Дипломная работа на тему "Возникновение и эволюция российского конституционализма"

ГлавнаяГосударство и право → Возникновение и эволюция российского конституционализма




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Возникновение и эволюция российского конституционализма":


Содержание

Введение

Глава I. Возникновение и эволюция российского конституционализма

§1. Становление теории конституционализма в России, его понятие и сущность

§2. Зарождение конституционализма в России

§3. Конституционализм в России до Октябрьской революции 1917 года

Глава II. Развитие конституционализма в советский период

§1. Советский подход к пониманию конституции

§2. Конституция РСФСР 1918 года

§ 3. Конституции СССР 1924 года и РСФСР 1925 года

§ 4 Конституция СССР 1936 года и РСФСР 1937 года

§ 5. Конституции СССР 1977 года и РСФСР 1978 года

Глава III. Формирование и реформирование конституционного строя Российской Федерации

§ 1. Демократические реформы в СССР 1988 -1992 годов и конституционное развитие

§ 2. История создания Конституции нового российского государства

§ 3. Конституция Российской Федерации 1993 г.: перспективы развития и реформирования

Заключение

Список источников и использованной литературы

Введение

Развитие и становление современной Конституции неразрывно связано с историческими предпосылками, существовавшими задолго до её принятия, причем не столько с законодательной практикой, сколько с развитием идей и представлений о системе государственной власти, механизмах ее функционирования и взаимодействия с обществом, т. е. теорий конституционализма.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Мастерское написание дипломных работ под заказ в Воронеже и в других городах РФ.

Российский конституционализм на современном этапе рассматривается как многогранное политико-правовое явление, отражающееся во взаимозависимом сочетании конституционной идеологии, конституционной теории и конституционной практики развития российской государственности.

В советский период развития государства данный термин рассматривался применительно лишь к капиталистическому обществу, таким образом, конституционализм считался элементом буржуазной правовой идеологии, неприемлемым в условиях советского строительства. Положение стало меняться с конца 70-х годов, когда появилась потребность теоретически осмыслить новый этап конституционного развития СССР и некоторых других социалистических стран[1].

В современных юридических исследованиях отсутствует единый взгляд на исторические этапы развития конституционализма в России, а последний, в свою очередь, рассматривается как производный от понятия «конституция». В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона нет определения конституционализма, но дается следующее определение конституции: «Конституция - учредительный закон, основной закон, устанавливающий основные начала государственного устройства данной страны. Обыкновенно название это дается основным законам тех стран, государственное устройство которых основано на началах народного представительства»[2].

Общие теоретические аспекты проблематики развития конституционного строя России поднимаются в работах известных ученых конституциалистов различных периодов, среди которых можно назвать имена С. А. Авакьяна, М. В. Баглая, В. П. Безобразова, С. Н. Братуся, Н. В. Витрука, А. Д. Градовского, В. В. Еремяна, В. О. Ключевского, Н. И. Костомарова, И. А. Кравца, А. Н. Медушевского, Н.И. Матузова, Ю. В. Пуздрача, А. С. Смыкалина, Б. С. Эбзеева, Л. С. Явича и др.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере создания и применения правовых норм, закрепляющих за гражданами Российской Федерации конституционные обязанности.

Предметом исследования является формирование и развитие системы социальных, правовых и конституционно-правовых норм, закрепляющих основополагающие принципы организации и деятельности государственной власти, ее отношений с гражданами и обществом.

Целью работы является комплексное исследование эволюции правовой регламентации и практики реализации конституционных принципов российского государства.

Для достижения цели определены следующие исследовательские задачи:

раскрыть правовое содержание понятия «конституциализм», определить его прирорду и сущность;

проследить формирование и развитие правовых и обычных норм, регламентирующих отношения, обычно включаемые в предмет конституционного права, на протяжении от зарождения Росийского государства до принятия первой конституциии;

проанализировать основные конституционные акты российского государства в период до октябрьской революции 1917 г., выявить их особенности, установить наличие предпосылок для создания писанной конституции;

провести детальный анализ конституций советского периода, в целях определения характерных черт юридической техники и особенностей структуры;

исследовать период становления конституциализма в Российской Федерации с момента начала демократических реформ, определить какие события повлияли на содержание современной Конституции Российской Федерации;

выявить основные направления и тенденции дальнейшего развития Конституции РФ, проблемы правоприменения, возможности совершенствования, перспективы изменения.

Методологическую основу исследования составляют общие, общенаучные, частнонаучные и частноправовые методы и подходы: диалектический, анализ, синтез, системный подход, функциональный подход, социологический, статистический, сравнительно-правовой, формально-юридический и др.

Источниковую базу исследования составили Конституция РФ 1993 г., законодательные и иные акты нормативные акты РФ, конституции советского периода, законодательство Российской Империи и более ранних исторических периодов.

Теоретическую основу работы составили труды ученых, обращавшихся к осмыслению понятия обязанность, советских и современных российских ученых - монографии, учебники, научные статьи, диссертации теоретико-правового и специально-юридического характера.

Теоретическая в практическая значимость исследования определяется актуальностью и научной новизной темы. Теоретическая значимость заключается в возможности существенного расширения знаний о развитии российского законодательства в части регламентации обязанностей граждан.

Структура дипломной работы определена целью и задачами исследования, она состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, библиографического списка

Глава I. Возникновение и эволюция российского конституционализма

§1. Становление теории конституционализма в России, его понятие и сущность

Категория «конституционализм» применялась для характеристики конституционной истории России и рассматривалась как политическая система, «при которой власть монарха в государстве ограничена народным представительством (парламентом)»[3]. С учетом отмеченных особенностей, эволюцию конституционализма в России представляют в виде следующих этапов:

Этап дворянского или правительственного конституционализма, который включал возникновение конституционных идей, разработку проектов конституции дворянской оппозицией;

этап монархического конституционализма в условиях думской монархии (1906 - февраль 1917 года);

этап советского конституционализма, функционирующего в условиях однопартийной политической системы;

переходный период от советской республики и советского государственного права к демократическим институтам конституционного права (1989-1993 г. г.);

этап современного демократического конституционализма после конституционной реформы 1993 года[4].

По мнению И. М Степанова, высказанному им в работах различных лет, конституционализм определяется в широком и узком понимании этого слова. В широком смысле это явление охватывает теорию конституции, историю и практику развития той или иной страны, группы стран, мирового сообщества в целом[5]. В узком смысле под конституционализмом понимается система знаний о фундаментальных ценностях демократии: их составе, формах выражения, методах и степени реализации. Таким образом, И. М. Степанов обозначил конституционализм как систему представлений об общедемократических, общецивилизационных, политико-правовых ценностях государственно-организованного общества[6].

