Дипломная работа на тему "Выявление и определение основ конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в России"

ГлавнаяГосударство и право → Выявление и определение основ конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Выявление и определение основ конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в России":


Введение

В течение всей истории человека огромное значение в его жизни имели результаты деятельности ума, творческой деятельности. О важности прав на такие нематериальные объекты писали философы Нового времени – Джон Локк, Франсуа Мари Вольтер, Жан Жак Руссо, Иммануил Кант и многие другие. С закреплением интеллектуальных прав в государственных законах права на результаты интеллектуальной деятельности стали предметом исследования юриспруденции. Среди исследований ученых-правоведов XIX, XX и уже XXI веков значительная часть посвящена этой проблеме. В числе ученых, занимавшихся изучением интеллектуальной собственности, были классики отечественной цивилистики: И.А. Покровский, Г.Ф. Шершеневич, А.А. Пиленко и другие.

Важность существования в праве таких нематериальных объектов как результаты интеллектуальной деятельности состоит в их возрастающем экономическом значении, но и в том значении, которое они имеют для духовного развития человека и для научно-технического прогресса. Можно приводить бесчисленные примеры произведений литературы, науки, искусства, изобретений, которые имеют огромное и в своих областях основополагающее значение для человека. Пушкин, Есенин, Лермонтов, Бетховен, Шуберт, Моцарт, Булгаков, Шолохов, Л.Н. Толстой, Менделеев, Моммзен, Эйнштейн – этот перечень авторов великих произведений интеллектуальной деятельности можно продолжать бесконечно.

В настоящее время роль традиционное понятие интеллектуальной собственности изменяется в связи с появлением новых ее объектов, например, программного обеспечения для ЭВМ. Изменяется и традиционная роль, которую играет интеллектуальная собственность в жизни человека – с появлением новых технических средств, с появлением сети Интернет возникают новые источники информации, возникают новые способы ее использования.

С прекращением существования Советского Союза и возникновением Российской Федерации, с переходом к рыночной экономике кардинально изменилась и правовая система страны. Вместе с этим изменилось и место интеллектуальной собственности в этой системе. С закреплением понятия интеллектуальной собственности в Конституции, с принятием посвященных ее регулированию новых законов, основанных уже на рыночной экономике, претерпели изменение основы конституционно-правового регулирования в этой сфере. Выявление этих основ, без знания которых невозможно говорить о месте интеллектуальной собственности в системе современного российского права, и составляет предмет этой работы. Актуальность данной работы состоит в выявлении места в правовой системе России такой безусловно важной и приобретающей сегодня новое значение категории как интеллектуальная собственность.

Проблеме интеллектуальной собственности в правовой науке посвящено очень значительное число публикаций. Среди них для нас особое значение имеют произведения классиков отечественной цивилистики: «Основные проблемы гражданского права» И.А. Покровского[2] и «Учебник русского гражданского права» в 2-х томах Г.Ф. Шершеневича3" 3" title="">[3], «Право изобретателя (привилегии на изобретения в русском и международном праве)» А.А. Пиленко

К данной проблеме обращались также: Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. «Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика применения»

Однако в данном ракурсе проблема рассматривается впервые.

Целью исследования является выявление и определение основ конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в России.

В ходе написания работы необходимо решить следующие задачи:

1. раскрыть понятие интеллектуальной собственности и выявить основы ее регулирования на международном уровне.

2. выявить и основы конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в РФ.

3. раскрыть некоторые проблемы, возникающие при регулировании авторских и смежных прав в недавно возникшей области правового регулирования – в сети Интернет.


1. Понятие интеллектуальной собственности и основы ее международно-правового регулирования

1.1 Понятие интеллектуальной собственности

Сегодня законодательствами практически всех стран мира признается существование прав на результаты интеллектуальной деятельности, и эти права охраняются законом. Таким образом, практически повсеместно признается необходимость охраны таких благ, которые создаются умственным и прежде всего творческим трудом человека. Правовая охрана предоставляется не всем результатам умственной деятельности, а тем их видам, защита которых прямо предусмотрена международными договорами или внутренними законами отдельных государств. Такие охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности и права на их использование традиционно называются интеллектуальной собственностью.

В соответствии с этим общим принципом Гражданский кодекс РФ8" 8"[8] в ст. 138 закрепляет положение об интеллектуальной собственности: «В случаях и порядке, установленных настоящим кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности или приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполненных работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.)».

Причины правовой охраны отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности во всем мире состоят, прежде всего, в том, что интеллектуальная деятельность человека приобрела значение не только для его духовного мира, но и стала непосредственной составляющей области материального производства. Например, результаты интеллектуальной деятельности стали объектом экономического оборота, товаром. Роль интеллектуальной деятельности неимоверно возросла и претерпевает качественные изменения.

Таким образом, потребность в правовом регулировании возникает прежде всего в отношении тех результатов интеллектуальной деятельности, которые приобретают экономическое значение, «выходят на рынок». ГК РФ в ст. 128 признает результаты интеллектуальной деятельности и исключительные права на них объектами гражданских прав, то е. благами, по поводу которых между отдельными лицами могут возникать гражданско-правовые отношения.

В состав охраняемых законом прав на результаты интеллектуальной деятельности, то. е. в состав интеллектуальной собственности входят прежде всего права лиц, создавших своим творческим трудом произведения литературы, науки и искусства и любые иные творческие произведения; права на научно-технические творения человека; права на нематериальные средства индивидуализации товаровладельцев и товаров — фирменные наименования и товарные знаки. На основании существования этих различных охраняемых законом прав на результаты умственного труда в составе интеллектуальной собственности выделяются две ее важнейшие составляющие: авторское право, включающее права на произведения литературы, науки и искусства и иные творческие произведения, и право промышленной собственности, состоящее из прав на научно-технические творения человека и прав на средства индивидуализации юридических лиц, продукции, работ или услуг9" 9"[9]. Кроме того, существуют иные права на результаты интеллектуальной деятельности, которые не относятся ни к авторскому праву, ни к праву промышленной собственности, но также охраняются законом. Это права на селекционные достижения, на топологии интегральных микросхем, а также ноу-хау (коммерческая или служебная тайна).

