Дипломная работа на тему "Виды хищения"




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Виды хищения":


Оглавление

Введение. 2

Глава I. Общая уголовно-правовая характеристика форм хищения. 5

§1. Понятие хищения: исторический аспект. 5

§2. Понятие и признаки хищения в уголовном законодательстве Российской Федерации 8

Глава II. Особенности уголовно-правового регулирования отдельных форм хищения 31

§1. Уголовная ответственность за кражу чужого имущества. 31

§2. Правовое регулирование мошенничества в уголовном законодательстве Российской Федерации. 4 4

§3. Квалификация присвоения и растраты.. 48

§4. Грабеж, как открытое хищение чужого имущества. 51

§5. Разбой, как наиболее опасное преступление против собственности. 55

Заключение. 66

Список использованной литературы.. 71

Введение

В современном уголовном праве России собственность признается одним из важных правоохраняемых объектов. Охрана собственности от преступных посягательств провозглашена одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ). В перечне социальных благ, интересов и ценностей, поставленных под охрану УК РФ, собственности отведено второе место - сразу после прав и свобод человека и гражданина.

Значение уголовно-правовой борьбы с преступлениями против собственности, обусловлено, прежде всего, их криминологической характеристикой. Среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за последние годы, удельный вес преступлений против собственности составляет около 60%. Глава о преступлениях данной группы расположена в Кодексе непосредственно за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, посягательствами на личность.

Изучение состояния преступности связанных с хищением в Иркутской области за период с 2006 по 2009 гг. показало, что за указанные годы совершено хищений: в 2006 – 71147; в 2007 – 74685; в 2008 – 62694; в 2009 – 56025 (см. приложение 1).[1]

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Воронеже и в других городах России.

Как видно из приведенной статистики с 2007 по 2007 гг. рост количества корыстно-насильственных преступлений имел тенденцию к росту. С 2007 года наступил некий спад таких преступлений.

Преступления против собственности (кража, грабеж, разбой, мошенничество, вымогательство и др.) посягают на важные сферы жизнедеятельности граждан и государства. Ведущее место в борьбе с ними отводится правоохранительным органам. Эффективность этой борьбы во многом зависит от знания состояния и основных тенденций этих преступлений, понимания их причин, учета особенностей личности корыстного преступника.

Преступления данной группы всегда занимали и занимают в настоящее время значительное место в структуре преступности России, определяя ее количественную сторону. Их доля в конце прошлого - начале нынешнего века составляет свыше 50% всех совершаемых в стране преступлений.

В связи с этим необходимо отметить актуальность исследования преступлений против собственности на современном этапе общественного развития, обусловленную экономическими изменениями в социуме, как следствие усложнение отношений собственности, а также снижение уровня жизни многих граждан России приводящим к обострению криминологической ситуации в целом и к росту посягательств на чужое имущество - в частности. Преступления против собственности и борьба с ними превратились в одну из самых актуальных проблем современной юридической практики.

Таким образом, уголовно-правовой анализ хищений чужого имущества является актуальным в настоящее время. Этими обстоятельствами и был предопределен выбор темы работы.

Целью выпускной квалификационной работы является исследование и анализ проблем, связанных с уголовной ответственностью за хищение чужого имущества.

Эта цель достигается посредством решения следующих задач:

– рассмотреть понятие и признаки хищения в уголовном законодательстве Российской Федерации;

– исследовать основной состав хищений;

– проанализировать проблемные вопросы уголовной ответственности за отдельные формы хищений: кражу, мошенничество, присвоение и растрату, грабеж, разбой;

– предложить варианты по совершенствованию уголовно - правовых форм хищений.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы являются общественные отношения в сфере охраны собственности от уголовных посягательств.

Предметом проведенного исследования являются нормы уголовного законодательства, регулирующие ответственность за хищение чужого имущества.

Нормативной базой выпускной квалификационной работы послужили нормы уголовного законодательства Российской Федерации, а также нормы некоторых федеральных законов, имеющих значение в рассматриваемой области.

Эмпирическую базу дипломной работы составили опубликованные либо размещенные в электронных базах данных материалы судебной практики, постановлений Верховного и областного судов Российской Федерации, факты, получившие отражение в научной литературе и периодической печати.

Теоретической базой дипломной работы послужили научные труды: А. И. Бойцова, Б. В. Завидова, Р. А. Галиакбарова, С. М. Кочои, Н. А. Святенюка, А. П. Севрюкова, В. Н. Юрина, П. С. Яни и др.

Методологической основой научного исследования является диалектический метод познания. При проведении исследования использовался также ряд частнонаучных методов: сравнительно-правовой, формально - логический и системно-структурный методы исследования.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, библиографического списка литературы, приложения.

Работа состоит из введения, двух глав, которые подразделяются на параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Глава I. Общая уголовно-правовая характеристика форм хищения

§1. Понятие хищения: исторический аспект

Понятие, систему и отдельные виды преступлений против собственности невозможно правильно оценить без обращения к предшествующему законодательству. Начиная с древнейших времен нормы об имущественных преступлениях наряду с нормами о посягательстве на жизнь и здоровье составляли основу уголовного законодательства на любом этапе его кодификации. Российское законодательство не было исключением. На протяжении веков шло поступательное развитие этой важной группы норм.

В современном российском уголовном праве термином «хищение» обозначается большая группа преступлений против собственности, сходных между собой по многим объективным и субъективным признакам. Объективная потребность в таком обобщающем понятии возникла еще в начальный период формирования кодифицированного уголовного законодательства.

В России роль родового понятия вначале играл термин «воровство». Он многократно употребляется в Соборном уложении 1649 г., хотя границы его не были еще достаточно определены. В указе Екатерины ІІ от 3 апреля 1781 г. «О суде и наказании за воровство разных родов и заведении рабочих домов» различаются три вида воровства: «воровство-кража», «воровство-мошенничество» и «воровство-грабеж». В томе XV Свода законов к этим трем видам воровства примыкали присвоение вверенного имущества и присвоение находки. Одновременно вводится и понятие похищения: «Всякое похищение чужой собственности есть воровство» (ст. 804)[2].

Уложение о наказаниях 1845 г. выдвигает в качестве родового понятия похищение, а не воровство. «Похищение чужого имущества, смотря по видам сего преступления и сопровождавшим оное обстоятельствам, признается разбоем, грабежом, воровством-кражей или воровством-мошенничеством» (ст. 2128). В Уложении о наказаниях 1885 г. похищением также признавались кража, грабеж, разбой и мошенничество. Присвоение чужого имущества не входило в понятие похищения[3].