Не во всем с таким подходом согласен С. А. Авакьян: «Указанные общие ценности следует трактовать как набор нужных, желательных в любой стране. Однако нельзя их рассматривать как некую аксиоматическую заданность и соизмерять с нею то, что имеет место в конкретном государстве. В этом случае анализ реальности, в том числе и достижений соответствующего общества, невольно подменяется формальными критериями: есть все из набора - значит, государство может похвалиться наличием конституционализма, чего-то недостает - значит, до «подлинного» конституционализма еще путь не пройден»[7].

По мнению С. А. Авакьяна, «конституционализм следует связывать с четырьмя главными моментами: конституционные идеи; наличие соответствующего нормативно-правового фундамента; достижение определенного фактического режима; система защиты конституционного строя и конституции». Этого же взгляда на конституционализм, в несколько иной терминологии, придерживается И. А. Кравец: «Системный анализ современного российского конституционализма охватывает четыре грани его воплощения в реальности: идейно-теоретический, нормативно-правовой, институционально-функциональный и судебно-интерпретационный»[8].

Таким образом, в отечественной науке конституционного права конституционализм понимается, прежде всего, как «система основных идей и взглядов об отвечающем принципам демократического развития устройстве государства, организации в нем власти и взаимоотношениях последней с гражданами»[9].

Чтобы раскрыть содержание понятия «конституционализм», необходимо проанализировать истоки его возникновения в России. В юридической литературе сложилось две основные точки зрения на процесс возникновения конституционализма в России. Первая связывает появление конституционализма с 1730 годом и «Кондициями», предъявленными Верховным тайным советом герцогине Курляндской Анне Иоанновне при приглашении ее на российский престол. Вторая с Манифестом 17 октября 1905 года, существенно ограничившем власть монарха[10].

История развития конституционализма в России нашла отражение в трудах историков русского права второй половины XIX века - В. И. Сергеевича, А. Д. Градовского, Ф. И. Леонтовича. Они рассматривали данную проблему через анализ государственно-правовых институтов.

Древняя история составила основу историко-правовых исследований В. И. Сергеевича и Ф. И. Леонтовича, поскольку оба разделяли убеждение, что именно древний период дает возможность решить проблему развития русской государственности. Центральной проблемой историко-юридической концепции А. Д. Градовского являлось общество и государство в их взаимном отношении и изменении в ходе исторического процесса. Градовский разделял мнение Сергеевича, что древний период истории любого государства предопределяет самобытность ее дальнейшего развития[11].

По мысли В. И. Сергеевича, княжеская власть и народное вечевое представительство суть «два противоположных, но необходимых друг для друга элемента: с одной стороны, народ не может жить без князя, с другой - главную силу князя составляет тот же народ»; следовательно, «князь есть в высшей степени народная власть»2. Доказывая этот тезис, ученый опирается на анализ собранных и систематизированных им летописных свидетельств о деятельности вечевых институтов и их взаимоотношениях с княжеской властью[12].

Одним из главных оппонентов В. И. Сергеевича стал А. Д. Градовский, издавший в 1868 году очерк «Государственный строй древней России». Как считает Н. В. Иллерецкая, А. Д. Градовский находился на позициях общинной теории. Вече, считает А. Д. Градовский, соответствовало не личной свободе, а общинному быту. Поэтому оно выражало общинную свободу, было правом не каждого лица, а целой общины. Общинные (вечевые) начала, определяемые формами народного быта, вместе с тем выражались по отношению к организованной княжеской власти в присущем каждой автономной общине праве призвания князей; но это начало находилось в постоянной борьбе с началом княжеским, родовым (наследование по родовому старейшинству).

По мнению Сергеевича, из двух сил - князя и вече - осталась только одна: князь. Князь отменил вече. Автор выделяет три причины перехода вечевой России к единодержавию: влияние татарского владычества, установление поместной связи между служилыми людьми и князем и объединение России. А. Д. Градовский считает, что первая причина чисто внешняя, а вторая и третья - производные от нее. С усилением начала престолонаследия народное призвание возобновлялось лишь в редких случаях в связи с прекращением княжеского рода. Государственный идеал, зародившийся в первый момент призвания князей как реакция на общинный быт, достиг высшей ступени развития. Татарское владычество дало новый толчок народному самосознанию и привело к практическому осуществлению государственного единства[13].

Властеотношения в Древней Руси сложились задолго до возникновения Московского государства, но в этот период можно говорить лишь о некоторых элементах традиции, подводящих народ к современному пониманию конституционализма.

В России до конца XVIII века сохранились органы, которые носили элементы представительных учреждений. Такими органами были земские соборы, в состав которых входили представители не только высшего феодального сословия, но и представители низших.

Понятие «земский конституционализм» вошел в политический обиход в начале XX века. Под ним подразумевалось такое направление земской общественно-политической и теоретической деятельности, которое ставило целью построение Российского государства на общинном принципе посредством реформ существующего государственного строя, совместными усилиями правительства и либерального общества[14].

В России теория конституционализма разрабатывалась в основном авторами, принадлежавшими к либеральному лагерю. Видные русские правоведы В. М. Гессен, П. И. Новгородцев, С. А. Котляревский, М. М. Ковалевский, Ф. Ф. Кокошкин и другие связывали понятие «конституционализм» с теорией «правового государства», разработанной немецкими государствоведами, в частности, Р. Моллем, а затем русскими авторами. Большим шагом вперед следует считать введение в научный обиход понятия «конституционное право» вместо употреблявшегося ранее понятия «государственное право». Многие ученые под конституционным правом понимали конституционную организацию государственной власти, направленную на защиту прав и свобод личности.

Согласно либеральному мировоззрению, исторические долиберальные государственные формы нельзя разрушать путем революционного переворота, их надо преобразовывать. Следовательно, либеральный конституционализм в России необходимо понимать как своего рода альтернативу революции[15].

Анализируя взгляды отечественных исследователей на проблемы конституционного устройства государства, следует отметить, что российские ученые второй половины XIX века разработали стройную концепцию конституционного государства в форме конституционной монархии, гарантирующей широкие права и свободы личности, разделение властей, развитое местное самоуправление.

Конституционное государство, должно обладать рядом характерных признаков, которые бы отличали его от государства неконституционного. Прежде всего, это наличие основного правового закона - Конституции. Конституция - это не просто Основной Закон государства, принятый путем надлежащей процедуры, это закон, обеспечивающий в государстве господство права, т. е. устанавливающий и гарантирующий минимальную и неотчуждаемую меру свободы и формальное равенство участников социального общения.

Конституционализм в либерально-правовой мысли России тождественен понятию конституционного государства ядром, которого является Конституция. На заре XX века под конституцией понимались «совокупность правоположений, определяющих высшие органы государства, порядок призвания их к отправлению их функций, их взаимные отношения и компетенция, а также принципиальное положение индивида по отношению к государственной власти»[16].