Происхождение интеллектуальной собственности. Право, обеспечивающее защиту интеллектуальной собственности, не было известно ни античности, ни раннему и среднему средневековью. Отдельные элементы такого права появляются к концу средних веков.

Античность. Об этом периоде с точки зрения развития интеллектуальной собственности писали классики российского права интеллектуальной собственности: «Авторское право, в смысле исключительного права распространения своего сочинения является продуктом новейших технических и экономических условий общественной жизни и было чуждо древнему миру.»10" 10"[10] и «Античный мир не знал ничего аналогичного с современными правами на изобретение. Объясняется это чрезвычайно просто: весь строй тогдашних экономических и социальных отношений складывался так, что не было потребности защищать права изобретателей. Система производства в античных государствах основывалась на рабском труде, а рабский труд, дешевый и малопродуктивный, в стремлениях своих всегда строго консервативен. Рабу нет расчета делать изобретения: сколько бы он ни утруждал себя особым прилежанием, особым старанием усовершенствовать производимую им работу, он не может надеяться ни на какое добавочное вознаграждение от своего собственника. А хозяину раба нет расчета вводить изобретение: все улучшения производства окупаются только при интенсивном труде и повышенной стоимости рабочих рук. Аристотель в одном месте говорит, что «рабы необходимы, потому что челнок сам не ткет пряжи». Перефразируя эту мысль, мы можем сказать, что в наше время челнок сам стал ткать пряжу именно потому, что теперь больше нет рабов».

Таким образом, в античности не существовало условий и необходимости для защиты прав авторов и изобретателей. Произведения искусства были практически неотделимы от своих материальных носителей. Например, чтобы создать копию произведения – скульптуры, картины, мозаики необходимо было бы быть практически таким же мастером, как и его создатель. Создание же литературных произведений при отсутствии книгопечатания, как правило, не могло быть направлено на извлечение прибыли, так как не было потенциальной возможности получать прибыль от распространения книг. Произведения античных авторов в отдельности от их материальных носителей представляли собой духовную, но не материальную ценность.

Для защиты правом прав на изобретения в античном обществе также не существовало потребности. Технические улучшения внедрялись в производство веками (например, распространение применения железа), большинство государств, известных в период античности, находились на ранних этапах развития, а производство в развитых античных государствах основывалось на рабском труде, который, как уже было сказано, препятствовал введению технических усовершенствований12" 12"[12].

Также в период античности, насколько сегодня известно, не охранялись законом права на средства индивидуализации товаров и товаропроизводителей, хотя отдельные их элементы были известны13" 13"[13].

Средневековье. В эпоху раннего и среднего средневековья потребности в защите государством прав на результаты интеллектуальной деятельности также не существовало. Также как и в античности, произведения литературы и искусства были по-прежнему неотделимы от своих материальных носителей. Научно-технические новинки, как и ранее, очень медленно внедрялись в производство на значительной территории. Хотя научно-технический уровень, достигнутый обществом, постепенно повышался, появились новые ограничения распространения знаний: в раннем средневековье резко усилилась обособленность друг от друга территорий, ранее входивших в Западную Римскую империю, позже в производстве появились профессиональные объединения ремесленников – цеха, которые по мере своего развития устанавливали запреты, ограничивающие производственные возможности своих членов. Цеховая система организации труда имела преимущества, но со временем она стала сдерживать научное и техническое развитие общества, поскольку, как объединение ремесленников, цех был заинтересован в своей монополии на труд в данной отрасли, а также в недопущении усиления конкуренции со стороны одного из своих членов по отношению к другим. То есть цеховая организация не допускала введения каких-либо технических улучшений отдельными ремесленниками.

Возникновение права интеллектуальной собственности. Первые упоминания о законах, защищавших права на результаты интеллектуальной деятельности, относятся к концу средних веков

Однако, применению технических новинок, во-первых, мешали старые цеховые запреты, а во-вторых, с развитием свободной конкуренции вводимые технические усовершенствования могли практически сразу перехватываться конкурентами, а напечатанные одним издателем книги могли быть перепечатаны другими издателями. При этом внедрение изобретения в производство или напечатание книги всегда требовали наибольших затрат от тех, кто делал это первыми. Они должны были так или иначе вознаграждать автора, нести трудности, связанные с внедрением изобретения, с доведением его до работающего состояния и т.п., часто при этом не имея достоверной информации о том, окупятся ли их вложения. Конкуренты же, присваивая уже готовые результаты чужого труда, оказывались в равном положении с «первопроходцами». В этих условиях возникла необходимость признания прав на получение определенных преимуществ промышленниками и издателями, которые первыми применили изобретение или напечатали книгу. Для защиты таких прав монархи Европы (и России в том числе) прибегают к предоставлению привилегий. Это могло быть освобождение промышленника или изобретателя от цеховых запретов (для Европы), это могло быть разрешение заниматься определенной деятельностью

Вместе с развитием капиталистических отношений, с увеличением значимости в жизни общества промышленности и товарного оборота средневековые привилегии, их ограничивающие, не могут продолжать существовать. Необходимость в правовой защите результатов интеллектуальной деятельности сохраняется, кроме того, существует потребность правовой охраны не только для тех из них, которым эта охрана была пожалована «милостью государя», но и любых результатов интеллектуальной деятельности, имеющих материальную ценность. Такими результатами интеллектуальной деятельности, «вышедшими на рынок», к XVII-XVIII векам являлись произведения литературы и искусства, изобретения, а также нематериальные средства индивидуализации товаровладельцев и товаров — фирменные наименования и товарные знаки. Поэтому в XVII-XVIII веках появляются законы, защищающие права интеллектуальной собственности – Статут о монополиях 1628 г., Статут королевы Анны 1710 г. – в Англии, патентное и авторское законодательство США, Патентный закон Франции 1791 г. и др. Этими и последующими законами были закреплены права изобретателей и авторов на созданные ими результаты интеллектуальной деятельности. Эти права действовали в течение определенного времени и могли переуступаться. Таким образом, защищались и интересы издателей и промышленников, которые могли эти права приобрести. В XIX в. появилось законодательное регулирование фирменных наименований и товарных знаков. Право предоставило охрану результатам интеллектуальной деятельности, имеющим материальную ценность.