Уголовное уложение 1903 г., упростив систему имущественных преступлений, сохранило родовое понятие похищения, к которому относило разбой и воровство (поглотившее кражу и грабеж), а также вымогательство, но выводило мошенничество и присвоение за рамки похищения.

В первых декретах послереволюционного периода встречались термины «хищничество» (декрет о суде № 1) «хищение» (упоминавшиеся выше декреты 1921 г.), но без четкого их определения. Термин «хищение» как родовое понятие впервые в кодифицированном законодательстве был применен в ст. 180-а УК 1922 г[4].

С принятием Уголовного кодекса 1926 г. термин был предан забвению вплоть до издания закона от 7 августа 1932 г. В практике применения этого Закона хищением стали называться наиболее опасные преступления против социалистической собственности, независимо от способа их совершения. Мощным толчком к научной разработке общего понятия хищения и его признаков послужил Указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». Заменив в области борьбы с преступлениями против социалистической собственности Уголовный кодекс 1926 г., этот акт не содержал ни исчерпывающего перечня форм хищения, ни четких признаков хищения вообще. Перед наукой уголовного права и судебной практикой встала насущная задача установить эти признаки и выработать такое определение понятия «хищение», которое позволило бы единообразно решать вопросы уголовной ответственности за посягательство на социалистическую собственность.

Именно в период действия Указа от 4 июля 1947 г. в юридической литературе активно шло исследование общих признаков хищения, и были предложены определения этого понятия, сохранившие научное и практическое значение до настоящего времени.

Исследователи этой проблемы А. Н. Васильев, З. А. Вышинская, Н. Д. Дурманов, М. М. Исаев, Г. А. Кригер, Б. Д. Куринов, Г. А. Мендельсон, Б. С. Никифоров, А. Д. Пионтковский, Т. Л. Сергеева, Ю. М. Ткачевский, С. И. Тихенко, Б. С. Утевский и др. не только способствовали ее успешному решению, но и создали научную базу для дальнейшего совершенствования законодательства о преступлениях против собственности в процессе подготовки и принятия уголовных кодексов союзных республик 1959-1961 гг.

Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования общего понятия «хищение», охватывающего ряд сходных по объективным и субъективным признакам посягательств на социалистическую собственность. Однако само это понятие в законе не раскрывалось. Важнейшие общие признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»[5]. Но по-прежнему играла большую роль доктринальная разработка общего понятия хищения.

Понятие «хищение» в уголовном праве советского периода начало разрабатываться применительно к преступлениям против социалистической собственности, поскольку закон не употреблял его по отношению к преступлениям против личной собственности. В научной и учебной литературе при классификации преступлений против личной собственности хищения не выделялись. Сам этот термин часто подменялся понятием «похищение», границы которого многим авторам представлялись иными». Однако постепенно в теории, судебной практике и, наконец, в «законе термин «хищение» стал употребляться и вне связи с социалистической собственностью[6].

В науке уголовного права предлагались различные определения общего понятия хищения, отличающиеся обилием формулировок. Было признано, что раскрытие понятия «хищение» и характеристика его основных элементов позволяют выявить и обособить признаки, присущие всем формам хищения, облегчают анализ конкретных форм хищения, помогают отграничению их от других преступлений против собственности. Определение понятия «хищение» впервые было включено в Уголовный кодекс 1960 г. Федеральным законом от 1 июля 1994 г.

§2. Понятие и признаки хищения в уголовном законодательстве Российской Федерации

Понятие хищения - законодательное понятие; оно дано в примечании 1 к ст. 158 УК РФ: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Приведенное понятие олицетворяет так называемый родовой состав хищения, применимый ко всем конкретным формам хищения (краже, мошенничеству, присвоению, растрате, грабежу, разбою).

Обращает на себя внимание указание законодателя на то, что понятие хищения действует не только в отношении гл. 22 УК РФ, но в отношении всего уголовного кодекса. Едва ли с таким решением можно согласиться. Понятие хищения, даваемое для нужд гл. 21 УК РФ, не может и не должно совпадать с таким же понятием в других главах и разделах уголовного закона. Так, хищение, например, наркотиков, или ядерных материалов, или оружия далеко не всегда преследует корыстную цель и даже, исходя из сути названных преступлений, видимо, следует признать, что корысть не характерна для них. Закон, тем не менее, требует, в соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ, чтобы такая цель была установлена. Пленум Верховного Суда РФ, давая разъяснения по подобным категориям дел, «забывает» о корысти как признаке хищения[7], определяет хищение только как изъятие, что, разумеется, недопустимо: он может только толковать закон, но не создавать новые нормы. Поэтому следовало бы внести соответствующие изменения в сам закон.

Законодательное понятие хищения дает основания для выделения следующих признаков хищения: 1) хищение направлено против чужого имущества, которое выступает его предметом; 2) хищение представляет собой изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц; 3) хищение - это противоправное действие; 4) хищение - это безвозмездное действие; 5) оно причиняет ущерб собственнику или законному владельцу имущества; 6) оно совершается с корыстной целью.

Предмет хищения - чужое имущество

Имущество в хищении понимается уже, чем в гражданском законодательстве, и уже, чем в других посягательствах на собственность. Оно включает в себя только одну разновидность имущества в гражданско-правовом смысле - движимое и недвижимое имущество, или вещи. В мошенничестве, правда, предусмотрен и еще один вид предмета - право на имущество, но он выделен особо, в понятие имущества не включен.

Выделяют признаки имущества как предмета хищений. Их три, но два из них объединяют в себе сразу несколько признаков: 1) физический или вещный признак имущества; 2) комплекс экономических признаков; 3) комплекс юридических признаков.

Только при одновременном наличии всех признаков сразу можно говорить о предмете хищения.

Физический или вещный признак имущества. Традиционно считается, что предметом хищения может выступать только та его разновидность, которая имеет форму вещи. Соответственно не являются предметом хищения интеллектуальная собственность, а также различные виды энергии, лишенные вещной формы.

В основном предмет хищения - это движимое имущество. Практика свидетельствует, что часто предметом различных форм хищений выступают ценные вещи различного назначения - автомобили, драгоценности, видео - и аудиотехника и т. п., деньги, в том числе в валюте, ценные бумаги, цветные металлы и др.

