Дипломная работа на тему "Анализ и сравнение лексико-семантических полей "Свобода" и "Freedom" в английском и русском языках"

ГлавнаяИностранный язык → Анализ и сравнение лексико-семантических полей "Свобода" и "Freedom" в английском и русском языках




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Анализ и сравнение лексико-семантических полей "Свобода" и "Freedom" в английском и русском языках":


Содержание

Введение

Глава I. Системный аспект языка

1.1.  Понятие системы и структуры. Системные свойства элементов

1.2.  Основания для группировки лексики. Типы связей между лексическими единицами

1.3.  Принципы построения лексико-семантического поля

1.4.  Метод семантических полей в когнитивной лингвистике

Выводы по главе I

Глава II. Сравнительный анализ лексико-семантических полей «свобода» и «freedom» в рус ском и английском языках

2.1. Построение и анализ лексико-семантического поля «Свобода»

2.2. Построение и анализ лексико-семантического поля «Freedom»

2.3. Сравнение лексико-семантических полей «Свобода» и «Freedom»

Вывод по главе II

Заключение

Литература

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов на заказ в Челябинске и в других городах России.

Приложение

Введение

лексический семантический когнитивная лингвистика

Целью данной работы является анализ и сравнение лексико-семантических полей «Свобода» и «Freedom» в английском и русском языках.

Задачи:

―  проанализировать данные теоретических исследований, посвященных семантическим группировкам в рамках классической и когнитивной лингвистики;

―  отобрать единицы, принадлежащие лексико-семантическим полям «Свобода» и «Freedom» в английском и русском языках;

―  произвести компонентный анализ единиц лексико-семантических полей;

―  на основе анализа сравнить лексико-семантические поля;

―  проследить, каким образом явления культуры и истории запечатлены в английском и русском языках;

―  найти культурные и социальные различия явления свободы в рус ском и английском языках, которые отражены в соответствующих лексико-семантических полях.

В данной работе были использованы следующие методы: описательный метод, метод сплошной выборки, метод оппозиций, метод статистического анализа, метод концептуального анализа, а именно, метод семантических полей.

Исследование проводилось в рамках когнитивной лингвистики. Ее основным отличием от классической лингвистики является определенный ракурс рассмотрения самого объекта исследования, т. е. языка. В когнитивной лингвистике язык рассматривается с точки зрения его когнитивной функции, т. е. как средство организации, обработки и передачи информации, а это значит как когнитивная способность человека. Учет этого позволяет указать основную цель данной науки, а именно, необходимость изучения когнитивных и языковых структур во взаимосвязи. Кроме того, когнитивная лингвистика исходит из положения о том, что информация в языке храниться в виде упорядоченной системы, и что язык предоставляет единственно надежный доступ к сознанию человека.

Таким образом, изучение различных языков в сравнительном аспекте позволяет сделать выводы о различии или сходстве картины мира, запечатленной в языках, а, следовательно, и сознании разных народов.

Построение и сравнение лексико-семантических полей различных языков является одним из методов концептуального анализа, используемого в когнитивной лингвистике. Он позволяет определить различия определенных элементов картины мира, запечатленных в анализируемом концепте.

Глава . Язык как система

1.1 Понятие системы и структуры. Системные свойства элементов

Современная лингвистика исходит из положения о том, что язык представляет собой определенным образом организованную систему, т. е. такое органическое целое элементы которого закономерно связанны друг с другом и находятся в определенных отношениях. (32, с. 60)

Об упорядочивании языковых образов, как формальных, так и содержательных говорили многие лингвисты. Об «организме» языка писал Гумбольдт, но строгое определение языка, как особого аспекта языковой деятельности, имеющего системную организацию, было дано только в книге Соссюра «Труды по языкознанию». (Цит. по: 37, с. 76)

Каждая единица системы языка теперь осмысливается не только сама по себе, но и в отношении к более крупным единицам, в состав которых она входит, и к более мелким, которые входят в ее собственный состав. Система языка включает в себя подсистемы, то есть выступает, как система систем. В языковой деятельности, в процессе функционирования раскрываются внешние связи системы языка, без знания которых ее понимание не может быть полным.

Для изучения и понимания системы языка необходимо выделить элементы самой системы и подсистем, а также определить те отношения, которые связывают между собой элементы и превращают отдельные сущности в целостную систему. Комплекс отношений, связывающий элементы в системе получил название структуры языка. Соотношение элементов системы и структуры имеет разное осмысление.

Идеалистическое толкование состоит в абсолютизации структуры, которой предписывается роль первичного, исходного феномена создающего систему. Элементам - в лучшем случае - отводится вторичная роль, а в ряде концепций элементы рассматриваются, как несущественные, безразличные для структуры составляющие. Эту концепцию полностью разделял создатель глоссематики Ельмслев, который посвятил свои труды исключительно изучению структурных отношений в системе языка при полном безразличии к ее элементам. (20, с. 236)

Практическое выявление системных характеристик языка было всегда присуще работам советских и русских языковедов. Наиболее распространенное понимание терминов система и структура в настоящий момент отражено в формулировке Мельникова: система это любое сложное единство, в котором могут быть выделены составные части – элементы, а также схема связей между элементами – структура. Структура, таким образом, входит в систему, как компонент. (31, с. 76)

Сложным является вопрос об элементе системы языка. Предметом изучения лингвистов являются множество разнообразных единиц языка: звуки, слоги, интонемы, фонемы, словоформ, морфемы, слова и фразеологизмы, словосочетания и предложения и другие.

Коммуникативная природа языка уже предполагает, что элемент его системы должен быть коммуникативным, т. е должен нести какой-то самостоятельный отрезок информации. Такой единицей по общему признанию является слово. Из слов как элементов создается вся система языка, но в то же время отдельные слова могут быть сами рассмотрены как системы семантических компонентов и фонем, а соединения слов, их блоки разной структуры могут быть элементами других подсистем языка, например синтаксической.

Слово в то же время отвечает и всем требованиям знаковой ситуации, в то время как прочие единицы отвечают лишь отдельным ее сторонам. Это также поддерживает понимание слова как элемента системы языка, в то время как другие единицы являются элементами ее отдельных подсистем.

Ельмслев взаимную зависимость элементов, одностороннюю зависимость (детерминацию), равноправные отношения элементов и некоторые другие называет наиболее общими структурными отношениями, отношения между двумя элементами системы или подсистемы языка – оппозицией. Образуются группы классы элементов, складывающиеся, в конечном счете, в систему языка. (20, с. 240)

Особенностью системы языка является неодинаковая разработанность ее звеньев. Например, названия родственников представляют собой большую и хорошо структурированную группировку в лексической системе языка, в то время как названия средств и орудий художественного творчества (кисть, перо, краски) немногочисленны и в тесные структурные связи не вступают. В системе получаются, так называемые пустые клетки и слабые звенья, которые наиболее подвержены изменениям.

