Дипломная работа на тему "Законодательство, регулирующее ответственность за причиненный вред"

ГлавнаяГосударство и право → Законодательство, регулирующее ответственность за причиненный вред




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Законодательство, регулирующее ответственность за причиненный вред":


Оглавление

Введение

Глава I. Понятие обязательств, возникающих вследствие причинения вреда и их участников (субъекты)

1.1 Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда

1.2 Субъекты обязательств по возмещению причиненного вреда

Глава II. Основание и условия ответственности за причиненный вред

2.1 Основание ответственности за причиненный вред

2.2 Условия ответственности за причиненный вред

Глава III. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

Глава IV. Обязательства из причинения вреда жизни и здоровью граждан

4.1 Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья гражданина

4.2 Возмещение вреда, причиненного смертью гражданина

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

В обществе происходит постоянное взаимодействие людей друг с другом и с предметами природы. Оно становится все более интенсивным, а его результаты зачастую непредсказуемы. Нередки случаи, когда в ходе такого взаимодействия имущественным и личным нематериальным благам граждан, организаций и других субъектов гражданского права наносится ущерб. Он может быть результатом случайного стечения обстоятельств и злого умысла, чьей-то оплошности и не подконтрольности сил природы. Возникает необходимость определить, кто будет нести последствия такого ущерба: тот, кто его понес, или тот, кто его причинил, или какое-то третье лицо, которое не было ни причинителем, ни потерпевшим.

Чтобы обезопасить себя от возможных вредоносных последствий, граждане и организации прибегают к услугам страховщиков, перекладывая на них хотя бы в части тот вред, который может быть причинен наступлением страхового случая – пожара, смерти, ограбления, заболевания и т. д. Но как исстари повелось на Руси, пока гром не грянет – мужик не перекрестится. Нередко потерпевшие спохватываются лишь тогда, когда вред уже причинен, и к услугам страховщиков прибегать поздно. Все риски, даже если с помощью статистических методов и можно вычленить наиболее вероятностные из них, застраховать практически невозможно. К тому же страхование этих рисков может быть для страхователя, особенно для гражданина, слишком накладно. И тогда, когда риск застрахован, возмещение, которое можно получить от страховщика, далеко не всегда покрывает весь причиненный ущерб. Не всегда можно положиться и на пенсионное обеспечение, которое, как правило, особенно в нынешних условиях, не гарантирует полного возмещения вреда.

Вред может быть причинен как правомерными, так и неправомерными действиями. По общему правилу в случае причинения вреда неправомерными действиями он подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред ( п. 1 ст. 1064 ГК ).

В случаях причинения вреда, кому бы вред ни был причинен и в чем бы он ни выражался, вредоносные последствия обычно не могут быть заглажены с помощью какого-то одного правого института ( например, страхования или пенсионного обеспечения ). Для максимального социального эффекта требуются взаимодействие различных правовых средств, в числе которых видное место принадлежит обязательствам из причинения вреда, или, как их иначе называют, деликтным обязательствам (от лат. Delictum – правонарушение). Указанные обязательства в одних случаях называют обязательствами из причинения вреда, в других – обязательствами по возмещению вреда. В первом случае внимание акцентируется на том, в силу каких оснований обязательство возникает, во втором – на его функциональном назначении. Когда становится задача установить основание возникновения обязательства, предпочитают термин « обязательства из причинения вреда». Когда же становится задача проанализировать элементы уже возникшего обязательства, в том числе круг его субъектов, и выявить целевое назначение обязательства, обычно употребляют термин «обязательства по возмещению вреда». Но в обоих случаях речь идет об одном и том же обязательстве. Впрочем, иногда за терминологическими различиями скрывается и различие по существу. Термину «обязательства по возмещению вреда» отдают предпочтение, с тем чтобы подвести под них и случаи, когда обязанность возмещения вреда возлагается не на непосредственного причинителя, а на другое лицо, а также случаи, когда обязательство возникает в результате действий, направленных на предотвращение вреда другому лицу, что причиняет вред тому, кто действовал, либо третьему лицу. Последний аргумент сейчас не срабатывает, поскольку действия в чужом интересе без поручения выделены в особый вид внедоговорных обязательств (гл. 50 ГК). Для раскрытия юридической природы обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, необходимо определить его соотношение с категорией ответственности. В различной литературе такие понятия как «обязательства из причинения вреда» и «ответственность за причинение вреда нередко употребляются в качестве тождественных, причем понятию «ответственность» уделяется главное место1. Такая позиция получила отражение и в ГК: гл. 59 ГК названа «Обязательства вследствие причинения вреда», а первая же статья этой главы посвящена общим основаниям ответственности за причиненный вред.

Ответственность по гражданскому праву представляет собой применение к правонарушителю мер принуждения – санкций, которые имеют имущественное содержание. Это относится и к договорной, и к внедоговорной ответственности. Иное дело – ответственность по обязательствам из причинения вреда. Здесь обязательство возникает из факта правонарушения. С того момента, когда данное обязательство возникло, оно имеет своим содержанием ответственность, те. возможность применения санкций к правонарушителю. Следовательно, в данном случае ответственность не дополняет, не «сопровождает» какое-то другое обязательство (как в договорной ответственности), она составляет содержание обязанности правонарушителя в обязательстве, возникшем вследствие причинения вреда.

Правонарушитель несет ответственность за причиненный вред в форме его возмещения при наличии предусмотренных законом условий.

Такую ответственность по традиции, идущий из римского права, принято называть деликтной, а обязательство, содержанием которого она является,- деликтным.

Так каковы же характерные признаки ответственности за причинение вреда, которые предопределяют их функциональное назначение и вполне самостоятельное место в системе отдельных видов обязательств? Для раскрытия же указанных признаков обратимся к понятию ответственности за причинение вреда – это и составляет главную задачу, которую ставит перед собой автор настоящей дипломной работы.

Объектом исследования являются правовые отношения, возникающие в связи с причинением имущественного вреда одним лицом другому.

Предметом исследования в данной работе является изучение законодательства, регулирующего ответственность за причиненный вред, а также практики его применения.

