Дипломная работа на тему "Анализ фонетической системы, морфологической структуры, синтаксического порядка и лексического состава донского говора по роману М. А. Шолохова Тихий Дон"

ГлавнаяИностранный язык → Анализ фонетической системы, морфологической структуры, синтаксического порядка и лексического состава донского говора по роману М. А. Шолохова Тихий Дон




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Анализ фонетической системы, морфологической структуры, синтаксического порядка и лексического состава донского говора по роману М. А. Шолохова Тихий Дон":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. КЛАССИФИКАЦИЯ ДИАЛЕКТИЗМОВ ПО ИХ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ К УРОВНЯМ ЯЗЫКА

1. Фонетические диалектизмы

1.1 Ударный вокализм

1.2 Безударный вокализм

1.3 Начало слова

1.4 Консонантизм

2. Морфологические диалектизмы

2.1 Имя существительное

2.2 Прилагательные и неличные местоимения

2.3 Глагол

2.4 Наречие

3. Лексические диалектизмы

3.1 Собственно-лекси ческие

3.2 Лексикосеманти ческие

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по нужной вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Екатеринбурге и в других городах РФ.

4. Синтаксические диалектизмы

4.1 Словосочетание

4.2 Предложение

ГЛАВА II. КЛАССИФИКАЦИЯ ДИАЛЕКТИЗМОВ ПО ТЕМАТИЧЕСКИМ ГРУППАМ

1. Названия одежды, части одежды, обуви

2. Названия орудий труда

3. Названия домашней утвари

4. Названия животных, растений и их частей

5. Названия жилых и дворовых построек, помещений

6. Слова, относящиеся к ландшафту местности

7. Названия природных явлений

8. Слова, характеризующие человека, его общественное положение, его физическое состояние

ГЛАВА III. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ДИАЛЕКТИЗМОВ В РОМАНЕ М. ШОЛОХОВА "ТИХИЙ ДОН"

1. В авторском повествовании

2. В речи персонажей

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ

Русский язык – это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, то есть известные племена и народности, объединенные общностью нравов, верований, преданий и самого языка.

Энциклопедический словарь

Ф. Е. Брокгауза и И. А. Ефрона.

Русский язык неоднороден по своему составу. Национальный русский язык нельзя отождествлять с литературным языком, хотя роль литературного языка как языка организующего и нормализующего очень велика.

Основные понятия диалектологии. Наряду с литературным языком в состав русского языка входят и местные, или территориальные, говоры. "Территориальные говоры, или диалекты, - это языковые единицы, которые служат средством общения для коллектива людей, живущих на определенной территории".

В диалектах возможно иное, чем в литературном языке, количество и качество звуков, служащих для различения звуковой оболочки и значения слов, т. е. фонем, иное, чем в литературном языке, употребление их.

В говорах и литературном языке могут быть различными способы изменения и образования слов, способы соединения слов в предложении.

Все диалекты, в большей или меньшей степени отличающиеся от литературного языка, как и сам литературный язык, входят в систему единого национального русского языка, так как между ними значительно больше общего, чем расхождений.

Говоры и литературный язык находятся во взаимодействии. Но отношения между этими составными элементами русского языка не одинаковы для различных исторических эпох. Местные говоры сыграли свою, весьма значительную роль в формировании сначала языка великорусской народности, а затем в формировании национального языка. На протяжении длительного периода словарь литературного языка пополнялся словами из говоров. Усваиваясь литературным языком, подчиняясь его нормам, такие слова теряли диалектный характер.

Начиная приблизительно со второй половины XIX века пополнение словарного запаса литературного языка словами из лексики говоров в целом прекращается. Исключение составляют лишь отдельные слова, проникшие в литературный язык. Наоборот, влияние литературного языка на них усиливается.

Но и до настоящего времени, даже при огромном влиянии литературного языка на территориальные диалекты, имеющем место в последнее время и ведущем в конечном итоге к утрате диалектов, последние еще сохраняются в современном русском языке как самостоятельные языковые единицы.

А поскольку существуют говоры с присущим им своеобразием фонетической системы, грамматики и словаря, языковые особенности диалектов не могут не отразиться в современном литературном языке, в частности, в языке художественной литературы.

В лингвистике и литературоведении возникает термин диалектизмы, т. е. "слова, свойственные местным диалектом, употребляемые в составе литературного языка".

Следует отметить, что понятие "диалектизм" возникает только при изучении литературного языка, при сопоставлении диалектов с литературным языком.

Различают диалекты территориальные и социальные. Под территориальными диалектами какого-либо языка, в частности русского, понимают его разновидности на определенной части территории, характеризующиеся, помимо черт, свойственных языку в целом, также некоторыми своими специфическими чертами.

"Говором обычно называют самую мелкую, далее неделимую разновидность языка". Совокупность говоров, обладающих некоторыми общими чертами и представляющих в то же время лишь часть данного языка, называется наречием. Термин "диалект" употребляется как в значении говора, так и в значении наречия. Некоторые ученые употребляют термин "диалект" в более узком значении, понимая под ним некоторую совокупность говоров, характеризующихся общими чертами, но меньшую, чем наречие. Такое употребление термина "диалект" не является общепринятым. Обычно для обозначения разновидности языка большей, чем говор, и меньшей, чем наречие, употребляют термины поднаречие, группы говоров. Поскольку территориальные наречия и говоры распространены на определенной территории, для обозначения совокупности говоров, занимающих эту территорию, точнее, для обозначения территории распространения определенных диалектных черт употребляют термин диалектная зона.

Под социальными диалектами, или говорами, понимается речь, свойственная представителям определенных социальных групп населения – общественных, профессиональных. Для социальных диалектов разграничение понятий наречия, говора и т. д. не установлено. Различные социальные диалекты могут быть представлены на одной территории.

Территориальные и социальные диалекты тесно связаны между собой. Особенности, свойственные каким-то разновидностям одного языка, в частности русского, сложились в давние времена. Но различия территориальных диалектов и в прежнее время и теперь ярче отражаются в деревенской речи, т. е. для дореволюционного времени в речи крестьян, а ныне в речи жителей деревень и сел. В речи различных слоев городского населения сказывается воздействие общерусских норм, которые являются также нормами русского литературного языка. Тем не менее и в речи городского населения (в разных слоях его в различной степени) в прошлом отражались и теперь отражаются некоторые особенности, общие с говорами окружающих сельских мест. Так, например, в соответствии с г взрывным, свойственным русскому литературному языку и северным русским говором, в южных говорах произносится г фрикативное (в транскрипции обозначается Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.). Такое г(Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.) к югу от Москвы произносится не только в деревнях, но и в городах, притом вполне интеллигентными людьми. Северным русским говорам свойственно оканье, т. е. произношение о не только под ударением, но и в безударном положении. Оканье свойственно не только деревенской северной речи, но и городскому населению севера.

Диалектизмы могут встретиться в устном литературном языке, в речи людей, недостаточно хорошо овладевших литературными нормами. Такая непроизвольная, ненамеренная передача диалектных особенностей – явление отрицательное, следствие недостаточной культуры речи.

Использование диалектизмов в художественной литературе. Диалектные слова намеренно используются в языке произведений художественной литературы. Писатели и поэты, если они рассказывают о жизни деревни, часто вводят диалектизмы как в речь персонажей, так и в авторскую речь с целью более реалистичного показа действительности, с целью обогащения языка произведения.

