Дипломная работа на тему "Возникновение, содержание и прекращение лизинговых правоотношений"

ГлавнаяГосударство и право → Возникновение, содержание и прекращение лизинговых правоотношений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Возникновение, содержание и прекращение лизинговых правоотношений":


Введение

Актуальность темы исследования. Высокие темпы экономического развития страны невозможны без технического перевооружения промышленного и сельскохозяйственного производства, обновления основных производственных фондов, без привлечения масштабных инвестиций, обеспечения их защиты и целевого использования. Одним из мощных и уже проверенных на практике инвестиционных механизмов является лизинг. Лизинг – «это важный инструмент расширения платежеспособного спроса, важное средство уск орения оборачиваемости и накопления капитала и научно-технического прогресса, повышения темпов развития и роста эффективности экономики страны, средство укрепления связей банковского капитала с производством; важный инструмент регулирования экономики». Успешность и развитие лизинговой деятельности в зарубежных странах и все еще низкий уровень ее развития и функционирования в России при одновременном повышении степени осознания значимости данного вида инвестиционной деятельности для отечественной экономики, количественном росте субъектов лизинга, говорят обо все еще существующих сдерживающих факторах ее развития, прежде всего – правовых[1].

Многозначность понятия лизинга, сложность отношений, складывающихся вокруг финансовой аренды, споры ученых о правовой природе лизинга, его месте в системе гражданско-правовых обязательств, пробелы и противоречия нормативных актов по лизингу порождают затруднения его субъектов в использовании данного механизма. Анализ существующей договорной и судебной практики показывает, что правовое оформление лизинговой деятельности часто содержит множество ошибок, приводящих к неправильной квалификации договора, признанию его незаключенным, лишению льгот и преимуществ, предоставляемых по лизингу, а также другим негативным последствиям для его участников. Кроме того, сторонами договора лизинга не в полной мере используются диспозитивные нормы лизингового законодательства с целью максимального обеспечения своих интересов.

Лизинговая деятельность, как правило, характеризуется высоким коэффициентом отношения заемного капитала к собственным средствам, потребностью в относительно больших объемах финансирования, что вызывает также необходимость исследования кредитных правоотношений участников лизинга, оказывающих влияние на содержание и реализацию лизинговых правоотношений. Характеристика лизинга как деятельности, связанной с множеством рисков (в большей степени – на стороне лизингодателя) объясняет значимость исследования страховых правоотношений субъектов финансовой аренды.

Надежное правовое обеспечение (законодательное и договорное) отношений субъектов лизинговой деятельности, учитывающее и защищающее их интересы, упрощающее их деятельность, является одним из важнейших условий обеспечения высокой эффективности лизинговой деятельности в целом. В России законодательное поле стало формироваться не одновременно с появлением лизингового бизнеса на отечественном рынке и всегда отличалось своей сложностью и противоречивостью. Анализ и оценка законодательства по финансовой аренде, договорной практики, отражающей отношения ее субъектов, а также разработка рекомендаций по совершенствованию правового регулирования деятельности субъектов лизинга определили выбор темы и основные направления исследования.

Степень научной разработанности темы. Вопросы юридической природы договора лизинга, его сущности и гражданско-правового регулирования исследовали: О. Е. Блинков, В. В. Витрянский, Е. В. Вавилин, Л. В. Василевская, А. А. Груздева, Е. В. Кабатова, Т. А. Коннова, О. А. Кравченко, И. Г. Лисименко, М. В. Петрищев, Л. Н. Прилуцкий, И. А. Решетник, В. Сахарчук, Ю. А. Серкова, Э. Толмачева, Ю. С. Харитонова, Е. Н Чекмарева, О. Шевченко, О. Шишлянникова и др.

Организационные и экономические основы лизинга отражены в трудах В. Д. Газмана, В. Голощапова, В. А. Горемыкина, В. М. Джуха, В. В. Комарова, И. М. Коршунова, Н. Р. Кравчук, Т. А. Красевой, М. И. Лещенко, В. А. Перова, В. Л. Перовой, М. Харви, В. Хойер, Х. И. Шпиттлер и др.

Объектом исследования является комплекс гражданско-правовых отношений субъектов договора лизинга.

Предметом исследования выступает гражданское законодательство, регулирующее отношения субъектов лизинга, участников кредитных, страховых, залоговых отношений, практика его применения, правовая документация действующих лизинговых компаний.

Цель работы заключается в комплексном теоретическом исследовании гражданско-правовых отношений субъектов лизинга, в выработке рекомендаций по совершенствованию законодательства, регулирующего указанные отношения, практики его применения, а также осуществлению наиболее эффективного правового оформления лизинговых операций.

Для реализации указанной цели поставлены следующие основные задачи:

– выявить правовую природу лизинговых отношений с позиций системных взаимоотношений всех участников лизинговой операции, определить их признаки, особенности, место в системе гражданско-правовых отношений;

-  выработать рекомендации, обеспечивающие правильность применения норм, регулирующих кредитные и залоговые правоотношения субъектов лизинга, их наиболее эффективные правоотношения со страховыми организациями, производителями предметов лизинга;

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Высококлассное написание дипломных проектов на заказ в Туле и в других городах России.

-  выявить особенности возникновения, существования, прекращения отношений сторон в обычном договоре лизинга и договоре с участием государства; их ответственности, обеспечения прав сторон при его расторжении;

– разработать рекомендации по совершенствованию гражданского законодательства, регулирующего правоотношения субъектов лизинга.

Методика исследования. Для достижения указанных целей и решения поставленных задач в процессе дипломного исследования использованы диалектический; сравнительно-правовой, статистический, формально – логический, систематический методы исследования.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

1. Понятие, правовая сущность и субъекты лизинговых правоотношений 1.1 Понятие и юридическая природа отношений субъектов лизинга

Понятие лизинга является достаточно многозначным, отношения, складывающиеся вокруг лизинга сложными, а споры ученых о правовой природе лизинга, его месте в системе гражданско-правовых обязательств – острыми и актуальными.

Определение природы лизинговых правоотношений, необходимое для адекватного нормативно-правового регулирования сложившихся на практике отношений между субъектами финансовой аренды, непосредственно связано с уяснением юридической природы договора лизинга. «Точное определение юридической природы лизинга важно не только для теории, но и для облегчения интеграции этого нового способа финансирования англо – американского происхождения в систему обязательств и вещных прав континентальной Европы. Оно также имеет большую практическую значимость применительно к взаимным правам и обязанностям сторон и, особенно, к положению сторон по отношению к третьим лицам, поскольку, если автономия воли – правило в договорной сфере, квалификация операции (qualification del'operation) – необходимое условие для того, чтобы заполнять возможные пробелы соглашения, чтобы толковать волю сторон в случае сомнения, чтобы разрешать коллизии законов, для применения правил о публичном порядке (в особенности направленных на защиту самой слабой стороны)»[2]. Потому важность представляют анализ лизинга как экономического и правового явления, знание особенностей существующей терминологической базы по лизингу.