Сущность интеллектуальной собственности. Термин «интеллектуальная собственность» происходит из законодательства Франции эпохи Великой Французской революции. Одной из идеологических основ революции была теория естественного права, обоснованная европейским философами-просветителями (Ф.М. Вольтер, Д. Дидро, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье и др.). Эта теория провозглашала существование права, существующего независимо от государства, права, происходящего от природы человека и присущего в равной степени всем народам. Согласно естественно-правовой теории право создателя любого творческого результата является его неотъемлемым, природным правом, возникает из самой природы творческой деятельности. Возникающее у творца право на достигнутый результат сродни праву собственности, которое появляется у лица, трудом которого создана материальная вещь. Законодательство революционной Франции впервые попыталось воплотить в жизнь идеи естественного права. Во вводной части Патентного закона 1791 г. говорилось: «всякая новая идея, провозглашение и осуществление которой может быть полезным для общества, принадлежит тому, кто ее создал и было бы ограничением прав человека не рассматривать новое промышленное изобретение как собственность творца». Идеи промышленной и литературной собственности были восприняты большинством стран Европы.

Однако, проприетарный подход к интеллектуальным правам (отнесение их к праву собственности) имеет существенные недостатки. Права на результаты интеллектуальной деятельности значительно отличаются от традиционного права собственности, и если в XIX в. большинство европейских стран придерживались проприетарного подхода к сущности интеллектуальных прав, то в дальнейшем ситуация стала изменяться. В начале XX века Г.Ф. Шершеневич писал: «Экономическое оправдание для подведения исключительного права под право собственности видят в мнимом единстве основания обоих институтов - труде. Однако ошибочно полагать, будто право собственности имеет в основании труд. А если бы это и было верно, то отсюда еще не следует, что всякая трудовая деятельность охраняется одними и теми же юридическими средствами. Историческое оправдание рассматриваемого сопоставления находит себе объяснение в том, что борьба за исключительное право облегчалась с точки зрения общественной психологии ссылкою на тождество его с правом собственности, давно укрепившимся в народном сознании. Но в настоящее время, когда необходимость данной защиты не возбуждает сомнений, этот аргумент теряет свою силу. Общежитейское оправдание можно найти в словоупотреблении, которое допускает смешение собственности с принадлежностью: если стихи или изобретение принадлежат поэту или изобретателю, то они его собственность (право собственности). Дело научной критики - не поддаваться расплывчатому словоупотреблению. Юридическое оправдание состоит в том, что исключительное право, как и право собственности, защищается против всех, потому что нарушителем может быть каждый. Но указанное сходство доказывает только, что то и другое право принадлежит к одному роду - абсолютных прав, различаясь, как виды, по своему объекту. Право собственности тесно связано с материальностью своего объекта, тогда как у исключительного права материального объекта нет»17" 17"[17].

Право собственности содержит три правомочия – владение, пользование и распоряжение. Для нематериальных вещей, не ограниченных в пространстве, этот механизм не подходит.

«Владения как физического обладания материальной вещью нет и быть не может. Существует только доступность и известность, которыми в силу неограниченности объекта в пространстве, может располагать неограниченный круг лиц. Из нематериального характера объекта вытекает и отсутствие физической амортизации, с чем связаны ряд особенностей правового режима. Нет и не может быть и правомочия пользования, предпосылкой которого является владение. Есть другое правомочие — использования, которое отличается не только наименованием. По своим натуральным свойствам нематериальный объект может быть использован одновременно неограниченным кругом лиц. Третье правомочие — распоряжение — хотя и совпадает по звучанию, но имеет другое, более богатое содержание. Правообладатель может не только передать свое право другому лицу, но и предоставить аналогичное право использования весьма широкому кругу лиц одновременно, оставаясь в то же время правообладателем. Возможность одновременного обладания аналогичным правом на один и тот же объект вообще вытекает из его нематериального характера.

Точно также выяснилось, что к интеллектуальным правам неприменимы вещные способы защиты прав, им присущи другие способы защиты»18" 18" title="">[18].

Наиболее распространенной сегодня является теория исключительных прав, согласно которой права на результаты интеллектуальной деятельности являются правами sui generis, правами особого рода, находящимися вне классического деления гражданских прав на вещные, личные и обязательственные.

«За правообладателем закрепляется исключительное право, в соответствии с которым право использования результата интеллектуальной деятельности принадлежит правообладателю и только ему, никто другой не вправе осуществлять такое использование без разрешения правообладателя. Правообладателю не надо специально запрещать такое использование, оно в общей форме запрещено законом, смысл права в возможности выдать разрешение. Исключительное право выполняет ту же функцию, что и право собственности для материальных объектов, но совершенно другими правовыми средствами, используя другие правовые механизмы»19" 19"[19].

В настоящее время практически никто не ставит под сомнение двойственную природу авторских и изобретательских прав. С одной стороны, создателю творческого результата принадлежит право на его использование, которое носит исключительный характер и в большинстве случаев может свободно передаваться другим лицам (предоставляться разрешение на использование результата интеллектуальной деятельности). Это право носит имущественный характер. С другой стороны, автор обладает совокупностью личных неимущественных прав, как право авторства, право на имя и т.д., которые не могут отчуждаться от их обладателя в силу их природы. Таким образом, сам термин «интеллектуальная собственность» является условным и своего рода данью исторической традиции.

В качестве вывода можно сказать: интеллектуальная собственность – это совокупность исключительных прав личного и имущественного характера на результаты интеллектуальной деятельности и некоторые приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством конкретного государства с учетом принятых им на себя международных обязательств. Интеллектуальная собственность является продуктом «новейших» технических и социальных условий общественной жизни. Интеллектуальные права и сегодня направлены как на защиту личных прав авторов произведений и изобретений, так и на извлечение имущественной выгоды от использования произведений, которое осуществляется посредством определенных технических средств, или от внедрения изобретений в промышленность.

То е., существование в обществе интеллектуальной собственности в ее современном смысле зависит от наличия определенных социальных и технических условий, позволяющих использовать результаты умственного труда для получения прибыли.