Предметом хищения могут быть наличные деньги в российской или любой другой валюте.

Стоимость валюты, как правило, исчисляется в рублях по курсу Центробанка РФ на день совершения сделки с нею. Однако на разных территориях РФ фактическая продажная стоимость валюты через уполномоченные банки может быть выше официального курса Центробанка. И при хищении крупной суммы валюты расхождения в стоимости рублевого эквивалента могут быть значительными, иногда - если речь идет о вменении признака «крупный размер хищения» или «особо крупный размер хищения» - решающими для квалификации. Небезразличен этот вопрос и для потерпевшего, которому должен быть возмещен ущерб. Представляется, что во внимание должен приниматься курс валюты в том регионе, где совершено хищение. Поскольку он, как правило, разный в разных банковских учреждениях даже одного населенного пункта, следует рассчитывать и учитывать при квалификации средний курс валюты в этом регионе на день совершения хищения. Что же касается суммы возмещения ущерба потерпевшему, она рассчитывается не на день совершения преступления, а на день принятия решения о возмещении вреда[8].

Следует иметь в виду, что, как правило, предметом хищения выступают деньги, находящиеся в обращении. В некоторых случаях предметом могут быть и деньги, изъятые из обращения, но подлежащие обмену на находящиеся в обращении в банковской или иной системе. При этом стоимость подобных «денег» оценивается по той сумме, на которую они официально могли быть обменены.

Предметом хищения иногда могут выступать и деньги, давно изъятые из обращения, но представляющие какую-либо ценность и обладающие в силу этого определенной стоимостью: например, сделанные из драгоценных металлов, представляющие историческую ценность - редкие или очень старые и т. п. Однако в этой ситуации подобные предметы, собственно говоря, уже не являются деньгами и относятся к другим предметам хищения.

Предметом хищения могут выступать и безналичные деньги, хранящиеся на счетах в банках и кредитных организациях. Как правило, они похищаются с помощью каких-либо средств, и в литературе иногда последние путают с предметом хищения. Разница, между тем, принципиальная: хищение средств совершения преступления расценивается лишь как приготовление к хищению и в этой связи наказуемо далеко не всегда (только если готовится тяжкое или особо тяжкое преступление); хищение предмета преступления является оконченным хищением.

Безналичные деньги похищаются путем подделки и предъявления в банк или другую организацию каких-либо документов (например, именных ценных бумаг); путем похищения и использования чужих пластиковых (кредитных либо расчетных) карт; путем перевода денежных средств на определенные счета в других, в том числе заграничных, банках с использованием компьютерных технологий и т. п. Сам факт хищения кредитной карты не может признаваться оконченным хищением; это приготовление к нему при наличии цели завладеть в дальнейшем той суммой, на которую открыта кредитная карта. Хищение будет оконченным только тогда, когда преступник использует кредитную карту по назначению, например, для того, чтобы расплатиться за товар в супермаркете.

Самостоятельным предметом хищения выступают ценные бумаги. Статья 142 ГК РФ дает следующее определение ценных бумаг: «Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности»[9]. Статья 143 ГК РФ относит к ценным бумагам государственную облигацию, облигацию, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковскую сберегательную книжку на предъявителя, коносамент, акцию, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг.

В соответствии с гражданским законодательством ценные бумаги могут быть: на предъявителя, если права, удостоверенные ею, принадлежат предъявителю ценной бумаги (например, акции, облигации, банковские сберегательные книжки на предъявителя и т. д.); именными ценными бумагами (права принадлежат названному в ценной бумаге лицу); ордерными ценными бумагами (права принадлежат названному в бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо) (ст. 145 ГК РФ). Только первая разновидность ценных бумаг, а именно, ценные бумаги на предъявителя, безоговорочно могут выступать предметом хищения. Их изъятие равнозначно причинению имущественного вреда их собственнику или законному владельцу; в любой момент и без всяких сложностей подобная ценная бумага может быть предъявлена к оплате, продана и т. п.

Что касается именных ценных бумаг (например, чеки, векселя и т. д.), завладение ими вовсе не означает, что их владельцу или собственнику уже причинен ущерб. Для получения материальной выгоды от таких ценных бумаг незаконному владельцу недостаточно предъявить их в соответствующее банковское или иное учреждение; он не может и просто продать их. Необходимо принятие дополнительных шагов для завладения стоимостью этих ценных бумаг: например, их подделка, или, наоборот, подделка документов, удостоверяющих ту личность, которая названа в бумаге. Соответственно, само по себе хищение именных ценных бумаг еще не может быть расценено как оконченное хищение; оно квалифицируется только как приготовление к нему. Сами же именные бумаги выступают здесь средством совершения преступления; предмет преступления - наличные или безналичные чужие деньги. В то же время хищение именных ценных бумаг представляет собой идеальную совокупность ст. 30, ст. 159 и ст. 325 УК РФ (похищение официальных документов из корыстной заинтересованности), при условии, конечно, что это мошенничество особо квалифицированное (ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ).

Несколько иначе обстоит дело с ордерными ценными бумагами. Согласно ст. 146 ГК РФ, они могут быть трех основных видов, в зависимости от содержания передаточной надписи:

- бланковый индоссамент (без указания лица, которому должно быть произведено исполнение);

- ордерный индоссамент (с указанием лица, которому или приказу которого должно быть произведено исполнение);

- препоручительный индоссамент (поручение осуществлять права, удостоверенные ценной бумагой, без передачи этих прав индоссату).

Ордерные ценные бумаги первого вида (бланковый индоссамент) выступают предметом хищений без каких-либо ограничений.

Другая ситуация с ордерным индоссаментом. Он, безусловно, не может выступать предметом кражи, ненасильственного грабежа, присвоения и растраты. И здесь применимо все то, что говорилось в отношении именных ценных бумаг. Однако ордерный индоссамент вполне может быть предметом мошенничества, насильственного грабежа, разбоя (и вымогательства, которое не является хищением). Если владелец ордерной ценной бумаги, поименованный в ней, под влиянием обмана или злоупотребления доверием, или под воздействием физического или психического насилия сделает передаточную надпись (отдаст приказ или распоряжение) в бумаге на применившего к нему такие методы воздействия или на любое лицо, указанное им, завладение такой ордерной бумагой будет оконченным хищением.

Препоручительный индоссамент не может выступать предметом хищения.