обязательство вред ответственность


Глава I. Понятие обязательств, возникающих вследствие причинения вреда и их участников (субъекты)

1.1 Понятие обязательств, возникающих вследствие причинения вреда

Понятие обязательства, возникающего в результате причинения вреда в гражданском кодексе не дано. Однако основная идея, характеризующая его, содержится в п. 1 ст. 1064 ГК, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Главное, что заложено в данной норме, заключается в установлении обязанности лица, причинившего вред, возместить его. О праве другой стороны прямо не упоминается. Но закон, безусловно, имеет в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения. Следовательно, здесь налицо обязательственное отношение, которое можно определить следующим образом:

В силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица ( физического или юридического ), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы вред причиненный ему, был возмещен.

Действие обязательств из причинения вреда распространяется на различные сферы. Первая сфера их действия простирается как на имущественные, так и на личные неимущественные отношения, хотя возмещение вреда и носит имущественный характер. Вторая сфера, это возникновение в результате нарушения прав, носящих абсолютный характер, будь то имущественные права (право собственности, пожизненно наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и т. д. ) или личные нематериальные блага ( жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность). Третья сфера обязательств, поскольку нарушено абсолютное право, носит внедоговорной характер, хотя бы право и было нарушено лицом, с которым потерпевший находится ( находился) в договорных отношениях. Если вред жизни или здоровью гражданина причинен при исполнении им договорных или иных обязательств, то обязательство, которое возникает в данном случае вследствие причинения вреда, в силу прямого указания закона (ст. 1084 ГК) носит внедоговорной характер. Так, если потерпевший утратил трудоспособность вследствие несоблюдения работодателем правил по технике безопасности, обязательство из причинения вреда носит внедоговорной характер, поскольку оно возникло вследствие нарушения абсолютного права. То же можно сказать в отношении предусмотренных гл. 59 обязательств по возмещению вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг. Четвертая сфера - обязательство направлено на полное возмещение потерпевшему, насколько это возможно, причиненного вреда, в чем он не выражался, каковы бы не были способы (формы) возмещения вреда. При определенных обстоятельствах объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему или его семье, могут даже выйти за пределы полного возмещения вреда1. Пятая же сфера, в случаях, предусмотренных законом, обязанность возмещения может быть возложена не только на причинителя вреда, но и на иных лиц ( например, на лицо, в интересах которого действовал причинитель).

В качестве шестой сферы применения законодательства о возмещении вреда можно назвать следующую: в гражданском кодексе РФ.

Впервые выделены нормы, допускающие использование правил о деликтной ответственности не только для компенсации, но и для предупреждения причинения вреда. Имеется в виду ст.1065 ГК, предусматривающая возможность предъявления исков о приостановлении или прекращении деятельности предприятий и тогда, когда такая деятельность уже повлекла за собой причинение вреда, и тогда, когда она лишь создает опасность причинения вреда в будущем. Таким образом, речь может идти о прекращении производственной деятельности уже функционирующего предприятия , которое может создать такого рода опасность. Суд вправе отказать в иске о приостановлении или прекращении соответствующей деятельности только в одном случае: если это будет противоречить общественным интерасам2.

В результате причинения вреда возникает обязательство по его возмещению, элементами которого являются стороны (кредитор и должник), содержание (права и обязанности сторон) и предмет. Реализация обязанности по возмещению вреда, независимо от того, относится ли она к мерам гражданско-правовой ответственности или нет, происходит в рамках охранительного правоотношения. Поскольку в этом правоотношении определены как носитель права (кредитор), так и носитель обязанности (должник ), оно носит относительный характер, хотя и возникает в результате нарушения абсолютного права (права собственности, права на жизнь и телесную неприкосновенность). Кредитор в обязательстве из причинения вреда имеет право требовать возмещения причиненного ему вреда, а должник обязан этот вред возместить.

1.2 Субъекты ответственности за причиненный вред

Субъектами деликтного, как и любого гражданско-правового обязательства, являются должник и кредитор. Должником является лицо, обязанное возместить причиненный вред, а кредитором – лицо, имеющее право требовать возмещения вреда.

Причинителем вреда (должником) может быть любой субъект гражданского права – гражданин (физическое лицо), юридическое лицо, а также публично-правовые образования – Российская Федерация, её субъекты, муниципальные образования.

Гражданин может быть признан субъектом деликтного обязательства, ответственным за причиненный вред, при условии, что он обладает способностью отвечать за свои действия (поступки) – деликтоспособностью. Такое качество присуще совершеннолетним лицам и лицам, признанным полностью или ограниченно дееспособным по предусмотренным законом основаниям, а также несовершеннолетним, достигшим 14-летного возраста (ст. 21, п. 3 ст. 26, ст.27, п.3 ст. 29, ст.1074, 1077 ГК).

К числу неделиктосопсобных, т. е. не способных отвечать за причиненный вред, относятся несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, лица, признанные недееспособными, когда они не могли понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 1073, 1076, 1078 ГК)1.

Иногда субъектом ответственности за причинение вреда в деликтном правоотношении выступает не сам гражданин – причинитель вреда, а другое лицо. Имеется в виду, что фактически вред может быть причинен лицом, не способным нести ответственность, т.е. неделиктоспособным. Как правильно отметил О.А. Красавчиков, непосредственным причинителем вреда может быть практически любое лицо независимо от его дееспособности1. К примеру, возьмем такой случай, когда вред причиняет ребенок 4-5 лет или гражданин, признанный недееспособным. Обязанность возмещения такого вреда возлагается на лиц, указанных в законе, которые и выступают субъектами в возникшем деликтном обязательстве (ст. 1073, 1076 ГК). Так за вред, причиненный ребенком в возрасте до 14 лет, отвечают его родители или опекун, если они не докажут, что вред возник не по их вине. За вред, причиненный недееспособным гражданином, отвечает его опекун, также при наличии его вины. Подросток в возрасте от 14 до 18 лет отвечают за вред сам своим имуществом. При отсутствии или недостаче их имущества дополнительную ответственность за причиненный подростком вред несут его родители и попечитель.

Юридические лица могут быть причинителями вреда – субъектами деликтной ответственности – независимо от их вида, т.е. как коммерческие, так и некоммерческие организации.