Советские ученые отметили, что отношения не изменяют субъект отношений, но они обуславливают его свойства и функции. Диалектика системы и элемента была хорошо раскрыта советским лингвистом-теоретиком В. М. Солнцевым. Он разграничил следующие свойства элементов:

1.  системообразующие, присущие элементу как таковому, независимо от данной системы;

2.  системоприобретенные, которые элемент приобретает в данной системе;

3.  системонейтральные, которые в данной системе не существенны, но могут оказаться существенны в другой системе. (46, с. 154)

Например, принадлежность слова к той или иной части речи – системообразующие свойство при определении системы частей речи в данном языке. Функция подлежащего или дополнения в предложении у конкретного существительного – системоприобретенные свойство, которое определяется положением существительного в структурной схеме предложения. Звукоряд конкретной лексемы может быть системонейтральным в обиходной речи и системообразующим в организации звукописи в художественном тексте. (37, с. 77)

Система языка заложена в мозгу человека и прямому наблюдению недоступна, чтобы лучше представить ее устройств, ученые строят ее модели в виде схем, чертежей, графиков и т. д. обычно моделируются участки системы языка или ее подсистем, но делаются попытки представить модели всей системы языка, как целого. Наиболее распространены в настоящее время уровневая и полевая модели языка.

Уровневая модель построена под влиянием естественных наук, в которых уровнями называются системы, находящиеся в отношениях иерархии, так что элементы более высокого уровня, складываются из элементов более низкого. Одну из первых уровневых моделей построил французский ученый Бенвенист. Он выделял уровень дифференциальных признаков фонемы (меризматический), фонологический, морфологический, знаковый (лексический) и синтаксический уровни. (3, с. 249)

В уровневой модели американских лингвистов С. Лемба, Д Локвуда и других различаются четыре уровня (стратума): фонемный, морфемный, лексемный и семемный, каждый стратум имеет свою единицу: фонон, морфон, лексон, семон. В описании эти элементы выступают как инварианты, в речи они реализуются в виде вариантов: фонов, морфов, лексов и сем. Все уровни системы языка построены изоморфно, т. е. имеют одинаковое внутреннее строение, например, на каждом уровне есть свои варианты и инварианты. (Цит. по 37, с. 83) В ходе обсуждения уровневого устройства языка предлагались весьма разнообразные изображения этой модели. Советские ученые, например, оспаривали идею изоморфизма ровней, предлагали разные решения относительно их состава и количества. Одной из наиболее развернутых и богатых уровневых моделей языка принадлежит И. П. Распопову. Основными уровнями языка в этой модели признаются фонологический (единица – фонема), морфологический (единица – морфема), лексический (единица – слово) и коммуникативно-синтаксический (единица – предложение). (38, с. 32)

Существующие уровневые модели языка не охватывают всех единиц языка. Например, в модели Распопова не отражены интонемы, фразеологизмы, сложные предложения, эти модели и не рассчитаны на отражение значений разных единиц. Они дают лишь самую общую разбивку системы языка на отдельные блоки, собственная системность которых еще остается проблематичной. Вместе с тем уровневая модель языка имеет широкое хождение. Эта модель находит применение при определении наиболее общих оснований анализа и описании системы языка. Выясняя сильные и слабые стороны уровневой модели языка, В. Г. Адмони отмечал, что в языке есть сферы, которые как бы прорезают уровни, то есть включают средства разных уровней и образуют полевые структуры. Например, модальные значения могут быть выражены средствами синтаксиса, предикативными единицами, средствами морфологии (формы наклонений глагола) и средствами лексики, модальными словами. Если фонетика, морфология и синтаксис могут соотноситься по признаку «ниже – выше», то словообразование, порядок слов, лексика соотносятся с вышеперечисленным гораздо сложнее. (1, с. 102)

Изучение глубокого взаимодействия средств разных уровней на примере аспектуальности и темпоральности привело советского грамматиста А. В. Бондарко к построению модели функционально-семантического поля, куда входят и лексические, и грамматические средства языка, имеющие общие семантические функции. Поле имеет центр – группу форм, наиболее четко и однозначно выражающих значение данного поля. Вокруг центра, постепенно удаляясь от него, располагаются периферийные формы, через периферию каждое поле вступает, путем пересечений и постепенных переходов в пределы других полей, так что, в конечном счете, все поля образуют одну непрерывную структуру системы языка. (6, с. 82 - 85)

Понятия парадигматические и синтагматические отношения и собственно понятия парадигматики и синтагматики связаны с именем Ф. де Соссюра, который сформулировал два основных вида отношений, существующих между элементами языка. Отношения элементов в линейной последовательности Соссюр назвал синтагматическими, отношения, существующие между элементами, как членами различных классов, - ассоциативными. (Цит. по 46, с.67)

Анализ системы языка в современных лингвистических работах, ведется в терминах этих отношений либо с учетом их. Понятия парадигматических отношения связывают обычно с характеристикой собственно языка, а понятие синтагматических отношений – речи. Между тем оба эти виды отношений присущи элементам языка, и, следовательно, характеризуют язык в целом, правда, эти два вида отношений характеризуют язык в разных аспектах: язык как средство – вне функционирования – характеризуется, прежде всего, ассоциативными, т. е. парадигматическими отношениями между элементами. При таком взгляде на язык синтагматические отношения выступают в качестве нереализованной способности элементов сочетаться между собой в линейных последовательностях. Язык как функционирующее средство – в форме речи – переводит присущую элементам способность к линейной сочетаемости в актуальные синтагматические отношения. При этом элементы языка несут в себе потенциальную способность образовывать классы или парадигмы.

Парадигматические отношения можно назвать внутриклассовыми отношениями, т. е. отношениями между элементами, составляющими один класс. Синтагматические отношения как отношения элементов в речевых произведениях могу существовать между элементами одного и того же класса и между элементами разных классов.

Оба эти вида отношений, будучи противопоставлены, в то же время предполагают и обуславливают друг друга. (46, с. 68-69)

Благодаря тому, что каждый элемент лексической системы входит одновременно в оба вида отношений, он закрепляется в системе, характеризуясь определенной сочетаемостью с другими единицами (дистрибуцией) и значимостью (местом в парадигме семантически однородных единиц). Термин парадигматические отношения происходит от древнегреческого существительного «парадигма» со значением «пример, образец». Парадигмой называют группу элементов, имеющих определенное общее свойство, но различающихся по какому либо признаку. Семантическое сравнение всегда предполагает хоть какое-то сходство, или, по-другому, основание для сравнения. Чем больше основание для сравнения, тем легче его производить. Таким образом, парадигма – это группа однородных элементов, имеющих определенные различия между собой. (27, с. 169). Итак, слова, образующие парадигму, объединяются на основе интегрального признака – архисемы и противопоставляются по дифференциальным семам, входят в лексической системе в устойчивые соотносительные синтагматические связи с другими классами слов; при этом соответственно обнаруживаются зоны как совпадающей (общей), так и несовпадающей (специфической) сочетаемости. Синтагматические и парадигматические свойства лексических единиц оказываются соотнесенными: чем «ближе» друг к другу расположены лексические единицы по своему смысловому содержанию в парадигме, тем больше сходства в их употреблении, и наоборот. Поэтому при изучении значения, которое не дано нам непосредственно, а должно моделироваться, исключительно большое значение имеет учет характера употребления лексической единицы, ее связей и отношений с другими словами в тексте.

