Дипломная работа на тему "Экономические термины в лексической системе современного русского языка"

ГлавнаяИностранный язык → Экономические термины в лексической системе современного русского языка




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Экономические термины в лексической системе современного русского языка":


Оглавление

Введение

Глава 1. Терминоведение 21 века

1.1  Современный этап развития терминологии

1.2  Социальные факторы, определяющие изменения в сфере современной экономической терминологии

1.3  Формирование экономической терминологии

1.4 Идеологический аспект экономической терминосферы

Вывод

Глава 2. Экономические термины в лексической системе современного русского языка

2.1 Активные процессы в современной экономической терминологии

2.2 Семантические процессы

2.3 Иноязычное заимствование

Вывод

Глава 3. Активные процессы в словообразовании экономической терминологии

3.1 Особенности словообразования

3.2 Словообразование имен существительных

3.3 Аббревиация как способ образования экономических терминов

3.4 Производство имен прилагательных

3.5 Образование глаголов

Вывод

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Безупречное выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах РФ.

Глава 4. Сферы функционирования экономической лексики

4.1 СМИ

4.2 Устная речь

4.3 Мемуарная литература

4.4 Художественная литература

Вывод

Заключение

Литература

Приложение

Введение

Сегодняшние дни – это время утраты старых экономических догм, время становления новой модели экономики, появление в связи с этим новых профессий. Магическое слово «рынок», прозвучавшее на первых съездах народных депутатов, символизировала этот поворот в экономическом развитии. За ним последовала целая лавина новых « экономических» слов – хронологических маркеров происходящих перемен. Эта лавина смела границы традиционного узкопрофессионального употребления и щедро выплеснулась на книжные лотки в виде многочисленных актуальных изданий по менеджменту и маркетингу, лизингу и консалтингу, бухучету и аудиту. Экономические термины зазвучали в устной речи на радио и телевидении. Так большинство ключевых экономических терминов оказались «на слуху» у значительной части общества. В этих условиях не могло не возникнуть повышенного внимания к активно формирующейся экономической терминосистемы, что обусловливает, как нам кажется, актуальность избранной темы.

Цель работы – исследовать системные связи в данной терминосфере, представить экономическую лексику в упорядоченном виде.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1)  выявить корпус современной наиболее употребительной базовой «рыночной» терминологии;

2)  дать структурно - семантическую характеристику данной терминосистемы;

3)  рассмотреть этапы развития экономической терминологии;

4)  показать активные процессы в лексике и словообразовании экономических терминов;

5)  описать области функционирования экономической терминологии.

На наш взгляд, научная новизна заключается в попытке комплексного анализа данной группы терминологической лексики, в том объеме и наполнении, который выявлен нами.

Практическая значимость заключается в том, что материал дан в том объеме и составе, в котором он функционирует в современном русском языке и результаты исследования могут быть использованы при проведении интегрированных уроков, что позволит разнообразить формы обучения.

В качестве основных методов исследования выбраны методы контекстуального, структурно-семантического, словообразовательного анализа.

Корпус терминов, анализируемых в работе, устанавливался с опорой на следующие источники:

-современные издания словарно-справочного характера по лексике рыночной экономики,

-широкий круг средств массовой информации (газеты, журналы, передачи на ТВ и др.), отражающий «стихию функционирования столь актуальной лексики сферах и типах речи; «жизнь » экономической лексики на уровне текста отражена в главе «сферы функционирования экономической лексике».

Материал представлен в количестве 300 единиц.

Данной проблемой мы занимались в течение 2-лет. Общее знакомство с проблемой началось с курсовой работы «Юридическая терминология в лексической системе современного русского языка».

Дипломная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложения.

Глава 1.Терминоведение XXI в.

1.1 Современный этап развития терминологии.

Современный этап развития лингвистики характеризуется возросшим интересом к динамическим аспектам языка и переходом к лингвистике антропоцентрической, изучающей язык во взаимосвязи с человеком, его сознанием, мышлением, различными видами деятельности. Существенные изменения происходят и в науке о терминах, в результате чего формируется новое - когнитивное - направление терминоведения.

Обращение к истории терминоведения свидетельствует о том, что появление этого нового направления оказалось закономерным. Во многих обобщающих исследованиях по теории термина представлены основные направления терминоведения. Общепризнанным среди исследователей является мнение о том, что терминоведение как самостоятельная научная дисциплина складывалась постепенно в результате автономного развития отдельных научных направлений с последующим их синтезом. Ведущими направлениями - составными частями терминоведения — были: методологические исследования, теория термина, филологические исследования терминологии, функционально-стилистические исследования терминологии, диахронические исследования терминологии, упорядочение и стандартизация терминологии, терминография, научно-технический перевод, профессиональная лингводидактика и отраслевые исследования терминологии.(5,54)

Различные аспекты периодизации и категоризации терминоведения рассматриваются в ряде работ, однако в большинстве случаев классификации основываются либо на хронологических параметрах, либо на параметре принадлежности объекта терминоведения системе языка (параметре "лингвоцентричности"). В то же время уже высказывалось мнение о том, что изучение термина как языковой категории должно базироваться на единстве двух аспектов: классификационном и функциональном, или статическом и динамическом, поскольку классификационное направление "дает возможность изучить лишь некоторые системные отношения и в этом смысле является ограниченным, поскольку не может полностью раскрыть и определить сущность таких важных свойств категории термина, как процессульность, динамизм, противоречивость, определяемых только в рамках функционального терминоведения". Произошедший в терминоведении в 70-х годах XX в. переход от структурной парадигмы к структурно-функциональной сделал его открытым для многих принципиально новых идей в отношении своих главных понятии и категорий: в рамках функционального направления термин рассматривается не только как один из лингвистических объектов, но и как средство, с помощью которого можно изучать функциональную природу самого языка, представление о которой связано с изучением вторичных, производных понятий, в частности с формированием и развитием категории термина. Развитие функционального направления в терминоведении не только доказало неоспоримые преимущества перед классификационно-структурной парадигмой, но и обусловило закономерный переход к антропоцентрическому направлению, которое включает в себя множество концепций сущности языкового творчества исследователей, в том числе использование метафоризации при создании новых концептов.(5,98)

В современных терминоведческих исследованиях подчеркивается сложная (неоднородная, многослойная) структура термина, предполагающая многогранность и многоаспектность терминологического анализа. В то же время традиционная связь терминологических исследований с науками о мышлении обеспечила базу для активного внедрения когнитивного подхода в терминоведение. Многие феномены, обнаруженные в исследованиях функционального направления, представилось целесообразным рассматривать с когнитивной точки зрения, поскольку когнитивные исследования обязательно должны учитывать тот факт, что в языке "зашифрована информация о разных типах мышления, соответствующих разным этапам развития человека. Необходимость учета всех разновидностей информации, которая участвует в формировании нового знания, отмечается в исследовании М. Н. Володиной. При этом особое внимание уделяется не только традиционно выделяемым видам знания (лингвистическим и экстралингвистическим факторам, специальным и обыденным понятиям), но и явлениям горизонтального и вертикального измерения социального знания, научно-профессиональной и культурной памяти термина и т. п., обосновывается вывод о когнитивно-информационной природе термина.