Федеральный закон «О лизинге»[3] 1998 г. (ст. 2) определял лизинг и как инвестиционную деятельность, и как сложную лизинговую сделку, состоящую из разных договоров, и как разновидность договора аренды. Такое многообразие понятий, а также существенная неточность формулировок вызывали проблемы и в теории, и на практике. Новая редакция Закона (ст. 2) определяет лизинг как совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, финансовой аренды. К таковым могут быть отнесены не только правоотношения сторон по договору лизинга, но также отношения по приобретению лизингового имущества по договору купли-продажи, кредитные отношения, залоговые и другие, как это указано в п. 2 ст. 15 Закона. Таким образом, договор лизинга и правоотношения, возникающие при его реализации, именуются лизингом, что сохраняет многозначность обсуждаемого понятия, хотя в гораздо более узких пределах. В соответствии с указанным Законом (ст. 2) по данному договору лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.

Отказ от определения лизинга как инвестиционной деятельности также играет важную роль в части ограничения многозначности понятия финансовой аренды. Теперь инвестиционной деятельностью признается не сам лизинг, а лизинговая деятельность. Такой подход объясняется тем, что инвестиционную деятельность как вложение средств в те или иные имущественные ценности осуществляет только одна сторона договора лизинга – лизингодатель. «Лизинговая деятельность является инвестиционной деятельностью, т. е. вложением как денежных средств для приобретения определенного имущества, так и вложением данного имущества в предпринимательскую деятельность лизингополучателя с целью получения прибыли»[4]. Сущность лизинга, его правовая природа, значение и место в системе гражданско-правовых отношений раскрывается через объяснения системных взаимоотношений его участников. Суть лизинга в реальной жизни выражается в тех экономических отношениях, которые возникают между поставщиком имущества, лизингодателем и лизингополучателем. «Определить правовую природу финансовой аренды – значит, раскрыть с точки зрения институтов действующего права сущность отношений, которые складываются между всеми ее участниками, найти место лизинга в системе известных гражданскому праву институтов»[5].

«Успех лизингового бизнеса в любой отрасли во многом зависит от правильного понимания его внутреннего содержания и специфических особенностей, их адекватного отражения в методических рекомендациях и практических решениях. Еще Р. Декарт подчеркивал, что точное определение значения слов может избавить человечество от половины его заблуждений. Современные же предприниматели утверждают, что 35–40% времени они тратят на то, чтобы объяснить клиентам, что такое лизинг и как с его помощью добиваться успеха»[6].

Для российского права лизинг является новым гражданско-правовым институтом, основные черты которого заимствованы из зарубежного права и практики. Слово LEASING появилось задолго до рубежа 1980–1990 гг., когда в России состоялась первая негосударственная лизинговая практика. С тех пор экономисты и правоведы высказывали разнообразные точки зрения на понимание лизинга. Термин «лизинг» произошел от английского глагола «to lease», что означает «нанимать», «брать в аренду». В английском юридическом языке словом «leasing» обозначается и традиционная сдача имущества в аренду, и собственно лизинг как разновидность аренды[7]. Мировая практика, пытаясь устранить такую двойственность терминологии в праве, использует значение слова «лизинг» для обозначения определенного вида договора имущественного найма[8]. Некоторые страны присваивают отношениям лизинга оригинальное название, отличное от заимствованного английского или уже имеющегося определения аренды.

В российской науке выделяются различные подходы к пониманию лизинга. Одни ученые, рассматривая лизинг как экономическую категорию, акцентируют внимание на отношениях собственности, другие характеризуют лизинг как особый вид предпринимательской деятельности, третьи ограничиваются трактовкой лизинга как привлекательной формы финансирования, четвертые отождествляют его с долгосрочной арендой. Так, В. Д. Газман считает, что «лизинг, как экономико-правовая категория, представляет собой особый вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей»[9]. В. А. Горемыкин полагает, что «лизинг-это способ реализации отношений собственности, выражающий определенное состояние производительных сил и производственных отношений, с которыми он находится в тесной взаимосвязи… Это система предпринимательской деятельности, включаю щей в себя три вида организационно-экономических отношений: арендные, инвестиционные и торговые, содержание каждого из которых в отдельности полностью не исчерпывает сущности специфических имущественно-финансовых лизинговых операций»[10] М. И. Лещенко рассматривает лизинг с трех позиций: во-первых, как форму вложения средств на возвратной основе, во-вторых, как своего рода товарный кредит и, наконец, как комплекс возникающих имущественных отношений, связанных с передачей имущества в пользование после его приобретения у производителя (продавца). Более того, в число участников лизинга им включены лизингодатель, лизингополучатель и производитель (продавец) имущества[11]. Как отмечает В. М. Джуха, «в более широком смысле лизинг является организационной формой предпринимательской деятельности, выражающей особые отношения собственности, особую систему хозяйствования, на них основанную»[12]. Как видим, данные определения во многом исходят из функций финансовой аренды[13].

Представленные мнения о понятии, сущности лизинга построены, в основном, на базисе экономических отношений участников лизингового рынка. Конечно, нельзя не согласиться, что при лизинге осуществляется инвестирование, причем не только «денежных средств» и не только за счет альтернативного финансирования лизинговых проектов, а за счет как собственных, так и привлеченных средств (согласно ст. ст. 2,4 Закона «О финансовой аренде (лизинге)»). По смыслу законодательства лизинговая деятельность относится и к предпринимательской (например, цели использования предмета лизинга исключают личные, семейные, домашние). В лизинге также присутствуют и отношения по реализации предмета собственности. Но в то же время, указанные концепции не содержат комплексного подхода к определению такой сложной категории как финансовая аренда (лизинг), который бы учитывал не только позиции его экономических функций, но и природу правовых отношений его субъектов.

Правильное понимание юридической природы лизинга, договора лизинга во многом способно предотвратить ошибки в экономической деятельности в данной сфере. Но среди правоведов также существуют разногласия при понимании изучаемого гражданско-правового института. В. В. Витрянский отмечает: «Правовая природа лизинга, его место в системе гражданско-правовых обязательств остаются в числе самых дискуссионных вопросов в юридической литературе, посвященной исследованию лизинговых правоотношений. Согласно взглядам одних авторов договор лизинга представляет собой отдельный вид договора аренды, обладающий определенными квалифицирующими признаками, позволяющими как отличать его от иных видов договора аренды, так и выделять в отдельный вид договора аренды[14]. Другие авторы полагают, что в отличие от договора аренды договор лизинга представляет собой не двустороннюю, а трех - или многостороннюю сделку. Можно встретить и точку зрения, в: соответствии с которой договор лизинга представляет собой самостоятельный тип договорных обязательств, отличный от иных типов гражданско-правовых договоров, в том числе и от договора аренды»[15].

