Дипломная работа на тему "Функциональная характеристика цветообозначений"

ГлавнаяИностранный язык → Функциональная характеристика цветообозначений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Функциональная характеристика цветообозначений":


Выпускная квалификационная работа

Функциональная характеристика цветообозначений

Оглавление

Введение

Глава I. Концепт “цвет” в языковой картине мира

§1. Подходы к определению понятия “цвет”

§2. Проблема цветообозначений в лингвистической литературе

§2.1 Проблемы классификации цветообозначений

§2.2 Факторы формирования коннотативных значений у цветовых прилагательных

§3. Цвет как концепт

§3.1 Понятие “концепт” в когнитивной лингвистике

§3.2 Специфика вербализации цветовой картины мира в национально-культурном аспекте

§3.3 Цветообозначение с точки зрения психологии и цветовой картины мира

§3.4 Антропоцентрический подход к изучению концепта “цвет”

Глава II. Функциональная характеристика цветообозначений

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по необходимой вам теме. Оригинальное выполнение дипломных работ под заказ в Воронеже и в других городах РФ.

§2.1 Классификация цветообозначений по форме

§2.2 Функции передачи цвета

§2.3 Организация художественного текста при помощи цветообозначающей лексики

Глава III. Трудности перевода цветообозначений в художественной литературе

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Одной из основных задач языка является передача информации, воспринимаемой с помощью органов чувств, в частности, зрительной. В языке этой информации отведено значительное место. Прежде всего, это касается цветоощущений. Интерес к словам, обозначающим цвет, не иссякает на протяжении десятилетий. Человек живет в цветовом мире и цвет тысячью невидимых нитей связан с каждым из нас, но “взаимоотношения человека с цветом – одна из самых больших загадок” (Кукушин В. С., 1998: 18). Путем лабораторных исследований был установлен характер психофизиологического воздействия отдельных цветов и их сочетаний на человека (работы М. Люшера). Психологи утверждают, что по индивидуальной реакции человека на цвет можно судить о его характере и проблемах (Мамардашвили М. К.). Несомненно то, что цвет – “мощнейшее средство манипуляции общественным сознанием, например, в политической и коммерческой рекламе” (Белов А. И., 1988: 57). Неоспорима “эстетическая роль цвета в национальной фольклорной и поэтической традиции” (Ковешникова Е. В., 1982: 3). Цвета, безусловно, связаны с национальной картиной мира (цвета герба, флага). Все это позволяет говорить о цвете не только как о факте реальной действительности, о части зрительных ощущений, но и как о концепте, ибо “всякая вещь не только вещь, но и отношение к ней” (Рахилина Е. В., 1989: 48). В слове обычно выражается нечто большее, чем просто понятие. Цветообозначение передает не только “наглядный образ цвета”, но и “определенные эмоционально экспрессивные оттенки” (Чесноков П. В., 1967: 3). В лингвистической литературе последних лет наметилась явная тенденция к изучению когнитивного аспекта языковой деятельности, проведению концептуального анализа языковых явлений (А. Вежбицкая, С. Ионова, Е. Рахилина, и др.). Исследователи уделяют внимание не только “понятийному ядру” слова (Ярцева В. Н. 1968: 262), но и дополнительным значениям, проявляющимся на всех уровнях языковой системы. Для того чтобы выявить концептуальные особенности цветообозначений, необходимо изучить реализацию концепта “цвет” в языковой картине мира. При антропоцентрическом подходе, когда в качестве объекта исследования выступает художественное произведение, становится возможным не только выявить предметно-понятийное или денотативное значение слов-цветообозначений, но и проследить факторы формирования дополнительных значений, или коннотацию. Коннотация – это “эмоциональная, оценочная или стилистическая окраска языковой единицы узуального или окказионального характера” (Ярцева В. Н. 1968: 236), то есть любой “эмотивно окрашенный элемент содержания” (Блумфильд Л., 1968: 134). Проявление коннотации возможно лишь в ходе активного человеческого познания, причем “активность проявляется в избирательности отображения свойств объекта” (Чесноков П. В., 1967: 42). Процесс познания начинается с раннего детства, в процессе взросления происходит модификация концептов, в том числе и концепта “цвет”. Некоторые ученые считают, что “концепты” существуют независимо от языка, на более высоком уровне, противопоставляя концептуальное и семантическое значение (Bierwish M, 1969:124); другие полагают, что язык не может существовать вне познания, и речевая деятельность – разновидность когнитивной (Блумфильд Л., 1968: 147); третьи предполагают существование обратной зависимости – влияние языка на формирование концепта “мы бессознательно переносим установленные языком нормы в область опыта…” (Sapir E., 1921: 172). Точнее было бы говорить о паритетных отношениях между языковой и когнитивной сферами человеческой деятельности. Концептосфера вербализуется, находя отражение в языке, но происходит это весьма специфично.

Подобный интерес к цвету свидетельствует об актуальности данной работы.

Цель данной работы – представить способы цветообозначений в художественном произведении и определить их функцию.

Предметом работы послужила репрезентация концепта “цвет” в текстах художественных произведений.

В работе решаются следующие задачи:

1. Проанализировать различные подходы к понятию “цвет”, определить его роль и место в языковой картине мира.

2. Провести сплошную выборку слов с семантикой цвета из текстов художественных произведений.

3. Определить функции цветообозначений в анализируемых текстах художественной литературы.

4. Выявить трудности перевода цветообозначающей лексики.

При выполнении работы использовались следующие методы: метод сплошной выборки; описательный метод; сравнительный метод при сопоставлении языковых картин мира.

Практическая значимость данной работы, по нашему мнению, заключается в составлении классификации цветообозначений, используемых в художественной литературе, возможности использования полученных данных на занятиях по стилистике и практических занятиях по домашнему чтению.

Гипотеза. В языках с близкими языковыми картинами мира восприятие цветообозначений так же является близким, но не идентичным.

Структура данной работы соответствует последовательности поставленных задач: дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемой литературы.

Во введении обоснован выбор темы исследования, ее актуальность, определены цели, задачи, методы работы, сформулирована гипотеза исследования, раскрывается его практическая значимость.

В первой главе анализируются различные подходы к определению феномена “цвет”, рассматривается концепт “цвета” в языковой картине мира. Так же выявляются проблемы классификации цветообозначений в лингвистической литературе.

Во второй главе даётся определение художественной картины мира. Так же предлагаются классификации видов цветообозначений по форме и функции. В данной главе выявляется ряд задач цветообозначений, связанных с организацией текста и отдельных его частей.

Третья глава посвящена трудностям перевода цветовой лексики, рассматриваются классификации способов перевода цветообозначений и анализируются тексты переводов в художественной литературе.

В заключении представлены выводы исследования, обобщаются теоретические и практические результаты исследования и намечаются его дальнейшие перспективы.

Глава I. Концепт “цвет” в языковой картине мира

В данной главе мы рассмотрим несколько видов определений феномена «цвет», и, проанализировав их, выберем наиболее полное и чёткое определение, которого мы и будем придерживаться в ходе всей дальнейшей работы. Нами будут рассмотрены проблемы цветообозначений и будут приведены классификации цветообозначений. Также в этой главе мы дадим определение “концепта” и рассмотрим концепт “цвета” в языковой картине мира.

§1. Подходы к определению понятия “цвет”

Феномен цвета – предмет изучения многих фундаментальных наук и составляющая многих искусств. Однако до сих пор цвет не имеет общей концепции как в пределах какой-либо одной науки или целого направления, будь то гуманитарное или естественнонаучное, так и в художественном творчестве. Несомненным является одно – значимость цвета.

