Дипломная работа на тему "IRC как жанр виртуального дискурса"

ГлавнаяИностранный язык → IRC как жанр виртуального дискурса




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "IRC как жанр виртуального дискурса":


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»

Кафедра общего и славянского языкознания

IRC КАК ЖАНР ВИРТУАЛЬНОГО ДИСКУРСА

Дипломная работа

Пермь 2008

Содержание

Введение

Глава I. Дискурс как лингвистическая категория:

1.1 Понятие дискурса

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальны й банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Безупречное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах России.

1.2 Типы и категории дискурса

1.3 Виртуальный дискурс и его свойства

Глава II. IRC как жанр виртуального дискурса

2.1 Анализ жанра IRC

2.1.1 Взаимодействие категорий дискурса в жанре IRC

2.1.2 Структура дискурса IRC

2.2 Лингвистический анализ текстов IRC

2.2.1 Фонетико-графический аспект

2.2.2 Словообразовательный аспект

2.2.3 Морфологический аспект

2.2.4 Лексический аспект

2.2.5 Синтаксический аспект

2.2.6 Использование прецедентных текстов

Заключение

Библиографический список

Введение

Предлагаемая исследовательская работа посвящена изучению общих и частных особенностей речевого общения и поведения в сети Интернет. Сегодня можно говорить о том, что Интернет обладает не столько информационной функцией, сколько коммуникативной. Этот особый, виртуальный, тип коммуникации лежит вне временных и пространственных рамок и является одной из характерных особенностей виртуального пространства, которое представляет собой симуляцию реальных предметов, действий, отношений и институциональных форм. Ввиду всеобщей распространенности этого явления исследование различных видов коммуникации и коммуникативного пространства в сети Интернет становится остро актуальным.

Цель данной исследования состоит в теоретической разработке понятия виртуальный дискурс на основе работ, посвященных дискурсу и дискурсивным категориям. Изучение виртуального дискурса проводится на материале одного из его жанров, а именно IRC, который представляет собой одну из разновидностей чата – общения в сети Интернет в реальном времени двух и более коммуникантов при помощи специальных программ или сайтов.

Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи:

- определить понятие виртуального дискурса;

- выявить характерные особенности виртуального дискурса на основе общедискурсивных категорий;

- разработать понятие жанра виртуального дискурса;

- рассмотреть жанровое разнообразие виртуального дискурса;

- выявить особенности IRC как жанра виртуального дискурса;

- рассмотреть лингвистические особенности IRC.

Научная новизна и теоретическая значимость данной работы состоят в углублении лингвистических знаний о виртуальной коммуникации и расширении представлений о механизме порождения высказываний в рамках виртуального дискурса. В работе впервые дается обоснование понятию виртуальный дискурс, а также его характеристика с учетом основных дискурсивных категорий. Рассмотрено жанровое своеобразие виртуального дискурса в соответствии с современными тенденциями развития сети Интернет. Отдельно и более подробно исследован жанр IRC с точки зрения структуры дискурса и лингвистических особенностей его текстов.

Теоретическим материалом исследования послужили работы Э. Бенвениста (2002), М. Фуко (1996), У. Мааса (1984), Т. А. ван Дейка (1989), А. Н. Кудлаевой (2006), М. Л. Макарова (2003), В. Е. Чернявской (2002) и др. по общей теории дискурса, исследования Л. П. Крысина (1989; 2002), В. И. Карасика (2004), М. М. Бахтина (1979), К. А. Долинина (2001), О. Я. Гойхмана и Т. И. Надеиной (2001), В. З. Санникова (2002) и др., посвященные проблемам теории коммуникации и дискурсивных категорий, материалы Е. Н. Галичкиной (2001), Д. В. Галкина (2000), Л. Ю. Иванова (2002), Михайлова С. Н. (2004) и др. исследователей по теории виртуального дискурса.

При написании работы были использованы следующие термины:

- логи (в контексте исследования) – корпус зафиксированных за определенный период текстов;

- ник/никнейм (от англ. nickname – "прозвище") - имя (набор символов), которым идентифицирует себя виртуальный коммуникант и под которым его воспринимают другие участники виртуального речевого общения;

- канал - "комната" в IRC, созданная с определенными коммуникативными целями;

- топик (от англ. topic – "тема, предмет обсуждения") – текущая тема канала;

- гиперссылка – графический маркер, указывающий путь к определенному ресурсу в сети Интернет;

- посетитель/пользователь (в контексте исследования) – тот, кто использует ресурсы сети Интернет для различных целей (информационных, коммуникативных, развлекательных и т. п.);

- онлайн/оффлайн (в контексте исследования) – режимы ресурсов сети Интернет, предоставляющие возможность обмена информацией или общения в реальном времени (онлайн) или с временными промежутками (оффлайн);

- сетевой этикет – правила поведения, общения в сети Интернет, традиции и культура интернет-сообщества, которых придерживаются большинство пользователей.

Практическая часть работы представляет собой дискурсный и лингвистический анализ текстов IRC - одного из популярных на сегодня жанров виртуального дискурса. Материалом исследования послужили логи канала #perm, выбранные за период с 1 января по 28 февраля 2007 года. Общий объем материала составил более 1000 страниц электронного текста.

В процессе работы были использованы следующие методы:

- описательный – при характеристике общедискурсивных категорий и виртуального дискурса;

- дедуктивный – от общей теории дискурса к практическому исследованию конкретных жанров;

- регистрационный, заключающийся в сборе зафиксированных письменных текстов и последующем их анализе методом сплошной выборки.

Практическое значение исследования определяется возможностью использования теоретических результатов в преподавании курсов и спецкурсов по лингвистике текста, теории дискурса, культуре речи, социолингвистике, в том числе в рамках межкультурной коммуникации.

Глава I. Дискурс как лингвистическая категория

1.1 Понятие дискурса

Дискурс – категория лингвистики текста, тесно связанная с понятиями речь и текст. Получив свое развитие в зарубежной лингвистике в трудах Э. Бенвениста, З. Харриса и М. Фуко, дискурс изначально представлял собой сложный и многоаспектный объект исследования. Так, будучи последователем Ф. де Соссюра в вопросах дихотомии язык / речь, Э. Бенвенист понимал под дискурсом речь, присваиваемую говорящим, противопоставляя ее объективному повествованию. Выделяя в высказывании "самый акт, ситуации, в которых он реализуется, средства его осуществления" (Бенвинист 2002: 313), он подчеркивал, что "говорящий присваивает формальный аппарат языка и выражает свой статус говорящего посредством специальных показателей, с одной стороны, и с помощью различных вспомогательных приемов, с другой. В целом же акт высказывания характеризуется подчеркиванием устанавливаемого в речи отношения к партнеру, будь он реальным или воображаемым, индивидуальным или коллективным" (там же: 313, 316).

По мнению американского лингвиста З. Харриса, дискурс – это простое сцепление фраз, непрерывное высказывание. Исходя из этого определения, он считал, что те подходы, которые применяет дескриптивная лингвистика при рассмотрении предложения, можно использовать и применительно к дискурсу. З. Харрис впервые использовал термин discourse analysis в 1952 году в одноименной статье, подразумевая под ним "метод анализа связанной речи", предназначенный "для расширения дескриптивной лингвистики за пределы одного предложения в данный момент времени и для соотнесения культуры и языка" (цит. по Макаров 2003: 91).