1.2 Основы международно-правового регулирования интеллектуальной собственности

Общая особенность интеллектуальной собственности заключается в территориальном характере ее охраны. Право на изобретение или произведение литературы, науки, искусства, возникшее в одном государстве, не признается в других. В этом коренное отличие интеллектуальных прав от прав вещных. Так, например, право собственности, существующее в одном государстве, автоматически признается и при перемещении его объекта через границу. С исключительными правами дело обстоит совсем не так. Признание одним государством исключительных прав на изобретение, произведение или иные объекты интеллектуальной собственности отнюдь не влечет такого признания другими государствами. Поэтому литературное произведение, опубликованное первоначально в одной стране, может быть переведено и издано затем в другой стране без согласия автора и без выплаты ему гонорара. Автор или издательство, впервые выпустившие книгу, не могут возражать против действий такого рода.

Такое положение было нормальным для относительно замкнутых государств, когда торговля, в основном, осуществлялась в пределах небольших местностей, когда правительствами стран не проводилось различия между созданием нового изобретения и введением в производство новшества, уже известного за границей. Но вместе с промышленной революцией, с появлением массового промышленного производства торговля приобрела иной масштаб, также развивались научные и технические связи между государствами, и в этих условиях отсутствие защиты интеллектуальных прав граждан каждого государства в остальных государствах превращалось во все более явное препятствие для международного сотрудничества.

Необходимость в международной охране интеллектуальной собственности стала очевидной, когда иностранные участники отказались принять участие в Международной выставке изобретений в Вене в 1873 г., побоявшись, что их идеи будут «украдены» и коммерчески использованы в других странах. Вскоре в силу этой необходимости были заключены важнейшие многосторонние соглашения, призванные обеспечивать признание интеллектуальной собственности на международном уровне. Это были Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883г20" 20"[20]. и Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г21" 21"[21]. С этого времени также берет свое начало история будущей Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

Парижская конвенция, участниками которой были 14 государств, вступила в силу в 1884 г. В соответствии с Конвенцией для выполнения таких административных задач, как организация заседаний государств-членов, было создано Международное бюро. В 1886 г. появилась Бернская конвенция. Как и в случае с Парижской конвенцией, для выполнения административных задач в рамках Бернской конвенции было создано Международное бюро. В 1893 г. эти два небольших бюро объединились в одну международную организацию, которая называлась Объединенные международные бюро по охране интеллектуальной собственности (эта организация больше известна по ее французскому сокращению — БИРПИ). Со штаб-квартирой, расположенной в Берне (Швейцария), и штатом сотрудников, насчитывающим семь человек, эта маленькая организация стала предшественником сегодняшней Всемирной организации интеллектуальной собственности.

По мере роста значения интеллектуальной собственности менялись также структура и форма Организации. В 1960 г. БИРПИ переехала из Берна в Женеву, чтобы быть ближе к Организации Объединенных Наций и другим международным организациям, расположенным в этом городе.

В 1967 г. в Стокгольме состоялась дипломатическая конференция, на которой все административные статьи всех тогда существовавших многосторонних соглашений, администрируемых БИРПИ, были пересмотрены, и была подписана новая Конвенция. Она положила начало Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) – (World Intellectual Property Organization (WIPO)) . в соответствии со стремлениями стран-участников ВОИС приобрела независимость от швейцарского правительства и впоследствии в 1974 г. стала специализированным отделением Организации объединенных наций

В чем смысл существования межправительственной организации интеллектуальной собственности? Права интеллектуальной собственности ограничены территориально; они существуют и могут осуществляться только в пределах юрисдикции одной страны или нескольких стран, в соответствии с законами которых они были предоставлены. Но плоды творческой деятельности, включая изобретательские идеи, с легкостью пересекают государственные границы, что в условиях глобализации социально-экономической международной жизни должно поощряться, а ни в коем случае не пресекаться. Более того, учитывая возрастающее сходство подходов и процедур в области интеллектуальной собственности в различных странах, представляется весьма разумным осуществлять упрощение практических процедур предоставления правовой охраны с помощью международной стандартизации и взаимного признания прав и обязанностей между государствами. Именно поэтому и были приняты многосторонние договоры в различных областях интеллектуальной собственности.

Если в 1898 г. БИРПИ осуществляла административные функции лишь четырех международных договоров, то столетием позже, в 1998 г., ее преемница ВОИС осуществляет административные функции уже двадцати одного договора (двух из них совместно с другими международными организациями).

Функциями ВОИС являются:

а) гармонизация национальных законов и процедур в области интеллектуальной собственности;

б) предоставление услуг международным заявителям по получению прав промышленной собственности;

в) обмен информацией в области интеллектуальной собственности;

г) предоставление учебной подготовки и технико-юридической помощи развивающимся и другим странам;

д) содействие урегулированию споров в области интеллектуальной собственности между субъектами частного права;

е) методичное освоение информационных технологий в качестве инструмента хранения, получения и использования ценной информации в области интеллектуальной собственности.

Российская Федерация как правопреемник СССР является членом ВОИС с 26 апреля 1970 г.

Парижская конвенция по охране промышленной собственности1883 г.

Основой современной системы охраны промышленной собственности является Парижская конвенция. Она применяется к широкому кругу объектов промышленной собственности, а именно: к изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, товарным знакам и знакам обслуживания.

Принятие Парижской конвенции было обусловлено настоятельной потребностью обеспечить защиту промышленной собственности в нескольких странах одновременно. Кроме того, правовая охрана объектов промышленной собственности была затруднена в силу принципиальных расхождений в патентных законодательствах разных стран.

Международный конгресс по промышленной собственности, состоявшийся в 1878 г. в Париже, стал первым этапом на пути создания всеобъемлющего международного соглашения по промышленной собственности. Процесс создания первого международного соглашения завершился 20 марта 1883 г. в Париже на дипломатической конференции подписанием Конвенции по охране промышленной собственности. Конвенция неоднократно дополнялась и пересматривалась. Первые дополнения были внесены в 1891 г. на конференции в Мадриде. В последующем она пересматривалась в Брюсселе в 1900 г., в Вашингтоне в 1911 г., в Гааге в 1925 г., в Лондоне в 1934 г., в Лиссабоне в 1958 г. Последние по времени поправки были внесены в Стокгольме на конференциях в 1967 и 1979 гг.