Противовесом чрезмерному развитию административного строя является строй конституционный, а противоположностью государства полицейского (бюрократического) - государство конституционное. Понятие «конституционализм» тесным образом связано с понятием «конституционный строй», который является центральным в российском конституционализме. До сих пор в законодательстве не выработано определения конституционного строя, несмотря на использование его в официальных документах и, прежде всего, в Конституции Российской Федерации 1993 года.

В юридической литературе 90-х годов XX в. предлагалось исключить из конституционного права термин «общественный строй», на том основании, что это понятие использовалось в теории и практике тоталитарного социализма, и было там «огосударствлено», т. е. исключало существование гражданского общества, независимого от государства и стоящего над ним[17].

Исследуя конституционализм в России, И. А. Кравец отмечает, что типология конституционализма насчитывает несколько классификаций: мнимый конституционализм и подлинный, а также парламентарный (в форме парламентской республики или монархии) и дуалистический (в форме президентской республики и дуалистической монархии, республиканский (основанный на принципе народного суверенитета) и монархический (базирующийся на монархическом принципе), народный (возникший вследствие принятия конституции избирательным корпусом или его представителями в парламенте или учредительном собрании), договорный (возникший в условиях соглашения между монархом и парламентом) и октроированный (юридическим основанием которого является акт, пожалованный главой государства, как правило, монархом)»[18].

Государствоведы либерального направления подчеркивали, что Основные законы 1906 года свидетельствовали о возникновении в России октроированного конституционализма с дуалистической монархией по характеру организации законодательной власти и типу взаимоотношений монарха, правительства и парламента между собой[19].

В конце XIX - начале XX веков русские либералы являлись по своим взглядам государственниками, мечтавшими реализовать свои программы посредством государства и его институтов, они пытались изменить заимствованные конституционные принципы применительно к России. Английская Конституция, писал Б. Чичерин, является неподражаемой, учиться у англичан способу сохранить политическую свободу совершенно напрасно, можно усвоить лишь некоторые приемы, условия, форму[20].

В России основными конституционными идеями исследуемого периода являлись: ограничение самодержавия и введение представительного правления, определение источника суверенитета власти, провозглашение политических и гражданских прав и свобод подданных, утверждение верховенства права и законности.

Сегодня процесс конституционных преобразований в мире имеет общую направленность. Современный этап конституционного развития России заключается в том, что оно «подчиняется общемировым закономерностям: демократизации и гуманизации конституций; усилению конституционно-правовых основ политической, экономической и социальной сфер общества; развитию механизмов согласования интересов различных социальных слоев», правда, надо отметить, что эти процессы идут, не всегда гладко, а порой и противоречиво[21]. Но все же за последние десятилетия обогатилась сама теория конституционализма. Среди его принципов выделяют демократический способ разработки и принятия конституции; наличие конституционного контроля; стабильность конституционных норм; признание общечеловеческих ценностей[22]. Универсальность этих составляющих заключается в том, что они признаются государствами с различным уровнем политического, экономического, социального, культурного развития.

О конституционализме можно говорить лишь с того периода, когда полностью определились отношения между гражданским обществом и государством как отношения двух сторон, двух субъектов исторического процесса. В России в результате исторических особенностей (вечевому, общинному быту, монархической традиции, ликвидации частной собственности в советский период) структуры гражданского общества были неразвиты, а, следовательно, и конституционализм имел особые формы не только своего становления, но и проявления.

§2. Зарождение конституционализма в России

История конституционализма России имеет древние корни. Его идеи и представления развивались, основываясь на обычаях, древнейших сборниках правовых актов.

Древняя история России распадается на два периода, В течение первого, княжеского периода, Россия представляет собой разделенною на множество независимых одно от другого княжеств, в течение второго, царского, она является соединенной в одно государство с политическим центром в Москве.

Объединение России было достигнуто при князьях, к этому периоду относятся и первые зачатки некоторых учреждений царской России, таких как приказы. Также к этому периоду можно отнести и начало формирования некоторых элементов российского конституционализма.

Народ и князь были два элемента древнерусского общественного быта. Участие народа в общественных делах проявлялось в форме веча. Вече были во многих городах древней Руси: во Владимире, Рязани, Муроме, Ярославле, Устюге, Галиче и других. Вече Новгорода имело свою особенность, которую Сергеевич объясняет наличием сильных партий и легкой возможностью столкновений между ними. Также Новгород имел преимущество в том, что татарский разгром его не коснулся. Благодаря этому обстоятельству, вечевая жизнь сохранилась в его стенах гораздо дольше, чем в остальной России[23].

Вече было явлением не только всеобщим, но и необходимым в древней России, так как князь еще не имел своих собственных, развитых орудий управления. Это заставляло его искать опоры в согласии с народом, выдвигая народ на первый план. В дореволюционных исследованиях русского права нет единого мнения о характере русского веча. По мнению В. И. Сергеевича, он определялся двумя условиями: слабостью княжеской власти и всемогуществом личной свободы - «участие в вечевых собраниях было не обязанностью как в парламентах Англии, а правом личной свободы»[24].

По мнению А. Д. Градовского, вече соответствовало не личной свободе, а общинному быту, поэтому оно выражало общинную свободу, было правом не каждого лица, а целой общины[25].

Вече не было результатом законодательного акта, поэтому и отмена его совершалась не в силу воли законодателя, а в силу изменений в древнем обществе. В. И. Сергеевич выделяет три причины перехода вечевой России к единодержавию: влияние татарского владычества, установление поместной связи между служилыми людьми и князем и объединение России[26].

Киевская Русь, образованная в 882 году - стала первым устойчивым крупным государственным объединением восточных славян. Главным содержанием деятельности первых Киевских князей было объединение всех восточнославянских и части финских племен под властью великого Киевского князя; приобретение заморских рынков для русской торговли и охрана этих торговых путей; зашита границ русской земли от нападений степных кочевников[27].

В Киевской Руси было характерно сохранение во многих сферах общественной жизни регулирования через традиции, обычаи, мифы и религию. Огромное воздействие на развитие русского национального права оказало принятие в 988 году Русью христианства. От Византии был воспринят ряд более совершенных светских правовых кодексов, а также введено новое право - церковное[28]. Во времена Владимира (980-1051 г. г.) было создано несколько Уставов – постановлений власти по одному или нескольким вопросам. Эту практику продолжили Ярослав, другие русские князья. В XI веке был подготовлен крупный законодательный акт Русская Правда, составленная из княжеских Уставов, обычного права и византийских актов.

Достаточно важным фактором, является то обстоятельство, что наряду с обычаями и традициями на Руси был весьма распространен договор, как источник права и регулирования отношений между народом и органами, представляющими государственную власть.

Что касается устройства государственной власти в Киевской Руси, то следует отметить, что главной задачей княжеской администрации был сбор дани с подвластного населения. В древнейшую эпоху суд по своим органам не был отделен от управления. Князь, призванный судить и управлять, не только сосредоточивал в своих руках все ветви не многосложной администрации, но и ведал военными делами, судом, финансами и всеми другими предметами малоразвитого управления[29].