Особое место в ряду теоретических исследований дискурса занимает концепция французского историка, социолога и языковеда М. Фуко. Дискурс в его трактовке представляет собой "множество высказываний, принадлежащих одной формации" (цит. по Чернявская 2002: 125). При этом под высказыванием понималось не собственно вербальное высказывание, а некий сегмент человеческого знания. Интерес и цель дискурсивного анализа, по М. Фуко, заключались в том, чтобы определить историческое место каждого дискурсивного события. Экстралингвистические факторы, таким образом, выдвигались на первый план и являлись определяющими по отношению к лингвистическим.

Концепция М. Фуко легла в основу развития немецкой школы дискурсивного анализа (У. Маас, З. Егер, Ю. Линк, Р. Водак), где приоритетной стала уже собственно языковая сторона этого процесса. Как отмечает В. Е. Чернявская (2002), дискурс в работах этих ученых рассматривается как языковое выражение общественной практики, упорядоченное и систематизированное особым образом использование языка, за которым стоит особая, идеологически и национально-исторически обусловленная ментальность. С этой позиции У. Маас, например, определяет дискурс как соответствующую языковую формацию по отношению к социально и исторически определенной общественной практике. Границы дискурса устанавливаются, таким образом, относительно некоторого периода времени, сферы человеческой практики, области знаний, типологии текста и некоторых других параметров. Сам дискурс как совокупность тематически общих текстов характеризуется не их количественным составом, а качественным, воспринимаясь как языковое отражение определенной социокультурной, политической и идеологической практики.

В современной теории дискурса выделяют более широкий и более узкий подходы к пониманию этого явления. Так, Т. А. ван Дейк – профессор Амстердамского университета, автор 32 книг, монографий и около 200 статей по вопросам дискурса и дискурс-анализа – дает следующие определения дискурсу: в широком смысле дискурс есть коммуникативное событие, происходящее между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и проч. контексте. Это коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. Типичные примеры – дружеская беседа, диалог между врачом и пациентом, чтение газеты. В узком смысле выделяют только вербальную составляющую коммуникативное действие и говорят о ней далее как о "тексте" или "разговоре". В этом смысле термин "дискурс" обозначает завершенный или продолжающийся "продукт" коммуникативного действия, его письменный или речевой результат, который интерпретируется реципиентами (Дейк ван 1989).

В конце 70-х – начале 80-х годов в лингвистике развивается тенденция к размежеванию понятий дискурс и текст при сохранении тесной связи между ними. Так, в работах В. А. Звегинцева, Ю. С. Степанова текст рассматривается как фрагмент дискурса, как его базовая единица. Часть исследователей (Н. Д. Арутюнова, П. Серио) определяют дискурс как целый текст или совокупность объединенных каким-либо признаком текстов. Однако большинство исследователей склонны исследовать дискурс и текст в парадигме единиц языка и речи. С этой позиции дискурс – единица речи, так как является актуальным речевым действием, а текст – единица языка как абстрактная грамматическая структура произнесенного. Так, Е. С. Кубрякова и О. В. Александрова понимают под дискурсом "именно когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения, текст же является конечным результатом процесса речевой деятельности, выливающимся в определенную законченную (и зафиксированную) форму. Текст может трактоваться как дискурс только тогда, когда он реально воспринимается и попадает в текущее сознание воспринимающего его человека" (Кубрякова и др. 1997: 19).

В отличие от Е. С. Кубряковой и О. В. Александровой, А. Н. Кудлаева понимает под дискурсом "не само речевое поведение, а результат речевого поведения, представляющий собой речь в классическом понимании Л. В. Щербы и обусловленный, как и вся речевая деятельность, совокупностью социокультурных и ситуативных факторов, влияющих на коммуникацию" (Кудлаева 2006: 50).

Рассматривая дискурс через категорию текста, мы можем говорить не только об устной, но и о письменной его реализации. О тесной взаимосвязи дискурса и текста говорит и тот факт, что непосредственно самому дискурс-анализу предшествует традиционный стилистический анализ, при котором, по словам В. Е. Чернявской, "устанавливается коммуникативная функция текста, его коммуникативные центры, выявляется, что сообщается в тексте, кому адресовано сообщение, как актуализируется в текстовой ткани адресат" и т. п. (Чернявская 2002: 129). Собственно дискурсивный анализ заключается в рассмотрении содержательно-смысловой и композиционно-речевой организации текста с учетом психологических, социальных, политических, национально-культурных, прагматических и других факторов. Таким образом, "проникновение в глубинную структуру текста … осуществляется через обращение к специфическому социально-историческому контексту" (там же: 129).

Схожую позицию в определении сущности дискурс-анализа занимает и В. А. Салимовский: "Анализ дискурса направлен на раскрытие ментальных основ общественного сознания, выявление сталкивающихся в тексте мировоззренческих позиций, определение идеологического содержания речевого поведения коммуникантов" (Салимовский 2002: 15).

Разные подходы к определению сущности дискурса (собственно лингвистический, структурный, социолингвистический, прагматический и др.) позволяют выделить типы дискурса и категории, характеризующие его свойства. В данной работе рассматриваются типы и категории, выделяемые в рамках социолингвистического подхода в изучении дискурса.

1.2 Типы и категории дискурса

Исследуя парадигму дискурс-текст, А. Н. Кудлаева выделяет в структуре дискурса иерархически связанные элементы. Так, общий дискурс представляет собой "совокупность всего говоримого и понимаемого в определенной конкретной обстановке в ту или иную эпоху жизни данной общественной группы" (Щерба 1974), то есть "все коммуникативное пространство" (Кудлаева 2006: 50). "Общий дискурс может быть подразделен по тематически-ситуационному принципу на более частные дискурсы. В свою очередь частный дискурс состоит из дискурсов, которые можно рассматривать как нечто говоримое на одну общую заданную тему в конкретный непрерывный промежуток времени. В этом более узком смысле дискурс – завершенное речевое произведение, которое называется конкретным дискурсом. В конкретном дискурсе как результате речевой деятельности можно выделить его составляющие – тексты" (там же: 51).

Изменение общей темы-ситуации в конкретном дискурсе происходит только при наличии совокупности экстралингвистических и лингвистических факторов, в то время как признаком завершения частного дискурса являются те коммуникативные условия, которые ограничивают продолжение данной ситуации во времени и в пространстве. Интересным здесь, на наш взгляд, также представляется исследование смены состава коммуникантов как показателя отдельности одного текста от другого в составе конкретного дискурса. При этом сам конкретный дискурс не заканчивается, так как его общая тема остается прежней. То же применимо и к частному дискурсу, где смена состава коммуникантов не влияет на пограничность дискурсов (там же: 53).

Иная типология дискурса представлена в работах В. И. Карасика, разграничивающего личностно-ориентированный и статусно-ориентированный дискурсы. "В первом случае в общении участвуют коммуниканты, хорошо знающие друг друга, раскрывающие друг другу свой внутренний мир" (Карасик 2004: 232). Личностный (персональный) дискурс представлен двумя основными разновидностями – бытовой (обиходный) и бытийный дискурс. Специфика бытового дискурса состоит в стремлении максимально сжать передаваемую информацию, поэтому актуальной является лишь многообразная оценочно-модальная квалификация происходящего. Бытийный дискурс предназначен для нахождения и переживания существенных смыслов и основан на художественном и философском постижении мира. "Статусно-ориентированный дискурс представляет собой институциональное общение, т. е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов, число которых определяется потребностями общества на конкретном этапе его развития" (там же: 232). В рамках социолингвистического подхода такое разделение может служить основой для изучения различных видов дискурса, при этом переходные формы не исключаются.