Обоснование деликтной ответственности юридических лиц обычно связывалось с той или иной теорией сущности юридического лица.. Если к примеру, взять «теории директора», то пришлось бы признать, что внедоговорный вред причиняется действиями директора и его администрации. Такие случаи встречаются в судебной практике, но достаточно редко. Как правило, внедоговорный вред возникает в результате действий работников или участников юридического лица. Это обстоятельство было использовано сторонниками «теории коллектива» для обоснования вывода о том, что только данная теория способна дать адекватное научное обоснование деликтной ответственности юридических лиц. «Если юридическое лицо ,- писал О.С. Иоффе, - это коллектив трудящихся, коллектив рабочих и служащих во главе с назначенным государством ответственным руководителем хозоргана или коллектив членов кооперативно-колхозной организации, то и действия участников этого коллектива, совершенные в связи с выполнением их трудовых функций, являются действиями самого юридического лица1».

В условиях рыночной экономики теория коллектива утратила свое значение. Однако положение этой теории о том, что действия работников юридического лица или его членов, совершенные ими в процессе выполнения своих трудовых или членских (корпоративных) функций, являются действиями самого юридического лица, сохранило свое значение и нашло отражение в законодательстве. Согласно п. 1 ст. 1068 ГК юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом дается определение понятия «работник». Им охватываются не только лица, состоящие в штате данной организации и выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), но также и граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица и под его контролем за безопасным ведением работ.

Особо оговорено, что хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный другим лицам их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива ( п. 2 ст. 1068ГК). Ведь такая деятельность осуществляется участниками хозяйственных товариществ и производственных кооперативов, которые состоят с ними не в трудовых, а в корпоративных отношениях. Причинителями вреда могут быть также публично-правовые образования.

Например, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ и в других указанных в п. 1 ст. 1070 ГК случаях, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом,- за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В случаях, предусмотренных п.1 ст.1070 ГК, вред возмещаться в порядке, установленным законом. Вред возмещается в полном объеме. Убытки определяются на момент причинения ущерба. Поскольку деликт носит здесь длящийся характер, он определяется периодом времени от незаконного привлечения к уголовной ответственности и других действий, указанных в статье.

Причинителем вреда - субъектом деликтного обязательства – может быть не одно, а несколько лиц, называемых сопричинителями. Лица, совместно причинившие вред, отвечают пред потерпевшим солидарно ( ч.1 ст.1080 ГК ). При солидарной ответственности потерпевший может требовать возмещение вреда отдельно (п. 1 ст. 322 ГК) или в полном объеме с каждого из сопричинителей (содолжников) (ч. 1 ст. 1080 и ст. 323 ГК ). Причинитель вреда, возместивший вред за оставшихся сопричинителей в целом или в части, превышающей его долю, установленную в соответствии со степенью вины каждого, имеет право обратного требования к другим сопричинителям по правилам п.2 ст. 1081 ГК.

Неуплаченное одним из сопричинителей вреда в порядке регрессного требования исполнившему обязанность по возмещению вреда, падает в равной доле на этого сопричинителя и на остальных. Иными словами, риск неисполнения одним из содолжников по регрессному требованию несут поровну все остальные.

В этом случае исполнивший обязательство должник приобретает право регресса по отношению к остальным должникам. Такое право предусмотрено п. 1 ст. 1081 ГК ( п. 2 ст. 325 ГК ). Согласно указанной норме лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом ( работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей; лицом, управляющим транспортным средством, и т.п. ), имеет право обратного требования ( регресса ) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Кредитор по регрессному требованию вправе взыскать с остальных сопричинителей долю каждого из них. Следовательно, регрессное обязательство является не солидарным, а долевым. Размер доли определяется с учетом степени вины каждого сопричинителя. При невозможности определить степень вины доли признаются равными (п. 2 ст. 1081 ГК ).

В некоторых случаях право регресса исключается. Согласно п. 4 ст.1081 ГК права регресса к лицу, причинившему вред, не имеют лица, возместившие вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 и от 14 до 18 лет, признанными недееспособными.

За вред, причиненный малолетним во время нахождения под надзором образовательного учреждения, отвечает данное учреждение.

Б. обратилась в суд с иском к гимназии о возмещении вреда и компенсации морального вреда, мотивировав требования тем, что в помещении гимназии несовершеннолетние Г-вы в процессе возникшей ссоры нанесли ее несовершеннолетнему сыну А. телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга и ушиба мягких тканей поясничной области. В возбуждении уголовного дела по ст. 116 УК РФ в отношении братьев Г-вых было отказано в связи с тем, что они не достигли возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Б. просит суд возместить понесенные ею расходы на питание, лечение, обучение сына и проезд, а также компенсировать моральный вред.

Во время разбирательства дела суд по ходатайству Б. произвел замену ответчика – гимназию на Р.

Решением суда иск Б. удовлетворен частично.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РТ решение суда в части компенсации морального вреда изменено.

Президиум Верховного суда РТ судебные решения отменил, и дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 Как видно из материалов дела, ссора между учениками, в процессе которой малолетние Г-вы причинили вред здоровью несовершеннолетнего сына истицы, произошла в гимназии.

Возлагая на мать братьев Г-вых обязанность возместить вред, причиненный ее малолетними детьми, судебные инстанции исходили из положений п. 1 ст. 1073 ГК РФ, в соответствии с которой за вред, причиненный несовершеннолетними, не достигшими 14 лет, отвечают их родители.

Применение судом упомянутой нормы ошибочно, поскольку в соответствии с п. 3 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного и иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

При рассмотрении дела суд установил, что инцидент между малолетними учащимися произошел в гимназии, то есть в то время, когда дети находились под надзором этого образовательного учреждения, обязанного осуществлять над малолетними детьми надзор. Вопрос об ответственности родителя малолетних Г-ых во время образовательного процесса в гимназии может быть поставлен только в том случае, если образовательное учреждение докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора. Другой стороной деликтного обязательства – кредитором – является потерпевшей, т.е. лицо, которому действия ( бездействие ) причинителя вреда нанесли имущественный ущерб либо повлекли иные негативные последствия1. Согласно п. 1 ст. 1064 ГК гражданин признается потерпевшим, если вред причинен его личности или имуществу, а юридическое лицо – если вред причинен его имуществу. Потерпевшими в деликтном обязательстве могут быть – физические лица, государство, муниципальные образования.

