Дипломная работа на тему "Уголовно-процессуальное право"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовно-процессуальное право




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовно-процессуальное право":


СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ

1. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Понятие уголовно-процессуального права и его соотношение с понятием уголовного процесса. Место уголовно-процессуального права в системе национального права

1.2 Структура курса уголовно-процессуального права

1.3 Предмет и метод уголовно-процессуального права

2. ЗАДАЧИ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1 Назначение уголовного про цесса

2.2 Цели уголовного про цесса

2.3 Задачи уголовного про цесса

3. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС КАК ВИД ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Новейший подход к сущности уголовно-процессуального права основан на понимании метода правового регулирования. Вместе с тем, проблемы метода правового регулирования недостаточно разработаны. В силу этого актуальность представляет понятие, рассматриваемое во взаимосвязи с юридическим режимом. Как отмечает Л. Б. Алексеев, основные элементы юридического режима включают в себя: а) метод правового регулирования; б) правовые принципы; в) механизм правового регулирования. Состояние уголовного процесса в Российской империи XX века характеризовалось разделением теории (или науки) уголовного процесса от уголовного процесса как вида деятельности. В своем "Курсе уголовного судопроизводства" И. Я. Фойницкий писал: "Власть производства уголовных дел для наказания виновных есть уголовно-судебная власть или уголовное судопроизводство в субъективном смысле. Система правил, которыми определяется такое производство, образует судебно-уголовное право или уголовное судопроизводство в объективном смысле". Таким образом, теория (или наука) уголовного процесса содержала в себе элементы уголовно-процессуального права в современном понимании, но самостоятельно в виде отрасли права не была выделена. При этом под "судебно-уголовным правом" понималась собственно деятельность в сфере уголовного судопроизводства, что по сути своей гораздо уже современного понимания отрасли права.

Остается нерешенной проблема о пределах судебной власти, реализуемой в процессуальной форме. Иными словами, нет ясности в вопросе о том, считать ли в полном объеме процессуальное законодательство, включая уголовно-процессуальное, правовым источником реализации судебной власти, или содержание формы реализации судебной власти целесообразно ограничивать только судебными стадиями, в которых непосредственно осуществляется судопроизводство в узком (специальном) смысле слова. От решения этого вопроса зависят подходы к пониманию пределов и системы соответствующих гарантий, обеспечивающих функционирование такой ветви власти, как судебная.

Степень разработанности темы исследования.

Такие известные представители советской уголовно-процессуальной науки, как Д. С. Карев, Ф. Н. Фаткуллин, Э. Ф. Куцова, В. З. Лукашевич, В. П. Нажимов, В. Г. Даев, Н. С. Алексеев, К. Ф. Гуценко, П. Ф. Пашкевич, П. А. Лупинская, А. И. Бастрыкин, В. В. Шимановский, З. З. Зинатуллин, И. Е. Быховский к вопросам методологии и методов уголовно-процессуалъного права подходили с позиции партийности юридической науки и ее классовой направленности. Практически во всех литературных источниках, изданных до 1980 года, отмечалось, что нормы уголовно-процессуалъного права изучаются на основе метода материалистической диалектики в их возникновении, развитии в определенных исторических и социальных условиях, на основе практики их применения. Единственным методом советской науки уголовного процесса признавался единый для всех областей науки марксистский диалектический метод - могучее, подлинно научное орудие познания объективной действительности.

Профессор Д. С. Карев указывает: "Будучи, как и все отрасли общественных наук, наукой классовой, наука уголовного процесса, основываясь на марксистско-ленинской теории, подходит к разрешению всех теоретических и практических вопросов уголовного процесса с партийных позиций, с точки зрения интересов рабочего класса и руководимых им трудящихся масс" (1975 год).

Первый академический учебник, с точки зрения новой методологии, под названием "Уголовно-процессуальное право Республики Казахстан: Часть Общая ", был выпущен издательством "Баспа" в 1998 году, под редакцией Толеубековой Б. Х. Также были изданы учебно-методические пособия таких авторов, как С. Д. Оспанов "Уголовный процесс Республики Казахстан: Часть Общая" - 2002г.), Т. Е. Сарсенбаев, А. Л. Хан ("Уголовный процесс: Досудебное производство " - 2000.).

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Воронеже и в других городах России.

Заметным шагом в деле углубления дифференциации "уголовного процесса" от одноименной отрасли права необходимо расценивать "Практикум по уголовно-процессуальному праву Республики Казахстан", подготовленный авторским коллективом (А. Новиков, О. Новиков, А. Рустамов) и изданный издательством "Жеты-жаргы" в 2002 году. Вместе с тем, в предисловии к названной работе указывается, что "предметом курса данной учебной дисциплины (уголовного процесса) является действующее уголовно-процессуальное право Республики Казахстан, регулирующее производство по уголовным делам с момента их возбуждения до окончательного разрешения".

Цель работы – раскрыть понятие и значение уголовного процесса в Республике Казахстан.

В зависимости от поставленной цели, перед нами стоят задачи следующего характера:

-  определить структуру, цели и задачи уголовно-процессуального права;

-  рассмотреть уголовный процесс как вид государственной деятельности.

Теоретической и методологической базой явились современные идеи, концепции юристов, занимающихся проблемами уголовного права и процесса.

В процессе работы применялся общенаучные методы: системный и структурно-функциональный анализ, а также частные методы: сравнительно-правовой, логико-юридический методы обобщения.

Положения, выносимые на защиту, сводятся к следующему:

-  Уголовный процесс - это одна из форм реализации судебной власти, а также регламентированная законом и направленная на выполнение задач по предупреждению, пресечению, расследованию преступлений и разрешению по существу уголовного дела система деятельности органов уголовного преследования и суда, осуществляемой также с участием других субъектов (граждан), а равно система правоотношений, возникающих в сфере данной деятельности;

-  общая характеристика государственной власти в Республике обязательно влияет на отраслевую характеристику права, включая уголовный процесс;

-  цель уголовного процесса заключается в создании необходимых процессуальных условий, обеспечивающих совершение правосудия;

-  Уголовный процесс направлен на решение особых, специфических задач, способствует достижению комплекса целей, носящих как общий, так и специальный характер. Решение целей и задач правосудия предполагает наличие системы государственных органов, обладающих властью и наделенных полномочиями. В эту систему входят органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Их основное назначение - осуществление уголовного судопроизводства.

Структура работы обусловлена поставленной целью и задачами. Работа состоит из введения, трёх разделов, заключения и списка использованных источников.