Одни, учитывая сложность и оригинальность лизинговых отношений, относят лизинг к отдельному гражданско-правовому институту (Е. Чекмарева[16], Е. Кабатова[17], другие анализируют лизинг с помощью традиционных институтов гражданского права: договоров аренды, купли-продажи, займа, поручения и пр. (А. Иванов[18] и др.). Причем, верно отмечает Е. Кабатова, что теоретиками берется за основу один из аспектов лизинга: «…либо необычные взаимоотношения изготовителя и пользователя, либо объем прав и обязанностей пользователя, практически приближающийся к объему прав и обязанностей собственника и др. Желание определить юридическую природу лизинга с помощью уже известных институтов приводит к тому, что какая-то часть отношений его участников остается за пределами этого института, будь то аренда, продажа в рассрочку, заем или поручение»[19].

Наиболее распространенным в энциклопедиях, словарях, учебной, справочной литературе определением лизинга является его определение как разновидности арендных отношений. К примеру, В. В. Витрянский свою позицию по данному вопросу освещает так: «Существо обязательства, вытекающего из договора лизинга, состоит в передаче лизингодателем лизингового имущества во временное и возмездное владение и пользование лизингополучателя и аналогично существу обязательства, порождаемого договором аренды, с той лишь разницей, что в отличие от арендодателя, являющегося собственником передаваемого в аренду имущества лизингодатель должен еще приобрести такое имущество у продавца в собственность в соответствии с указаниями лизингополучателя, а затем передать его в аренду последнему». В. В. Витрянский указывает лишь на один отличительный признак договора лизинга от аренды. В остальном же он выделяет характерные особенности лизинга как отдельного вида договора аренды. «Во-первых, в качестве обязанного лица по договору лизинга, наряду с арендодателем и арендатором выступает также продавец имущества, являющийся его собственником, не участвующий в договоре лизинга в качестве его стороны. Во-вторых, арендодатель в отличие от общих положений об аренде, не является собственником или титульным владельцем имущества, которое подлежит передаче в аренду. Более того, на арендодателя возлагается обязанность приобрести в собственность это имущество, принадлежащее другому лицу (продавцу). Данная обязанность арендодателя охватывается содержанием обязательства, возникающего из договора лизинга. Приобретая имущество для арендатора, арендодатель должен уведомить продавца о том, что это имущество предназначено для передачи его в аренду»[20]. Е. Кабатова, представитель концепции sui generis (договор особого рода), видит разницу и в субъектном составе, в содержании договоров, наличии в договоре лизинга элементов договора купли-продажи и пр[21]. Тот факт, что в аренду сдается не то имущество, которое ранее использовал лизингодатель, а новое, специально приобретенное арендодателем исключительно с целью передачи его в лизинг, Е. А. Павлодский даже называет основной особенностью договора финансовой аренды. Третьей спецификой лизинга является, как указывает В. В. Витрянский, активная роль арендатора, обычно не свойственная арендным отношениям. Арендатор определяет продавца и указывает имущество, которое должно быть приобретено для последующей сдачи в аренду, и т. п. Отсюда вытекает правило, в соответствии с которым арендодатель освобождается от ответственности за выбор предмета аренды и продавца[22].

Вопрос о правовой природе лизинга еще больше усложняется при наличии в договоре лизинга опциона на покупку, что делает похожим данный договор на договор купли-продажи в рассрочку. Е. Кабатова в своей работе о лизинге приводит мнения сторонников концепции отнесения лизинга к договорам купли-продажи в рассрочку особого типа[23]. Опровергая ошибочность данной теории, достаточно лишь то, что при договоре купли-продажи в рассрочку (ст. ст. 488–489 ГК РФ) право собственности на товар переходит от продавца к покупателю либо в момент заключения договора, либо в момент передачи вещи. При договоре лизинга право собственности на оборудование сохраняется за лизингодателем, передавшим оборудование в лизинг лизингополучателю на протяжении всего договора. Более того, наличие опциона не является общим определяющим признаком для любого договора лизинга, его квалифицирующим признаком. Отличия от договора купли-продажи в рассрочку проводятся также по предмету, срокам, целям, по объему прав и обязанностей сторон. По первому договору можно приобрести любое имущество и для любой цели (личной, семейной, бытовой, предпринимательской), данный договор заключается на значительно меньший срок, чем договор лизинга.

Договор лизинга имеет много сходств и с кредитным договором, договорами товарного и коммерческого кредита (ст. ст. 819–823ГК РФ). В экономическом смысле лизинг представляет собой инвестирование средств в основной капитал на возвратной основе, но не в денежной, а в форме передаваемого в пользование имущества. Собственник имущества, по сути, оказывает пользователю финансовую услугу, приобретая имущество в собственность и передавая его на определенное время пользователю, возмещая затраты за счет периодических платежей лизингополучателя. Таким образом, сделка осуществляется на условиях срочности, платности и возвратности, как это имеет место при кредитовании. Но здесь следует еще раз указать, что мы имеем ввиду наличие определенного рода кредитных отношений между лизингодателем и лизингополучателем, выводя за рамки финансовую организацию, связанную договором кредита с лизингодателем. На наш взгляд, является ошибочным включение Т. А. Красевой лизинговой схемы финансирования в кредитную структуру лизингового проекта, подразумевающей непрямое кредитование, например, банком лизингополучателя через посредника – лизингодателя[24] поскольку правовые кредитные отношения существуют только между лизингодателем и финансовой организацией, а лизингополучатель («реальный заемщик») получает данный «кредит» через лизингодателя по договору лизинга в форме индивидуально – определенной и не потребляемой вещи, предназначенной для предпринимательских целей. Также плата за «кредит» осуществляется лизингополучателем лизингодателю в рамках лизингового соглашения в форме лизинговых платежей, а договор лизинга вовсе не является кредитным договором. Передавая деньги или вещи по кредитному договору или по договору товарного кредита, банк или иная кредитная организация, вместе с тем, передает и право собственности на них. По договору лизинга собственником переданного в лизинг оборудования продолжает оставаться лизингодатель. При заключении кредитной сделки контроль за целевым расходованием средств затруднен, при лизинговой сделке он гарантирован, так как в аренду отдается конкретное имущество. Кроме того, в первом случае необходима стопроцентная гарантия возврата кредита и процентов за его использование, а во втором – гарантии обеспечиваются объектом лизинга или снижаются на его стоимость. Плата за кредит осуществляется за счет доходов, полученных предприятием, с учетом которых начисляются налоги. Лизинговые платежи относятся на себестоимость продукции и снижают налогооблагаемую базу. От долгосрочного кредита лизинг отличается повышенной сложностью организации, которая заключается в большем количестве участников операции. Исходя из вышесказанного, понятна и несостоятельность концепции Д. Лелецкого, заключающаяся в понимании лизинга по форме – арендой, а по содержанию – куплей – продажей и кредитом[25]. Ко всему прочему, форма договора может быть либо устной, либо письменной (ст. 158 ГК РФ), но никак не в форме другого договора.