Термины, с помощью которых общаются специалисты конкретной области знания, представляют собой особые когнитивные структуры - фреймы, требующие соответствующего поведения. При изучении организации и динамики языковых категорий обнаруживается не только сложносистемное строение языка, но и влияние сознания и других когнитивных структур на любое построение в языке и дискурсе. В поле зрения ученого оказывается не столько сама категория, сколько внутренняя сторона ментальной репрезентации, особенности структурирования непосредственного опыта человека. Поэтому важно выявление того, какие именно концепты (по структуре, по содержанию и по степени конкретности) лежат в основе терминологической номинации и более всего способствуют фиксации, хранению и передаче научных знаний".

Итак, сама логика формирования и развития терминоведения, заключающаяся в последовательной смене прагматически-прескриптивного, классификационно-структурного и функционального направлений, предопределяет появление следующего направления терминоведения, развивающегося в недрах функционального направления, - когнитивного терминоведения. Для того чтобы понять логику развития науки, обосновать закономерность развития нового этапа терминоведения и дать его характеристику, целесообразно обратиться к предложенной в работах Е. С. Кубряковой схеме анализа развития лингвистического знания. Согласно этой схеме, для каждого периода терминоведения должны быть определены установочно-предпосылочная, предметно-познавательная и процедурная части, поэтому общая "матрица" анализа каждого направления терминоведения имеет следующий вид: 1) установка: интегративность, вид интеграции, имманентность; 2) содержание: объект исследования, предмет исследования; 3) методология: экспланаторность(5,98).

В соответствии с данной схемой нормоцентрическое терминоведение противопоставляется лингвоцентрическому по всем трем параметрам. По установочно-предпосылочному фактору нормоцентрическое терминоведение является интегративным, поскольку оно ориентировано в основном на связь с логикой, и иммаяеетным. поскольку исследованию подвергаются изолированные термины. При характеристике содержательной части следует отметить, что объектом исследования признается термин (причем под термином понимается готовый, уже созданный знак), а предметом - закономерности упорядочения терминов в терминосистемы на основании выполнения /невыполнения ими требований к термину (точность, однозначность, отсутствие синонимов, отсутствие эмоциональности, наличие дефиниции и системность).

Период лингвоцентрического термнноведения по установочно-предпосылочному параметру может быть охарактеризован как интегративный, ориентированный на связь с лингвистикой. По содержательному критерию лингвоцентрическое терминоведение распадается на два направления: первое сосредотачивает усилия на изучении "термина в словаре", а второе - на изучении "термина в тексте". Предметом исследования обоих направлений лингвоцентрического терминоведения является специфика термина как языкового знака. Существенным методологическим решением этого периода следует признать формирование динамического подхода к исследованию термина.

Важным итогом данного периода развития терминоведения является осознание ограниченности имманентных установок изучения термина только внутри терминосистемы и необходимости выявления места и функции термина в лингвомыслительной деятельности человека исходя из того, что "терминологизация... представляет собой комплексный процесс, в ходе которого слово естественного языка проходит глубинную стадию концептуальной обработки".(5,67)

Когнитивное терминоведение, с одной стороны, продолжает традиции, а с другой стороны, приобретает черты, присущие современному этапу научного познания. Поэтому целесообразно рассмотреть характеристики когнитивного направления в сравнении с предшествующими этапами терминоведения.

Если традиционное терминоведение не выходит за пределы анализа языкового знака, то когнитивное направление делает терминоведение "открытой" наукой, с явной тенденцией к расширению своих пределов, с тяготением к интеграционным процессам, которые ведут к выделению междисциплинарных программ исследования (например, когнитивная наука, занимающаяся феноменом информации и ее обработки). Данное явление в исследованиях Е. С. Кубряковой получило название "экспансионизм".(5,76)

Экспансионизм в таком его понимании тесно связан с другой отличительной чертой современной лингвистики — антропоцентризмом, поскольку объяснения устройства языка пытаются найти в первую очередь в сущностных характеристиках его носителя - человека. Антропоцентризм становится ведущим направлением междисциплинарного синтеза, что проявляется в учете человеческого фактора при формировании системы языка, номинативной организации текста и языковой личности. "Антропоцентризм как особый принцип исследования заключается в том, что научные объекты изучаются, прежде всего, по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования".(6,87)

Однако, по мнению многих исследователей, несмотря на признание важности антропологического принципа при изучении языка, не следует "говорить об антропологической лингвистике как об особой науке или как об особом разделе языкознания, ибо язык в целом по сути своей антропоцентричен"'. Л. Г. Зубкова также считает, что определение современной лингвистики как антропологической, в сущности, избыточно: "оно может быть оправдано лишь возникшей недавно необходимостью «очеловечивания» лингвистики в ответ на угрозу ее дегуманизации в крайних течениях структурализма". Сказанное в полной мере может быть отнесено и к когнитивному терминоведению, принцип антропоцентризма в котором - главная отличительная черта сопоставительно как с прагматически ориентированным "нормоцентризмом", так и с "лингвоцентризмом".(5,98)

Обращение когнитивного терминоведения к другим наукам определяется его стремлением найти языковым фактам то или иное объяснение и проявляется в тенденции к междисциплинарному синтезу. В то же время развитие когнитивного терминоведения свидетельствует о том, что, "несмотря на фактические наблюдаемые процессы интеграции и сближения позиций разных школ, каждая из них продолжает свой собственный путь развития, демонстрируя разные предметные области исследования и по существу являя собой отдельную (малую) парадигму научного знания". Поэтому когнитивное терминоведение может быть охарактеризовано как полипарадигмальное.

При описании предметно-познавательной части когнитивного направления терминоведения целесообразно сравнить его с традиционными направлениями. На основании этого отличительной характеристикой когнитивного терминоведения следует признать "экспансионизм", или междисциплинарный синтез, поэтому теории традиционного терминоведения предстают как монопарадигмальные, а теории когнитивного терминоведения - как полипарадигмальные.(5.98)

Ведущим экспланаторным принципом когнитивного направления терминоведения является "связь с человеком", что позволяет рассматривать его как "антропоцентричное", а теории традиционного терминоведения — как "терминоцентричные" и "лингвоцентричные". Когнитивное терминоведение изучает "язык-способность" как характеристику "предречевой готовности" языковой личности во взаимодействии с другими способами репрезентации языка - "языком-текстом" и "языком-системой" ("лингвоцентризм"), а также во взаимодействии с продуктом металингвистической деятельности терминолога - терминосистемой ( " терминоцентризм " ).(5,97)

Поскольку объектом терминоведения является языковой знак, то для него актуально исследование семиотических аспектов термина и, соответственно, наличие определенного "семиологического сознания". Понятие семиологического сознания, введенное Р. Бартом, означает выбор одного доминирующего отношения осознания знака (символического, парадигматического или синтагматического) . В работах Ч. Пирса подчеркивается, что знак может быть либо иконой, либо индексом, либо символом. Ч. Моррис вводит понятие "модуса семиозиса", в работах Ю. С. Степанова говорится о необходимости исследования языковых знаков путем последовательного прохождения по трем координатным осям - семантики, синтактики и прагматики. Аналогичное явление в работах Р. Якобсона представляется как феномен "части и целого".(12,78)