Многие русские писатели используют в своих произведениях диалектизмы как средство художественной выразительности. Среди них можно назвать писателей – драматургов XVIII века, таких, как Матинский, Пловильщиков, Абросимов; писателей 40-х годов XIX века – Даля, Григоровича, Писемского; писателей-шестидесятников – Решетникова, Левитова, Слепцова, Николая Успенского; писателей-реалистов – Тургенева, Некрасова, Никитина, Л. Толстого, Короленко; советских писателей – Горького, Шолохова, Леонова, Панферова и многих других.

Каковы же цели и методы введения диалектизмов в язык художественной литературы? Отвечая на этот вопрос, надо иметь в виду, что цели и методы находятся в тесной связи с мировоззрением писателя, с идейным содержанием его творчества, с его литературными вкусами. Следовательно, они различны.

Писатели XVIII века вводили диалектную лексику в язык персонажей комедий не только и не столько с целью достижения большей реалистичности в изображении героев, сколько с целью достижения комического эффекта путем показа "неправильной", "нелитературной" речи своих героев.

Некоторых писателей (например, В. И. Даля) диалектная лексика привлекала как эффективное средство этнографического описания жизни крестьян различных местностей России.

Писатели-шестидесятники (Н. Успенский, Ф. Решетников, А. Левитов, В. Слепцов) встали на путь почти фотографической передачи языка своих персонажей, резко отличающегося от литературного. Они подчинили языковые средства своей основной задаче – изображению угнетенного, забитого русского крестьянства.

Широко использовали диалектизмы в языке своих произведений лучшие представители критического реализма – И. С. Тургенев и Л. Н. Толстой. При всем разнообразии использования диалектных особенностей в творчестве этих писателей их объединяет одинаковое отношение к диалектной лексике: диалектизмы в речи действующих лиц и в авторской речи помогают правдивому изображению действительности, раскрытию характеров действующих лиц, а также являются источником обогащения языка художественного произведения.

В этих же целях использовали диалектную лексику и многие советские писатели.

М. А. Шолохов, его роман "Тихий Дон". М. А. Шолохов – один из талантливейших советских писателей, в произведениях которого изображены народы России со своеобразным укладом жизни, традициями, языком. "Тихий Дон" и "Поднятая целина" особо ценимы за правдивость и художественность в изображении жизни, за своеобразный, красивый, подлинно народный язык. Вот как пишет старейший русский писатель А. С. Серафимович о языке ранних "Донских рассказов" М. Шолохова: "Как степной цветок, живым пятном встают рассказы т. Шолохова. Просто, ярко, и рассказываемое чувствуешь – перед глазами стоит. Образный язык, тот цветной язык, которым говорит казачество. Сжато, и эта сжатость полна жизни, напряжения и правды…"

Язык произведений Шолохова – образец тесного, органического сплетения богатства народных говоров и литературного языка.

Обилие диалектизмов является одной из характерных особенностей стиля Шолохова. Пожалуй, ни у одного из писателей ни в русской классической, ни в советской литературе мы не встретим такого количества слов, присущих говору, отличающихся от слов литературного языка. И тем не менее, мастерство Шолохова-стилиста, создателя прекрасного образного языка, бесспорно.

Главные действующие лица произведений Шолохова – донские казаки, в их речи отражаются особенности говоров Дона.

Говоры Дона очень своеобразны в силу их исторического образования. Заселение Дона началось в XV веке. Сюда шли переселенцы из разных областей России. В результате смешения речи этих групп населения сложились говоры донских казаков, южновеликорусские по своему характеру, местами с украинскими элементами (их своеобразие усиливается внесением рода татарских и турецких слов).

"Донские рассказы" – это еще только материал, работая над которым Шолохов создает "свой" оригинальный язык и стиль зрелых произведений, так же как сами рассказы – талантливые наброски, материалы к знаменитой эпопее – "Тихому Дону".

Средства художественного изображения – метафоры, сравнения, эпитеты – почерпнуты автором из фольклора. Так же как в устном народном творчестве, материалом для сравнений и метафор служит жизнь казачества, окружающая их природа. Специфической особенностью авторской речи Шолохова являются развернутые сравнения, в которых дается описание какого-либо явления из жизни природы; с этим явлением и сравнивается судьба героев. Используя художественные приемы, свойственные народному творчеству, Шолохов одновременно широко вводит в текст диалектные слова и выражения, что в совокупности создает яркое впечатление образной народной речи.

Обыкновенно в "Тихом Доне" каждая глава начинается развернутым сравнением.

"Ранней весною, когда сойдет снег и подсохнет полегшая за зиму трава, в степи начинаются весенние палы. Потоками струится подгоняемый ветром огонь, жадно пожирает он сухой аржанец, взлетает по высоким будыльям атарника, скользит по бурым верхушкам чернобыла, стелется по низинам… И после долго в степи пахнет горькой гарью от выжженной и потрескавшейся земли. Кругом весело зеленеет молодая трава, трепещут над нею в голубом небе бесчисленные жаворонки, пасутся по кормовитой зеленке пролетные гуси, и вьют гнезда осевшие на лето стрепета. А там, где прошлись палы, зловеще чернеет мертвая обуглившаяся земля. Не гнездует на ней птица, стороною обходит ее зверь, только ветер, крылатый и быстрый, пролетает над нею и далеко разносит сизую золу и едкую темную пыль.

Как выжженное палами степь, черна стояла жизнь Григория".

В этом отрывке диалектизмы многочисленны, но они не выделяются из общей ткани речи, а органически входят в нее, способствуя реалистичности и красочности описания.

Своеобразие говоров в языке художественной литературы может отражаться в различной степени. Однако при всем различии способов употребления диалектной лексики есть некоторые общие положения, общие закономерности употребления диалектизмов в литературном произведении. В зависимости от того, какие специфические черты передаются в диалектных словах, введенных в речевую ткань произведения, их можно классифицировать. Выделяются диалектизмы лексические, морфологические, фонетические, синтаксические.

Слова, передающие особенности звуковой системы говора, называются фонетическими диалектизмами. Например, передача южного "яканья" (неразличение а, е и о в первом предударном слоге после мягких согласных звуков, т. е. такое произношение слов, как сястра, сяло, дяревня); передача северного "цоканья" (неразличение звуков ц и ч, например, в словах доцка, пецка, ноць или же улича, яйчо и т. д.), использование особенностей южнорусского произношения согласных – замена звука ф звуком х или сочетанием хв: кохта. хвортук и др., - все это факты, показывающие особенности фонетической системы говоров.

Морфологические диалектизмы – слова, отличные своими грамматическими формами от слов литературного языка. К ним можно отнести, например, склонение существительных женского рода на мягкий согласный, т. е. существительных третьего склонения, по иному типу (в грязе, на пече, на лошаде), свойственное южнорусским говорам; мягкое окончание глаголов в третьем лице настоящего и настоящее-будущего времени: идуть, несуть, ведёть и др.

К морфологическим же диалектизмам следует отнести и слова, образованные иными способами, чем соответствующие однокоренные слова в литературном языке.

Синтаксические диалектизмы – это особые построения предложений и словосочетаний, свойственные говорам (например, в южновеликорусских говорах деепричастие используется в роли сказуемого: он уже одемши, они пришодши и т. п.).

Лексические диалектизмы – это используемые в языке художественной литературы слова из словарного состава говоров.

Эти диалектизмы также неоднородны по своему составу. Некоторые из лексических диалектизмов (их называют собственно лексическими диалектизмами) являются синонимами соответствующих слов литературного языка. Причем они могут быть абсолютными синонимами, т. е. словами, являющимися в литературном языке и в говоре названием одного и того же понятия, например слова южных говоров кубыть и зараз и литературного языка – может быть, сразу(сейчас).