Некоторые ученые, практики считают лизинг сходным с договором поручения. Так, Г. Отнюкова отмечает, что «принимая оборудование, доставленное транзитом (минуя, естественно, кредитное учреждение плательщика) получатель действует в качестве представителя (агента) лизинговой компании – покупателя по договору купли – продажи (поставки)»[26] Кабатова Е. В. в своей работе приводит данную точку зрения, получившую распространение во Франции и ФРГ, указывая на поручение будущего лизингополучателя лизинговой компании закупить для него имущество, а также поручение лизингодателя лизингополучателю получить оборудование и уполномочие предъявлять все претензии по качеству оборудования изготовителю[27].

Как показывает данный сравнительно – правовой анализ договора лизинга, стремление определить природу лизинга с помощью уже известных правовых институтов (будь то продажа в рассрочку, аренда, заем или поручение) оставляет часть отношений участников за пределами рассмотрения соответствующей теоретической концепции. Конечно, лизинг сочетает в себе элементы, имеющие сходство с другими гражданско-правовыми институтами, но это лишь сходства, а не тождества, хотя выявление и анализ таких сходств позволяет глубже проникнуть в юридическую суть явления. Элементы других договоров переплетаются между собой и образуют единый юридический состав, порождающий единое правоотношение. Верно, отмечает И. А. Решетник: «…сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые характеризуют специфическую правовую сущность этого договора»[28]. Рассмотрение отдельных составляющих лизинга (покупка оборудования, передача его в пользование) самостоятельно дает неверное представление о сущности лизинга, в котором все эти элементы имеют одну единую природу, одну суть.

Можно согласиться с позицией Е. В. Кабатовой и ряда ученых в части признания договора лизинга договором sui generis (особого вида), но не представления его как комплекса, в качестве элементов которого входят отношения купли – продажи, по временному пользованию оборудованием, в некоторых случаях – еще займа, гарантии и др.[29] Рассматривая договор финансовой аренды, Н. Р. Кравчук также признал лизингом «весь комплекс имущественных отношений между тремя лицами…»[30]. Считаем, нельзя свести лизинг ни к отдельным договорным отношениям, ни к конгломерату некоторых гражданско-правовых договоров. Лизинг является самостоятельным гражданско-правовым институтом, требующим специального регулирования в гражданском законодательстве в отдельной главе. Как следствие, в целях упорядочения терминологии необходимо исключить термин «финансовая аренда» из гражданского законодательства, а использовать только «лизинг»[31]. И. А. Решетник указывает, что соединение в одном правоотношении элементов различных договоров порождает качественно иное материальное отношение, эффективное регулирование которого возможно лишь посредством специального договорного института[32]. Институт аренды не обеспечивает достижения данной цели А. А. Колесников, исследуя договор лизинга, пишет: «Речь идет об особом институте, требующем комплексного изучения и самостоятельного регулирования»[33].

В силу особого рода отношений при лизинге лизингополучатель имеет право самостоятельного требования к стороне – продавцу по договору купли – продажи объекта финансовой аренды, в заключение которого не участвовал, что вызвало представления ученых о договоре купли – продажи как договоре в пользу третьего лица. Например, А. А. Иванов отмечает: «…договор купли – продажи предстает перед нами как договор в пользу третьего лица – арендатора (ст. 430 ГК РФ)»[34], аналогичную позицию занимает и Е. Ищенко[35]. В соответствии с п. 1 ст. 430 ГК договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник должен произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Обосновывая ошибочность данной позиции, укажем, что в договорах в пользу третьего лица последнее имеет только права и не несет никаких обязанностей, в то время как лизингополучатель обязан принять надлежащее исполнение от поставщика имущества на правах покупателя по договору поставки. Более того, в п. 4 ст. 430 ГК РФ предусмотрено, что в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом. Однако, в соответствии с п. 1 ст. 670 ГК РФ арендатор не может расторгнуть договор купли – продажи с продавцом без согласия арендодателя[36].

Действующее же законодательство (ГК РФ и ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»), полагаем, неверно отражает существующее явление, определяя его как вид договора аренды. Лизинг не может быть признан арендой или куплей-продажей и не может регламентироваться нормативными актами, посвященными арендным отношениям и отношениям купли-продажи, которые являются лишь отдельными элементами одного и того же явления. Договор представляет собой не разрозненные волевые действия двух или более лиц, а «единое волеизъявление, выражающее их общую волю»[37]. Законодательство всегда должно отражать существующие реальные отношения, представляя собой форму их опосредования. А практика показывает тесное переплетение отношений трех участников лизинговой операции, их взаимообусловленность и взаимозависимость, общее стремление получить ту или иную выгоду из участия в лизинговой операции.

Приверженцами теории многосторонности договора лизинга (Е. В. Кабатова[38], И. Р. Кравчук[39] Т. Коннова[40], Е. Чекмарева[41]) указывается на многосторонность либо, исходя из комплексности взаимоотношений, включающей в себя договоры аренды и купли-продажи, либо из наличия третьей фигуры – продавца, при этом, выделяя в единой лизинговой операции отдельные договоры (аренды и купли-продажи), что вызвало критику сторонников двусторонней природы договора лизинга (например, В. В. Витрянского[42]), или признается договор лизинга двусторонней сделкой, а сам лизинг – трехсторонней, что, на наш взгляд, неверно отражает суть явления.

Говоря о сущности договора лизинга, считаем необходимым внести в его понятие в ст. 2 Закона право лизингополучателя на приобретение в собственность предмета лизинга. Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» формально не распространяется на оперативный лизинг, являющийся, по сути, простой арендой, а определяющей чертой финансового лизинга является опцион, поэтому, считаем целесообразным, привести в соответствие нормы Закона хотя бы его названию. Выполняя, в основном, финансовую функцию в лизинговой операции, лизингодатель не заинтересован в получении имущества обратно, которое в дальнейшем уже не может выступать в качестве предмета лизинга. Более того, изъятие имущества сопряжено с определенными трудностями, а иногда просто невозможно. Как отмечает Ю. А. Серкова, «…лизингополучатель, по сравнению с арендаторами в иных видах договора, имеет больше оснований для перехода к нему права собственности на имущество по окончании договора лизинга»[43].

Существует мнение, согласно которому надлежит рассматривать понятия лизинга и лизинговой деятельности в качестве синонимов. Считаем, с этим трудно согласиться, поскольку первый термин охватывает отношения всех субъектов лизинга, а второй – только деятельность лизингодателя по приобретению имущества и передаче его в лизинг. В Законе (ст. 2) справедливо лизинговая деятельность определяется самостоятельно и понимается как вид инвестиционной деятельности, где в качестве инвестора выступает лизингодатель. В. М. Кукушкин также полагает, что «лизинг следует раздельно рассматривать с экономических и юридических позиций», констатируемое тем, что «с экономической точки зрения лизинг представляет собой систему имущественных отношений по передаче имущества во временное владение и пользование, состоящую из последовательного выполнения ряда хозяйственных операций; с юридической, – лизинг целесообразнее всего изучать через три его составляющие, такие как вид предпринимательской деятельности, как правоотношение и как договор»[44]. Считаем, и здесь можно возразить. Поскольку договор представляет собой не только основание возникновения правоотношения, его форму, но и само правоотношение, содержащее экономические, организационные составляющие, нецелесообразно рассматривать лизинг раздельно с экономических и юридических позиций. Напротив, в силу специфики лизинга как средства активизации инвестиционной деятельности, обновления основных фондов, решения производственных задач, проблем экономики в целом, его правовые аспекты необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с экономическими, с существующими реально на практике отношениями. Более того, «выявление и изучение закономерностей взаимодействия гражданско-правовых норм с регулируемыми общественными отношениями составляют одну из самых насущных задач цивилистической науки»[45].