Ценные бумаги при этом могут, как иметь документальную форму, так и быть бездокументарными. О них говорит ст. 142 ГК РФ: «В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном)». Хищение такой бездокументарной ценной бумаги (но, опять-таки, на предъявителя) с помощью, например, использования новейших компьютерных технологий, является оконченным хищением и требует в этой ситуации дополнительной квалификации по ст. 272 УК РФ - неправомерный доступ к компьютерной информации.

Стоимость ценной бумаги, которая может выступать предметом хищения, определяется ее стоимостью на рынке ценных бумаг в данном регионе на день совершения хищения. Эта стоимость может быть как выше, так и ниже номинала, обозначенного в бумаге.

Из предметов хищения, относящихся к движимому имуществу, по гл. 21 УК РФ исключены:

1) ядерные материалы и радиоактивные вещества. Их хищение предусмотрено ст. 221 УК РФ;

2) огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Их хищение предусмотрено ч. 1 ст. 226 УК РФ;

3) ядерное, химическое, биологическое и другие виды оружия массового поражения, материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения. Их хищение предусмотрено ч. 2 ст. 226 УК РФ (все названные хищения посягают на общественную безопасность);

4) наркотические средства и психотропные вещества. Их хищение посягает на общественное здоровье и предусмотрено ст. 229 УК РФ.

Современное уголовное законодательство не предусматривает специального состава, посвященного хищению недвижимого имущества, в отличие от прежнего уголовного закона, который в последние годы своего действия имел состав неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом. Это не означает, однако, что неправомерное завладение (хищение) чужой недвижимости в настоящее время перестало быть уголовно-наказуемым.

Под недвижимым имуществом гражданское законодательство понимает «земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество» (ст. 130 ГК РФ).

Представляется, что понятие хищения применимо только к тем объектам недвижимости, которые в принципе могут находиться в частной собственности или в частном владении (пользовании). В противном случае о хищении нельзя вести речь, поскольку некоторые объекты недвижимости по определению не могут быть присвоены, их нельзя ни изъять, ни обратить в свою пользу или в пользу других лиц.

К таким объектам недвижимости следует относить, например, согласно Закону РФ от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах»[10] недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы. Они являются государственной собственностью. Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Возможно только получение права пользования недрами в строго регламентированной законом форме.

Одного нарушения права пользования недрами для констатации состава хищения недостаточно. В ряде случаев, однако, это нарушение может обладать высокой степенью общественной опасности и причинять крупный имущественный ущерб собственнику недр - государству. Современное уголовное законодательство практически не предусматривает средств реагирования на подобное общественно опасное поведение. В ст. 255 УК РФ содержится состав нарушения правил охраны и использования недр, но он применяется только тогда, когда эти нарушения были допущены при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, т. е. совершены специальным субъектом. Наказуема также самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых.

Что касается самовольной разработки недр и самовольной добычи полезных ископаемых, то они практически не наказуемы, кроме тех случаев, когда полезные ископаемые могут быть признаны предметом хищения (об этом будет сказано ниже). Едва ли такая ситуация может быть признана нормальной. Государственная собственность не может охраняться меньше, чем любая другая; это противоречит Конституции РФ. Поэтому необходимо установить уголовную ответственность за самовольную разработку недр и добычу полезных ископаемых, при отсутствии признаков хищения. Поскольку это деяние причиняет в основном имущественный ущерб собственнику - государству, постольку и поместить его следует в главу посягательств на собственность, а не в главу экологических преступлений. Специфика последних должна заключаться в причинении преимущественного вреда экологии.

Таким образом, участки недр и их содержимое не могут быть предметом хищений, в какой бы форме они ни выражались.

К недвижимости, согласно гражданскому законодательству, относятся и такие предметы, которые в принципе очень похожи на движимые: подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Эти предметы вполне могут быть изъяты и обращены виновным в свою пользу или пользу других лиц, несмотря даже на существующий законный порядок владения ими (регистрационный порядок). Последний, в силу близости этого имущества к движимому, не способен помешать неправомерному завладению этими вещами и их присвоению. Поэтому названные предметы могут быть предметом хищений, причем без каких-либо ограничений. Воздушные, морские, речные суда, космические летательные аппараты могут быть похищены путем кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа.

Что же касается других объектов недвижимости, то по ним вопрос решается принципиально иначе. Речь идет о земельных участках, обособленных водных объектах, лесах, многолетних насаждениях, зданиях, сооружениях и т. п. Изъятие их в физическом смысле без изменения статуса вещи невозможно по определению; здание, которое преступники, положим, разбирают на отдельные части и затем эти части похищают, перестает существовать как недвижимость, превращается в движимое имущество. Обращение же названных объектов в свою пользу в том смысле, в каком это осуществляется в хищении, т. е. насовсем, с фактическим получением триады правомочий собственника, также невозможно без одновременного юридического оформления прав владения, без официальной государственной регистрации (от обращения в пользу объектов недвижимости следует отличать неправомерное завладение отдельными их элементами (отдельными деревьями, например). Оно является или экологическим преступлением, или преступлением против собственности, в зависимости от того, находятся ли указанные объекты в государственной, муниципальной или иной собственности). Незаконное пользование землей, водными объектами, лесом, и т. п., разумеется, возможно; но его недостаточно для хищения, предполагающего присвоенность вещи.

Хищение подобных объектов недвижимости, таким образом, возможно не на уровне хищения имущества, а только на уровне хищения прав на него. О хищении может свидетельствовать лишь официальный перевод недвижимости на имя виновного или лиц, которых он укажет. Право на имущество, однако, является предметом только одной формы хищения, а именно - мошенничества. Соответственно, и недвижимость в виде земельных участков, обособленных водных объектов и всего, что прочно связано с землей, в том числе лесов, многолетних насаждений, зданий, сооружений, фактически может быть предметом только мошенничества.

При таком подходе к решению вопроса о недвижимости как предмете хищений (соответствует букве закона) возникают сразу две проблемы. Первая заключается в том, как квалифицировать ситуации фактического неправомерного использования недвижимости без оформления прав на нее; вторая - как расценить с точки зрения уголовного закона случаи, когда лицо завладевает недвижимостью с ее юридическим переоформлением на себя, прибегнув к физическому или психическому насилию.