Теориям традиционного терминоведения, соотносимым только с одним типом "семиологического сознания", когда "та или иная семиотическая теория ухватывает из колоссального семиотического целого отдельные стороны и моменты, через которые для нас приоткрываются определенные сущностные стороны семиотического сознания", противопоставлены теории когнитивного терминоведения, в которых "прагматические правила описывают или конструируют те условия, при которых знаковое средство является для интерпретатора знаком. Соответственно, может мыслиться ряд степеней реализации знаковости... Интерпретируя знаки, мы приобретаем сведения не только и не столько о том, что в них непосредственно сообщается, сколько о личности и сознании субъекта коммуникации".(5,103)

Обращение к семиотическому обоснованию когнитивного термнноведения позволяет рассмотреть объект терминоведения в динамическом аспекте. Р. Барт, подчеркивая, что существует история знака и это - история его "осознаний", считает, что ее первый этап "может быть определен исторически как переход от символического сознания к сознанию парадигматическому". Этот исторический переход от символического сознания к парадигматическому, по мнению Р. Барта, и составляет сущность структурализма. По аналогии можно назвать функционализмом переход от парадигматического сознания к синтагматическому. Следующий этап, сущность которого составляет переход от синтагматического сознания к когнитивному, назван в исследовании Е. С. Кубряковой, неофункционализмом. В соответствии с когнитивным принципом на этом этапе происходит интеграция научных дисциплин, связанных с изучением процессов получения и обработки знаний человеком "для выявления общих стратегий производства и понимания дискурса, построения теории пользования языком". Таким образом, в содержательном аспекте каждый исторически предшествующий этап рассматривается как частный случай или момент последующего" "символическое сознание" рассматривается как частный случай "парадигматического", "парадигматическое сознание" рассматривается как момент "синтагматического" (ср. понимание статики как момента динамики), "синтагматическое сознание" предстает как способ и результат когнитивного развития личности.(5,105)

При характеристике "процедурной" части когнитивного направления необходимо принимать во внимание его экспланаторность, стремление к объяснению явлений "с разных точек зрения" при обязательном учете человеческого фактора, что позволяет охарактеризовать когнитивное терминоведение как полипарадигмальное и обусловливает выбор полипарадигмального анализа в качестве его методологической основы. Полипарадигмальный анализ понимается нами как перекрестная интерпретация одного и того же объекта несколькими дополняющими друг друга исследовательскими парадигмами. Это создает, во-первых, разное "видение" этого объекта, а во-вторых, способствует формированию более полного и разностороннего представления о нем.

1.2 Социальные факторы языковых изменений экономической терминологии

Время, в которое мы живем, — это время утраты старых экономических догм, время новых профессий, время формирования новой экономической культуры. Магическое слово «рынок», прозвучавшее на первых съез­дах народных депутатов, символизировало этот поворот в экономичес­ком развитии. За ним последовала целая лавина новых « экономичес­ких» слов — хронологических маркеров происходящих перемен. Эко­номическая терминология смела границы традиционного узкопро­фессионального употребления. Она щедро выплеснулась на книжные лотки в виде многочисленных актуальных изданий по менеджменту и маркетингу, лизингу и консалтингу, бухучету и аудиту и мн. др., за­звучала в устной речи на радио и телевидении. В условиях инфляции «курс доллара» стал не менее актуальной информацией, чем сводка погоды. Большинство ключевых экономических терминов оказались «на слуху» у значительной части общества. Они стали материалом для языковой шутки, обыгрывались на эстраде, осваивались в непринуж­денной бытовой речи, не становясь при этом для многих более понят­ными в своей экономической сути.

Обращенность активно формирующейся экономической термино-системы к нашей сегодняшней реальности требует некоторых общих предварительных замечаний нелингвистического характера, касающих­ся сути происходящих экономических перемен, поскольку междисцип­линарный характер исследуемого объекта определенным образом дик­тует возможности собственно лингвистической его интерпретации.

Сегодняшние дни это не только время становления новой модели экономики, очередной попытки России встать на путь европейского развития. Это и время осмысления и типологического описания уходя­щей экономической реальности — обществ однотипной экономической структуры, т. е. описание явлений, получивших названия администра­тивно-командная система, государственный социализм, казарменный коммунизм, а также, в зависимости от конкретной страны — стали­низм, полпотовщина, маоизм и т. п. Концептуализация эмпирических описаний сопровождается поисками плодотворных методологических приемов, позволяющих выявлять общесоциологические закономернос­ти и исторические инварианты Исходным в концепции редистрибуции является выделение двух принципиально различных типов обмена продуктами деятельности:

— эквивалентный обмен, основанный на законе стоимости, т. е. товарно-денежный тип, или «рынок». Рынок — это экономическая структура «горизонтального» типа.

— неэквивалентный обмен, основанный на изъятии внеэкономи­ческими, властно-политическими методами прибавочного и части не­обходимого продукта и последующего его перераспределения, т. е. редистрибуции. Редистрибуция — это экономическая структура «верти­кального» типа. (В рамках концепции К. Маркса это явление фигури­рует под термином «азиатский способ производства», имеющим не ре­гиональное, а экономическое содержание.)

Рынок и редистрибуция лежат в основе разных моделей общест­венного развития — европейской и азиатской. Общества с рыночной и редистрибутивной экономикой во многом антонимичны, характеризу­ются различными политическими и ментальными структурами, раз­ной ролью и функциями государства.

Для рыночной модели характерна классическая частная собствен­ность, т. е. когда все три отношения собственности — пользование, владение и распоряжение — проецируются на одного собственника. Европейской парадигме общественного развития присуще наличие не­зависимых от государства субъектов собственности и возникающих на этой основе экономических классов, которые и формируют граждан­ское общество. Государство при этом является одним из элементов по­литической надстройки.

Сущность происходящих объективно неизбежных перемен в сегод­няшнем российском обществе сводится к замене «вертикальной» редистрибутивной экономической системы на «горизонтальную» рыночную.

Порожденные товарно-денежными отношениями свободно устанав­ливаемые горизонтальные связи товаровладельцев определяют суть экономической структуры рыночного типа, когда каждый человек яв­ляется субъектом собственности и, следовательно, субъектом права. Таким образом, рыночная экономика является предельно субъектно-ориентированной.(6,68)

В редистрибутивных структурах горизонтальные связи равенства заменяются вертикально-пирамидальными связями подчинения. Сис­тема работает от импульсов, идущих сверху в виде приказов, распоря­жений и призывов (ср. соответствующие этому фразеологизмы — спус­тить план, дать команду ). Снизу идут рапорты, отчеты, а тру­довые почины имеют обычно инициированный сверху характер. То есть, в отличие от рынка редистрибутивная экономика оказывается объект­но-ориентированной.

Переход от политизированной директивной экономики к рынку сопровождается болезненным процессом утраты традиционных для со­ветской экономики ценностей и норм. В условиях рынка каждый чело­век вынужден стать «экономистом поневоле», т. е. научиться считать, анализировать, прогнозировать, искать пути выживания в нестабиль­ной ситуации. Новые ценности, новые критерии успеха, расчетная пси­хология как неизбежный элемент «рыночного поведения» формируют новые стереотипы экономического поведения7 и их оценку в массовом сознании. Ср., например, посреднические услуги, оцениваемые рань­ше исключительно как спекулянтство: «Новое для советской действи­тельности понятие посредник вошло в лексикон делового общения. Кто-то воспринял его настороженно — нечто вроде перекупщика или спе­кулянта» (Малый бизнес. Приложение к газете «Менеджер». № 3(6), май, 1999).