Другая группа диалектной лексики – это такие слова, которые называют вещи, предметы, явления, свойственные быту группы населения, пользующиеся этим говором. Как названия понятий специфичных, неизвестных всему национальному коллективу, такие диалектизмы не имеют абсолютных синонимов в литературном языке. Их называют этнографическими диалектизмами.

Примером этнографических диалектизмов могут служить: 1) названия одежды: сорока, шушун, завеска (фартук); 2) названия предметов утвари: бёрдо (часть ткацкого станка), кочедык (приспособление для плетения лаптей), махотка (кувшин), туес (сосуд, сплетенный из бересты) и др.

Можно отметить случаи употребления в языке художественной литературы диалектных слов, омонимичных словам литературного языка,- семантических диалектизмов. При одинаковом звуковом составе эти слова имеют в говорах иное, чем в литературном языке, значение; например, худые –плохие, скверные; добрые – хорошие, здоровые, красивые; подполье – подпол и др.

Наиболее часто используются диалектизмы этнографические и собственно лексические. Этнографические диалектизмы вводятся в язык художественных произведений вследствие невозможности замены их синонимами: в литературном языке нет слов для обозначения этих понятий.

Как этнографические, так и собственно лексические диалектизмы часто используются в авторской речи и речи персонажей, так как им присущи такие качества, которые делают диалектную лексику в литературном произведении ценным средством художественного изображения. Специфические для говоров слова сохраняют свежесть прямого значения их корня. Новые и необычные для литературного языка слова говоров уже вследствие этой новизны воспринимаются как слова экспрессивные и эмоционально окрашенные. Кроме того, лексика говоров сама по себе выразительна. Не случайно русские народные говоры являются истоками языковых средств фольклора, фольклорной лексики, глубоко поэтичной и эмоциональной.

При всем разнообразии методов передачи явлений местных говоров различными авторами можно отметить основные закономерности в их употреблении: 1) диалектизмы используются значительно чаще в языке действующих лиц произведения, чем в авторской речи; 2) среди диалектизмов в авторском повествовании употребляются преимущественно диалектизмы этнографические и собственно лексические.

Вопрос о широте введения диалектизмов в язык художественного произведения связан с различием целей и методов использования лексики говоров у различных писателей. Если И. С. Тургенев использует в языке "Записок охотника" и других книг только отдельные слова и выражения тульских и орловских говоров, то М. А. Шолохов передает в речи персонажей и в авторской речи не только лексические, но и морфологические и фонетические особенности местного диалекта, воспроизводя их весьма полно. Недаром по вопросам диалектологии, диалектных слов произведения Шолохова дают наиболее полные и конкретные ответы.

Язык произведений М. А. Шолохова наиболее близок к языку тех людей, которые изображены в них, Писатель, создавая очерки, рассказы, романы, отражает в них самобытный характер своих героев. Недаром среди писателей советской эпохи, использовавших диалектизмы как средство художественной выразительности, Шолохов занимает особое место.

Актуальность избранной темы. Выбор темы дипломной работы продиктован необходимостью детального исследования фонетико-морфолого-синтаксических особенностей донского говора и определения его места в системе диалектов русского языка, в частности, южнорусского наречия. Известно, что диалекты могут в определенной мере участвовать в развитии литературного языка. В настоящее время они к тому же испытывают усиленный процесс нивелирования, поэтому всестороннее изучение диалектов является одной из важнейших задач современного русского языкознания. Исследование диалектов имеет большое значение также для изучения истории языка и народа, эго этногенеза, материальной и духовной культуры.

Цель исследования. Подробное описание фонетической системы, морфологической структуры, синтаксического порядка и лексического состава донского говора, имеющихся в первой книге романа М. А. Шолохова "Тихий Дон".

Из поставленной цели вытекают предлагаемые для решения задачи:

1) выявить и выписать встречающиеся в тексте романа М. А.Шолохова "Тихий Дон" диалектные слова и формы, синтаксические конструкции;

2) всесторонне исследовать фонетику, проанализировать фонетические процессы;

3) изучить морфологию, синтаксис донского говора, теоретически осмыслить и сделать детальный анализ;

4) исследовать лексико-семантическое содержание словарного фонда донского говора;

5) определить стилистическую роль диалектизмов в авторском повествовании и речи персонажей.

Поставленные цели и задачи определили методы исследования. Основной метод исследования – описательный, позволяющий осуществить синхронный анализ лексики, фонетики, морфологии и синтаксиса донского говора. Кроме того, используются сравнительно-исторический и сопоставительный методы.

Практическая ценность. Материалы дипломной работы могут быть использованы исследователями русской диалектологии. Кроме того они могут использоваться в школе и вузе при изучении художественного мастерства писателя, на заседаниях лингвистических кружков в вузах, факультативных занятиях по русскому языку в школах..

Материалом анализа послужил текст первой книги романа М. А. Шолохова "Тихий Дон". Картотека языкового материала насчитывает 500 примеров.

Методической и теоретической основой исследования явились работы отечественных языковедов, специалистов по диалектологии.

Структура и объем работы. Дипломная работа состоит из введения, 3 глав, заключения и списка использованной литературы. Основной текст, включая библиографию, дан на 72 страницах. Список литературы насчитывает 50 наименований.

ГЛАВА I. КЛАССИФИКАЦИЯ ДИАЛЕКТИЗМОВ ПО ИХ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬЮ К УРОВНЯМ ЯЗЫКА

1. Фонетические диалектизмы

Разнообразие диалектных особенностей не следует понимать как какую-то "языковую анархию", когда различные диалектные черты существуют в говорах независимо друг от друга, сочетаясь лишь с некоторыми чертами, присущими и литературному языку. "Каждый отдельный говор представляет собой систему взаимосвязанных единиц, подчиняющихся своим законам, по которым эти единицы взаимодействуют друг с другом как элементы некоего сложного организма. Выпадение какой-нибудь единицы поведет к нарушению жизненного ритма, к перестройке всей системы".

Наиболее ярко действие языковых законов проявляется в области фонетики. Фонетические диалектные особенности обычно пронизывают полностью всю систему диалекта. Некоторые из них слабо воспринимаются со стороны, так как внимание слушателя бывает обращено на смысловую сторону речи. Они труднее осознаются и самими говорящими на диалекте, поскольку часто связаны с традиционными (сложившимися на протяжении веков) навыками определенного уклада органов речи при произношении тех или иных звуков, отличающихся от литературного языка. Вместе с тем фонетические особенности местной речи важны при характеристике того или иного современного диалекта, а также для восстановления истории формирования диалекта.

Фонетические диалектные различия отмечаются как в области вокализма (система гласных звуков), так и в области консонантизма (система согласных звуков). Диалектные различия в области вокализма (от лат. vocаlis – 'гласный') и консонантизма (от лат. consonans – 'согласный') могут касаться: 1) состава фонем: двум фонемам одного говора соответствует одна фонема другого говора; 2) системы фонем: а) в одном говоре данные фонемы противопоставлены по одному дифференциальному признаку, а в другом говоре по другому; б) в одном говоре данная позиция является для ряда фонем сильной (в данной позиции эти фонемы различаются), а в другом говоре она слабая. В данной позиции происходит совпадение, нейтрализация этих фонем; 3) функциональной нагрузки фонем: одни и те же фонемы могут в своем составе иметь в одном говоре одну функцию, а в другом говоре – другую; 4) звукового облика фонем: одна и та же фонема в разных говорах может быть представлена разными звуками.

1.1 Ударный вокализм

Состав гласных фонем в разных русских говорах неодинаков. Сильной позицией, в которой различается наибольшее количество гласных фонем, является положение под ударением перед твердым согласным. В этой позиции в русском литературном языке и во многих русских говорах выделяется 6 гласных фонем: [и, ы, у, е, о, а].