Фактическое неправомерное использование недвижимости без оформления прав на нее иногда может быть расценено как преступное. Для специальных субъектов - должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях, при наличии других признаков возможна ответственность по ст. 285 и 201 УК РФ за должностное (служебное) злоупотребление. При наличии признаков обмана и злоупотребления доверием и имущественного ущерба в принципе не исключается ответственность по ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). Кроме того, если предметом выступает чужое жилище, наказуем сам факт незаконного проникновения в него (ст. 139 УК РФ).

Однако все равно остаются многие ситуации, которые не подпадают под сферу действия уголовного закона (например, самовольное занятие только отстроенного офисного помещения и использование его под жилье, если это было осуществлено без применения насилия, обмана, злоупотребления доверием, или самовольный захват земли, находящейся в частном владении, и т. п.). Представляется, что они не дают оснований и для применения состава, предусмотренного ст. 330 УК РФ: состав предполагает, что лицо в принципе имело возможность в установленном законом или иным нормативным актом порядке осуществить свои действия, а в данном случае совершение подобных действий вообще исключено; оно возможно лишь с согласия собственника. На сегодня это - законодательный пробел.

Следует поэтому согласиться с С. М. Кочои, предлагающим дополнить гл. 21 УК РФ нормой следующего содержания: «Посягательство на собственность, выразившееся в незаконном проникновении на чужие земельные участки, водные и другие объекты, территории которых охраняются, или их самовольном захвате, причинившем крупный имущественный ущерб, - наказывается...»[11].

Завладение недвижимостью с ее юридическим переоформлением на виновного с помощью физического или психического насилия в настоящее время охватывается только составом вымогательства, предусматривающим в качестве предмета в том числе и право на имущество. Однако и теоретически, и практически возможны ситуации, когда лицо завладевает недвижимостью с насилием и при обстоятельствах, которые свидетельствует не о вымогательстве, а о разбойном нападении (насилие выступает способом завладения права на имущество, а не подкрепляет угрозу). Так, владельцы приватизированных квартир под влиянием примененного к ним насилия (физического или психического) сразу же оформляют документы на якобы состоявшуюся тут же сделку купли-продажи их жилья, заверенную подкупленным заранее нотариусом. Но применить в данном случае ст. 162 УК РФ - разбой - невозможно. В составе ничего не говорится о таком предмете, как право на имущество; посягательство совершается с целью хищения чужого имущества. Включение здесь в понятие имущества также и права на него противоречит законам логики и законодательной технике; в соседней статье - ст. 163 УК РФ - право на имущество в понятие имущества не включено. Налицо законодательный пробел. Совершенно необходимо его устранить, добавив в диспозицию ст. 162 УК РФ указание также и на право на имущество.

Примечательно в этом отношении Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 317п99пр по делу Муравьева и Морозова. Президиум не признал в действиях осужденных состава разбойного нападения. Органы следствия и суд установили, что виновные договорились завладеть путем обмана квартирой, в противном случае убить хозяина квартиры. Они предложили хозяину продать им квартиру, но последний отказался. Тогда осужденные приехали вместе с потерпевшим на берег реки, где вместе распивали спиртное. Когда же хозяин квартиры уснул, Муравьев и Морозов нанесли ему удары камнями по голове, отчего потерпевший умер. Осужденные завладели ключами от квартиры потерпевшего и впоследствии пытались продать ее различным лицам. Исключая из приговора осуждение по п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, Президиум Верховного Суда РФ указал, что «умысел осужденных был направлен исключительно на лишение потерпевшего жизни с целью завладения его квартирой, но не путем разбойного нападения». Кроме того, осужденные заранее предполагали распорядиться квартирой потерпевшего путем мошенничества[12].

Представляется, однако, что эта квалификация была явно вынужденной, поскольку разбой не предусматривает и не предусматривал такого предмета, как право на имущество.

В число экономических признаков предмета хищения входят два самостоятельных, но неразрывно связанных друг с другом, образующих комплексное единство признаков:

1) имущество должно обладать материальной ценностью;

2) к нему должен быть приложен человеческий труд, вычленяющий его из естественного состояния.

Имущество должно обладать материальной ценностью, что означает прежде всего его предназначенность для удовлетворения каких-либо потребностей человека (материальных, духовных, иных); другими словами, речь идет о полезности вещи для человека.

Не имеет значения при этом, могут ли быть признаны эти потребности полезными для общества в целом; одобряются ли они им. Так, эротические журналы или предметы удовлетворяют сексуальные потребности отдельных людей, в том числе потребности, выходящие за пределы нормы, - патологические потребности, которые с точки зрения общества в целом едва ли являются полезными. Однако указанные предметы представляют собой материальную ценность, и их хищение квалифицируется по статьям, предусмотренным гл. 21 УК РФ.

Сложнее - с порнографическими предметами или материалами. В законной собственности у лица они, как правило, находиться не могут. Более того, в уголовном порядке наказуемо незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК РФ). Поэтому неправомерное завладение ими, с точки зрения буквы закона, не может признаваться хищением, которое направлено против законной собственности или законного владения.

Удовлетворяет духовные потребности человека, свидетельствует о признании его заслуг вручение ему государственных наград. В связи с этим следует признать предметом хищения и сами наградные знаки отличия (ордена и медали), если их материальная ценность достаточно велика. Изготовленные из цветных, а иногда и из драгоценных металлов, или с их добавлением, государственные награды имеют немалую стоимость. Именно она, выясненная специальной экспертизой, и должна быть основой определения размера хищения. Цены, по которым государственные награды реализуются на черных рынках (а они, порой, на несколько порядков выше стоимости материалов, из которых изготовлена награда), во внимание приниматься не могут: государственные награды не предназначены для продажи. Следует в то же время отметить, что сбыт похищенных наград, равно как и приобретение их другими лицами, подлежит самостоятельной уголовной ответственности по ст. 324 УК РФ.

Из этой посылки (наличие потребительской ценности) следует и еще один вывод. Если полезные свойства вещи утрачены, она пришла в негодность, утрачивается, как правило, и ее материальная ценность. Соответственно, такое имущество уже не может быть предметом хищения.