1.  ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Понятие уголовно-процессуального права и его соотношение с понятием уголовного процесса. Место уголовно-процессуального права в системе национального права

Для выявления и глубокого рассмотрения сущности понятия "уголовно-процессуальное право" из методических соображений обратимся к факторам внешнего свойства, из которых наиболее иллюстративными являются следующие.

Издания как учебного, так и научного характера редко содержат в своих названиях терминологическое словосочетание "уголовно-процессуальное право", что соответствующим образом отражается и на содержательной стороне этих трудов. Особенно показательны в этом отношении работы, изданные в советский период развития права. Более того, современные российские издания также не содержат каких-либо сведений, указывающих на сходство или различия в понятиях "уголовно-процессуальное право" и "уголовный процесс".

Элементарный экскурс по академическим изданиям как в Республике Казахстан, так и иных стран СНГ, свидетельствует о том, что практически наблюдается отождествление этих двух понятий. Нередко происходит подмена понятия "уголовно-процессуальное право" понятием "уголовный процесс", что является следствием ошибочных подходов к пониманию этих категорий и отсутствия целостного сопоставительного анализа в целях выявления их соотношения.

Уголовно-процессуальное право - это самостоятельная фундаментальная отрасль права, имеющая свою систему и структуру, институты и категории, обслуживающие нужды и интересы данной отрасли. Уголовный процесс при этом играет роль составляющего элемента в целостной структуре уголовно-процессуального права. Одного этого уже достаточно, чтобы увидеть, что цели и задачи уголовного процесса взаимосвязаны и генетически обусловлены целями и задачами уголовно-процессуального права. Иными словами, цели и задачи уголовного процесса носят производный характер от целей и задач уголовно-процессуального права.

Реализация государственной программы правовой реформы в Республике Казахстан, принятой в 1994 году, объективно высветила пороки и изъяны уголовно-процессуального права СССР. Многие институты данной отрасли потеряли свою значимость, начался процесс формирования новых подходов к методологии юридической науки, селекции частнонаучных методов отраслей права. Эти и иные процессы к началу XXI века привели к тому, что некогда целостная теория уголовно-процессуального права социалистического толка в основных своих постулатах была разрушена, а новая теория еще не сформирована. Разрозненные исследования отдельных аспектов теории уголовно-процессуального права, основанные на модернизированных идеях и принципах, социальных ориентирах, определяющих приоритеты процесса капитализации общественных отношений, еще не складываются в целостную систему, имеющую единый стержень.

Изложенное означает, что уголовно-процессуальное право - понятие сложное, емкое, неоднозначное, включающее в себя множество различных сторон, аспектов. Этим объясняется неоднозначный подход к определению его сущности. Традиционный подход заключается в понимании уголовно-процессуального права как социально-обусловленной системы выраженных в законе правил (норм), регулирующих деятельность по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел с целью достижения целей и решения задач уголовного процесса [1].

Энциклопедическое определение советского периода развития права сводится к тому, что уголовно-процессуальное право - это отрасль права, нормы которой регулируют деятельность, связанную с возбуждением, предварительным расследованием, судебным рассмотрением уголовных дел; ее порядок и содержание; возникающие при этом правоотношения [2]. В свою очередь, отрасль права - обособленная группа правовых норм и институтов, объединенных общностью регулируемых ими однородных общественных отношений. Среди иных отраслей уголовно-процессуальное право относится к фундаментальным [2, с. 381].

Энциклопедия периода правовой реформы определяет, что уголовно-процессуальное право - это система правовых норм, устанавливающих порядок производства по уголовным делам и регулирующих деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению уголовных дел и разрешению процессуальных вопросов исполнения приговора[3].

Все эти определения не противоречат друг другу. Они раскрывают достаточно глубоко какую-либо одну сторону и лишь позитивно отмечают другие аспекты. Выбор акцента обусловлен позицией конкретной правовой школы.

Данные обстоятельства ставят разработчиков академических курсов перед выбором: ограничить изложение программного материала традиционной структурой уголовного процесса или осуществить попытку самостоятельного осмысления и восполнения пробелов в теории уголовно-процессуального права с последующей их интерпретацией в рамках нужд и запросов уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли. Как показала практика, второй путь оказался более сложным, что послужило основанием для выбора отечественными процессуалистами первого пути.

Безусловно, изложенные выше факторы не являются исчерпывающими, более того, как было отмечено ранее, они носят внешний характер и, лишь опосредованно отражают более сложные глубинные процессы, сопровождающие деятельность по формированию уголовно-процессуального права Республики Казахстан.

Еще одним косвенным фактором, так или иначе объясняющим отсутствие академических изданий, охватывающих и освещающих вопросы анализируемой отрасли права, является то, что в Концепции правовой политики Республики Казахстан от 20 сентября 2002 года № 949 указывается на необходимость совершенствования уголовно-процессуального законодательства без упоминания отрасли права. Принимая во внимание прикладной характер названной Концепции, все же считаем, что акцент на законодательство и судопроизводство сыграли свою роль в последующем определении приоритетов учеными-процессуалистами при подготовке академических и иных изданий по уголовно-процессуальному праву.

Таким образом, сущность уголовно-процессуального права складывается из следующих равнозначных элементов:

- это самостоятельная отрасль права;

- является фундаментальной отраслью, т. е. одной из основных, главных в системе национального права;

- сочетает в себе целостную научную теорию (доктрину) с конкретными процессуально правовыми предписаниями в виде норм, применение которых позволяет решать общие и специальные задачи уголовного судопроизводства.

Определение места уголовно-процессуального права в системе иных отраслей возможно при выявлении его соотношения с иными фундаментальными отраслями и научными дисциплинами.

Наиболее значимыми для определения места уголовно-процессуального права в системе национального права являются соотношения:

а) уголовно-процессуального права и уголовно-процессуального закона;

б) уголовного и уголовно-процессуального права;

в) уголовно-процессуального права и уголовного процесса. Кроме этого, немаловажное значение для понимания сущности и места уголовно-процессуального права имеет его соотношение с гражданско-процессуальным правом, криминалистикой, криминологией, судебной статистикой, теорией прокурорского надзора, судебной этикой, судебной медициной, судебной психиатрией.

Специфика уголовно-процессуального права определяется особенностями правоотношений, складывающихся в связи с совершением лицом противоправного деяния, и проявляется во влиянии феномена противоречия.

Уголовно-процессуальное право - самостоятельная составная часть целостной взаимообусловленной системы права, объединяемой с иными отраслями права общностью задач и принципов, внутренней гармонией и гуманистической направленностью.