На основании различных концепций прагмалингвистики и социолингвистики (Р. Белл, В. Г. Гак, Дж. Сёрль, Л. П. Крысин, Д. Хаймс и др.) традиционно выделяют следующие категории дискурса:

- участники общения (статусно-ролевые и ситуативно-коммуникативные характеристики);

- условия общения (сфера общения, хронотоп, коммуникативная среда);

- организация общения (мотивы, цели и стратегии, развертывание и членение, контроль общения и вариативность коммуникативных средств – вербальных и невербальных);

- способы общения (канал связи и режим, тональность, стиль и жанр общения).

Говоря о статусно-ролевых и ситуативно-коммуникативных характеристиках участников общения, Л. П. Крысин отмечает, что термином "социальный статус" обозначается "соотносительная (по оси "выше-ниже") позиция в социальной системе, определяемая по ряду признаков, специфичных для данной системы" (Крысин 1989: 134). Роль – это динамический аспект статуса, своеобразный шаблон прав и обязанностей. Она может быть обусловлена "как постоянными или долговременными характеристиками человека: его полом, возрастом, положением в семье и социальным положением, профессией (роли мужа, отца, начальника, сослуживца и т. д.), так и переменными, которые определяются свойствами ситуации (роли пассажира, пациента, покупателя и т. д.)" (там же: 134).

"Представления о типичном исполнении той или иной роли складываются в коммуникативные стереотипы; они составляют неотъемлемую часть ролевого поведения. Стереотипы формируются на основе опыта, частоты повторяемости ролевых признаков, характеризующих поведение, манеру говорить, двигаться, одеваться и т. п." (там же: 135). Коммуникативные стереотипы широко используются в юмористическом дискурсе, являясь основой языковой игры в жанре анекдота. Однако в целом мы можем говорить, что любой дискурс характеризуется наличием своих коммуникативных стереотипов. Например, в дискурсе офиса можно выделить коммуникативный стереотип строгого начальника, глупенькой секретарши, ленивого или, наоборот, рьяного работника и т. д.

Важными характеристиками дискурса являются сфера общения (бытовая или профессиональная), сочетание временных и пространственных рамок, коммуникативная среда (в нашем исследовании русскоязычная). Выступление перед массовым адресантом (например, двухчасовая лекция преподавателя университета) и дружеская встреча вечером в кафе – примеры конкретных дискурсов, использующих разные коммуникативные средства (вербальные и невербальные) в зависимости от условий общения.

Основная цель любого общения – оказать определенное речевое воздействие на слушающего. Для достижения максимального результата при существующих условиях общения используются различные коммуникативные стратегии, представляющие собой, по определению А. П. Сковородникова, "общий план, или «вектор», речевого поведения, выражающийся в выборе системы продуманных говорящим/пишущим поэтапных речевых действий; линию речевого поведения, принятую на основе осознания коммуникативной ситуации в целом и направленная на достижение конечной коммуникативной цели (целей) в процессе речевого общения" (цит. по Гагарская www. library. krasu. ru/ft/ft/_articles/0113957.pdf). По мнению другого исследователя, И. Н. Борисовой, "коммуникативная стратегия предполагает отбор фактов и подачу их в определенном освещении, заставляет говорящего соответственно организовывать речь, обусловливает подбор и использование языковых средств" (там же).

Анализируя педагогический дискурс, В. И. Карасик выделяет следующие коммуникативные стратегии: объясняющую (сообщение ученику человеческих знаний и мнений о мире); оценивающую (наличие градации оценочных стереотипов, направленных на выработку системы ценностей); контролирующую (получение учителем объективной информации об освоении знаний, осознании и принятии системы ценностей) и, наконец, организационную (совместные действия участников общения, этикет, трафаретные формулы, система штрафов и т. п.) (Карасик 2004).

Коммуникативные стратегии реализуются при помощи различных коммуникативных тактик. Большинство исследователей этого вопроса (И. Н. Борисова, О. С. Иссерс, А. П. Сковородников, И. В. Труфанова) определяют данный термин как набор определенных действий, или клише, которые конструируют коммуникацию. К. Ф. Седов (2001) также предлагает термин "субжанр", так как каждая из выделенных тактик (развития ссоры) может быть квалифицирована в качестве самостоятельного одноактного жанра (обида, оскорбление, угроза, насмешка, возмущение, упрек, колкость, обвинение). Однако в рамках теории речевых жанров* (М. М. Бахтин, В. А. Салимовский, М. Н. Кожина и др.) такое определение не вполне уместно, поэтому мы будем придерживаться традиционной точки зрения, используя термин "коммуникативные тактики".

Нам кажется важным отметить, что коммуникативные тактики в целом универсальны и могут использоваться не только в отдельно взятом дискурсе. В частности те тактики, которые выделяют О. Я. Гойхман и Т. М. Надеина (2001) в деловом дискурсе (неожиданный аргумент, апелляция к авторитету, юмор, подмазывание аргумента - явный или скрытый комлимент собеседнику, мнимая уступка, три "да", абстрагирование, позволяющее избегать конкретной информации и тем самым затруднять проверку содержания сообщения, и др.) применимы в рекламном, газетном, правовом и других дискурсах.

С точки зрения структуры любой дискурс представляет собой обмен репликами, включающими, наряду со спонтанной речью, шаблонные фразы, дискурсивные формулы, прецедентные тексты, коммуникативные стереотипы и т. д. По мнению Д. Хаймса, "существуют развитые системы последовательности использования языка в беседе, обращениях, стандартных обычаях и т. д. Все это составляет "социолингвистическую (или, более широко, коммуникативную) компетенцию, позволяющую человеку быть не просто говорящим, а членом социально обусловленной системы общения" (цит. по Крысин 1989: 121). Расширяя понятие коммуникативной компетенции, В. И. Беликов и Л. П. Крысин понимают под ней "врожденное знание, позволяющее носителю языка создавать и понимать высказывания – вводить в оборот знаки коммуникативных актов в контексте. Помимо собственной грамматики, носитель языка должен усвоить "ситуативную" грамматику, которая предписывает использовать язык не только в соответствии со смыслом лексических единиц и правилами их сочетания в предложении, но и в зависимости от характера отношений между говорящим и адресатом, от цели общения и от других факторов" (Беликов и др. 2001: 68).

Любое дискурсное общение происходит с помощью различных каналов связи (общения). Р. Белл (1980) классифицирует их следующим образом.

1.  Зависимый-независимый (вербальный-невербальный). Язык является основным средством общения и поэтому независимым каналом. Поза, пространственная близость, одежда, жестикуляция, выражение лица, характер голоса и т. д. – динамические характеристики, составляющие зависимый канал общения.

2.  Статичный-динамичный. Под статичным каналом общения понимают письменное общение или позу. Под динамичным – говорение, жесты, голосовые признаки и т. д. Однако данная дихотомия условна, так как даже в текстах конкретного дискурса эти элементы могут выступать в различных комбинациях (устных/письменных).

3.  Слуховой-зрительный-тактильный. К проявлениям на уровне слухового канала относятся интонация, ритм, пауза, темп речи. На уровне тактильного – поцелуй, рукопожатие, поглаживание по голове. На уровне зрительного – смех, хихиканье, дрожание, плач и т. д. В структуре дискурса проявление эмоциональности и выражение тональности (официальной, нейтральной или дружеской) служат его дополнительными, модальными характеристиками.