Признак материальной ценности имущества означает также и достаточную для наличия преступного характера его изъятия стоимость. Стоимостью в принципе обладают все вещи материального мира, призванные удовлетворять какие-либо потребности. Так, имеют свою цену, например, чистый лист бумаги, блокнот или простая шариковая (гелевая, иная) ручка, примитивная зажигалка, прищепка для белья и т. п., изъятые у собственника против его воли. Однако их стоимость слишком мала для того, чтобы признать перечисленные вещи предметом хищения. В то же время следует согласиться с А. Н. Игнатовым, отмечающим: «...Фотографии знаменитых людей, особенно с автографами, так же как и дневники, письма этих людей, которые могут быть предметом купли-продажи, выставляться на аукцион, должны признаваться имуществом»[13]. Их хищение не причиняет или почти не причиняет ущерба объекту хищения - собственности. Это такие наглядные ситуации, когда нет необходимости прибегать к ч. 2 ст. 14 УК РФ и характеризовать содеянное как малозначительное деяние.

Разумеется, в некоторых случаях даже завладение подобными, практически не имеющими стоимости предметами, может сопровождаться применением насилия (например, в отношениях между подростками). Именно насилие и подлежит соответствующей квалификации (по ст. 111, 112, 115 УК РФ и др.), а корыстный мотив будет учтен судом как определенная характеристика содеянного и личности виновного.

Требуют специальной оговорки некоторые предметы, которые, хотя сами по себе и не представляют большой или даже сколько-нибудь значительной стоимости, но являются эквивалентом стоимости значительной, и таким образом олицетворяют ее. В уголовном праве такие предметы называют суррогатами ценных бумаг; в гражданском праве они к ценным бумагам не относятся, и иногда по существу бумагами не являются. К таким предметам относятся:

1) проездные билеты на транспорт и транспортные абонементы, за исключением именных билетов и бланков билетов, требующих дополнительного оформления;

2) билеты и абонементы на посещение театральных спектаклей, концертов, киносеансов, цирковых и иных представлений, выставок и т. д.;

3) билеты различных лотерей (например, «Русское лото», денежно-вещевых лотерей и т. п.);

4) знаки почтовой оплаты (конверты, марки[14], открытки и т. п.);

5) жетоны, заменяющие деньги (например, жетоны на оплату теле и таксофонов, метро и т. п.);

6) оплаченные магазинные чеки;

7) талоны на горючесмазочные материалы и др.

Они могут быть предметом хищения, при этом стоимость всех перечисленных и других подобных предметов составляет та сумма, которую за них бы заплатили при обычном порядке их приобретения. Исключение здесь - только выигрышные билеты различных лотерей. Их стоимость превышает их обычную цену; размер хищения определяется стоимостью выпавшего выигрыша (разумеется, при осознании этого факта виновным).

В то же время следует помнить разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г.: «При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов» (п. 6). И если, положим, билеты на посещение какого-либо театрального или иного спектакля были приобретены не в кассе театра, а у перекупщиков по более высокой цене, именно эта цена и должна определять размер хищения (конечно, при доказанности этого по конкретному делу).

Здесь же следует оговорить квалификацию хищения бланков билетов, подлежащих дополнительному оформлению и действительных только при этом условии. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 декабря 1980 г. № 6 «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте»[15] указывалось: «Действия лиц, похитивших билеты для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте или другие знаки, которые могут быть использованы по назначению лишь после внесения в них дополнительных данных (заполнение текста, скрепление печатью, компостирование и т. п.), а равно лиц, совершивших хищение билетов, предназначенных для продажи через кассовые аппараты трамваев, троллейбусов и других городских транспортных средств с целью последующей реализации через уполномоченных на то работников транспорта (кассиры, кондукторы, приемщики багажа и др.) и присвоения вырученных от продажи средств, должны квалифицироваться как приготовление к хищению государственного имущества, а в случаях частичной или полной реализации похищенных документов - соответственно как покушение либо оконченное преступление» (п. 6).

Похищение билетов и других знаков, совершенное лицом с целью использования по назначению как средство оплаты транспортных услуг, расценивается как приготовление к причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, но уголовной ответственности не влечет, поскольку это преступление даже при наличии отягчающих обстоятельств является преступлением средней тяжести.

В случаях фактического использования бланков или других знаков в качестве средства оплаты проезда содеянное квалифицируется по ст. 165 УК РФ.

Если похищенные бланки затем подделываются до вида готового к использованию билета и предъявляются транспортной организации для оплаты под видом отказа от поездки, опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т. п., действия виновного являются мошенничеством.

Существует также довольно большая группа предметов, похожих на суррогатные ценные бумаги, однако не олицетворяющих в себе стоимость имущества, а только дающих право на его получение. Они предметом хищения в виде чужого имущества не являются, но могут выступать средством его совершения. В число подобных предметов обычно включают:

1) накладные на получение товара;

2) доверенности на получение каких-либо материальных ценностей;

3) неоплаченные товарные чеки;

4) многочисленные легимитационные знаки (жетоны и квитанции прачечных, гардеробов, химчисток, камер хранения, ремонтных мастерских, аптек и т. п.).

Завладение указанными предметами не причиняет ущерба собственнику имущества; последний возможен только после получения по ним конкретных вещей. Соответственно, сам факт противоправного изъятия названных и других подобных предметов расценивается как приготовление к дальнейшему хищению и наказывается в уголовном порядке, если готовящееся хищение должно было относиться к тяжким или особо тяжким преступлениям. Если лицо похищает официальный документ, содеянное дополнительно квалифицируется по ст. 325 УК РФ, т. е. имеет место идеальная совокупность преступлений.

К имуществу должен быть приложен человеческий труд, вычленяющий его из естественного состояния. Вопрос об обществленном труде как признаке имущества в хищении возникает в практической плоскости, а именно тогда, когда требуется провести разницу между близкими, похожими преступлениями: хищениями и экологическими преступлениями.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»[16] говорится: «Действия лиц, виновных в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых различными предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо завладение рыбой, водными животными, отловленными этими организациями, или находящимися в питомниках, в вольерах дикими животными, птицей, подлежат квалификации как хищение чужого имущества» (п. 18). В п. 11 этого же постановления подчеркивается: «Не являются предметом экологического преступления деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных дачных и садовых участках, ветровальные, буреломные деревья и т. п., если иное не предусмотрено специальными правовыми актами. Завладение теми деревьями, которые срублены и приготовлены к складированию, сбыту или вывозу другими лицами, следует квалифицировать как хищение чужого имущества».