При князе существовала княжеская дума, состав и полномочия которой зависели от усмотрения князя. Чаще всего дума собиралась для обсуждения вопросов внешней политики: войны и мира, уступки своих городов и захвата чужих. В Русской Правде есть указания и на совещания о порядке княжеского суда[30].

Местные правители, ведению которых поручались отдельные волости, в древнейшее время именовались посадниками. Одна из главнейших обязанностей посадника заключалась в охране власти своего князя над вверенною ему волостью. Право избирать в должности посадников принадлежало князьям[31].

Новгородцами же посадник избирался на вечевой площади, а не назначался на эту должность князем. |В этом проявляются элементы непосредственной демократии, оказывающие влияние на формирование исторических традиций российского конституционализма[32].

Со второй половины XII века новгородцы начали выбирать «всем городом» на вече из местного духовенства и своего епископа, которого киевский митрополит утверждал затем в этой должности[33].

Примерно с этого же времени новгородцы начали точнее определять свои взаимоотношения с приглашаемыми князьями. Этому способствовали усобицы князей «правящей династии», так как предоставляли Новгороду возможность выбора между князьями-соперниками с последующим определением рамок княжеских властных полномочий, ограничивающих его влияние. Более того, характерно, что чаще всего сами князья поддерживали эту практику[34].

Другой важнейшей гарантией, сложившейся со времен новгородской вольности, были «ряды» (договоры), заключаемые Новгородом с приглашенным князем. Князь являлся в Великом Новгороде высшей управленческой и судебной властью, руководил администрацией и судом, определял частные гражданские отношения, скреплял сделки и утверждал в правах. Однако все эти административные и судебные полномочия он осуществлял не единолично, а по согласованию и в присутствии выборного новгородского посадника: «без посадника ти, княже, суда не судити, ни волостей раздавати, ни грамот ти даяти»[35]. Государственный суверенитет Новгорода и Новгородской земли в целом исходил непосредственно от городской общины и ее жителей, а не от князя[36].

В 1305 году в Новгороде произошло событие, нарушившее древнерусскую демократию. Народ, собравшийся на вече по традициям вечевой старины судил бояр за произвол и побил их. После чего Нижегородский князь вернулся домой с татарами и перебил «вечников». Таким образом, с татарами приходит новое понятие о власти, которая господствует без всякого соглашения с народом. В 1478 году в состав Русского государства была включена Новгородская земля. Новгородская республика была уничтожена, а вечевой колокол, как один из символов ее независимости, был снят и отправлен в Москву. Историческая потребность в вечевом укладе, исчезла. Так рождалось единодержавие[37]

Одним из представительных учреждений Древней Руси являлась Боярская дума. Известно, что она функционировала с момента образования Древнерусского государства и своего расцвета достигла в период Московского централизованного государства[38].

Боярской думой принято называть боярский совет, который состоял при государе и образован из старинного дружинного совета князей, высший совет при князе, а с 1547 года при царе. Она состояла из представителей высшей феодальной аристократии, ближайших советников князя (царя). Ее деятельность носила совещательный характер, а ее члены участвовали в обсуждении вопросов законодательства, внешней политики, внутреннего государственного устройства.

В период раздробленности Руси Дума не имела постоянного состава, решение часто принималось князем в присутствии двух-трех бояр, в большинстве случаев решения Думы имели частный характер прецедента[39]. Л. Тихомиров подчеркивал совещательный характер думы, где приоритетна роль государя: «Случалось, что Государь поручал думе решить дело без него, и тогда думский приговор носили к нему для одобрения и утверждения»[40].

Неопределенность статуса Боярской думы подчеркивает в своем произведении И. Л. Солоневич: «мы видим центр правительственного аппарата, не подходящий ни под одно западноевропейское определение. Здесь концентрируется и власть законодательная, и власть исполнительная, и власть судебная, и власть военная, и власть контрольная. Пределы компетенции думы так же неопределенны, как и пределы компетенции ее державного председателя: ее, как и царя, касалось все. И все было объединено в одном центре»[41].

Боярская дума была важнейшим элементом в политической структуре Русского государства, результатом ее работы явились важнейшие государственные преобразования. Ею был утвержден Великокняжеский судебник 1497 года и Судебники 1550, 1589 годов. По Судебнику 1550 года (ст. 98) приговор Боярской думы был необходимым элементом законодательства. Кроме того, Боярская дума осуществляла общее руководство приказами, надзирала за местным управлением, принимала решения по вопросам организации армии, осуществляла переговоры с иностранными послами.

Таким образом, к началу XVI века на Руси сложилась сословно-представительная форма власти в виде определенных политических и правовых институтов как Боярская дума; наместничество, т. е. определенные властные полномочия, исходящие от московского князя и исполняемые по его поручению; приказы, т. е. система отраслевых органов государственной власти и административного управления; общинные собрания, старосты в городах и посадах; церковные (поместные) Соборы, монастыри, приходы на местах[42].

На данном этапе происходит существенное изменение взаимоотношений между органами государственной власти и обществом в целом, принципиально меняющее суть этих отношений. Традиционные договорные отношения между князьями, между князем и народом сменяются на подданство, т. е. происходит полное подчинение воле московского князя. Его власть становится верховной, полной и общепризнанной. Договорные отношения, являющиеся элементом конституционализма, отходят на второй план, а затем и вовсе исключаются из методов регулирования отношений власти.

Вечевой институт и Боярская дума значительно обогатили мировую практику конституционализма. Пришедшие им на смену единовластные формы престолонаследия, земские соборы, уложенные комиссии и различные сословные совещания требовали других форм представительства, непосредственного волеизъявления народа, которые соблюли преемственность своей организации предшествующим формам раннего конституционализма.

Одной из таких феноменальных форм являлись Земские Соборы. Деятельность Земских соборов в XVI - XVII веках - один из важных моментов в истории представительства в России. В литературе, посвященной Земским соборам, распространенной является точка зрения, что созыв земских соборов не регламентировался какими-либо законодательными актами[43]. Цельного нормативного акта не существует, нормы, регламентирующие порядок выборов имеются в судебниках и в Соборном Уложении.

Происхождение словосочетания «земский собор» почти неизвестно, ввел термин «земский собор» С. М. Соловьев[44], с тех пор он твердо укоренился в научном языке. Его формирование строилась на ряде принципов.

Во-первых, он формировался на двух основах, выборной и в силу должностного положения.

Во-вторых, важным принципом выступало «равенство» - каждый участник собора имел один голос.

В-третьих, соборность предполагала и развитой институт «наказов», которые являлись важным источником принимаемых решений.

Работа собора, чаще всего, ограничивалась конкретной проблемой, ради которой он и созывался. Избрание участников Земских соборов было традиционным для Руси с древних времен на уровне общинного самоуправления.

