Дипломная работа на тему "Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)"

ГлавнаяГосударство и право → Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ГРАЖДАН-ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

1.1 Гражданское законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей, его система и сфера применения

1.2 Общие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

1.3 Специальные права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

ГЛАВА 2. ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ РАБОТ (ОКАЗАНИИ УСЛУГ). ФОРМЫ И П ОРЯДОК ЗАЩИТЫ НАРУШЕННОГО ПРАВА

2.1 Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

2.2 Формы и порядок защиты прав потребителей

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. При заключении и исполнении договоров в целях удовлетворения коммерческими организациями разнообразных личных бытовых потребностей граждан возникает настоятельная необходимость в тщательной регламентации прав и обязанностей сторон, установлении ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение и порядка защиты нарушенных прав.

Реформирование общества и государства, неизбежное при переходе к рыночной экономике, требует формирования новых подходов к правовому регулированию общественных отношений, ориентированных на всемерную охрану прав и законных интересов граждан в получении качественных и безопасных товаров (работ, услуг), обеспечении свободы их выбора. Установление особых социальных гарантий соблюдения прав потребителей призвано также способствовать усилению конкуренции среди субъектов предпринимательской деятельности, повышению их ответственности.

Гражданин-потребитель является менее защищенным субъектом гражданского оборота, по сравнению с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, являющимися профессиональными участниками рынка и располагающими неизмеримо большими финансовыми и иными возможностями для защиты своих интересов и воздействия на потребителя в этих целях. В связи с этим требуется наличие в законодательстве особых регулятивных и правоохранительных норм, которые бы учитывали особенности отношений с участием гражданина-потребителя. В то же время, поскольку создание дополнительных правовых гарантий для потребителей не может не влечь ущемления прав субъектов предпринимательской деятельности, которые также вправе рассчитывать на защиту своих интересов, и возможно лишь путем установления определенных изъятий из принципа юридического равенства сторон, необходимо четкое определение круга общественных отношений, подлежащих особому правовому регулированию, в целях избежание, как искусственного его расширения, так и необоснованного сужения.

Проблема защиты прав потребителей уже давно приобрела международное значение и актуальность ее теоретического исследования вряд ли может вызвать сомнение. В мировой практике выработан целый комплекс основополагающих прав потребителей, к числу которых относятся права на получение качественных и безопасных товаров (работ, услуг), на просвещение, информацию, полное возмещение причиненного вреда, включая компенсацию физических и нравственных страданий, на судебную защиту, право на объединение в общественные организации и ряд других, закрепленных в специальной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1985г. №39/248 «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей», которую необходимо рассматривать в качестве основы развития национального законодательства.

В тоже время анализ судебной практики свидетельствует о том, что в судах рассматривается значительное число дел, связанных с нарушением законодательства о защите прав потребителей. При этом суды испытывают значительные трудности, связанные, в первую очередь, с проблемой определения круга отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, особенно по договорам возмездного оказания услуг. Это обусловлено как динамичным изменением законодательства, так и ростом многообразных услуг, развитием договорных форм, опосредующих их оказание. Возникла настоятельная потребность в проведении дальнейших научных исследований, с целью теоретического обоснования совершенствования законодательства о защите прав потребителей, установления и преодоления имеющихся недостатков в правоприменительной практике.

Степень научной разработанности. В ходе научного исследования использовались достижения известных ученых-правоведов, в частности, труды С. С. Алексеева, Н. А. Баринова, Ю. Г. Васина, А. М. Беляковой, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, В. В. Витрянского, В. П. Грибанова, М. А. Гурвича, Н. Д. Егорова, Т. И. Илларионовой, О. С. Иоффе, А. Ю. Кабалкина, О. А. Красавчикова, Р. З. Лифшица, Н. С. Малеина, Г. К. Матвеева, Д. И. Мейера, И. А. Покровского, Я. Е. Парция, Б. И. Пугинского, М. Н. Семякина, М. Я. Синицкой, В. Л. Слесарева, Ю. К. Толстого, Я. Ф. Фархтдинова, Р. О. Халфиной, А. Е. Шерстобитова, Г. Ф. Шершеневича и других.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие при заключении договора о защите прав потребителей при оказании бытовых услуг.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Правильное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах России.

- нормы гражданского законодательства, регламентирующие защиту потребителей;

- практика реализации правовых норм;

- тенденции совершенствования рассматриваемых положений законодательства.

Цель исследования. Целями исследования являются определение сферы применения законодательства о защите прав потребителей, исходя из специфики решаемых с его помощью задач, исследование особенностей договорных отношений, возникающих между потребителями и исполнителями услуг (работ), анализ действующего законодательства о защите прав потребителей, соотношение с отраслевым законодательством, в первую очередь, гражданским, разработка предложений по его совершенствованию.

Данные цели обусловили необходимость следующих задач:

- анализ развития законодательства о предоставлении услуг;

- рассмотрение способов защиты прав потребителей в сфере услуг;

- рассмотрение понятия услуг;

- изучение проблем правового регулирования оказания бытовых услуг.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического методов.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.


ГЛАВА I. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ГРАЖДАН-ПОТРЕБИТЕЛЕЙ   1.1. Гражданское законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей, его система и сфера применения

Законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей представляет собой крупный массив нормативных актов, объединяя нормы различных отраслей права, и содержит меры государственного регулирования, устанавливаемые в целях защиты одной из сторон правоотношения — потребителя. Доминирующую роль в регулировании отношений с участием потребителей занимает гражданское право, поскольку именно оно призвано регламентировать на началах автономии воли и диспозитивности имущественные, а также некоторые неимущественные отношения между юридически равными субъектами.

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ гражданское законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. Согласно указанной конституционной норме исключается возможность издания органами государственной власти и управления субъектов Российской Федерации нормативных актов, содержащих гражданско-правовые нормы, и, соответственно, отнесение их к числу источников гражданского права. В случае принятия таких актов, они могут быть признаны незаконными по иску лица, права которого этим нарушены.

Гражданский кодекс РФ вводит новое, более узкое по сравнению с традиционным, толкование понятия «гражданское законодательство», под которым понимается Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы (п.2 ст. 3). И если в первоначальной редакции Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.92 г.[1] предоставлял республикам в составе Российской Федерации право законодательного регулирования отношений по защите прав потребителей (по вопросам установления перечней и способов доведения информации до потребителя по отдельным видам товаров (работ, услуг), ответственности виновных должностных лиц за нарушение режима работы государственного, муниципального предприятия и т. п.), то в настоящее время регулирование отношений в области защиты прав потребителей производится исключительно ГК РФ, Законом о защите прав потребителей и принимаемыми в соответствии с ними иными федеральными законами и правовыми актами Российской Федерации.