С точки зрения физики – “цвет – особое качество поверхностей тел или всей массы, оцениваемое глазом после действия на сетчатку световых лучей, распространяющихся от этих поверхностей или сквозь тела к глазу. Цвета могут быть естественные – от природы тел (красное дерево, золото, медь, слоновая кость, малахит) и искусственные – с помощью наложенных на поверхность тела красок или особых тонких прозрачных и прочных плёнок”. (Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А., 1903: 874).

Исторический опыт Исаака Ньютона над разложением пучка солнечных лучей посредством стеклянной призмы в радужной световой веер (спектр), доказал, что лучи, образующие солнечный свет, имеют цвета, следующие в известном порядке: красный, оранжевый, желтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Некоторые исследователи добавляют к ним ещё два – розовый и лиловый, и три ахроматических – черный, белый, серый.

В словаре-справочнике рекламы и полиграфии мы находим следующее определение цвета – «это качество потока излучения в видимой для человека части спектра, одно из свойств объектов материального мира, воспринимаемое как зрительное ощущение». (Стефанов С. И., 2009: 403)

В определении, данном в 1922 г. Л. Т. Троландом и принятым Американским оптическим Обществом: “Цвет – это общее имя для всех восприятий, возникающих при работе сетчатки глаза и относящихся к ней нервных механизмов, активности, существующей почти в каждом случае у нормального индивида, специфический ответ на излучаемую энергию определенной длины волны и интенсивности. Цвет не может быть идентифицирован или редуцирован к понятиям какой бы то ни было чисто физической концепции; это фундаментально психологическая категория” (Troland L. T., 1922: 537).

Для П. А. Флоренского цвет обозначает собственное свойство самого предмета. Иначе говоря, это обозначение характеризует и отношение предмета к окружающему пространству, и внутреннее функциональное свойство предмета (Флоренский П. А., 1993: 311).

Согласно словарю по естественным наукам, «цвет – это свойство тела вызывать определённое зрительное ощущение в соответствии со спектральным составом отражаемого или испускаемого излучения». (Энциклопедический словарь: Глоссарий)

В электронной энциклопедии Википедия мы находим следующее определение цвета – «это качественная субъективная характеристика электромагнитного излучения оптического диапазона, определяемая на основании возникающего физиологического зрительного ощущения, и зависящая от ряда физических, физиологических и психологических факторов. Индивидуальное восприятие цвета определяется его спектральным составом, а также цветовым и яркостным контрастом c окружающими источниками света, а также несветящимися объектами. Очень важны такие явления, как метамерия; особенности человеческого глаза, и психики». (Энциклопедия: Википедия)

Тонквист Г. определяет цвет как “то, что мы видим и можем описать с помощью свойств, которые мы в нем видим” (Тонквист Г., 1993: 7).

В энциклопедии «Символы, знаки, эмблемы» дано следующее определение цвета – «это свойство любых материальных объектов излучать и отражать световые волны определенной части спектра; свойства света, проходящего через окрашенную среду, воспринимать ее окраску. Под цветом понимают цветовой тон, определяющий своеобразие и природу каждого данного цветового оттенка. Символика цвета основана на полярности двух групп цветов: теплого цвета, связанного с процессами ассимиляции, активности, и холодного, связанного с процессами диссимиляции, пассивности — так определяют цветовую символику специалисты. К первой группе они относят цвета: оранжевый, красный, белый и желтый; ко второй группе — голубой, черный, фиолетовый и синий». (Энциклопедия: «Символы, знаки, эмблемы»)

“Философия, анализируя истоки метафизики света” и свето-цветовой символики, обращает внимание на необходимость учитывать “особые свойства света, определяющие его роль в современной физической картине”. (Упорова С. О., 1995: 52)

Д. С. Лихачёв говорил по этому поводу: “Есть в природе признаки, указывающие на существование внеприродного и внечеловеческого сознания. Сочетания цветов нетронутой человеком природе – всегда эстетически приемлемо… Пейзажист открывает вольно или невольно красоту, создаваемую надприродным сознанием, которое в этом случае мы должны признавать”. (Лихачев Д. С., 1992: 5-6)

С точки зрения психологии цветовые ощущения – одна из специфических реакций глаза и мозга на световые частотные колебания. Мир бесцветен, цвета в природе нет, есть впечатления о некой реальности, представимые в цветовых ощущениях. Вследствие этого реальность цветового ряда “является кажущейся”. (Мостепаненко Е. М., 1986:76)

Цветовые модели, создаваемые правым и левым полушарием мозга, не совпадают – полушария “предпочитают” различные части спектра и выдают принципиально разные результаты:

1) правое полушарие от природы ориентировано на длинноволновую часть спектра (красный) и выдает цветовую картину, связанную с чувственным восприятием;

2) левое полушарие ориентировано на средневолновую часть спектра (синий) и выдает цветовую картину, связанную с понятийным комплексом.

Цвет заключает в себе возможности логического и чувственно-образного способов познания мира. Эта характеристика цвета важна для философии, потому что цвет в этом случае можно рассматривать как перевод невербального (чувственно-образного мышления) на уровень вербального.

Кроме того, психологи связывают цвет с эмоциями человека: у каждой эмоции свое определённое место в цветовом пространстве, т. е. каждая эмоция соответствует определённому цвету, а каждый цвет вызывает строго определённые эмоции.

Однако при наличии общих принципов цветовосприятия в разных этнокультурах наблюдаются различия в семантике и ценности отдельных тонов, а также в лексическом воспроизведении цвета. К примеру, в каждой культуре присутствует цветовая жизненная триада “черный–белый–красный”, сводимая во всех культурах к одному семантическому узлу “рождение–жизнь–смерть”, но значение каждого из этих цветов варьируется в зависимости от этнонациональной принадлежности культур. Так в западных странах чёрный цвет символизирует смерть, белый цвет является символом рождения, а красный – это символ жизни. В Китае символом смерти является белый цвет.

Изучая тщательным образом цветность, мы можем поставить вопрос о колористических тенденциях той или иной эпохи. Каждая эпоха имеет свои краски: иногда они яркие и сверкающие, иногда бледные и мрачные. Писатели тонко чувствуют эпоху и выражают колорит времени в своих произведениях. Например, в своей книге «Лебединый стан» Марина Цветаева использует цветообозначающую лексику при передаче политического состояние страны во время гражданской войны. В итоге страшного кровавого исступления гибнут свои же русские люди, которых примиряет смерть.

Белый был - красным стал:

Кровь обагрила.

Красным был - белый стал:

Смерть побелила.

Согласно определениям, рассмотренным в данной работе, цвет – это качество или свойство предметов вызывать определённые зрительные ощущения. В некоторых определениях цвет рассмотрен только с физической точки зрения, например, в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон, в словаре по естественным наукам, в словаре-справочнике рекламы и полиграфии, что по нашему мнению не отражает полного понятия этого феномена, так как вместе с физической стороной он включает в себя и психологическую сторону, что так же является немало важным. Но так же и в определениях данных, например, Л. Т. Троландом, Г. Тонквистом, С. О. Упоровой и Д. С. Лихачёвым, цвет рассмотрен только с психологической точки зрения. Таким образом, на наш взгляд, определение, данное в электронной энциклопедии Википедия, является наиболее полным развернутым ясным и отражает понятие данного феномена с точек зрения разных наук. Это определение и будет взято за основу в ходе дальнейшей работы, и может быть использовано в нашем исследовании, т. к. является наиболее полным.