Во-первых, в состав «совета всея земли» входит освященный собор русской церкви с митрополитом, позднее патриархом во главе; освященный собор имел свое собственное устройство и включался в собор земский, как отдельная его часть, действовавшая по своим привычным правилам и подававшая свой голос особо от прочих групп соборных участников

Во-вторых, в состав земского собора включалась боярская дума, составлявшая постоянный совет государя и сохранявшая в составе собора свое обычное устройство. Действовавшая обыкновенно нераздельно с монархом, дума участвовала с ним в занятиях собора в качестве руководящего органа, не смешиваясь с массою собора, а как бы возвышаясь над нею.

В-третьих, в состав земского собора входили земские люди, представлявшие собою различные группы населения и различные местности государства. Присутствие этих земских представителей было необходимо для того, чтобы освященный собор и дума, составлявшие вместе правительственный совет могли превратиться в «совет земли»[45].

В ходе формирования представительных традиций России проходили становление многие институты, на основании которых впоследствии формировалась вся система современного российского конституционализма.

Одним из способов взаимодействия власти и общества и определенной формой народовластия в Московском государстве были «комиссии сведующих людей», привлеченных правительством по выбору и назначению его для суждения по специальным вопросам. Эти специальные комиссии сведующих людей работали обыкновенно под руководством боярской думы и находились в непосредственном ее ведении.

Таким образом, в России в XVI - XVII столетиях наблюдается формирование трех форм совещательной с народом власти - «освященный собор» иерархов, «комиссии сведующнх людей» и земский собор, который является полным выразителем голоса всей земли. Причем, земский собор обсуждает не только вопросы текущие, но и кардинальные вопросы русского исторического быта. Так собор 1613 года, решает вручить власть дому Романовых, как «исключительно и всецело дому русского происхождения, и притом власти неограниченной, самодержавной, разумея ее, однако, исторически преемственно связанной с началом народосоветия»[46].

Петр Великий, по соображениям реформаторской деятельности преступил основы власти, созданные собором 1613 года изданием закона о престолонаследии и практически уничтожил начала народосоветия и договорные принципы осуществления государственной власти.

Реформы Петра Первого внедряли западное общественное устройство, но там оно устанавливалось само собою, а в России получило начало от государственной власти. «Историческое значение самодержавной власти дало ей такую мощь, какой она не имела ни в одной европейской стране, и перед которою должны были исчезнуть всякие представительные учреждения»[47].

Сословия в России образовались очень поздно, во второй половине XVII века. Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года закрепило положение служилых людей и крестьян и выделило в особую группу торгово-промышленный класс. Эти группы можно назвать сословиями, так как на каждую из них были «возложены определенные обязанности в соединении с известными правами и запрещен переход из одной группы в другую».

Земские соборы часто сравнивают с западноевропейскими сословными собраниями, и, несмотря на то, что в их функционировании можно найти много общего, все же основа действия земских соборов в России была принципиально иной. Западноевропейские сословные собрания отличались значительной самостоятельностью и принимали очень часто оппозиционный характер относительно королевской власти. Русские земские соборы скорее были послушным орудием в руках государя, чем противодействующей силой, и всегда отличались миролюбивым характером.

Таким образом, подводя итог следует отметить, что ряд институтов древнерусского государства представляют интерес как определенные ступеньки, этапы, историко-правовой материал для развития конституционализма в России. Однако следует подчеркнуть, что если традиции, институты и элементы конституционализма в России появились раньше, чем началось само конституционное развитие государства, то об оформившемся в России конституционализме как явлении, очерчивающем пределы возможного вмешательства государственной власти в сферы жизнедеятельности гражданского общества, можно говорить лишь с начала XX века с момента законодательного оформления института народного представительства – Государственной Думы.

§3. Конституционализм в России до Октябрьской революции 1917 года

Обращение к теории и практике конституционализма в России до Октябрьской революции 1917 года вызывает необходимость определить не только понятие конституционализма в различные исторические эпохи, но и тип конституционализма, который существовал в государственно-правовых и социально-политических реалиях того времени.

Различные авторы насчитывают несколько классификаций конституционализма: мнимый и подлинный; парламентарный и дуалистический; республиканский и монархический и другие[48].

В последнее время в литературе, посвященной социологии политики, усиленно разрабатывается тематика мнимого конституционализма[49]. Именно так определялся образ правления Российской империи до февраля 1917 года рядом русских и зарубежных авторов.

Одним из важнейших аспектов исследования является анализ системы законодательства, действовавшего в России, так как через него, в форме нормативно-правового акта, как основного источника права в России, власть оформляла свои отношения с народом. Свойство акта – основы, вокруг которого группировались бы все в последующем издаваемые акты, обязательная сила - таковы главные юридические характеристики первых Судебников.

Одним из выдающихся правовых актов в российской истории стало Соборное Уложение царя Алексея I (1649 год), фактически – первый свод законов русского государства. В него вошли действовавшие тогда царские указы, боярские приговоры и соответствующие статьи судебников. Ряд глав уложения был посвящен вопросам государственного права, две главы – защите авторитета царской власти, другими статьями окончательно оформилось крепостное право. Соборное Уложение заменило собой ранее действовавшие акты, признало их утратившими силу; из изданных до него актов сохранили юридическую силу только те, на которые делались ссылки в самом Уложении[50]. Через три года после издания Уложения «для дел церковных» патриархом Никоном была издана Кормчая книга.

Эти правовые документы содержат отдельные элементы неписаной конституции России. Наряду с их появлением в русской правовой и политической мысли формируется представление о законе, указе, других подзаконных актах (узаконениях) и их соотношении. Подготовка Соборного Уложения - весомый вклад в дело законотворчества и систематической обработки законодательства[51].

Необходимость кодификации российских законов была осознана во времена Петра Первого. Начало работы по кодификации законов было положено указом 18 февраля 1700 года. Петр повелел свести воедино все акты, которые были изданы после Уложения 1649 года. Также Петр I предлагал для исправления неудовлетворительного состояния российского законодательства: применять, например, приспособив к российским потребностям, Шведское Уложение[52].

Петр I укрепил самодержавие, определив, что Император Всероссийский есть Монарх самодержавный и неограниченный. В руках царя сосредоточились нераздельно законодательная, исполнительная и судебная власти. При Петре I абсолютизм в России сформировался как целостная система, которая в дальнейшем лишь совершенствовалась. Одновременно Петром проводились серьезные реформы по правовому оформлению российской государственности.

В конце XVII - в начале XVIII веков Петром I были осуществлены реформы в области местного управления, направленные на централизацию местного государственного аппарата в интересах укрепления абсолютной власти монарха. При этом, как справедливо считает В. В. Еремян, многовековой опыт древнерусского и российского самоуправления чаще всего не просто игнорировался, а «выжигался каленым железом», подменяясь каким-нибудь шведским или голландским образцом[53]. Ведущим стал принцип законности, потеснивший обычаи и традиции. Этот принцип получил дальнейшее закрепление и правовое обеспечение в подготовленном М. М. Сперанским и вторым отделением Собственной Его Величества Канцелярии 15-томном Своде законов Российской Империи, изданным в 1832 году.

