Дипломная работа на тему "Этнокультурные особенности зооморфизмов в разноструктурных языках"

ГлавнаяИностранный язык → Этнокультурные особенности зооморфизмов в разноструктурных языках




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Этнокультурные особенности зооморфизмов в разноструктурных языках":


Аннотация

Тема дипломной работы “Речевой акт приказа в английском языке”. Исследование посвящено анализу способов выражения приказа в англоязычной речевой культуре. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы.

Первая глава – теоретическая. В ней рассматриваются основные положения теории речевого акта. Вторая глава представляет собой анализ особенностей выражения речевого акта приказа в английском языке на основе художественных произведен ий. Работа состоит из 59 страниц.

Данная тема представляется актуальной, имеет большую теоретическую и практическую значимость. Полученные данные могут быть полезными при обучении английской речи, как на начальном, так и на продвинутом этапе.

Содержание

Введение

Глава 1. Основные положения теории речевых актов

1.1 Что такое речевой акт

1.2 Классификация речевых актов

1.3 Основные положения теории иллокутивных речевых актов

1.4 Косвенные речевые акты

1.5 Стратегии уклонения

1.6 Другие наиболее распространенные речевые акты

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов на заказ в Иркутске и в других городах России.

1.7 Особенности некоторых речевых актов

1.8 Ориентация высказываний на лицо в косвенных побудительных речевых актах

Выводы по главе 1

Глава 2. Способы выражения речевого акта приказа в английском языке

Выводы по главе 2

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Данная работа посвящена изучению способов выражения речевого акта приказа в английском языке на материале англоязычной художественной литературы.

Актуальность темы обусловлена необходимостью изучения языковой коммуникации, в целом, и способов воздействия на человека с помощью слова, в частности.

В последние десятилетия проблема речевого общения является одной из наиболее привлекательных областей исследования. Изначально классическая теория речевых актов занималась определением, анализом и классификацией речевых актов, но не устанавливала соотношение между конкретным речевым актом и используемыми речевыми средствами, то есть была оторвана от реальной коммуникации. К сожалению, такой подход к изучению речевых актов не позволил увидеть главного: как цели и намерения говорящего реализуются в конкретном речевом общении. Только совмещение теоретического подхода и изучение прагматических установок говорящего, а также психологических и поведенческих реакций коммуникантов дает наиболее полное представление о речевой деятельности и об особенностях речевого взаимодействия говорящего и слушающего.

Теория речевых актов вошла в круг актуальных проблем современной теории коммуникации. Появились лингвистические работы, посвященные изучению определенных видов речевых актов. Отечественная лингвистика занималась также изучением речевых жанров. В последнее время наметилось сближение теории речевых актов и теории речевых жанров, появились исследования, отражающие общие вопросы теории речевых жанров в соотношении с теорией речевых актов.

В современных исследованиях подчеркивается, что при рассмотрении речевого акта следует учитывать характерологические особенности партнеров по коммуникации, саму ситуацию общения, а также тот факт, что цель коммуникации состоит не только в том, чтобы адресат понял адресанта, но и в том, чтобы вызвать у последнего определенную реакцию на услышанное или сделанное, а также оказать воздействие на него.

Объектом исследования выступают речевые акты приказа, зафиксированные в текстах англоязычных художественных произведений.

Предметом исследования – языковые средства выражения данного типа высказывания.

Цель работы состоит в попытке выявить лингвистические особенности выражения речевого акта приказа в английском языке в сфере бытовой коммуникации.

В соответствии с поставленной целью в данной работе решаются следующие задачи:

1. Определить понятие “речевой акт приказа”.

2. Исследовать категорию национальной специфики выражения приказа и ее проявление в речи.

3. Описать лексико-грамматическую структуру речевого акта приказа.

4. Выделить специфические коммуникативные единицы и речевые формулы, характерные для речевого акта приказа.

5. Выявить особенности функционирования речевых актов приказа в художественных произведениях.

Новизна исследования заключается в постановке вопроса о неоднородности акта приказа, включающего в себя различные типы выражения иллокуции приказа. В проблемном плане новизна исследования связана с обоснованием разделения различных типов речевых актов приказа на основании коммуникативных целей, концепций адресата и адресанта, а также событийного содержания ситуации общения.

Материалом для исследования послужили художественные произведения У. С. Моэма, Д. Болдуина, М. Твена, А. К. Дойля, Э. Хемингуэя, Ф. С. Фицджеральда, У. Голдинга, С. Кинга, Энн Райс, К. Льюис, Агаты Кристи, Ч. Паланика, Ш. Бронте, Оскара Уайльда, Дж. Оруэла, П. Хайсмит, К. Льюис, П. Хайсмит, С. Ликок, Дж. Стейнбека, общим объемом 2665 страниц. В произведениях идентифицировано 143 отрезка текста, представляющих интерес с точки зрения исследуемой области.

В соответствии с поставленными задачами, в исследовании использовались следующие методы и приемы: описательный метод (для характеристики и оценки языковых фактов), прием лингвистического наблюдения (для выделения из художественного текста выражений, представляющих собой приказ), прием лингвистического сравнения, методика лингвистического анализа текста (для раскрытия эстетической функции речевого акта приказа), эстетический метод (для изучения речевых контекстов художественного произведения), стилистический метод (для исследования особенностей бытового общения).

Практическое значение работы заключается в том, что ее материалы, полученные выводы могут быть применены в практике преподавания спецкурсов. Предложенная методика описания речевого акта приказа в художественных произведениях может послужить основой при исследовании речевых актов иного типа в современном английском языке.

Композиционно дипломное сочинение представлено введением, двумя главами, заключением, списком литературы (66 наименований).

Во введении определена актуальность темы дипломного проекта, поставлены цели и задачи, сформулированы объект и предмет исследования, представлена структура работы.

Первая глава – теоретическая. В ней дается определение речевого акта, приводятся различные его классификации. Раскрывается понятие иллокутивного речевого акта. Рассматриваются особенности уклончивого вежливого общения, в частности, стратегия уклонения.

Вторая глава представляет собой практическое исследование. В ней представлен анализ особенностей выражения речевого акта приказа в английском языке на основе художественных произведений.

В заключении подводятся итоги проделанной работы, излагаются направления дальнейшего исследования темы.

Глава 1. Основные положения теории речевых актов

1.1 Что такое речевой акт

Речевой акт - это элементарная единица речевого общения. Он реально воплощается в речевой деятельности человека. Словосочетания и предложения, являющиеся составными частями речевого акта, получают в речи человека конкретное лексическое наполнение и становятся носителями конкретной информации.

В основе речевого акта лежит интенция говорящего, т. е. желание, для реализации которого будут предприняты определенные шаги. Интенция может быть манифестируемая (проявляемая) и латентная (скрытая). Латентная интенция, как пишет О. Г. Почепцов, лингвистическому анализу не поддается, а манифестируемая интенция может быть заданной и выводимой. Косвенные речевые акты соотносятся с выводимой интенцией. Общение на уровне выводимого смысла всегда присутствует в нормальном человеческом взаимодействии, участники общения всегда что-то домысливают. Однако мера явно выраженного и мера подразумеваемого смысла могут выходить за рамки ожиданий адресата. Многое зависит от жанра и условий общения [Почепцов 1994: 116].