В романе "Тихий Дон" наблюдается замена ударенного а на о после твердых согласных в определенном кругу глаголов и существительных: плочено, переплочено, зопил, плотим, заплотим, посодим, козак (гласный о произносится в окружении сонорных и заднеязычных).

Данная замена может и не происходить, так как в одних южнорусских говорах выступает [а], в других [о] (выбор говорящими ударенного гласного соответствовал его этимологии).

Возникло это диалектное различие выступает тогда, когда древнее неподвижное ударение на окончании в формах настоящего времени этих глаголов стало в части говоров заменяться подвижными ударение. Обусловлено было появление этой диалектной черты оканьем - совпадением [o] и [а] в первом предударном слоге в одном звуке. Когда в формах платишь, посадишь и др. ударение передвигалось на корень, говорящие должны были заменить предударный гласный [а] ударенным [а] или [o]. В одних случаях этот выбор ударенного гласного соответствовал его этимологии, в других случаях нет.

Целый ряд фактов указывает на то, что в слове есть 'кушать' на месте гласного древнерусского языка – (ять) в говорах Дона произносится и (в литературном же языке – е): исть, доисть, поисть.

В словах доисть, поисть происходит выпадение [j] перед [и]. По месту образования [j] и [и] близки ([j] – среднеязычный, [и] –переднерядный). Поэтому происходит диссимилятивное выпадение [j] перед [и].

Отмечено несколько примеров произношения звука е в именах собственных в соответствии с и в литературном языке: Марея, Евдокея. В этих примерах происходит фонетическое изменение, которое можно назвать расширением.

Донские говоры знают результат изменения е в о(ё) в тех же условиях и примерно в том же объеме, которые закономерны для литературного языка в его разговорном виде. В романе говорят мутнехонек, печешь, вороненой, несет, кошелка, наперед, гудет, сурьезный, чижелый, щепоть, цаек, зажгешь, береза, но: дитё, намётом, нутрё, виё, синё, Вёшенской, подзёмки, клёклая, пэчонки.

Особую роль в системе фонем русских говоров играют фонемы |о| и |е|. В подавляющем большинстве говоров с исторической точки зрения представлен результат изменения е (из старых е и ь) в о в положении после мягкого согласного перед твердым, пережитого всеми русскими говорами приблизительно в XIII-XIV вв.

В этих говорах представлено следующее соотношение: [o] – после мягкого согласного перед твердым, [е] – после мягкого согласного перед мягким: сола – сельский, весолый – веселие. При строгом сохранении такого соотношения гласные [о] и [е] после мягкого согласного являются разновидностями одной фонемы |о|.

В подавляющем большинстве таких говоров в положении между мягкими согласными о появилось нефонетическим путем – в результате аналогии с положением перед твердым согласным: бероза – на берозе. Благодаря этому |о| и |е| стали различаться и в положении между мягкими согласными – слабое положение стало сильным.

Однако встречаются говоры, где отношения между фонемами |о| и |е| после мягких согласных носят иной характер. В них отсутствует результат изменения е в о. В этих говорах в положении после мягкого согласного перед твердым широта сферы употребления фонемы |е| расширена вместо |о|: свекла, котел, береза и т. п.

Говоры, отражающие такие отношения между фонемами [o] и [е], различаются между собой широтой и последовательностью сохранения этого явления. Наиболее широко распространены говоры, в которых [е] отмечается лишь в отдельных словах или ограничено пределами какой-либо морфологической категории. Эту особенность южнорусских говоров отразил Петр Ткаченко в своем словаре "Кубанский говор". В одних словах мы видим "сохранение" е без перехода в о в формах существительных, прилагательных и глаголов: балберка (с. 56), голеный (с. 79), джегнуть (с. 84), лещетки (с. 128), мухлевщик (с. 138), недотепный (с. 148), нескреба (с. 148), паленый (с. 161). Но в других словах отмечается переход е в о: байодыть (с. 56), бджжёлы (с. 59), ковтёба (с. 116), падёж (с. 161), пидстёбувать (с. 164), платёжка (с. 165), пенёк (с. 162), расхлёбувать (с. 181), сёрбать (с. 188), симидёрга (с. 189), тёпать (с. 199), хвалёвка (с. 209).

1.2 Безударный вокализм

Особенно сложны в русских говорах диалектные различия в области безударного вокализма. Здесь во всей яркости проявляется подчиненность системы очень сложном законам, понять и запомнить которые трудно иногда даже специалисту-лингвисту, а носитель диалекта справляется с ним и без всякого труда, так как это сущность его родного языка.

Значительное разнообразие безударного вокализма в русских говорах связано с различением разного количества гласных и качеством этих гласных в различных позициях.

Основными условиями, влияющими на количество и качество безударных гласных, являются те, с чем соседствуют эти гласные, и их положение по отношению к ударению. Так, на реализацию гласного влияет характер окружающих согласных: твердые они или мягкие, шипящие или нет, а также положение гласного в абсолютном начале слова (т. е. в неприкрытом начальном слоге) и в абсолютном конце слова (т. е. в конечном открытом слоге). Наибольшее число диалектных различий наблюдается в первом предударном слоге, есть особенности произношения гласных и в других безударных слогах.

Основными типами безударного вокализма являются оканье и аканье. Оканье – наиболее характерная черта северного наречия, аканье - южного наречия. Поэтому в романе Шолохова "Тихий Дон" повсеместно распространено аканье.

Аканье в широком смысле слова – это неразличение гласных фонем неверхнего подъема в безударных слогах. Аканье в узком смысле - неразличение [o] и [а] в безударном положении после твердых согласных при совпадении их в части позиций в звуке [а].

Есть два типа аканья: диссимилятивное и недиссимилятивное, или сильное. Диссимилятивное аканье распространено в западной части южного наречия и в Чухломском акающем острове Костромской области. Остальные акающие говоры и литературный язык характеризуются недиссимилятивным аканьем.

При недиссимилятивном, или сильном, аканье [о] и [а] совпадают в первом предударном слоге всегда в [а] (точнее в [а], в ином обозначении - [аъ], т. е. в звуке несколько более закрытом, чем ударный [а]).

При диссимилятивном аканье на месте [о] и [а] произносится в первом предударном слоге звук [а] или [ъ] в зависимости от того, какой гласный под ударением. Принцип диссимиляции заключается в том, что перед ударным гласным нижнего подъема не может быть гласный того же подъема: перед ударенным [а] произносится гласный среднего подъема [ъ], а перед гласным верхнего подъема произносится гласный нижнего подъема [а].

В "Тихом Доне" аканье испытывает влияние орфографии: [а] произносится вместо [о] орфографического. В речи персонажей проявляется недиссимилятивное, или сильное аканье: трава, заря, зараз, ражак, пагонычи, хахол, станишник, талокой, прашпекту, гани, гарбатый, грабельники, пагано, вараненой, стаишь, паслухать, атаман, канюшня, атец, дарогу и др.

В творчестве Шолохова (а именно в романе "Тихий Дон") встречается сильное аканье, но специфика самого говора состоит в том, что местным диалектам свойственно диссимилятивное аканье: въда, скъзали, сталы, латоха, пасабить, патрет, бальшую, нарошно, галодные, атлъмил, скарлатина, къзарма, вътагами, пълка, събакам, касу и др. Тип диссимилятивного на основе приведенных слов можно представить следующим образом.