§2. Проблема цветообозначений в лингвистической литературе

Наиболее весомый вклад в изучение единых принципов отражения цвета и его оттенков, универсальной функции цветообозначений внесли лингвисты. Цветообозначающая лексика исследована достаточно широко: описывался ее состав (А. П. Василевич), семантическая структура (А. А. Брагина, Е. А. Дивина, И. В. Макеенко), стилистические функции цветообозначений (Л. А. Качаева, Г. Г. Полищук). Цветообозначения изучались на основе психолингвистического (А. П. Василевич, Р. М. Фрумкина), социологического эксперимента. В ряде работ был проведен сопоставительный, этнолингвистический (А. И. Белов, В. Г. Гак, А. А. Залевская) и сравнительно-исторический анализ (Н. Б. Бахилина, Л. С. Грановская).

§2.1 Проблемы классификации цветообозначений

Изучая вербализацию цветового восприятия, лингвисты подразделяют цветообозначения на две группы:

ð  основные (абсолютные);

ð  оттеночные.

Абсолютные цветонаименования, в свою очередь, делятся на

ð  хроматические, называющие семь цветов радужного спектра;

ð  ахроматические (белый, серый, черный) (Брагина А. А., 1997: 84).

Все остальные цветообозначения называют оттеночными. Они различаются по способу передачи оттенков. Выделяют группу цветонаименований, которые передают оттенки цвета аналитически; среди них цветовые прилагательные:

а) вторичной номинации (сиреневый, молочный);

б) без ясно прослеживающейся этимологии (бурый, алый);

в) с ограниченной сочетаемостью (русый, карий, гнедой);

г) заимствованные цветообозначения (сольферино, индиго);

д) терминологические единицы (кобальт, ультрамарин);

е) неологизмы и архаизмы (пепсиний, кубовый, смарагдовый);

ж) окказионализмы (черноты)

Существует группа оттеночных цветонаименований, уточняющих оттенки цвета:

а) сложные, с формантами ярко-, светло-, темно-, нежно - и т. п., уточняющие интенсивность окраски;

б) двусоставные цветообозначения, представляющие названия смешанных цветов или разноцветных объектов: желто-зеленый, сине-белый и т. п. (Макеенко И. В., 1999:15).

Кроме того выделяют и конструктивно сложные (генетивные) цветообозначения (цвета мёда, цвета морской волны) и сравнительные обороты (щечки как маков цвет), которые обычно находятся на периферии микрополя цвета.

При описании цветонаименований в лингвистике исследователи сталкиваются с целым рядом проблем. Одна из основных – проблема классификации цветовых прилагательных. При попытке описания отношений между словами-цветообозначениями в терминах сходства (количественной оценки) ученые говорят о невозможности построения описания на основе модели трехмерного психологического пространства цветоощущения. И это вне зависимости от выбора метаязыка описания. При построении модели смысловых отношений у “имён цвета” исследователь сталкивается с невозможностью найти единый принцип для отбора и классификации единиц. Самым удобным считается метод экспликации (разъяснения) по сходству: операционный подход к изучению сходства по смыслу заключается в психолингвистическом эксперименте, когда ряду носителей языка предлагается классифицировать набор слов, обозначающих цвет, объединив их в микрополя по принципу сходства значений (эксперимент проведён и описан Р. М. Фрумкиной). В результате эксперимента получен весьма широкий спектр мнений респондентов, так что, подводя итог, можно говорить лишь о “среднем арифметическом” результате, о функции частоты вхождения цветообозначений в один и тот же класс, в одно и то же микрополе. Интересно мнение респондентов относительно доминанты, центра микрополя, и периферии, т. е. структуры микрополя цвета. Поскольку члены парадигмы в ходе эксперимента предложено было распределять по принципу убывания интенсивности проявления цветового признака, очень спорным оказался вопрос о месте и роли абсолютного цветообозначения в парадигме. Респонденты практически без исключения признают центообразующую роль абсолютного цветообозначения, или, по определению Р. М. Фрумкиной, “основного имени цвета”, но ведь выражая “общее”, “абстрактное” понятие цвета, абсолютное цветонаименование не является доминантой ряда, выстроенного по признаку интенсивности, ср.: зелёный – изумрудный, красный – багряный, синий – ультрамариновый, что не учитывается, и это несоответствие – одно из слабых мест классификации. (Фрумкина Р. М., 1984: 96-112) Ещё большие сложности возникали при попытке определить соотношение с определенным классом цветонаименований и место в парадигме для тех цветовых прилагательных, которые описывают смешанные цвета (бурый, оливковый, горчичный и т. п.). Перед исследователем возникает вопрос: можно ли подобные цветообозначения отнести к определенному классу, или они входят одновременно в несколько классов; каково их место в цветовой парадигме и т. д. Этот вопрос не получил чёткого объяснения в научной литературе. Исследователи признают недостатки парадигм, построенных по принципу определения “среднего арифметического” места того или иного цветообозначения в парадигме. Предлагая испытуемым провести распределение данных им цветовых прилагательных на классы, причём исходя из личных представлений респондента, не ограничивая количество часов и объектов в них, ставя единственное условие – классы не должны пересекаться, ученый добьется лишь права судить о степени употребительности слова в языке, но не о структуре микрополей, включающих цветообозначения. У каждого носителя языка – свой опыт, свое восприятие мира, своё восприятие цвета (доказано физиками и психологами) своя оценка увиденного, поэтому создать классификацию цветообозначений, удовлетворяющую всех учёных, представляется невозможным. Р. М. Фрумкина признаёт сложность данной проблемы, сравнивая её с “прокрустовым ложем”. Большинство исследователей используют классификацию цветонаименований по названию цветов радужного спектра: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой и синий (часто они объединены в один класс), фиолетовый. К хроматическим цветам добавляют обозначения трёх ахроматических цветов (белый, серый, чёрный). Кроме абстрактных цветообозначений, представляющих смысловой центр парадигмы, в неё вошли также генетивные словосочетания (цвета крови с молоком) и модели, образованные по принципу регулярной полисемии (“относящийся к Х, похожий цветом на Х”: свинцовый, малиновый и т. д.) В отдельную группу выносятся цветонаименования, образованные с помощью различных модификаторов и квалификаторов, указывающих на оттенки, фактуру и т. д. (весенне-зелёный, глинисто-жёлтый). Сознавая недостатки подобной классификации, мы всё же будем на неё опираться в ходе нашего исследования, и на основании данной классификации составим свою классификацию, которая, на наш взгляд будет более полной и детальной.