Центральное место среди нормативных актов, регламентирующих отношения, возникающие при реализации товаров (выполнении работ и оказании услуг), занимает Закон РФ от 07.02.92 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», который вступил в действие с 07.04.92 г. Этот акт ознаменовал собой тенденцию усиления законодательной защиты прав потребителей в российском законодательстве, являясь базой его дальнейшего развития в этой области. Значение Закона специально подчеркнуто в ст.9 Федерального закона РФ «О введении в действие второй части Гражданского кодекса РФ» от 26.01.96г. № 15-ФЗ,[2] указывающей, что в тех случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных (бытовых) нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом о защите прав потребителей и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Справедливо мнение Я. Е. Парция о том, что нормы Закона имеют приоритет по отношению к иным законам (за исключением ГК РФ), которые регулируют отношения в области защиты прав потребителей.[3] Именно такой вывод и следует из анализа указанной выше нормы ФЗ «О введение в действие части второй ГК РФ» и положений п.1 ст.1 Закона о защите прав потребителей, согласно которому «отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, настоящим Законом и принимаемыми в соответствии с ним иными федеральными законами и правовыми актами Российской Федерации». В этом смысле представляется неверным вывод постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.94 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»,[4] согласно п.2 которого в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации (например, договоры перевозки и энергоснабжения), то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. Особо выделено, что такой приоритет имеют только те специальные законы, которые приняты после введения в действие части второй ГК РФ. К сожалению, данная позиция в самом постановлении Верховного Суда РФ не аргументирована ссылками на нормы права, на основании анализа которых был сделан такой вывод, и представляется неверной по указанным выше причинам.

Руководствуясь постановлением Верховного Совета РФ от 07.02.92 г. № 2300/1-1 «О введении в действие Закона РФ «О защите прав потребителей»,[5] Правительство РФ 28.05.92 г. приняло постановление № 359 «Об отмене ведомственных нормативных актов, регулирующих отношения в области прав потребителей»,[6] которым предписывалось министерствам и ведомствам отменить свои акты, регулирующие отношения в области защиты прав потребителей до 01.08.92г., при этом сохранялась в части, не противоречащей Закону о защите прав потребителей, юридическая сила тех ведомственных актов, которые регулировали права потребителей по вопросам, отнесенным указанным законом к компетенции Правительства РФ.

Кроме этого, сохраняют свою силу в части, не противоречащей Закону о защите прав потребителей и принятым в соответствии с ним актам, постановления Совета Министров РСФСР, изданные по отдельным видам обслуживания граждан, такие как утвержденный 01.02.65 г. Типовой договор подряда на ремонт жилого помещения (бытовой заказ),[7] Типовой договор подряда на строительство жилого и нежилого помещений (бытовой заказ)[8] и некоторые другие. Подобная нормотворческая активность в этом направлении представляется совершенно оправданной. То обстоятельство, что подзаконное регулирование отношений с участием потребителей возможно только на уровне постановлений Правительства РФ, которые могут быть изданы лишь в случаях, прямо указанных в законе - является дополнительной гарантией соблюдения прав потребителей.

Значимость проблем по защите прав потребителей для международного сообщества в полной мере подтверждается принятием в 1985 г. резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, утвердившей «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей».[9] Согласно п.25 указанной резолюции если в силу местных экономических условий какая-либо норма ниже общепризнанной международной нормы, должны предприниматься все усилия для скорейшего повышения этой нормы.

Конституцией РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы (п.4 ст. 15).

В полном соответствии с общепризнанным принципом приоритета международного права перед внутренним правом отдельной страны ст.2 Закона о защите прав потребителей устанавливает, что при противоречии норм указанного закона и положений международных договоров с участием России, применению подлежат последние. В юридической литературе[10] высказано мнение о том, что толкование данной нормы должно носить ограничительный характер, поскольку нормы международных договоров могут, как устанавливать более высокий, по сравнению с установленным российским законодательством, уровень правовой защиты интересов потребителя, так и снижать гарантии его прав. В последнем случае вопрос о возможности ограничительного толкования ст. 2 Закона и ст. 7 ГК РФ приобретает особый смысл и значение, и эта ситуация совсем не исключена, поскольку международные договоры заключаются между странами с различным уровнем технического, правового и культурного развития, в связи с чем формулирование их положений представляет собой всегда определенный компромисс. С учетом этого, представляется правильным рассматривать нормы международного права в области защиты прав потребителей, как определенный минимум предоставляемых данной категории лиц прав. Если же национальным законодательством установлены дополнительные гарантии, обеспечивающие защиту прав потребителей на более высоком, по сравнению с нормами международного права, уровне, то нет оснований усматривать в этом какое-либо противоречие.

Нельзя не отметить большое значение в правильном толковании и применении норм, регулирующих отношения с участием потребителей, разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, которые содержатся в соответствующих постановлениях и, представляя собой, разновидность легального толкования, являются обязательными для всех судов общей юрисдикции, применяющих закон, которому дано разъяснение. Постановления Пленума Верховного Суда РФ «содержат правоположения, выступающие в виде конкретизированных предписаний и поэтому наиболее полно раскрывают свое интеллектуально-волевое содержание, приближаясь к нормам права».[11] Это высшая форма практики, которой придано руководящее значение. Но все же предписания Верховного Суда РФ не относятся к числу норм права, а постановления к числу источников права, поскольку не являются результатом правотворческого процесса, представляя собой «результат официального толкования действующего права, сформулированного на основе данных юридической практики»,[12] «не дотягивая» по сумме своих свойств и признаков до юридических норм.[13]

В настоящее время на основе Гражданского кодекса РФ принимаются законы, в том числе и прямо в нем предусмотренные. В связи с этим вопрос о строгом соблюдении принципа верховенства норм Кодекса при регулировании гражданских правоотношений приобретает особое значение, поскольку его несоблюдение неизбежно приведет к разрушению единой системы регулирования гражданских отношений, существенно снизит эффективность правового регулирования в целом. К сожалению, законодатель не всегда учитывает указанные обстоятельства, допуская принятие законов, не соответствующих требованиям Гражданского кодекса РФ, в том числе и в области защиты прав потребителей. Примером может служить Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»,[14] которым предусматривается реализация туристского продукта (права на тур, как комплекса услуг) на основании договора розничной купли-продажи. Между тем, как согласно п.2 ст.779 ГК РФ (глава 39 «Возмездное оказание услуг») туристское обслуживание относится к числу возмездных услуг, что предполагает иную структуру договорных отношений и их правового регулирования.