Таким образом, лизинговым правоотношениям свойственны единство и самостоятельность, а договор лизинга – отдельный институт гражданского права. Подводя итог вышесказанному, можно было бы представить в законодательстве договор лизинга как договор, в соответствии с которым одна сторона (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное другой стороной (лизингополучателем) имущество у определенного ею продавца (третьей стороны) и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование с правом последующего его приобретения в собственность.

  1.2 Правовое положение субъектов лизинговых правоотношений

Исследование гражданско-правовых отношений всегда сопряжено с рассмотрением их субъектного состава, определением правового положения участников правоотношений.

Согласно ст. 7 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», субъектами лизинга признаются лизингодатель, лизингополучатель, продавец, которые в свою очередь могут быть физическими или юридическими лицами, резидентами и нерезидентами РФ. Указанные субъекты всегда присутствуют при осуществлении лизинга, и без них проведение такой операции невозможно (исключение составляет возвратный лизинг). «При этом разорвать трехсторонность данных отношений не представляется возможным, поскольку обязанность арендодателя приобрести имущество у продавца, то есть заключить договор купли-продажи, является квалифицирующим признаком договора лизинга. Таким образом, обо всех трех субъектах – арендаторе, арендодателе, продавце необходимо говорить как об участниках лизинговых отношений»[46] А. Н. Борисов, считает, что «приведенный в Законе перечень субъектов лизинга, является обязательным, но недостаточным для реального исполнения лизинговых договоров» и считает необходимым его дополнить страховщиком и кредитором[47]. Конечно, участники лизингового договора, как правило, прибегают к услугам банков, других кредиторов, а так, же страховым организациям; но это не является обязательным, не является и квалифицирующим признаком лизинга, не порождает единого, взаимосвязанного правоотношения между всеми участниками лизингового процесса, поэтому их можно отнести лишь к косвенным субъектам лизинговой операции.

Различие терминологии, используемой в Законе ив ГК РФ, несогласованность норм вызывают противоречия в практической деятельности субъектов лизинга. Гражданский кодекс называет субъектов договора финансовой аренды (лизинга) арендатором и арендодателем (ст. 665 FK РФ), тогда как Закон – лизингодателем и лизингополучателем. Думается, помещая нормы о лизинге в отдельную главу ГК РФ, как договора особого вида (см; § 1 работы), используя при этом терминологию Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», разрешается данная неопределенность.

О. Е. Блинков считает, что «до того момента, пока на регулирование отношений по финансовой аренде распространяются нормы § 1 «Общие положения об аренде» гл. 34 «Аренда», стороны в договоре целесообразно именовать арендодателем и арендатором, что будет отображать реальное положение данного института в гражданском законодательстве России. Если когда-нибудь данный институт получит самостоятельность в рамках части второй ГК, то именование сторон лизингодатель и лизингополучатель будет обосновано» [48].

Важным участником лизинговой деятельности является лизингодатель, именно от его работы зависит судьба лизинговой сделки, независимо от того, кто именно является лизингодателем – специализированное юридическое лицо, банк, иная кредитная организация и др. В соответствии со ст. 4 Закона «Лизингодатель – физическое или юридическое лицо, которое за счет привлеченных и (или) собственных средств приобретает в ходе реализации договора лизинга в собственность имущество и предоставляет его в качестве предмета лизинга лизингополучателю за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение ив пользование с переходом или без перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга». Обращает на себя внимание, что действующее законодательство по лизингу предусматривает для лизингодателя в отношении предмета лизинга определенные правила: во-первых, предмет лизинга должен быть приобретен в собственность, во-вторых – только на основании договора купли-продажи. Следовательно, лизингодатель не сможет передать в лизинг имущество, полученное им, например, по договору мены, либо принадлежащее ему на ином вещном праве. Считаем, данное положение ограничивает деятельность лизингодателей, потому специалистами в области лизинга предлагалось расширить способы и основания приобретения лизингового имущества лизингодателем И. Решетник считает, что целесообразно установить обязанность лизингодателя приобрести предмет лизинга в собственность или иное вещное право[49]. Думается, данные предложения заслуживают внимания.

Также указанный Закон отменил условие, согласно которому ранее средства для приобретения предмета лизинга должны были быть только «денежными». Сейчас это условие уже необязательно. В результате, у лизинговых компаний появились дополнительные возможности при осуществлении инвестиционной деятельности. Исходя из формулировки Закона, лизингодателем не может быть лицо, не являющееся собственником (на данный момент или в скором будущем) объекта лизинга, то есть государственные и муниципальные унитарные предприятия, казенные предприятия, учреждения, обладающие правом хозяйственного ведения или оперативного управления, не могут быть лизингодателями. С вступлением в силу Федерального закона от 29 ноября 2002 года №10‑ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге»»[50] предусмотренное ранее лицензирование лизинговой деятельности прекращено. Считаем данную меру положительной для облегчения доступа на рынок лизинговых услуг, расширения сферы лизингового бизнеса, развитие лизинга в целом, с другой стороны вполне оправданным намерение специалистов Ассоциации «Рослизинг» проводить аттестацию руководителей всех работающих в Российской Федерации лизинговых компаний.

Сравнение российских норм о субъектах лизингового договора, являющихся лизингодателями, с зарубежными говорит о достаточно либеральном подходе российского законодателя к данному вопросу[51].

При исследовании вопроса правового регулирования субъектов лизинга необходимо указать, что брокерские компании, способствующие заключению лизингового договора, а также другие посредники, выступающие в качестве представителя клиента перед другими участниками лизинговых отношений либо самостоятельного субъекта сделок с поставщиками, покупая у них оборудование в собственность с целью последующей реализации другим клиентам, не являются субъектами лизингового договора. Брокеры, агенты, поверенные осуществляют лишь посреднические функции и не несут ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами условий лизингового договора. В. В. Голубев, относит их к косвенным субъектам лизингового договора[52].

Понятие лизинговых компаний даётся только в Федеральном законе «О финансовой аренде (лизинге)», п. 1 ст. 5 Закона определяет их как коммерческие организации (резиденты Российской Федерации или нерезиденты Российской Федерации), выполняющие в соответствии с законодательством Российской Федерации и со своими учредительными документами функции лизингодателей. Таким образом, понятие лизинговой компании уже понятия лизингодатель, данного в Законе о лизинге. Следовательно, лизинговыми компаниями могут быть хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы. Государственные и муниципальные предприятия, признаваемые коммерческими организациями, не могут выступать лизингодателями, так как не могут приобретать имущество в собственность и самостоятельно распоряжаться им.