Конвенция открыта для подписания всем государствам. Ратификационные грамоты или акты о присоединении должны сдаваться на хранение Генеральному директору ВОИС.

Положения Конвенции можно разделить на четыре основные группы:

1. национальный режим,

2. право приоритета,

3. общие правила в области права промышленной собственности.

4. правила, касающиеся административных, финансовых и организационных вопросов устройства образуемого согласно Конвенции Парижского союза.

1. Согласно положениям, отнесенным к первой группе (ст. 2 и 3), граждане каждой страны Парижского союза пользуются во всех других странах Союза теми же преимуществами, которые предоставляются соответствующими законами собственным гражданам. Важной особенностью Конвенции является то, что граждане стран, не являющихся договаривающимися государствами, по своим правам приравниваются к гражданам договаривающихся государств, если они проживают на территории этих государств или имеют действительные и серьезные промышленные или торговые предприятия.

2. Положения второй группы изложены в основном в ст. 4. Право приоритета распространяется на патенты, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки. В соответствии с Конвенцией заявитель на основании первой правильно оформленной заявки, которая подается в одном из договаривающихся государств, имеет право в течение определенного срока испрашивать охрану в любом другом договаривающемся государстве, подав туда соответствующие заявки с сохранением приоритета по дате подачи первой правильно оформленной заявки. Срок, в течение которого должны быть поданы последующие заявки, составляет 12 месяцев для патентов и полезных моделей, 6 месяцев — для промышленных образцов и товарных знаков.

Таким образом, если заявитель желает получить охрану в нескольких странах, он не обязан подавать заявки в эти страны (одновременно) и имеет в своем распоряжении соответственно 6 или 12 месяцев для того, чтобы окончательно решить вопрос о целесообразности патентования в конкретных странах и подготовить заявки в соответствии с требованиями национального законодательства этих стран.

3. Положения, составляющие третью группу, касаются патентов, товарных знаков, промышленных образцов, фирменных наименований, указаний места происхождения товаров. Они предусматривают обязательство каждого из договаривающихся государств обеспечивать эффективную охрану от недобросовестной конкуренции и обязательство каждого из названных государств создать специальную службу по охране промышленной собственности, которая должна издавать официальный периодический бюллетень, содержащий необходимую информацию о зарегистрированных объектах промышленной собственности. Эта служба должна обеспечить ознакомление публики с патентами, полезными моделями, товарными знаками и промышленными образцами.

Рассмотрим положения этой группы правил в отношении отдельных объектов промышленной собственности.

1) В отношении патентов (ст. 4bis; 4ter; 4quater). Выданные в договаривающихся государствах патенты на одно и то же изобретение независимы друг от друга. Это означает, что выдача патента на изобретение в одном из договаривающихся государств не обязывает другие государства выдавать патенты. Аннулирование патента или сокращение срока его действия также не может быть произведено на том основании, что подобные действия объявлены в каком-либо договаривающемся государстве.

В соответствии со ст. 4tcr изобретатель имеет право быть названным в качестве такового в патенте.

Статья 4quater предусматривает, что в случае ограничения по закону продажи какого-либо запатентованного продукта или продукта, производимого запатентованным способом, патент признан недействительным быть не может, а если он (патент) еще не выдан, то данная норма национального законодательства не может быть использована для отказа в его выдаче.

Конвенцией (ст. 5) предусмотрена возможность выдачи принудительной лицензии с целью предотвращения злоупотребления монопольным правом на изобретение. Такое злоупотребление может состоять, например, в нежелании патентообладателя наладить промышленное применение изобретения, несмотря на то, что оно требуется для общества. В этом случае государственный орган по требованию, но не ранее, чем через четыре года со дня поступления заявки или через три года со дня выдачи патента, выдает принудительную лицензию. Следует также иметь в виду, что в выдаче принудительной лицензии может быть отказано, если патентообладатель обоснует свое бездействие уважительными причинами. Выдача принудительной лицензии — действие весьма редкое в практике патентных ведомств договаривающихся государств.

Принудительная лицензия может быть выдана также и на полезную модель.

2) В отношении товарных знаков, знаков обслуживания и коллективных знаков. Согласно ст. 6 Конвенции условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой стране Союза ее национальным законодательством. Регистрация товарных знаков в каждой из стран Союза независима друг от друга, т.е. регистрация, аннулирование или прекращение действия товарного знака в одном из договаривающихся государств, не влияет на действительность регистрации в других договаривающихся государствах.

Защита общеизвестных знаков: статьей 6bis предусмотрена возможность аннулирования регистрации, а также запрещения применения любого товарного знака, представляющего имитацию или перевод другого знака, способного вызвать смешение со знаком, который по определению компетентного органа страны регистрации или страны применения является в этом случае общеизвестным в качестве знака, пользующегося преимуществами Конвенции, и используется для идентичных или подобных продуктов. Кроме того, в соответствии с Конвенцией каждое договаривающееся государство принимает на себя обязательство отклонять или признавать недействительной регистрацию в качестве товарных знаков или в качестве элементов этих знаков гербов, флагов и других государственных эмблем стран Союза. Аналогичное правило действует в отношении эмблем межгосударственных организаций, например ООН или ВОИС. Предусмотрена охрана знаков обслуживания и коллективных знаков.

3) В отношении промышленных образцов. В соответствии с Конвенцией промышленные образцы охраняются во всех странах Союза.

При этом их охрана не может быть прекращена в каждом из договаривающихся государств вследствие неиспользования или ввоза в это государство объектов, сходных с охраняемым объектом.

4) В отношении фирменных наименований. Согласно ст. 8 Конвенции фирменное наименование охраняется во всех договаривающихся государствах без обязательной подачи заявки или регистрации и не зависимо от того, является ли оно частью товарного знака.

5) В отношении указаний происхождения продукта. В соответствии со ст. 10 каждое договаривающееся государство принимает меры пресечения в случае прямого или косвенного использования ложных указаний о происхождении продуктов или подлинности личности изготовителя, промышленника или торговца. В качестве заинтересованного лица может выступать как физическое, так и юридическое лицо.