С окончанием работы по составлению Свода законов Российской Империи, возник вопрос о его юридической силе: если Свод считать новым законопроектом, то его утверждение должно было пройти все стадии законодательного процесса; если же считать его только сборником действующих законов, тогда было бы достаточно официального удостоверения правильности его составления. Этот вопрос неоднократно поднимался и в юридической литературе[54].

Министр юстиции Д. В. Дашков высказывался за то, чтобы считать Свод «руководством к приисканию законов», но, зная об ином намерении императора, настаивал на двухгодичной отсрочке введения Свода в действие[55]. Сам Сперанский полагал, что за Сводом может быть признана сила закона, но только в том случае, когда нет сомнений в правильности текста закона и правомерности его включения в Свод. Вопреки мнению Сперанского, принимается решение, согласно которому Свод законов признается законом и становится единственным источником действующего законодательства, только им должны руководствоваться при решении государственных и частных дел[56]. Манифестом 31 января 1833 года Своду законов была дана законная сила, а на II Отделение императорской канцелярии возлагалась обязанность распределять последующие изменения и дополнения законодательства по соответствующим книгам Свода так, чтобы не нарушать «единожды устроенный» «состав законов», так как Свод объединял законы, изданные до 1 января 1832 года, а действие Свода законов начиналось 1 января 1835 года[57].

Несмотря на достижения в формировании правовой системы, закон в русской традиции не стал решающим. По русской традиции закон - от бога, от разума, от воли народа. А указ - конкретная задача, подлежащая исполнению в рамках закона. Тем не менее, правители России тяготились необходимостью соблюдения инициированных ими же самими законов. «Неизменным оставалось и остается их стремление к созданию никому не подотчетных и не подконтрольных - прежде всего гражданскому обществу - институтов и органов власти»[58].

В отличие от Запада, где правовые системы развивались как результат общественного равновесия между государями и «городскими» сословиями с одной стороны, и родовой аристократией - с другой, в России был избран другой путь «равновесия» - постоянного внесения и поддержания раскола во всех слоях общества, перманентного гражданского напряжения, чреватого гражданской войной, в котором царь превращался в абсолютного самодержавного правителя, верховного арбитра, регулирующего своими указами всю жизнь общества[59].

Указы на Руси являлись источниками права в отдельных княжествах еще до окончательного оформления общерусского права. Княжеские указы были использованы при издании судебника 1497 года. В период между Судебниками 1497 и 1550 годов и Соборным Уложением 1649 года появились «Новоуказные статьи», которые стали промежуточным этапом кодификации русского права[60].

Указ как специальный правовой термин, как форма нормативного акта появился при царе Алексее I, когда с принятием Соборного Уложения 1649 года впервые начали формироваться представления о различных видах нормативных актов (узаконениях) и их соотношении. Но все же создателем указного права был Иван Грозный. Именно со времен его правления указное право стало на долгие века главным правовым инструментом правителей России в регулировании жизни страны[61].

В начале XIX века Александр I и М. М. Сперанский понимали необходимость выделения законов в особую группу государственных актов. Но на всем протяжении XIX века в России так и не сложилось адекватного понятия закона. Отсюда – вечная российская проблема расширительного понимания закона и уникальная отечественная двойная трактовка термина «законодательство» (в широком и узком смыслах), постоянно вносящая путаницу в иерархию нормативных актов и порождающая бесконечную дискуссию на эту тему в среде ученых[62]

Попыток создания конституции либо актов конституционного характера в России было немало. Остановимся на некоторых из них.

Документом конституционного характера поныне считают «Кондиции», или условия (пункты), предъявленные в 1730 году Верховным тайным советом герцогине Курляндской Анне Иоанновне при приглашении ее на российский престол[63]. Согласно «Кондициям», власть ее существенно ограничивалась Верховным тайным советом.

Анна Иоанновна первоначально подписала «Кондиции» (4 февраля 1730 года), но тут же публично разорвала их, как только Верховный тайный совет не нашел общего языка с представителями дворянства. Манифест от 28 февраля 1730 года о вступлении на престол возвестил о «восприятии самодержавия» и не содержал никаких упоминаний о реформах государственного управления[64].

Следующий этап в развитии идей ограничения власти монарха связан с правлением Екатерины II. Одним из наиболее ярких событий этого периода были созыв и работа Комиссии по составлению нового Уложения. В своей деятельности Комиссия должна была руководствоваться специальным «Наказом», написанным самой Екатериной II, в котором она обосновывала необходимость в России самодержавия, но с обязательным воплощением принципа разделения властей и охраной «естественной вольности» людей[65]. Однако, поняв, что конституции, парламенты и другие демократические институты совершенно не волнуют российское дворянство, а оно озабочено в основном, только сохранением крепостного права и своих привилегий, Екатерина II, воспользовавшись начавшейся в 1768 году войной с Турцией, распустила Комиссию[66].

Екатерина II ввела новое административно-территориальное деление. Так вместо двадцати территориально-обширных губерний, на которые к этому времени была разделена Россия, территория делилась на 50 значительно меньших по размеру губерний. Губернии в свою очередь, подразделялись на более мелкие единицы - уезды с населением в 20-30 тысяч человек[67]. Губернское деление основывалось на централизации и децентрализации управления, причем местным органам управления (самоуправления) предоставлялись весьма широкие полномочия и права.

Как на реформу местного самоуправления, так и на развитие конституционных отношений между властью и населением, оказало влияние полное оформление сословий, завершенное двумя «Жалованными сословными грамотами» от 21 апреля 1785 года, адресованными дворянству и городам.

В «Жалованной грамоте дворянству» было окончательно оформлено сословно-корпоративное устройство данного сословия. Дворяне каждой губернии составляли дворянское общество, обладавшее правами юридического лица, правомочное приобретать собственность и составлять общий капитал посредством самообложения. Именно после издания «Жалованной грамоты» в 1785 году «появилось, таким образом, во всей России сословие, за которым признавалась гражданская свобода, и члены которого располагали гражданскими правами»[68].

Таким образом, в результате реформ местного управления резко обозначился его сословно-представительный характер. Сословия просуществовали вплоть до 1917 года, дворянство стало руководящим классом в местном и центральном управлении. Дворянин господствовал в местном управлении как выборный представитель своего сословия, с одной стороны, и как назначенный верховной властью чиновник, с другой стороны[69].

Понимание необходимости государственного переустройства и организации представительных учреждений воплощалось при Александре I в конституционных проектах М. М. Сперанского о создании законодательного собрания в виде Государственного Совета и Государственной Думы из представителей, выбранных через посредство волостных, окружных и губернских дум. «Законодательное сословие, - писал Сперанский, - должно быть так устроено, чтобы оно не могло совершать своих положений без державной власти, но чтобы мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное. Сословие судебное должно быть так образовано, чтобы в бытии своем оно зависело от свободного выбора и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности принадлежало правительству. Власть исполнительная должна быть вся исключительно вверена правительству, но поелику власть сия распоряжениями своими под видом исполнения законов не только могла бы обезобразить их, но и совсем уничтожить, то и должно ее поставить в соответственности власти законодательной»[70].