Возникает вопрос о том, что следует понимать под личными (бытовыми) нуждами, не связанными с извлечением прибыли, поскольку цель приобретения товара (работы, услуги) в ряде случаев является решающим фактором, в зависимости от которого решается вопрос о распространении на соответствующие отношения законодательства о защите прав потребителей. Понятие личных (бытовых) нужд является оценочным и неоднозначным. По всей видимости, имеются в виду такие нужды, потребность в удовлетворении которых гражданин испытывает в быту.[15]

По мнению Парция Я. Е. этом под понятие личных (бытовых) нужд подпадает и приобретение товара для производственного использования (например, для обработки садового участка) без цели систематического извлечения прибыли, а при изменении режима пользования имущества предлагается исходить из первоначальной цели его приобретения.[16] Последний вывод представляется неверным, поскольку если в результате какой-либо сделки имущество, первоначально приобретавшееся для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли, будет использоваться новым титульным владельцем в иных целях (например, в предпринимательской деятельности), то последний в случае возникновения спора уже не вправе ссылаться на Закон о защите прав потребителей, так как в результате изменения цели использования товара (результата работы) он (новый владелец) не может рассматриваться в качестве потребителя. Аналогичным образом должен решаться вопрос и в том случае, если товар (результат работ) в последующем приобретается юридическим лицом.

Дополнительным критерием является указание на то, что имеются в виду только те личные (бытовые) нужды, удовлетворение которых не связано с извлечением прибыли. Это дало основание некоторым ученым утверждать, что действие Закона о защите прав потребителей распространяется лишь на тех граждан, которые «приобрели товар или услугу не для... предпринимательской деятельности».[17]

Необходимо отметить, что в качестве потребителя Закон рассматривает любого гражданина, который имеет только намерение приобрести товар (работу, услугу). Это имеет принципиальное значение — ряд норм Закона подлежит применению и до того, как между сторонами возникают договорные отношения (право потребителя на получение необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы, о товарах (работах, услугах), право на свободный выбор работ (услуг) и т. п.).

Решением мирового судьи судебного участка N 22 Куйбышевского района г. Самары от 26.12.2002 удовлетворены исковые требования Г. о взыскании неустойки в размере 2 382 руб. с ДУ-2 Кряжской КЭЧ за просрочку выполнения ремонта квартиры на основании решения суда.

Куйбышевский районный суд решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела видно, что в соответствии с решением Куйбышевского районного суда ДУ-2 было обязано произвести ремонт крыши дома и квартиры Г. в срок до 01.08.2000.

Однако ремонт крыши был произведен ответчиком только в августе 2000 года, что подтверждается показаниями сторон.

Удовлетворяя требования Г. о взыскании неустойки за просрочку исполнения судебного решения, мировой судья сослался на п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", в соответствии с которым за нарушение установленных сроков исполнения работы с исполнителя в пользу потребителя может быть взыскана неустойка.

Однако, исходя из вышеуказанного закона, отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из возмездных гражданско-правовых договоров на приобретение товаров, выполнение работ, оказание услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли.

В данном же случае, у ответчика по отношению к истцу возникло одностороннее обязательство, основанное на решении суда.

В связи с чем, у мирового судьи не было оснований применять к правоотношениям сторон Закон "О защите прав потребителя".

Гражданским процессуальным законодательством также не предусмотрено взыскание неустойки на несвоевременное исполнение решения суда.

Решение мирового судьи отменено, как не основанное на законе[18].

Под «исполнителем» Закон понимает организацию, независимо от ее формы собственности, а также индивидуального предпринимателя, выполняющих работы или оказывающих услуги потребителям по возмездному договору. Под организациями понимаются юридические лица, причем как коммерческие, преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, так и некоммерческие, имеющие иную основную цель своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (ст. 50 ГК РФ). Некоммерческие организации, обладая в отличие от большинства коммерческих организаций специальной правоспособностью, могут осуществлять предпринимательскую деятельность, оказывая услуги и выполняя работы для граждан, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует им.[19] В Законе о защите прав потребителей особо подчеркнуто, что форма собственности юридического лица не имеет значения для решения вопроса о распространении на его деятельность законодательства о защите прав потребителей.

Контрагентом потребителя может быть также и индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке. В соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ к индивидуальным предпринимателям применяются правила ГК, которые регулируют деятельность коммерческих юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. В некоторых случаях суды разрешают спор исходя из формального наличия или отсутствия факта регистрации лица в качестве индивидуального предпринимателя, не давая оценки всем установленным обстоятельствам в совокупности.

При таких условиях, принимая во внимание, что в роли потребителей может выступать при определенных обстоятельствах любой гражданин, не вызывает сомнений необходимость установления особого правового регулирования таких отношений.

Однако, очевидно, что создание дополнительных гарантий и привилегий для одной из сторон не может не влечь умаления прав другой стороны.

Поэтому при определении круга отношений, на которые необходимо распространять законодательство о защите прав потребителей, следует это учитывать, не допуская необоснованного ущемления прав субъектов предпринимательской деятельности.

  1.2 Общие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

Под общими рассматриваются те права, которыми обладает любой потребитель при возникновении обязательственных отношений с исполнителем, направленных на удовлетворение его личных (бытовых) потребностей. Достаточно установления того обстоятельства, что на возникающие отношения распространяется действие законодательства о защите прав потребителей, и можно сделать вполне определенный вывод о наличии у потребителя соответствующих правомочий, которые носят общий для всех правоотношений с его участием характер. Все иные права потребителя носят по отношению к общим правам специальный характер, поскольку их конкретный набор зависит от основания возникновения правоотношения (договорное или внедоговорное), а также от характера договорных связей между субъектами (купля-продажа, выполнение работ, оказание тех или иных возмездных услуг).

Деление прав потребителей на общие и специальные нашло, по существу, свое отражение и в конструкции Закона о защите прав потребителей. Так, общие права, в основном, регулируются главой I Закона, в то время как основная часть специальных прав, предоставляемых потребителю при нарушении его прав регулируется второй главой (в отношении товаров) и третьей (в отношении работ и услуг).

Одной из новел новой редакции Закона о защите прав потребителей является закрепление права потребителей на просвещение в области защиты их прав (ст. 3), которое обеспечивается посредством включения соответствующих требований в государственные образовательные стандарты, общеобразовательные и профессиональные программы, а также посредством организации системы информации потребителей об их правах и необходимых действиях по защите этих прав. Представляется, что предоставление указанного права является логичным продолжением законодательной презумпции непрофессионализма потребителя (п.2 ст. 12 Закона), соответствующей общепринятым международным принципам.