Таким образом, приложение труда к имуществу в двух возможных ситуациях делает его предметом хищения:

1) когда труд был приложен к нему одними людьми для извлечения (отделения) от природной среды, а завладение этим извлеченным из естественного состояния имуществом производится уже другими людьми без согласия первых. Сам труд здесь состоял в выводе, вычленении природных богатств из естественной среды;

2) труд был приложен людьми для обеспечения в отношении имущества состояния естественной среды. В этих случаях труд заключался, например, в высадке специально приобретенной рассады лесных или других растений и уходе за ней, в разведении мальков рыбы и их выращивании в специальных водоемах (постоянной подкормке, обеспечении теплового режима и т. п.), в создании условий, близких к естественной среде, при выращивании зверей (например, норок, нутрий), и т. д.

В добавление к двум изложенным выше можно сформулировать и третью типичную ситуацию, при которой приложение человеческого труда к природным богатствам делает их потенциальными предметами хищений. В этой ситуации природные богатства остаются пребывать в естественном природном состоянии; последнее не поддерживается искусственно, однако уже предприняты шаги к тому, чтобы состоялся будущий товарооборот. В них вложен человеческий труд, иногда - вместе с ним - и немалые иные материальные затраты, которые дают основание рассматривать эти природные богатства как предмет хищения.

Вместе с тем следует заметить, что иногда даже вложение некоторого человеческого труда в природные богатства не дает оснований рассматривать их как предмет хищений. Так, например, лес может быть посажен людьми, затратившими на это немалые средства; для поддержания экологического равновесия человек может выпустить в водные объекты молодь рыб или подкармливать в холодное время года зверей в заповеднике или заказнике, и т. д. Однако этот труд не направлен на то, чтобы ввести природные богатства в товарооборот, сделать шаг по переводу их в вещь. Поэтому посягательство на указанные объекты остается посягательством экологическим, а не преступлением против собственности, не хищением. В соответствии со сказанным, в добавление к трем выделенным выше ситуациям, в которых приложение человеческого труда превращает природные богатства в предмет хищения, нужно специально оговорить, что труд этот должен быть направлен именно на введение природных богатств в товарооборот, на превращение их в имущество.

Со сделанной оговоркой достаточно легко решается классический для уголовного права казус, известный еще по задачникам начала ХХ в. и до сих пор встречающийся в жизни.

Обладательнице великолепной длинной косы во время сеанса в кинотеатре злоумышленники, преследовавшие корыстную цель, нанесли непоправимый урон. Пользуясь темнотой и тем, что внимание всех было отвлечено на экран, они отрезали у девушки косу. В данном случае нет хищения в связи с отсутствием его предмета. Коса, на уход за которой затрачивались немалые средства, и в том числе человеческий труд (мытье головы, расчесывание волос, подравнивание, массаж и т. п.), не является имуществом. Это часть человеческого тела, в определенной степени - природное богатство, находящееся в естественном состоянии, которое не имеет никакого отношения к товарообороту. И приложение к этой части тела труда не преследовало цели превращения ее в имущество[17]. Данный казус вообще не относится в настоящее время к преступным деяниям, хотя, безусловно, является общественно опасным. Можно, разумеется, порассуждать о возможности применения ст. 130 УК РФ - оскорбление. Видимо, даже можно усмотреть здесь неприличную, противоречащую принятым нормам форму поведения. Однако корыстная цель, которую преследовал виновный (виновные), исключает применение этой статьи: умысел не был направлен на причинение вреда чести и достоинству личности.

Имущество должно характеризоваться одновременно двумя юридическими признаками:

1) оно должно находиться в чьей-либо собственности, законном владении;

2) оно должно быть чужим для виновного.

Предметом хищения может быть как наличное, т. е. находящееся в собственности или владении имущество, так и имущество, которое должно было в него поступить, но еще не поступило.

Глава II. Особенности уголовно-правового регулирования отдельных форм хищения

§1. Уголовная ответственность за кражу чужого имущества

В системе имущественных преступлений по российскому уголовному законодательству кража традиционно занимает первое место, хотя и не является самым опасным среди них. Наиболее существенно то, что кража всегда рассматривалась как основная, «типовая», форма завладения чужим имуществом. Признаки иных форм хищения обычно выводятся из признаков кражи, путем сопоставления с ними.

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества» (ст. 158 УК РФ). Законодательное определение подчеркивает, что кража является формой хищения, следовательно, ей присущи все объективные и субъективные признаки хищения.

Родовым объектом кражи следует признать собственность. Видовой объект как обязательный элемент состава кражи по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления. Непосредственным же объектом кражи признается собственность конкретного лица (частная, государственная, муниципальная), на которую осуществлено преступное посягательство. Предметом кражи является имущество.

Кража с объективной стороны выражается в тайном хищении чужого имущества, сущностное содержание которого как объективно, так и субъективно заключается в том, что похититель стремится избежать какого бы то ни было видимого контакта с собственником или титульным владельцем похищаемого имущества, либо с посторонними лицами, могущими воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника как очевидцы содеянного. «В ряду всех форм хищения кража по способу совершения преступления может быть признана наименее опасной: она не сопровождается применением физического или психического насилия; виновный не использует при ее совершении имеющиеся у него правомочия или служебное положение, не применяет и обмана как способа завладения имуществом.»[18] Виновный противоправно и тайно, скрытно от других лиц изымает чужое имущество против или вопреки волеизъявлению собственника, переводит похищенные предметы в свое незаконное обладание и устраивает над ними свою власть, распоряжается ими как своими собственными. Однако кража, как свидетельствует статистика, является самой распространенной формой хищения чужого имущества. И это обстоятельство существенно повышает ее общественную опасность.

Необходимый объективный признак кражи как самостоятельной формы хищения составляет тайное изъятия чужого имущества, которое обеспечивается незаметностью, скрытностью преступного акта как от собственника, так и от других лиц.

Субъектом кражи является лицо, достигшее возраста 14 лет. «Субъектом кражи может быть лицо, которое не обладает никакими правомочиями в отношении краденого имущества».

Субъективная сторона кражи выражается в прямом умысле. Виновный осознает не только противоправность и безвозмездность изъятия чужого имущества, но и тайный способ своих действий. Именно на этом построен его расчет на завладение имуществом.

Квалифицированные виды кражи предусмотрены ч. 2 ст. 158 УК РФ. Это совершение кражи: а) группой лиц по предварительном сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину, из одежды, сумки и другой ручной клади, находящейся при потерпевшем.

1. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Общее понятие признака «группа лиц по предварительному сговору» дается в ч. 2 ст. 35 УК РФ, Однако применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку состава кражи, чужого имущества, требуются некоторые дополнительные пояснения. Они состоят в следующем.