Повышенное использование в речи импликатур, выводимых смыслов, отмечает В. В.Богданов, повышает статус говорящего в глазах адресата и статус адресата в собственных глазах: говорящий выглядит умным, разбирающимся в тонкостях речевого общения, и адресат понимает, что говорящий доверяет его догадливости. Общение на уровне импликатур - это более престижный вид вербальной коммуникации, поэтому он широко используется среди образованной части населения, поскольку для понимания многих импликатур адресат должен располагать соответствующим уровнем интеллектуального развития [Богданов 1983: 117].

Речевая стратегия намека заключается не только в повышении уровня общения. Намек дает возможность говорящему сохранить лицо в случае просьбы, высказать просьбу и вроде бы не высказать ее. Возможны три типовых реакции партнера на просьбу, сделанную в виде намека:

1) получатель речи не поймет намека, но по собственной инициативе сделает то, что входило в намерения отправителя речи;

2) получатель речи может сделать вид, что не понял намека;

3) получатель речи может показать, что он понял намек, но при этом он рискует, поскольку отправитель речи вправе сказать, что никакого второго смысла у высказывания не было.

Подобная стратегия вуалирования просьбы связана со статусной неуверенностью говорящего, с переживанием неопределенности и обостренным вниманием к соблюдению дистанции: просьба в виде намека говорит о том, что говорящий не хочет попасть в зависимость от адресата. Часто в таких случаях говорящий страхуется и комментирует свое высказывание, замечая, что он ни на что не намекает, что его слова не надо понимать как просьбу, и партнер должен, так или иначе прореагировать на заранее дезавуируемую информацию. Получатель речи вынужден в такой ситуации продемонстрировать коммуникативную инициативу и предложить собеседнику то, о чем собеседник вроде бы не собирался просить [Лекант 200: 64].

Теория речевых актов позволяет выделить характеристики ситуаций общения: информативность/ неинформативность, официальность/ неофициальность общения, зависимость/ независимость автора от адресата и наоборот, постоянный/ переменный статус говорящего и адресата, констативная/ перформативная ситуация, эксплицитная/ имплицитная перформативность, эмоциональное/ рациональное воздействие на адресата и др.

Речевые акты имеют полевое строение, существуют прототипные речевые акты приказа, просьбы, извинения и более сложные "размытые" речевые акты, которые с известными оговорками можно отнести к той или иной группе. Так, ядро императивов составляют приказы (волюнтативные императивы), основанные на узаконенной социальной власти. Следующий слой императивов составляют неволюнтативные императивы - советы, инструкции, рецепты, предупреждения. Еще дальше от системообразующего ядра императивов находятся предложения, в которых оговариваются условия осуществления действия, и, наконец, выделяются параимперативы, включающие обещания и клятвы, планы и схемы, намерения и желания [Кобозева 1986: 88].

1.2 Классификация речевых актов

Речевые акты выделяются и изучаются как со стороны дедуктивного моделирования, так и со стороны индуктивно-эмпирического описания. В первом случае строится схема отношений между коммуникантами. Например, речевые акты делятся на информативные и неинформативные и далее - информативные констативные и информативные неконстативные. Во втором случае проводится сплошная словарная и текстовая выборка глаголов поведения и общения или описательных коррелятов речевых действий. Например, речевые акты похвалы, самопохвалы и лести, будучи принципиально имплицитными, в значительной мере определяются путем анализа паралингвистических средств выражения. Глаголы речи делятся на глаголы сообщения, общения и речевого воздействия. В свою очередь глаголы воздействия подразделяются на глаголы побуждения (совет, наставление, просьба, приказ и др.) и глаголы эмоционального воздействия (насмешка, ирония, упрек, брань, похвала, лесть) [Лекант 2001: 70].

Выделяются два полярных подхода к классификации речевых актов. Т. Балльмер и В. Бренненштуль считают, что классификация речевых актов строится на основании глаголов, называющих соответствующие речевые акты. В работе немецких исследователей 4800 глаголов речевых актов группируются под рубриками четырех видов речевой деятельности - экспрессия, обращение, интеракция, дискурс. По мнению Й. Майбауэра, семантический анализ глаголов речевых актов и классификация самих речевых актов совершенно независимы друг от друга. Э. Вайганд занимает промежуточную позицию, полагая, что названные подходы не тождественны, но и не изолированы друг от друга. Отождествление приведенных подходов объясняется индуктивно-эмпирическим описанием, а выделение специфического речеактового подхода, не сводимого к классификации глаголов речевых актов, - дедуктивным моделированием объекта. Пересечение различных классификационных аспектов позволяет выделить три области описания: 1) речевые акты, имеющие глагольные корреляты-названия, 2) речевые акты, не имеющие особых глагольных коррелятов-названий и обозначаемые развернутыми описаниями, 3) поведенческие акты, имеющие глагольные корреляты-названия и выходящие за пределы собственно речевых актов. Слова с признаком социального статуса человека в значении относятся к поведенческим актам, отраженным в лексической семантике, а поведенческие акты включают речевые акты [Карасик 1983: 76].

Условия, соблюдение которых необходимо для признания речевого акта уместным, называются условиями успешности речевого акта. Так, если мать говорит сыну: Садись за уроки!, то она тем самым совершает речевой акт, цель которого - побудить адресата совершить действие, обозначенное в используемом для достижения этой цели высказывании. Если уроки еще не сделаны, если сын в состоянии их делать и если это не является обязанностью, которую он обычно выполняет без всяких напоминаний, то данный речевой акт признается уместным, и в этом, коммуникативном, смысле - успешным. При несоблюдении хотя бы одного из перечисленных условий (уроки уже сделаны, или сын лежит в постели с высокой температурой, или сам, как обычно, собирался садиться за уроки), уместность речевого акта матери может быть поставлена под сомнение, и из-за этого он может потерпеть коммуникативную неудачу. Но даже при соблюдении всех условий, обеспечивающих уместность речевого акта, результат, к которому он приведет, может соответствовать или не соответствовать поставленной говорящим цели. Так, в нашем примере результатом речевого акта матери может быть, как согласие сына выполнить указанное действие, так и отказ выполнять его. Отказ при этом может быть как мотивированным (например, желанием досмотреть любимую телепередачу или тем, что уроков не задано), так и немотивированным.

Итак, речевой акт - явление достаточно сложное. В теории речевых актов он понимается как трехуровневое образование. В связи с этим выделяются три вида речевого акта. Классификацией речевых актов занимаются такие лингвисты, как Д. Остин, Дж. Серль и Д. Вандервекон [Серль 1986: 24].

1. Во-первых, речевой акт можно рассматривать как собственно говорение чего-либо. Рассматриваемый в этом аспекте, речевой акт выступает как локутивный акт (от латинского locutio “говорение”). Локутивный акт, в свою очередь, представляет собой сложную структуру, поскольку включает в себя и произнесение звуков (акт фонации), и употребление слов, и связывание их по правилам грамматики, и обозначение с их помощью тех или иных объектов (акт референции), и приписывание этим объектам тех или иных свойств и отношений (акт предикации). Лингвистика на протяжении длительного времени была сосредоточена на изучении именно локутивного аспекта речевого акта. Рассматривая высказывания безотносительно к той коммуникативной ситуации, в которой они были употреблены, фонетика описывала их звуковую сторону, лексикология - их словарный состав, синтаксис - правила соединения слов в предложении, семантика же давала этому предложению интерпретацию, сводя ее к объективному, т. е. лишенному истинностной оценки, содержанию выражаемого предложением суждения, иначе говоря, к выражаемому с помощью предложения пропозициональному содержанию, или пропозиции. Таким образом, локутивный акт – это речевой акт, рассматриваемый в отношении к используемым в его ходе языковым средствам.