Просвещение гражданина в области защиты прав потребителей как нельзя более отвечает принципам образования, под которым понимается целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах человека, общества и государства.[20]

Получение гражданами основ потребительских знаний несомненно будет способствовать надлежащей реализации их прав в этой области, обеспечивая возможность действовать в качестве разборчивых потребителей, способных делать компетентный выбор товаров и услуг, знающих свои права и обязанности, основные способы их защиты, а также окажет положительное воздействие и на коммерческие организации, стимулируя последних к добросовестному поведению на потребительском рынке.

Одним из важнейших является право потребителя на информацию. Под информацией следует рассматривать сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.[21]

Устанавливая право потребителей на получение необходимой и достоверной информации об исполнителе и оказываемых им услугах (выполняемых работах), Закон определяет требования по составу информации, порядку и форме ее предоставления организациями, оказывающими услуги (реализующими товары, выполняющими работы). Данное право следует относить к числу субъективных гражданских прав потребителя.

Доведению до потребителя подлежит «необходимая» информация, содержание которой в Законе напрямую не расшифровывается. Очевидно, что при отнесении той или иной информации к категории необходимой для потребителя следует исходить из его интересов, учитывая, что информация призвана обеспечить возможность компетентного и независимого выбора работы (услуги), возможность использования ее результата по назначению, предупредить об опасности, а также о вероятном загрязнении окружающей среды.

Предусмотренный Законом (ст. 8) перечень сведений, которые исполнитель обязан предоставить потребителю, следует рассматривать в качестве информации «обязательной», являющейся составной частью информации «необходимой». Так, если в виду каких-либо особенностей работы (услуги) требуется предоставление потребителю дополнительной информации, наряду с обязательной, которая установлена законом, то исполнитель обязан ее предоставить и не вправе ссылаться в случае возникновения спора на то обстоятельство, что такая информация не указана в общеустановленном перечне обязательной и подлежащей доведению до потребителя. Риск последствий непредоставления информации, являющейся необходимой, несет исполнитель. Исходя из этого следует сделать вывод о том, что п.1 ст.8 Закона содержит общую презумпцию вины исполнителя в непредоставлении той информации, которая, исходя из конкретных обстоятельств, может быть признана необходимой для потребителя.

Исполнитель обязан предоставить потребителю информацию при заключении договора в наглядной и доступной форме способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке, а дополнительно и на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов России (п.2 ст.8 Закона). Особенности предоставления информации по тем или иным видам работ (услуг), устанавливаются Правительством РФ при утверждении правил об оказании услуг (выполнении работ) соответствующего вида и зависят также и от вида информации. Так, в соответствии с п. п.3-4 Правил об оказании гостиничных услуг в РФ[22] сведения о фирменном наименовании исполнителя, режиме работы и местонахождении располагаются на вывеске, а информация об услугах размещается в помещении, предназначенном для оформления проживания в гостинице в удобном для обозрения месте.

Особенностью информации при заключении потребительских договоров является то, что обязанность по ее предоставлению возникает у исполнителя до заключения договора и любой гражданин, обратившийся за получением такой информации к исполнителю, уже должен рассматриваться в качестве потребителя. В соответствии с преамбулой Закона в качестве потребителя рассматривается и гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести товар (работу, услугу). Представляется, что именно с фактом обращения потребителя к организации, осуществляющей соответствующую деятельность, следует связывать момент возникновения права на информацию и приобретение гражданином статуса потребителя для соответствующих отношений. До этого момента, право на получение информации о товарах (работах, услугах) должно рассматриваться в качестве элемента правоспособности, правовой возможности правообладания. Таким образом, для реального возникновения права на информацию требуется наличие определенного юридического факта – действий, свидетельствующих о намерении гражданина вступить в договорные отношения по приобретению товара (работы, услуги).

До заключения договора, когда имущественное отношение еще не возникло, при отсутствии факта причинения внедоговорного вреда, стороны уже связаны определенным отношением, которое по его правовой природе нельзя безапелляционно отнести к категории имущественных, либо личных неимущественных, на первый план у них выдвигается организующее начало. Подобные отношения, поскольку в результате их становления и реализации происходит завязка, а в определенных случаях и последующее развитие отношений О. А. Красавчиков называл организационными, носящими по отношению к отношениям имущественным и личным неимущественным вспомогательный характер.[23] При этом в качестве одной из разновидностей организационных отношений Красавчиков О. А. выделял информационные отношения, в силу которых стороны имущественного или личного неимущественного отношения обязаны обмениваться определенного рода информацией (например, обязанность подрядчика информировать заказчика об обстоятельствах, влияющих на прочность и годность выполняемых работ и т. п.). В отношениях потребитель – организация, оказывающая услуги (выполняющая работы), круг информационных отношений весьма широк.

Согласно ст. ст.23 и 54 ГК РФ, Законом предусматривается различный состав предоставляемой информации для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Если юридическое лицо обязано расположить на вывеске сведения о фирменном наименовании своей организации, месте ее нахождения и режиме работы, то индивидуальный предприниматель, обязан предоставить информацию о государственной регистрации и наименовании зарегистрировавшего его органа (п.1 ст.9 Закона).

Не совсем удачная формулировка указанной нормы может привести к выводу о том, что индивидуальный предприниматель не обязан предоставлять сведения о режиме работы. Но ее следует рассматривать в корреспонденции с п. З ст. И Закона, согласно которой все исполнители обязаны доводить до сведения потребителя режим своей работы и соблюдать его.

Правом установления режима работы исполнителей, являющихся государственными или муниципальных организациями, устанавливается соответственно решением органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. Все иные исполнители самостоятельно определяют свой режим работы (п. п.1-2 ст. 11 Закона), безусловно, при этом, учитывая, что установление режима работы, максимально благоприятного для потребителей (например, без перерыва на обед или в выходные дни) является одним из важных способов конкурентной борьбы.

Впервые на законодательном уровне новой редакцией закона предусмотрена обязанность исполнителя по предоставлению информации о наличии лицензии на осуществление соответствующего вида деятельности.[24]

Наиболее детальные требования Законом предъявляются к составу информации о работе (услуге), поскольку именно она призвана во многом обеспечить потребителю возможность правильного и независимого выбора.

В п.2 ст. 10 Закона установлен основной перечень такой информации: обозначения стандартов, которым должна соответствовать услуга (работа); цена и условия приобретения; сведения об основных потребительских свойствах, включая информацию о противопоказаниях при отдельных видах заболеваний; правила и условия эффективного и безопасного использования; срок службы или срок годности результата работы, а также сведения о действиях потребителя после истечения этих сроков, с указанием возможных последствий их неосуществления; местонахождение исполнителя, а также организации, уполномоченной на принятие претензий, ремонт и техническое обслуживание результата работы, информацию о сертификации и о правилах выполнения работы (оказания услуги). Эта информация доводится способом, который принят для отдельных видов работ (услуг).