Определить место языковой единицы в лексической системе – значит выявить ее синтагматические и парадигматические свойства в их взаимосвязи. (43, с. 190-192)

Парадигматические и синтагматические отношения являются основными, наиболее существенными различительными признаками системности современной лексики. Синтагматические отношения, как и парадигматические, обусловлены самой системой языков целом, но по сравнению с первыми значительно больше зависят от контекста, т. е. проявляются наиболее ярко в процессе реализации тех или иных значений слова в определенных лексических сочетаниях. Лексическая сочетаемость слова не редко влияет на развитие у него нового значения, сначала лишь в пределах определенного контекстуального сочетания, затем – внутрисловной парадигмы, когда расширяется семантическая структура слова, далее в пределах лексико-семантической системы, и наконец становиться фактом языка. (45, с.14)

В. М. Солнцев выделяет также иерархические отношения. Эти отношения, по его мнению, характеризуют отношения между элементами языка по степени их сложности. Эти отношения лежат вне плоскости синтагматических и парадигматических отношений. Однако при их характеристике приходиться пользоваться понятием парадигматических и синтагматических отношений, в силу их противопоставленности иерархическим. (46, с. 69)

Однако, общепринятыми являются синтагматические и парадигматические отношения меду лексическими единицами.

1.2.  Основания для группировки лексики. Типы связей между лексическими единицами

В отличие от других систем лексика тесно связана с внешними, экстралингвистическими факторами. Она непосредственно отражает изменения, происходящие в окружающей действительности. (32, с 61)

Социальность языка и его системность неразрывно связаны. Вместе с тем они обуславливают наличие в самом языке двух аспектов, а в науке о нем – двух возможных направлений: внешнего, социолингвистического и внутреннего, системно-структурного.

Социолингвистическая систематизация словарного состава языка может проводиться с нескольких точек зрения. Во-первых, лексику можно рассматривать с точки зрения происхождения слов, т. е. выделить в ней лексику исконную и заимствованную. Во-вторых, словарный состав языка неоднороден с точки зрения степени и сферы употребления слова может быть систематизирован в этом плане, с учетом таких характеристик слов, которые являются внешними. В этом плане можно разграничить лексику, активно употребляемую, и лексику, ограниченную в употреблении (например, архаизмы или неологизмы). Далее, лексика может быть систематизирована с точки зрения сфер ее употребления. Имеется в виду разграничение лексики: общеупотребительной и специальной, нейтральной и стилистически маркированной.

Системно-семасиологический подход связан с характеристикой внутренней семантической структуры словарного состава языка, с рассмотрением лексики как системы. (30, с.16-18)

В понятие системности лексики включены два взаимообусловленных, характерных признака этого уровня: во-первых, лексическая система как набор словарных единиц (слов и оборотов, являющихся назывными средствами) во-вторых, лексическая система, как форма организации этих единиц и способы их взаимодействия. Словарный состав языка последовательно описан в различных лингвистических словарях. В них раскрыты системные свойства слова, но нередко, в относительно ограниченных семантических пределах одной единицы. Однако, как отметил еще М. М. Покровский в работе «Семасиологические исследования в области древних языков», «слова и их значения живут не отдельной друг от друга жизнью, но соединяются… в различные группы, причем для основания группировки служит сходство или прямая противоположность по основному значению». (Цит. по: 49, с. 342)

Группы, в которые по семантическим признакам объединяются слова, могут быть выделены на разной основе. Так основанием для объединения могут служить нелингвистические характеристики. Примером является деление лексики на тематические группы. Следует заметить, что на предопределенность системных семантических связей слов неязыковыми факторами (связь самих предметов, явлений объективного мира) как на ведущий признак системности указывают некоторые исследователи, например, В. И. Кодухов. (24, с. 151)

В основу могут быть положены собственно лингвистические свойства слов. Например, традиционное распределение слов по частям речи основано на сходстве лексико-семантических и формально-грамматических признаков.

Однако в любом случае для объединения слов важнейшим критерием служит наличие (или отсутствие) как сходных, так и различительных признаков в их семантической структуре. (49, с. 11-12)

Как уже говорилось, единицы языка связаны между собой и зависят друг от друга. Они образуют систему – множество элементов, находящихся в определенном отношении друг с другом. В лексической системе языка такими элементами являются простейшие единицы – «слова-понятия», как их называл Л. В. Щерба (53, с. 291), т. е. слова, взятые в одном из их значений или, другими словами, один лексико-семантический вариант слова, или однозначные слова. Из таких простейших «клеточек», отражающих соответствующие сегменты действительности, складывается система языка (41, с.166)

Элементы лексической системы тесно взаимодействуют друг с другом, их связывают определенные отношения.

Накопленный в области изучения лексико-семантических систем различных языков материал показывает, что лингвисты чаще концентрируют свое внимание на единицах описания – элементах, и не всегда детально рассматривают отношения, в которые вступают или могут вступать разные элементы. По справедливому замечанию А. Н. Уемова, если даны одни элементы, то вещь тем самым еще не дана, так как из одних и тех же элементов могут быть составлены различные вещи. (Цит. по: 34, с. 35) Нередки случаи, когда отношения оказываются, чуть ли не важнее самих элементов (брат друга – друг брата). Кроме того, ограниченный набор отношений (притом, что связываемое ими число единиц практически безгранично) делает описание любого сложного объекта более экономным, а результаты исследования языковых ярусов сопоставимыми, так как помогают строить описание не перечислением, а построением лексико-семантических или иных систем. Важно подчеркнуть, что изучение отношений тем плодотворней, чем полнее учитываются многочисленные вхождения одного элемента в разные подклассы, иными словами, причастность элемента ко многим отношениям.

Язык не только существует как система, но и развивается как система. Изменения, касающиеся отдельных элементов, бывают и несистемными; язык остается системой благодаря стабильности отношений, которые вообще изменяются намного медленнее, чем элементы, Лексика – это открытый класс, если говорить об элементах, но закрытый, если говорить об отношениях.

Отношения элементов внутри группировки могут быть сведены к достаточно ограниченному числу типов. По мнению И. А. Стернина, существуют три основных типа связи, они основаны на идентичности, близости и контрастности содержания сем. На идентичности сем основано несколько видов связей, обозначаемых им общим термином «вхождение». Этот тип включает следующие конкретные разновидности:

1. гиперо - гипонимическая (родовидовая, соподчинительная) связь. Данный вид связи предполагает, что обе единицы имеют одинаковые семы; но кроме них видовая единица включает одну или несколько конкретных сем. (действовать – трудиться)

2. пересечение. Этот вид предполагает, что единицы имеют общие и различные семы. (Забыться – прикорнуть)

3. синонимическая связь – предполагает пересечение и гиперо-гипонимическую связь между единицами, принадлежащих к одному или соседним уровням иерархии. (работать – трудиться)

4. градуальная связь – предполагает, что синонимические единицы называют разные степени обозначаемого понятия и различаются семами типе «очень», «максимально» и т. д. (устать - измориться)

5. партитивная связь предполагает, что единицы называют понятия в целом и его части. (дышать – вдыхать – выдыхать)

Вхождение – это обязательный вид связи для элементов лексико-семантической системы. Это означает, что каждый элемент имеет одну или более связей, основанных на идентичности содержания сем. Лексическая единица входит в группировку, имея хотя бы одну идентичную сему с остальными элементами группировки. (34, с. 33-40)

На близости содержания сем основаны типы связи, объединяемых общим терминов «схождение». Близкими по содержанию представляются семы, одна из которых входит в другую; нередко описание первой семы может быть использовано при описании второй.