2. Однако человек, как правило, говорит не ради самого процесса говорения: не для того, чтобы насладиться звуками собственного голоса, не для того, чтобы составить из слов предложение и даже не просто для того, чтобы упомянуть в предложении какие-то объекты и приписать им те или иные свойства, отражая тем самым некоторое положение дел в мире. В процессе говорения (по-латински in locutio) человек одновременно совершает еще и некоторое действие, имеющее какую-то внеязыковую цель: он спрашивает или отвечает, информирует, уверяет или предупреждает, назначает кого-то кем-то, критикует кого-то за что-то и т. п. Речевой акт, рассматриваемый с точки зрения его внеязыковой цели, выступает как иллокутивный акт. Интегральная, т. е. обобщенная и целостная характеристика высказывания как средства осуществления иллокутивного акта называется иллокутивной функцией, или иллокутивной силой высказывания.

Препарируя содержание высказывания на иллокутивном уровне анализа речевого акта, в этом содержании выделяют две основных составляющих: иллокутивную функцию (F) и пропозицию (P), обобщенно представляя его в виде формулы F(P). Так, содержание высказывания в рассмотренном выше примере раскладывается на пропозициональную часть ‘ты садишься за уроки’ (со снятой утвердительностью, т. е. без истинностной оценки) и иллокутивную функцию ‘побуждение’. Вопрос, выражаемый с помощью предложения Ты садишься за уроки?, имеет то же самое пропозициональное содержание, но другую иллокутивную функцию - функцию вопроса; смысл высказывания Я обещаю сесть за уроки в типичной ситуации его употребления состоит из пропозиции ‘я сяду за уроки’ и иллокутивной функции ‘обещание’; смысл высказывания Он обещает сесть за уроки в типичной ситуации его употребления складывается из пропозиции ‘он обещает сесть за уроки’ и иллокутивной функции ‘сообщение’. Обобщая вышесказанное, иллокутивный акт – это речевой акт, рассматриваемый в отношении к заявленной цели высказывания и некоторым условиям его осуществления.

3. Наконец, посредством говорения (по-латински per locutio) человек достигает определенных результатов, производя те или иные изменения в окружающей его действительности, в частности и, прежде всего - в сознании своего собеседника, причем полученный результат речевого действия может соответствовать или не соответствовать той внеречевой цели, для достижения которой он был предназначен говорящим. Речевой акт, рассматриваемый в аспекте его реальных последствий, выступает как перлокутивный акт. Так, в нашем примере высказывание матери могло, например, отвлечь сына от компьютерной игры и по этой причине вызвать у него недовольство или же удивить его (если мать уже проверила выученные им уроки, но по рассеянности успела об этом забыть) или как-то иначе воздействовать на его психику. Таким образом, перлокутивный акт – речевой акт, рассматриваемый в отношении к результатам высказывания. Перлокутивный акт и соответствующее ему понятие перлокутивного эффекта - это тот аспект речевой деятельности, которым издавна занималась риторика, изучая оптимальные способы воздействия речи на мысли и чувства аудитории.

1.3 Основные положения теории иллокутивных речевых актов

Центральное место в исследованиях теории речевых актов занимает иллокутивный акт.

Впервые ввел понятие иллокуции Д. Остин, вслед за которым лингвист выделил четыре основных признака иллокуции [Остин 1986: 17]

1. Иллокутивный акт должен обладать целенаправленностью, коммуникативным намерением, т. е. при произношении иллокутивного акта говорящий намерен достигнуть какой-то определенной цели. Это основной признак иллокутивного акта наличие так называемой коммуникативной цели.

2. Локутивный акт – это акт произнесения чего-либо, а иллокутивный акт – акт, который происходит при произнесении чего-либо.

3. Иллокутивное высказывание может обладать эксплицитным перформативом.

4. Иллокутивный акт осуществляется согласно какой-либо конвенции, т. е. взаимному согласию собеседников, заранее предполагающему наличие определенных целей у коммуникантов, с учетом того, что коммуникативная цель каждого из них не помешает реализовать коммуникативное намерение собеседника.

Научные исследования теории речевых актов базируются на понятии «иллокутивная сила» высказывания или «иллокутивная семантика».

Иллокутивная сила – это тип речевого акта, который говорящий имеет намерение совершить в момент произнесения высказывания: приказ, вопрос, просьбу, утверждение, обещание и т. д. Однако в понимании Дж. Остина и Дж. Р.Сёрля иллокутивная сила (активный, субъективный аспект значения) не является каким-либо описанием внутреннего мира говорящего. Иллокутивная сила уже не является представлением действительности или описанием внутреннего мира говорящего, она лишь создаёт акт, который говорящий осуществляет в момент произнесения высказывания. Таким образом, в философии речевых актов Дж. Остина и Дж. Р.Сёрля субъективный аспект теряет свой информативный характер. Однако в высказывании сохраняется пропозициональное содержание, которое представляет собой объективное описание окружающего нас мира, которое может быть истинным или ложным [Серль 1986: 33].

Сёрль также ввел новое понятие – иллокулятивная цель – это установка на определенную ответную реакцию адреса, которая сообщается ему в высказывании. Выделяют пять типов иллокутивных целей и определяют их следующим образом:

1. Ассептивная цель – намерение говорящего сообщить, как обстоят дела, констатировать какой-либо факт без желания оказать какое-либо воздействие на собеседника, кроме как донести до его сведения реальное состояние событий.

2. Комиссивная цель – намерение говорящего взять на себя какое-либо обязательство выполнить определенное действие, т. е. говорящий принимает обязательства реализовать серию действий, представленную содержанием высказывания.

3. Директивная цель – намерение говорящего попытаться заставить кого-либо сделать что-либо говорящий старается побудить слушающего реализовать серию действий, представленных данным содержанием.

В данном типе возложено выделение двух видов интенции: а) директивная цель; б) оптативная цель. Осуществление речевых актов с оптативной целью (совет, просьба) происходит в более смягченных и вежливых тонах, тогда как осуществление речевых с директивной целью (приказ) предлагает более настойчивые, требовательные ноты.

4. Декларативная цель – намерение говорящего изменить окружающую действительность путем произнесения определенного высказывания, т. е. говорящий приводит те или иные доводы в пользу положения дел, представленного содержанием высказывания.

5. Экспрессивное намерение заключается в том, что говорящий желает выразить какие-либо чувства или некие психологические установки относительно фактов, которые составляют содержание высказывания. [Серль 1986: 38]

Сёрль показал, что иллокутивные акты с одним и тем же содержанием могут иметь совершенно различные иллокутивные цели, например:

1.  Джон выйдет из комнаты?

2.  Джон выйдет из комнаты.

3.  Джон, выйди из комнаты!

4.  Вышел бы Джон из комнаты.

5.  Если Джон выйдет из комнаты, я тоже выйду.

Первое предложение является вопросом, второе утверждением о будущем, третье просьбой или приказом, четвертое выражением желания, а пятое – намерение. Поэтому Остин и Сёрль признавали, что для того, чтобы понять, с какой целью употребляется высказывание, может быть использована пунктуация, ударение, интонационный контур, а также контекст [Серль 1998: 180].