--------------------------------------------------
I предударный слог | Ударный слог |
---------------------------------------------------------

а

а

ъ

|

и ы у

е о

а

|
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

В акающих говорах принцип неразличения гласных фонем неверного подъема в предударном слоге распространяется и на положение после мягкого согласного: [о-е-а] в этой позиции совпадают в одном звуке. Качество этого звука определяет тип предударного вокализма – еканье, иканье и яканье. Еканье и иканье встречается главным образом в среднерусских говорах. В XIX в. еканье было основной произносительной нормой литературного языка. С конца XIX в. в литературный язык стало проникать иканье, которое в настоящее время является основной нормой литературного языка. Оно почти вытеснило еканье. В Подонье отмечается яканье (именно на этой местности развертываются действия романа "Тихий Дон"). Яканье – тип безударного вокализма, при котором все гласные фонемы неверхнего подъема совпадают в первом предударном слоге после мягких согласных всегда перед твердыми и мягкими согласными в звуке [а]. Выделяются три основных типа яканья: сильное, умеренное и диссимилятивное. При сильном яканье в первом предударном слоге на месте гласных фонем ударного слога произносится всегда [а]. Умеренное яканье характеризуется зависимостью предударного гласного от качества следующего согласного: перед твердым согласным произносится [а], перед мягким согласным - [и] или [е]. При диссимилятивном яканье, которое отражено в романе "Тихий Дон", в первом предударном слоге после мягких согласных на месте этимологических а и е произносится а(орфографическая я) только перед ударенными гласными верхнего подъема (и, ы, у), перед всеми же другими ударенными гласными (а, о, 'о, е) звучит и: взялись, кряхтел, мясистая.

1.3 Начало слова

В начале слова встречаются разнообразные явления. Они представляют собой результат происходивших фонетических изменений. Прежде всего отмечается выпадение гласного звука [и] перед сочетанием согласных: звестный, звиняйте, спортил. Слово осьмнадцатая передается в речи героев в своей древнерусской форме. Современный русский литературный язык знает нынешнюю его форму –восемнадцатая, т. е. в ходе исторического развития языка появляется протеза [в]. Это второй тип фонетических изменений. Обычно согласный [в] появляется перед огубленными гласными.

В языке "Тихого Дона" протеза [в] встречается довольно часто в качестве примеров следующие слова: вусы, вострая, превострая.

1.4 Консонантизм

Рзаличия, наблюдаемые по говорам в отношении согласных, могут быть такими же, как и для гласных: 1) это различия в составе фонем (двум фонема и одного говора могут соответствовать одна фонема другого говора);2) различия звукового облика фонем (одна и та же форма в сильной позиции может быть представлена в различных говорах разными звуками); 3) различиям в позиционных возможностях и изменениях фонем (одни и те же фонемы в одной и той же позиции могут подвергаться различным изменениям в разных говорах).

Одна из наиболее ярких особенностей южнорусского наречия - произношение звонкого щелевого заднеязычного звука [Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.] в соответствии с севернорусским и среднерусским [г]. По словам, имеющим [Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.] в романе М. А. Шолохова можно отнести такие: голова, круглый, глазюки, стригеть, гляди, греха, гони, глубе, грохочущий, глыбица, голоса, горелой, голощечины, луг, горбатый, гнал, губы, гутарют, где, гребень, генерал, гололедицы, грабельники.

В некоторых западных южнорусских говорах в соответствии с [Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.] произносится звук [h], более типичный для украинского и белорусского языка. В отличие от [Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.], который образуется в результате сближения задней части спинки языка с мягким небом, [h] образуется при сближении корня языка с задней стенкой глотки. Это глоточный, или фарингальный, звонкий щелевой согласный.

В русских говорах наблюдется большое разнообразие звуков, употребляющихся в соответствии с исконными ц и ч. Основные различия между диалектными системами по употреблению этих звуков сводятся к трем типам: 1) различению двух аффрикат, 2) совпадению их в одной аффрикате, 3) отсутствию аффрикат.

В романе "Тихий Дон" представлена система с неразличением аффрикат, произношением на их месте одной аффрикаты. Это явление называется цоканьем. Наиболее древний тип этого явления – мягкое цоканье. Оно заключается в том, что на месте ц и ч произносится мягкий [ц].

Мягкое цоканье было свойственно древнему новгородскому диалекту и землям, колонизированным новгородцами. Впоследствии мягкое цоканье на некоторых территориях претерпевало изменения, которые отражают современные говоры.

На окраинах ареола мягкого цоканья возникает твердое цоканье в результате отвердения аффрикаты. В произведении Шолохова имеются такие слова: цаек, покрепце, целовеку, таврицанского, конецно, насцет, цто, Полицка, цестное, бесцинство, мальцик. Судя по их написанию в романе, в донских говорах представлено твердое цоканье.

Четко вырисовывается ряд звуковых особенностей донских говоров в произношении долгого твердого шипящего ш. В одних словах он выступает на месте литературного щ (тулупишше, кровишши, шшупал, пошшупал), а в других этот является результатом прогрессивной ассимиляции (пропастишша). Оба типа произношения характеризуют южнорусское наречие в целом. Отличными от него являются говоры, где переднеязычные шипящие, представленные долгими шипящими фрикативными согласными, относятся к мягким.

В стречаются в романе и результаты диссимиляции согласных. В местных говорах более последовательно, чем в литературном языке, произошло изменение сочетания чн в [шн]. Здесь перед смычным [н] аффриката утратила смычку и превратилась в щелевой звук. Произношение [шн], [шн] отмечается в словах ежевишная, станишного, станишник, яишником, кринишная, шапошному, буднишние, кулашник, нарошно, давнишняя, Ильинишна, горнишную.

2. Морфологические диалектизмы

Грамматический строй русских говоров отличается значительным единством. В морфологии это единство проявляется прежде всего в том, что всем говорам свойственны одни и те же части речи, которые характеризуются в основном одними и теми же категориями. Но некоторые различия есть и в самих грамматических категориях.

Диалектные различия в морфологии касаются, главным образом, внешней стороны грамматических форм, т. е. тех грамматических средств, которыми выражены грамматические значения.

Основным средством выражения грамматических значений в русском языке являются аффиксы. Диалектные различия касаются прежде всего словоизменительных аффиксов. Эти различия могут быть сведены к нескольким типам:

1. Различия в наборе аффиксов, которыми выражается определенный комплекс грамматических значений. Многие грамматические формы, образуются при помощи аффиксов, которые находятся в отношениях дополнительного распределения, т. е. каждому из аффиксов соответствует свой класс основ, в результате чего эти аффиксы взаимозаменяют друг друга в разных классах слов и взаимоисключают в одном классе.

2. Различным может быть распределение аффиксов по классам основ в тех случаях, когда набор аффиксов, находящихся в отношениях дополнительного распределения, одинаков для всех говоров.

3. Различным может быть фонемный состав одних и тех же аффиксов. Таковы окончания –ов и –ох в родительном падеже множественного числа существительных, окончания –от, - от, - ет и –ет в третьем лице единственного числа глаголов.

Различия в фонемном составе окончаний в русском языке многочисленны и касаются всех частей речи, в особенности глагола и прилагательного. Различия же в количестве и распределении синонимичных окончаний в большей мере характеризуют словоизменение существительных, но в меньшей мере словоизменение глаголов и прилагательных.

2.1 Имя существительное

Категория рода. Всем именам существительным в русском языке присущи категории рода и падежа. Диалектные различия в категории рода связаны в основном с явлениями, которые часто рассматриваются в литературе как утрата среднего рода. В одних говорах наблюдается сужение класса имен существительных среднего рода за счет расширения класса женского рода, а в других за счет мужского рода или обоих классов существительных как мужского, так и женского рода. Первое явление более характерно для акающих говоров и особенно для говоров к юго-востоку от Москвы. Второе менее четко локализовано. Наблюдается оно, например, в ряде говоров к западу от Москвы, а также на некоторых территориях, где русское население граничит с нерусским, например, в Приуралье. Однако полной утраты среднего рода не происходит. Представление об утрате среднего рода в южнорусских говорах преувеличено.