Под предварительным сговором, о котором говорит закон, следует понимать договоренность о совместном совершении хищения между двумя или более лицами, состоявшуюся до его непосредственного совершения. Поскольку началом любого преступления признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, то есть покушения на него (ч. 3 ст. 30 УК РФ), следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового хищения может состояться в любой момент, включая и стадию приготовления к преступлению, но до начала действий, непосредственно направленных на тайное изъятие чужого имущества. Если сговор на совместное совершения преступления возник в процессе непосредственного изъятия имущества, он утрачивает свойство «предварительности», и следовательно, исключает рассматриваемый квалифицирующий кражу признак. В этом случае каждый из соисполнителей будет нести ответственность за те преступные действия, которые он сам, непосредственно совершил, в частности, при отсутствии иных квалифицирующих кражу признаков по ч. 1 ст. 158 УК РФ как за оконченное или неоконченное преступление, в зависимости от конкретных обстоятельств дела[19].

Совместное групповое хищение предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат в себе признаки объективной и субъективной сторон состава кражи чужого имущества.

Следует также подчеркнуть, что группу лиц по предварительному сговору могут образовывать только лица, подлежащие уголовной ответственности. «Невменяемые и лица, не достигшие возраста уголовной ответственности (в данном случае 14 лет), в состав группы юридически, т. е. с точки зрения требований уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в тайном изъятии чужого имущества. Соучастник в виде подстрекателя, пособника, организатора (не принимавшего непосредственное участие в изъятии имущества) групповой кражи, несет ответственность по ст. 33 и ч. 2 ст. 158 УК РФ[20].

2. Совершение кражи с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище при совершении кражи признано законодателем обстоятельством, повышающим общественную опасность данного преступления.

При совершении такого рода деяний виновные прилагают дополнительные, подчас весьма значительные усилия, ухищрения, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, находящемуся в помещении или хранилище. При этом расхитители взламывают замки, двери, ворота, устраивают проломы в стенах, поле, потолке зданий, срывают рамы и решетки окон, повреждают вагоны, контейнеры, крытые кузова автофургонов и т. д., чем наносят серьезный ущерб материальным объектам собственности.[21]

Незаконным проникновением считается - вторжение в помещение без согласия собственника, владельца или иного лица, ведающего соответствующим помещением.

Понятие незаконного проникновения в служебное или производственное помещение или иное хранилище разъясняются в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». В соответствии с п. 18 указанного постановления под проникновением понимается тайное или открытое в них вторжение с целью кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, «удочек», магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и т. д.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение. Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарнадзора и т. д.

Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения - материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждениями либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.[22]

Все составные элементы рассматриваемого квалифицирующего признака (место, откуда изымается имущество - «жилище, помещение, иное хранилище»; способ - «с проникновением»; недозволенность проникновения - «незаконное») одинаково обязательны и должны оцениваться в единстве. При отсутствии хотя бы одного из названных элементов данный признак не должен применяться.

3. Кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ).

В примечании к ст. 158 УК РФ указывается, что значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Для следственно-судебной практики важное значение имеет позиция Пленума Верховного Суда РФ относительно квалификации краж по данному признаку.

В п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года разъясняется, что решая вопрос о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить как из его стоимости, так и других существенных обстоятельств. Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца. При квалификации действий лица, совершившего хищение, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство и др.[23]

Данный квалифицирующий признак хищения, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб. Вместе с тем, несмотря на эти разъяснения, единства в судебной практике по применению п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ нет. Встречаются случаи явно необоснованной квалификации краж по указанному признаку.

Усольский городской суд осудил К. по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу у потерпевшей норковой шапки. При этом, не были учтены существенные обстоятельства, имевшие значение для квалификации содеянного. Оценивая наличие в действиях К. признака причинения значительного ущерба гражданину, суд не выяснил материальное положение потерпевшей, а также то, что похищенная у нее норковая шапка была старой.

Учитывая обстоятельства совершенной кражи. Судебная коллегия по уголовным делам Усольского городского суда изменила приговор и квалифицировала действия К. по ч. 1 ст. 158 УК РФ.[24]

Стоимость имущества для квалификации преступления учитывается на день его совершения, а при определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, - на день принятия решения о возмещении вреда с его последующей индексацией на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном ст. 369 УПК, ст. 397, 399 УПК.[25]

4. Кража из одежды, сумки или другой ручной клади.

Новым квалифицирующим признаком, включенным в ч. 2 ст. 158 УК РФ является совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся на по терпевшем, это гак называемые карманные кражи, которые весьма распространены и законодатель посчитал целесообразным установить повышенную ответственность за их совершение.

Данный квалифицирующий признак введен законодателем Федеральным законом Российской Федерации № 133 от 31 октября 2002 года. По мнению Завидова Б. Д., совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, представляет серьезную опасность, так как согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ удельный вес такого рода хищений в общем объеме краж около 35%. а это достаточно высокий показатель. Помимо этого, рассматриваемые преступления совершают в основном профессиональные воры - «щипачи» с крайне негативной характеристикой личности. Зачастую сотрудникам милиции очень трудно принять к ним соответствующие меры, так как, похитив, например, бумажник из кармана жертвы, в котором находилось 15 рублей, он не подлежал уголовной ответственности и наказывался в административном порядке, при этом его отпускали, и он продолжал заниматься преступной деятельностью. Или, например, Кузьминским районным судом г. Москвы осужден к одному году лишения свободы с испытательным сроком на один год Т., который похитил из внутреннего бокового кармана костюма А. мобильный телефон, стоимостью 2 тысячи 500 рублей. То есть велика вероятность, что он, выйдя из здания суда, продолжил заниматься преступной деятельностью.[26]

Исходя из следственно-судебной практики, под ручной кладью, находившейся при потерпевшем, следует считать пакеты, кейсы, дипломаты, барсетки, косметички, портфели, саквояжи, рюкзаки и другие средства для храпения различных мелких вещей.

Часть 3 ст. 158 УК РФ также описывает квалифицирующие признаки кражи: а) с проникновением в жилище; б) в крупном размере.

1. Кража, совершенная с проникновением в жилище.

Согласно примечанию к ст. 139 УК РФ под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего хищение, признака незаконного проникновения в жилище, необходимо выяснить, с какой цель

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Виды хищения". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 741

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>