Иллокутивные акты различаются между собой не только по своей цели, но и по ряду других признаков. Базу универсальной классификации иллокутивных актов, построенной Сёрлем составляет группа признаков, которые сам автор называет “направлениями различий между иллокутивными актами”. Наиболее существенными из них являются:

-   цель (например, для сообщения - отразить положение дел в мире, для приказа - побудить адресата к действию, для обещания - принять на себя обязательство, для поздравления - выразить определенную эмоцию говорящего);

-   направление соответствия между выказыванием и действительностью (например, в случае сообщения высказывание приводится в соответствие с действительностью, в случае приказа, напротив, действительность должна быть приведена в соответствие с высказыванием);

-   внутреннее состояние говорящего (например, при утверждении - наличие у него соответствующего мнения, при обещании - намерения, при просьбе - желания, при благодарении - чувства благодарности);

-   особенности пропозиционального содержания речевого акта (например, у предсказания содержание пропозиции относится к будущему времени, а у донесения - к настоящему или прошедшему; у обещания субъектом пропозиции является говорящий, а у просьбы - слушающий);

-   связь речевого акта с внеязыковыми установлениями или институтами (например, речевой акт назначения кого-либо своим заместителем, обычно оформляемый в виде документа, предполагает существование некоторой организации, в рамках которой говорящий должен быть наделен соответствующими полномочиями, частью которых он с помощью данного речевой акта наделяет другого члена данной организации; ср. с похожими по параметру цели, но институционально не регламентированными случаями, когда мы просим кого-нибудь заменять нас - выступать нашим “заместителем” - в какой-либо неофициальной роли: навещать вместо нас нашего родственника в больнице, ходить вместо нас на родительское собрание в школу и т. п.) [Серль 1998: 183].

С учетом данных параметров все множество иллокутивных актов было разделено Сёрлем на пять основных классов.

1.  Репрезентативы, ориентированные от действительности к высказыванию, имеют целью отразить положение дел в мире, предполагают наличие у говорящего соответствующего мнения, и их пропозициональное содержание ничем не ограничено. Примеры репрезентативов: сообщение (ср. Экзамен по химии назначен на 2 июня), осуждение (ср. Вы поступаете неправильно), прогнозирование (ср. Этот конфликт перерастет в полномасштабную войну), квалификация (ср. Такие действия являются грубым нарушением устава), признание (ср. Я тебя все это время обманывал), описание (ср. Дом расположен на вершине холма и окружен великолепным садом).

2.  Директивы, с ориентацией от высказывания к действительности, имеют целью побудить адресата делать / не делать что-либо, предполагают наличие у говорящего соответствующего желания, а их пропозициональное содержание всегда состоит в том, что адресат совершит / не совершит некоторое действие в будущем. К этому классу относятся просьбы, запреты, советы, инструкции, призывы и другие виды побудительных речевых актов.

3.  Комиссивы, ориентированные, как и директивы, от высказывания к действительности, используются говорящим с целью связать себя обязательством делать / не делать что-либо, предполагают наличие у него соответствующего намерения, и их пропозиция всегда имеет своим субъектом именно говорящего. Примеры комиссивов: обещание, клятва, гарантирование.

4.  Экспрессивы имеют своей целью выразить определенное психологическое состояние говорящего (чувство благодарности, сожаления, радости и т. п.) в качестве реакции на положение дел, определяемое в рамках пропозиции. Направление соответствия между выказыванием и действительностью для них не существенно, поскольку положение дел, служащее поводом для экспрессива (то, с чем мы поздравляем, за что благодарим или извиняемся и т. п.), составляет не основное содержание, а предпосылку такого речевого акта - его пресуппозицию. Пропозиональное содержание экспрессива приписывает некоторый предикат субъекту, которым может быть либо говорящий (так, когда мы говорим Простите за опоздание!, то речь идет о нашем собственном опоздании), либо слушающий (так, когда мы говорим Большое спасибо за помощь!, то имеем в виду действие, совершенное адресатом высказывания). Для экспрессивов особенно характерны фразеологизированные средства выражения - речевые клише, специфичные для каждого языка, ср. русское Извините! - форму повелительного наклонения глагола извинять (или не рекомендуемое правилами речевого этикета Извиняюсь! - форму изъявительного наклонения возвратного глагола извиняться) с его английским эквивалентом Sorry!, по форме - прилагательным со значением ‘огорченный’, или английское Thanks (букв. ‘благодарности’) и функционально эквивалентную русскую идиому Спасибо, этимологически восходящую к пожеланию “Спаси [тебя/вас] Бог!”.

5.  Пятый иллокутивный класс - декларации - отличается от остальных четырех по параметру связи с внеязыковыми институтами и вытекающей из этого факта спецификой соответствия между высказыванием и действительностью: объявляя (декларируя) некоторое положение дел существующим, речевой акт декларации тем самым и делает его существующим в реальном мире. Примерами деклараций являются назначение на пост, объявление войны или перемирия, отлучение от церкви, посвящение в рыцари, прием в партию, присвоение звания человеку или имени учреждению и т. п.

1.4 Косвенные речевые акты

Помимо прямых речевых актов, то есть таких, в которых имеет место соответствие между выражаемым содержанием и воплощающей его языковой формой, выделяются косвенные речевые акты. Косвенные речевые акты проявляются как рассогласование между значением и смыслом высказывания, между выраженным и подразумеваемым содержанием, между собственным и контекстуально-обусловленным (ситуативно-обусловленным) значением. Косвенные речевые акты можно рассматривать как особую речевую стратегию, которая заключается в том, что производимый иллокутивный речевой акт предназначен для выполнения вспомогательной роли в процессе осуществления другого иллокутивного акта.

Широкое использование косвенных речевых актов объясняется, прежде всего, стремлением говорящего снизить категоричность высказывания. Особенно это важно в тех случаях, когда прямые речевые акты звучат недостаточно корректно, в то время как косвенные обеспечивают возможность дальнейшего речевого и неречевого сотрудничества коммуникантов. При этом рассогласование может варьировать в определенных пределах: приказ может быть выражен в виде просьбы, совета, вопроса или констатации, но маловероятен в виде комплимента.

Как свидетельствует фактический материал, достаточно большим потенциалом к созданию косвенных речевых актов обладает повествовательное предложение. В случае использования как прямого речевого акта его иллокутивная цель заключается в сообщении, констатации определенного факта. Как косвенный речевой акт оно может выступать, во-первых, в функции директивного речевого акта, то есть выражать побуждение.

Повествовательное высказывание может выражать следующие виды побуждения:

а) совет: I really think that you should nay him for wages and turn him off.

б) просьбу: I would be glad to know it from you. We have such a parcel of servants.

в) команду, приказ: So my Constance all must be completed before he arrives.

г) предложение: I will save you the trouble. You can tell him that it was my guilt; then there will be no difficulty.

Повествовательное предложение может также использоваться для выражения таких периферийных разновидностей побуждения как упрек, предупреждение, угроза, убеждение.

Еще одна функция повествовательного предложения – это выражение обещания, которое входит в группу комиссивов: I promise you I shall make devilish work tonight in the larder.

Повествовательное предложение в роли косвенного речевого акта может также выступать средством запроса информации, то есть. выполнять функцию вопросительного предложения: I wonder what you could mean by sending me so valuable a thing as a casket to keep for him.