Правилами об оказании отдельных видов услуг (выполнении работ) могут предусматриваться и дополнительные сведения, которые исполнитель обязан предоставить потребителю.[25]

Важность надлежащего исполнения обязанности по предоставлению необходимой и достоверной информации потребителю подчеркивается установлением специальных негативных последствий в ст. 12 Закона ее несоблюдения. В зависимости от вида информации, которая была в нарушение установленного порядка, ответственность может наступать и по иным нормам права.

Особой разновидностью информации является реклама. Реклама, в отличие от информации, предусмотренной Законом о защите прав потребителей, распространяется исполнителем всегда по собственной инициативе, не является обязательной и призвана не столько информировать потребителя, сколько возбуждать в нем интерес к исполнителю, его работам и услугам, не случайно к ее созданию привлекаются психологи, дизайнеры и др. специалисты, которые пытаются добиться максимума воздействия на ту или иную часть потребителей с целью их побуждения к приобретению работ (услуг) рекламодателя. Именно исходя из этих различий к числу рекламы не относится, в частности, указание юридическим лицом своего наименования (фирменного наименования) на вывеске в месте нахождения.[26]

Учитывая, что реклама является в первую очередь информацией, предназначенной для неопределенного круга лиц, и влияет на массовую аудиторию, к ней предъявляется ряд общих требований, устанавливаемых в том числе и для защиты интересов граждан-потребителей: непосредственность, распознаваемость, достоверность, добросовестность, этичность и открытость. Кроме того, устанавливается ряд специальных требований в зависимости от вида рекламы и способа распространения.

Согласно п.1 ст.437 ГК РФ реклама является приглашением неопределенному числу лиц делать оферты, если в ней прямо не указано иное. ФЗ «О рекламе» конкретизирует это положение, дополняя его нормами, прямо направленными на защиту интересов массового потребителя: если в рекламе приведено хотя бы одно из существенных условий договора, либо они все, рекламодатель обязан указать срок действия этих условий. Исходя из этого, потребитель вправе после доведения до его сведения рекламной информации в течение установленного в ней срока обратиться к рекламодателю с требованием о заключении с ним договора на условиях, указанных в рекламе.

Одним из основных прав потребителей, безусловно, является право на получение качественных работ и услуг. Следует отметить, что категория «качество» характеризуется многоаспектностью содержания и рассматривать ее можно с точек зрения различных наук. Так, с точки зрения технических наук качество можно рассматривать как совокупность соответствующих технических показателей и характеристик. Для правоведения же важен «момент закрепления «качественных требований» в нормах стандартов, технических условий, договоров и так далее».[27] При этом, как обоснованно считает В. П. Грибанов, речь идет не столько о выработке различных определений, сколько о выявлении различных сторон качества продукции, «которые поддаются управляющему воздействию тем или иным способом».[28] Ясно, что непосредственным объектом правового регулирования выступает не качество как таковое, а соответствующие общественные отношения, опосредующие деятельность людей, на которые и оказывается воздействие в действительности, выражающееся в установлении требований к качеству работ и услуг, а также ответственности за их нарушение.

Закон о защите прав потребителей не содержит определения самого понятия «качество», хотя и устанавливает критерии, указывающие на его содержание.

Представляется не совсем удачной формулировка п.2 ст.4 Закона, согласно которой, продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, только при отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги). Аналогичным п.2 ст.4 Закона образом сформулирован и п.2 ст.469 ГК РФ.

Вместе с тем, в п.1 ст.721 ГК РФ, посвященной качеству работ (услуг), определено, что качество работ должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Это положение представляется более удачным и соответствующим интересам потребителя, позволяющим применять при наличии спорных ситуаций о качестве работы или услуги, обычно предъявляемые к ним требования. Разумеется, последние должны применяться лишь постольку, поскольку это прямо не противоречит условиям договора. Подобное различие в законодательном подходе к порядку применения обычно предъявляемых требований к качеству товаров и качеству работ (услуг) нельзя объяснить разницей в специфике регулируемых отношений, особо, если учесть, что в ст.4 Закона должны формулироваться единые критерии определения качества и товаров, и работ (услуг).

Согласно п. 3 ст.4 Закона, если исполнитель при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях выполнения работы (оказания услуги), то исполнитель обязан выполнить работу (оказать услугу), пригодную для использования в соответствии с этими целями. Такие цели использования, специально оговоренные потребителем, также следует рассматривать в качестве отдельного критерия качества.

Последним критерием качества, наряду с условиями договора и обычно предъявляемыми требованиями, выступают стандарты (п. 3 ст.4 Закона). Под стандартом, в соответствии с преамбулой Закона, рассматривается государственный стандарт, санитарные нормы и правила, строительные нормы и правила и другие документы, которые в соответствии с законом устанавливают обязательные требования к качеству работ и услуг.

В некоторых случаях Закон придает недостатку статус «существенного», что имеет определенные правовые последствия, связанные с возможностью выбора потребителем тех или иных способов защиты своего нарушенного права. Понятие существенного недостатка содержится в преамбуле Закона. Прежде чем определять наличие существенного недостатка, необходимо точно удостовериться в наличии недостатка как такового, а затем, оценивая вызванные им последствия, решать вопрос об отнесении его к числу существенных. Эти последствия могут проявиться в трех областях, либо в одной из них. Во-первых, технической (невозможность или недопустимость использования, невозможность ремонта), во-вторых, финансовой (требуются большие затраты на его устранения), и, в третьих, договорной (существенное нарушение условий договора).[29]

В отличие от невозможности использования товара (работы, услуги), когда последний не выполняет одну или несколько функций, для которых предназначен, недопустимость использования означает наличие опасности для жизни, здоровья или имущества потребителя. Представляется, что последнее положение подлежит расширительному толкованию и наличие существенного недостатка следует признавать и в том случае, если указанные нарушения требований безопасности товара (работы, услуги) возникают не только при его использовании по прямому назначению в соответствии с инструкциями изготовителя (исполнителя), но и при любом другом разумном использовании.[30]

В новой редакции Закона понятие «существенный недостаток» сформулировано гораздо удачней, чем в прежней, которая, в частности, предусматривала такой малопонятный и сложно применимый критерий «существенности» недостатка, как невозможность его устранения в отношении данного потребителя.

С рассмотрением вопроса о качестве тесно связан вопрос о понятии и порядке исчисления гарантийного срока, который играет важную роль в определении пределов ответственности исполнителя.