Гражданин может оказаться потерпевшим независимо от возраста, состояния здоровья и других обстоятельств. Например, если повреждено имущество, собственником которого в качестве наследника стал трехмесячный ребенок, потерпевшим в деликтном обязательстве будет этот ребенок, хотя представлять его интересы будет опекун.

В случае смерти потерпевшего стороной в деликтном обязательстве выступают нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти, а также иные лица, указанные в п. 1 ст. 1088 ГК. Исходя из этой статьи если результатом вреда, причиненного жизни гражданина является его смерть, то такой потерпевший не может являться управомоченным субъектом в деликтном правоотношении, ибо со смертью гражданина прекращается его гражданская право- и дееспособность. В этом правоотношении не может быть правопреемства, поскольку право требования в нем носит личный характер. Следовательно, причинитель вреда становится должником тех лиц, которым вред причинен им опосредованно, т.е. причинная связь устанавливается через факт смерти гражданина (причина), результатом которой являются имущественные утраты (ущерб) других лиц (следствие). Этот подход представляет собой исключение из общего правила о прямой причинной связи в фактическом составе, обусловливающем возникновение деликтного обязательства (ответственности), поэтому круг таких лиц замкнут ГК. Во-первых, такими лицами могут быть только граждане, иные субъекты гражданского права в этот круг не включены. Во-вторых, это граждане, находившиеся на иждивении потерпевшего, т.е. получавшие или имевшие право на получение средств на свое содержание от потерпевшего (кормильца) к моменту смерти потерпевшего. Такими лицами, прежде всего, являются те, которые имеют право на получение содержания в соответствии с положениями гл.13 СК. Однако право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью самого потерпевшего гражданина, не переходит к его наследникам и не входит в состав наследства ( ч. 2 ст. 1112 ГК ), поскольку предназначено для компенсации только лично ему причиненному вреда.

Несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несет ответственность за причиненный вред. В случае отсутствия у несовершеннолетнего имущества, достаточно для возмещения вреда, его родители привлекаются к дополнительной ответственности. С. обратился в суд с иском к П. и Т. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований он указал следующее.

6 сентября 2003 г. несовершеннолетняя Т. (29 мая 1987 года рождения), управляя без разрешения С. принадлежащим ему на праве собственности автомобилем ВАЗ – 21099, не справилась с управлением и допустила столкновение с металлическим ограждением. В результате этого автомобилю были причинены механические повреждения. Истец просил суд взыскать с ответчиков стоимость восстановительного ремонта автомобиля в размере 103691 руб. 24 коп., компенсацию за утрату товарной стоимости автомобиля – 5931 руб. 79 коп., в возмещение судебных расходов – 9196 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. рублей.

Решением Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 19 декабря 2003 г. требования удовлетворены частично: взыскано с Т. в пользу С. в возмещение материального ущерба 109623 руб. 03 коп., судебные расходы в размере 9196 руб.; при отсутствии у Т. доходов или имущества либо при их недостаточности для возмещения причиненного ею вреда обязанность по возмещению вреда возложена на П. до достижения Т. совершеннолетия. В компенсации морального вреда отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа 11 марта 2004 г. указанное решение отменила и вынесла новое решение, которым в иске С. отказала.

Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа 19 ноября 2004 г. определение судебной коллегии отменил, решение городского суда оставил в силе.

В надзорной жалобе П. просил отменить решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа и постановление президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 21 сентября 2005 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ.

Судья Верховного Суда РФ, рассмотрев 26 октября 2005 г. истребованное по надзорной жалобе дело, в передаче его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции отказал, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Таких нарушений судами первой и надзорной инстанций при рассмотрении данного дела допущено не было.

Поскольку вина несовершеннолетней Т. в совершении дорожно-транспортного происшествия установлена и в результате ее действий имуществу истца был причинен ущерб, то именно она, как правильно указал суд первой инстанции, является надлежащим ответчиком по настоящему делу и на нее должна быть возложена обязанность по возмещению причиненного вреда.

При этом суд первой инстанции правомерно указал, что при отсутствии у несовершеннолетней Т. собственных доходов или иного имущества либо при их недостаточности для возмещения причиненного вреда обязанность по возмещению вреда, причиненного истцу, должна быть возложена на ее отца – П. до достижения Т. совершеннолетия.

Организация может выступать в качестве потерпевшего при условии, что она обладает правами юридического лица. Филиалы и иные подразделения юридического лица в случае повреждения выделенного им имущества и причинения иного имущественного вреда не могут выступать в качестве потерпевших.


Глава II. Основание и условия ответственности за причиненный вред

2.1 Основание ответственности за причинение вреда

Основанием деликтной ответственности является юридический факт, с которым связано нарушение субъективного права потерпевшего, - наличие вреда. Условия ответственности – это указанные в законе требования, характеризующие основание ответственности и необходимые для применения соответствующих санкций. Таким образом, основание и условия ответственности – тесно взаимосвязанные, но не совпадающие категории. В связи с этим в литературе справедливо отмечается, что понятия «основание» и «условия» ответственности нередко смешиваются и ошибочно употребляются как тождественные1.

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может2.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате лицу причинения увечья или смерти гражданину (физическому).

Следует различать имущественный вред и личный неимущественный. Первый по мнению В.В. Витрянского представляет собой негативные последствия в имущественной сфере лица, чьи права нарушены. Второй затрагивает неимущественную сферу жизни гражданина.

Имущественный вред означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности.

Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после3.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага – жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается компенсация морального вреда (п. 1 ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК ).

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК последовательно употребляет термин «вред». Однако иногда встречается и слово «ущерб». Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе отмечается, что слово «ущерб» является синонимом слова «вред».

С понятиями «вред», «ущерб» соприкасается понятие «убыток». Убытком называется вред (ущерб), это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие «моральный вред». С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

Моральный вред - это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред.

В п.1 ст. 1099 ГК содержится общая норма об основаниях и размере компенсации морального вреда, если физические и моральные страдания причинены гражданину действиями других лиц при исполнении договорных обязательств (ст. 1084), а также когда причинитель вреда и потерпевший не связаны договором. Судебная практика по вопросам компенсации морального вреда обобщена в постановлении Пленума ВС РФ от 20.12.94 №10 « Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Однако невозможно представить себе жизненную ситуацию, когда, например, при дорожно-транспортном происшествии гражданин не испытает нравственных страданий, связанных с самим несчастным случаем и повреждением автомобиля. Очевидно, вопрос о возможности компенсации морального вреда должен быть разрешен с учетом конкретных данных , о том, что действия виновного лица отразились на состоянии здоровья потерпевшего, т.е. нарушили нематериальные блага, которые подлежат защите на основании ст. 151 ГК.