Каждому говору присущи по меньшей мере шесть падежей, известных из школьной грамматики. Но ни одна конкретная падежная парадигма (т. е. ряд словоформ, различающихся только по признаку падежа) не содержит соответствующего количества разных форм. Та или иная часть падежей в любой из этих парадигм имеет омонимичные окончания.

Совпадение падежных окончаний (омонимия падежных форм) может характеризовать и более крупные классы словоформ, выпадающие за пределы одной части речи. Некоторые падежные совпадения имеют место у любого имени при определенных показателях рода, числа и одушевленности-неодушевленности. Так, во всех русских говорах, как и в литературном языке, всегда омонимичны: 1) именительный и винительный падеж всех неодушевленных имен мужского рода; 2) именительный и винительный падеж неодушевленных имен во множественном числе; 3) родительный и винительный падеж одушевленных имен мужского рода; 4) родительный и винительный падеж одушевленных имен во множественном числе.

Именительный и винительный падеж среднего рода, всегда совпадающие в литературном языке, в говорах совпадают не всегда.

Категория падежа. Типы склонения существительных единственного числа в диалектном языке так же, как и в литературном, связаны с родом существительных, причем этот принцип связи (подобно литературному языку) реализуется непоследовательно. По говорам наблюдается большая или меньшая последовательность проявления этой связи, не одинаковы и конкретные отклонения от нее.

Необходимо различать основные (или регулярные) типы, охватывающие крупные и открытые (т. е. неограниченно пополняющиеся) классы слов, и нерегулярные типы, к которым относятся отдельные слова или закрытые (непополняющиеся) классы слов.

Основные типы склонения в диалектном языке те же, что и в литературном. Все они имеются в любом говоре, но наборы окончаний каждого типа склонения и соотношение склонений друг с другом по говорам различаются.

К нерегулярным типам склонения могут относиться в говорах существительные на мя (имя, семя и др.), мать (мати), дочь (дочи), а также свекры. Но каждый из этих типов выделяется только в части говоров. В других говорах эти существительные входят в один из основных типов склонения на основании их принадлежности к определенному грамматическому роду.

Диалектные различия в распределении существительных между типами склонения создаются не только за счет утраты нерегулярных типов склонения. К разным типам склонения относятся в говорах и некоторые другие группы существительных.

II склонение. Ко II склонению относятся существительные мужского рода, за исключением существительных на а, состав которых в говорах неоднороден, и существительные среднего рода.

Диалектные различия во II склонении касаются форм родительного и предложного падежей. В родительном падеже существительные II склонения имеют окончания а или у. Оба окончания известны во всех говорах, но их соотношение не одинаково: в одних говорах оно близко сложившемуся в литературном языке, в других – сфера окончания у шире, чем в литературном языке. Это различие связано, во-первых, с синтаксическими условиями, в которых употребляется родительный падеж на у, а во-вторых, с кругом существительных, у которых возможно окончание у.

В романе "Тихий Дон" есть синтаксические конструкции с различными предлогами, требующими родительного падежа в предложных конструкциях. Причем предлоги могут быть разными: ни сну тебе, ни покою, с пару зашлись, до лесу доходит, от лесу будем зачинать, с этого краю, с флангу, с вечеру, для сугреву, с вечеру не курил.

Но в произведении, как в части говоров, употребление формы на –у не ограничивается этим синтаксическим условием: глотнет ветру, духу не переведу, никакого уговору, льду бы надо, гвардейского росту, немецкого роду, шуму заводить нечего, кусочек воску.

Появление окончания у в этих синтаксических условиях связано и с определенным кругом существительных. Так, во многих говорах окончание у в родительном падеже бывает только у неодушевленных существительных мужского рода. Чаще это встречается у существительных с ударением на основе (см. примеры, приведенные выше). Но в некоторых говорах, преимущественно южных (что нашло отражение и в романе), отличается у существительных с ударением на окончании: из хворосту, дай огню, на базу.

Изредка, главным образом в южных говорах у наблюдается не только у существительных мужского рода, но и у существительных среднего рода. Такие примеры имеются и в романе "Тихий Дон". На этот случай можно привести такие примеры: без делу, терпенью не хватает.

Предложный падеж во II склонении имеет окончания е, и, и у. Окончания е и у есть во всех говорах, но распределяются в них по-разному, а и известно лишь в части говоров северо-западных и юго-западных областей. В романе мы нашли такие слова с окончанием у в предложном падеже: на императорском смотру, в горю.

Утрата грамматической категории среднего рода не находит в произведении большого места: какая оружия пошла, новая платья. Обычно вместо среднего рода существительные употребляются в форме женского.

Характеризуя трансформацию имен существительных среднего рода в женский, следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Лишь немногие существительные среднего рода формально обнаруживают переход в категорию женского рода. В основном это существительные, имеющие устойчивое ударение на основе.

III склонение. Диалектные различия в III склонении определяются в основном степенью его сближения с I склонением, что вызвано тенденцией к объединению склонения существительных женского рода. Эти различия затрагивают дательный, предложный, творительный падежи, а также, хотя и в значительно меньшей степени, винительный падеж.

В дательном и предложном падежах III склонение имеет окончание –и (как и в родительном падеже) или окончание е. Можно привести примеры из романа: весь в грязе, лоб-то в крове, к лошаде. Окончание е появилось под влиянием I склонения. Наиболее распространено окончание е в вологодских и части кировских говоров, в восточной части южного наречия и примыкающих к ней среднерусских говорах. При этом по отношению к говорам южного наречия и акающим среднерусским говорам речь может идти только о тех существительных III склонения, которые имеют в данной форме ударение на окончании.

В винительном падеже нулевое окончание в III склонении является в одних говорах единственным. В юго-восточной диалектной зоне наряду с ним в качестве факультативного варианта употребляется окончание у. В романе есть примеры к этому типу: церкву выстрою, выстирать шалю.

Множественное число. В склонении существительных множественного числа не выделяются такие четко отграниченные друг от друга типы, как в единственном числе. Поэтому целесообразно рассматривать падежные формы множественного числа всех существительных вместе.

Из окончаний именительного падежа и(-ы), -а, - е, известных в русском языке, только окончание и(-ы) и а имеются во всех говорах.

Во многих говорах, особенно южнорусских, окончание а известно не только у существительных мужского и среднего рода (какие сена, лагеря, платья), но так же и у существительных женского рода, преимущественно с основой на мягкий согласный. В романе "Тихий Дон" находим такие примеры: за уголья, лошадя, деревня.

Как известно, в литературном языке существительные в родительном падеже множественного числа имеют различные окончания: для существительных мужского рода продуктивны окончания ов(-ев), для существительных женского рода – нулевое окончание для существительных среднего рода – также нулевое окончание. В донских говорах для существительных всех родов продуктивным является окончание ов(-ев). Это нашло отражение в романе Шолохова. В романе Шолохова окончание ов(-ев) присоединяется к существительным разных родов: мужской род: угольев, всех друзев-товарищев, цыганев; женский род: ста тысячев, глупостев. В литературном языке ему в одних существительных, причем они могут относиться как мужскому, так и женскому роду, соответствует окончание ей: углей, всех друзей-товарищей (мужской род), глупостей (женский род) и в других - . Последнее окончание характерно для существительных мужского (цыган) и женского (тысяч) рода.