Формирование рыночной экономики предполагает возрождение утраченных стереотипов экономического поведения: купля-продажа товаров на свободном рынке, коммерсантство, дача взаем под процен­ты, арендные отношения, торговое посредничество и др. Так, ситуация купли-продажи предполагает определение цены на товар, торг, что оп­ределяется термином «уторговывание цены». Ср., например, многочис­ленные примеры, отражающие эту ситуацию в российской жизни досо­ветского периода, которые содержатся в книге бытописателя Евг. Ива­нова «Меткое московское слово». В частности он свидетельствует: «Один из самых состоятельных людей Москвы коллекционер Бахрушин лю­бил крепко, по-купечески поторговаться» (дальше следует описание этой «процедуры» с характерным набором поведенческих стереотипов) [17,98]. В советское время свободный торг был возможен лишь на колхозном рынке, «черном» рынке, да еще в достаточно ограниченном кругу экономических ситуаций (например, сдача внаем жилых помещений, в частности дач). Ср. новый стереотип, появив­шийся в объявлениях о продаже — торг уместен, торг возможен, напр.:

ВАЗ-2103 1979 года выпуска в нормальном состоянии, капитальный ремонт в 1993 году, продаю за 1500 долл. Торг уместен.; Дом 60 кв. м. Савел. напр., ст. Лобня, продаю, 25 тыс. долл. Торг возможен.

Языковым аналогом происходящих социально- экономических пере­мен является замена монолога (редистрибуция) на диалог (рынок). Этот переход, в частности, наглядно объективируется в актуализации ситуаций и соответствующих им жанров делового общения. На смену монологическим по своей сути ситуациям с иерархически организо­ванной ролевой структурой (совещания, заседания, конференции и др.) пришел в качестве ведущего диалогический жанр — «переговоры». Ср. показательное название статьи, посвященной проблемам управле­ния: «От приказа — к сотрудничеству» (ЭиЖ, № 11, март 1996).

Становление рыночной экономики как субъектно ориентирован­ной означает усиление личностного начала. Тенденция к усилению личностного начала, к диалогизации в настоящее время захватывает всю сферу социального общения и вторгается в язык, определяя изме­нения в современной языковой ситуации в целом и конкретных рече­вых сферах, в том числе в языке экономики.(17,94)

1.3 Формирование экономической терминологии

Языковая ситуация предзастойных 1960-х радикально отличается в исследовательском плане от языковой ситуации наших дней. В последние десятилетия необычайно активизировался процесс пополнения словарного состава русского языка. Среди новых слов преобладают слова финансовой и экономической терминологии: бартер, брокер, дилер, инвестиции, маркетинг, монетаризм, риэлтер, спонсор.

Эта лексика на каждом этапе развития может быть разделена на две группы:

1) единицы кодифицированные, вошедшие в словари

2) слова, употребляемые в текстах (литературных, публицистических, научных, деловых)

Широко употребляемые в рекламе, они проходят этап письменной фиксации и включаются в словари.

Эксперимент, в ходе которого было опрошено 100 респондентов, дававшие толкование экономическим лексемам, было выяснено, что даже наиболее часто встречающие слова не всегда знакомы носителем языка или знакомы приблизительно.

Точно значение слова «маркетинг» - «система производства и сбыта продукции» смогли сформулировать 58 человек. Значение слова «риэлтор»-«фирма или агент, занимающийся сделками с недвижимостью», знакомо 78 опрошенных. По-видимому, мы можем сделать вывод, что приведенные слова могут уже считаться вошедшими в русский литературный язык, поскольку в процессе лингвистического эксперимента выяснилось, что не менее 60% респондентов могут сформулировать их значение.

Изменения в области экономики привели к изменению толкования слов в этой сфере. Очень часто это связано с исчезновением в них определения «капиталистический» или указаний «при капитализме» «в капиталистических странах». Так, в словарной статье, посвящённой слову «банк», опущена часть толкования, связанная с комментарием о роли банков при капитализме и при социализме; в словарной статье к слову «биржа» убрана часть «в капиталистических странах»: более точно сформулировано слово «брокер».

Лексема «маркетинг» толкуется не как « осуществляемая крупными капиталистическими компаниями система мероприятий по изучению рынка», а «комплексный подход к управлению производства и реализацией продукции».

Аналогичные изменения произошли с определением значения слова «менеджмент» «управлением производством, применяемое в США и др. капстранах», а в современном словаре говорится, что «менеджмент - это совокупность современных принципов, методов и форм управления производством и сбыта». Подобным же образом снимается отрицательная коннотация в толковании лексем рента, тейлоризм и др. Можно говорить даже о появлении в толковании ряда подобных лексем положительной коннотации.

В настоящее время насчитывается более 1000 финансово- экономических понятий, которые вошли в обиход в последние годы и были включены в словари.

Современная экономическая терминология с точки зрения источ­ников формирования распадается на целый ряд групп.

Можно выделить значительный пласт лексических единиц, кото­рые представляют собой некоторый постоянный фонд экономической терминологии (независимо от типа экономики). Данные слова выра­жают базовые обще экономические понятия и категории, например: про­изводство, потребление, производственные отношения, производитель­ные силы, капитал, базис, надстройка, спрос, предложение, товар, товарооборот, стоимость, цена, деньги, прибавочный продукт, бюд­жет, национальный доход, экспорт, импорт и др.(17.125)

Часть экономических терминов, нейтральных по своей семанти­ческой структуре, употреблялась в советское время в качестве атрибу­тов или реалий капиталистической экономики: безработица, инфля­ция, индексация, картель, концерн, биржа, банкир и мн. др.

Инфляция (СИнС) Чрезмерное увеличение находящейся в обраще­нии массы бумажных денег по сравнению с реальным предложением товаров; общее длительное повышение цен в капиталистических стра­нах, ведущее к обесценению денег, вызываемое различными причина­ми (ростом военных расходов государства, политикой монополий и т. п.). Инфляция снижает уровень жизни трудящихся, обостряет экономи­ческие и социальные противоречия капиталистического общества.

Банкир (МАС) Крупный акционер или владелец банка в капита­листических странах.

Теперь подобные слова расширили референтную соотнесенность. Они стали «нашими» словами, ср.: Инфляция пока особенно не снижа­ется, делая абсурдным хранение денег в «чулке» (Кур., 19.01.98.).;

Всем тем, кто вот уже который год грозит нам обвальной безработицей во многие миллионы человек, сообщаем, что в России безработных на­считывается (по августовским данным Госкомстата) 1 миллион 581 ты­сяча 100 (Кур., 21.09.98).