Схождение включает следующие конкретные виды:

1.  фазовая связь указывает на начальную или конечную стадию действия (приняться – остановиться)

2.  тяготение, выявляется через семы, которые указывают на состояние или действие, следующее за данным. (Возможность смерти – быть смертельно больным)

3.  реминисцентная связь – выявляется через семы, которые указывают на состояние или действие, предшествовавшее данному. (умереть – ожить)

4.  темпоральная связь – выявляется через семы, указывающие на временную соотнесенность состояния (в древности – быть распятым)

5.  локальная связь - выявляется через семы, указывающие на локальную характеристику. (Через нос - сопеть)

6.  инструментальная связь – выявляется через семы, указывающие на предмет или вещество, посредством которого вызвано состояние (пистолет – застрелиться) (13, с. 82)

На контрастности содержания сем основаны связи, называемые термином «расхождение». Расхождение включает следующие конкретные разновидности:

1.  антонимическая связь предполагает полярность обозначаемых понятий. (Спать – бодрствовать)

2.  несовместимость выявляется через семы, указывающие на отсутствие у единицы какой-либо характеристики. (Без знания дела – халтурить)

3.  противодействие выявляется через семы, указывающие на противодействие (сопротивляться – держаться) (16, с. 57-61)

Связи, обозначаемые общими семами «схождение» и «расхождение», факультативны для лексических единиц – элементов лексико-семантической системы. (34, с. 33-40)

Данные отношения единиц, лежащие в основе категорий многозначности, синонимии, антонимии, гипонимии и т. д., буквально пронизывают лексику, организуя ее как систему. Лексические единицы оказываются, таким образом, достаточно упорядоченными системно, входя в целую сеть разнообразных и пересекающихся, структурно смысловых отношений.

Существуют закономерности и в использовании единиц той или иной лексической категории. (41, с. 167) Поэтому парадигматические отношения языковых единиц целесообразно рассматривать в соотнесении с их синтагматическими свойствами, характером их дистрибуции в тексте. Парадигматические свойства лексических единиц раскрывается в их оппозиции, т. е. противопоставленности другим семантически однородным единицам. (19, с. 167) Лексической оппозицией называются таких два слов, которые отличаются друг от друга лишь одним различительным признаком в плане содержания. Всякая элементарная лексическая оппозиция всегда двучленна. (40, с. 31-32) Например, при абсолютной (полной) синонимии, лексические единицы совпадают и по своему значению и по употреблению (лингвистика – языкознание). Такая дистрибуция языковых единиц называется эквиполентной (равнозначной), а оппозиция нулевой при родовидовых отношениях дистрибуция одной лексической единицы включается в дистрибуцию другой, в соответствии с чем значение первой единицы богаче, чем второй. (животное - собака)Дистрибуция таких соотносительных лексических единиц называется включенной, а оппозиция – привативной, она содержит маркированный оппозит, в котором имеется положительное значение различительного признака, и немаркированный оппозит, в котором значение этого признака отрицательно. Дистрибуции и значения единиц могут также частично совпадать, перекрещиваться. Это отношения пересечения, так как дистрибуция одной единицы лишь не полностью включается в другую. Наряду с общей частью (в сочетаемости, в семном составе) есть и свои, несовпадающие части. Такие единицы обнаруживают контрастирующую дистрибуцию, воспроизводясь в тождественных сочетаниях, как семантически противопоставляемые, различаемые (старый друг – старый товарищ), и образуют, по Н. С. Трубецкому, эквиполентные оппозиции. Дистрибуции и значения лексических единиц могут и вообще не совпадать. Это отношение семантически очень удаленных лексических единиц (гора – богатство). Противопоставление таких единиц не имеет лексической ценности. (Цит. по: 44, с. 190)

Рассмотренные выше отношения языковых единиц в их позициях и оппозициях образуют основу лексической синтагматики и парадигматики, определяющих природу лексико-семантической природы языка.

1.3.  Принципы построения лексико-семантического поля

Исследование лексической подсистемы языка проводиться обычно в форме выявления лексических группировок, разного типа и объема, а также установления их отношений друг с другом.

Одной из трудности подобного подхода к изучению лексики является отсутствие четкого определения исходных, базовых понятий, например таких, как лексико-семантическая группа, лексико-семантическое поле, синонимический ряд, тематическая группа и т. д. Так, например, Ф. П. Филин для обозначения лексических группировок, элементы которых связаны «однородными значениями», пользуется термином «лексико-семантическая группа» (ЛСГ). (Цит. по: 34, с. 25) Разновидностями ЛСГ, как он полагает, являются синонимические ряды, антонимы и даже лексические группировки с родовидовыми отношениями. Л. М. Васильев считает, что понятие «поле» находиться с понятием «ЛСГ» в родовидовых отношениях, т. е., иначе говоря, ЛСГ, синонимические ряды и другие группировки слов и даже совокупности лексико0семантических вариантов слова являются разновидностями семантических полей. (8, с. 55). А. А. Уфимцева, напротив, рассматривает все три основные группировки – поле, ЛСГ и синонимический ряд – как равноправные виды более крупных парадигматических объединений в лексике. (Цит. по: 34, с. 26) В работе Н. Г. Долгих термином «семантическое поле» недифференцировано обозначаются самые различные лексические группировки, и вопрос о разграничении типов этих группировок даже не ставиться. (Цит. по: 34, с. 25-27)

Множественность лексических группировок, их сложное переплетение друг с другом, «размытость» границ порождают у ряда ученых скептицизм при обсуждении вопроса о возможности представления всей лексики языка как единой системы. Обычно говорят о произвольности выделения тех или иных тематических групп, полей, объединений слов, о нечеткости из состава и границ, о расхождении при описании, казалось бы, одной и той же группы слов разными исследователями. Однако, все эти особенности описания лексики вытекаю из устройства самой лексической системы и ее подсистем. (35, с. 88)

Лексико-семантическая система языка является не только наименее исследованной, но и наиболее сложной по своей организационной структуре. Эта система включает в себя такое большое количество связанных самими различными отношениями элементов, что их системность представляется труднообозримой или даже ставиться под сомнение. И, тем не менее, это все же система: ведь в противном случае мы не смогли бы сравнительно легко выбирать нужные слова и, сопоставляя их друг с другом, употреблять в речи или воспринимать их смысл. Как и во всякой другой системе, в лексико-семантической системе существуют нерегулярные явления. Тем не менее, подавляющее большинство элементов с их разнообразными отношениями (структурой) принципиально может быть описано с помощью сравнительно небольшого, обозримого количества исходных понятий и правил. Значение асистемных фактов не следует переоценивать: в любом правиле есть исключения.