Наконец, утвердительные по форме предложения могут выполнять функцию отрицательного высказывания: Sir, ask me no questions I say ask me no questions. I will be damned if I answer them. (I won’t answer them)

Главным мотивом использования косвенных речевых актов во всех описанных выше случаях является принцип вежливости, который как отмечает Г. Грайс, зачастую играет решающую роль в формировании высказывания и в отборе языковых форм выражения коммуникативной цели. Вежливость выступает как принцип социального взаимодействия, в основе которого лежит уважение к личности партнера [Грайс 1985: 48].

1.5 Стратегии уклонения

Одним из способов реализации принципа вежливости является стратегия уклонения. Последняя предполагает использование определенного набора структур – softening devices, смягчающих резкость высказывания и делающих его менее прямолинейным.

Смягчение утверждений является одним из непременных условий уклончивого вежливого общения: высказываемое мнение или критическое замечание, выражаемое отношение или совет, которые иначе могут прозвучать слишком категорично или показаться чересчур назидательными, необходимо облечь в соответствующую оболочку, чтобы не обидеть собеседника.

Пассивный залог, часто встречающийся в инструкциях, приказах и запретах, реализует тактику уклонения, позволяя вывести адресата из ситуации, представляя ожидаемое от него действие не как его прямую обязанность, а как общепринятое правило, необходимость выполнения которого очевидна для законопослушных британцев и американцев. Такая форма позволяет избежать непосредственного давления и соблюсти приличия:

Ср.: Косвенный речевой акт: English is spoken here.

Прямой речевой акт: Dont speak Russian.

Пассивный залог (например, в конструкциях с to be supposed to) также нередко используется для смягчения категоричности запретов и приказов:

Ср.: You are not supposed to use dictionaries. – Don’t use dictionaries.

Способы смягчения категоричности побудительных высказываний в английском языке достаточно широко освещены в специальной литературе, поэтому представляется целесообразным ограничить круг примеров теми типами вопросительных конструкций, в которых наиболее ярко реализуется рассматриваемая стратегия. В качестве обобщения следует указать, что форма вопроса является для английских директивных и реквестивных высказываний более распространенной и предпочтительной, нежели императивная (в отличие от русских), поскольку очевидно, что именно в таких высказываниях заложена потенциальная угроза, связанная с возможностью покушения на личное время и свободу действий. При этом в традициях англо – американской культуры, с ее акцентом на необходимости соблюдения закона и порядка, не принято ставить под сомнение кажущуюся неимперативность общепринятых правил, тогда как для россиян право выбора (оставленное пусть чисто формально) может служить предлогом необязательности подчинения, и только прямое (вербальное) давление нередко является ключом к пониманию серьезности намерения говорящего.

В английском языке для смягчения приказаний и утверждений широко используются why-questions и yes/no questions (общие). Why-questions употребляются в отрицательной форме, что помогает придать назидательно звучащему совету или предложению ненавязчиво-убедительную форму: Почему бы вам не…?

Ср.: You must show it to a specialist. – Why don’t you show it to a specialist?

В сфере различий в способах оформления русских и английских директивных высказываний показательны результаты одного американского исследования. Его автора более всего удивила распространенность в российской школьной аудитории так называемых “совместных директив” и серий императивов, которые без каких-либо дополнительных показателей вежливого или смягчающего тона воспринимались как нейтральные. (Примером первых могут служить высказывания типа “итак, мы с вами сейчас переходим к грамматике и сделаем несколько упражнений”, а вторых – “теперь прочитайте, прочитайте внимательно… и отложите книги”.) По контрасту, работа в американской, особенно детской, аудитории опирается на стратегию “намека”, с характерными для нее тактиками “уговора” (целью которого является достижение своего рода компромисса путем “смены направлений” и “установления сделок”) и “цепи инструкций”, например: If you dont understand, please raise your hand, and Ill be around to help (imbedded imperatives); Why dont you finish your essay first and then you can turn to the new text? (imbedded hints), предполагающие медленно прогрессирующий переход от косвенных к более прямым директивным формам.

Представляется также, что достаточно часто наблюдаемое усиление русских директивных высказываний (типа прошу вас, прекратите немедленно; это надо обязательно обсудить; ты непременно должен зайти к нам пообедать и т. п.) является в первых случаях апелляцией к чувству долга, напоминанием о моральной ответственности, а в случае приглашения свидетельствует о большей степени искренности намерения. В традициях русской коммуникативной культуры не принято камуфлировать откровенность волеизъявления (как это обычно делается в англоязычной коммуникации в случаях смягчения прагматического значения “я хочу, чтобы ты это сделал”), - русское “надо” является своего рода “моральным” регулятором, не всегда и необязательно требующим специальных оговорок.

Очевидно, что смягчению подлежат и сами вопросы, широко распространенные в побудительных речевых актах, особенно касающиеся наведения справок, получения информации личного характера, просьб и прочее, которые иначе звучат достаточно прямолинейно и бесцеремонно. Техника, используемая для дополнительного смягчения вопросительных высказываний такого рода, опирается на вопросы “декларативные” (statement-questions) и разделительные (tag-questions). “Декларативные” вопросы, не трансформируя грамматическую форму утверждения, придают ему вопросительно-вежливое звучание. В зависимости от ситуации, особенно когда приходится выступать в роли просителя, им можно придать оттенок безнадежности, чтобы вероятный отказ просто как бы подтверждал ваши худшие ожидания – такую тактику британские ученые Левинсон и Браун называют “будьте пессимистом”. Для этой цели подходит как утвердительная, так и отрицательная форма вопроса (unhopeful statements).

Ср.: Could you find anyone to help us with this task? – I don’t suppose you’d find anyone to help us with this task? / I suppose you wouldn’t be able to find anyone to help us with this task? [Кузьменкова 2005: 43].

Модальные глаголы в конструкциях с if также используются в качестве формул вежливого вопроса, предложения, совета, приказа:

I wonder if you might be interested in… / could possibly…/ would like to…?

If I were you I’d…; It would be better if…; If you would…

You might see if (professor Smith is free this afternoon) и т. д.

Глаголы could и might (более вежливые, чем can и may) часто употребляются, когда необходимо спросить разрешения или высказать предложение; наиболее тактично такие вопросы звучат в конструкциях с if, потому что заранее предполагают – хоть и чисто формально – потенциальную возможность выбора – согласиться или отклонить предлагаемое.

Could I ask you something if you’re not too busy? I wonder if I might have some more tea?

Условные предложения такого рода могут быть очень удобны для просящего или предлагающего, поскольку позволяют сформулировать вопрос в достаточной мере уклончиво, чтобы возможный отказ не прозвучал грубо, а предлагаемая помощь или услуга не были навязчивы:

It would be really nice if you could, but don’t worry if you don’t have time…; I could go and see him if that would help.

Рекомендации и пожелания, вопросы личного характера и отказы в просьбах также звучат более тактично в условном наклонении:

I’d rather you…; I wish you would…; I’d rather not answer that if you don’t mind; I’d really like to say yes/ help, but… и др.

Следует отметить, что конструкции с could и would нередко переводятся дословно при помощи оборотов с бы или ли (не могли бы вы, не угодно ли вам). Возникающий эффект повышенной формальности, например, при переводе типичных для английского урока формул побуждения, таких, как Would you like to read it, Jane? Производит весьма странное впечатление. Более корректным представляется подбор современных речевых формул, передающих прагматическое значение высказывания в зависимости от контекста (Джейн, прочти(те) это, пожалуйста). Вежливая просьба в подобных случаях вполне адекватно передается повелительным наклонением, смягченным модификатором “пожалуйста”, роль которого можно трактовать по аналогии с could и would, что еще раз свидетельствует о различии способов выражения побуждения в русском и английском языках. [Кузьменкова 2005: 59].