Вслед за Л. П. Крысиным мы выделяем также контактный/дистантный канал общения (Крысин 1989). Непосредственное общение с собеседником, с массовым адресантом или опосредованное с помощью технических средств (компьютера, телефона) оказывает влияние на выбор коммуникативных стратегий и коммуникативных средств, способствующих достижению максимального взаимопонимания участников общения.

Отталкиваясь от семи признаков текстуальности (когезии – формально-грамматической связности текста, когерентности – содержательной связности текста, интенциональности, интерпретируемости, информативности, ситуативности, интертекстуальности) и учитывая внешне - и внутритекстовые характеристики речи, В. И. Карасик (2004) предлагает более разветвленную классификацию категорий дискурса.

Конститутивные категории позволяют отличить текст от нетекста. Так, текст характеризуется относительной оформленностью, тематическим, стилистическим и структурным единством, относительной смысловой завершенностью (там же). Любой дискурс также представляет собой некое единство смысла, тематики и стиля, реализованное с целью достижения каких-либо коммуникативных задач, вне зависимости от реального присутствия собеседника. Соблюдение стилистических и жанровых канонов, рамок – одно из условий успешной коммуникации.

Тематическое единство является одним из определяющих элементов структуры дискурса, обеспечивающих его стабильность. Анализируя, например, медицинский дискурс, мы можем выделить в нем архитему "медицина". Вводя термин архитема, мы подразумеваем под ним наиболее общую, абстрактную семантику дискурса, которая служит языковой базой для образования частных и конкретных дискурсов (здоровье, лечение, болезнь, взаимоотношение пациента и доктора, система здравоохранения, лекарства и т. п.).

Характеризуя категорию относительной смысловой завершенности, подчеркнем, что любой текстовый фрагмент стремится к самодостаточности. В этом смысле, например, недописанное письмо также можно считать текстом, так как оно, в отличие от произвольного набора слов, нечленораздельного бормотания, изначально имеет смысловую установку, тематическую и структурную оформленность и поддается интерпретации.

Жанрово-стилистические категории характеризуют тексты в плане их соответствия функциональным разновидностям речи: стилевой принадлежности, жанровом канону (стереотипу порождения и восприятия речи в специфически повторяющихся условиях), клишированности, степени свернутости/развернутости текста (Карасик 2004). Эти категории поволяют адресату отнести тот или иной текст к определенной сфере общения на основании сложившихся представлений о нормах и правилах общения, об условиях уместности, о типах коммуникативного поведения (коммуникативных стереотипах). В нашем сознании существуют концепты определенного дискурса, его типов и жанров. Немаловажное значение здесь приобретает и степень самовыражения автора. Так, разговор между покупателем и продавцом подразумевает устную реализацию товарно-денежных отношений, с применением определенных речевых формулировок и соблюдением личной и социальной дистанции между двумя собеседниками. Такой дискурс диалогичен и непродолжителен по времени, степень самовыражения собеседников здесь достаточно низкая. Любовное же письмо предполагает сокращенную практически до минимума личную дистанцию между собеседниками, выражение интимных чувств и эмоций адресанта, воплощенных опять же в определенных речевых формулировках, закрепленных на письме, элементы бытовой лексики и т. д. Дискурс любовного письма неограничен по времени и монологичен, и степень самовыражения автора здесь существенно выше.

Среди исследователей теории речевых жанров в первую очередь выделяют М. М. Бахтина, предложившего определение речевых жанров как относительно устойчивых тематических, композиционных и стилистических типов высказываний, определяемых "спецификой данной сферы общения" (Бахтин 1979: 237). Объект жанроведения, по мысли исследователя, не имеет строгих очертаний, не ограничен высказыванием (текстом) как таковым, но выходит в область собственно коммуникации, социального речевого взаимодействия говорящих. Главным признаком речевого жанра является диалогичность, из которого вытекают второстепенные признаки – целеполагание, завершенность, связь с определенной сферой общения и т. д. С теорией речевого жанра также тесно связано понятие функциональных стилей, определяемых М. М. Бахтиным как "жанровые стили определенных сфер человеческой деятельности и общения" (там же: 241). В целом, стиль и жанр являются тесно взаимосвязанным понятиями – "стиль входит как элемент в жанровое единство высказывания. Исторические изменения языковых стилей неразрывно связаны с изменениями речевых жанров" (там же: 242-243).

Отталкиваясь от теоретических исследований М. М. Бахтина, В. А. Салимовский понимает жанры речи как "относительно устойчивые формы (модели) духовной социокультурной деятельности (осуществляющейся в бытовых ситуациях, художественной, научной, правовой и других сферах)" (Салимовский 2002: 31). В структуру жанровых моделей также включаются характеристики субъектов речи и их творческие возможности использования этих моделей. Жанровые стили, в свою очередь, представляют собой совокупность типовых речевых актов (диалогических реплик), "объединенных типовой целью более общего характера" (там же: 57) и включающих характеристики соответствующего дискурса.

Нам также представляется интересной точка зрения К. А. Долинина, который определяет речевой жанр как "функцию некоторой стандартной ситуации общения, характеризующейся постоянно повторяющимся набором определенных значений ее параметров" (Долинин 2001: 23). В числе этих параметров он выделяет:

- адресанта, рассматриваемого как носителя некоего статуса (социального, возрастного, полового и т. п.), определенной картины мира, постоянных личностных свойств и сиюминутного психического состояния;

- адресата, характеризуемого в первую очередь количественно (личность/группа/неопределенное множество людей) и выступающего в тех же ипостасях, что и адресант;

- референтную ситуацию или тему сообщения;

- деятельностную ситуацию, т. е. общий контекст деятельности, вербальной и невербальной, в которой включено сообщение;

- канал связи (устный/письменный, наличие/отсутствие визуального контакта между адресатом и адресантом, одновременность/разновременность порождения и восприятия и т. п.);

- время, место (хронотоп) и окружающую обстановку, непосредственно не связанную с деятельностной ситуацией и другие компоненты (Долинин 2003: 43).

Функциональные стили, в свою очередь, представляют собой "обобщенные речевые жанры", складывающиеся под воздействием перечисленных факторов.

Вслед за данными исследователями мы будем придерживаться обобщенной точки зрения на речевой жанр как на некую устойчивую модель речевой деятельности, складывающуюся в определенной сфере общения в зависимости от факторов коммуникативной ситуации. Исходя из данного определения, мы можем выделить пласты речевых жанров, характерных для того или иного дискурса. Так, типичными жанрами педагогического дискурса являются урок-лекция, урок-дискуссия, экзамен и др., а к жанрам газетного дискурса относятся заметка, статья, публикация, интервью и др. Говоря о стилевой характеристике того или иного дискурса, мы говорим об обобщенной стилевой маркированности, присущей всей совокупности его речевых жанров. В частности, жанрам научного дискурса (научная статья, монография, диссертация, научный доклад, выступление на конференции, стендовый доклад, научно-технический отчет, рецензия, реферат, аннотация, тезисы) присущи четкость, логичность и понятность изложения, а также использование соответствующей терминологии.

