть легко доступен для стенографической записи;

8) фонетическая система языка должна обеспечивать по возможности самый высокий уровень понимания при телефонном разговоре, записи на звуконоситель или передаче по радио.

Изучение искусственных языков во многом затруднено хотя бы тем, что значительное их число так и остается достоянием самого изобретателя.

Искусственный язык – единство лексикона и некого грамматического строя (примитивно – перечень законов употребления, организации и порождения этого лексикона), порожденное одним индивидуальным источником. Под индивидуальным источником можно понимать человека-индивидуума или замкнутую группу людей-создателей этого языка. Отличие искусственного языка от естественного в том, что основной его корпус возникает сравнительно внезапно. То есть, разработка системы языка может занять многие годы, но к моменту презентации языка «для других» он представляет собой вполне законченную систему, способную выполнить общепризнанную функцию – коммуникативную, и пригодную для передачи многих идей.

Другая, в высшей степени показательная черта, характерная для искусственных языков – языковая система обладает функциональностью прежде, чем появляются носители языка (Кобзев, 1971).

В качестве характеризующих черт искусственного языка принимаются к рассмотрению:

1) цель, с которой он был создан;

2) размер языка;

3) оригинальность созданного языка.

Мотивы, которыми могут руководствоваться изобретатели языков разнообразны. В категорию инстинктивный интерес к языку могут быть отнесены искусственные лингвистические образования с самой разнообразной мотивацией – языки детские, карнавальные, откровенно пародийные (Льюиса Кэрролла), политические-группосоставляющие (секретные языки) и языки мистических практик (глоссы Хильдегарды). Что касается языков с мистической мотивацией, эта система, способна быть понятой и используемой только самим изобретателем. Общее свойство языков этой мотивационной группы - для того, чтобы быть искусственным языком, данному изобретению вовсе не следует быть утилитарным. (Самарин, 1969:72)

Разными авторами неоднократно утверждалось, что искусственные языки сами по себе являются проявлением языковой игры, порождением особого игрового пространства, где игра протекает по собственным правилам ради себя самой, в особом семантико-ментальном направлении. Данное утверждение справедливо не только в отношении пародийных или юмористических языков (Sherzer 1974:19). Создание искусственного языка почти всегда оправданно. Как правило – идеологически. Языки Толкина, помимо своего функционирования в произведении художественной литературы, содержат еще и заключенное в них «эстетическое послание». Уильям Самарин, отказывая «псевдоязыкам» в когнитивной функции, отмечает, что они тем не менее оказывают сильное эмоциональное воздействие (Самарин 1969:72).

Склонность к порождению языков весьма часто встречающаяся среди больных шизофренией относится к области исследования лингвопроектирования. Есть немало свидетельств этого факта в научной литературе. При этом, под неофазиями (“Neophasien”) понимаются новообразованные языки с проработанной грамматикой и установленным вокабуляром. Порожденная таким образом речь несет какую-то значимую нагрузку, по мнению говорящего больного является фактом само собой разумеющимся. У больных шизофренией отмечалась тенденция воспринимать свои «псевдоязыковые», искаженные высказывания как полноценные, логически и формально завершенные (Navratil, 1966:144).

Проблема мотивации тесно граничит с таким понятием как оригинальность искусственного языка. Почти всегда в основании неофазии лежит материал уже существующих языков, или, во всяком случае, их существенные структурные элементы. Таким образом, если исследователь ставит задачей анализ действительно искусственных языков, то есть в большей или меньшей степени отличающихся оригинальностью, из сферы рассмотрения сразу выпадают всевозможные жаргоны, арго, «слова-бумажники» и авторские окказионализмы. Такие языки – для отдельной замкнутой группы людей – не есть новые языки в полном смысле (Налимов 1979). Речь в них идет не об изменении системы, с новыми грамматикой и синтаксисом, а об использовании имеющейся лексики при использовании необычных деривационных возможностей. В таких языках-«кодах» самый первый и естественный шаг – подмена уже существующей лексемы чужеродной. Несомненно кодовым языком был «Анималик» - первый изобретенный Толкиным язык. Еще более простым приемом в сокрытии смысла является открытое смещение в связке дифференциальных семантических признаков лексемы.