Слово «банкир», с появлением коммерческих банков, постепенно при­обретает значение, указанное в словаре (т. е. обозначает собственника денежных средств), но может употребляться для обозначения лиц по профессиональной принадлежности и занимаемой должности — руковдителей банков (ср. устойчивая номинация в средствах массовой ин­формации главы Центробанка — главный банкир страны): (об обмене крупных денежных купюр) Если же за границей наших рублей значительно больше (а наши советские банкиры считают, что меньше), то они в других купюрах, без аналогичного обмена которых страну не спасти (Изв., 13.11.97); Оценивая новый порядок регулирования дея­тельности кредитных организаций банкиры отмечают как поло­жительные, так и отрицательные стороны (ЭиЖ, № 11, март 1996).

Значительный пласт экономической лексики, фиксирующий но­вые явления, представляют собой слова «возвращаемые», слова, ней­трально функционировавшие в русском языке «досоветского» периода по отношению к русским реалиям. Массовым сознанием, вследствие распада связи времен, они могут восприниматься как новые.

Ср., например, терминологические словосочетания, встретившие­ся в книге П. А. Бурышкина «Москва купеческая»(4,89) , которые звучат так современно: акционерные общества, семейные пред­приятия, паевые товарищества, фирма, торговые фирмы, товарный голод, оздоровление рынка, кризис неплатежей, процедура банкрот­ства, биржа, промышленные и биржевые группировки, биржевые сдел­ки, биржевые маклеры и мн. др. Ср. также: Наша фирма была чисто торговой [там же, с. 257]; Уже в то время он [крупнейший русский промышленник С. Г. Лианозов..] имел крупную позицию в русской нефтяной промышленности: он был председателем русско-анг­лийской нефтяной корпорации и единственным, чьи акции котирова­лись на парижской бирже [там же, с. 268].

В книге П. А. Бурышкина можно найти и «портреты» участников рынка — конкретных лиц и типажей определенных профессий, в част­ности биржевого маклера.

Маклер (МАС) Профессиональный посредник при заключении тор­говых и биржевых сделок в капиталистических странах и дореволюци­онной России.

В советское время слово маклер употреблялось по отношению к одной из нелегальных фигур «теневого» рынка — посреднику при про­ведении квартирных обменов. В современном языке биржевых посред­ников обычно называют брокерами. Ср. характерное название одной из газетных статей — Новая профессия брокер (АиФ, 15.05.99).

Такой предстает деятельность Московской биржи и фигура макле­ра в описании П. А. Бурышкина: Всю деятельность Биржевого комите­та можно разделить на три различные категории: во-первых, бирже­вая, в полном смысле слова, деятельность — котировка и сделки через посредство биржевых маклеров; во-вторых, выполнение обязанностей, законом возложенных на биржевые комитеты — надзор за биржевыми артелями и дела о несостоятельности; в-третьих, — общие вопросы хозяйственной жизни и представительство. Первая область деятель­ности, специфически биржевая, выполнялась можно сказать автома­тически. Биржевой комитет выбирал маклеров, заверял мак­лерские книги и вел надзор за тем, что в них записывалось, но провер­ки были редки: знали людей и считали, что это не нужно. Мак­лер — фигура вне времени и пространства. Везде и всегда тип маклера, более или менее, один: приятный собеседник, балагур, хороший за­стольный компаньон, и вообще человек, общение с которым доставля­ет удовольствие. Были в Москве фигуры легендарные. Существо­вали и полуофициальные [маклеры.]., которых звали «зайца­ми» [там же, с. 243—244].

Многие экономические реалии «досоветского» периода возвраща­ются в сегодняшнюю жизнь под новыми именами, ср. напр.: «Кредит­ные союзы — это финансовый институт, находящийся в полной собст­венности вкладчиков. В начале века в России кредитные союзы были широко известны под именем ссудо-сберегательных товариществ» (Изв., 23.11.99).

И, наконец, многочисленную группу, которая на сегодняшний день представляет собой открытый ряд, составляют иноязычные заимство­вания (преимущественно из английского языка, американизмы). Они отражают прежде всего тенденцию к интернационализации экономи­ческой терминологии, что существенно стимулируется наличием пря­мых и непосредственных контактов с иностранными партнерами.(17,126)

Назовем наиболее употребительные слова, которые вышли за границу узкопрофессионального употребления. Они встречаются на страницах газет, журналов, звучат на радио и ТВ, присутствуют в разных видах рекламы: менеджмент, маркетинг, консалтинг, дилинг, инжиниринг, холдинг, лизинг, клиринг, селинг, демпинг, франчайзинг, трансферт, офф-шор, аудит, реституция, дилер, дистрибьютор, риэлтер, спонсор, чартер, фьючерс, лот, дивиденды., эмиссия, ипотека, ноу-хау, тендер, депозитарий и др. Приведем ряд примеров : «Долги, неплатежи, остановки производства, угроза массовой без­работицы, банкротств... Вал этот, кажется захлестывает российскую экономику. А так ли уж неизбежны эти «болезни рыночного роста»? Может, есть какая прививочка? Сделал укол, перетерпел первую боль — и обезопасил себя от печального исхода. Оказывается да, есть. Называ­ется эта вакцина мудреным иностранным словом «менеджмент». Бла­годаря ей «лежачий» завод встает на ноги, получает весомую прибыль, но лишь там, где есть достойные менеджеры.. Такие, что умело капитал запрягают в хомут. Управленческий (Кур., 31.08.99); Если кратко, то аудит представляет собой независимую экспертизу финансовой отчет­ности коммерческих предприятий уполномоченными на то лицами (ау­диторами) с целью подтверждения ее достоверности для государствен­ных налоговых органов и собственников. Кроме того — это оказание практической помощи руководству и экономическим службам пред­приятия в ведении дел и управлении его финансами, постановке бух­галтерского учета, предоставлении различных юридических консуль­таций (ЭиЖ, № 4, январь 1998); Вот и вошло в нашу жизнь не слиш­ком благозвучное слово «реституция». И по ТВ оно звучит, и в печа­ти. Споры идут, дискуссии. «Куранты» опубликовали ряд материалов об этой наисложнейшей проблеме. Проблеме одновременно этической и материальной. Реституция — возврат собственности ее прежним владельцам и их потомкам (Кур., 29.07.99); Вопрос о признании не­действительными договоры кредита суд также рассмотрел без участия стороны по договорам — ИЧП [индивидуальное частное предприятие.]«Маркас». При этом не было учтено, что в силу статьи 48 ГК РСФСР последствием недействительности сделки является двусторон­няя реституция (по недействительной сделке каждая из сторон обяза­на возвратить другой стороне все полученное в сделке (Кур., 21.12.99);

Конкурентоспособность предприятия может быть существенно повышена с помощью «конкурирующего инжиниринга», предполагающего реор­ганизацию процесса разработки новых изделий (Менеджер, 16.03.99);

Важнейшая задача в области структурной политики — довести пакеты акций, которыми владеют холдинги, до контрольных (ЭиЖ,№11,март.1996); (из рекламы) Холдинг-центр. Официальный дилер фирмы «Теfаl»;