6) В отношении недобросовестной конкуренции. Под недобросовестной конкуренцией понимается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленности и торговых делах. Обязанностью договаривающихся государств является обеспечение эффективной защиты от недобросовестной конкуренции, например, от действий, которые могут вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной деятельности конкурента.

7) В отношении временной охраны на международных выставках изобретений, полезных моделей, товарных знаков для продуктов и промышленных образцов. Согласно ст. 11 договаривающиеся государства предоставляют в соответствии со своим внутренним законодательством временную охрану перечисленным выше объектам промышленной собственности, которые экспонируются на официальных или официально признанных международных выставках, организованных на территории одной из этих стран.

4. Положения, отнесенные к четвертой группе, касаются административной структуры Союза, а также финансовых и организационных вопросов. Страны, присоединившиеся к Конвенции, образуют Союз по охране промышленной собственности (Парижский союз).

Этот союз выступает на международной арене как юридическое лицо. В связи с этим он имеет свои административные органы — Ассамблею, Исполнительный комитет и Международное бюро ВОИС. Административная структура Союза регулируется ст. 13—17 Конвенции.

Вопросы ратификации Конвенции и присоединения к ней, а также последствия этих действий урегулированы в ст. 20—23. Любая страна имеет право денонсировать Конвенцию, уведомив об этом Генерального директора ВОИС (ст. 26).

Конвенция (ст. 19) допускает возможность заключения между государствами-участниками соглашений об охране промышленной собственности. Эти соглашения, однако, не должны противоречить положениям Конвенции. В подготовке соглашений может принимать участие Международное бюро ВОИС. Примером такой деятельности является участие Международного бюро в подготовке Евразийской патентной конвенции, в соответствии с которой предполагается создание института единого патента для государств — бывших республик СССР.

Конвенция содержит также нормы, регулирующие процедуру ее пересмотра, подписания, устанавливающие функции депозитария, порядок разрешения споров, и переходные положения. В случае разногласий в толковании различных текстов, указывается в ней, предпочтение отдается французскому тексту.

Российская Федерация как правопреемник СССР участвует в Парижской конвенции по промышленной собственности с 1965 года.

Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г.

Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений и Всемирная конвенция по авторскому праву являются важнейшими универсальными международными договорами в области авторского права. Бернская конвенция была принята 9 сентября 1886 г. Ее первоначальный текст неоднократно пересматривался с целью совершенствования международной системы охраны авторских прав. Первый пересмотр имел место в Берлине в 1908 г., затем последовали пересмотры в Риме в 1928 г., Брюсселе в 1948 г., Стокгольме в 1967 г. и Париже в 1971 г.

Преамбула Бернской конвенции формулирует ее цель: «охранять настолько эффективно и единообразно, насколько это возможно, права авторов на их литературные и художественные произведения».

Конвенция основана на трех принципах: «национального режима», в соответствии с которым произведения, созданные в одной из стран — членов Союза, должны получать во всех других государствах-членах такую же охрану, какую эти страны предоставляют своим собственным гражданам; «автоматической охраны», в соответствии с которым национальный режим не зависит от каких-либо формальных условий (т. е. охрана предоставляется автоматически и не обусловливается формальными условиями регистрации, депонирования и т. д., (что в течение длительного времени являлось причиной неприсоединения к Конвенции Соединенных Штатов Америки); и принцип «независимости охраны», в соответствии с которым обладание предоставленными правами и их осуществление не зависит от существования охраны в стране происхождения произведения23" 23"[23].

В статье 2 содержится открытый список охраняемых произведений, включающий все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены. Наравне с оригинальными произведениями также охраняются производные произведения, т. е. произведения, основанные на других ранее существовавших произведениях (например, переводы, переработки, музыкальные аранжировки, переделки литературного или художественного произведения).

Охрана некоторых произведений является факультативной. Так, каждая страна, присоединившаяся к Бернской конвенции, сама решает, в какой степени она желает обеспечить охрану официальных текстов законодательного, судебного и административного характера; произведений прикладного искусства; лекций, обращений и других произнесенных публично произведений; и произведений народного творчества. Также предусматривается возможность поставить охрану определенных произведений в зависимость от того, закреплены ли они в той или иной материальной форме (например, хореографические произведения).

Не используя самого слова «фольклор», Конвенция предусматривает, что государства-члены могут предоставить охрану для неопубликованных произведений, автор которых неизвестен, но в отношении которого имеются все основания предполагать, что он является гражданином страны — члена Союза. Такой автор может быть представлен компетентным органом соответствующего государства, который будет правомочен защищать права автора и обеспечивать их осуществление в странах, присоединившихся к Конвенции. Включение такого рода положения в Бернскую конвенцию предоставило государствам, в которых фольклор является частью культурного наследия, возможность его охраны.

Охрана в соответствии с Конвенцией осуществляется в пользу автора и его правопреемников. В случае некоторых категорий, таких, например, как кинематографические произведения (статья 14-bis), определение лиц — владельцев авторского права сохраняется за законодательством страны, в которой истребуется охрана. В отношении иных видов произведений законодательство, на основании которого осуществляется определение лиц- владельцев авторского права, не определено.

Предусматривается охрана как выпущенных, так и не выпущенных в свет произведений, если их авторы являются гражданами одной из стран — членов Союза или имеют там обычное место жительства. Произведения авторов, не являющихся гражданами государств-участников Конвенции и не имеющих в них обычного места жительства, охраняются Конвенцией в случаях, когда данные произведения были впервые выпущены в свет в государстве-участнике или одновременно в государстве-участнике и в ином государстве24" 24" title="">[24].