Если в законе предусмотрена возможность компенсации морального вреда, то лицо, чьи права, основанные на этом законе, нарушены ( в т. ч. имущественные права ), - не обязано представлять доказательства причинения морального вреда. Право на эту компенсацию оно имеет в силу закона, и суд определяет лишь размер компенсации в каждом случае на основании ст. 1101 ГК.

Вред имущественный и вред моральный – отличные друг от друга последствия неправомерных деяний. Для нарушений личных неимущественных прав (благ) убытки нехарактерны, хотя полностью не исключаются (опорочение чести, достоинства и деловой репутации влечет отказ от заключения издательского договора и т.п.), и в суде решается вопрос только о компенсации морального вреда. Нарушение имущественных прав гражданина – потребителя нередко порождает обе разновидности вреда. Компенсация морального вреда, осуществляемая наряду с возложением материальной ответственности, носит самостоятельный характер и не зависит от возмещения имущественного вреда. Пленум ВС РФ в постановлении № 7 разъяснил, что размер иска о компенсации морального вреда, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае1.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением. При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за «страдания», «переживания» и «душевные муки». В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следующие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более пятикратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т.п.

Исследователи гражданского права зарубежных стран отмечают, что уплата денег в виде «утешения» все больше рассматривается зарубежными авторами как «моральное унижение», а в судах наблюдается отход от практики возмещении морального вреда. Суды нередко ограничиваются присуждением символического возмещения, что означает порицание действий правонарушителя без уплаты потерпевшему больших (или значительных) сумм в оплату его страданий, переживаний и т.п.

2.2 Условия ответственности за причинение вреда

При наличии вреда как основания деликтной ответственности для применения мер принуждения к правонарушителю необходимо установить наличие условий деликтной ответственности. Они входят в состав генерального деликта, т.е. имеют общее значение и подлежат применению, если законом не предусмотрено иное.

Условия деликтной ответственности – это обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо в случае применения к правонарушителю соответствующих мер ответственности – санкций, т.е. для принуждения его к исполнению обязанности возместить вред.

Наиболее общим образом эти условия закреплены в ст. 1064 ГК.

Деликтное обязательство и соответственно деликтная ответственность за причинение вреда возникают при наличии следующих условий:

- противоправность поведения лица, причинившего вред;

- причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

- вина лица, причинившего вред.

а)На противоправность поведения лица, как условие ответственности, ГК указывает путем установления правила о том, что вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом ( п. 3 ст.1064 ГК ). Следовательно, возмещению подлежит вред, причиненный неправомерными, противоправными действиями ( если законом не установлено исключение).

Противоправным признается поведение лица, которое, во-первых, нарушает норму права, и, во-вторых, одновременно нарушает субъективное право другого конкретного лица. Например. Неосторожно брошенным металлическим предметом гражданин причинил увечье другому гражданину. В результате были нарушены нормы объективного права о защите жизни и здоровья человека и одновременно субъективное право потерпевшего на здоровье.

Закон исходит из презумпции противоправности поведения, повлекшего причинение вреда, что вытекает из принципа генерального деликта. В соответствии с этим принципом всякое причинение вреда личности или имуществу следует рассматривать как противоправное, если законом не предусмотрено иное. Из названного принципа следует также, что на потерпевшего не возлагается обязанность доказывать противоправность поведения причинителя вреда, ибо она предполагается ( презюмируется).

Противоправное поведение чаще всего выражается в активных действиях, повлекших потери в имущественной сфере лица. Но возможны и вредоносные активные действия в области неимущественных отношений. Например, подлежит возмещению вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени (п. 5 ст. 19 ГК).

Понятием « поведение причинителя вреда» охватываются не только его активные действия, но и бездействие. Бездействие признается противоправным , если лицо было обязано совершить определенное действие, но не сделало этого. Например, в связи с нарушением обязательных правил по охране труда и технике безопасности на предприятии произошло отравление рабочих ядовитым газом. В данном случае вред был результатом противоправного бездействия администрации предприятия.

В жизни нередко встречаются ситуации, когда вред причинен, но поведение лица, причинившего этот вред, закон не признает противоправным. По общему правилу вред, причиненный правомерными действиями, возмещению не подлежит. Правомерным признается причинение вреда при исполнении лицом своих обязанностей, предусмотренных законом, иными правовыми актами или профессиональными инструкциями. Например, при тушении пожара повреждается имущество, находящиеся в зоне пожаре, но возникший в связи с этим вред не подлежит возмещению, если действия пожарных совершалось в рамках соответствующих правил. Аналогично решается вопрос и в случаях, когда по решению соответствующей эпидемиологической службы уничтожаются животные, если возникла угроза распространения через них опасного инфекционного заболеваниями.

Правомерным признается причинение вреда действием, на совершение которого дано согласие самого потерпевшего, если оно выражено дееспособным лицом и свободно (например, согласие на трансплантацию внутренних органов, кожи, крови и т.п. )1 . Кроме того, согласие потерпевшего само должно быть правмерным2.

Распространенным случаем правомерного причинения вреда является причинение его в состоянии необходимой обороны. Понятие необходимой обороны, в том числе понятие превышения ее пределов, дается в ст. 37 УК. Необходимая оборона – это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно-опасного посягательства. Согласно ст.1066 ГК, противоправность поведения лица, причинившего вред в целях защиты охраняемых законом прав и интересов от посягательства на них, т. е. в случаях необходимой обороны, исключается, и следовательно, отпадает и ответственность. Практически закон позволяет причинять вред посягающему и допускает, в частности, причинение вреда в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганства и других преступных действий или по задержанию преступника 3. В этой статье речь идет о вреде, причиненном самому посягавшему на охраняемые законом права и интересы. Если же в связи с необходимой обороной вред причиняется третьим лицам, он подлежит возмещению на общих основаниях. Необходимая оборона традиционно признается правомерным действием при условии, что её пределы не были превышены. Превышение пределов необходимой обороны является неправомерным действием. Вот почему в силу указаний ст. 1064 ГК, вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, тогда как вред, причиненный при превышении ее пределов, должен возмещаться на общих основаниях. При этом в силу нормы ст. 1083 ГК должна учитываться вина потерпевшего. Несомненно, что умышленные действия нападавшего являются основанием для освобождения причинителя вреда от ответственности в целом. В остальных случаях размер возмещения должен быть определен судом в зависимости от степени вины как потерпевшего, действиями которого был вызван вред, так и причинителя вреда. При этом суд вправе принять во внимание имущественное положение лица, причинившего вред.