Наиболее употребительным приемом разнообразных и разнофункциональных сленгов, жаргонов, арго, являются графологические манипуляции, которые привели к возникновению бесчисленных форм тайнописи, так как набор знаков и их способность варьироваться практически неограничен. В большинстве случаев в наибольшей степени преобразуется вокабуляр, реже изобретается новая грамматика, почти никогда не изменяется синтаксис. Фонологические изменения, как правило, ограничены установившимися фоносемантическими привычками и артикуляционными барьерами. Хотя набор лингвистических модификаций стандартен и ограничен, применяться они могут с совершенно противоположным эффектом.

Так, Эсперанто, наиболее часто упоминаемый в качестве образца искусственного языка, был разработан Людовиком Лазарусом Заменгофом при содействии его жены, Клары Зильберник, с целью максимально возможного снятия трудностей при его дальнейшем изучении. Таким образом, все изменения на уровне грамматики были направлены на ее упрощение и повышение ее гибкости. Основу вокабуляра составили слова из индоевропейских, преимущественно романских языков . На этом основании Эсперанто едва ли можно назвать оригинальным языком. Грамматика этого языка – грамматика романского языка без исключений. В целом же, в сравнении с другими новоязами, Эсперанто куда ближе к языкам-гибридам, таким как “pidgin” или “Lingua Franca”.

Волапюк, так же широко известный язык для интернационального общения, имеет гораздо больше оснований на то, чтобы считаться «искусственным», именно в силу своей «оригинальности». Несмотря на четко сформулированное назначение, этот язык в значительной степени – языковая игра ради себя самой, с одной стороны. С другой – продолжает линию поиска оптимальных способов выражения мыслительных категорий в речи.

Искусственные языки естественны на столько, насколько естественной для человека является способность к их сочинению и потребность в нем. Выделяют 3 класса искусственных человеческих языков. Первый, к которому относятся языки международного общения и языки-гибриды, есть результат потребности человека в коммуникации с одной стороны и необходимости преодоления языковых барьеров с другой. Эти языки обладают очевидной практической ценностью и созданы с целью выполнения функции обмена информацией.

Второй тип, а к нему относятся все философские проекты так называемых «совершенных» языков, исходит из внутренней, присущей человеческому сознанию потребности в систематизации, категоризации воспринимаемой реальности. Цель создания таких «совершенных» языков заключается в приближении к рациональной самоценной организации добытой информации, к «истинным» именам предметов и явлений окружающего мира.

Третья группа языков – языки эмотивные, к ним относятся различные проявления нонсенса, идеоглоссии и глоссолалии. При их создании человеком движет желание деформировать внешнюю форму языка или поиск альтернативных вербальных форм, что выражает переполняющие индивида эмоции или, в отдельных случаях (Кобзев, 1971).

«Искусственность» данных семиотических систем очевидна в их вторичности, так как они порождены индивидуальным, а не общечеловеческим сознанием путем деформации естественного языкового материала.


глава II. Использования вымышленного языка «надсат» в романе Э. Бёрджесса и его специфика

Среди множества примеров новояза особый интерес представляет языковой эксперимент Энтони Бёрджесса (псевдоним, под которым писал Джон Энтони Бёрджесс Уилсон) в романе «Заводной апельсин» (далее «ЗА» или «CO»). Эксперимент заключался в создании и включении в постмодернистский текст искусственного сленга. В отличие от реалистического романа Дж. Оруэлла, где использование вымышленного языка подчинено решению политической сверхзадачи автора, в «ЗА» благодаря «надсат» или «надцать» демонстрируется игровая природа постмодернистского текста.

На примере романа «Заводной апельсин» имеется возможность рассмотреть случай, когда использование вымышленного языка (в данном случае - сленга) становится основным фактором, определяющим перевод в поэтике художественного текста и его воздействие на читателя.

Уже в самом начале произведения, на его первой странице, читатель, знакомясь с характеристикой владельцев бара «Корова», погружается в стихию повествования, обладающего внешним сходством с английским языком, но в значительной степени состоящего из окказиональных слов неанглийского происхождения. Их изобилие оказывает на читателя воистину шоковый эффект: «(They) had no licence for selling liquor, but there was no law yet against prodding

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Некоторые аспекты перевода прозаических художественных произведений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 658

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>