Мы также предлагаем выделять продуктивные и непродуктивные речевые жанры. Под продуктивными мы понимаем жанры, использование которых активизируется в конкретный период времени в зависимости от развития языковой и общественно-культурной ситуации. По словам М. М Бахтина, "в каждую эпоху развития литературного языка задают тон определенные речевые жанры, притом не только вторичные (литературные, научные, публицистические), но и первичные (определенные типы устного диалога – салонного, фамильярного, кружкового, семейно-бытового, общественно-философского и т. д.)" (Бахтин 1979: 243). Так, в рамках современной языковой ситуации мы можем говорить о продуктивности жанров рекламного, политического, телевизионного дискурсов. В то же время традиционный жанр письма, наоборот, все больше отходит на второй план и, таким образом, становится непродуктивным. С развитием информационных технологий и расширением возможностей дистантного общения коммуникантов активно развиваются письменные речевые жанры, включающие в свою структуру элементы собственно устных речевых жанров. В частности, такими особенностями обладают многие жанры виртуального дискурса – чаты, форумы, социальные сети и т. д.

Таким образом, мы наблюдаем зависимость продуктивности речевых жанров от совокупности экстралингвистических факторов.

Содержательные категории раскрывают смысл текста. К ним относятся адресативность, образ автора, информативность, модальность, интерпретируемость, интертекстуальная ориентация, коммуникативная ясность (Карасик 2004).

Так как общение по своей сущности диалогично, фактор адресата как содержательная категория дискурса становится приоритетным. Обращение к виртуальному собеседнику или к массовому адресанту преследует разные коммуникативные цели, в достижении которых используются разные средства (вербальные и невербальные). Фактор адресата также тесно связан с понятием коммуникативного лидерства. В ситуации общения коммуникативным лидером будет являться тот, кто регулирует процесс коммуникации, направляя его к достижению поставленных коммуникативных целей. Так, в педагогическом дискурсе несомненным коммуникативным лидером будет учитель, выстраивающий процесс обучения таким образом, чтобы аудитория максимально усвоила пройденный на уроке материал. Напротив, в бытовом дискурсе или дискурсе письма коммуникативного лидера формально нет – здесь можно говорить о коммуникативном равноправии собеседников.

Категория образа автора важна при характеристике как личностно-, так и статусно-ориентированного дискурса. В зависимости от ситуации общения можно выделить абстрагированный образ автора (в газетном, научном, телевизионном дискурсе), когда его личностные характеристики и психологическое состояние не имеют коммуникативного приоритета; персонифицированный образ автора (в дискурсе письма, художественном, политическом дискурс), когда личностные характеристики собеседника и его психологическое состояние значительно влияют на процесс коммуникации; отсутствие образа автора (в дискурсе чата, семейном дискурсе), когда эта категория не влияет на процесс коммуникации. Сложно отнести к какому-то из этих типов образ автора, например в педагогическом дискурсе, так как личность учителя предполагает определенную социальную и личностную дистанцию от аудитории, но в то же время мы не можем говорить о полной ее абстрагированности.

Категория информативности дискурса напрямую зависит от его коммуникативных целей, но в большей или в меньшей степени она характеризует любой акт коммуникации. В научном дискурсе информативность является приоритетной категорией. В обыденном же общении важен, скорее, сам процесс общения, нежели его результат.

Под категорией модальности понимается отношение к действительности в представлении говорящего (Хлевова 1999). Оценка говорящим содержания высказывания с точки зрения реальности/ирреальности, возможности, необходимости или желательности, степень уверенности сообщаемого, эмоциональная и качественная оценка содержания высказывания – характеристики, применимые не только к участникам дискурса, но и к самому дискурсу в целом. В научном дискурсе категория модальности проявляется, в частности, на уровне построения доказательства теории или гипотезы на основе проведенных научных экспериментов. Проявление эмоциональности здесь недопустимо в силу необходимости логично и четко изложить материал. В то же время от степени уверенности говорящего, демонстрирующей уровень его знаний, зависит и серьезность впечатления, производимого проделанной научной работой. Напротив, общение в неформальной обстановке характеризуется достаточно сильным разбросом модальности с обязательной эмоциональной оценкой происходящего.

Интертекстуальность как категория в наибольшей степени характерна для художественного дискурса. Однако динамическая (речевая) основа любого дискурса и коммуникативная мена ролей собеседников предполагают, что отдельные элементы различных дискурсов могут взаимопроникать друг в друга, создавая, таким образом, определенную смысловую нагрузку. Так, в стихотворном дискурсе А. Ахматовой основной пласт реминесценций составляют дословно цитируемые, переосмысленные или перефразированные строки из А. Пушкина и А. Блока, созвучные ее мировоззрению, настроению ее лирической героини. В семейном же дискурсе интертекстуальность проявляется, например, в цитировании кем-то из членов семьи запомнившихся фраз из кинофильмов, передач, книг, иллюстрирующих ту или иную бытовую ситуацию.

Интерпретируемость как категория дискурса подразумевает, прежде всего, ясность и точность информации, передаваемой в процессе коммуникации. Так, ясность дискурса достигается благодаря клишированности (например, в научном или юридическом дискурсе) или использованию прецедентных текстов, логичности и простоте изложения мысли. В целом, взаимодействие категорий интертекстуальности и интерпретируемости в разных дискурсах наряду с другими коммуникативными категориями также способствует формированию коммуникативных стереотипов.

Формально-структурные категории характеризуют способ организации текста. К ним относятся композиция, членимость, когезия (Карасик 2004).

Рассматривая дискурс в рамках социолингвистического подхода, мы говорим о композиции институционального дискурса как о смысловой последовательности речевых формулировок, фраз, употребляемых в типичной ситуации общения представителями того или иного социально-ролевого статуса (продавец и покупатель, врач и пациент и т. п.), как о "схеме необходимых и достаточных коммуникативных действий", характеризующих данный дискурс (там же 2004). Так, типичная ситуация общения в рамках педагогического дискурса (в русскоязычной языковой среде) будет строиться следующим образом:

- учитель входит в класс;

- ученики приветствуют учителя стоя;

- учитель приглашает детей сесть;

- учитель озвучивает новую тему и записывает ее на доске;

- учитель объясняет новый материал;

- ученики конспектируют основные тезисы, примеры по данной теме;

- учитель вызывает одного из учеников к доске для практического закрепления материала;

- ученики задают уточняющие вопросы в процессе обсуждения;

- учитель задает домашнее задание;

- звенит звонок;

- ученики прощаются с учителем стоя;

- учитель прощается с учениками.

Важно отметить, что в реальной жизни строгая композиция институционального дискурса часто нарушается. Так, во время проведения урока в класс может войти другой учитель, один из учеников попросит разрешения выйти в коридор либо будет нарушать ход урока своими выкриками или замечаниями и т. д.

В рамках личностно-ориентированного дискурса смысловая последовательность речевых формулировок строится на тематической основе, хотя ролевой статус собеседников также учитывается (родители – дети, влюбленный – возлюбленная, двое старых знакомых и т. п.). Степень нарушения композиции в личностно-ориентированном дискурсе выше, чем в институциональном, так как допускается большая вариативность моделей поведения собеседников.

В целом, формально-структурные категории дискурса рассматриваются в непосредственной связи с семантико-прагматическими и жанрово-стилистическими категориями. Так, формально-грамматическая связность текста (когезия) соотносится с содержательной связностью (когерентностью), выступающей "в качестве уточнения категории информативности и целостности текста" (Карасик 2004: 250).

Суммируя результаты лингвистических исследований в разработке теории дискурса, мы можем на их основании сделать следующие выводы. Следуя традиционным концепциям, мы придерживаемся двух основных положений: дискурс – единица речи, характеризуемая через текст – единицу языка; дискурс обусловлен экстралингвистическими факторами. Вслед за У. Маасом мы понимаем под дискурсом актуализованную в речевом контексте совокупность текстов, объединенных общей ситуативной темой (архитемой) и обусловленных экстралингвистическими факторами, включающими конкретные условия протекания коммуникации (время и место), характеристики канала общения, социальные характеристики коммуникантов, невербальные средства общения и т. п.