Логика подсказывает, что для целостного понимания уголовно-процессуального права целесообразно рассмотреть содержание его составляющего элемента в виде уголовного процесса, который значительно уже и носит прикладной характер.

Итак, в осуществляемой государством системе мер по укреплению законности и правопорядка в стране ведущая роль принадлежит специально созданным органам - органам уголовного преследования (прокурору, следователю, органам дознания, дознавателю), суду и именно на них законом возложено, хотя они выполняют неодинаковые процессуальные функции, осуществление деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, применению к виновным лицам предусмотренных законом мер воздействия, принятию мер по пресечению и предупреждению преступлений.

На основе многолетнего опыта исторически сложилась строго упорядоченная система деятельности названных органов. Сначала такую деятельность осуществляют следователь и органы дознания (дознаватель), подчиняясь при этом прокурорскому надзору за законностью действий органов предварительного расследования, а затем - суд, который на основе собранных по уголовному делу доказательств рассматривает и разрешает уголовное дело по существу. Эта деятельность, поскольку она возникает и протекает в связи с применением уголовного закона, и называется уголовным процессом.

Отсюда следует, что уголовный процесс - это исключительно правовое понятие, содержание которого исторически складывалось путем его размежевания от уголовного права.

Однако правовая сущность данного понятия не означает отсутствия иных подходов к пониманию уголовного процесса как такового. Наиболее значимыми для содержательной характеристики уголовного процесса являются его следующие значения:

1) уголовный процесс - это специфическая сфера деятельности специально уполномоченных органов государства;

2) уголовный процесс - это форма реализации судебной власти. Более детальное изложение содержания уголовного процесса как специфической сферы деятельности специально уполномоченных органов государства будет дано в самостоятельном разделе об уголовно-процессуальных функциях и иных параграфах данной главы. Предваряя такое изложение материала, необходимо сказать, что производство по уголовному делу, хотя и ведется, главным образом, специально уполномоченными органами государства, в нем принимают участие и другие лица (граждане), наделенные для этого законом конкретными правами и обязанностями. К их числу относятся, например, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и др. В виду того, что один участник процесса имеет право по отношению к другому, а данное лицо несет соответствующую обязанность, между субъектами уголовного процесса неизбежно возникают различные правоотношения и это должно учитываться при формулировании определения уголовного процесса.

Однако полнота определения не будет обеспечена без раскрытия содержания уголовного процесса как формы реализации судебной власти. Для понимания сущности данного элемента содержания уголовного процесса необходимо исходить из положения ст. 75 Конституции РК, где указывается, что "судебная власть осуществляется посредством гражданского, уголовного (выделено нами) и иных установленных законом форм судопроизводства". Это означает, что судопроизводство - есть форма осуществления (реализации) такой специфической ветви власти, как судебная. Иначе, судебная власть теряет свое значение вне процессуальной формы, включая уголовную. Отождествление судебной власти с совокупностью процессуального законодательства по отраслям права не исчерпывает всего содержательного богатства понятия "судебная власть". Во всем объеме, его нюансах, особенностях вы имели возможность ознакомиться при изучении такой дисциплины, как конституционное право. Вместе с тем, процедурная форма реализации судебной власти является одной из наиболее значимых характеристик данной ветви власти. Одновременно процедурный аспект является специфическим отражением в целом системы и структуры национального права. Все предписания уголовно-процессуального закона находятся в гармонии, как между собой, так и с Конституцией, иными источниками права, включая международные правовые акты, участником которых является Республика Казахстан.

Судебная власть являет собой элемент единой государственной власти, и ее самостоятельное рассмотрение преследует цели методического, познавательного характера. Отсюда следует, что общая характеристика государственной власти в Республике обязательно влияет на отраслевую характеристику права, включая уголовный процесс. Такое влияние является определяющим по ряду значимых для национального права параметров. Гипотетически не исключено обратное влияние, когда содержание уголовного процесса отражается на характеристике ветви государственной власти.

В связи вышеизложенным представляет научно-познавательный интерес энциклопедическое определение судебной власти, сформулированное российскими учеными. В частности, под судебной властью понимается самостоятельная и независимая сфера публичной власти (наряду с законодательной и исполнительной). Она представляет собой совокупность полномочий по осуществлению правосудия, т. е. полномочий по рассмотрению и разрешению уголовных, гражданских, административных и конституционных дел (споров) в порядке, установленном процессуальным законом, а иногда также полномочий по обязательному толкованию норм права.

Полномочия судебной власти подразделяются на основные (исключительные) - по осуществлению правосудия и вспомогательные [4].

Таким образом, исключительные или основные полномочия судебной власти в Республике Казахстан осуществляются только судами и только в процессуальной форме. Это в свою очередь означает, что уголовный процесс - это средство осуществления исключительных или основных полномочий судебной власти. Это достаточно значимая характеристика, проливающая свет на сущность и роль уголовного процесса и соответствующих отношений в целом в системе складывающихся социальных отношений.

Очень важным для понимания сущности уголовного процесса как формы реализации судебной власти является положение о том, что деятельность органов предварительного расследования и прокуратуры не подменяет действий суда даже частично, она лишь способствует успешному осуществлению правосудия, подготавливает его. Суд не может полагаться на данные предварительного расследования без непосредственного исследования всех доказательств по делу и их оценки [5].

Формулирование определения уголовного процесса невозможно без учета принятого на современном этапе развития юридической науки определения судебной власти. Профессор М. С. Нарикбаев дает следующее определение: "Судебная власть - это самостоятельная и независимая сфера публичной власти, которая выражается в способности и возможности воздействия на поведение субъектов права со стороны государства, осуществляемая через особые, независимые и действующие только на основе законов органы государственной власти"[5, с. 533].

Изложение содержания таких составляющих уголовного процесса, как специфическая сфера деятельности специально уполномоченных органов государства и форма реализации судебной власти, позволяет сформулировать его дефиницию следующим образом:

Уголовный процесс - это одна из форм реализации судебной власти, а также регламентированная законом и направленная на выполнение задач по предупреждению, пресечению, расследованию преступлений и разрешению по существу уголовного дела система деятельности органов уголовного преследования и суда, осуществляемой также с участием других субъектов (граждан), а равно система правоотношений, возникающих в сфере данной деятельности.