Снижение инфляции и оживление производства в ряде отраслей по­буждает банки вновь вернуться к лизингу как к очень эффективной поддержке подопечных предприятий. По сути, это инвестирование в них через различные формы аренды оборудования, станков, механиз­мов, электронной и вычислительной техники, приборов, коммуника­ционных, строительных, транспортных средств и т. д. (Фин. изв., 28.11.95); (реклама) Деньги делают деньги. Валютный Дилинговый Центр Евросервис предлагает круглосуточные операции по купле-про­даже валют на международном рынке Fогех. Обучаем валютных диле­ров (Фин. изв., 28.11.99); Крупные риэлтеры сегодня предпочитают возводить не один дом под конкретного заказчика, а коттеджные по­селки (Фин. изв., 13.10.94); (реклама) Впервые в России компания «Ле Монти» начинает продажу фирменных обувных магазинов «под ключ». Ле Монти Франчайзинг (Фин. изв., 24.11.94); (реклама) Своя фирма за рубежом // Регистрация офшоров / / Готовые компании по льготным расценкам (Фин. изв., 24.11.99); В отличие от защитных мер антидемпинговые пошлины всегда носят адресный характер и приме­няются в отношении конкретного источника демпинга (ЭиЖ, № 11, март 1999); Ни в одном вузе не готовят специалистов по консалтингу компьютерного бизнеса. А ведь развивать консалтинг необходи­мо, если мы не хотим повторения известных «прелестей» первого этапа компьютеризации (ЭиЖ, № 11, март 1996); По определению Вероники Моисеевой, генерального директора агентства «Имиджленд РuЬliс», Россия вступила в эпоху цивилизованного спонсорства [ЭиЖ, № 11, март 1996]; Механизм трансфертов оказался не приспособлен­ным к решению проблем межбюджетных отношений и их оптимиза­ции, поскольку он в значительной мере оторван от финансовых потреб­ностей регионов (Фин. газ., № 12, март 1996).

1.4 Идеологический аспект экономической терминосферы

Экономическая терминология занимает особое место в кругу раз­ных терминосфер (ср., например, научно-техническая терминология, терминология естественных наук). Это объясняется объективными при­чинами. Дело в том, что в редистрибутивной» плановой экономике ак­центы неизбежно смещаются из сферы производства в сферу распреде­ления, из базиса в надстройку. А это означает политизацию, идеологизацию экономических отношений, следствием чего становится идеологизация терминологии плановой экономики (что противоречит самой природе термина).(17,92) Это находило отражение в «двойных толкованиях» части экономических терминов. Такая терминология функционирова­ла в соответствии с оппозициями свой/чужой, хорошо/плохо и была пронизана неприятием «класса эксплуататоров», например:

Прибыль (МАС) // Экон. Доход от предприятий в капиталис­тическом обществе, источником которого является прибавочная стои­мость, представляющий собственность капиталистов. //Экон. Доход от предприятий в социалистическом обществе, источником которого яв­ляется стоимость прибавочного продукта, представляющий обществен­ную собственность и идущий на обеспечение роста производства и жиз­ненного уровня всех членов общества.

Ср. толкование слова бизнес, в котором отражается один из мен­тальных стереотипов административно-командной системы — превос­ходство общегосударственных интересов над личными:

Бизнес (МАС) Разг. Деловое предприятие, ловкая афера и т. п. как источник личного обогащения, наживы.

Идеологизированный характер целого ряда экономических терми­нов отражают многочисленные контексты, например: Мы ведь и сегодня о рыночной экономике понятия не имеем, не существовало такой на памяти нынешних поколений, даже и речи не было, а если и была, то исключительно обличительная (Изв., 9.08.99); Как ни клеймили рыночников и радикалов, а слово «рынок» все-таки сказали (там же);

Немаловажно, как отмечают эксперты, что при этом дается возмож­ность использовать наемный труд, который до сих пор официальная теория связывала с эксплуатацией человека человеком (Ъ, 1—8.04.99);

Когда-то банковская система СССР определялась как «аппарат общест­венного счетоводства» и как единственно правильно организованная противопоставлялась капиталистической, критикуемой за то, что «по­средством банковских кредитов превращает в капитал не только сво­бодные денежные средства промышленных капиталистов, но и мелкие сбережения трудящихся, тем самым расширяя базу капиталистического накопления и содействуя углублению экономических кризисов перепроизводства» (Кур., 16.09.98).

В ряде случаев семантическая структура слова, принадлежность его как к общеупотребительной, так и терминологической сфере были источником уловок, спекулятивных подмен в спорах « экономических оппонентов» (особенно повезло слову рынок): Рынок (МАС) 1. Место розничной торговли съестными припасами и другими товарами под открытым небом или в крытых торговых рядах; базар. 2. Экон. Сфера товарного обращения, товарооборота. Ср.: Слово «рынок» приобрело отрицательный смысл. Это что-то ругательное, то что нам подсунул капитализм. Нечто вроде барахолки в Малаховке (ТВ. Встреча с Н. Шме­левым, 13.06.99).

Ценностные конфликты, порожденные перестройкой, являются одним из самых существенных факторов изменений в семантической структуре целого ряда слов. Лексика экономической сферы нередко фиксировала оценку социальных качеств человека9, напр.:

Предприниматель (МАС) 1. Капиталист — владелец промышлен­ного, торгового и т. п. предприятия. 2. Неодобр. Делец, ловкий органи­затор выгодных предприятий.

Предпринимательство (МАС) Деятельность предпринимателя. // Неодобр. Склонность к устройству выгодных предприятий, к аферам.

Бизнесмен (МАС) Делец, предприниматель.

Закрепленность в языковом сознании прежде всего оценочных зна­чений подобных слов подтверждают многочисленные примеры, ср.:

С легкой руки газеты «Коммерсантъ» нашу партию («Партия сво­бодного труда» — М. К.) стали называть партией предпринимателей. Это, действительно, партия предпринимателей, но не в том узком и негативном смысле слова, к которому нас приучили. Она объединяет не только собственно предпринимателей, но и людей свободных про­фессий — адвокатов, актеров и других (Радио России, 17.04.99); По-видимому, у части милицейского генералитета прочно укоренился сте­реотип советских времен: частник — значит враг. И ничего тут дока­зывать не надо (Кур., 9.09.2000); Смутное время состоит из мути и време­ни. Иногда сквозь рэкетирско-фарцовочную муть прорезается герой вре­мени — бизнесмен страны, в которой три четверти века это слово было ругательным. Возможно, это не лучший человеческий тип — со­ветский бизнесмен (=«теневик). Возможно, что и всякий бизнесмен не идеал. Но сейчас они нравятся больше, чем в подполье. Хотя бы выглядят прилично (Александр Кабаков. Фактор риска// МН, 10.03.98).

Сейчас подобные слова, вслед за реабилитацией понятий (а неред­ко и реальных людей, бывших « экономических преступников» — предпринимателей, так называемых «цеховиков»), постепенно освобожда­ются от отрицательных компонентов.(17,76) В общем употреблении актуали­зируется их чисто номинативное, экономическое значение (ср. также коммерсант, сделка — «договор, контракт, соглашение»; биржевой тер­мин «спекулятивная сделка»).

Вывод

Методологические подходы, сложившиеся в развитии отдельных парадигм, становятся взаимодополняющими областями описания и анализа термина, его роли в жизни общества и отдельной личности.

Итак, анализ основных направлений терминоведения свидетельствует о том, что в целом логика развития терминоведения "повторяет" основные этапы развития лингвистики, что, в свою очередь, подтверждает правомерность выделения нами нового этапа развития терминоведения и определения его как когнитивного терминоведения.