Лексическая система языка как наиболее сложная (многочисленность элементов, многомерность и не всегда четкая выраженность их отношений, открытость, наличие перекрещивающихся и взаимодействующих подсистем, «подвижность» смыслов единиц в силу развития самой системы и взаимодействии единиц в речи и др.) труднее других поддается описанию. Трудности описания лексики, пишет Д. Н. Шмелев, нельзя всецело объяснить несовершенством лексикографических критериев. Во многих случаях границы лексических единиц оказываются «размытыми», а сами единицы семантически недостаточно определенными, так что некоторый элемент того или иного значения не может быть приписан слову безусловно. Разные типы объектов внешнего мира – участки «мира идей» и «мира вещей» - несомненно, отличаются определенной спецификой своих системных отношений, что в еще большей степени усложняет характер взаимодействия между лексемами, «покрывающими» эти участки. (52, с. 287)

Эти и подобные факты свидетельствуют о сложности лексической системы.

Одним из проявлений системности в лексике является принципиальная возможность ее последовательного описания путем распределения слов или слов-понятий по семантическим (понятийным) полям. (12 ,с. 126) В этом отношении полезно обратиться к идеографическим (тематическим) словарям, к работам по описанию состава языка методом тезаурусов. Тезаурус – обращенный словарь: слова расположены в нем не по алфавитному порядку, а по определенным понятийным сферам. В известном словаре Роже находим, например, шесть таких сфер или классов: «абстрактные отношения», «пространство», «материя», «разум», «воля», «чувства». Эти классы делятся на 24 подкласса и далее на 1000 тем. Каждая их 1000 тем содержит близкие по значению слова, тесно связанные общим понятием. Подобные словари представляют собой списки слов-понятий с их возможными синонимами и антонимами. Расположенные таким образом слова понятия могут быть достаточно строго описаны внутри данной системы с помощью определенного набора индексов. (75)

Такое описание лексики называется идеографическим. Задачи идеографического описания были поставлены в советском языкознании Л. В. Щербой в его работе «Опыт общей теории лексикографии». Говоря о назначении идеографических (идеологических, по его терминологии) словарей, ученый писал: «Если потребность припомнить наиболее подходящее слово для выражения той или другой мысли не так часто обнаруживается в применении к родному языку…, то в применении к иностранному языку она встречается на каждом шагу». (53, с. 295). В теоретическом отношении идеографические словари помогают описать лексику не от форм, а от идей, таким образом, появляется возможность получения материала «для построения истории мышления, отраженного в языке». (44, с. 240-241) Теория создания идеографического словаря-тезауруса русского нашла наиболее полное, систематизированное отражение в трудах Ю. Н. Караулова.

При попытках организации всех единиц лексической системы поля, группы и другие более мелкие образования, возникает еще одна проблема. Помимо основных, ядерных лексем подсистемы, в ней всегда есть обширная периферия, в которой находятся лексемы из других лексико-семантических группировок, лишь по отдельным семам включающиеся в исходную. Периферия создает неустойчивость каждой подсистемы, но она же является и основой для связи подсистем в единую систему.

Лексико-семантическое поле является самой объемной ономасиологической и семантической группировкой слов. Лексико-семантическое поле – это иерархическая организация слов, объединенная одним родовым значением и представляющая в языке определенную семантическую сферу, покрывающую определенную область действительности. Ономасиологическим свойством поля является то, что в основе находиться родовая сема или гиперсема, обозначающая класс объектов. Семасиологическая характеристика поля заключается в том, что члены соотносятся друг с другом по интегрально дифференциальным признакам в своих значениях. Это позволяет их объединять и различать в пределах одного лексико-семантического поля.

Единицы лексико-семантического поля (ЛСП) характеризуются одной понятийной соотнесенностью, поэтому ассоциативно связанные значения многозначных слов обычно входят не в одно, а в разные поля: сестра (родная сестра) – термины родства, а сестра (медицинская сестра) – наименования профессий. Единицей ЛСП является чаще всего лексико-семантический вариант слова, а также все слово, если оно однозначно или имеет во всех своих значениях однородное понятийное содержание.

Иногда говорят о парадигматических полях, синтагматических полях, словообразовательных полях и т. д., однако, следует иметь в виду, то при этом единство поля как целого распадается. В ЛСП как синтезирующей языковой категории представлены все типы семантических отношений лексических единиц. Например, семантически однородные единицы одного уровня находятся в отношениях несовместимости, противопоставляясь тем самым друг другу. Одновременно с этим они включаются на основе общего и существенного классификационного признака в семантический класс в качестве его единиц согипонимов.

Несмотря на различие в строении разных семантических полей, можно говорить о некоторой их принципиально общей структуре. (44, с. 242-243)

Лексико-семантическое поле имеет ядро, в котором находиться имя поля. Тесно связанное с ним видовое имя, синонимы и родовое имя, а также антонимы. Выбор лексемы или группы лексем для роли имени поля очень важен. Можно в качестве ядерной брать любую лексему, интересующую исследователя, но результаты анализа могут быть бедными, если лексема выбрана неудачно, если она не обладает свойствами притяжения большого числа лексем. А. М. Кузнецов указывает основные приемы отыскания лексем, перспективных для выявления большого лексико-семантического поля. Эти лексемы характеризуются следующими признаками:

1.  Они достаточно просты по морфологическому составу

2.  Обладают достаточно широкой сочетаемостью.

3.  Обладают психологической важностью.

4.  Не являются недавними заимствованиями.

5.  Семема такой лексемы обладает большим числом признаков, она не уже любого другого слова в поле, кроме имени темы поля. (28, с. 86)

Итак, поле состоит из ядра, к которому примыкает обширная периферия поля, в которой могут различаться ближайшая, дальняя и крайняя периферия, а также фрагменты поля.

Ядро поля составляют лексемы с высокой частотностью, наиболее общие по значению, в прямом значении, стилистически нейтральные, без эмоционально-экспрессивных и темпоральных ограничений, в минимальной степени зависящие от контекста. (22, с.65)

Основными признакам лексем, относящихся к ближней периферии, являются: меньшая по сравнению с ядром частотность, стилистическая нейтральность, отсутствие ограничений в употреблении, минимальная зависимость от контекста.

Дальняя периферия включает в себя лексические единицы с невысокой частотностью, как однозначные, так и многозначные. В эту группу лов, в отличие от предыдущей входят преимущественно лексемы со стилистическими и эмоционально-экспрессивными ограничениями.

Единицы крайней периферии характеризуются низкой частотностью, большинство многозначных лексем входят в поле в не основном значении. Большинство слов имеет яркие стилистические и эмоционально-экспрессивные семы. К крайней периферии относятся также устаревшие слова, поскольку они малоупотребительны или употребляются не в основном значении. К данной части поля относятся также лексемы, которые в основном значении входят в другую лексико-семантическую группировку, а значение релевантное для изучаемого поля является периферийным в их смысловой структуре.(36, с.125-126)

Фрагменты поля представляют собой вертикальную ядерную и центро-периферийную структуру, которая по своей семантике образует отдельную гиперо-гипонимическую структуру. (41, с. 262)

Границы ЛСП могут варьироваться в зависимости от выбранного принципа классификации.