Уголовный процесс также называется уголовным судопроизводством. Как в научной литературе, так и в законе термины "уголовный процесс" и "уголовное судопроизводство" применяются как равнозначные. Об этом свидетельствует, например, сопоставление ст. ст. 1 и 8 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Республики Казахстан. Статья 1 УПК называется "Законодательство, определяющее порядок уголовного судопроизводства", а статья 8 УПК РК - "Задачи уголовного процесса". Вместе с тем, указанные термины отражают, видимо, и некоторые их смысловые различия. Так, термин "уголовное судопроизводство" отражает объективную связь, которая существует между деятельностью органов уголовного преследования и деятельностью суда, в том смысле, что деятельность по уголовному делу полностью не заканчивается расследованием преступления, а продолжается в форме производства в суде.

Из этого следует вывод о том, что уголовное судопроизводство представляет собой форму осуществления правосудия по уголовным делам, т. е. понятие "уголовное судопроизводство" или "уголовный процесс" соотносится с понятием "правосудие". Однако понятие "уголовный процесс" не является тождественным понятию "правосудие", поскольку последнее выражает в непосредственном его смысле только деятельность суда, тогда как понятие "уголовный процесс" охватывает не только деятельность суда, но и деятельность органов уголовного преследования. Из данного соотношения понятий уголовного процесса и правосудия вытекает также другой вывод, а именно: вывод о необходимости разграничения досудебного производства по уголовному делу от производства в суде. Однако такое общее представление об уголовном процессе является недостаточным для понимания его сущности. Поэтому возникает необходимость в рассмотрении стадий уголовного процесса, предварительно уяснив смысл и критерии их разграничения, о чем будет сказано ниже в самостоятельном параграфе.

Уголовный процесс не тождественен уголовно-процессуальному праву. Ранее мы определили, что уголовный процесс - это лишь часть уголовно-процессуального права. И раскрытие содержания соответствующей отрасли права невозможно без уяснения сущности уголовного процесса. Теперь, имея общее представление об уголовном процессе, мы имеем возможность более детального рассмотрения содержания уголовно-процессуального права.

Советский период развития уголовно-процессуального права характеризуется этапами, в которые вопросы сущности данной отрасли разрешались различно. Вплоть до 50-х годов считалось, что советский уголовный процесс - это система правовых норм, регулирующих конкретную сферу деятельности, а все, что связано с доктриной, не имеет отношения к процессу. Иными словами, есть уголовно-процессуальная деятельность, но нет отрасли, называемой уголовно-процессуальным правом. Такие ученые, как Н. Н. Полянский, В. Я. Лившиц, И. Д. Перлов в своих трудах пытались придать уголовному процессу исключительно прикладной, производный от материального права характер. В начале второй половины XX века появились первые публикации, посвященные вопросам придания уголовному процессу характера самостоятельной отрасли, обоснования этой позиции. Один из наиболее ярких исследователей М. С. Строгович сделал довольно серьезный вклад в научную разработку проблем о месте уголовно-процессуального права в системе советского права.

Вместе с тем, точка зрения М. С. Строговича в правоведческой среде особой поддержки не нашла. Позднее, создавая свой трехтомный "Курс советского уголовного процесса" (1968-1979 гг.), М. С. Строгович отошел от этой позиции и практически встал на путь примиренчества. Он поддержал идею о формировании судебного права, под которым понималась совокупность правовых норм, определяющих организацию советского социалистического правосудия и его осуществления по уголовным и по гражданским делам. Однако, эта поддержка носила внешний характер, о чем свидетельствует следующее суждение М. С. Строговича: "Если принять эту конструкцию (т. е. объединение судоустройства, уголовного и гражданского процессов в одну отрасль - Б. Т.), то судопроизводство, уголовный процесс и гражданский процесс сохраняют свое положение и значение отдельных отраслей права (выделено - Б. Т.),.. - но они включаются в более широкую, комплексную отрасль судебного права"[6].

Половинчатость точки зрения М. С. Строговича подтверждается его же мнением о несостоятельности "прокурорско-надзорного права" как самостоятельной отрасли. В частности, подвергая справедливой критике позицию В. С. Тадевосяна, он приводит систему веских аргументов, свидетельствующих о бесспорности положения об отсутствии оснований для выделения в самостоятельную отрасль "прокурорско-надзорного права". И далее, в пылу полемики, он пишет: "Если стать на такую точку зрения, пришлось бы признать в системе права такие отрасли права, как "милицейское право", "медицинское право" и т. п. [6, с. 98].

При всей внешней простоте ситуации неясно, почему М. С. Строгович не нашел столь же сильные аргументы в пользу самостоятельности уголовно-процессуального права как отрасли и искусственности формирования "судебного права". Парадокс заключается в том, что до сегодняшнего дня, когда у юристов уже не возникает сомнений относительно самостоятельности и фундаментальности уголовно-процессуального права, не издано ни одного учебника или монографического труда, в названии которого отражалась бы именно эта содержательная сторона - не "уголовный процесс", а "уголовно-процессуальное право", которое не только богаче по своему содержанию, но и соответствует уровню развития и разработанности уголовно-процессуальных правоотношений.

Новейший подход к сущности уголовно-процессуального права основан на понимании метода правового регулирования. Вместе с тем, проблемы метода правового регулирования недостаточно разработаны. В силу этого актуальность представляет понятие, рассматриваемое во взаимосвязи с юридическим режимом. Как отмечает Л. Б.Алексеев, основные элементы юридического режима включают в себя: а) метод правового регулирования [7]; б) правовые принципы; в) механизм правового регулирования. Состояние уголовного процесса в Российской империи XX века характеризуется разделением теории (или науки) уголовного процесса от уголовного процесса как вида деятельности. В своем "Курсе уголовного судопроизводства" И. Я. Фойницкий писал: "Власть производства уголовных дел для наказания виновных есть уголовно-судебная власть или уголовное судопроизводство в субъективном смысле. Система правил, которыми определяется такое производство, образует судебно-уголовное право (выделено - Б. Т.) или уголовное судопроизводство в объективном смысле". Таким образом, теория (или наука) уголовного процесса содержала в себе элементы уголовно-процессуального права в современном понимании, но самостоятельно в виде отрасли права не была выделена. При этом под "судебно-уголовным правом" понималась собственно деятельность в сфере уголовного судопроизводства, что по сути своей гораздо уже современного понимания отрасли права.

Остается нерешенной проблема о пределах судебной власти, реализуемой в процессуальной форме. Иными словами, нет ясности в вопросе о том, считать ли в полном объеме процессуальное законодательство, включая уголовно-процессуальное, правовым источником реализации судебной власти, или содержание формы реализации судебной власти целесообразно ограничивать только судебными стадиями, в которых непосредственно осуществляется судопроизводство в узком (специальном) смысле слова. От решения этого вопроса зависят подходы к пониманию пределов и системы соответствующих гарантий, обеспечивающих функционирование такой ветви власти, как судебная.