1.6 Другие наиболее распространенные речевые акты

Помимо прямых и косвенных выделяются системные речевые акты. Для понимания системного речевого акта недостаточно включиться в контекст ситуации, необходимо включение в контекст определенного коммуникативного стиля, характерного для той или иной цивилизации и эпохи. Системный речевой акт представляет собой культурно обусловленное явление, для интерпретации которого необходима значительная информация. Таковы ритуальные формулы. Примером подобных формул являются выражения, которыми открывались собрания, посвященные критике ревизионизма в период "культурной революции" в Китае: "Восточный ветер мощно дует, все больше новостей о победе", "Без разрушения нет созидания", "Друг есть друг, враг есть враг, и нужно четко их различать". После таких фраз начиналась критика в адрес конкретного человека, обвиняемого в ревизионизме, затем обвиняемый долго перечислял свои заблуждения и ошибки и просил товарищей критикой помочь ему. Сложились формулы завершения речи: "Прошу покритиковать и помочь", "Приветствую критику" [Карасик 1983: 80].

Также к наиболее распространенным относятся контактоустанавливающие речевые акты. В контактоустанавливающих (или сигнальных) речевых актах обмен репликами не носит информативного характера, а служит для установления контакта или обозначения социальных отношений между собеседниками. К контактоустанавливающим речевым актам относятся некоторые формулы речевого этикета, разговоры о здоровье, погоде, вопросы об очевидном или уже известном, риторические вопросы – те разговоры “ни о чем”, которые не рождаются из ситуации общения, а сами ее создают. Эта ситуация заключается в самом факте общения, в тех особых чувствах и социальных отношениях, которые связывают участников общения. В таких речевых актах недостаток информации восполняется на эмоционально-оценочном уровне, когда языковые средства используются в их несобственном значении. Лингвистической особенностью таких речевых актов является использование речевых клише: “How are you?” – “I’m fine”; “It’s cold today, isn’t it?” – “It really I”.

Эмоционально-оценочные речевые акты также широко распространены. Они актуализируют оценку события, а не информацию о нем. Подобные речевые акты отображают психическое эмоциональное состояние собеседников. Прагматические функции таких речевых актов – мобилизующая (“настройка” языкового сознания на успешное выполнение задачи общения) и компенсирующая (принятие решения при недостатке информации за счет определенного эмоционального состояния). Для эмоционально-оценочных высказываний характерна актуализация экспрессивных средств языка: фонетических, морфологических, лексических и синтаксических.

1.7 Особенности некоторых речевых актов

В исследовательском ракурсе речевой акт просьбы разворачивается как трехчастное образование: 1) привлечение внимания, 2) вспомогательные ходы и 3) собственно просьба. Вспомогательные ходы включают поддержание контакта ("Вы сейчас очень заняты ?"), просьбу о просьбе ("Не могли бы Вы мне помочь ?"), обоснование просьбы ("Я пропустил занятия вчера, нельзя ли мне взять у Вас до завтра текст лекции ?"), обещания или угрозы ("Я завтра же верну разработку" или "Иначе мне придется обратиться к другому преподавателю").

Речевой акт извинения интересен тем, что человек, совершивший проступок и признающийся в своей вине, как бы играет две роли одновременно: виноватого и осуждающего самого себя. В речевом акте извинения выделяются пять типовых компонентов: 1) выражение огорчения, 2) признание своей вины, 3) самоосуждение, 4) обещание исправиться, 5) предложение компенсировать ущерб. В иной трактовке компоненты извинения выглядят как 1) собственно извинение, 2) объяснение причины, 3) признание ответственности, 4) предложение компенсировать ущерб, 5) обещание исправиться. Чем больше дистанция между участниками общения, тем более вероятно использование развернутой схемы извинения с приведением причин, признанием ответственности и - в определенных обстоятельствах - обещанием вести себя лучше. Предложение компенсировать ущерб, однако, нейтрализует статусное различие.

Интересен речевой акт совета: тот, кто советует, ситуативно наделен статусом вышестоящего; тот, кому дается совет, находится в затруднительном положении; советующий выражает положительное отношение к тому, кто нуждается в совете. Пересечение названных условий речевого акта совета заставляет говорящего избегать категоричности в суждениях, подчеркивать свою субъективную, личную точку зрения и общаться с партнером как бы на равных, намеренно игнорируя статусное различие. Тот, к кому обращен совет, вынужден примириться с ролью нижестоящего, обязан согласиться с констатирующей частью совета (т. е. признать долю своей вины или неумения справиться с обстоятельствами) и должен прореагировать на рекомендательную часть совета.

1.8 Ориентация высказываний на лицо в косвенных побудительных речевых актах

Ориентация реплик на лицо, или личная локализация (адресованность) высказывания, является одним из основных формализаторов речевого поведения. С помощью личной локализации кодируется информация о говорящем и адресате высказывания: его половой принадлежности, социальном статусе, социальных отношениях, дистанции между собеседниками. К языковым элементам, управляющим личной локализацией высказывания, относится система личных местоимений. Сравним ориентацию на лицо в двух языках.

--------------------------------------------------
АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК | РУССКИЙ ЯЗЫК |
---------------------------------------------------------

1)  Побуждение или просьба не могут быть реализованы без употребления местоимений 1-го или 2-го л.:

a)  ориентация на 1-е л.: I’m thirsty; I’d like a drink; I’d like somebody to give me a drink.

b)  ориентация на 2-е л.: Give me a drink, please; Will you give me a drink?

2)  Просьба-расспрос очень часто формулируется с ориентацией на 1-е л.: How can I get to the nearest metro station?, что подчеркивает определенную дистанцию между собеседниками, нежелание англичанина, пусть формально, втягивать адресата в сферу своих проблем. Однако возможны более близкие дистанции (ориентация на 2-е л.): Excuse me, do you know where the nearest metro station is, please? Could you tell me the way to the nearest metro station? Здесь правила этикета требуют смягчения высказывания за счет различных модальных языковых средств, например глагола could или “слов вежливости” – please, excuse me.

3) Побудительный оборот What about…? с последующим герундием не содержит явной ориентации на лицо, однако личная локализация фразы, сложившаяся в ходе развития языка, предполагает обращение ко 2-му л., причем сферы 1-го и 2-го л. объединены за счет нулевого притяжательного местоимения our: What about <our> going to the cinema tonight? Пойдем вечером в кино?

|

1)  Побуждение или просьба могут быть реализованы без употребления местоимений 1-го или 2-го л. с помощью:

a)  глагольных односоставных простых предложений с привлечением сферы “нелица”: <Мне> пить хочется или Хотелось бы попить.

b)  Вопросительных определенно-личных предложений с глаголом-сказуемым в условном наклонении и вопросительным местоимением в качестве подлежащего: Кто бы принес попить?

c)  Неопределенно-личных предложений с нулевым подлежащим – местоимением 3-го л. мн. ч. они и соответствующим глаголом-сказуемым в условном наклонении: Принесли бы <мне> попить?