Что касается количества единиц поля, то оно колеблется от сравнительно ограниченного (например, основные цветообозначения) до очень большого (например, обозначения времени). По этому наряду со значительными по своему объему полями, существуют и микрополя.(44, с.238-239)

Разные ЛСП отличаются и по числу своих компонентов и по степени их связанности. Это вытекает из процесса формирования словарного состава. За многие тысяч лет семантика слов запечатлела суеверия и заблуждения, отразила дологический этап мышления. Все эти семантические компоненты существуют наряду с современными логическими научными понятиями и образуют с ними причудливое сплетение. Пытаться расчленить словарный запас относительно логической структуре знания бесполезно, так как семантика языка такого расчленения не знает. Если посмотреть, как лексика в этих областях структурирована, то оказывается, что один ряд областей широк и основательно заполнен, а другой почти пуст.(35, с. 94-95)

1.4.  Метод семантических полей в когнитивной лингвистике

Преподаватели иностранных языков в последнее время делают все больший упор на то, что усвоение языка без знания его культуры недостаточно для эффективного контакта между представителями разных национальностей и языков. Необходимо, прежде всего, осознание национальной культуры для того, чтобы состоялось полноценное общение, при котором его участники способны достигнуть взаимопонимания («настроены на одну волну»). С точки зрения когнитивной науки объяснение сложностей, стоящих на пути желающих изучит иностранный язык, может быть следующим. Одним из основных препятствий в эффективном овладении иностранным языком является расхождение в языковом мышлении. «Картина мира», отраженная в языке, не совпадает у разных народов. Это проявляется в принципах категоризации действительности и, следовательно, получает выражение, как в лексике, так и в грамматике. Поэтому, изучая иностранные слова, человек как бы извлекает кусочки мозаики из еще неизвестной ему картины и пытается совместить их с картиной мира, заданной ему его языком.

С каждым новым иностранным словом в сознании учащегося как бы «транспонируется» понятие другого мира. Чаще всего именно это «транспонирование» и является тем камнем преткновения, который до сих пор представляет огромную проблему, как для преподавателя, так и для изучающего иностранный язык. Именно недостаточное внимание к установлению важнейшего соотношения между родными и чужими «понятийными картинами мира» так обедняет словарь иностранцев, изучающих неродной язык. Таким образом, воссоздание понятийной картины мира, присущей изучаемой культуре, является одной из самых важных задач преподавателей иностранного языка.

Точка зрения философов, которые тоже внесли вклад в рассмотрение проблем диалога культур и цивилизаций, состоит в следующем: не нужно пытаться обозреть необозримое море фактов, а лучше сосредоточиться на главном, т. е. попытаться интерпретировать ценностное социокультурное ядро других цивилизаций, где фокусируются все эти факты в виде социокультурной программы. (48, с. 64-65). И А. Василенко, например, справедливо замечает: «…пространство диалога цивилизаций в глобальном мире насыщено особыми «тонкими» видами социокультурных импульсов, интерпретировать которые, мобилизуя рациональные типы знания, практически не возможно: из источники скрыты в глубинах человеческого духа, в тайниках культуры…» (7, с. 9)

Для решения поставленных проблем в когнитивной лингвистике в качестве ведущих методов используются концептуальный анализ, концептуальное, или когнитивное моделирование, фреймовый и прототипический анализ. Задача изучения различных структур знания, которые лежат в основе языкового функционирования, выдвигается на передний план когнитивных исследований необходимость поиска «тех общих концептов, которые подведены под один знак…, известный когнитивной структуре» (27, с. 85), а также анализ содержания концептов, т. е. концептуальный анализ. Объектом концептуального анализа являются смыслы, передаваемые отдельными словами, словосочетаниями, типовыми пропозициями и их реализации в виде конкретных высказываний, а также отдельными текстами и целыми произведениями. Структура и содержание различных концептов (концептуальные характеристики) выявляются через значение языковых единиц, представляющих данных концепт, их словарные толкования, речевые контексты. Сопоставление всех доступных языковых средств репрезентации концепта в системе языка и в речи позволяет выявить основное содержание концепта, а также принципы организации языкового материала, поскольку в основе формирования значений отдельных языковых единиц, их различных классификаций, а также в основе формирования языковых категорий лежат те или иные концепты. (5, с. 26-27).

Практика показывает, что в разных словарях часто приводятся различные дефиниции значений одних и тех же слов. Это свидетельствует о том, что содержание концепта, в принципе, до конца неисчислимо. (4, с. 56)

Одним из методов исследования концептов является полевые метод. Действительно, в лингвистике поле понимается не только, как группировка лексики, но и как метод исследования. Л. М. Васильев в своем обзоре на материале большого количества разновидностей полей – как широко исследуемых, так и малоизвестных, убедительно доказал существование «метода семантических полей» в лексических исследованиях. (8, с. 45-83) Существует взгляд на поле как на чисто исследовательский конструкт, с чем вряд ли можно согласиться. Во-первых, исследования показывают, что семантические поля и отношения между элементами поля входят в знание, которым владеет рядовой носитель языка; факт их осознания проявляется в общественной деятельности. Известно, что различия в культурах народов соотносятся с разной организацией языковых полей. Во-вторых, объективность поля подтверждается речевыми ошибками – взаимозамещением связанных в системе элементов одного микрополя и нескольких микрополей семантического поля.

Заслуживает внимание модель семантического поля, разработанная Е. Киттай. В основе модели лежит понимание поля как структуры, формирующей посредством отношения контраста и сходства между концептами разницу значений, актуальную для данного языкового сообщества. Представление об отношении контраста и сходства в языковом поле трактуется автором как развитие понятия языковой значимости. Е. Киттай поясняет это следующим образом: две единицы ранее не мыслившиеся как контрастные, попадая в одно семантическое поле, могут развивать отношения контраста относительно друг друга. Е. Киттай рассматривает семантическое поле как социальный и как индивидуальный фактор. Согласно её теории, существование такой группировки обусловлено потребностью людей понимать значение слов и, следовательно, друг друга. Для понимания языка каждый член языкового сообщества должен осознавать семантические поля, к которым относятся слова, употребляемые в речи. Наши концепты могут различаться до тех пор, пока они не проявятся в таких же различиях наших действий. Различия им6еющие место в концептуальной сети, становятся очевидными в семантических полях. Возможная семантическая вариативность ограничивается, по крайней мере, частично, семантическими полями, признанными языковым сообществом. Они представляют «точки референции» для всех говорящих на языке. В семантических полях, известных отдельным индивидам данного общества, объединены широкое содержание, то есть факторы, присущие ментальности всех членов общества, и узкое содержание, то есть факторы, присущие ментальности отдельных индивидуумов. (Цит. по: 5, с. 16)

Можно соотнести семантическое поле – точнее концептуальное поле, лежащее в его основе, и концептуальную систему, так как и семантическое поле, и концептуальная система обуславливают интерпретацию воспринимаемой информации. Явление адаптации концептов в поле напоминает развитие системоприобретенных свойств у элементов в составе системы, в том числе концептуальной. Именно адаптация концептов, проявление у них новых признаков составляют один из механизмов познания. По-видимому, довольно близко к семантическому полю, стоит понятие «когнитивная модель поля», которая приходит в действие, когда человек воспринимает слово или предмет.

Таким образом, поле представляет собой одну из моделей восприятия и порождения информации, а также метод исследования данного процесса. (15, с. 41-44)

Выводы по главе 1

Язык представляет собой определенным образом организованную систему, т. е. такое органическое целое элементы которого закономерно связанны друг с другом и находятся в определенных отношениях.