Глава 2. Экономические термины в лексической системе современного русского языка

2.1 Активные процессы в современной экономической лексике.

Лексический фонд языка – составная часть единой языковой системы. Коренные изменения, произошедшие в экономике в XX - начало XXI в. Серьезным образом сказались на словарном составе русского языка. Произошел стремительный рост словаря; ведь для каждого нового понятия нужно новое обозначение, так как в стране произошли большие перемены в экономике. Это не могло не отразиться в лексике. К тому же в ходе языковой эволюции используется и содержательно-смысловой потенциал, заложенный в самом словарном составе: изменение значений слов, переосмысление, наращение новой семантики, стилистические переоценки слов – все это, наряду с рождением новых слов, значительно расширяет и обогащает словарь языка, усиливает его потенциал. Появление новых слов и словосочетаний, в которых находят отражение явления и события современной действительности …

Итак, из употребления уходят целые пласты лексики, обозначающие экономические отношения при социализме: колхоз, совхоз, кооперация труда, соцсоревнование, сверхплановый. Возвращаются к активной жизни слова, бывшие в глубинных запасниках языка, которые получили переоценку: капитализм, предприниматель, бизнес, фирма, коммерсант, торги, коммивояжер – раньше воспринимавшиеся в советском обществе со знаком минус, теперь же они получили прямо противоположную оценку.

Но в связи с идейной и материальной дифференциальной общества одни и те же слова приобретают для разных групп людей разные оценочные коннотации. Здесь действуют глубинные процессы в обществе – социальное расслоение общества по имущественному принципу. Для новых русских эти слова ( бизнес, предприниматель и др.) звучат безусловно положительно, это неотъемлемая часть их имиджа. Для тех, кто в результате новых экономических преобразований пострадал и попросту обнищал, слова эти воспринимаются резко отрицательно. Это те слои населения, которые утратили свою социальную защищенность. Например, рыночники любят приватизацию, а в народе дают ей оценку соответствующей перефразировкой – прихватизация, нью-воришки (загл. РГ,14.08.2001). Создается новая фразеология: новые русские, шоковая терапия, теневая экономика, отмывание денег, потребительская корзина, размер минимальной зарплаты. Новым в таких клише является именно сочетание слов, а не слова как таковые. Каждое время имеет некоторый набор слов, которые, в силу сложившихся обстоятельств, становятся модными, широко и разнообразно употребляемыми. Это своеобразные «знаковые» слова эпохи. Большую роль в их распространении играют СМИ, создавая речевую среду, в которой задаются эталоны нормы.

Слово «обвал» (с прямым значением «оползень») приобрело переносное значение и стало употребляться при обозначении экономических явлений: обвальная приватизация, обвальная фермеризация, обвальное падение рубля …

Лексические процессы, как правило, сопровождаются трансформацией в семантике слова, его сочетаемости, а также в его стилистической переориентации. Наряду с этим известны благодаря своей широкой употребительности и заново созданные слова: комки (комиссионные палатки), наезд (рэкет), в улет («моментально» - товар уходит в улет).

2.2Семантические процессы в лексике.

Семантические преобразования в лексике, наряду с номинацией новых реалий, способствует расширению и обогащению словарного состава. Приобретение словом нового значения может привести к рождению нового слова, усилив тем самым языковую омонимию. Среди семантических процессов выделяются три основных: расширение значения, сужение значения и переосмысление. Показательные изменения произошли со многими давно известными языку словами. Например, слово «рынок» явно расширило свое значение или сочетаемость. Мы привыкли связывать понятие «рынок» с реалиями советской жизни – колхозным, совхозным хозяйством. Сегодня появились: оптовый рынок, вещевой, муниципальный.

Расширило сферу своего употребления и слово «дом». До недавнего времени мы знали формулы «дом + род. п.» - Дом обуви, Дом ткачей – т. е. специализированные магазины. Сегодня появились названия торговых и коммерческих фирм: Торговый Дом ГУМ, Страховой Дом, Торговый Дом «Библио-Глобус».

Экономические процессы последних лет обусловили многие языковые преобразования. Активнее всего новые формы общественных отношений проявились в разнообразных семантических изменениях.

Слово «застой» как термин, обозначающий «время замедленного развития экономики», также оторвалось от своего первичного употребления (застой в крови, застойные явления в легких) и переместилось в сферу экономической жизни.

К семантическим процессам в лексике относится и процесс деполитизации и деидеологизации некоторых групп слов. Происходит освобождение семантики слов от политической и идеологической коннотации слова: бизнес, коммерсант, предприниматель, частник утратил идеологические приращения негативного плана. Они обычно снабжались ранее комментарием, относящим данные понятия к жизни капиталистического общества.

Ныне нейтральное слово, отражающее современную реальность, предприниматель в ранних изданиях Словаря С. И.Ожегова, Н. Ю. Шведовой (в частности в 1975г.) определялось так: 1) капиталист, владеющий предприятием;

2) предприимчивый человек, делец.

А делец в свою очередь получал дефиницию: человек, который ловко ведет свои дела, не стесняясь в средствах для достижения своекорыстных целей. Вот выписки из последнего здания словаря С. И.Ожегова, Н. Ю.Шведовой (1998г.): предприниматель:

1) владелец предприятия, фирмы, а также вообще деятель в экономической, финансовой среде

2) предприимчивый и практичный человек.

А вот значение слова делец в ново формулировке – человек, который успешно (иногда не стесняясь в средствах) ведет дела (биржевые дельцы, темные дельцы). Как видим, слово «делец», сохранившее негативную оценку, правда, несколько смягченную, заменено на нейтральное. Среди семантических процессов в лексике особо стоит вопрос об изменении значений; переосмыслении слов.

Изменения в значении слов происходит в речи, которая основывается на отборе и сочетании языковых единиц. Отбор определяется парадигматическими отношениями данных языковых единиц, сочетании их – синтагматическими отношениями.

Дифференциация значений внутри синонимических рядов слов, вызванная определенным давлением одних из членов этих рядов на другие, наглядна в случае заимствований, когда между синонимическими единицами происходит своеобразная «перераспределение смыла», вызванное появлением новых синонимов:

¨  девальвация – обесценивание

¨  оферент – предлагатель

¨  гарант – поручитель

¨  инвестор – вкладчик

¨  контракт – договор – соглашение.

Другой процесс, связанный с речевым общением, с сочетанием слов находит выражение в тексте. В устойчивых контекстах иногда формируется новое значение слова, которое затем как бы вычленяется из словосочетания и закрепляется за словом как таковым.

Таким образом, постоянная или частое употребление слова в определенных сочетаниях, в определенных речевых контекстах может отразиться в на его значении:

¨  банк – ипотека

¨  банк – дилер

¨  банк – эмитент

¨  банк – гарант

¨  банк – акцептант (банк, принявший на себя обязательство уплатить по представленному векселю, счету);

¨  бизнес – трест

¨  бизнес – центр

¨  бизнес – шоу

¨  бизнес – клуб

Здесь слово «бизнес» приобретает черты аналитического прилагательного.

2.3 Иноязычное заимствование в экономической лексике.