Так как дискурс представляет собой совокупность текстов, мы можем говорить об особенностях дискурса не только на уровне семантики (Чернявская 2002), но и на других уровнях языковой системы – фонетическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом и др. По мнению Е. Д. Поливанова, "уровни структуры языка – лексика, фонетика, морфология, синтаксис – неодинаково восприимчивы к влиянию социальных факторов. В наибольшей степени подвержены такому влиянию лексика и фразеология" (цит. по Крысин 1989: 19). Формируясь под влиянием определенных экстралингвистических факторов, структура дискурса адаптируется к тем или иным коммуникативным задачам и ситуациям, возникающим в процессе коммуникации. Можно наблюдать определенную градацию приоритетов языковых элементов, например, в педагогическом и газетном дискурсе, и речь здесь идет о различиях не только в семантике, но и в употреблении определенной лексики, в использовании тех или иных синтаксических конструкций, в передаче эмоций различными средствами и т. д.

Изменение приоритетности категорий дискурса ведет к "изменению речевой ситуации и, следовательно, к варьированию языковых средств, используемых говорящими, и их коммуникативному поведению в целом" (Крысин 1989: 130). Виртуальный дискурс представляет собой особую разновидность, в которой происходит трансформация категорий дискурса в соответствии с его спецификой.

1.3 Виртуальный дискурс и его свойства

На сегодняшний день виртуальный дискурс исследован, на наш взгляд, недостаточно глубоко, что связано в первую очередь с не так давно начавшимся развитием области опосредованной коммуникации через Internet.

В большей степени с позиций психо - или социолингвистического подхода исследуются отдельные жанры виртуального дискурса: чаты, форумы, сетевые конференции – теоретическая же часть представлена в ряде диссертаций либо разрозненно в отдельных статьях, зачастую существующих только в электронном виде. Возможной причиной слабых теоретических разработок в данной области также является вопрос о выделении виртуального дискурса как отдельной разновидности.

Являясь искусственно созданным, виртуальное пространство предоставляет, по сути, искусственную среду общения, в которой "существуют" искусственные коммуниканты. С этой позиции мы не можем говорить о виртуальном общении как о живом общении с реальным присутствием собеседников. Однако, принимая во внимание тот факт, что в качестве виртуальных коммуникантов выступают реальные личности, конструирующие адресата при помощи воображения и жизненного опыта с дополнением психологических проблем и стереотипов (Бергельсон 2004), а компьютер может рассматриваться как техническое средство связи между участниками общения аналогично телефону, мы можем говорить о виртуальном дискурсе как об отдельном явлении, требующем более глубокого теоретического исследования.

Изучение проблем виртуальной коммуникации представляет огромный интерес не только для социальной философии и психологии, но и лингвистики (в частности, для социолингвистики, прагмалингвистики и лингвистики текста), поэтому три этих направления зачастую пользуются достижениями друг друга для более объективной оценки процессов, происходящих в виртуальном пространстве. По мнению О. Д. Агапова, "в социальном плане Интернет представляет собой сложную структурированную коммуникативную систему, область общественного сознания и деятельности человека, обеспечиваемой технологическим прорывом второй половины XX в. Интернет – это зеркало современной цивилизации, ее информационное отражение, но не только. Одновременно – это и прообраз нового типа многообразных общественных отношений, их обогащение, дополнительно к устоявшимся «человек – природа», «человек – общество», «человек – человек», «человек – техника»" (Агапов http://ruslan. ksu. ru/phil/0-737566/026-029.pdf). По утверждению А. Е. Войскунского, занимающегося проблемами психологии Интернет-использования и человеко-компьютерного взаимодействия, Интернет "превратился в своеобразную лабораторию испытаний над естественным языком" (Войскунский 2001 http://psynet. carfax. ru/texts/voysk6.htm).Среди русскоязычных исследователей, занимающихся проблемами изучения виртуального, или компьютерного, дискурса также можно выделить Е. Н. Галичкину (2001), Д. В. Галкина (2000), Л. Ю. Иванова (2002), В. Ю. Нестерова (1999; 2000) и др.

С позиций социолингвистического подхода мы можем говорить о виртуальном дискурсе как о лингвистической категории, сочетающей в себе признаки личностно-ориентированного и статусно-ориентированного дискурса, вне зависимости от того, идет ли речь об общении в ICQ, веб-чатах, ведении Internet-дневников или о тематических форумах и сетевых конференциях. Термин "виртуальный" в данном случае предполагает наличие особого пространства, искусственно созданного при помощи технических средств, в котором существует возможность интерактивного общения собеседников. В ряде работ этот термин также имеет синоним "компьютерный", однако, на наш взгляд, "виртуальный" – определение, более подходящее для выявления специфики данного дискурса, так как исследуются особенности коммуникативной среды, включающей, в том числе, способ общения и характеристики коммуникантов. Таким образом, отталкиваясь от общего определения дискурса, которое мы дали выше, мы определяем виртуальный дискурс как совокупность текстов, объединенных архитемой Интернет и реализованных в искусственно созданном коммуникативном пространстве, предполагающем дистантное интерактивное общение виртуальных коммуникантов.

По словам Е. Н. Галичкиной, виртуальный дискурс, "представляя собой многожанровую функциональную разновидность публичной монологической и диалогической речи, характеризуется целым рядом специфических коммуникативных средств. Своеобразие речевого общения участников компьютерной коммуникации заключается не только в использовании профессионализмов, но и в комбинации лексических единиц, относящихся к разным стилям и регистрам, образованным в соответствии с прагматическими установками и целями общения в компьютерной сети" (Галичкина 2001).

Участники виртуального дискурса – пользователи развлекательных, информационных и других ресурсов, предоставляемых сетью Internet. Традиционная схема "агент – клиент", используемая для характеристики институционального дискурса, здесь не работает, так как собеседники находятся в ситуативном равноправии по отношению друг к другу. Отсутствие непосредственного контакта с собеседником позволяет соблюсти определенную анонимность и избежать возможного психологического дискомфорта, возникающего при общении в реальной действительности.

Для виртуального дискурса также характерно отсутствие реальной статусной и возрастной градации, которая заменяется определенной ролевой моделью поведения. Так, на уровне форума или чата существуют модераторы и посетители. Модераторы – группа пользователей, имеющих определенные привилегии по сравнению с обычными посетителями и регулирующих, таким образом, политику того или иного сетевого сообщества, в том числе уровень доступа посетителей. Помимо этих двух понятий для характеристики участников виртуального дискурса используются также определения "жжисты", "форумчане", "чатлане" (пользователи "живых журналов", форумов, чатов), "виртуалы" (виртуальные персонажи), "френды" (виртуальные друзья, от англ. friend – "друг") и т. д.

Хронотоп виртуального дискурса ограничен техническими возможностями (наличием или отсутствием компьютера и выхода в Internet) и человеческим фактором (наличием или отсутствием собеседника в "онлайне"). Однако, являясь искусственно созданной коммуникативной средой, виртуальный дискурс, по сути, условен и не имеет временных и пространственных границ. Благодаря подобным свойствам, появляется возможность для общения двух и более собеседников в единый момент времени из любых точек мира, что вызывает "размывание" государственных, национальных, экономических, политических и культурных границ. Виртуальное пространство, таким образом, реорганизуется и предстает в виде множества сетевых образований, где "собираются" участники виртуального дискурса – чаты, форумы, социальные сети и т. д.