§2.2 Факторы формирования коннотативных значений у цветовых прилагательных

Данная проблема рассматривается в статьях и монографиях многих ученых. Хотя в современном языке цветонаименования и утратили, в большей или меньшей степени, связь с первоначальным значением, но раскрытие исконной семантики цветовых прилагательных способствует тому, что символика того или иного цветонаименования, его эмоционально-экспрессивная и оценочная роль в тексте становится объективно доказуемой. Зачастую первоначальное значение слова проявляется в символике цвета и тем самым сохраняется в языке, осуществляя “приращение смысла”, служа в языке художественной литературы для создания образа, его конкретизации. В данном параграфе мы рассмотрим пути достижения “приращения смысла” у слов-цветообозначений. Один из основных и самый продуктивный – полисемия, развитие переносных осмыслений, метафоризация, отмечает А. А. Брагина. (Брагина А. А., 1997: 89) Переносные значения цветообозначений появляются “в результате непрямой номинации, имеют большую зависимость от контекста, обычно осложнены стилистическими или экспрессивно-оценочными моментами” (Степанов Ю. С., 1998: 52). При всей подвижности и ситуативной относительности цветовое значение оказывается достаточно сильным и доминирует над остальными значениями, что создаёт многоплановость толкования. Такие цветообозначения, утратившие свои предметные связи с доминирующим цветовым значением, совершают семантические скачки в результате метафорических употреблений, способствуя созданию поэтических образов, выполняя чаще всего стилистическую функцию. Но возможен и иной путь: нецветовое прилагательное приобретает переносное цветовое значение. Так, например, у слов с исходным значением “сделанный из какого-либо металла” (золотой, серебряный, свинцовый и др.) цветовое значение “всегда коннотировано и имеет дополнительную сему, выявляемую из контекста” (Запорожец М. Н., 1996: 223). В художественной литературе существует потребность заменить абстрактные цветообозначения конкретными, что осуществляется с помощью цветовых сравнений, зачастую окказионального характера, например: панталоны Анатолия Курагина цвета бедра испуганной нимфы (“Война и мир” Л. Н. Толстого); глаза Митьки Коршунова цвета осоки (“Тихий Дон” М. А. Шолохова). Проблема первичного и вторичного, прямого и переносного значения слов не может считаться решенной. Рассматривая эту проблему в диахронном аспекте, мы можем лишь наметить два пути возникновения полисемии у слов, обозначающих цвет: первый – когда прямое (цветовое) значение слова дает переносное нецветовое, но психологически, эмоционально связанное именно с восприятием цвета (проявляется в символике): чёрный дым (прямое) – чёрный день, воспоминания, мысли (переносное); зелёный росток (прямое) – зелёный юнец (переносное). Второй путь – когда прямое значение (нецветовое) дает переносное значение, называющее цвет. В этом случае в символике цвета явно прослеживается психоэмоциональная связь с понятием, предметом, давшим название цвету: сиреневый куст – сиреневый бант; восковая свеча – восковая бледность. В своей работе “Цветовые определения и формирование новых значений слов и словосочетаний” А. А. Брагина конкретизирует пути возникновения коннотативных значений у цветообозначений, сужая круг исследования, рассматривая лишь сочетания “определение + определяемое”, где определяемое выражено существительным, а определение – абстрактное цветообозначение, выраженное именем прилагательным.

А. А. Брагина утверждает, что “в абсолютных значениях цветовые прилагательные не смешиваются, в переносных смыслах обнаруживают возможности сближения, взаимно обусловливают семантические варианты” (Брагина А. А., 1997: 84). Автор делает вывод о том, что цветовые прилагательные по происхождению метафоричны, зачастую фразеологизируются. Для нас интересен подобный взгляд на проблему “приращения смысла” у цветовых прилагательных, тем более что А. А. Брагина доказывает влияние культурно-исторической эпохи на возникновение новых ассоциативных и ситуативных значений слов. К сожалению, автор мало внимания уделяет генетивным словосочетаниям для обозначения цвета (цвета сливы, мёда, кофе и т. п.), так как называет эту группу цветонаименований грамматически замкнутой, со строгой синтаксической последовательностью. В то же время подобные конструкции обладают широкой синтаксической сочетаемостью и являются продуктивными с точки зрения развития новых значений слов и словосочетаний. Слова, входящие в группу генетивных словосочетаний для обозначения цвета, носят достаточно условный характер (неточность цветового обозначения), поэтому в переносных осмыслениях, выходя за пределы цветовой корреляции, они обнаруживают возможности сближения, противопоставлений, взаимно обусловливают семантические вариации и переносное употребление. А это, в свою очередь, создавая внутренние логические связи в тексте, даёт богатые возможности для создания многоплановости, символики, позволяет рассматривать цвет как концепт.

§3. Цвет как концепт

Невыясненным остается вопрос о семантике цвета, т. е. о том, как происходит организация значений в языковом сознании человека, как соотносятся слова – цветонаименования с фактами реальной действительности.

§3.1 Понятие “концепт” в когнитивной лингвистике

Решением этих проблем занимается когнитивная лингвистика, сравнительно новое направление в науке, использующее достижения психологии, логики, философии, математики и информатики в изучении деятельности человеческого сознания и инфраструктуры мозга. Человек при этом рассматривается как система переработки информации (Демьянков В. З., 1994:18). А язык, по мнению когнитивистов, служит ключом к пониманию человеческого поведения, так как является речемыслительной основой, объективирующей деятельность человека. Факты реальной действительности в познавательной деятельности человека отражены в виде концептов. Концепт – “это соотносительное со значением слова общее, а не единичное понятие, оперативная единица ментального лексикона, информация о том, что человек знает, предполагает, думает о каком-либо объекте действительности” (Демьянков В. З., 1994: 48). Концепт своеобразное мыслительное обобщение, “основная ячейка культуры в ментальном мире человека” (Степанов Ю. С., 1998: 40). Различают концепты познавательные, замещающие неопределенное множество однородных предметов, действий или свойств объектов познания, и концепты художественные, которые, помимо вышеперечисленного, “включают и представления, чувства, эмоции, волевые проявления” (Аскольдов С. А., 1997: 23). Художественный концепт значительно информативнее познавательного, поскольку помимо понятия индуцирует в нашем сознании дополнительные ассоциации. Это не только “намёки на возможные значения” (Аскольдов С. А., 1997: 21), но и “отклики на предшествующий опыт человека в целом – поэтический, прозаический, научный, социальный, исторический и т. п.”, а совокупность устойчивых концептов образует концептосферу языка, является сжатым “алгебраическим выражением всей культуры нации” (Лихачев Д. С., 1993: 31). Рассматривая цвет как художественный концепт, мы не можем обойти вниманием вопрос о связи явления реальной действительности (цветовое восприятие) с его вербальным отражением в языке (цветообозначения). На первый план при этом выходит семантика слов-цветообозначений. Ведь “семантика – закодированная в языке концептуальная структура” (Вежбицкая А., 1999:20).

§3.2 Специфика вербализации цветовой картины мира в национально-культурном аспекте

В данном параграфе мы рассмотрим, как отражается цвет в нашем сознании и в языке. Так же выявим, что означают для человека “имена цвета”, как происходит “ментальная репрезентация цветового образа на базисном уровне категоризации” (Рахилина Е. В., 1989: 61), какую роль играют ассоциативные признаки в модуле понимания, можно ли определить общие тенденции в интерпретации восприятия цвета. Американские ученые Кей и Мак-Даниел предположили, что семантические категории должны определяться через нейрофизиологические реакции. По мнению А. Вежбицкой, вопрос о физиологии восприятия имеет мало отношения к вопросу о цветовой концептуализации. Физиология цветового восприятия (“видения”) едина, а цветовая концепция для представителей разных культур неодинакова. “То, что происходит в сетчатке и мозгу не отражается непосредственно в языке” (Вежбицкая А., 1997:234). Эта мысль подтверждена рядом экспериментов, проведенных этнопсихолингвистами (А. А. Залевская, А. И. Белов). Когда исследователи ищут универсальные признаки семантики цвета, они приходят к выводу о том, что национальные особенности проявляются на всех уровнях описания (Макеенко И. В., 1999: 20).

Основным тезисом гипотезы Сепира-Уорфа состоит в том, что разные языки (и представители разных культур) сегментируют действительность по-разному. Все исследования в этнопсихо лингвистике сводятся к констатации известного факта: представители разных народов мыслят специфически.