Одним из наиболее живых и социально значимых процессов, происходящих в современном русском языке – процесс активизации употребления иноязычных слов. Надо говорить об активизации употребления этих слов, а не только о новых заимствованиях, поскольку наряду с появлением неологизмов наблюдается расширение сфер использования экономической терминологии.

По мнению Крысина Л. П., условиями заимствования считается двуязычие, т. е. результат территориального контакта двух народов. Сюда относится также такие виды речевой деятельности, как чтение, перевод, комментирование иностранной прессы, участие в международных конференциях, конгрессах. Другим условием заимствования может служить то, что в обществе возникает предрасположенность к принятию новой иноязычной лексики.

Распад Советского Союза общение с западным миром предопределило заимствование многочисленных финансовых и коммерческих терминов: бартер, ваучер, дилер, дистрибьютор, инвестор, клиринг, лизинг, фьючерсные кредиты. Это заимствование произошло благодаря ориентации на западную экономическую и банковскую систему и приобщению русских финансистов к интернациональной терминологии. А ввиду острой общественной актуальности обозначаемых этими терминами явлений и сами термины выходят за пределы профессионального словоупотребления и широко используются в печати, на радио и телевидении.

Так появившееся в середине 80-х годов слово «спонсор» влилось в ряд по происхождению наименований, имеющих сходное значение:

меценат – импресарио – антрепренер – продюсер.

Спонсором первоначально обозначали лицо или организацию, которые оказывают финансовую поддержку творческой деятельности артистов, музыкантов, художников, затем объект спонсорской деятельности стал пониматься более широко, но компонент «оказывает финансовую поддержку» сохранился.

Однако на этой волне удовлетворения потребностей языка всплыло много словесного хлама, засоряющего язык. Иностранное слово стало не только не обходимым, но и престижным. В таком случае мера и избирательность в применении иноязычной лексики начинает утрачиваться. Побеждает общий настрой, мода. Вот некоторые лексические параллели, свидетельствующие об отсутствии необходимости в заимствовании, поскольку существуют лексические эквиваленты:

конверсия – преобразование,

стагнация – застой,

консенсус - согласие,

реклама (фр.) – паблисити.

О чрезмерной тяге к «чужому» слову свидетельствует современная тенденция к использованию вместо русского слова иноязычного.

Обычный магазин сменили названия супермаркет, мини-маркет, активно представлено и название бутик (фр. – торговая лавочка), которое в русском употреблении «повысилось в ранге» - это обозначение модного, элитного салона – магазина, где предлагаются дорогие товары.

При более дифференцированном подходе к определению причин заимствования выделяют обычно следующее:

Потребность в наименовании новых явлений, понятий: инфляция, бизнес, приватизация.

Необходимость в специализации понятий: маркетинг (рынок), менеджмент (управление), аудит (ревизия), лизинг (арендная сдача с выкупом по мере дохода).

Специализация наименований может быть дифференцированной. Например: спонсор – лицо, оказывающее финансовую поддержку, импресарио – предприниматель, устроитель зрелищ; антрепренер – частный театральный предприниматель; промоутер – тот, кто способствует продвижению на рынке, покровитель.

Наличие в международном употреблении сложившихся систем экономических терминов на базе английского языка: лэй-эвэй (практика продажи, основанная на предварительной выплате всей цены), лэндинг (плата за разгрузку товара), релл-овер (возобновление).

Стремление к модному, более современному слову. На общем фоне широкого заимствования «заморское слово» оказывается престижным, звучащим красиво. В таком случае и само понимание слова оказывается приподнятым. Например: офис (контора), аудитор (ревизор), франчайза (предприниматель).

Иноязычная лексика проникает во все сферы жизни современного российского общества, входит в повседневный быт, заменяет русские привычные слова, включает в себя наименования, обозначающие понятия, прежде считавшиеся принадлежностью капиталистического мира.

Эти слова вошли в жизнь россиян вместе с понятием, которые они обозначают. Теперь это и наша жизнь: бизнес, фирма, коррупция, холдинг, мониторинг.

Свидетельство тому, что слова прочно вошли в русский обиход – их метафоризация и способность подчиняться русской грамматике.

Иноязычное слово не только грамматически вживается в русское словесное окружение, но и подчас приспосабливается к русскому словоупотреблению. Так слово «ферма» уже давно приобрело одно из новых значений – «частное хозяйство или сельскохозяйственное предприятие на собственном или арендуемом земельном участке. Отсюда фермер – «владелец такого предприятия». Но в современном русском языковом сознании фермер – это житель деревни, часто ново – приезжий, финансово самостоятельный.

Приведенные примеры могут создать впечатление перенасыщенности современной русской речи иноязычными словами. На первый взгляд это так, на самом деле здесь надо говорить об известной распределенности иноязычных слов. В наибольшей степени экономическими терминами насыщены газетные и журнальные тексты, касающиеся экономики.

В процессе распространения новых заимствований заслуга принадлежит политическим деятелям, экономистам, журналистам. А в иерархии сфер, проводящих в язык новые заимствования выходит пресса, радио, телевидение.

Вывод

Представленные здесь процессы в современной лексике иллюстрируют активную социальных факторов в экономической терминологии – и в области семантики и в стилистических сдвигах, и в активизации иноязычных заимствований. Современная лексика отражает время становления новой экономики. Языковая динамика представлена новыми словами:

конверсия,

бизнес,

холдинг,

маркетинг;

возвращением старых слов в актив:

приватизация,

коммерция;

актуализация слов:

прибыль, депозит, наличные.

Уход слов в пассив языка: сверхплановый, соцсоревнования.

Все это дает ощущения движения в лексическом составе языка.

Глава 3. Активные процессы в словообразовании экономической лексики.

3.1 Особенности словообразования экономической терминологии.

Словообразование в высшей степени подвижно, в его системе заложены большие потенции, реализация которых практически не ограничена. Словообразование тесно связано с фонологией, морфологией, синтаксисом.

Язык экономики, как и язык любой другой терминологической сферы, не располагает какими-то особыми приемами образования терминов. Используются способы словообразования, характерные для всего литературного языка.

Способы словообразования, типы и формальные словообразовательные средства (суффиксы) черпаются в самой словообразовательной системе, собственно новыми оказываются только номинации, единицы наименования.

В этих процессах активно обнаруживается связь лексического уровня языка и грамматического, словообразовательного. Можно наблюдать расширение словообразовательных моделей, произведенных от слов в новых значениях. Если взять хотя бы слово «челнок», то получим следующую картину: челнок в значении «деталь ткацкого станка» дает только одно звено в словообразовательной цепочке – челночный; новое значение слова «челнок» (перекупщик) в современном просторечии значительно увеличивает цепочку, расширяя словообразовательные возможности данной мотивирующей основы: челночник, челночница, челночиха, сочелночники, почелночить, да и сочетательные возможности прилагательного «челночный» тоже расширяются:

челночный бизнес,

челночный маршрут,

челночная операция,

челночные перевозки,

Слово «банк» породило целую словообразовательную парадигму:

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле. банкир

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле. банкомат

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Банк банкноты

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле. банк - ипотека

банковать

В качестве словообразовательного новшества можно признать и повышение продуктивности тех или иных словообразовательных моделей, что, безусловно, вызвано причинами социального плана.

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Экономические термины в лексической системе современного русского языка". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 505

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>