Понятие «гарантийный срок» давно известно отечественному гражданскому законодательству и не оставалось неизменным. В первоначальной редакции Закона не содержалось определения понятия «гарантийный срок», хотя он и упоминался в качестве срока для выявления потребителем недостатков, одновременно рассматриваемого и как период времени, в течение которого потребитель вправе заявить свои претензии к качеству товара (работы) (ст. 18, 30). В новой редакции Закона под гарантийным сроком понимается период времени, в течение которого в случае обнаружения в товаре (работе) недостатка изготовитель (исполнитель, продавец) обязан удовлетворить требования потребителя, предусмотренные ст. 18 или 29 Закона (п.6 ст.5). При этом установление гарантийного срока отнесено к праву, а не обязанности изготовителя (продавца, исполнителя).

Несколько иным является определение понятия «гарантийный срок» в ГК РФ, ст. 722 которого определяет его как период, в течение которого результат работы должен соответствовать условиям договора о качестве (п.1 ст.721).

Аналогичным образом в ГК указанное понятие определено и в отношении товаров (ст.470). Однако, в отличие от Закона, в отношении установления гарантийного срока для результата работы, ГК (п.1 ст.722) предусматривает возможность указания его не только исполнителем, но и законом, либо иным правовым актом, а также обычаем делового оборота.

Последнее предоставляется весьма важным, прямо влияющим на природу гарантийного срока как такового. Если бы правом установления гарантийного срока обладала только сторона, являющаяся исполнителем, изготовителем либо продавцом, как это следует из п. п.6-7 ст.5 Закона, то гарантийный срок следовало бы рассматривать как один из способов конкурентной борьбы последних между собой. Если в отношении значения гарантийного срока для товаров этот вывод, безусловно, справедлив, то с учетом положений п.1 ст.722 ГК РФ в отношении результатов работ он не применим. На наличие этого разночтения уже обращалось внимание в юридической литературе.[31]

Этот подход законодателя выглядит недостаточно обоснованным, поскольку различие в сущности гарантийного срока для товаров и работ, носящее принципиальный характер, не следует из специфических различий купли-продажи и подряда.[32]

Анализ норм Закона о защите прав потребителей (ст.4, 5) и соответствующих положений ГК (ст.469, 470, 721 и 722) свидетельствует об отсутствии единства в законодательстве в понимании таких основополагающих понятий, как «качество» и «гарантийный срок», что нельзя расценивать в как явление позитивного плана.

К числу общих прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг) относится право на безопасность работ (услуг). Понятие «безопасности» впервые было дано в новой редакции закона, это безопасность товара (работы, услуги) для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги).

Путем установления требований к безопасности законодатель стремиться минимизировать риск использования работ, услуг по их целевому назначению.

С целью обеспечения права потребителей на получение безопасных работ (услуг), Закон предусматривает определенные обязанности для их контрагентов по приостановке выполнения работ, если они могут причинить или причиняют вред, принятию мер по изъятию результатов работы из оборота, снятию с производства, доведению до потребителей сведений о сертификации и др. Примечательно, что наряду с жизнью, здоровьем и имуществом самого потребителя, к числу охраняемых Законом благ отнесена и окружающая среда.

Если требования к безопасности определяются стандартами, то соответствие работ (услуг) этим стандартам определяется путем проведения сертификации, под которой понимается процедура подтверждения соответствия, посредством которой независимая от исполнителя и потребителя организация удостоверяет в письменной форме, что продукция соответствует предъявляемым требованиям.[33]

В новой редакции Закона значительно повышен уровень органов, которые вправе устанавливать перечень товаров (работ, услуг), подлежащих обязательной сертификации. Если ранее это право предоставлялось Госстандарту РФ, то теперь этот перечень в соответствии с п.4 ст.7 Закона должен определяться Правительством РФ. Во исполнение этого указания, Правительство РФ издало постановление от 13.08.97г. №1013 «Об утверждении перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, и перечня работ (услуг), подлежащих обязательной сертификации»,[34] в соответствии с которым к числу работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации, в частности, отнесены отдельные виды ремонта и технического обслуживания бытовой радиоэлектронной аппаратуры, техническое обслуживание легковых автомобилей, услуги парикмахерских, химчисток и некоторые другие. Без сомнения, этот перечень не является окончательным и будет дополняться с введением новых стандартов и совершенствованием законодательства.

Безопасность работы и услуги не является абсолютным понятием, поскольку во многом зависит (особенно в отношении сложных технических изделий) от тщательного соблюдения инструкций пользования самим потребителем. Кроме того, в виду объективных процессов, с течением времени свойства вещей изменяются и могут развиваться иные процессы, напрямую влияющие на безопасность их использования. Исполнитель обязан обеспечивать безопасность работы (услуги) не только в процессе ее выполнения (оказания), но и в течение определенного промежутка времени, после истечения которого в силу объективных причин гарантия безопасности предоставлена быть не может.

Соответственно, исполнитель обязан гарантировать безопасность работы в течение сроков, устанавливаемых им самим в соответствии со ст. 5 Закона. Сроки, в течение которых исполнитель обязан обеспечивать безопасность работы именуются сроками службы и сроками годности, в зависимости от вида работы (услуги). Сроки службы и сроки годности не устанавливаются в отношении услуг, оказываемых потребителю, поскольку услуга полностью реализуется в процессе ее оказания и не имеет материального результата, можно вести речь только об обязанности исполнителя обеспечивать ее безопасность во время ее оказания.

В отличие от срока годности, под сроком службы понимается период, в течение которого исполнитель обязуется обеспечивать потребителю возможность использования результата работы по назначению и нести ответственность за существенные недостатки, возникшие по его вине (п.1 ст.5 Закона). Результаты работ, на которые устанавливаются сроки службы, имеют одно общее свойство – они должны быть предназначены для длительного пользования, то есть относиться к категории непотребляемых вещей. При этом внутри группы результатов работ, предназначенных для длительного пользования, следует различать две группы: те, на которые исполнитель обязан устанавливать срок службы (к их числу относятся те, которые по истечении определенного периода времени могут представлять опасность для жизни и здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде), и остальные результаты работ, на которые исполнитель вправе устанавливать срок службы.

Если исполнитель не воспользовался своим правом установления срока службы в тех случаях, когда это необязательно (п.1 ст.5 Закона), то он обязан обеспечить безопасность работы в течение десяти лет со дня передачи его потребителю. Закон не содержит аналогичного правила для срока годности, поскольку (в отличие от ГК РФ) его установление является не правом, а обязанностью изготовителя (исполнителя). Поэтому в отношении сроков годности на товары (работы), которые реализованы без его указания, Закон устанавливает такие же последствия, как и при реализации работ без указания сроков службы, когда это в соответствии с п.2 ст.5 Закона является обязательным – исполнитель, изготовитель обязан возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя независимо от времени его возникновения.