В соответствии с предложениями был учрежден и созван в 1810 году Государственный Совет, главной задачей которого стало рассмотрение законодательных актов, но проект преобразований в полном объеме не был осуществлен.

В 1815 году графом Н. Н. Новосильцевым был подготовлен проект конституции, получивший название «Государственная уставная грамота Российской империи». В основу проекта были взяты некоторые положения Польской конституции, введенной в 1815 году. Грамота предусматривала ограничение императорской власти, установление принципа законности в государстве, провозглашение прав и свобод граждан. Однако данный проект, который готовился в строжайшей тайне, так и не был претворен в жизнь. Идеи о необходимости реформирования государственной системы нашли немало сторонников в русском обществе. Представители русского дворянства в тайных обществах подготовили собственные проекты переустройства государственной системы. Эти проекты стали идеологической основой для движения декабристов[71].

Члены тайных обществ предложили ряд конституционных проектов, из которых наиболее важными являются два. Южное общество предлагало в качестве конституции «Русскую правду» П. И. Пестеля, проект установления унитарной республики. Северное общество предлагало менее радикальный проект - «Конституцию» Н. М. Муравьева, проект преобразования России в конституционную монархию с федеративным устройством.

Оба декабристских конституционных проекта ставили перед собой задачу государственных преобразований социального и политического устройства в России. Но каждый автор предлагал свои способы и средства и свои сроки в осуществлении намеченных целей, в чем, по мнению современных исследователей, и состоит их основное различие[72].

П. И. Пестель объясняет цель Русской Правды необходимостью «установления равновесия взаимных обязанностей и взаимных прав» между народом и правительством, - «Установление сего Равновесия на твердых основах есть Главная цель сей Русской Правды и коренная обязанность каждого законодателя»[73].

Н. М. Муравьев считал, что Учредительное собрание должно принять конституцию, и он представил конституционный проект умеренной либерализации общества, ликвидации крепостного права и ограничения монархии[74].

Русская политико-правовая мысль начала XIX века признавала лучшей гарантией против произвола, а также наиболее разумной формой государственного правления - монархию, понимая ее как правление одного лица, ограниченное законом.

Проведенная в 1861 году крестьянская реформа дала мощный импульс развитию местного самоуправления в Российской Империи. Она предусматривала, в том числе, организацию крестьянского самоуправления на уровне волости и села[75]. Анализируя теоретические предпосылки этой реформы, автор выделяет несколько конституционно-правовых и муниципальных теорий.

Стержнем «общественной» теории являлось утверждение, что интересы общества не всегда совпадают с интересами государства, поэтому местные учреждения должны самостоятельно заниматься всей совокупностью местных хозяйственных и общественных дел[76]. Противоположная «государственная» теория определяла органы самоуправления как разновидность государственных учреждений, которые передают местному населению осуществление некоторых задач в строго определенных законом пределах[77].

«Общественная» теория оказала огромное влияние на подготовку и проведение реформы 1864 года, ограничившей компетенцию земств так называемыми хозяйственными нуждами». «Положением» 1890 года данная специфика компетенции земств была устранена и провозглашенная самостоятельность земских учреждений носила исключительно декларативный характер[78].

Земства связывались с идеей представительного правления, следовательно в них были заложены традиции российского конституционализма. В России первое представительное учреждение в современном понимании этого термина было создано лишь в 1906 году, получив название Государственной Думы.

Возможность преобразования абсолютной монархии в конституционную появилась в 1904-1906 годах под влиянием освободительного движения и Первой русской революции. В этот период появились предпосылки политико-правовой модернизации России. Создание министерств, Комитета министров и Совета министров, главного законосовещательного органа – Государственного совета, издание Свода Законов в результате проведенной кодификации и позитивная формулировка в нем принципа законности, - как считает И. А. Кравец, - «заложили в сфере государства и права институциональную основу будущего конституционализма»[79].

До сегодняшнего дня нет однозначного мнения в вопросе правовой природы Манифеста 17 октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка» и конституционных актов, последовавших за ним. Ряд авторов видели в манифесте октроированный правовой акт, устанавливающий конституцию[80]. Однако идея конституции в России была реально воплощена в образе Основных государственных законов. Не именуясь конституцией, они фактически таковыми являлись: они закрепляли государственное устройство Российской Империи, ее государственный язык, существо верховной власти, права и обязанности российских подданных, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных органов - Государственного Совета и Государственной Думы, Совета министров и министерств.

Государственная дума и реорганизованный Государственный совет в определенной степени являлись парламентскими учреждениями. Государственный совет и Государственная дума обладали правом законодательной инициативы, ограничивали Императора в законодательной области, обладали достаточно широкими полномочиями в бюджетной сфере.

Своеобразие Основных законов заключалось в их юридической силе, по которой они отличались от всех других законов. Отличие состояло в том, что они могли быть пересмотрены «единственно» по почину государя в «Государственном Совете и Государственной Думе» (ст. 8)[81].

В отечественной государственно-правовой литературе существуют также различные мнения на правовую природу данного акта: от полного отрицания его как конституционного[82] до признания его как монархической октроированной конституции [83].

После свержения самодержавия в 1917 году в России была ликвидирована традиционная основа государственности и потребовалась большая работа по формированию конституционного поля.

Временное правительство активно готовило конституционные проекты, стремясь сохранить дореволюционную правовую традицию и юридическую практику[84]. Постановлением от 26 июля 1917 года на Юридическое совещание были возложены «подготовительные и организационные работы, связанные с открытием Учредительного Собрания». В октябре 1917 года Совещанием был создан «Проект закона об организации временной исполнительной власти при Учредительном Собрании, а также проект формы издания законов при Учредительном Собрании»3.

К выработке проекта конституции в порядке подготовки к Учредительному собранию, приступила Особая комиссия под председательством Н. И. Лазаревского. Конституция, которую она хотело предложить Учредительному Собранию, была призвана закрепить в России государственный строй в форме «единой и нераздельной» унитарной республики с сильной президентской властью, обеспечивающей своим гражданам основные права и свободы.

Особенностью Февральской революции 1917 года стало создание вертикали органов Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, возглавляемых ВЦИК. Как считают некоторые авторы, зародившиеся в июле 1905 года стихийным образом, советы были своеобразным проявлением соборной традиции русского народа - «искать сообща выход из тяжелой ситуации, объединением трудящихся в борьбе за свои интересы»[85]. Другая точка зрения, представленная в литературе работами В. В. Еремяна, основана на том, что образование Советов как институтов местного самоуправления частично нейтрализовало разрушительные тенденции, замедлив дезинтеграцию общества и дезорганизацию государственной власти, а сами Советы дооктябрьского периода рассматриваются как «наследники сословно-корпоративной традиции в истории российского самоуправления»[86].