Из изложенного вытекает необходимость разрешения частных задач:

- уточнение содержания функции правосудия;

- круг и полномочия субъектов, осуществляющих судебную власть;

- гарантии реализации судебной власти (общеправовые;

отраслевые:

- гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и др.);

- правовые последствия (в том числе - отраслевые) реализации судебной власти;

- соотношение понятий "правосудие" и "судебная власть";

- пределы судебной власти;

- категориальная принадлежность "судебной власти". Литература по данному кругу вопросов в Казахстане представлена относительно достаточно только в пределах проблем конституционного права. Что же касается теоретико-правовых проблем процессуальных форм реализации судебной власти (уголовно-процессуальная форма реализации судебной власти, гражданско-процессуальная форма реализации судебной власти и т. д.), то каких-либо изысканий в Казахстане не проводилось. Между тем, теоретико-правовая востребованность обозначенного выше круга вопросов не вызывает сомнений. Представляется, что разработка конституционно-правовых аспектов судебной власти объективно должна быть продолжена и развита в отраслевом процессуальном праве. Научная перспективность, актуальность исследования данных проблем ставит их в разряд приоритетных, претендующих на восполнение теоретико-правовых пробелов, образовавшихся вместе с крушением теории уголовно-процессуального права социалистического толка.

Не меньший теоретико-правовой интерес представляет такой аспект, как научное обоснование источниковой базы реализации судебной власти: действующий процессуальный закон (уголовно-процессуальный, гражданско-процессуальный и т. д.) или отрасль права в виде уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права. В зависимости от результатов исследования данного аспекта будут варьироваться такие характеристики, как пределы судебной власти и система гарантий ее реализации.

Из понимания судебной власти как целостного правового института вытекает необходимость выявления характера соотношения различных процессуальных форм реализации данной ветви власти: уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной; уголовно-процессуальной и административно-процессуальной и т. д. При этом отраслевая характеристика процесса может быть определена как вид процессуальной формы. Иными словами, судебная власть осуществляется в процессуальной форме, а последняя подразделяется на виды по уголовным делам, граждански спорам и т. п. Это лишь гипотетическая модель и на современном этапе развития теории уголовно-процессуального права вопрос остается открытым.

В суверенном Казахстане впервые академический учебник по названием "Уголовно - процессуальное право Республики Казахстан: Часть Общая ", подготовленный доктором юридических наук профессором Толеубековой Б. Х., был выпущен издательством "Баспа" в 1998 году, т. е. через год после принятия в декабре 1997 года УПК Республики Казахстан. Через два года эта книга была переведена на государственный язык и тиражирована Республиканским издательством "Жетi жаргы ". Все иные издания, подготовленные казахстанскими авторами, сохраняют прежние просоветские подходы и отражают, на наш взгляд, явно устаревшие позиции разработчиков данных изданий по вопросам, связанным с дифференцированным подходом к раскрытию понятий "уголовно-процессуальное право" и "уголовный процесс". Учебно-методические пособия таких авторов, как С. Д. Оспанов "Уголовный процесс Республики Казахстан: Часть Общая" - 2002г.), Т. Е. Сарсенбаев, А. Л. Хан ("Уголовный процесс: Досудебное производство " — 2000г.) построены по классической схеме, разработанной советскими процессуалистами, и основаны на понимании "уголовно-процессуального права" и "уголовного процесса " как синонимов, обозначающих по сути одно и тоже.

Заметным шагом в деле углубления дифференциации "уголовного процесса" от одноименной отрасли права необходимо расценивать "Практикум по уголовно-процессуальному праву Республики Казахстан", подготовленный авторским коллективом (А. Новиков, О. Новиков, А. Рустамов) и изданный издательством "Жетi жаргы" в 2002 году. Вместе с тем, в предисловии к названной работе указывается, что "предметом курса данной учебной дисциплины (уголовного процесса - прим. наше) является действующее уголовно-процессуальное право Республики Казахстан, регулирующее производство по уголовным делам с момента их возбуждения до окончательного разрешения" (с.3).

С исторической точки зрения представляет интерес эволюция института "судебной власти ".

Так, Аристотель считал, что "во всяком государственном устройстве основных частей три... Вот эти три части: первая - законосовещательный орган, рассматривающий дела государства, вторая - должности (именно какие должности должны быть вообще, чем они должны ведать, каков должен быть способ их замещения), третья - судебные органы ". При этом Аристотель полагал, что из этих трех слагающих наиболее важной является законосовещательная часть.

Джон Локк, соглашаясь с делением государственной власти на составляющие три части, в качестве приоритетной выделял законодательную, т. е. деятельность парламента.

Наиболее развитое представление о структуре государственной власти принадлежит Ш. Л. Монтескье, который в своем известном труде "О духе законов " писал:

"Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга". Эта мысль положена в основу современного подхода к структурированию и систематизации национального права, заключающейся в гармоничном и рациональном сочетании системы сдержек и противовесов. Ш. Л. Монтескье, развивая идею о разделении власти на ветви, далее отмечал: "Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, что судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем".

Г. В.Ф. Гегель отстаивал идею о том, что соблюдение принципа разделения власти на самостоятельные ветви является одной из важнейших гарантий публичной свободы.

1.2 Структура курса уголовно-процессуального права

Под структурой принято понимать взаиморасположение и связь составных частей какой-либо относительно замкнутой системы, ее внутреннее строение. Программа курса уголовно-процессуального права, ее структура и внутренняя логика взаимозависимостей объективно обусловлены структурой Уголовно-процессуального кодекса, представляющего собой свод норм, определяющих сущность и содержание уголовного судопроизводства[1] в целом. Этой же логике подчиняется и построение курса, изложенного в данном учебнике.

Вместе с тем это не означает, что осмысление, понимание сущности уголовно-процессуального права может быть достигнуто путем последовательного (от первой до последней без изъятия статьи Кодекса) изучения уголовно-процессуальных норм, где последовательность, порою носит внешний характер. В данном случае должна быть соблюдена последовательность логическая, понятийная, сущностная. Особенностью любого отраслевого законодательства является невозможность полного совмещения логической последовательности, где движение идет от простого к сложному, с последовательностью механической. Это означает, что, приступая к раскрытию того или иного понятия, мы будет обращаться к статьям, размещенным в разных главах УПК, а также к нормам, закрепленным в разных законодательных актах, составляющих необходимую для понимания вопроса правовую базу.