Важной нормой является п.5 ст.5 Закона, запрещающий выполнение работы (передачу потребителю ее результата) по истечении установленного срока годности, а также в случае отсутствия срока годности (срока службы), если он должен быть установлен. В то же время следует согласиться со справедливостью вывода Я. Парция о том, что в указанной норме имеется существенный недостаток, который должен расцениваться как пробел в законодательстве, поскольку она не устанавливает запрета на выполнение работы за пределами срока службы, когда его установление является обязательным.[35]

Гарантийный срок может устанавливаться на любые виды работ, в то время как срок годности исполнитель обязан устанавливать только на указанные в п.4 ст.5 Закона и не вправе устанавливать на работы иного рода. Тем самым именно в отношении срока годности законодатель устанавливает существенное ограничение свободы усмотрения исполнителя, предоставляя ее в полном объеме по отношению к праву установления гарантийного срока.

По ограничению свободы усмотрения исполнителя сроки службы занимают среднее положение между сроками годности и гарантийными сроками, поскольку могут быть установлены только в отношении результатов работ длительного пользования и, наряду с требованием об обязательном установлении в отношении работ, которые с истечением времени могут приобрести опасные свойства, в отношении иных результатов работ длительного пользования исполнителю предоставляется возможность самостоятельно решать вопрос о необходимости установления сроков их службы, исходя из своих коммерческих интересов, а также производственных и иных возможностей.

Существенное различие усматривается и в возможной длительности рассматриваемых сроков. Гарантийный срок не может превышать сроков службы и, как правило, является меньшим по продолжительности, хотя теоретически возможно предположить установление гарантийного срока равным сроку службы.

Приведенные выше различия в определении понятий «срока службы» и «срока годности» не позволяют согласиться с мнением о том, что они являются идентичными по содержанию.[36]

С этих позиций представляется необходимым изменение норм ГК РФ в части регулирования вопросов качества товаров (работ, услуг), установления гарантийных сроков и сроков безопасности. Нормы Закона более теоретически обоснованы и позволяют обозначить необходимость как единого подхода к понятию «качество» и «гарантийный срок» для работ, товаров и услуг, так и целесообразность более точного определения «срока годности» и «срока службы» и придания им самостоятельного значения. Следует также согласиться и с правильностью занятой Законом о защите прав потребителей позиции о теоретической (да и практической) невозможности установления гарантийных сроков и сроков безопасности на в отношении услуг, поскольку они не имеют материально выраженного результата и гарантии их качества и безопасности должны предоставляться непосредственно в ходе оказания. Вред услугой, исходя из этого подхода, может быть причинен только в ходе ее оказания, даже если непосредственное его обнаружение потребителем произошло позже (последнее следует рассматривать как момент, когда потребитель узнал или должен был узнать о нарушении своего субъективного права).

  1.3 Специальные права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

В ГК РФ впервые включена норма, содержащая определение договора возмездного оказания услуг (ст.779), по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Договор возмездного оказания услуг весьма близок по своей конструкции к договору подряда, существо которого состоит в том, что одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ст.702 ГК РФ).

Разница между приведенными понятиями состоит, прежде всего, в том, что в определении договора возмездного оказания услуг не содержится указания на наличие у заказчика обязанности по принятию материального результата совершенных по его заданию действий или осуществленной деятельности, в связи, с чем и обязанность заказчика по оплате относится именно к услуге в целом. В тоже время по договору подряда его предметом является передача заказчику материально выраженного результата работы, который последний должен принять и оплатить. На наличие особенностей предмета договора возмездного оказания услуг по отношению к предмету договора подряда прямо указывает и ст.783 ГК РФ.

Представляется целесообразным исследование существа понятий «работа» и «услуга» в целях определения соотношения подрядного договора и договора возмездного оказания услуг.

В тоже время выказывалось отрицательное отношение к резкому противопоставлению понятий «работа» и «услуга»: услугой является действие, оказывающее помощь, пользу другому, а работой — занятие каким-либо делом, применение своего труда; услуга становится объектом гражданско-правового обязательства тогда, когда выражается в какой-то работе, а работа — когда она принимает форму оказания услуги.[37] Этим справедливо подчеркивается, что для признания соответствующего действия в качестве объекта гражданско-правового регулирования необходима его полезность для третьего лица, то есть выполнение работы или оказание услуги для другого. Однако, при этом каждое понятие в отдельности (работа и услуга) выглядит необоснованно усеченным и односторонним, при таком подходе исчезает возможность их отграничения друг от друга, поскольку вывод о необходимости «оказания помощи другому» и «занятия каким-либо делом» одинаково справедлив и в отношении работ, и в отношении услуг.

В соответствии с п.2 ст.779 ГК РФ правила главы 39 применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских услуг, ветеринарных, аудиторских, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных услуг, за исключением тех услуг, которые оказываются по договорам подряда, перевозки, хранения и других, нормы о которых выделены в ГК в отдельные главы. Исходя из этого, М. И. Брагинский, который являлся одним из разработчиков ГК РФ, указывает на то, что законодатель тем самым закрепляет понятие услуги в широком смысле, которое включает в себя и работы, как особую их разновидность.[38] Представляется, что этот вывод основан исключительно на грамматическом толковании ст.779 ГК РФ. Существующие теоретические исследования, а также параллельное употребление понятий «работа» и «услуга» в законодательстве, раздельное, в принципе, регулирование выполнения работ и оказания услуг, приводят к выводу о необходимости их отграничения по признаку наличия или отсутствия материально выраженного результата.

Нормы главы 39 ГК о возмездном оказании услуг носят общий характер и подлежат применению ко всем услугам, правовое регулирование которых в Кодексе не производится отдельно. Примерный перечень таких услуг приведен в п.2 ст.779 ГК РФ. По всей вероятности, в дальнейшем некоторые из услуг, в том числе из указанных в п.2 ст.779 ГК РФ, будут выделены в отдельный договорной тип путем появления новых глав в ГК. Анализируя текст ст.779 ГК, следует сделать вывод о том, что ко всем договорам об оказании возмездных услуг, которые не выделены в ГК особо, подлежат применению в первую очередь именно нормы главы 39.