§3.3 Цветообозначение с точки зрения психологии и цветовой картины мира

Природа преподнесла человеку прекрасный дар – способность видеть мир, расцвеченный всеми цветами радуги. Для людей это чудо стало столь привычным, что они уже не удивляются ему. Кроме того, люди склонны считать цвет объективным свойством самих предметов. Так или иначе, цвет воспринимается обычно как цвет предметов или как цвет помещения. В своем жизненном опыте мы практически никогда не имеем дело с чистым цветом. Мы видим оранжевый апельсин, зеленую траву, карие глаза, красные звезды, а не просто отдельные цвета. Нам практически невозможно отделить информацию цветовую от той, которая ее сопровождает, от контраста, в котором мы воспринимаем цвет. Человеку чаще всего цвет рассказывает о предметах и явлениях. Он позволяет судить о том, созрела ли ягода, или она еще зеленая, здоров ли ребенок или у него красное горло. Понятно, что чем разнообразнее информация, тем она достовернее. То, что мы видим, слышим, осязаем, помним, обоняем, чувствуем, - все это синтезирует единую и неразрывную картину мира.

Цвет является одной из констант или одним из принципов культуры, который может служить «своеобразной моделью развития, отображающей пути формирования, освоения, закрепления в культурной памяти не только общих, но и национально окрашенных культурно-значимых концептов» (Жаркынбекова Ш. К., 1999: 109). Многие явления культуры не могут быть поняты без учета значения цвета.

Цвет выступает одной из основных категорий культуры, «фиксирующей уникальную информацию о колорите окружающей природы, своеобразии исторического пути народа, взаимодействии различных этнических традиций, особенностями художественного видения мира» (Жаркынбекова Ш. К., 1999: 109). Так как цвет является компонентом культуры, то он окружен системой ассоциаций, смысловых значений, толкований, цвет становится воплощением разнообразных нравственно-эстетических ценностей.

Цвет играет огромную роль в культуре. Цвет может быть представлен как эмоциональность, «обогащенная разнообразными ассоциациями, закрепленными в языковой и социокультурной практике» (Жаркынбекова, 1999: 110). В цвете может выражаться отношение человека к явлениям окружающей природы. Цвет выступает в качестве содержательного элемента культуры, с помощью которого можно охарактеризовать, систематизировать предметы, социальные установки и нравственно-эстетические понятия.

Как известно, у каждого народа свой образ мышления. Но существуют ценности общие для всех народов (например, жизнь, дом, семья). Все эти ценности и составляют национальный образ или модель мира.

Языковая система восприятия цвета, отличается от научной «в силу своей антропоцентричности: на то, как мы описываем цвет объектов, влияют как физические и психологические законы восприятия, так и знания о мире, о функциональном использовании наблюдаемых объектов» (Жаркынбекова Ш. К., 1999:111).

У каждого народа с древнейших времен цвет являлся одним из средств осмысления мира. Он служил обозначением наиболее важного в природе и наиболее ценного в человеке. Но со временем цветовые образы потеряли познавательное значение и приобрели эстетическое и духовное значение, и именно цвет стал выражать внутренний мир человека.

Символика цвета имеет давнюю историю. Люди с незапамятных времен придавали особое значение чтению «языка красок», что нашло отражение в древних мифах, народных преданиях, сказках, различных религиозных и мистических учениях. Так, в астрологии лучи Солнца, разложенные в спектр и дающие 7 цветов, соответствовали 7 основным планетам: красный — цвет Марса, синий — цвет Венеры, желтый — цвет Меркурия, зеленый — цвет Сатурна, пурпурный — цвет Юпитера, оранжевый — цвет Солнца, фиолетовый — цвет Луны. При этом краски символизировали не только планеты и их влияние, но и социальное положение людей, их различные психологические состояния. Это проявлялось в подборе одежды определенных цветов, народных поговорках, обрядах и т. д. У разных народов сложилась определенная символика красок, дошедшая до наших дней.

Так, люди с древности проявляли особый интерес к красному цвету. Во многих языках одно и то же слово обозначает красный цвет и вообще все красивое, прекрасное. У полинезийцев слово «красный» является синонимом слова «возлюбленный». В Китае об искреннем, откровенном человеке говорят «красное сердце», тогда как сердце дурного, коварного человека черно.

Красный цвет, прежде всего, ассоциируется с кровью и огнем. Его символические значения очень многообразны и, порой, противоречивы. Красное символизирует радость, красоту, любовь и полноту жизни, а с другой стороны — вражду, месть, войну. Красный цвет издревле связывается с агрессивностью.

Красный является основным геральдическим цветом. На знамени он символизирует бунт, революцию, борьбу. Интересно, что у многих племен Африки, Америки и Австралии воины, готовясь к схватке, раскрашивали тело и лицо в красный цвет. Карфагенцы и спартанцы носили во время войны красную одежду. В древнем Китае повстанцы называли себя «красные воины», «красные копья», «красные брови».

Красное обозначает также власть, величие. В Византии только императрица имела право носить красные сапожки. Император подписывался пурпурными чернилами, восседал на пурпурном троне. У многих народов красный цвет символизирует юг, пламя и жару.

Белый цвет символизирует чистоту, незапятнанность, невинность, добродетель, радость. Он ассоциируется с дневным светом, а также с производящей силой, которая воплощена в молоке и яйце. С белизной связано представление о явном, общепринятом, законным, истинном.

В Древнем Риме весталки носили белые платья и белые вуали. Еще с античности белый цвет имел значение отрешенности от мирского, устремления к духовной простоте. В христианской традиции белое обозначает родство с божественным светом. В белом изображаются ангелы, святые и праведники. У некоторых народов белую одежду носили цари и жрецы, что символизировало торжественность и величие.

Однако белый цвет может получать и противоположное значение. По своей природе он как бы поглощает, нейтрализует все остальные цвета и соотносится с пустотой, бестелесностью, ледяным молчанием и в конечном итоге — со смертью. Славяне одевали умерших в белую одежду и покрывали белым саваном. У некоторых племен Африки и Автралии принято раскрашивать тело белой краской после кончины кого-нибудь из близких. В Китае и в некоторых других странах Азии и Африки белый является цветом траура. В старину белый траур использовался и у славян.

Черный цвет, как правило, символизирует несчастье, горе, траур, гибель. Так, в Древней Мексике при ритуальном жертвоприношении человека лицо и руки у жрецов были окрашены в черный цвет. Черные глаза и поныне считаются опасными, завистливыми. В черное одеты зловещие персонажи, появление которых предвещает смерть.

Считается также, что существует связь между черным цветом и сексуальной привлекательностью. У некоторых африканских племен женщины с очень черной кожей высоко ценятся как любовницы, но не как жены. Любовная страсть покрыта темнотой и тайной; стало быть, черное может символизировать нечто сокровенное и страстно желанное. У арабов выражение «чернота глаз» означает возлюбленную, «чернота сердца» — любовь.

Таким образом, черное может иметь и благоприятное значение. Оно воспринимается так, например, в засушливых районах Африки, где мало воды и черные тучи сулят плодородие и изобилие. Духам-хранителям, посылающим дождь, приносят в жертву черных быков, коз или птиц, а жрецы при этом тоже облачаются в черное.

Желтый — цвет золота, которое с древности воспринималось как застывший солнечный цвет. Это цвет осени, цвет зрелых колосьев и увядающих листьев, но также и цвет болезни, смерти, потустороннего мира.

У многих народов женщины отдавали предпочтение желтой одежде. Нередко желтый цвет служил отличительным признаком знатных особ и высших сословий. Например, монгольские ламы носят желтую одежду с красным поясом.

С другой стороны, у некоторых народов Азии желтый цвет является цветом траура, скорби, печали. В Европе желтый или желто-черный флаг обозначал карантин, а желтый крест — чуму. У славянских народов желтый цвет считается цветом ревности, измены, а на Тибете ревность называют буквально «желтый глаз». Вспомним также «желтую прессу» и «желтый дом».