Стратегии виртуального дискурса, как и любого другого, определяются его целями и реализуются в жанрах. Основными целями виртуального дискурса являются 1) реализация оперативного решения актуальных вопросов; 2) поиск необходимой информации; 3) разнообразие досуга. Исходя из этого в рамках виртуального дискурса мы выделяем организующую коммуникативную стратегию, стратегию социализации и стратегию карнавализации.

Организующая коммуникативная стратегия заключается в совместных действиях участников виртуального дискурса, направленных на поддержание стабильности данной системы. Здесь мы можем говорить о соблюдении сетевого этикета и о системе штрафов, накладываемых на нарушителей правил, устанавливаемых в том или ином сообществе, на форуме и т. д. Традиционно нарушением этикета считается спам (массовая рассылка рекламы и так называемых "писем счастья" или объявлений заведомо ложного характера. Нарушение устанавливаемых правил поведения ведет к начислению штрафных процентов данному пользователю, либо к временному или полному исключению его из данного сообщества и занесению в так называемый "черный список" нежелательных пользователей.

Стратегия карнавализации (термин М. М. Бахтина) – это самопрезентация личности в виртуальном дискурсе с использованием различных коммуникативных средств. Так, одним из основных средств самопрезентации являются "ники" (nicknames) – прозвища, выбранные участниками виртуального дискурса и несущие определенную смысловую нагрузку. С одной стороны, сохраняется условная анонимность собеседников, с другой – расширяются возможности сетевого ролевого поведения, нередко принимающего форму игры.

Среди ролевых моделей поведения можно выделить "ботаника", "падонка", "админа", "блондинку", "ламера" и др. Так, "падонок" – виртуал, характерными особенностями которого является общение на "падонковском языке", искажающем привычное написание слов (превед, ниасилил, жжошь, кросафчег, исчо), и употребление типичных фраз "аффтар жжот!", "выпей йаду и убей себя ап стену", "вдисятке", "первыйнах" и т. д. "Айтишник" – виртуал, показавший себя при общении специалистом в области компьютеров, пользующийся преимущественно компьютерным жаргоном и посещающий тематические форумы. "Блондинка" – как правило, малообразованная несовершеннолетняя девушка. Присутствие подобных поведенческих типов характерно практически для всех жанров виртуального дискурса, особенно там, где наблюдается частая смена коммуникантов (форумы, чаты).

Условная, знаковая форма виртуального дискурса обусловливает введение в его структуру элементов языковой игры. Активно используя разноообразные языковые средства, коммуниканты стремятся к акцентированию внимания других участников речевого общения на высказывании путем усиления его выразительности или создания комического эффекта. Нередко один или несколько часто используемых приемов языковой игры становятся характерной чертой коммуниканта или дискурса в целом.

Стратегия социализации виртуального дискурса состоит в стремлении собеседников принимать активное участие в обсуждении актуальных тем и обмениваться собственным практическим опытом. Это дает толчок для создания различных тематических форумов, сетевых сообществ, объединяющих участников виртуального дискурса по схожим интересам. Одной из реализаций данной стратегии также являются социальные сети vkontakte. ru, odnoklassniki. ru, moikrug. ru, Мой Мир на mail. ru и т. п., создаваемые для поиска друзей, одноклассников, одногруппников, коллег по работе, знакомых и т. д. Будучи личностно-ориентированным, этот дискурс направлен на расширение и углубление коммуникативных связей между участниками.

Классифицируя жанры виртуального дискурса, следует разграничивать жанры собственно виртуального дискурса и жанры других дискурсов, использующих компьютерную коммуникацию как одну из форм представления. Л. Ю. Иванов (2002) приводит довольно обширную классификацию подобных жанров, выделяя их по аналогии с жанрами других сфер общения и объединяя в соответствующие группы:

- общеинформационные жанры, или жанры новостей (электронные СМИ, включающие обзоры и дайджесты новостей, тематические подборки из различных изданий с комментариями и без, опросы общественного мнения и комментарии к рейтингам популярности политиков, сводки спортивных новостей и комментарии к ним, прогнозы погоды и др.)

- научно-образовательные и специальные информационные жанры (электронные научные и учебные издания – монографии, сборники, отдельные научные статьи, пособия, справочники, интерактивные учебные курсы, запросы специальным электронным базам данных и ответы на них, рефераты, интернет-семинары, онлайн-конференции, психологические тесты, электронные словари и т. д.)

- художественно-литературные жанры (электронные библиотеки, сетература, обзоры, аннотации, рецензии и др.)

- деловые и коммерческие жанры (доски объявлений, аналитические обзоры рынков и отраслей, объявления в службах трудоустройства, электронная рекламная система баннеров и др.).

Выделяя в данной классификации еще одну группу жанров, оформляющих неспециальное, непрофессиональное общение, Л. Ю. Иванов включает сюда чаты, IRC, форумы, письма электронной почты, избранные почтовые рассылки и др. На наш взгляд подобное разграничение не совсем верно, так как жанры, входящие в состав этой группы, относятся к разным типам. В частности, переписка по электронной почте является электронной формой представления традиционной деловой переписки и не может рассматриваться как отдельный жанр виртуального дискурса. С другой стороны, несмотря на то что Internet-дневники и ICQ по сути представляют собой аналоги ведения личных дневников и реального бытового общения, мы рассматриваем их как жанры собственно виртуального дискурса. Так, большинство Internet-дневников являются личностно-ориентированными, однако, по большому счету, они условно рассчитаны на массового адресанта, что уже говорит об их специфике. Кроме того, письменный канал общения и условная анонимность (виртуальный персонаж + никнейм) создают условия для большей свободы самовыражения, нежели при личном, контактном общении, снимая определенные психологические барьеры, что, в свою очередь, также отражается на специфике дискурса.

Таким образом, к жанрам собственно виртуального дискурса мы относим чаты и их разновидности (IRC, веб-чаты, Skypecast и др.), ICQ, тематические форумы, Internet-дневники, сетевые сообщества, социальные сети и т. п. Характеризуя их в рамках категорий дискурса, мы можем выделить следующие особенности.

Чат (от англ. to chat - болтать) – полилог со средней степенью текучести коммуникантов, происходящий в реальном времени (online). Чаты могут иметь тематическую или развлекательную ориентацию, что, в свою очередь, отражается на социолингвистических характеристиках коммуникантов и самой структуре дискурса.

ICQ – жанр виртуального дискурса, предполагающий диалогическое, чаще всего неформальное, общение одновременно с несколькими собеседниками в реальном времени (online). Данный жанр наиболее близок к моделированию распространенной ситуации живого общения, в которой участвуют два собеседника – адресант и адресат.

Internet-дневник, или блог, - конкретный монологический дискурс виртуального коммуниканта, состоящий из хронологически расположенных текстов, чаще всего ориентированный на высказывание собственного мнения о каких-либо событиях как личного, так и общественного характера. Internet-дневники могут быть открыты как для публичного просмотра, так и для определенного узкого круга друзей ("френдов"), имеющих возможность комментировать записи друг друга. Здесь мы также можем наблюдать сходства Internet-дневников с тематическими форумами, но уже в плане особенностей их структуры.