Анализируя законодательство, можно заметить, что отсутствие указания в учредительных документах на возможность осуществления лизинговой деятельности не препятствует юридическим лицам заниматься ею. В Законе речь идет лишь о том, что осуществление такой деятельности не должно противоречить учредительным документам организации. По общему правилу, коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (статья 49 ГК РФ), если в учредительных документах таких коммерческих организаций не содержится исчерпывающий перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься[53].

Поскольку лизинговая компания является юридическим лицом, то подпадает под регулирование гл. 4 ГК РФ о юридических лицах, следовательно, в Законе не обязательно дублировать данные нормы (об учредителях лизинговых компаний) [54].

К лизинговым компаниям, как это закреплено в действующей редакции Закона о лизинге, могут быть отнесены все «действующие лизингодатели», то есть коммерческие организации, в бизнес активе которых, имеется хотя бы один лизинговый проект. На такие компании распространяется действие нормативных актов, затрагивающих деятельность лизинговых компаний, как особой группы лизингодателей[55].

Говоря о правовом статусе лизинговых компаний, отметим, что им предоставляется государственная поддержка в соответствии с законами Российской Федерации и решениями Правительства РФ, а также решениями органов государственной власти субъектов РФ. В подобных документах может идти речь о разработке и реализации федеральной программы развития лизинговой деятельности в нашей стране и в отдельном регионе как части программы среднесрочного и долгосрочного социально-экономического развития страны или региона; создании залоговых фондов для обеспечения банковских инвестиций в лизинг с использованием государственного имущества; долевом участии государственного капитала в создании инфраструктуры лизинговой деятельности в отдельных целевых инвестиционно-лизинговых проектах; финансировании из федерального бюджета и предоставлении государственных гарантий в целях реализации лизинговых проектов; предоставлении инвестиционных кредитов для реализации лизинговых проектов; предоставлении налоговых и кредитных льгот лизинговым компаниям (фирмам) для создания благоприятных экономических условий их деятельности и др[56].

Другим участником лизинговых отношений является лизингополучатель. Это физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором лизинга обязано принять предмет лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование в соответствии с договором лизинга.

Говоря о физических лицах – лизингополучателях, отметим, что не каждое из них может быть таковым, а лишь лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей. Данный вывод производится исходя из предусмотренных Законом целей использования предмета лизинга (ст. 3).

Некоммерческие организации также могут быть лизингополучателями в установленных законом и их учредительными документами пределах, то есть в той мере, в какой некоммерческой организации разрешено заниматься предпринимательской деятельностью. В большинстве случаев в качестве лизингополучателей выступают малые и средние предприятия. Думается, расширить круг лизингополучателей возможно путем снятия ограничения на использование предмета лизинга только в предпринимательских целях. Разделяем позицию Серковой Ю. А., предлагающей изменить ст. 665 ГК РФ, «указав, что предмет договора лизинга должен использоваться «для профессиональных» целей, вместо «для предпринимательских»[57], только необходимо внести такую поправку ив ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)». В России отмечается тенденция использования предметов лизинга (например, автомобилей) не только в предпринимательских целях. Следовательно, Закон уже не соответствует сложившейся практике лизинговых отношений и нуждается в соответствующей корректировке.

Ранее существовавший запрет на совмещение обязательств кредитором и лизингополучателем предмета лизинга, предусмотренный ст. 9 предыдущего Закона, затруднял практическую деятельность субъектов лизинга. Он означал не что иное, как запрет использования авансовых платежей при финансовой аренде, так как согласно ст. 823 ГК РФ аванс (или предварительная оплата) является формой коммерческого кредита. В результате, участникам лизинга приходилось придумывать различные схемы, например, задатка, внесения депозита, передачи лизингополучателем денежных сумм лизингодателю в счет причитающихся платежей по договору лизинга в обеспечение его исполнения, приравнивания авансового платежа к первому лизинговому платежу и др., что в конечном итоге приводило либо к возрастанию финансовых рисков (при применении задатка), либо нарушалась логика лизинга, когда текущие платежи начинались раньше, чем подписывался акт приемки-сдачи имущества. Теперь, после отмены указанной статьи субъекты лизинга могут спокойно продолжать использовать авансовые платежи в договорах лизинга[58].

В отношении третьего субъекта лизинговых отношений – продавца предмета лизинга законодательство не содержит особых положений. Им является физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи с лизингодателем продает последнему в обусловленный срок имущество, являющееся предметом лизинга (ст. 4 Закона). Поскольку в Законе не установлено иного, продавцом (поставщиком) может выступить любой субъект гражданского права, обладающий необходимой праводееспособностью: физическое или юридическое лицо независимо от формы собственности и организационно-правовой формы, а также независимо от регистрации в качестве предпринимателя. Фактически лизинговое имущество может быть приобретено как у предпринимателя, так и у некоммерческой организации или физического лица (изготовителя, перепродавца, т. е. посредника). В последнем случае (при участии продавца-посредника), полагаем, решение вопросов, возникающих в результате недостатков товара, подразумевает определенные сложности. Следовательно, в интересах лизингополучателя в договоре лизинга исключить возможность приобретения лизингодателем предмета лизинга у продавца-посредника. В старой редакции Закона «О лизинге» указывалось, что продавец реализует производимое или закупаемое им имущество (ст. 4), теперь этот вопрос открыт, так как лицо может реализовать любую законно приобретенную вещь. Ранее «продавец» и «поставщик» приравнивались, в настоящий момент говорится только о продавце, что расширяет круг субъектов лизинга.

Продавец может одновременно выступать в качестве лизингополучателя. Речь идет о возвратном лизинге. В новой редакции Закона данный термин не употребляется, хотя обладает полным правом на существование согласно п. 1 ст. 4.ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

Анализ правового положения субъектов лизинга в РФ, показал, что в последнее время создано множество условий для увеличения числа участников лизинга и динамичного развития данной отрасли за счет облегчения доступа на рынок лизинговых услуг посредством отмены лицензирования лизинговой деятельности, отсутствия ограничений в отношении тех, кто может быть лизингодателем, продавцом предмета лизинга, увеличения возможностей финансирования лизинговых операций, предоставления лизингу господдержки. Нормы, определяющие правовой статус участников лизинга, в настоящий момент считаем, достаточно удачными, не требующими изменений, за исключением положений о предпринимательской цели использования предмета лизинга, а также о приобретении лизингодателем предмета лизинга в собственность по договору купли-продажи. Думается, целесообразно снять ограничение на использование предмета лизинга только в предпринимательских целях и увеличить число способов и оснований приобретения предмета лизинга.