Согласно п.3 ст.3 Бернской конвенции под выпущенными в свет произведениями следует понимать произведения, выпущенные с согласия их авторов, вне зависимости от способа изготовления экземпляров, при условии, что эти экземпляры выпущены в количестве, способном удовлетворить разумные потребности публики. Подчеркивается, что выпуском в свет не является представление драматического, музыкально-драматического или кинематографического произведения, исполнение музыкального произведения, публичное чтение литературного произведения, сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений, показ произведения искусства, а также сооружение произведения архитектуры. То есть публичное представление произведения в том случае, если его копии были изготовлены в сравнительно небольшом количестве и не распространялись, не является "выпуском в свет". Произведение является выпущенным в свет одновременно в нескольких странах, если оно было выпущено в двух или более странах в течение тридцати дней после первого его выпуска (п.4 ст.3 Бернской конвенции).

Конвенция содержит несколько положений материального характера, напрямую предоставляющих авторам определенные исключительные права:

● право на перевод;

● право на воспроизведение любым способом и в любой форме;

● право на публичное исполнение драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведений;

● право на передачу в эфир или публичное сообщение средствами беспроволочной или проволочной связи, с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата такого рода;

● право на публичное чтение;

● право на переделки, аранжировки и другие изменения произведений;

● право на кинематографическую переделку и воспроизведение произведений.

Так называемое «право долевого участия», предусмотренное в статье 14-ter (иначе известное как право следования), является факультативным и применяется, только если это допускается законодательством страны, гражданином которой является автор.

В отношении исключительного права на перевод Бернская конвенция предоставляет присоединяющимся к ней развивающимся странам возможность сделать оговорку в соответствии с так называемым правилом «десяти лет» — статья 30(2)(b),— которое разрешает сократить срок охраны в отношении исключительного права на перевод: если по истечении десятилетнего периода с даты первого выпуска произведения в свет перевод такого произведения на общеупотребимый в одном из государств-членов язык не был выпущен в свет, то действие права прекращается.

Еще одним камнем преткновения для присоединения к Конвенции государств с англосаксонской системой права долгое время являлась статья 6bis Конвенции, которая предусматривает право автора требовать признания авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести и репутации автора (личные неимущественные, или «моральные» права).

Также оговорены случаи «свободного использования произведений»: воспроизведение в определенных особых случаях (если это не будет необоснованно нарушать права автора); цитаты из произведения и использование произведений в качестве иллюстративного материала в целях обучения; воспроизведение статей в газетах или журналах по текущим событиям; записи краткосрочного пользования (ст. 10).

Предусмотрены два случая принудительных лицензий: в отношении передачи в эфир или публичного сообщения — статья 11 bis, и в отношении права на запись музыкальных произведений — статья 13(1).

В соответствии со статьей 7 общий срок охраны, предусмотренный Конвенцией, составляет все время жизни автора и 50 лет после его смерти. Для кинематографических произведений срок охраны истекает спустя 50 лет после того, как произведение с согласия автора было сделано доступным для всеобщего сведения, либо, если этого не было сделано, спустя 50 лет после создания произведения. Срок охраны неимущественных прав равен по крайней мере сроку охраны имущественных прав.

В соответствии со статьей 19 Конвенции государства-участники вправе предоставлять более высокий уровень охраны в соответствии с национальным законодательством.

В соответствии со статьей 20 Конвенции «Правительства стран Союза оставляют за собой право вступать между собой в специальные соглашения, когда эти соглашения будут предоставлять авторам более широкие права, чем установленные настоящей Конвенцией, или будут содержать другие положения, не противоречащие настоящей Конвенции. Положения действующих соглашений, удовлетворяющие этим требованиям, остаются подлежащими применению». Эта норма является крайне важной для прогрессивного развития системы международной охраны авторского права. Она была использована для разработки Соглашения ТРИПС25" 25"[25] 1994 г., Договора ВОИС по авторскому праву 1996 г. и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г.

Первоначальная редакция Бернской конвенции, как уже говорилось, претерпела значительные изменения. Будучи изначально приспособленной к нуждам и требованиям промышленно развитых стран Европы, позднее, когда система Бернской конвенции начала распространяться на другие районы земного шара, количественный рост системы повлек за собой и качественные изменения.

Хотя необходимость охраны прав авторов была практически общепризнанной, возникло и осознание того, что новые независимые развивающиеся государства столкнулись с реальными проблемами в деле получения более широкого и легкого доступа к произведениям, охраняемым авторским правом, в особенности для удовлетворения их потребностей в области техники и образования. Огромная и насущная проблема обеспечения развивающихся стран педагогической литературой требовала своего разрешения. Росло осознание необходимости достижения международного соглашения, которое обеспечивало бы развивающимся странам более свободный доступ к охраняемым произведениям, не ущемляя в то же время интересов их авторов.

Парижская конференция 1971 г. по пересмотру Конвенции в основном была посвящена поиску решений, которые позволили бы обеспечить универсальный характер Конвенции и заложить соответствующую базу для ее функционирования. Встал вопрос о том, насколько справедливо и целесообразно требовать от развивающихся государств обеспечения такого высокого уровня охраны авторского права, какой достигнут в экономически развитых государствах. Единственным способом урегулирования данной проблемы были взаимные компромиссы, в результате чего были приняты специальные положения, относящиеся к развивающимся странам, которые фигурируют в дополнительном разделе Конвенции и являются ее неотъемлемой частью.

Дополнительный раздел Парижского (1971 г.) акта Бернской конвенции предусматривает специальные льготы для развивающихся стран. В соответствии с ним страны, считающиеся в соответствии с установившейся практикой Генеральной ассамблеи ООН развивающимися, могут при определенных условиях не выполнять требования о минимальном уровне охраны, предусмотренном Конвенцией. Этот исключительный режим распространяется на два права: права перевода и права воспроизведения и осуществляется через механизм выдачи неисключительных и непередаваемых обязательных лицензий для использования в области систематического обучения.

Для получения лицензии любой гражданин страны, которая должным образом воспользовалась одной или обеими льготами, должен подать заявку в соответствующий орган своей страны. Лицензии должны предусматривать справедливое вознаграждение владельцу авторского права. Иными словами, такое вознаграждение должно быть соизмеримо с обычными гонорарами, выплачиваемыми по лицензиям, сторонами которых являются свободно договорившиеся между собой граждане двух соответствующих стран — статья IV(6)(i) Дополнительного раздела.