2.2 Прилагательные и неличные местоимения

Прилагательные и неличные местоимения имеют общие формы словоизменения (формы рода, числа, падежа, одушевленности-неодушевленности) и общие черты в их конкретном выражении: во многих формах имеют одинаковые окончания (ср.: злово и тово, ково) или окончания, содержащие общие элементы (ср.: молод-айа и одн-а, т-а). Это позволяет рассматривать прилагательные и неличные местоимения с морфологической точки зрения как один класс, состоящий из ряда подклассов. При этом прилагательные (к ним также по типу склонения относятся местоимения какой, такой, другой, иной, самый, всякий, ихний, каждый) относятся к неличным местоимениям как регулярный открытый класс к нерегулярным закрытым.

Диалектное варьирование в склонении прилагательных очень велико. Почти каждая падежная форма имеет диалектные варианты, иногда различающиеся по двум или более признакам.

Различия, касающиеся только отдельных форм, могут быть связаны с построением отдельных участков всей парадигмы прилагательных (подпарадигм), т. е. с построением парадигмы форм определенного грамматического рода или числа; могут затрагивать формы разных подпарадигм, имеющих какие-то общие признаки.

При рассмотрении различий, касающихся отдельных форм в романе "Тихий Дон", следует остановиться на формах родительного и предложного падежей единственного числа мужского и среднего рода и на форме винительного падежа единственного числа женского рода.

В родительном падеже мужского и среднего рода прилагательные имеют окончание ово или ова - и ог. В романе встречаются примеры: воробьиного щавлю, атаманова сынка, Митькиного жеребца.

Двусложным окончаниям с интервокальной фонемой [j] разных подпарадигм (-аja, - ojo и т. п.) в части говоров соответствуют односложные окончания. В романе это а и у в именительном и винительном падежах женского рода: бела рыбица, всяка вещь, нову избу. Также отмечается и(-ы) в тех же падежах множественного числа: студены ключи, сычины выголоски, светлы ночи.

Такие окончания называются стяженными, т. е. возникшими в результате стяжения - утраты интервокального [j] и последующего слияния гласных.

Возможно, что стяжение было не единственной причиной возникновения односложных окончаний в указанных формах прилагательных. Известную роль могло сыграть и влияние других имен (существительных и местоимений), у которых в соответствующих формах имеются односложные окончания.

Склонение неличных местоимений отличается неоднородностью. Почти каждое местоимение, если учитывать все диалектные варианты его склонения, представляют собой особую разновидность. При этом набор различительных элементов в падежных формах одинаков для всех неличных местоимений, но их распределение по отдельным лексемам создает множество вариантов отдельных парадигм.

Указательные местоимения. Повсеместны формы этот, эта, это, эти. Они указывают на ближайший предмет приведем примеры из романа: с этого краю, эту полчок, через эту молитву.

При указании на отдаленный предмет в романе используются формы энтот, энта, энти: энтой, Карши, энти дома, энти хутора. Эти формы, содержащие в себе эпентезу н, распространены во всех донских гвоврах.

Притяжательные местоимения. Заслуживают внимания притяжательное местоимение множественного числа их. Оно, подобно другим притяжательным местоимениям, вопреки литературной норме, изменяется по числам, родам и падежам, согласуясь с существительными, выражающими предмет или лицо, которое принадлежит или которым обладают. В "Тихом Доне" часто встречается форма ихний: за ихнюю Наталью, ихний казак. Как видно, притяжательные местоимения образовались путем присоединения к личному местоимению в родительном падеже множественного числа суффикса прилагательного н-.

2.3 Глагол

Классы глаголов, выделяемые по соотношению у них основы прошедшего и основы настоящего времени, называются формообразовательными разрядами (или просто разрядами) глаголов, поскольку именно с ними связано образование всей совокупности форм каждого глагола. От основы прошедшего времени, как правило, образуются формы инфинитива; от основы настоящего времени – личные формы глагола и формы повелительного наклонения (см. ниже).

По образованию глагольных основ говоры и литературный язык очень близки. Различия затрагивают сравнительно небольшие группы глаголов или даже отдельные глаголы, но все они имеют яркую диалектную окраску. Часть из них архаизмы, утраченные литературным языком, другие – результат специфических для говоров образований по аналогии. Кроме того, различия в основах глаголов отражаются на образующихся от них формах.

Инфинитив. Формы инфинитива в романе Шолохова "Тихий Дон" представлены моделями: 1) с конечной морфемой сти с вариантом - сть: гресть кто будет, правду блюсть; несть воду; 2) после гласных и согласных ть: давай вылазить.

Глагол идти в донских говорах повсеместно известен в варианте итить (без долгого затвора в основе), соответствующим образом оформляются и производные. Такие инфинитивные формы встречаются в произведении Шолохова: могет в землю уйтить, велю уйтить, разрешите взойтить, идтить надо, перед тем как прийтить, идтить на Москву, из смертного боя целым выйтить, отойтить нельзя.

Личные формы глагола. Как и в литературном языке, большая часть глаголов во всех говорах распределяется между I и II спряжениями. Эти два спряжения различаются во всех говорах у глаголов с ударными окончаниями.

У глаголов с безударными окончаниями эти два спряжения в части говоров (в основном южнорусских) не различаются. Это во многом определяется фонетикой говоров, а именно совпадением в заударной позиции [о] и [и] или [е] и [и], - т. е. тех гласных фонем, которыми различаются окончания I и II спряжений в формах второго и третьего лица единственного числа, первого и второго лица множественного числа.

В "Тихом Доне" отмечается явление, когда глаголы исконно II спряжения с безударными окончаниями в форме третьего лица множественного числа повсеместно имеют окончание ут: как мужей проводют, они увидют, кони в косилке ходют, скоро объездют, ездют тут, гутарют в деревне, никак не разделют, соль возют. Эти глаголы имеют окончания, характерные для глаголов I спряжении, называются глаголами общего спряжения.

Возвратные формы глагола. Формы залога, выражающие отношения между субъектом и объектом действия, тесно связаны с переходностью и непереходностью глаголов. Морфологическим средством выражения непереходности глаголов служит постфикс ся.

В романе возвратная глагольная частица известна в вариантах с(-сь), - ся, связанных с изменением согласного с по твердости-мягкости, с наличием или отсутствием гласного).

Отсутствие гласного в возвратном постфиксе, как и в литературном языке, известно только в положении постфикса после гласного. Это явление представлено в романе повсеместно. Однако в "Тихом Доне" в этом же положении встречаются и формы, сохраняющие гласную фонему: а я с чем остануся, вчера нашлася.

В формах третьего лица единственного и множественного числа и инфинитива после т твердого звучит, по-видимому, ца: придется рано ль поздно ль, гости садятся.

Повелительное наклонение. Заслуживают быть отмеченными образования второго лица императива следующих глаголов: а все ж там не смеись, расставаться не боись, поспись моя чадунюшка, поскорей стряпайся, поди простись.

2.4 Наречие

Диалектные особенности в области наречий в романе Шолохова "Тихий Дон" не имеют широкого распространения, нежели особенности в других частях речи (имя существительное, прилагательное, глагол). В произведении встречаются наречия, свойственные литературному языку: стоит боком, ты потихоньку, обхватил его поперек, верхом едем, разделить человека надвое.

Отличия же диалектов в области наречий касаются состава употребляющихся форм, их функционирования, способов образования.

Так, в словосочетании телешами едем наречие употребляется в форме творительного падежа. Вероятнее всего, в литературном языке ему подходит форма на телеге (т. е. в форме предложного падежа).