2. Возникновение, содержание и прекращение лизинговых правоотношений. Ответственность сторон 2.1 Возникновение лизинговых правоотношений

Среди юридических фактов, порождающих правоотношения особое место занимает договор[59]. Кроме того, под договором в юридической литературе понимают и само договорное обязательство[60]. Следовательно, рассмотрение вопросов возникновения лизинговых правоотношений, равно как и их содержания и прекращения, непосредственно связано с договором лизинга. Система лизинговых правоотношений включает в себя договорные связи нескольких субъектов: лизингодателя и лизингополучателя, лизингодателя и продавца, правоотношения субъектов лизинга с кредитной и страховой организациями, а также внедоговорную связь продавца объекта лизинга и лизингополучателя. Определяющее значение на факт заключения договора лизинга, на формирование его условий играет результат преддоговорных отношений лизингодателя и потенциального лизингополучателя. Именно этот сложный и важный процесс оказывает влияние на степень удовлетворения интересов его субъектов, на уровень их защиты от различных рисков и возможных потерь.

Процесс заключения лизинговой сделки имеет свои особенности, обусловленные спецификой лизинга как своеобразной формы предпринимательской деятельности, наличием многих участников, преследующих определенные цели, и в связи с этим – необходимостью осуществления целого комплекса исследований и работ (организационно-правовых, финансовых, технических, маркетинговых).

Лизингополучатель обращается к лизинговой компании по поводу возможности приобретения необходимой ему техники и оборудования в лизинг, при этом, самостоятельно выбирая поставщика оборудования, либо поручая это лизингодателю, хотя право выбора конкретного продавца и вида оборудования в обоих случаях остается за лизингополучателем. Часто лизингополучатели направляются поставщиками оборудования к лизинговым компаниям.

Заявка на лизинговое финансирование содержит общие сведения о потенциальном лизингополучателе, данные о приобретаемом оборудовании (наименование, стоимость оборудования у поставщика, назначение, страна и предприятие изготовитель), о продавце оборудования, а также приемлемые условия договора лизинга (размер аванса, срок лизинга, обеспечение лизинговой операции). До заключения договора лизинговая компания изучает заявки и технические спецификации на объекты лизинга, анализирует бизнес-планы предлагаемых проектов, проводит тщательную оценку экономической деятельности лизингополучателя, определяет размеры первоначального взноса и лизинговых платежей, периодичность их поступлений, продолжительность контракта, остаточную стоимость и другие важные моменты. Оценивая предложенный лизинговый проект, лизингодатель выясняет, соответствует ли проект целям и задачам компании, достаточен ли планируемый уровень прибыли, насколько велик риск потери вложенных средств.

Итак, после оформления заявки, полученной лизингодателем от потенциального лизингополучателя, подготовки заключения о платежеспособности лизингополучателя и эффективности проекта, в случае, когда лизингодатель приходит к выводу о целесообразности возникновения лизинговых правоотношений, составляется и направляется поставщику (предприятию-изготовителю) заказ-наряд, в котором указываются наименование и реквизиты лизингодателя, характеристика оборудования, срок его изготовления в целом и по этапам. К заказу прилагаются технические требования и другие документы, определяющие условия выполнения работ. Поставщик направляет подтверждение о получении заказа-наряда лизингодателю, а после поставки пользователю оборудования – счет в двух экземплярах с указанием своих реквизитов. Далее заключаются договоры, например, в таком комплекте: договор лизинга, кредитный договор, договор купли-продажи с поставщиком, страхования, договор на техническое обслуживание объекта лизинга[61].

Договор лизинга независимо от срока заключается в письменной форме (ст. 15 Закона о лизинге). Договор лизинга недвижимого имущества подлежит обязательной государственной регистрации в силу ст. 164 ГК РФ. Обязательная регистрация сделок может быть установлена и для определенных видов движимого имущества, но для этого необходимо соответствующее предписание закона. В настоящее время приняты законы, предусматривающие государственную регистрацию сделок с воздушными, морскими и речными судами, но на эти виды имущества, как известно, распространяется правовой режим, аналогичный правовому режиму недвижимого имущества[62].

От государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество, а также на движимое имущество, приравненное к недвижимому по правовому режиму следует отличать регистрацию предмета лизинга в государственных органах, осуществляющих контроль за его использованием в целях учета, в том числе статистического, налогообложения, обеспечения безопасности окружающей среды, физических и юридических лиц и т. п. Поэтому нарушение порядка регистрации сделок, установленного подзаконными актами, не должно влечь признание такой сделки недействительной либо незаключенной. Законодательство о лизинге не связывает действительность договора лизинга в части его соответствия требованиям закона с моментом регистрации предмета лизинга. Но в правоприменительной практике все же встречаются случаи, когда суд признавал ничтожным, не влекущим юридических последствий, договор, заключенный без государственной регистрации предмета лизинга ввиду несоответствия его требования закона и иным правовым актам. Вышестоящей инстанцией такие выводы суда были признаны ошибочными[63].

Существенным условием договора лизинга является условие о предмете лизинга. В договоре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга. При отсутствии этих данных в договоре лизинга условие о предмете, подлежащем передаче в лизинг, считается не согласованным сторонами, а договор лизинга не считается заключенным. Существенными также будут считаться иные условия, если на их согласовании настаивает хотя бы одна из сторон. К таким условиям, в частности, относятся санкции за неуплату и несвоевременную уплату лизинговых платежей, бесспорные и очевидные обязательства, ведущие к прекращению действия договора и изъятию предмета лизинга и др.

Практика показывает тесное переплетение отношений трех участников лизинговой операции, их взаимообусловленность и взаимозависимость, общее стремление получить ту или иную выгоду из участия в лизинговой операции. Такой характер лизинговых правоотношений вызывает необходимость внесения в определение договора лизинга продавца как участника договора лизинга с целью прямого урегулирования законом правовой связи между субъектами лизинга, не связанными между собой договорными обязательствами. Данная необходимость, на наш взгляд, объясняется также главной особенностью лизинга, состоящей в специальном приобретении лизингодателем предмета лизинга, необходимого лизингополучателю, у определенного продавца. B. C. Евтеев отмечает, что «продавец – это та сторона, без которой лизинг превращается в аренду»[64]. Признание продавца участником договора лизинга облегчит юридическую квалификацию договора лизинга, разрешит споры теоретиков и заблуждения практиков о применении норм об участии третьих лиц и будет соответствовать реальному положению дел. И. А. Решетник отмечает, что «рассмотрение продавца в качестве стороны договора лизинга в полной мере согласуется с экономической природой лизинговых отношений, которые, возникая на основе разнородных экономических потребностей трех субъектов, строятся с учетом материальных интересов каждого из них, что способствует и решению общей задачи, достижению основной цели лизинговых отношений»[65]. Таким образом, в случае, когда выбор продавца имущества осуществляется лизингополучателем, в договоре должен быть указан продавец имущества. Если выбор продавца имущества осуществляет лизингодатель, то в договоре должно быть это указано.

Заключая договор, стороны должны учесть все признаки, позволяющие квалифицировать его как договор лизинга (например, что имущество приобретается в собственность лизингодателя впервые с целью передачи его в лизинг, точно определенное лизингополучателем имущество, соответствующее требованиям законодательства к предметам лизинга, предназначенное для использования в предпринимательских целях, приобретенное у указанного лизингополучателем продавца, если договором не предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем).