В рассмотренных случаях отсутствие противоправности исключает возникновение деликтного обязательства и, соответственно, ответственности за причиненный вред. Однако закон предусмотрел один исключительный случай, когда допускается возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Имеется в виду ст. 1067 ГК – причинение вреда в состоянии крайней необходимости. Состояние крайней необходимости, как следует из абз. 1 ст. 1067 ГК, представляет собой ситуацию, когда действия, причиняющие вред, совершаются в чрезвычайных условиях в целях устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами.

Следовательно, имеются в виду действия правомерные, не нарушающие никаких требований закона. Вред, причиненный такими действиями, тем не менее подлежит возмещению, поскольку это прямо предусмотрено законом (п. 3 ст.1064, ч. 1 ст. 1067 ГК). Данное исключение из общего правила о противоправности поведения причинителя вреда как о необходимом условии его ответственности на первый взгляд может показаться некорректным, поскольку трудно оправдать возложение ответственности за вред на того, чье поведение было безупречным, не нарушающим закон.

Однако необходимо учитывать, что в рассматриваемых отношениях участвует три лица: причинитель вреда, потерпевший и третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред. Анализ возникших между ними отношений позволяет прийти к выводу, что весьма неточно рассматривать данную ситуацию как возмещение вреда при отсутствии противоправности поведения причинителя вреда. Если понимать противоправность только как нарушение правовых норм, то поведение причинителя вреда в данном случае действительно можно рассматривать как безупречное, не нарушающие норм права. Тем не менее, очевидно, что в рассматриваемом случае происходит нарушение субъективных прав потерпевшего (например, права собственности), что также охватывается понятием «противоправность». Таким образом, с одной стороны, налицо причинение вреда правомерными действиями, а с другой – неправомерными ( противоправными). Возможно, по этой причине закон не возлагает на причинителя вреда обязанность его возмещения в полном объеме, но и не освобождает его во всех случаях от возмещения вреда.

Что касается третьего лица, в интересах которого действовал причинитель вреда, то говорить о противоправности его поведения обычно нет оснований. Это, например, имеет место при использовании гражданином чужого имущества без разрешения его владельца для спасения своей жизни или жизни своих близких. Но действиями в состоянии крайней необходимости можно считать и причинение вреда чужому имуществу водителем автомобиля, пытавшегося предотвратить наезд на пешехода, нарушившего правила дорожного движения, т.е. вредоносные действия в интересах третьего лица, совершившего противоправный поступок. Но следует учитывать, что третье лицо, бесспорно, является заинтересованным, поскольку оно терпело бы определенную убыль в имуществе или в неимущественных благах, если бы кто-то не устранил угрожающую ему опасность. Поэтому вполне справедливо привлечение его к возмещению вреда, возникшего у потерпевшего. Согласно ч. 2 ст. 1067ГК обязанность возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, может быть возложена судом либо на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо на лицо, причинившее вред.

Закон предусматривает и третий вариант: освобождение от возмещения вреда и того, кто причинил вред, и третьего лица. В подобной ситуации имущественные потери несет потерпевший. Конкретный вариант определяет суд с учетом обстоятельств, при которых был причинен вред (ч. 2 ст. 1067 ГК). Установление предела, так же как выявление степени их превышения, безусловно, должны учитываться как обстоятельства причинения вреда, которые позволяют суду полностью или частично освободить причинителя вреда от обязанности возместить вред. Кроме того, учитывая иные обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд вправе возложить, обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, а также полностью или частично освободить причинителя от этой обязанности. Возложение обязанности возместить вред на причинителя и лицо, в интересах которого он действовал, формирует обязательство с долевой множественностью на стороне должника, которое должно быть исполнено по правилам ст. 321 ГК, с одной оговоркой, согласно которой доли в данном случае будут определяться судом, т.е. могут быть не равными. На это указывает и судебная практика. Если причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости, как в своих интересах, так и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых вред был причинен. Суд также вправе частично либо полностью освободить этих лиц или одного из них от обязанности по возмещению вреда. В частности, если причинение вреда имело место в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганских, а также иных преступных проявлений или при задержании преступника, гражданин подлежит освобождению от возмещения вреда1.

Следует отметить, что возмещение вреда в состоянии крайней необходимости не может рассматриваться как деликтная ответственность. Это относится и к возмещению вреда в состоянии необходимой обороны. В указанных случаях отсутствует противоправность в действиях причинителя вреда и его поведение не заслуживает осуждения. Поэтому ГК и в наименовании, и в тексте ст.

1066 и 1067 термин «ответственность» не употребляет, а ограничивается нейтральными понятиями «причинение вреда в состоянии необходимой обороны» и «причинение вреда в состоянии крайней необходимости».

б)Причинная связь между действием (бездействием) причинителя вреда и вредом.

Наличие причинной связи в соответствии с принципом генерального деликта является обязательным условием наступления деликтной ответственности. Если лицо данный вред не причиняло, его ответственность исключается. Поэтому закон предусматривает возмещение причиненного вреда лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК).

Причинная связь – философская категория, отражающая такие объективно существующие связи в природе и обществе, в которых одни явления выступают причиной, а другие – следствием этих причин. Выявление таких связей применительно к конкретным жизненным отношениям, в том числе и к ответственности за причиненный вред, связано с серьезными трудностями. В науке гражданского права предложено множество теорий причинной связи. Известны теории равноценных условий, необходимого условия, необходимой и случайной причинной связи, теория возможности и действительности и др. Поскольку при этом сложнейшие философские проблемы решались не философами, указанные теории не отражают проблему причинной связи во всей полноте, хотя каждая из них в той или иной мере может содействовать решению практических задач. Представляет интерес мнение В.В. Витрянского, считающего, что разработанные в юридической литературе концепции причинной связи «не противоречат друг другу, а, скорее, дополняют друг друга, и все без исключения способствуют осмысливанию понятия причинной связи»1.