В романе используются слова с суффиксами и - (в литературном языке они имеют соответствующий суффикс ом-): пешки не могешь ходить, верхи бегет. Донской говор, как и другие многочисленные группы говоров, сохранил отпечаток старославянского языка: в речи носителей говора встречаются слова, формы этих слов в их первоначальном виде.

Шолохов использует наречия в их древнем варианте: останусь навовсе (имеется префике на-, отсутствующий в литературном языке). Возможно, здесь оно создано по аналогии с наречием насовсем.

3. Лексические диалектизмы

Говоры русского языка характеризуются значительным единством словарного состава и наличием известного количества различающихся лексических единиц. Всю лексику говоров русского языка можно разделить на три группы. Первую группу составляют собственно диалектные, или областные слова. Это лексические единицы, имеющие ограниченную территорию распространения и не входящие ни в одну из общерусских форм языка. Вторая группа представлена словами, ограниченными в своем территориальном распространении, но входящими в словарный состав литературного языка либо городского просторечия. К третьей группе относится лексика, не имеющая территориальных ограничений и также входящая в словарный состав литературного языка и просторечия.

Лексические единицы – разные слова и варианты одного слова – могут различаться между собой звуковой формой или значением. Разные слова и варианты одного слова, имеющие в разных говорах одно и то же значение, составляют диалектное различие плана выражения или лексическое диалектное различие. Это так называемые собственно-лексические диалектизмы.

Различаться по говорам могут и значения, соответствующие одной звуковой форме. Такое различие называется диалектным различием плана содержания, или семантическим диалектным различием. Это лексико-семантические диалектизмы.

3.1 Собственно-лексические диалектизмы

О лексических диалектизмах можно сказать то же, что и о фонетических и грамматических особенностях говора. Они становятся необходимой, характерной принадлежностью языка произведения.

В романе Шолохова часто употребляются типичные для донского говора слова кубыть, мабуть 'может быть', зараз 'сейчас', ажник 'даже', дюже 'очень', нехай 'пусть, пускай', трошки 'немного'. Эти слова встречаются в речи всех персонажей - казаков.

Повсеместное распространение в романе получают и такие лексические диалектизмы, которые характеризуют деятельность человека с разных сторон. Причем значения диалектизмов, использованных М. Шолоховым, здесь и в последующем изложении определены главным образом по "Толковому словарю живого великорусского языка" В. Даля.

бухнуть 'глухо ударять во что-либо' (Даль, I: 146): бухнул по воде омахом охотящийся на мелочь сом (с. 36),

бузовать 'шибко, жадно пить, тянуть, гласить' (Даль, I: 137): Зачали бузовать прямо с темечка (с. 49),

баглайничать 'бездельничать, вести беспорядочный образ жизни' (Даль, I: 35): …Нечего баглайничать (с. 122),

втолочь 'втиснуть' (Даль, I: 273): бабу твою в землю втолочим. (с. 25),

ворохнуться 'пошевелиться' (Даль, I: 245): до Черкасского не ворохнется (с. 37),

взмыкивать (взмыкаться) 'всплакаться, закручиниться' (Даль, I: 199):он лишь глухо взмыкивал (с. 172),

вертаться 'возвращаться, поворачивать обратно' (Филин, IV: 181): братцы вертайтесь (c. 276),

выпорожнить 'выложить, высыпать' (Даль, I: 307): кому куда выпорожнить? (341),

гутарить 'говорить, беседовать, разговаривать' (Даль, I: 411): гутарили про него по хутору чудное (с. 24),

гулевой 'свободный' (Даль, I: 406): с полдесятины гулевой земли (с. 26),

гольный 'голый, бедный' (Даль, I: 371): а со степи – гольный донник (с. 144),

говеть 'поститься, ничего не есть' (Даль, I: 304): дед Гришка говел на четвертой неделе (с. 181),

гуртоваться 'собираться, объединяться' (Даль, I: 409): гуртоваться парни (с. 186),

жменя 'горсть чего, рученька' (Даль, I: 546):возьму бороду в жменю (с. 156),

жидковатый 'нетвердый, слабый, бессильный' (Даль, I: 541): жидковат ты был (с. 201),

захолонуть 'застыть, похолодеть' (Даль, I: 541): так и захолонуло во мне (с. 25),

забастовать 'взять под стражу' (Филин, IV: 213): а что, атаман, не забастует нос (с. 49),

захряснуть 'затвердеть' (Даль, I: 661): земля – чисто каменная, захрясла от давности (c. 49),

забурунный 'ветреный' (Даль, I: 556): ты, забурунный, чего прибег? (с. 54),

загогулина 'закорючина, покляпость' (Даль, I: 569): в цветочных загогулинах (с. 133),

забрухать 'забодать, забутаскать' (Даль, I: 555): забрухает он тебя (с. 173),

заважить 'взвесить' (Даль, I: 557): сколько заважил на весах? (с. 216),

истухать 'потухать вовсе, перестать гореть' (Даль, II: 63): пока истухала заря (c. 24),

издохнуть 'умирать' (Даль, II: 21): вскоре издохла (с. 25),

игрища 'народные сборища, сходбища для забавы' (Даль, II: 7): прикрыть все игрища (с. 30),

избочить 'покривить, искривить, наклонить' (Даль, II: 12): избочив голову долго гладил (с. 172),

кохаться 'любить' (Даль, II: 180): взяли мы тебя не кохаться да не вылеживаться (с. 51),

кликать 'звать, требовать голосом кого, куда-либо' (Даль, II: 118): кличь дочерю (с. 80),

кобарга 'горсть, пригоршня' (Даль, II: 126): грыз куриную кобаргу (с. 104),

кизяк 'сухой навоз, резанный, формованный в кирпич, для топлива' (Даль, II: 107): наколол кизяков (с. 122),

клеклый 'сухой и твердый' (Даль, II: 116): земля как хрящ, до бесконца краю клеклая (с. 186),

клехтать 'бурлить, клокотать' (Даль, II: 118): вода клехтала у грядушки сохей"),

кургашек 'сурчина' (Даль, II: 221): волк выскочил на кургашек (с. 191),

канунный 'пища, благословенная священником' (Даль, II: 85): затхлым канунным медом (с. 196),

караковый 'темногнедой, почти вороной с подпалинами желтизной на морде и в поту' (Даль, II: 90): под уланами были караковые лошади (с. 297),

квелый 'хилый, слабый, болезненный' (Даль, II: 104): квелый вроде хворый (с. 300),

леденистый 'полумерзлый, ледяной' (Даль, II: 244): дюже леденистая ты (с. 131),

магарыч 'угощенье, при сделках и продажах, род взятки' (Даль, II: 288): а магарыч (с. 31),

мусолить 'сосать, жвакать, пачкать слюною' (Даль, II: 361): мусолили три вечера (с. 155),

насупониться 'хмуриться, морщиться' (Даль, II: 478): что насупонился-то? (с. 101),

наглядать 'надзирать, наблюдать' (Даль, II: 393): наглядай за моими быками (с. 154),

назябнуть 'мерзнуть, остывать' (Даль, II: 418): назяб ить, небось (с. 209),

навовсе 'насовсем' (Даль, II: 386): останусь навовсе у вас (с. 221),

осерчать 'сердиться, негодовать' (Даль, II: 696): случилось как-то на пахоте на быка осерчать (31),<

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Анализ фонетической системы, морфологической структуры, синтаксического порядка и лексического состава донского говора по роману М. А. Шолохова Тихий Дон". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 694

Другие дипломные работы по специальности "Иностранный язык":

Studies lexical material of English

Смотреть работу >>

The socialist workers party 1951-1979

Смотреть работу >>

Французские заимствования в испанском языке

Смотреть работу >>