Отдельную группу блогов представляют коммьюнити, или сетевые сообщества, объединенные по интересам. Пользователь, создавший сообщество, является его смотрителем (модератором). Коммьюнити зачастую имеют более узкую тематику, чем форумы, объединяя пользователей со схожими интересами, обычно из одной страны и/или одного города. Так, сообщество ru_darom_prm, созданное на базе блогового сервиса livejournal. com, представляет собой, по сути, доску объявлений для жителей Перми, отдающих в дар ненужные вещи. Сообщество perm_recipes – "общество любителей вкусно покушать", участники которого делятся своими кулинарными умениями. Сообщества, как и Internet-дневники, могут быть открыты для публичного просмотра или только для ограниченной группы пользователей, вступивших в них.

Социальные сети – еще один жанр виртуального дискурса, являющийся в своей основе обширной базой данных. Это комплексное сетевое образование, сочетающее в себе черты форумов, сетевых сообществ и ICQ. Первичной целью создания данных сетей служит поиск друзей, одноклассников, одногруппников, знакомых, коллег по работе и т. д. Популярные ресурсы odnoklassniki. ru, vkontakte. ru, Moikrug. ru, Мой Мир на mail. ru ориентированы, в первую очередь, на восстановление и поддержание коммуникативных социальных связей между людьми, включая поиски работы, подачу объявлений, знакомства и т. д. Неотъемлемой частью социальных сетей, как и коммьюнити, является ориентация на повышение личного сетевого рейтинга, что согласуется со стратегией карнавализации. С этой точки зрения интересен ресурс habrahabr. ru, где существует возможность зарекомендовать себя с хорошей стороны в качестве автора статей, комментариев и, таким образом, повысить шанс на трудоустройство. В целом, большое количество коммуникантов делают социальные сети популярным и активно развивающимся жанром виртуального дискурса.

IRC, в отличие от ICQ, представляет собой тематически организованный полилог со средней частотой смены коммуникантов. В этом смысле можно говорить об общих чертах IRC и тематических форумов, построенных по тому же принципу. Однако состав коммуникантов последних более постоянен, а тексты организованы как небольшие по объему законченные высказывания. В рамках социолингвистического подхода в данной работе подробно рассматриваются особенности жанра IRC с точки зрения структуры дискурса, а также приводится лингвистический анализ текстов. Выбор данного жанра в качестве объекта исследования вызван, во-первых, отсутствием теоретических разработок в его изучении, во-вторых, актуализацией данного жанра в рамках современной лингвокультурной ситуации.

Глава II. IRC как жанр виртуального дискурса

2.1 Анализ IRC в категориях дискурса

2.1.1 Взаимодействие категорий дискурса в жанре IRC

IRC (англ. Internet Relay Chat — ретранслируемый интернет-чат) – один из первых жанров, появившихся в начале развития виртуального дискурса наряду с сетевыми конференциями. С течением времени став базой для появления огромного количества веб-чатов, которые большей частью унаследовали его дискурсную структуру, IRC до сегодняшнего времени продолжает существовать, активно развиваясь наряду с другими жанрами. Говоря об IRC как об особой разновидности чата, мы выделяем те особенности, которые отличают его прежде всего от веб-чатов:

1. В дискурсе IRC соблюдается более строгая коммуникативная организующая стратегия. Это выражается в первую очередь в унифицированности структуры – наличии стандартизированного протокола технической реализации, а также организации самого общения на каналах (#channels). Каждый канал представляет собой частный дискурс на определенную тему, заявленную в названии. Так, на канале #anime общаются преимущественно любители японской анимации, а на каналах #linux или #windows - пользователи этих операционных систем. Совокупность конкретных дискурсов в пределах одного канала, как правило, в той или иной степени затрагивает его общую тематику. В отличие от IRC, веб-чаты не имеют строгого тематического деления, так как, по своей сути, ориентированы на непринужденное общение "ни о чем или обо всем". Стремление к повышению популярности среди других веб-чатов делает их менее регламентированными и более индивидуализированными, что также несет отпечаток в названии (чат krovatka, чат Отель "У Максима", чат волчат и т. д.).

Политика любого IRC-канала регулируется его владельцем (founder), который может назначать операторов и полуоператоров канала – пользователей, выполняющих административно-контролирующую функцию. В отличие от веб-чатов, состав участников общения здесь проходит определенную "фильтрацию", делящую посетителей канала на "своих" и "чужих". Попытки нарушения сетевого этикета зачастую приводят к удалению нарушителя с канала и последующему запрету на вход в течение определенного срока.

2. Стратегии социализации и карнавализации в дискурсе IRC реализуются с учетом социолингвистических характеристик коммуникантов (пола, возраста, уровня образования, статусно-ролевых моделей поведения). Так, средний возраст участников общения составляет 18-35 лет. Основной процент составляют мужчины и, в меньшей степени, женщины, занятые в IT-сфере или владеющие компьютером на уровне достаточно опытного пользователя. Как и в любом другом жанре виртуального дискурса, коммуниканты используют ники (псевдонимы), под которыми их знают остальные участники общения. Отсутствие реальных возрастных и статусных границ, а также условная анонимность позволяют коммуникантам выстраивать определенную модель поведения, которая в совокупности с реальным жизненным опытом и особенностями характера реальной личности создает виртуальный персонаж, стремящийся к индивидуализации и повышению личного рейтинга среди других персонажей. Типичные модели поведения складываются в коммуникативные стереотипы - "блондинка", "падонок", "айтишник", "нигилист", "балагур" и др., характерные для дискурса IRC любой тематики.

Придерживаясь схожих стратегий социализации и карнавализации, веб-чаты отличаются возрастной градацией коммуникантов, которая составляет в среднем 14-18 лет. Ориентация на легкое, непринужденное общение и низкий, в отличие от IRC, приоритет информативности, влияют на структуру дискурса веб-чатов, делая границы конкретных дискурсов более размытыми и в то же время тематически узкими.

Являясь онлайновым жанром, дискурс IRC обеспечивает возможность непрерывного общения коммуникантов двадцать четыре часа в сутки. Однако на практике можно выделить пики общения – моменты наибольшей активности коммуникантов (как правило, дневное либо ночное время) и так называемые "мертвые" зоны, когда, несмотря на присутствие коммуникантов на канале, начатая беседа не продолжается либо исчерпаны возможные темы. Подобные временные разрывы создают определенные трудности в разграничении конкретных дискурсов и текстов, входящих в них.

2.1.2 Структура дискурса IRC

Используя письменную форму представления, спонтанная разговорная речь коммуникантов трансформируется в специфических условиях дискурса IRC и предстает, таким образом, новообразованием, сочетающим в себе элементы письменной и устной речи, например:

[13:57:26] <Yuki_> приветы

[13:57:36] <Yuki_> ну что, кто-то идет седня на коньках?

[14:01:50] Action: Nyakkolo сидит дома

[14:02:40] <Keep> я бы пошел

[14:03:24] <rtfm_mob> карету мне карету

[14:03:30] Action: Yuki_ тоже бы пошла, если бы не сопли

[14:03:37] <Yuki_> и не погода

[14:04:02] <rtfm_mob> кто куда идет?

[14:04:33] <Keep> но у меня встреча

[14:04:45] <Yuki_> rtfm_mob, см. топег

[14:04:53] <Sem> интересно вечером потеплеет или похолодает? :)

[14:05:04] <Keep> должно потеплеть

[14:06:49] <rtfm_mob> а в хокей играть будут?

[14:08:05] Action:

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "IRC как жанр виртуального дискурса". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 573

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>