Однако и это понимание последовательности применительно к уголовно-процессуальному праву будет неполным без учета следующего обстоятельства. Структурное расположение норм в УПК основано на уже упомянутом принципе движения от простого к сложному в том смысле, что каждая последующая норма связана с предыдущей иерархией предписаний либо прямо вытекает из нее, развивает и конкретизирует предписание на более тонком уровне.

Для построения академического курса уголовно-процессуального права определяющим является внутренняя логика отрасли. А для построения, скажем, комментария к УПК целесообразен другой подход, при котором дается толкование статей, точно в том порядке, в каком они расположены в Кодексе. Сочетание обоих подходов (внешнего и внутреннего), характерное для структуры учебного курса, наиболее полно отвечает целям и задачам академического курса уголовно-процессуального права.

Структурно уголовно-процессуальное право распадается на части; Общую и Особенную. Деление это носит двойственный характер. С одной стороны, оно отражает специфику структуры Уголовно-процессуального кодекса, что уже понятия уголовно-процессуального права. С другой стороны, такая дифференциация оправдана методологически.

Общая часть посвящена раскрытию основных, принципиально важных и значимых положений, определяющих концепт уголовного процесса с точки зрения его целей, задач и места в системе права. Общая часть дает целостное понимание сущности и содержания уголовного процесса как вида деятельности и отрасли права. Концептуальные положения Общей части являются фундаментом для построения Особенной части, ключом к пониманию методов и средств, используемых для достижения целей правосудия. Категориальные, институциональные понятия, заложенные в Общей части, в Особенной части находят свое развитие в виде понятий операциональных, то есть в виде конкретных правовых предписаний о порядке и последовательности тех или иных процессуальных действий (операций, процедур).

Таким образом, Общая и Особенная части уголовно-процессуального права как академического курса соотносятся между собой как род и вид, где родовое (более широкое, всеобъемлющее) начало принадлежит части Общей.

Единство Общей и Особенной частей уголовно-процессуального права предопределено единством сущности и содержания, пронизывающим уголовно-процессуальное законодательство, общностью целей и задач, достигаемых и решаемых средствами и методами, регламентируемыми обеими частями, хотя и на различном уровне.

Поясним это на примере. Глава 3 УПК "Уголовное преследование" содержит общие нормы, позволяющие сформировать понятие уголовного преследования как вида процессуальной деятельности, классифицировать уголовное преследование в зависимости от материально-правовой основы, установить внешние контуры и параметры реализации функции уголовного преследования и т. д.

Сердцевиной этой главы является ст.36 "Общие условия осуществления уголовного преследования". Таким образом, сами названия главы и содержащихся в ней статей, характер изложения предписаний говорят об уровне обобщения заложенных в данной главе норм. В частности, ч. 1 ст. 36 гласит: "В целях выполнения задач уголовного судопроизводства орган уголовного преследования обязан в пределах своей компетенции в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, их наказанию, равно как принять меры к реабилитации невиновного". Непосредственное изложение самой процедуры уголовного преследования дано в самостоятельной главе 6 "Досудебное производство по уголовному делу", с которой и начинается собственно Особенная часть УПК. Простой перечень статей ("Поводы и основания к возбуждению уголовного дела", "Обязательность предварительного следствия", "Начало производства предварительного следствия", "Окончание предварительного следствия", "Полномочия прокурора в ходе предварительного следствия" и др.) свидетельствует о глубокой детализации и конкретизации родового положения, закрепленного в Общей части.

Общая часть УПК, представляя собой, свод ключевых, отправных положений, содержит в себе перечень институтов и понятий, составляющих базу для инструментального развития уголовно-процессуальных средств и методов в рамках части Особенной. Общая часть УПК состоит из пяти разделов:

1. Основные положения;

2. Государственные органы и лица, участвующие в уголовном процессе;

3. Доказательства и доказывание;

4. Меры процессуального принуждения;

5. Имущественные вопросы в уголовном процессе. Особенная часть УПК состоит из семи разделов;

6. Досудебное производство по уголовному делу;

7. Производство в суде первой инстанции;

8. Пересмотр приговоров и постановлений суда, не вступивших в законную силу;

9. Исполнение судебных решений;

10. Производство по пересмотру решений суда, вступивших в законную силу;

11. Особенности производства по отдельным категориям уголовных дел;

12. Особые производства. Каждый из названных разделов подразделен на главы. Их в УПК 56. В пределах отдельно взятой главы сгруппированы статьи, количество которых варьируется в зависимости от объема регламентируемых правоотношений. Большинство статей подразделяется на части, обозначаемые цифрами 1, 2, 3 и т. д., а те в свою очередь - на пункты.

Вместе с тем необходимо сделать существенную оговорку в части структуры отдельно взятой статьи УПК. Согласно ст. 17 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", принятого 24 марта 1998 года (№ 213-1 ЗКР), статьи нормативного правового акта могут подразделяться на пункты, содержащие отдельные нормы права, а пункты - на подпункты. Внутри статей, пунктов и подпунктов могут быть части, выделяемые абзацами. Наряду с этим в данной статье указывается, что в кодексах могут быть использованы другие обозначения внутренней структуры.

Прямое толкование данных положений означает, что статьи УПК могут состоять из пунктов и подпунктов. А то, что традиционно среди практиков и теоретиков принято называть частью, является абзацем в пределах статьи либо пункта без обозначения цифрой или буквой. Анализ УПК свидетельствует о том, что только в структуре ст.209 пункт 8 содержит абзац, который может быть обозначен как часть. Иных статей, содержащих части, в действующем УПК, если исходить из смысла ст. 17 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", не имеется.

Однако анализ иных правовых источников, касающихся уголовного процесса, свидетельствует об ином подходе законодателя к пониманию внутренней структуры статьи кодекса.

Так, согласно ст.2 Закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Республики Казахстан" от 21 декабря 2002 года (№ 363-11 ЗКР) в Уголовно-процессуальный кодекс внесены дополнения. В частности: "1) пункт 5) части первой статьи 37 дополнить словами "за примирением потерпевшего с подозреваемым или обвиняемым в случаях, предусмотренных частью первой статьи 67 Уголовного кодекса Республики Казахстан ". Если руководствоваться положениями Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", то в структуре ст.37 УПК частей никаких нет, а есть семь пунктов. При этом пункт первый включает в себя двенадцать подпунктов. Отсюда следует, что Закон Республики Казахстан от 21 декабря 2002 года пункт первый статьи 37 называет в качестве части, а подпункт 5) - в качестве пункта.