Как правильно отмечено в литературе, первостепенное значение имеет выработка приемов выявления «юридически значимой причинной связи, необходимой и достаточной для привлечения нарушителя к ответственности»2. При рассмотрении конкретных дел о возмещении вреда, когда решение вопроса о юридически значимой причинной связи вызывает затруднения, необходимо исходить из того, что данный результат (повреждение или уничтожение имущества, причинение увечья человека и т. п.) почти всегда является следствием ряда неравноценных по своему значению обстоятельств – условий. Задача заключается в том, чтобы выделить среди них главное, решающее, основное обстоятельство, которое и должно быть признано причиной. Второстепенные, попутные, несущественные условия наступления результата при этом не учитываются. При решении указанной задачи судьи не только используют свои знания и опыт, но и привлекают экспертов, т.е. специалистов в соответствующей области науки, техники, производства и т.п. Причинная связь между различными явлениями всегда уникальна, каждый результат имеет свою причину, при установлении причинной связи не может быть стереотипов, готовых рецептов.

Установление (выявление) причинной связи в конкретных ситуациях нередко ошибочно становится в зависимость от того, является ли действие правонарушителя виновным. Между тем причинная связь и вина – разные по природе категории: причинная связь существует объективно, независимо от сознания участников правоотношения, а вина – субъективный фактор, в котором отражается отношение конкретного лица к своему поведению и его последствиям.

И так обязательным условием ответственности при наличии как полного, так и усеченного состава правонарушения является юридически значимая причинная связь между поведением причинителя (в форме действия или бездействия) и наступившим вредом. Причинная связь может считаться юридически значимой, если поведение причинителя превратило возможность наступления вредоносного результата в действительность либо, во всяком случае, обусловило конкретную возможность его наступления. Если же поведение причинителя обусловило лишь абстрактную возможность наступления вреда, то юридически значимая причинная связь обычно называется необходимой, а юридически безразличная – случайной. При разграничении юридически значимой и юридически безразличной причинной связи использованы критерии, выдвинутые в свое время О.С. Иоффе, который, однако, оставил открытым вопрос о самом характере причинной связи, складывающейся в обоих этих случаях, поскольку деление причинной связи на необходимую и случайную он считал неприемлемым2. В обязательствах из причинения вреда именно косвенной причинной связи нередко придается юридическое значение. Заметим, что вопрос о причинной связи не может считаться окончательно решенным ни в общеметодологических, ни в отраслевых науках. Тот же О.С. Иоффе в одной из своих работ признавал юридически значимой лишь такую причинную связь, которая охватывалась или должна была охватываться предвидением правонарушителя, т.е. придерживался адекватной теории причинной связи в ее субъективистском варианте1. Впоследствии О.С. Иоффе признал этот взгляд ошибочным2.

Таким образом, для возложения ответственности за причинение вреда требуется с помощью очерченных выше критериев установить наличие необходимой причинной связи между поведением причинителя и вредом. При этом, однако, в случаях, предусмотренных законом, ответственность возлагается не на самого причинителя, а на других лиц, например обязанных осуществлять за ним надзор. Впрочем, в указанных случаях можно констатировать наличие причинной связи между вредом и поведением не только непосредственных причинителей, но и лиц, обязанных осуществлять надзор. Например, родители не осуществляют надзор за поведением малолетнего ребенка, чем обуславливают конкретную возможность причинения вреда. Ребенок своими действиями превращает эту возможность в действительность.

Итак, причинная связь во многих ситуациях очевидна, например, просрочка перевозки скоропортящегося груза неизбежно ведет к его порче и возникновению убытков у владельца, причиненных ему перевозчиком. Однако в ряде случаев обосновать эту связь непросто. Например, злоумышленник, пользуясь отсутствием должной охраны, вскрыл один из стоящих на железнодорожных путях рефрижераторных вагонов с мясопродукцией и похитил из него некоторое количество мяса. В результате его действий был испорчен оставшийся в вагоне груз, задержано дальнейшее движение состава, получатели груза, находившегося в других вагонах, не смогли вовремя передать его своим контрагентам (розничным торговым организациям), а те, в свою очередь, реализовать его. Впоследствии злоумышленник был задержан и возник вопрос о том, какой объем убытков причинен его действиями. Суд учел бездействие перевозчика, не принявшего необходимых мер по охране груза, и обоснованно решил, что имущественная ответственность «причинителя» должна ограничиваться размером похищенного и стоимостью ремонта запорного устройства вагона.

Иногда в такого рода ситуациях говорят о «прямых» и «косвенных причинных связях» (и соответственно о «прямых» и «косвенных убытках»1). «Косвенные причинные связи» по смыслу такого подхода предполагается не считать юридически значимыми и не учитывать в качестве условий ответственности. Но тогда их нельзя считать и подлинными причинными связями, не говоря уже о трудностях разграничения однородных связей на «прямые» и «косвенные».

Проблема причинных связей должна разрешаться на методологической базе общефилософского подхода к причинности и с учетом особенностей таких связей в правовой сфере. Прежде всего, речь идет о том, что все явления природы и общественной жизни так или иначе взаимосвязаны и взаимозависимы. Однако эти взаимосвязи весьма разнообразны: в пространстве, во времени, как форма и содержание, как условие и обусловленное, как причина и следствие и т.д. С этой точки зрения причинно-следственная связь – лишь одна из разновидностей взаимосвязи явлений.

Различные явления могут быть связаны друг с другом не только как причина и следствие, а потому имеется опасность рассмотрения в качестве причинно-следственных иных взаимосвязей, в действительности не являющихся таковыми. В частности, причинно-следственную связь нередко смешивают со взаимосвязью условия и обусловленного. Так, грузовой автомобиль при развороте задел женщину, которая была госпитализирована с травмой бедра, а спустя некоторое время была признана инвалидом, но в связи с другим, скрытым ранее заболеванием, обострившимся в результате полученной травмы. Последняя, безусловно, была следствием наезда, но сама стала лишь условием, а не причиной потери трудоспособности у потерпевшей. Поэтому имущественная ответственность владельца автомобиля здесь не наступила.