Синий цвет у многих народов символизирует небо и вечность. Он также может символизировать доброту, верность, постоянство, расположение, а в геральдике обозначает целомудрие, честность, добрую славу и верность. «Голубая кровь» говорит о благородном происхождении; англичане называют истинного протестанта «синим».

Кроме того, синий цвет близок к черному и получает сходные с ним символические значения. Он считался траурным в Древнем Египте и у некоторых народов Южной Африки. Французы называют ужас «синим страхом» (вспомним сказку о «синей бороде»). У славянских народов синий служил цветом печали, горя, ассоциировался с бесовским миром. Старинные предания описывают черных и синих бесов.

Зеленый — цвет травы и листьев. У многих народов он символизирует юность, надежду, веселье, хотя порой — и незрелость, недостаточное совершенство. Зеленый цвет предельно материален и действует успокаивающе, но может производить и угнетающее впечатление (не случайно тоску называют «зеленой», а сам человек «зеленеет» от злости).

У иранцев зеленый цвет ассоциируется как с бурным ростом и свежестью, так и с несчастьем, печалью, скорбью, поэтому о злополучном человеке говорят «зеленая нога», а о кладбище — «зеленый дом». В средневековой Европе шуты носили зеленую с желтым одежду, а банкроты в Германии должны были надевать зеленые шапки.

Древняя символика красок и их интерпретация в различных культурах находит свое подтверждение в современных теориях взаимосвязи цвета и эмоционально-волевых состояний не только отдельного человека, но и целых общностей. Соответствие цвета и доминирующего психологического состояния изучали М. Люшер, И. Гете и другие психологи.

§3.4 Антропоцентрический подход к изучению концепта “цвет”

Антропоцентрический подход – это учёт специфики процессов окружающего мира в индивидуальном сознании, схем хранения знаний о мире, взаимодействия языковых и энциклопедических знаний и преломления их через призму вырабатываемой в социуме системы норм, оценок и эмоционального опыта индивида. Необходимо знать, как интерпретирует зрительное восприятие человек. Ведь “видение” контекста обусловлено и оценивается как сложное и интегральное. Установить связь между физическим явлением и словом, отражающим это явление, помогают универсалии зрительного восприятия, одним из которых является понятие подобия в зрительных ощущениях. В описании цвета важна роль сравнения. Люди связывают зрительные категории с определенными универсальными образцами (моделями). Путь от представления о цвете в мозгу к языковым единицам, отражающим понятие, лежит через универсальные элементы человеческого опыта, грубо определяемые как день, ночь, солнце, огонь, растительность, земля, небо и т. п. Восприятие универсально и вместе с тем специфично для отдельных личностей, по-разному отражено в системе познания.

При решении вопроса о роли цветообозначений в языке и художественном произведении нужно помнить о важности опыта человека, сферы его чувственного познания в оценочной деятельности. Различные сферы чувственного познания, включая в случае необходимости их максимальную дифференциацию или раздельность ощущений, переплетаясь в реальном объекте действительности и в нашем воображении, синтетически отражаются в сознании (звук, цвет, запах, тактильные ощущения и т. д.). В частности, воспринимая и воспроизводя цветовую картину мира, каждый носитель языка основывается не только на абсолютном цветовом, но и на экспрессивном ощущении от восприятия того или иного цвета, отмечая, зачастую на уровне подсознания, “ассоциативные признаки”, которые сопутствуют слову в языке. Эти признаки лежат на пересечении понятийной и чувственной сфер познания, они расплывчаты и аморфны по своей сути, но “ассоциативные признаки” придают словам-цветообозначениям дополнительный смысл, способствуют экспрессивному приращению семантики слова. Было отмечено, что “человек получает впечатления от свойств, приписываемых нами предметам и собственному телу, а затем оценивает значение этих впечатлений для нашего индивидуального бытия, испытывая чувство удовольствия и неудовольствия” (Собчик Л. Н., 1990: 17). Это позволяет нам сделать вывод о том, что невозможно говорить о цветонаименованиях, о цветовой картине мира в целом, в отрыве от воспринимающего её индивидуума. Так называемая “наивная картина мира”, о которой говорят Р. М. Фрумкина, А. А. Брагина и другие исследователи, обращавшиеся к проблемам цветообозначения, неизменно связана как с языковой традицией, так и с личностным восприятием индивидуума. У каждого человека восприятие цветовой картины мира связано с жизненным опытом, психофизическим состоянием, определяется целым рядом объективных и субъективных факторов.

Выводы по главе 1:

1. Изучив несколько определений феномена «цвет», в нашей работе мы будем использовать следующее определение, «цвет – это качественная субъективная характеристика электромагнитного излучения оптического диапазона, определяемая на основании возникающего физиологического зрительного ощущения, и зависящая от ряда физических, физиологических и психологических факторов».

2. Существует несколько классификаций цветообозначений, но на наш взгляд, они не являются полными, и поэтому в ходе дальнейшей работы мы составим свою классификацию цветообозначений.

3. Существует два пути возникновения полисемии у слов, обозначающих цвет: первый – когда прямое (цветовое) значение слова дает переносное нецветовое, но психологически, эмоционально связанное именно с восприятием цвета. Второй путь – когда прямое значение (нецветовое) дает переносное значение, называющее цвет. В этом случае в символике цвета явно прослеживается психоэмоциональная связь с понятием, предметом, давшим название цвету.

4. Цвет является компонентом культуры, он окружен системой ассоциаций, смысловых значений, толкований, цвет становится воплощением разнообразных нравственно-эстетических ценностей.

Цвет является одной из основных категорий культуры, фиксирующей уникальную информацию о колорите окружающей природы, своеобразии исторического пути народа, взаимодействии различных этнических традиций, особенностями художественного видения мира.

5. Каждый носитель языка, воспринимая и воспроизводя цветовую картину мира, основывается не только на абсолютном цветовом, но и на экспрессивном ощущении от восприятия того или иного цвета, отмечая, зачастую на уровне подсознания, “ассоциативные признаки”, которые сопутствуют слову в языке.

Глава ІІ. Функциональная характеристика цветообозначений

В этой главе мы рассмотрим, что такое художественная картина мира и как она связана с восприятием читателем художественного текста. Проанализируем цветообозначения, используемые авторами в художественном тексте, и составим классификацию видов цветовой лексики по форме выражения. Также в данной главе мы рассмотрим функции передачи цвета в литературе.

§2.1 Классификация цветообозначений по форме

Как уже отмечалось в первой главе, отображение в сознании человека целостной картины мира, фиксируемой языком, это одна из важнейших проблем когнитивной лингвистики. Картина мира «запечатлевает в себе определенный образ мира, который не является зеркальным отражением мира» (Серебренников Б. А., 1988: 60); она есть определенное видение и конструирование мира в соответствии с логикой миропонимания. По словам Е. Ю. Ваулиной и Г. Н. Скляревской (Ваулина Е. В., Скляревская Г. Н., 1995: 200), окружающий человека мир представлен в лексическом составе языка, лексика языка представляет собой человеческий опыт постижения природы, складывающихся в обществе отношений, собственной психической и умственной деятельности в обобщенном виде.