Далее, Закон Республики Казахстан от 21 декабря 2002г. вносит в УПК следующие изменения: "2) в части второй статьи 68 слова "после окончания первого допроса" исключить". При этом ст.67 УПК содержит 6 пунктов и ни одной части. Ясно, что изменение внесено не в часть вторую ст.68 УПК, а в пункт второй статьи 68 УПК.

Авторы данного издания придерживаются традиционного обозначения частей и пунктов (отдельными авторами это может быть отнесено к несоблюдению Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах") по следующим соображениям:

- в отсылочных нормах УПК пункты обозначены как части, а подпункты - как пункты. Например, в п.(части) второй ст.403 содержится следующее положение: "Не подлежат обжалованию, опротестованию по правилам настоящей главы вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления, касающиеся вопросов, указанных в части второй статьи 10 настоящего Кодекса..." Обращение к ст. 10 УПК показывает, что, согласно Закону Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", она состоит из трех пунктов, частей ни в одном пункте нет. Однако ни у кого не вызывает сомнений то, что пункт второй ст. 10 УПК в положении ст.403 обозначен в качестве части второй ст. 10. Подобные положения содержатся и в иных отсылочных нормах УПК (ст. ст. 153, 516, 517, 250 и др.);

- в иных законах Республики Казахстан по вопросам уголовного процесса, принятых после 24 марта 1998 года, в нарушение требований Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" применяется традиционное обозначение частей и пунктов в пределах отдельных статей УПК;

- ряд нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан также содержит традиционный порядок обозначения внутренней структуры уголовно-процессуальной нормы. Например, в нормативном постановлении Верховного Суда Республики

Казахстан "О внесении изменений и дополнений в нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан № 4 от 21 июня 2001 года "О судебной практике по применению ст.67 УК" по поводу новой редакции п. 19 нормативного постановления указывается: "в первом абзаце слова "со ст.438 УПК в кассационном" заменить словами "со статьями 405, 410, 412, пунктом 1 части 3 статьи 415 и части 7 статьи 467 УПК в апелляционном". При этом совершенно очевидно, что под пунктом 1 части 3 статьи 415 УПК имеются в виду подпункт 1 пункта 3 статьи 415 УПК, а также под частью 7 статьи 467 имеется в виду пункт 7 статьи 467 УПК;

- в п.1 ст.37 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" указывается, что действие нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие. Если учесть, что УПК введен в действие с 1 января 1998 года, а Закон Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" - принят 24 марта 1998 года, то становится понятной точка зрения законодателя, когда он, принимая закона по вопросам уголовного процесса, продолжает обозначать внутреннюю структуру статьи так, как это было принято до 24 марта 1998 года. Кроме того, в Законе Республики Казахстан "О нормативных правовых актах нет никаких указаний о внесении соответствующих изменений в УПК, в котором, как отмечалось ранее, имеются отсылочные нормы, содержащие традиционное обозначение элементов их внутренней структуры.

Структура Кодекса является основой структуризации уголовно-процессуального права.

Вместе с тем, структуры УПК и соответствующей отрасли права совпадают не в полном объеме, последняя гораздо сложнее и богаче по содержанию (об отличиях Уголовно-процессуального кодекса и одноименного права будет сказано в § 4).

Структура означает также точное определение места конкретной нормы в своде законов, регламентирующих уголовное судопроизводство, либо в части Кодекса, что имеет важное методологическое и практическое значение. Во-первых, это создает условия для упорядочения иерархии системы регулируемых общественных отношений (так, особое производство, отражающее специфические отношения, не должно рассматриваться в части Общей, хотя при этом основные положения этой части в равной мере распространяются на все судопроизводства в целом). Во-вторых, место означает и очередность нормативных предписаний, где опережение может внести хаос в понимание процессуальных явлений (например, раздел о досудебном производстве по уголовному делу должен предшествовать разделу о производстве в суде первой инстанции). В-третьих, знание места конкретных проявлений уголовно-процессуальных правоотношений в общем своде положений помогает правильной практической ориентации при выборе необходимых предписаний в непосредственной процессуальной деятельности управомоченных органов.

Ранее мы отмечали, что структура курса уголовно-процессуального права находится во взаимосвязи со строением Уголовно-процессуального кодекса как основного источника данной отрасли права, и эта обусловленность не означает полного совпадения. По мнению А. М. Ларина, структуру УПК можно дифференцировать на внешнюю и внутреннюю. Внутренняя структура - это отношение между Общей и Особенной частями УПК, а также между разделами, главами, статьями, частями и пунктами статей. Внешняя структура УПК - это связи с другими законами и подзаконными нормативными актами, принадлежащими той же отрасли и смежным отраслям, а также комплексными законами [8].

Такое понимание структуры УПК позволяет считать, что структура курса несколько сложнее. Ранее уже отмечалось, что пунктуальное следование статьям УПК не дает целостного представления об уголовном процессе как отрасли права. Отрасль права, будучи богаче по содержанию и структурно сложнее, нацелена на решение довольно большого спектра задач. Структура же курса как учебной дисциплины занимает промежуточное положение между структурами уголовно-процессуального права и Уголовно-процессуального кодекса, отсюда, и перечень решаемых учебным курсом задач соответственно уже. Этот перечень ориентирован на учебную программу.

1.3 Предмет и метод уголовно-процессуального права

Любая учебная дисциплина, академический курс имеют свой предмет. Предмет - это важный атрибут любой сферы знаний. Именно благодаря характеристикам предмета одна отрасль знаний отличается от другой и не происходит смешения в средствах и способах достижения собственных целей и решения задач, присущих данной отрасли знаний.

Что же касается предмета уголовно-процессуального права, то здесь принято различать следующие уровни или пределы предмета:

1) предмет учебной дисциплины или академического курса уголовно-процессуального права;

2) предмет науки уголовно-процессуального права;

3) предмет уголовного процесса, как вида деятельности;

4) предмет уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли права.

Приведенные выше уровни предмета характеризуются тем, что они представляют взаимосвязанную, обусловленную внутренней логикой цепь, где первый уровень является самым малым по своему содержанию и объему и может входить в качестве составного элемента в содержание второго уровня.

Первый и второй уровни, ограниченно сочетаясь между собой, могут входить в содержание третьего уровня, последний в свою очередь входит в содержание четвертого уровня.