2) Просьба-расспрос ориентируется на 2-е л. путем употребления двух - или односоставных определенно-личных предложений: <Вы> не подскажете, как добраться до ближайшей станции метро / где находится ближайшая станция метро? Однако дистанция ведения разговора может увеличиваться путем употребления инфинитивных вопросительных предложений, но и в этих случаях русские стараются избегать прямого упоминания местоимения 1-го л. ед. ч., употребляя его в дательном падеже (так называемое искусственное “понижение” субъекта речи): Как <мне> добраться до ближайшей станции метро?

|
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Итак, в английском языке личная локализация высказывания направлена чаще всего на 1-е л., реже – на 2-е и практически никогда – на 3-е. Для русского языка, напротив, характерна тенденция “понижения” субъекта высказывания и, следовательно, уменьшения дистанции речевого акта путем различных способов “обхода” местоимений 1-го л. и направленности высказывания на 2-е, 3-е л. или “не-лицо”. [Корчажкина 2003: 89].

Выводы по главе 1

Рассмотрение вопросов, связанных с особенностями теории речевых актов позволяет сформулировать некоторые выводы.

Речевой акт - это элементарная единица речевого общения. Он реально воплощается в речевой деятельности человека. Словосочетания и предложения становятся носителями конкретной информации. В основе речевого акта лежит интенция говорящего.

Речевые акты имеют полевое строение, существуют прототипные речевые акты и более сложные "размытые" речевые акты, которые с известными оговорками можно отнести к той или иной группе.

Наиболее широко в речи употребляются косвенные речевые акты. Их можно рассматривать как особую речевую стратегию, которая заключается в том, что производимый иллокутивный речевой акт предназначен для выполнения вспомогательной роли в процессе осуществления другого иллокутивного акта.

Широкое использование косвенных речевых актов объясняется, прежде всего, стремлением говорящего снизить категоричность высказывания. Ярким этому примером выступает стратегия уклонения – один из способов реализации принципа вежливости. Смягчение утверждений является одним из непременных условий уклончивого вежливого общения.

Помимо косвенных речевых актов к наиболее распространенным относятся системные, контактоустанавливающие, эмоционально-оценочные речевые акты.

Согласно одной из классификаций, речевые акты делятся на локутивные, иллокутивные и перлокутивные. Центральное место в исследованиях теории речевых актов занимает иллокутивный акт. Научные исследования теории речевых актов базируются на понятии “иллокутивная сила” и “иллокутивная цель”. Иллокутивные акты делятся на репрезентативы, директивы, комиссивы, экспрессивы и декларации.

Одним из основных формализаторов речевого поведения является ориентация реплик на лицо, или личная локализация (адресованность) высказывания. В английском языке личная локализация высказывания направлена чаще всего на 1-е л., реже – на 2-е и практически никогда – на 3-е.

Глава 2 Способы выражения речевого акта приказа в английском языке

Приказ (order) в английском языке может иметь несколько схожих значений: dictate - приказ, которому должны подчиняться; directive - общие инструкции, изданные властью; instructions - утверждение, с помощью которого человек узнаёт, что от него требуют; regulation - официальное правило; request - просьба о чём-либо, особенно вежливая.

Повелительное наклонение глагола (императив) - это ирреальное по своему значению глагольное наклонение, выражающее волеизъявление. Ирреальность семантики императива связана с тем, что говорящий, отдавая приказ, высказывая просьбу или пожелание, отнюдь не уверен в исполнении своего волеизъявления: реализация действия, о котором идёт речь, возможна, но отнюдь не обязательна. Императив не изменяется по временам, что связано с его ирреальной семантикой.

В большинстве случаев приказ выражается в побудительных предложениях с помощью глаголов в повелительном наклонении. Побудительные предложения выражают различные волеизъявления и побуждения к действию. Они могут варьироваться от простой формы повелительного наклонения до различных формул вежливости. Они адресованы собеседнику или третьему лицу.

Повелительное наклонение выражает приказание или просьбу, побуждение к действию или запрещение, которые могут быть переданы как в утвердительной, так и в отрицательной форме. Простая форма повелительного наклонения (когда просьба или приказ обращены ко второму лицу единственного и множественного числа) совпадает с формой инфинитива без частицы to.


--------------------------------------------------


“Come on now, or you will be fit for nothing tonight.”(“Theatre” W. S.Maugham)

| Пошевеливайтесь, иначе вы не будете готовы к сегодняшнему вечеру. (“Театр” У. С. Моэм) |
---------------------------------------------------------

“Speak out, man, and don’t stand staring!”; “Go back! Go straight back to London, instantly!”; “Go to your room, you two, and we shall talk further about this matter in the morning.” “Come, speak up!”; “Speak out then! What does it mean?” (“The Hound of the Baskervilles”A. C.Doyle)

| Говори, хватит глазеть! Возвращайтесь! Возвращайтесь в Лондон, немедленно! Вы двое, идите в комнату, поговорим об этом завтра утром. Ну же, говорите! Говорите! Что все это значит? (“Собака Баскервиллей” А. К. Дойль) |
---------------------------------------------------------

“You've got to stop them! Beat them, burn them, break them -” (S. King “Trucks”)

| Вы должны остановить их! Бейте их, жгите их, ломайте... (“Грузовики” С. Кинг) |
---------------------------------------------------------

“Use a little imagination. Remember all that pioneer shit they taught you in Boy Scouts. Remember your high school chemistry.” (Chuck Palahniuk “Fight Club”)

| Шевели мозгами. Вспомни всю эту чушь, которой тебя учили в бойскаутах. Вспомни курс химии для старших классов. (“Бойцовский клуб” Ч. Паланик) |
---------------------------------------------------------

“Oh, shut up and get something to read.”(“The snows of Kilimanjaro” E. Hemingway).

| Замолчи и принеси что-нибудь почитать. (“Снега Килиманджаро” Э. Хемингуэй) |
---------------------------------------------------------

“Shut up, said Al from the kitchen.” (“The Killers” E. Hemingway)

| Заткнись, крикнул Эл из кухни. (“Убийцы” Э. Хемингуэй) |
---------------------------------------------------------

“Now you shut up that nonsense and climb out of this.”; “Come, now, that’s enough of that!” (“The Adventures of Tom Sawyer” M. Twain).

| Сейчас же прекращайте эту ерунду и вылезайте оттуда. Достаточно, сейчас же пойдемте. (“Приключения Тома Сойера” Марк Твен) |
---------------------------------------------------------

“Hold your tongue – that kind of talk can hurt me professionally…”(“Tender is the night’ F. S. Fitzgerald).

| Попридержи язык – такие разговоры могут задеть меня как профессионала… (“Ночь нежна” Ф. Фицджеральд) |
---------------------------------------------------------

“Shut up! Wait! Listen!”; “Stand out of the light.”; “Give me a drink. All sit down.”; “I’m a chief. Now you run after food.” (W. Golding “Lord of the flies”).

| Замолчите! Постойте! Слушайте! Отойди от огня. Принеси мне попить. Все сядьте. Я главный. Сейчас вы пойдете за едой. (“Повелитель мух” У. Голдинг) |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

В данных примерах речевой акт приказа выражен эксплицитно. Директивная цель говорящего выступает более ярко в предложении “Go back! Go straight back to London, instantly!”. Повелительное наклонение здесь усиливается повтором, а также употреблением эмоционально окрашенного instantly. Также иллокуцию приказа подчеркивают сленговые слова shut up, pioneer shit, hold your tongue.