Учитывая сложившуюся практику лизинговых отношений, сущность договора лизинга, а также законодательный опыт зарубежных стран, считаем, есть необходимость внесения в понятие договора лизинга (в ст. 2 Закона) права приобретения в собственность предмета лизинга лизингополучателем, о чем уже говорилось ранее. Поскольку опцион, прежде всего, – право лизингополучателя, оно будет более подробно рассмотрено в соответствующем параграфе[66].

Проблему квалификации договора составляет и смешение близких понятий, не позволяющее установить, какой договор был заключен – лизинга или аренды с правом последующего выкупа. Так, Ю. С. Харитонова, анализируя арбитражную практику по спорам о лизинге, приводила множество таких примеров, имеющих место в 1996 году[67].

Также практика 2006 года показывает аналогичную ситуацию. Например, договор финансовой аренды (лизинга) между ОАО «Агроснабкомплект Хакасия» и КФХ «Ближний» содержал обязанность лизингодателя передать ответчику (лизингополучателю) трактор МТЗ‑82 в долгосрочную аренду с обязательным последующим выкупом, а со стороны лизингополучателя производить лизинговые платежи в соответствии с условиями договора[68].

Другой пример: в договоре лизинга, заключенном между предпринимателем Минеевым П. В. и 000 «ЛК ЛИИС» указана общая сумма арендной платы.

Следовательно, стороны должны при заключении договора, определении его условий строго подходить к использованию формулировок в нем.

Несоблюдение требований в отношении предмета лизинга также может привести к иной квалификации договора. Например, договор лизинга между ОАО «Самара-бройлер» и ОАО «Агроплемсоюз» судом был признан куплей-продажей суточных цыплят и инкубационных яиц, поскольку последние относятся к потребляемым вещам[69].

Таким образом, возникновение лизинговых правоотношений зависит от правильного заключения договора лизинга, учитывающего требования законодательства и квалифицирующие признаки данного договора.

2.2 Правоотношения сторон договора лизинга

Содержание лизинговых правоотношений представляет собой совокупность субъективных прав и обязанностей участников правоотношений. Права и обязанности субъектов договора лизинга регулируются, прежде всего, нормами гражданского законодательства, договорными условиями, а также обычаями делового оборота. Следовательно, сторонам в договоре лизинга предоставлена возможность наиболее эффективно использовать диспозитивные нормы законодательства.

В действующем законодательстве обращает внимание выделение двух статей (ст. 10 и ст. 15 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»), призванных регулировать содержание лизинговых правоотношений, при котором первой из них (ст. 10) определяются лишь права лизингополучателя в отношении продавца предмета лизинга, не основанные на договорной связи. Более логичным было бы объединение норм указанных статей.

Важнейшим правом лизингодателя как инвестора является право на получение лизинговых платежей, образующих его доход от инвестиционной деятельности. Под лизинговыми платежами понимается общая сумма, выплачиваемая лизингополучателем лизингодателю за предоставленное ему право пользования имуществом – предметом договора[70].

Заметим, что в новой редакции Закона о финансовой аренде (лизинге) не определяются конкретные составляющие лизинговых платежей.

Отметим, что если договором предусмотрена полная оплата предмета лизинга, то амортизационные отчисления должны за срок действия договора полностью возместить стоимость имущества (предмета лизинга). Если данное условие не выполняется, то при выкупе лизингового имущества лизингополучатель доплачивает невозмущенную часть стоимости предмета лизинга в виде остаточной стоимости[71].

Предоставленное участникам лизинга право использовать механизм ускоренной амортизации имущества дает им возможность уменьшить остаточную стоимость предмета лизинга на момент окончания срока договора. Также важно, что амортизационные отчисления включаются в себестоимость лизинговых услуг и, следовательно, уменьшают налог на прибыль.

При заключении договора стороны устанавливают общую сумму лизинговых платежей, форму, метод начисления, периодичность уплаты взносов, а также способы их уплаты. В интересах сторон согласовывать график уплаты лизинговых платежей с одной стороны, учитывая условия кредитного договора лизингодателя, с другой – периодичность получения прибыли лизингополучателем. Учитывая взаимосвязь кредитного и лизингового соглашений, имеет значение в договоре лизинга установить формулу расчета лизинговых платежей как условие об одностороннем их изменении в случае наступления какого-либо события (например, изменение размера процентов, взимаемых по кредитному договору, изменение ставки рефинансирования Банка России). В случае не перечисления лизингополучателем лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа лизингодатель может получить образовавшуюся задолженность в бесспорном порядке (согласно п. 1 ст. 13 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)»). Для этого лизингодатель направляет распоряжение на списание со счета денежных средств в пределах сумм просроченных лизинговых платежей в банк или иную кредитную организацию, в которых открыт счет лизингополучателя. Какие-либо иные суммы (кроме сумм просроченных лизинговых платежей) в распоряжение о бесспорном списании не включаются. Для удовлетворения таких требований лизингодатель должен обратиться в суд с соответствующим иском. Поэтому, предусматриваемое зачастую на практике в договорах лизинга право лизингодателя «осуществить в без акцептном порядке списание со счета лизингополучателя денежных средств в пределах сумм просроченных платежей и выставленных штрафных санкций» не соответствует закону.

Возможно, целесообразно предусмотреть в данной статье (п. 1 ст. 13 Закона) помимо лизинговых платежей бесспорное списание со счета лизингополучателя всех убытков лизингодателя, возникших в результате просрочки выплаты лизинговых платежей. Отметим, что бесспорное списание денежных средств не лишает лизингополучателя права на обращение в суд. В лизинговом соглашении лизингодатель может вменить в обязательства лизингополучателя внести в условия договора банковского счета положение, по которому лизингодатель, ссылаясь на нарушение договора, имеет право, бесспорно, списывать денежные средства. Лизингодателям важно учитывать, что право, предусмотренное п. 2 ст. 13 Закона предоставлено только в случае не перечисления лизинговых платежей лизингополучателем более двух раз подряд, что позволяет лизингополучателю нарушать обязательства, производя оплату через раз. В превентивных целях необходимо в договоре установить ответственность лизингополучателя на случай задержки по внесению очередного платежа на срок более, например, 30 дней, либо определить данное нарушение как основание досрочного расторжения договора.

Другие нарушения лизингополучателем обязанности по перечислению лизинговых платежей (нарушение графика лизинговых платежей (сроков перечисления), перечисление платежей не в полном объеме) влекут за собой ответственность лизингополучателя в виде неустойки, предусмотренной договором лизинга, а также в виде процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ). Кроме того, лизингодатель может еще потребовать возмещения убытков, причиненных ему вследствие таких неправомерных действий лизингополучателя (п. 2 . ст. 395 ГК РФ).

Лизингодатель имеет право уступить третьему лицу полностью или частично свои п

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Возникновение, содержание и прекращение лизинговых правоотношений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 447

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>