Языковая картина мира отличается от мира действительности в силу специфики конкретных культур, стоящих за каждым языком. В конкретном языке происходит “конвенционализация — как бы негласное коллективное соглашение говорящих выражать свои мысли определенным образом” (Рахилина Е. В., 1998: 283). Наряду с языковой картиной мира существует ещё несколько разновидностей картин мира. Так З. Д. Попова и И. А. Стернин выделяют так называемую художественную картину мира. Она подобна языковой и связана с восприятием читателем художественного текста. Художественная картина мира воплощается в художественном тексте в соответствии с определенными авторскими интенциями. (Попова З. Д., Стернин И. А., 2001: 27-30) О воплощении языковой картины мира в художественном тексте Т. Л. Рыбальченко говорит следующее: «Картина мира формируется и закрепляется в языке, и художественная картина мира, т. е. структура реальности, проявляющаяся в художественном образе, — это вторичная структура, тем не менее, она не только реализует языковую картину мира, но и сама порождает новое мироотношение, требующее нового языка. Картина мира в искусстве моделирует не столько знания о реальности, сколько систему ценностных ориентации, дает не полноту представлений о мире, а представление о мире как о целом» (Рыбальченко 2003: 261). Положение о системе ценностных ориентации и о порождении нового мироотношения в рамках художественного текста кажутся нам принципиально важными.

Художественный текст строится по законам ассоциативно-образного мышления. В нём жизненный материал преобразуется в своего рода «маленькую вселенную», увиденную глазами данного автора. Поэтому в художественном тексте за изображенными картинами жизни всегда присутствует подтекстный, интерпретационный функциональный план, «вторичная действительность». Конечной целью творчества художественного текста является образ.

Поскольку в художественном тексте господствуют ассоциативные связи, то художественное слово оказывается практически понятийно неисчерпанным. Разные ассоциации вызывают разные «наращения смысла» (термин В. В. Виноградова). Даже одни и те же реалии предметного мира могут восприниматься разными художниками по-разному, вызывать разные ассоциации.

Художественный текст является одной из систем, в которой можно проследить закономерности функционирования и отклонения от этой закономерности. Так же, как слово не может жить изолированно в языке, слова в художественном тексте взаимозависимы и взаимообусловлены. Через слово воплощается и им же создается наглядность образа. Обычное слово общенародного языка подчиняется законам художественного текста. С одной стороны, в нем сохраняются все фонетические, грамматические, лексические свойства, с другой - оно приобретает эстетические качества, выражает авторскую нагрузку.

Примером этого утверждения может служить использование авторами цветообозначений. Для того чтобы решить данную задачу, был проведен анализ употребительных цветообозначений в русских и английских художественных текстах. Поскольку не существует одной определенной универсальной классификации цветообозначений, в данной работе мы выделили несколько видов цветовой лексики по форме выражения.

Во-первых, это все лексические единицы со значением цвета, зафиксированные словарями (белый, красный, чёрный, зелёный..., white, red, black, green...).

Во-вторых, это морфологические и словообразовательные модификации, т. е. уточнение интенсивности цвета с помощью суффиксальных образований и сложения с опорным компонентом - «цветовым» прилагательным и компонентами ярко-, тёмно-, бледно, дымно-, уточняющими качество цвета бледно, ярко, pale, dark... (голубоватый, зеленоватый, бледно-розовый, светло-коричневый.., bluish, greenish, dark brown...).

В-третьих, это словосочетания, совмещающие основные цветообозначения и оттеночные (желто-красный, иссиня-черный … , golden-red, blue-black ...) и т. д.

В-четвёртых, это синэстетические цветообозначения – сложения с опорным компонентом – «цветовым» прилагательным и «аффективным» компонентом, передающим характер эмотивного восприятия цвета (или его носителя), эстетическую оценку цвета (греховно-красный, властительно-пурпурный, золотисто-пьяный, безумно-белый, стыдливо-белый, воздушно-белый, сребристо-горестный, траурно-чёрный, царственно-синий).

В-пятых, словосочетания в метафорическом значении (или сложения с опорным компонентом - «цветовым» прилагательным и уточяющим компонентом, вносящим сравнительно-конкретизирующее значение): медно-красный, золотисто-огненый, серебристо-белый, жемчужно-белесый, кроваво-красный, молочно-белый..., blood-red, milky-white ... .

В-шестых, анализировались также потенциальные носители цветовыражения, т. е. слова, которые, не являясь цветообозначением, предполагают такую возможность, благодаря периферийным или коннотативным значениям слова. Это слова, имплицитно выражающие цветовое значение (огненный, пожарный, меловой, дымчатый... snowy, flaming, fiery...), авторские новации типа керосинового цвета, цвета кофейной гущи..., dung-coloured, flamingo-coloured ..., а так же индивидуально-авторские метафоры, содержащие сему цвета.

Материалом для исследования стали тексты художественной литературы русских и английских авторов. Исследовались семантические и стилистические признаки цветообозначений как отдельных компонентов текста, так и в русле их системных связей. Это позволило обозначить универсальные и идиоэтнические свойства цветообозначений в разноструктурных языках в их функциональном использовании. Так английский язык является аналитическим, а русский язык – синтетическим. Универсальные – идиоэтнические свойства особенно широкое распространение получили в языкознании (в работах Б. А.Серебренникова, И. П. Сусова, О. А. Радченко и мн. др.). Обычно они употребляются по отношению к языковой картине мира, имея в виду, что в языке отражаются, с одной стороны, всеобщие (универсальные) свойства объективного мира, которые не зависят от точки зрения на них со стороны носителей данного языка, а с другой стороны, в языковой картине мира представлен субъективно-национальный (или идиоэтнический) компонент, который, напротив, указывает на национальное своеобразие мировоззрения, заложенного в том или ином языке, проистекающее из ментальных и культурных особенностей народа (этноса), создавшего данный язык. Универсальные и идиоэтнические свойства рассматриваются в данной работе главным образом на примере цветообозначающей лексики. Но при этом они рассматриваются не только как лингвистическая проблема, но и как культурологическая, поскольку язык рассматривается здесь в качестве примера для реализации в нем универсального и идиоэтнического в культуре вообще.

Писатели и поэты широко используют возможности цветообозначений. И в русских, и в английских текстах цветообозначения употребляются и в прямой номинации, и выполняют стилистические задачи в качестве художественно-выразительного средства.

Для того чтобы получить более наглядное представление о формах цветообозначений, мы решили представить выше изложенный материал в таблице.

--------------------------------------------------
Формы цветообозначений | примеры |
---------------------------------------------------------

1. лексические единицы со значением цвета, зафиксированные словарями

| белый, красный, чёрный, зелёный..., white, red, black, green... |
---------------------------------------------------------
2. модификации |
---------------------------------------------------------
а) уточнение интенсивности цвета с помощью суффиксальных образований и сложения с опорным компонентом - «цветовым» прилагательным и компонентами ярко-, тёмно, бледно, дымно-, уточняющими качество цвета | бледно, ярко, pale, dark... голубоватый, бледно-розовый, светло-коричневый..., bluish, dark brown ... |
---------------------------------------------------------
б) словосочетания, совмещающие основные цветообозначения и оттеночные | желто-красный, иссиня-черный … , golden-red, blue-black ... |
---------------------------------------------------------
в) синэстетические цветообозначения-сложения с опорным компонентом - «цветовым» прилагательным и «аффективным» компонентом, передающим характер эмотивного восприятия цвета, эстетическую оценку цвета | греховно-красный, властительно-пурпурный, золотисто-пьяный, безумно-белый, стыдливо-белый, воздушно-белый, сребристо-горестный, траурно-чёрный, царственно-синий |
---------------------------------------------------------
г) сложения с опорным компонентом - «цветовым» прилагательным и уточняющим компонентом, вносящим сравнительно-конкретизирующее значение | медно-красный, золотисто-огненый, серебристо-белый, жемчужно-белесый, кроваво-красный, молочно-белый..., blood-red, milky-white |
---------------------------------------------------------
д) слова, которые, не являются цветообозначениями, предполагают такую возможность, благодаря периферийным или коннотативным значениям слова. Это слова имплицитно выражающие цветовое значение. Авторские новации. | огненный, пожарный, меловой, дымчатый... snowy, flaming, fiery... керосинового цвета, цвета кофейной гущи..., dung-coloured, flamingo-coloured ... |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

§2.2 Функции передачи цвета

Существует несколько функций передачи цвета в литературе. И самой распространенной функцией является прямая номинация. Очень велика роль цветообозначений, которые выполняют номинативную функцию в тексте и не несут никакой другой нагрузки. Используемая в прямом значении цветовая лексика тесно связана с содержанием текста и с его динамикой.