В национальном законодательстве также надлежит предусмотреть обеспечение правильности перевода и точности воспроизведения произведения, а также указание фамилии автора на всех экземплярах переводимых и/или воспроизводимых произведений. Вывоз из страны переводов или экземпляров произведений, изготовленных с использованием соответствующей льготы, за пределы страны и их выпуск в свет не разрешается - статья IV(3,4,6(b)) Дополнительного раздела.

Проводится различие между языками, общеупотребимыми в одной и более развитых странах (английский, французский, испанский), и местными языками. В первом случае подача заявки на принудительную лицензию на перевод может быть подана лишь по истечении трехлетнего периода после даты первого выпуска в свет произведения. В случае языка, не являющегося общеупотребимым в развитой стране, соответствующий период составляет один год статья II (3)(а) Дополнительного раздела.

Общее правило устанавливает срок в пять лет, до истечения которого не могут выдаваться принудительные лицензии на воспроизведение. Однако в случае произведений по естественным и точным наукам, включая математику и технику, этот период составляет три года, а для художественных, поэтических и драматических произведений этот период составляет семь лет – статья III(3) Дополнительного раздела.

В соответствии со ст.1 Бернской конвенции страны, присоединившиеся к ней, образуют Союз для охраны прав авторов на литературные и художественные произведения.

Союз имеет собственные бюджет и органы управления, предусмотренные Конвенцией. Это Ассамблея, Исполнительный комитет, и Международное бюро ВОИС, выполняющее административные задачи Союза для охраны прав авторов на литературные и художественные произведения, также как и задачи Союза по охране промышленной собственности.

Согласно информации, размещенной на официальном сайте ВОИС, на 21 февраля 2005 г. членами Бернской конвенции являлись 159 государств.

Участие России в конвенциях по авторскому праву. Первым крупным международно-правовым соглашением, в котором участвовала наша страна являлась Всемирная (Женевская конвенция об авторском праве)1952 г., к которой СССР (правопреемником которого является Россия), присоединился 27 мая 1973 г.

Впоследствии Россия присоединилась к Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. - с 9. марта 1995 г. и к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений - с 13. марта 1995 г.

При этом присоединение Российской Федерации к Бернской конвенции было осуществлено в нарушение правил самой Конвенции. В Постановлении Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. №1224 было сделано уведомление, что действие Бернской конвенции не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием (согласно действовавшему на тот момент законодательству26" 26"[26] это были произведения, в отношении которых истек срок охраны, и произведения, которым правовая охрана никогда не предоставлялась).

Это заявление, хотя и не оформленное в виде оговорки, противоречило статье 18 Конвенции, устанавливающей так называемый принцип ретроохраны (согласно ст. 18 охране подлежат все произведения, в том числе и впервые опубликованные до момента присоединения к Бернской конвенции, если они не перешли в общественное достояние вследствие истечения сроков охраны). Таким образом, на территории России согласно положениям Бернской конвенции охраняются лишь произведения, созданные после ее присоединения к Конвенции, то.е. после 13. марта 1995 г.

Россия в очень значительной степени сузила круг произведений, которым на ее территории предоставляется охрана согласно Бернской конвенции, а, значит, продолжают оставаться неохраняемыми иностранные произведения, созданные до присоединения России к Всемирной конвенции об авторском праве (т. е. до 1973 г.).

Кроме того, новые конвенции, административные функции которых осуществляет ВОИС, а также соглашение ТРИПС в качестве принципа охраны ссылаются на статью 18 Бернской конвенции. Поэтому для России существуют сложности для присоединения к этим международным соглашениям в будущем.


168909754168909724 168733233">Глава 2. Конституционно-правовые основы регулирования 168909755168909725 168733234">интеллектуальной собственности в РФ

168909756168909726 168733235">2.1 Интеллектуальная собственность в праве РФ

Существование и правовое признание в России прав на результаты интеллектуальной деятельности закреплено прежде всего Конституцией27" 27"[27]:

Часть 1 статьи 44 провозглашает: «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом». Согласно пункту «о» статьи 71 Конституции правовое регулирование интеллектуальной собственности относится к сфере исключительной компетенции Российской Федерации.

То место, которое занимает интеллектуальная собственность в российском праве, определяется не только Конституцией, но и международными договорами в области интеллектуальных прав, в которых участвует Российская Федерация.

Важнейшие из них это:

Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г.,

Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г.,

Всемирная (Женевская) конвенция по авторскому праву 195228" 28"[28] г.,

Стокгольмская конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, 1967

Мадридское Соглашение о международной регистрации знаков 1891г30" 30" title="">[30].,

Страсбургское соглашение о международной патентной классификации 1971г.31" 31" title="">[31], и другие.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Регулирование интеллектуальной собственности в России относится прежде всего к области гражданского права. Хотя во время становления правового института исключительных прав в XIX – начале XX веков эта точка зрения оспаривалась, например, сторонниками того, что гражданское право является лишь правом имущественных отношений

Сегодня Гражданский кодекс РФ закрепляет ряд положений относительно интеллектуальной собственности:

П. 1 ст. 2 ГК РФ гласит: «Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников».

П. 5 ст. 8 ГК РФ устанавливает в числе «оснований возникновения гражданских прав и обязанностей», что они возникают «в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности».

Ст. 128 ГК РФ называет в числе объектов гражданских прав – материальных и нематериальных благ, по поводу которых могут возникать гражданско-правовые отношения – «результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага».

Ст. 138 ГК РФ («Интеллектуальная собственность») гласит: «В случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя».

В ст. 150 кодекс в числе неотчуждаемых нематериальных благ называет право авторства и иные личные неимущественные права, а в п. 2 этой статьи говорит, что: «Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения».

Таким образом, в настоящее время ГК РФ закрепляет лишь общие положения об интеллектуальной собственности и не содержит перечня видов ее объектов, которые охраняются законом.

Непосредственное правовое регулирование интеллектуальной собственности в Российской Федерации сегодня в основном осуществляется отдельными законами. Это, в частности:

"Патентный закон Российской Федерации" от 23 сентября 1992 года33" 33"[33],

Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 года N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах"№ 5351-134" 34"[34],

Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Выявление и определение основ конституционно-правового регулирования интеллектуальной собственности в России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 457

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>