С развитием лингвистического учения угол зрения на эту систему постепенно изменялся. Одной из моделей языка, существующей и по настоящий момент, является уровневая модель. Все уровни системы языка построены изоморфно, т. е. имеют одинаковое внутреннее строение. Но, во-первых, существующие уровневые модели языка не охватывают всех его единиц. Они дают лишь самую общую разбивку системы языка на отдельные блоки, собственная системность которых еще остается проблематичной. А во-вторых, в языке есть сферы, которые как бы прорезают уровни, то есть включают средства разных уровней и образуют полевые структуры. Группы, в которые по семантическим признакам объединяются слова, могут быть выделены на разной основе. Так основанием для объединения могут служить как лингвистические, так и нелингвистические характеристики. При изучении системы языка необходимо рассматривать не только отдельные элементы, но и отношения, в которые они вступают между собой.

Под общее понятие поля попадают несколько типов группировок: лексико-семантическое поле, лексико-семантическая группа и тематическая группа и т. д. Они различаются как по критерию объединения единиц в группировку, так и по структуре взаимоотношений единиц.

Следующим этапом в лингвистике явилось появление понятия концепт и вместе с этим изменение ракурса рассмотрения языка. В когнитивной лингвистике язык рассматривается с точки зрения его когнитивной функции, т. е. как средство организации, обработки и передачи информации, а это значит как когнитивная способность человека. Поле, в контексте когнитивной лингвистики, рассматривается как метод исследования концепта, так как оно покрывает определенную часть концептосферы того или иного языка. А анализ и сравнение полей различных языков позволяет выявить различия между концептами этих языков.

Глава II. Сравнительный анализ лексико-семантических полей свобода и freedom в рус ском и английском языках

2.1 Построение и анализ лексико-семантического поля «Свобода»

За исходный минимум лексико-семантического поля «Свобода» были отобраны слова, принадлежность к лексико-семантическому полю (ЛСП) которых не вызывает сомнений - свобода, независимость, самостоятельность и воля.

Свобода 1. В философии: возможность проявления субъектом своей воли на основе осознания законов развития природы и общества.

2. Независимость, отсутствие стеснений и ограничений, связывающих общественно-политическую жизнь и деятельность какого-нибудь класса, всего общества или его членов.

3. Вообще – отсутствие каких-либо ограничений, стеснений в чем-нибудь.

4. Состояние того, не находиться в заключении, в неволе. (63, с. 611)

Независимость 1. самостоятельность, не нахождение в подчинении, свобода.

2. Политическая самостоятельность, отсутствие подчиненности, суверенитет. (63, с. 346)

Самостоятельность 1. Существование отдельно от других, независимость.

2. Решительность, наличие собственной инициативы.

3. Способность совершаться собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи. (63, с. 604)

Воля(2) 1. Свобода в проявлении чего-нибудь.

2. Свободное состояние, не в тюрьме, не взаперти. (63, с. 82-83)

В дальнейшем, из словарей Ожегова С. И. «Словарь русского языка», Ожегова С. И., Шведовой Н. Ю. «Толковый словарь русского языка», а также Мокиенко В. М., Никитиной Т. Г. «Большой словарь русского жаргона» отбирались все лексические единицы, в толкование которых входили свобода, независимость, самостоятельность и воля.

Кроме того, в список вошли единицы, которые толкуются через слова или сочетания слов, используемых при толковании свобода, независимость, самостоятельность и воля.

Также были использованы статьи из словарей Александровой З. Е. «Словарь синонимов русского языка», Саяховой Д. М., Хасановой Д. М., Морковкина В. В. «Тематический словарь русского языка», Львова М. Р. «Словаря антонимов русского языка» и «Русский семантический словарь» под редакцией Шведовой Н. Ю.

Автономия самоуправление, независимость в управлении.

Вольноотпущенник (устар.) раб или крепостной, отпущенный на свободу.

Свободомыслие независимость и свобода образа мыслей.

Либерализм буржуазное идеологическое и политическое течение, объединяющее сторонников парламентерского строя и ограниченных буржуазно-демократических свобод.

Сидка (сниж. угол., арест.) срок лишения свободы.

Башатумнай (жр. мол.) стиль жизни, определенный стремлением к внутренней свободе и внешне проявляющийся в курении марихуаны.

В результате сплошной выборки было выделено 513 единиц. Для осуществления анализа единиц поля необходимы понятия – семема и сема. Семема – каждое значения многозначного слова. Семы – мельчайшие частицы значения в составе семемы. Семы могут классифицироваться по разным основаниям – по содержанию, по относительному статусу при оппозиции семем и т. д. Каждая сема может быть классифицирована по всем перечисленным основаниям. (35, с. 39)

Возможна относительная классификация сем в условиях оппозиций семем, когда выявляется различный статус образующих их сем. Семы в составе семемы могут быть более или менее обобщенными. Семы обобщенного характера являются обычно общими для группы сравниваемых слов. Их называют по-разному: архисемами (В. Г. Гак), маркерами (В. Г. Гак, И. В. Арнольд), групповыми дифференциальными признаками (О. Н. Селиверстова). Более конкретные семы, которые отличают значение слова как его индивидуальную сущность от других противопоставленных значений, называют дифференциальными семами (В. Г. Гак), дистингвишерами (Дж. Катц), индивидуализирующими, диагностирующими семами (И. В. Арнольд). (35, с. 5-51)

Интегральной семой для данного ЛСП является «отсутствие стеснений, ограничений». Данная сема присутствует во всех единицах поля. В ЛСП входят четыре лексико-семантические группы, выделяемые на основе дифференциальной семы «существования», а именно «отсутствие признака» (197 единиц), «присутствие признака» (216 единиц), «приобретение признака» (30 единицы) и «потеря признака» (76 единиц). При дальнейшем делении на подгруппы более низкого уровня были выделены следующие дифференциальные семы:

1.  «активность» (наличие действия) раскрепощение, разнузданность, эмансипация - «пассивность» (отношение к свободе) свободник, свободолюбие, вольнолюбие (всего 135 единиц);

2.  «абсолютность» приволье, раздолье, воля - «ограниченность» хозрасчет, демократизм, незанятость (всего 105 единиц);

3.  «положительная оценка» раздолье, натуральность, независимость - «отрицательная оценка» самодурство, своеволие, бесправие - «нейтральное отношение» право, команда, амнистия (всего 513 единиц);

4.  «физическое ограничение» арест, ссылка, тюрьма - «моральное ограничение» подавленность, обязанность, раскованность (всего 512 единиц);

5.  «конкретность» - «неконкретность» самоуправление право на внутреннее управление своими, местными силами, хозрасчет свобода (для чего?) распоряжаться финансовыми средствами, высылкаограничение (чего?) свободного передвижения, но в таких единицах как бунтарь, раздолье, подневольность и др. нет конкретизации «от/для чего именно свобода» (всего 513 единиц);

6.  «наличие – отсутствие уважения» рогоносец (сниж. угол., арест.) приниженный заключенный, роденый (сниж. угол., арест.) авторитетный преступник, обладающий властью. (180 единиц)

7.  «источник ограничений/источник свободы – внешний и внутренний». «Внешний» - освобожденный, амнистия, благодарность (сниж. угол., арест.) освобождение с большими подозрениями. «Внутренний» - пленный, оккупация, эмансипация, самоход (сниж. угол., арест., арм.) побег из тюрьмы, колонии, армии. (171 единица)

8.  а также «направленность наличия/отсутствия стеснений, ограничений», а именно – «место» тюрьма, колония, камера «ситуация» засада (сниж.) сложная, запутанная, безвыходная ситуация, «движение и/или развитие» самоопределение, самоуправление, ссылка (всего 110 единиц).