--------------------------------------------------

“John, she said, pick up your father’s lunchbox like a good boy.”(“The Rockpile” J. Baldwin)

| Джон, сказала она, будь хорошим мальчиком, принеси коробку с завтраком твоего отца. (“Скала” Дж. Болдуин) |
---------------------------------------------------------

“Ring up the laboratory and ask if Walter is there.”(“The Painted Veil” W. S. Maugham)

| Позвони в лабораторию и спроси, там ли Уолтер. (“Разрисованный занавес” У. С. Моэм) |
---------------------------------------------------------

“Molo, bring whiskey-soda”(“The snows of Kilimanjaro” E. Hemingway).

| Моло, принеси виски с содовой. (“Снега Килиманджаро” Э. Хемингуэй) |
---------------------------------------------------------

“Go out there into the trees. Rid yourself of all the human waste in your body, and don't fall so madly in love with the night that you lose your ways” (Anne Rice “Interview with the Vampire”)

| Пойди в сад. Избавься от всего человеческого в тебе, и не влюбляйся без памяти в эту ночь, а то собьешься с пути. (“Интервью с вампиром” Энн Райс) |
---------------------------------------------------------

“You must go back to your own country now and come to me another day, with them, you understand.” (C. S. Lewis. “The Lion The Witch And The Wardrobe”)

| Сейчас ты должен вернуться к себе в страну и прийти ко мне в другой раз, вместе с ними, понимаешь? (“Лев, колдунья и платяной шкаф” К. Льюис) |
---------------------------------------------------------

“Pull yourself together.” (Agatha Christie “The A. B.C. Murders”)

| Соберись. (“Убийства по алфавиту” Агата Кристи) |
---------------------------------------------------------

“You've got to take that back.”; “You must come, Jake.” (Ernest Hemingway “The sun also rises”)

“Go and stand by the door, out of the way of the mirror and the windows.” (C. Bronte “Jane Eyre”)

|

Ты должен вернуть это. Ты должен пойти, Джейк. (“И восходит солнце” Э. Хэмингуэй)

Пойди встань у дверей, подальше от окон и от зеркала. (“Джейн Эйр” Ш. Бронте)

|
---------------------------------------------------------

“Don't speak to him. Pretend you have not seen him.” (“The Kite” W. S. Maugham)

| Не говорите с ним. Притворитесь, что Вы его не видели. (“Воздушный змей” У. С. Моэм) |
---------------------------------------------------------

“Move your light across the window, Watson”. (“The hound of the Baskervilles”A. C.Doyle.)

| Помаячьте пламенем перед окном, Ватсон. (“Собака Баскервиллей” А. К. Дойль) |
---------------------------------------------------------

“You go around on the other side of the counter with your boy friend”. (“The Killers” E. Hemingway)

| Ты со своим дружком обойди с другой стороны прилавка. (“Убийцы” Э. Хемингуэй) |
---------------------------------------------------------

“Speak up just a trifle louder.”(“The Adventures of Tom Sawyer” M. Twain).

| Говорите немного громче. (“Приключения Тома Сойера” Марк Твен) |
---------------------------------------------------------

“Get your baggage in New York.”; “Control yourself, Nicole!” . (“Tender is the night’ F. S. Fitzgerald).

| Получи свой багаж в Нью-Йорке. Контролируй себя, Николь! (“Ночь нежна” Ф. Фицджеральд) |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Данные примеры представляют нейтрально выраженное коммуникативное намерение говорящего. Можно сказать, что это просьба, однако она должна быть непременно выполнена адресатом.

--------------------------------------------------

“Oh, for God’s sake, Violet, don’t go telling everybody the idea.” (“Tender is the night’ F. S. Fitzgerald).

| Ради Бога, Вайолет, не рассказывай об этом всем подряд. (“Ночь нежна” Ф. Фицджеральд) |
---------------------------------------------------------

“For Heaven's sake give me back my cigarette case.”; “For heaven's sake, don't try to be cynical.” (Oscar Wilde “The Importance of Being Earnest”)

| Ради всего святого, верните мне портсигар. Ради всего святого, не пытайтесь быть циничным. (“Как важно быть серьезным” Оскар Уайльд) |
---------------------------------------------------------

“Will you walk this way, ma'am?” (C. Bronte “Jane Eyre”)

| Прошу вас следовать за мной, сударыня. (“Джейн Эйр” Ш. Бронте) |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Здесь иллокуция приказа снижена до оптатива, то есть просьбы или желания, с помощью употребления в речи словосочетаний will you… и for Gods sake, for Heavens sake.

Все вышеизложенные примеры представляют собой разнообразие способов выражения побуждения адресата к действию. Однако их все объединяет общая иллокутивная цель – желание говорящего заставить собеседника реализовать его коммуникативные намерения.

В английском побудительном предложении, как правило, нет подлежащего, хотя подразумевается, что действие должен выполнять тот, кому адресовано сообщение.

--------------------------------------------------

“Take her away to the red-room, and lock her in there.”; “Go out of the room; return to the nursery.”; “Silence! To your seats!” ;“Go, then, into the library; take a candle with you; leave the door open; sit down to the piano, and play a tune.” (Charlotte Bronte “Jane Eyre”)

| Уведите ее в красную комнату и заприте там. Выйди из комнаты и вернись в детскую. Тихо! По местам! Возьми свечу и пойди в библиотеку, дверь оставь открытой, сядь за пианино и сыграй что-нибудь. (“Джейн Эйр” Ш. Бронте) |
---------------------------------------------------------

“An” go out an” get me a case. Money's on the table.”; “And turn off that friggin” light!” (S. King “Grey matter”)

| И сходи купи мне ящик пива. Деньги на столе. Выключи этот проклятый свет. (“Нечто серое” С. Кинг) |
---------------------------------------------------------

“Listen, keep your eyes wide.” (Anne Rice “Interview with the Vampire”)

| Послушай, смотри в оба. (“Интервью с вампиром” Энн Райс) |
---------------------------------------------------------

“Go to bed yourself.” (C. S. Lewis. “The Lion The Witch And The Wardrobe”)

| Сам иди спать. (“Лев, колдунья и платяной шкаф” К. Льюис) |
---------------------------------------------------------

“Take him away. Detained on suspicion.” (Agatha Christie “The A. B.C. Murders”)

| Уведите его. Задержан по подозрению в совершении преступления. (“Убийства по алфавиту” Агата Кристи) |
---------------------------------------------------------

“Quick, quick! Come at once!” (George Orwell “Animal Farm”)

| Быстро, быстро! Пошевеливайтесь! (“Скотный двор” Дж. Оруэл) |
---------------------------------------------------------

“Take off your hat.” (Ernest Hemingway “The sun also rises”)

| Сними шляпу. (“И восходит солнце” Э. Хэмингуэй) |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Однако иногда бывает нужно назвать подлежащее, например, когда приказание обращено к нескольким лицам или группе лиц; в таких случаях подлежащее может стоять либо перед сказуемым, либо в конце предложения.

--------------------------------------------------

“Take them off to the other table, Mrs. Fairfax,”; “Hush, Jane!”; “Monitor of the first class, fetch the globes!”; “Monitors, collect the lesson-books and put them away!” (Charlotte Bronte “Jane Eyre”)

| Переложите их на другой стол, миссис Фэирфэкс. Тише, Джейн! Старшая из первого класса, принесите глобусы! Старшие, соберите учебники и положите их на место! (“Джейн Эйр” Ш. Бронте) |
---------------------------------------------------------

“Carl, will you watch things for a minute?” (S. King “Grey matter”)

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Этнокультурные особенности зооморфизмов в разноструктурных языках". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 510

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>