Цвет и его оттенки передаются как простыми цветообозначениями, зафиксированными в словарях (жёлтый, голубой, чёрный…yellow, blue, black), так и сложными цветообозначениями – словосочетаниями и сложными прилагательными (ярко-красный, бледно-жёлтый, молочно-белый…bright red, light yellow, golden-red).

Все авторы используют в своём творчестве цветообозначения в прямом значении. Данный способ прямой номинации характерен как для русской, так и для английской художественной речи и используется в основном для воспроизведения бытовых деталей реального мира или деталей, связанных с какими-либо мыслями, воспоминаниями, впечатлениями.

Например, у Марины Цветаевой:

Продолговатый и твердый овал,

Черного платья раструбы...

у А. Ахматовой:

"Вот эта синяя тетрадь

С моими детскими стихами".

А. С. Пушкин «Капитанская дочка»

На нем был красный казацкий кафтан, обшитый галунами.

Этот же прием находим у английских поэтов и прозаиков:

Whitman W. "Song of Myself:

"Leaving me baskets cover'd with white towels swelling the house with their plenty."

Sh. Anderson “The Egg”

He painted a sign on which he put his name in large red letters.

F. Scott Fitzgerald “The Great Gatsby”

… I wouldn’t have been surprised to see a great flock of white sheep turn the corner.

Данные примеры цветообозначений используются в прямом значении и не несут другой нагрузки в тексте, кроме как прямой номинации. Но следует отметить, однако, что художественные произведения содержат в себе не только обозначения жизненных фактов. Огромное количество цветообозначений используются авторами для описания впечатлений, восприятия, оценки описываемого. Таким образом, кроме прямых номинаций, цветообозначения включаются в систему стилистических приемов. Эпитеты и сравнения, метафорические выражения, сюжетные символы, в составе которых используются цветообозначающие компоненты, нашли широкое применение в художественных текстах русского и английского языков.

Наиболее распространенным стилистическим приемом в художественной литературе является использование эпитетов. Цветообозначающая лексика является источником создания наиболее ярких и живописных образов. По семантическому признаку эпитеты представлены оттеночными цветообозначениями; конструктивно они могут быть выражены как простыми, так и сложными словосочетаниями, выражающими оттенок (голубое настроение, воздушно-белый платок, жемчужные зубы, агатовые глаза, свинцовые тени, лилово-палевая пена, сребристо-горестный, траурно-чёрный, царственно-синий, табачно-рыжая замазка, дымчато-розовая голубка, шоколадно-бурое пятно; brick-red clouds, the purple plumy tops of the reeds, sooty skin, crimson and amber foliage, jet-black hair, ivory face, lurid green, bottled green water, coffee-coloured complexion, canary yellow и т. д.).

Русские и английские поэты широко используют эпитеты-цветообозначения. Основной задачей данного стилистического приёма является разнообразить речь по значению, стилистической окраске, например,

У А. Ахматовой:

Только в спальне горели свечи

Равнодушно-желтым огнем.

у И. Бунина:

"Под небом мертвенносвинцовым

Угрюмо меркнет зимний день".

у Н. Гумилева:

"В час, когда, как знамя, в небе дымно-розовая заря".

William Blake “The Sick Rose”

Has found out thy bed

Of crimson joy:

And his dark secret love

Does thy life destroy.

Очень многое зависит от цели высказывания, будь то описание или передача настроения, авторы преподносят изображаемые ими образы с помощью цветовых эпитетов, которые тщательно выбираются из ряда синонимов того или иного основного цветообозначения.

В приведённых выше примерах можно отметить, что в поэтических текстах функция цветовых эпитетов сводится чаще всего к тому, чтобы выступать как дополнительное средство, создающее красоту и выразительность речи, т. е. к эвфонии. Но вот в прозе цветообозначающие эпитеты в большей степени употребляются с целью создания стилистического эффекта. Наиболее интересными в этом плане можно считать цветообозначения ограниченной сочетаемости. Авторы используют их в непривычных для читателя контекстах, где они способны произвести эффект неожиданности - яркий стилистический прием, создавая таким образом колоритный образ персонажа или описываемого явления:

А. Платонов «Чевенгур»

Дерево было изранено, порублено, в него втыкали топор для отдыха, когда кололи дрова, но оно было еще живо и берегло зеленую страсть листвы на больных ветках.

В. Набоков «Лолита»

"... гнедая спина киноактрисы, соболиные брови ее хахаля..."

Oscar Wilde “The Young King”

…and Death leaped upon his red horse and galloped away, and his galloping was faster than the wind.

Одним из самых распространенных стилистических приемов в художественной литературе является использование сравнений. Таким образом, сравнение, в основе которого находится цветообозначающий компонент, также используется в поэтических и прозаических текстах обоих языков. В данной работе мы бы хотели отметить два типа образного сравнения, как способа выражения значения цвета. Первый тип – это сравнительный оборот, включающий такие элементы как предмет сравнения и его образ. Налицо также может быть связующий элемент, выразитель сходства между явлениями, предметами, например, слова как, словно, точно, as .. as, like и т. д. Может быть использована и сравнительная степень цветового прилагательного. Примеры такого выражения цвета встречаются в русской и английской поэзии:

М. Цветаева

" Черная как зрачок, как зрачок, сосущая

Свет - люблю тебя, зоркая ночь".

у И. Анненского:

"Солнце за горою тумана

Желто, как вставший больной".

у R. Kipling:

"... open sea

That was lapping just below me

Smooth as silver, white as snow..."

Этот же тип образного сравнения находим и в прозе русских и английских авторов:

Е. Замятин

"... на письмах румяный, как вода на закате, отблеск..."

И. Бабель

"... и оборотившись к приказчику, белому, как смерть и желтому, как глина... "

Oscar Wilde “The Young King”

He was black as ebony, and his turban was of crimson silk.

F. Scott Fitzgerald “The Great Gatsby”

I bought a dozen volumes … and they stood on my shelf in red and gold like new money from the mint...

All the cars have the left rear wheel painted black as a mourning wreath and there's a persistent wail all night along the North Shore.

Разобрав сравнения первого типа, мы переходим к рассмотрению сравнительных оборотов второго типа. К данному типу сравнения можно отнести словосочетания "цвета чего-либо", сравнения, представленные конструкцией сравнительного оборота и словосочетания "цвета..." могут быть использованы в художественном тексте как общеязыковые, (цвета чайной розы; the color of primrose...), так и являться индивидуально-авторским образованием. Во-первых, это может быть обусловлено возможностями открытой синтаксической конструкции, а, во-вторых, это зависит и от специфики использования авторами художественно-выразительных средств. Однако следует отметить, что, первый тип сравнения характерен как для жанра прозы, так и для жанра поэзии в одинаковой мере. А второй тип сравнений используется преимущественно в прозаических повествованиях:Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Функциональная характеристика цветообозначений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 884

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>