Одной из основных обязанностей потребителя по договорам подряда и оказания услуг является их оплата. При этом необходимо отличать понятие «цена» и «стоимость работ (услуг)». Под ценой договора следует понимать ту плату, которую должен получить исполнитель от потребителя за выполненную по его заданию работу (оказанную услугу). Стоимость же работы (услуги) определяется исходя из срочности, ее сложности, объема и иных критериев. Полагаем, что цена договора является наиболее широким понятием, поскольку включает в себя не только стоимость работ и других причитающихся с потребителя платежей (например, за предоставленные исполнителем материал), но и вознаграждение исполнителя. Это соотношение не изменяется и в тех случаях, когда реальные издержки исполнителя могут превысить обусловленную сторонами цену договора, например, при превышении твердой сметы без согласия потребителя, а также в иных случаях, когда потребитель вправе требовать уменьшения цены договора и оплаты услуг (работ) исполнителя в меньшем размере, поскольку это является санкцией за нарушение исполнителем своих обязательств по договору.

Наиболее детально порядок определения цены в договоре определен для подрядных отношений. Эти положения могут применяться и для договоров об оказании услуг, если иное не следует из особенностей их предмета или прямых указаний закона (ст.783 ГК РФ).

На выполнение работы (оказание услуги), предусмотренной договором о выполнении работы (оказании услуги), может быть составлена твердая или приблизительная смета, (п.1 ст.35 Закона). Эта норма корреспондирует положениям ст. 709 ГК РФ, в соответствии с которой смета приобретает силу и становится частью договора с момента подтверждения ее заказчиком. Важным является указание на то, что при отсутствии иных условий в договоре, смета считается твердой (п.4 ст.709 ГК). Специфика составления сметы для договоров с участием потребителя состоит в том, что составление сметы по требованию любой из сторон является обязательной (п.1 ст.35 Закона). Соответственно, исполнитель вправе отказаться от заключения договора, если потребитель не согласен с составлением сметы.

В реальной действительности стороны могут столкнуться с необходимостью превышения взаимосогласованной сметы. Законодательством с целью защиты интересов потребителя установлены детальные правила, существенно ограничивающие возможный произвол со стороны исполнителя, для которого увеличение сметы является выгодным. Исполнитель не вправе требовать оплаты выполнения работ (оказания услуги) и дополнительных расходов, не включенных в твердую смету, если потребитель не дал согласие на выполнение такой работы (услуги) и не поручил это исполнителю (п.2 ст.35 Закона). Однако и заказчик-потребитель лишен возможности требовать уменьшения твердой сметы, в том числе в случае, когда в момент заключения договора исключалась возможность предусмотреть полный объем подлежащих выполнению работ (услуг) или необходимых для этого расходов (п.6 ст.709 ГК РФ).

Представляется, что последнее правило не в полной мере соответствует интересам потребителя, который не является профессионалом и далеко не во всех случаях способен самостоятельно решить вопрос о возможности или невозможности точного определения при заключении договора объема работ (услуг), а также затрат исполнителя, в связи с чем может согласиться на составление завышенной твердой сметы. Положения ст.35 Закона следует дополнить указанием на право потребителя требовать уменьшения цены договора в тех случаях, когда фактические расходы исполнителя оказались значительно меньше тех, которые учитывались при составлении сметы, в случае если исполнитель знал или должен был знать об этом.

По общему правилу, в случаях, когда фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, подрядчик сохраняет право на оплату работ по цене, предусмотренной договором подряда, если заказчик не докажет, что полученная экономия повлияла на качество выполненных работ. При этом в договоре может быть предусмотрено распределение полученной подрядчиком экономии между сторонами (ст.710 ГК РФ). Эта статья в целом носит прогрессивный характер, поскольку стимулирует исполнителя к поиску новых технологий и методов выполнения работы (оказания услуги), снижающих без ущерба для качества работы (услуги) затраты на ее выполнение (оказание).

Противоречия Закона и ГК в части определения порядка авансирования работ и услуг нуждаются в устранении. При этом в ГК целесообразно предусмотреть возможность установления законами и иными правовыми актами отдельных видов работ и услуг, при выполнении (оказании) которых исполнитель вправе настаивать на уплате аванса потребителем, в первую очередь тех, выполнение (оказание) которых требует значительных затрат средств и времени (ремонт или строительство жилых домов и квартир, изготовление и ремонт мебели и т. п.).

Материал, предоставленный исполнителем, оплачивается потребителем в порядке, предусмотренном в договоре. С целью защиты интересов потребителя от влияния инфляции Законом (п. 3 ст.34) и ГК РФ (п.2 ст.733) установлено единое правило, что последующее изменение цены предоставленного материала исполнителя в кредит не влечет за собой перерасчета. Вместе с тем, очевидное противоречие в законодательстве содержится относительно порядка оценки материала, предоставляемого потребителем. Если Закон (абзац второй п.2 ст.35) устанавливает, что цена материала определяется потребителем самостоятельно и указывается в договоре о выполнении работы или ином документе (квитанции, заказе), подтверждающем его заключение, то по правилам ГК РФ (ст.734), как ранее и ГК РСФСР (ст. 354), оценка материала должна производиться по соглашению сторон, при этом потребитель вправе оспорить ее впоследствии в суде.

По общему правилу, исполнитель обязан оказывать услуги лично, если иное не установлено в договоре (ст.780 ГК). В тоже время по договору бытового подряда подрядчик вправе привлекать к исполнению своих обязательств третьих лиц, если иное не вытекает из закона или договора (п. 1 ст.706 ГК). При этом подрядчик обязан выполнить работы своим иждивением — то есть из своих материалов, своими силами и средствами, если иное не предусмотрено в договоре (п.1 ст.703 ГК). Закон дополнительно устанавливает, что потребитель вправе потребовать выполнения работы из своего материала (п.1 ст.34 Закона).

Необходимость в предоставлении материала возникает только при выполнении работы, поскольку ее результат выражается в создании, переработке или ремонте определенной вещи. Выполнение работы своими силами и иждивением обязывает подрядчика самостоятельно доставлять свой материал, а также необходимые технические средства и инструменты к месту выполнения работы (п.4 ст.34 Закона). Законодатель обуславливает наличие или отсутствие определенных обязательств между сторонами в зависимости от того, кто из них предоставил материал для выполнения работы. Если материал предоставлен исполнителем, то последний обязан лишь обеспечить его надлежащее качество (п.1 ст.34 Закона). Более детально регламентируются обязанности исполнителя в том случае, если материал (вещь) предоставлен непосредственно потребителем. В этом случае исполнитель отвечает за сохранность материала (вещи) и его правильное использование, обязан предоставить потребителю отчет об израсходовании материала и возвратить его остаток, а также обязан предупредить потребителя о непригодности или недоброкачественности переданного материа

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 617

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>