Причинная связь всегда объективна – это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней. Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках. Необоснованно поэтому иногда встречавшееся в теоретической литературе деление причинных связей на «необходимые» и «случайные». Объективность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо «случайностей».

В возмещении материального и компенсации морального вреда отказано ввиду того, что не установлена причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями для истца.

Б. обратился в суд с иском к М. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных дорожно-транспортным происшествием. В обеспечение иска указал, что ответчик М., находясь в состоянии алкогольного опьянения и управляя автомобилем, совершил наезд на пешехода П. (отца истца), причинив последнему тяжкий вред здоровью. Впоследствии П. умер. Истец просил компенсировать затраты связанные с похоронами, а также взыскать сумму в счет компенсации морального вреда.

Суд в удовлетворении иска отказал.

В кассационном порядке решение суда оставлено без изменения.

По делу установлено, что смерть П. наступила через восемь месяцев после имевшего место дорожно-транспортного происшествия. Согласно медицинскому свидетельству о смерти причиной ее указан «… инфаркт миокарда задней стенки левого желудочка сердца». Актом судебно-медицинского исследования данный диагноз подтвержден, указано, что это произошло на фоне развившегося заболевания – атеросклеротическая болезнь сердца.

В ходе рассмотрения дела судом был допрошен эксперт И., из показаний которого усматривается, что смерть П. не состоит в причинной связи с происшедшим дорожно-транспортным происшествием. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для удовлетворения иска. Наконец, причинная связь всегда конкретна и является таковой только в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение. Ведь одно и то же следствие может порождаться несколькими различными причинами, а одна и та же причина может породить несколько разных последствий. В отдельной же реальной ситуации всегда необходимо и возможно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие такое значение именно для данного случая.

Таким образом, взаимосвязь причины и следствия – объективно существующая разновидность взаимосвязи явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого.

Правовая сфера касается причинных связей в общественных отношениях, имеющих свои особенности по сравнению с природными, естественными связями. Здесь причинные связи обычно не сводятся к механическим или физическим воздействиям одного явления на другое (хотя природные взаимосвязи явлений и здесь в ряде случаев играют важную роль). В качестве причины в общественных отношениях обычно выступает деятельность людей, их конкретное поведение, в свою очередь обусловленное множеством социальных и природных причин.

В частности, причиной появления вреда может стать бездействие обязанного лица, хотя в естественно-физическом смысле бездействие не может вызвать никакого результата. С другой стороны, здесь появляется возможность использования для причинения вреда естественной (природной) причинной связи явлений, например, при намеренном создании вредоносной, в частности, пожароопасной или взрывоопасной ситуации. Разумеется, социальной причиной возникших в результате убытков и условием возложения ответственности за наступивший вред будет считаться не вредоносные действие природных сил, а поведение использовавшего их в своих целях конкретного лица.

Наконец, в социальных явлениях причины конкретного, в том числе неблагоприятного, результата нередко «переплетаются» и взаимодействуют, как будто бы «поглощая» одна другую. Например, изготовитель недоброкачественного товара ссылается на недостатки полученного сырья или ухудшения товара в результате его длительной перевозки либо неправильного хранения и т.д. Такие причины не могут быть приняты во внимание применительно к убыткам, возникшим в результате их действия у конечного потребителя. Если контрагент по договору был в состоянии предотвратить изготовление и передачу недоброкачественного товара потребителю и не сделал этого, его поведение, безусловно, и должно считаться причиной нарушения договорных обязательств. В свою очередь. Он вправе в регрессном порядке обратиться к своим контрагентам, например, изготовителям недоброкачественного сырья, с требованием о возмещении ему соответствующей части убытков (ибо в определенной части они стали следствием и его ненадлежащего поведения). Таким образом, «цепочка» названных причин становится условием появления соответствующей «цепочки» в применении гражданско-правовой ответственности, а не основанием для освобождения от нее.

в)Вина причинителя вреда.

Принцип ответственности за вину имеет общее значение, он является обязательным элементом понятия «генеральный деликт». Иногда закон предусматривает исключения из данного принципа, но они не могут быть основанием для того, чтобы отвергать сам принцип.

Понятие вины является одним из наиболее спорных в науке гражданского права. Долгое время в советской литературе господствовало представление о вине как психическом отношении лица к свому поведению в форме умысла или неосторожности. Такое понятие вины распространялось и на деликтную ответственность. Согласно новейшим научным взглядам трактовка вины как «психического отношения» нарушителя к своему поведению и его результату практически бесполезна. Решать вопрос о вине и невиновности необходимо путем анализа отношения лица к своим делам и обязанностям. Если оно проявляет необходимую заботливость и осмотрительность, которую можно требовать от него с учетом характера обстановки, в которой оно находится и действует, то такого субъекта следует признать невиновным в причинении вреда. Однако это относится к случаю, когда речь идет о неосторожности. Вина в форме умысла заключается в намеренных действиях либо бездействии, направленных на причинение имущественного вреда другому лицу.

На внедоговорные обязательства полностью распространяются трехчленное деление вины в гражданском праве (умысел, грубая неосторожность, простая неосторожность). Как отметил В.В. Витрянский, факторами, характеризующими различные формы вины, являются: умысел, неосторожность, грубая неосторожность, неосмотрительность, «не знал и не должен был знать», «обстоятельства, которые должник не мог предотвратить, и устранение которых от него не зависело»1. При этом мерой ответственности, по общему правилу, служит не степень вины, а сам вредоносный результат. Простая неосторожность потерпевшего в обязательствах из причинения вреда учету не подлежит, т. е. она не влечет ни освобождения причинителя от ответственности, ни уменьшения размера его ответственности. Объясняется это тем, что к поведению потерпевшего в обязательствах из причинения вреда, для которого вред зачастую сваливается как снег на голову, нельзя предъявлять те же требования, что и к поведению кредитора в договорных обязательствах, в которых каждый – и кредитор, и должник – всегда призван быть на чеку.

Общее правило о вине как условии деликтной ответственности закон формулирует следующим образом: лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет

что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК). В этой норме получили решение два вопроса – она

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Законодательство, регулирующее ответственность за причиненный вред". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 713

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>