Оценивая ход истории до Октябрьской революции 1917 года, некоторые авторы подчеркивают, что политическая и социальная эволюция, сопровождавшая быструю индустриализацию страны, начиная с конца XIX века, открывала дорогу к демократии и что была предпринята попытка конституционализации режима[87]. Другие же исследователи, полагают, что имели место лишь поверхностные изменения. По их мнению, многовековую историю России определяет специфичность патримониального государства[88].

Необходимо отметить, что в период между 1861 и 1917 годами социальная структура российского общества явно преобразилась, и что наблюдался прогресс в реализации некоторых основных прав и свобод, стало формироваться гражданское общество. Но на основе анализа нормативного материала можно сделать вывод, что хотя в России и были провозглашены основные права и свободы, проблема состояла в отсутствии механизмов их реализации, гарантий и защиты.

Глава II. Развитие конституционализма в советский период

§1. Советский подход к пониманию конституции

После Октябрьской революции 1917 года существенно меняется понимание смысла и предназначения конституции в жизни государства и общества, получает широкое распространение новое видение сущности основного закона страны. Октябрьская революция, победив под флагом слома старой государственной машины, выступила против правовой преемственности. Победа большевиков, постепенное построение однопартийного государства, устранение политических оппонентов стали условиями реализации при построении Советской республики взглядов В. И. Ленина на конституцию, государство и право.

Ленинские установки базой для всей теории социалистической конституции как особого исторического типа. Сущность советских конституций не была постоянной, начиная от первой Конституции РСФСР 1918 года и заканчивая Конституцией СССР 1977 года, но вместе с тем сохраняла черты преемственности, свойственные именно всем социалистическим конституциям.

Советские конституции закрепляли новую политическую реальность союза рабочих и крестьян в целях увеличения народного блага. В. И. Ленин подчеркивал, что советская конституция не выдумывается какой-нибудь комиссией и не списывается с других конституций, не составляется в кабинетах, а разрабатывается на основе опыта борьбы трудящихся и организации пролетарских масс, вырастает из хода развития классовой борьбы. Он писал, что все ранее существовавшие конституции «стояли на страже господствующих классов, и только одна Советская Конституция служит, и будет постоянно служить трудящимся»[89]. Классовый подход к конституции служил обоснованием применения насилия к социальным слоям, не разделявшим цели революционного перехода к социалистическому обществу.

Логика революционного авторитаризма, как справедливо отмечают А. А. Галкин и Ю. А. Красин, имела глубокое внутреннее противоречие. Учитывая, что народ, состоит из индивидов и социальных групп, имеющих разные интересы, чаяния, убеждения, конституция может интегрировать и позволить сосуществовать всем этим социальным слоям только при относительно свободном регулировании правового и политического пространства. В ином случае авторитарная власть революционеров, претендуя на роль выразителя воли народа и общего блага, неизбежно эволюционирует к господству политического меньшинства, навязывающего всем гражданам свою волю[90].

Концепция диктатуры пролетариата, изложенная К. Марксом, стала политическим обоснованием революционного авторитаризма большевиков. В «Критике Готской программы» К. Маркс писал, что «между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе». По его мнению, «этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может не быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»[91].

Концепцию нового, революционного, пролетарского права как средства осуществления диктатуры пролетариата активно развивал и внедрял в практику советской юстиции Д. И. Курский, нарком юстиции в 1918-1928 годах. Право в условиях диктатуры пролетариата - это, согласно Курскому, выражение интересов пролетариата. Здесь нет места для «норм вроде Habeas Corpus»[92], для признания и защиты прав и свобод индивида. Новое право, по Курскому, это «пролетарское коммунистическое право». В период военного коммунизма оно, по его словам, представляло собой «по преимуществу систему принудительных норм». Также и в условиях НЭПа, подчеркивал Курский, «интересы государства должны превалировать над интересами ограждения личных прав отдельных граждан» [93].

Конституции советского периода были направлены на обеспечение интересов государства, а не граждан, несмотря на то, что провозглашалось народовластие, интересы граждан отождествлялись с государственной необходимостью.

Советский тип государства был противоположностью государству буржуазно-правовому. По форме правления советское государство было республикой, особенность его состояла в отрицании принципа разделения властей и в объединении всех ветвей власти в Советах, в которых депутаты одновременно принимали законы, исполняли и контролировали их исполнение в интересах трудящихся[94].

После разгона Учредительного собрания единственным высшим органом власти в стране стал Всероссийский съезд Советов. Постепенно теряя свое значение, он сошел с политической сцены в конце 30-х годов и вновь появился после начала перестройки в 1989 -1991 годах.

Вопрос о развитии конституционализма в советский период остается предметом острых дискуссий среди ученых различных направлений. И. М. Степанов рассматривает социалистический конституционализм как «целостное мировоззренческое учение о фундаментальных политико-правовых ценностях социалистической общественно-государственной организации»[95]. Нельзя согласиться с автором, что «неразвитой парламентаризм - показатель неразвитого конституционализма, а с уничтожением парламентаризма, как было в советскую эпоху, кончается и конституционализм»[96].

Противоположная точка зрения, высказанная юридической литературе О. И. Чистяковым, полагает, что о становлении конституционализма в России можно говорить со времен принятия первых конституционных актов, к которым автор относит советские конституции[97]. Возможно, в этом случае речь должна идти о становлении формального конституционализма, так как Конституция РСФСР 1918 года, стала первой кодифицированной Конституцией России.

И. А. Кравец выдвигает тезис о том, что в советскую эпоху конституционализма в нашем отечестве не было. Все советские конституции, подтверждает этот тезис автор, были фиктивны и «существовавший тип государственности не может быть определен как конституционный, прежде всего потому, что фундаментальные принципы конституционализма не стали фактом действительности»[98].

Конституция РСФСР 1918 года в дальнейшем использовалась в качестве эталона и образца для подражания, по которому выстраивалось конституционное строительство сначала автономий, а затем СССР и союзных республик Союза ССР.

Таким образом, она явилась фундаментом для развития советской модели конституционализма. Каждая последующая Конституция России закрепляла устои общественной и государственной организации и те изменения, которые происходили в общественном развитии ко времени ее принятия. При этом любая из них несла в себе новации, подтверждавшие определенное эволюционное движение.

§2. Конституция РСФСР 1918 года

Конституция РСФСР 1918 года имела ярко выраженный классовый характер. В. И. Ленин разработал учение о пролетарской демократии, показав неразрывную связь ее с диктатурой пролетариата. Диктатура пролетариата, писал он, может иметь различные формы: «Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадн

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Возникновение и эволюция российского конституционализма". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 493

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>