В результате анализа интегральных и дифференциальных сем, были выделены следующие лексико-семантические группы и подгруппы:

I. Приобретение качества отсутствия стеснений и ограничений (31 единица):

1.  Процесс приобретения данного качества (26 единиц). Например, амнистия, избавление, освобождение, подрыв (сниж. угол., арест.) побег, самоход (сниж. угол., арест., арм.) побег из тюрьмы, колонии, армии;

2.  Причина приобретения данного качества (5 единиц). Например, освободитель, избавитель, вольная в значении документ, с которым крепостной отпускался на волю.

II. Наличие качества (223 единицы):

1.  Состояние наличия качества (108 единица). Например, независимость, натуральность, самовольство, анархия, гуляние (сниж. угол.) свобода, время, проведенное вне мест лишения свободы, зник (сниж. угол.) отдых, покой после освобождение из тюрьмы;

2.  Лицо, обладающее данным качеством (105 единиц). Например, властитель, волонтер, сепаратист, вольноотпущенник, волчонок (сниж. арест.) молодой заключенный, преступник, который не подчиняется преступным законам; казак (сниж. угол.) заключенный бежавший из тюрьмы;

3.  Проявление качества (10 единиц). Например, прихоть, каприз, веление, требование.

III. Потеря качества (76 единиц):

1.  Процесс потери качества (36 единиц). Например, арест, высылка, стеснение, порабощение, канитель (сниж. угол.) арест, задержание, петрушка (сниж. угол., арест.) арест на месте преступления;

2.  Причина потери качества (40 единиц). Например, деспот, интервент, угнетатель, тиран, патока (сниж. угол., арест.) придирчивый тюремный надзиратель, паук (сниж. угол., арест.) тюремный надзиратель;

IV. Отсутствие качества (197 единиц):

1.  Состояние отсутствия качества (43 единицы). Например, безволие, бремя, иго, путы, цепи, кабала, случай (жр., мол.) трудноразрешимая, тупиковая ситуация, тюрзак (сниж. угол., арест.) тюремное заключение;

2.  Лицо, лишенное данного качества (71 единица). Например, пленный, невольница, илот, рабыня, квартирант (сниж. арест., угол.) осужденный на короткий срок лишения свободы, первопроходец (сниж. угол., арест., мил.) человек, впервые осужденный к лишению свободы;

3.  Место лишения свободы (67 единиц). Например, тюрьма, камера, колония, гостиница (сниж. угол.) тюрьма, гранд-отель (сниж. угол.) тюрьма;

4.  Время лишения свободы (16 единиц). Например, срок, аркан (сниж. угол.) срок лишения свободы, звонок (сниж. арест.) окончание срока лишения свободы, пересидка (сниж. угол., арест.) задержание заключенного сверх срока;

Семы, как известно, могут быть подразделены на постоянные и вероятностные. Постоянные семы отражают признаки, присущие денотату постоянно, а вероятностные отражают признаки, присущие денотату с той или иной степенью вероятности.

Существует группа вероятностных сем, которые являются достаточно существенными в структуре значения и в силу этого они даже включаются в словарные дефиниции словарных статей. (35, с. 47)

8 единиц данного ЛСП содержат вероятностные семы. Например, самодержавие неограниченная власть, преимущественно царя или императора. Вольность непринужденность, преимущественно излишняя. Интервенция агрессивное вмешательство одного или нескольких государств, преимущественно вооруженное во внутренние дела какой-либо страны.

В группе описательных сем, т. е. сем, которые отражают собственные свойства предмета, выделяются дизъюнктивные, вариантные или селективные семы. В словарной дефиниции они указываются путем перечисления, через запятую или союзы или, а также. В акте речи дизъюнктивная сема реализуется только в одном варианте. (35, с. 46)

Селективные семы содержаться в 95 единицах. Например, амнистия частичное или полное освобождение от судебного наказания, производимое верховной властью. Произвол своеволие или самовластие, без логической основы. Вольнодумство скептическое или отрицательное отношение к существующим порядкам.

Из рассматриваемых 513 единиц 339 принадлежит к стилистически нейтральным, 274 единицы относятся к сниженной лексике. 18 единиц относятся к устаревшей лексике, 5 единиц имеют помету «книжное», среди них одна единица – «поэтическое», а именно волюшка (поэтич. уменьшит.-ласкат. к воля).

Среди лексических единиц, относящихся к сниженной лексике 23 единицы имеют помету «разговорное». Например, строптивец (разг.) строптивый, своевольный человек. А также, самовольщина (разг.) действие по собственной воле, произволу, без разрешения.

259 единиц принадлежат к сленгу и жаргону. Причем абсолютное большинство из них, а именно 239 единиц относятся к уголовному, арестантскому или лагерному жаргону; 18 единиц – к молодежному, и по одной единице к морскому и армейскому. Бурый (арм., жр.) своевольный, не подчиняющийся старослужащим солдат. Годковщина (жр. морск.) эксплуатация молодых матросов старослужащими.

2.2 Построение и анализ лексико-семантического поля «Freedom

За исходный минимум были отобраны слова, принадлежность к лексико-семантическому полю (ЛСП) которых не вызывает сомнений, -- freedom, liberty, license, independence, ease.

freedom 1 : the quality or state of being free: as

a : the absence of necessity, coercion, or constraint in choice or action

b : liberation from slavery or restraint or from the power of another

c : the quality or state of being exempt or released usually from something onerous

d : ease in performance

e : the quality of being frank, open, or outspoken

f : improper familiarity

g : boldness of conception or execution

h: unrestricted use

i : the state of being without or not affected by a thing specified

2 a : a political right

b : freedom or immunity from some burden or restriction vested in a person or group. (70, с. 499)

liberty 1: the quality or state of being free:

a : the power to do as one pleases

b : freedom from physical restraint

c : freedom from arbitrary or despotic control

d : the positive enjoyment of various social, political, or economic rights and privileges

e : the power of choice

2 a : a right or immunity enjoyed by prescription or by grant

b : permission especially to go freely within specified limits (70, с. 716)

license a : the power or condition of acting without compulsion

b : freedom that allows or is used with irresponsibility (70, с. 717)

Independence the quality or state of being not dependent: as б a: not subject to control by others

b: not affiliated with a larger controlling unit

c: not requiring or relying on something else : not contingent

d: not looking to others for one's opinions or for guidance in conduct б e: not bound by or committed to a political party

f: not requiring or relying on others (as for care or livelihood)

g: being enough to free one from the necessity of working for a living

h: showing a desire for freedom

i: not determined by or capable of being deduced or derived from or expressed in terms of members (as axioms or equations) of the set under consideration (70, с. 6

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Анализ и сравнение лексико-семантических полей "Свобода" и "Freedom" в английском и русском языках". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 529

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>