Предмет учебной дисциплины или академического курса уголовно-процессуального права необходимо также различать в зависимости от того, какой его аспект является определяющим. Это означает, что имеют свои особенности предметы уголовно-процессуального права как отрасли юридической науки и уголовно-процессуального права, как фундаментальной отрасли права. Особенности обусловлены рядом факторов, в числе которых сферы влияния и применения с одной стороны - науки, с другой - отрасли права, место, которое они занимают в одноименной системе знаний или отношений, совокупность целей и задач, достигаемых и решаемых различными методами и средствами, присущими науке и отрасли права, иными факторами.

Исходя из этих соображений, предметы науки уголовно-процессуального права и отрасли права имеют определенные отличия, которые в целом дают представление о предмете настоящего академического курса.

Особенностью предмета рассматриваемого уровня является его связь с иными уровнями. Изучая данный курс, необходимо знать предмет науки и предмет отрасли права. Значит, предметом академического курса охватываются понятия, лежащие в основе остальных двух предметов.

Таким образом, предметом академического курса, является:

- общее понятие уголовно-процессуального права, уголовного процесса, основных категорий и институтов науки уголовно-процессуального права;

- характер и структура системы взаимосвязей между основными категориями и институтами, обслуживающими сферу уголовно-процессуальных отношений;

- место уголовно-процессуального права в системе отраслей права, его соотношение со смежными отраслями.

Предметом науки уголовно-процессуального права являются закономерности формирования системы понятий, категорий, институтов, юридической науки в целом, так и ее отраслей, опосредования, влияющие на архитектонику общих и специальных процедур, применяемых в уголовно-процессуальной деятельности, логика построения уголовно-процессуальных отношений.

В свое время М. С. Строгович указывал, что предметом науки уголовно-процессуального права являются: нормы действующего уголовно-процессуального права, регулирующие производство по уголовным делам в органах суда, прокуратуры и следствия; сама деятельность суда, прокуратуры и органов следствия, основанная на процессуальном законе, при расследовании и разрешении уголовных дел; уголовно-процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного процесса в связи с выполнением судом, прокуратурой и органами следствия своих функций [6, с. 75].

Предметом уголовного процесса как вида деятельности является вопрос, по мнению Я. О. Мотовиловкера, это "основной предмет всякого уголовного процесса". Но решению основного вопроса, выступающего в качестве предмета деятельности по конкретному уголовному делу, сопутствуют иные вопросы, которые отражают уголовно-правовую и процессуальную специфику дела. Эти сопутствующие вопросы могут быть рассмотрены в качестве иных "побочных" предметов процесса. Таким "побочным" предметом конкретного производства по делу может выступать гражданско-правовая ответственность лица, нанесшего своими действиями материальный ущерб потерпевшему, или, например, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Совокупность предметов науки уголовно-процессуального права и уголовного процесса как вида деятельности и есть предмет уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли.

Изложенное означает, что уголовно-процессуальное право отличается от уголовной ответственности обвиняемого за вменяемое ему деяние [9]. Но, характеризуемое наличием целостной, завершенной структуры (внешней и внутренней), уголовно-процессуальное право, обладает самостоятельным предметом. Исходя из ранее приведенных дефиниций уголовно-процессуального права, в качестве предмета данной отрасли необходимо рассматривать:

- систему правовых норм, регулирующих деятельность управомоченных органов;

- деятельность управомоченных органов, основанную на системе уголовно-процессуальных норм;

- характер, содержание и направленность отношений, складывающихся в процессе реализации субъективных прав и обязанностей носителями последних.

Значительное место в системе уголовно-процессуального права занимает метод правового регулирования, о чем подробно изложено в §1.3 настоящей главы. Наличие своего метода регулирования является одним из важных признаков самостоятельности уголовно-процессуального права как отрасли.

Таким образом, основные отличия в названных предметах заключаются в том, что для науки важны закономерности, влияющие на форму и содержание уголовно-процессуальных отношений, а для отрасли права важны непосредственно сами складывающиеся отношения.

Вместе с тем эти предметы имеют общие объекты, к которым относятся:

- деятельность органов, ведущих уголовный процесс (суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя);

- деятельность, направленная на возбуждение, расследование и разрешение уголовных дел;

- характер уголовно-процессуальных отношений, складывающихся между участниками уголовного производства;

- уголовно-процессуальное законодательство, регулирующее соответствующие отношения;

- корреспондирующие связи между уголовно-процессуальным правом и смежными отраслями права.

Наличие общих объектов, присущих предметам уголовно-процессуального права как отрасли права и науки уголовно-процессуального права, не исключает специальных объектов, определяемых особенностями самого предмета. Так, для предмета науки уголовно-процессуального права имеют значение такие объекты, как категориальный аппарат, обслуживающий нужды теории и практики уголовного процесса, новейшие достижения общей теории права, подлежащие уголовно-процессуальной интерпретации, практика Конституционного совета по вопросам уголовного судопроизводства, зарубежное уголовно-процессуальное право, сравнительное правоведение, правовая статистика, иные объекты, востребованные целями и задачи науки уголовно-процессуального права. Для предмета уголовно-процессуального права как отрасли права имеют значение такие объекты, как пределы влияния предписаний уголовно-процессуального закона, правовые последствия нарушения закона и меры, предусмотренные законом для восстановления нарушенного права, общественный резонанс, вызываемый деятельностью органов, осуществляющих уголовный процесс, средства достижения процессуальной экономии в практической деятельности, передовой опыт органов предварительного расследования и т. д.

Восприятие в качестве предмета действующего уголовно-процессуального права норм, регулирующих производство по уголовным делам в органах суда, прокуратуры и следствия, означает, что в пределах данной отрасли права:

а) изучаются и формулируются принципиальные положения, определяющие характер и направленность деятельности каждого из управомоченных органов как самостоятельно, так и во взаимосвязи;

б) вырабатываются гарантии, обеспечивающие соблюдение системы принципов в уголовном судопроизводстве;

в) конструируются, систематизируются нормы, устанавливающие процедурные моменты в системе факторов, лежащих в основе реализации функций уголовного судопроизводства.

Предметная характеристика непосредственно деятельности суда, прокуратуры и органов предварительного расследования и дознания, основанная на процессуальном законе, при расследовании и разрешении уголовных включает в себя:

а) изучение и обобщение практики работы этих органов и на их основе выработку рекомендаций по устранению типичных ошибок, допускаемых в правоприменительной деятельности;

б) обоснование разъяснений Верховного Суда Республики Казахстан по единообразному пониманию, толкованию и применению норм права;

в) выявление противоречий, имеющих место в законодательстве, а также в практической деятельности; формулирование предложений, направленных на совершенствование законодательства;

г) распространение положительного опыта работы;

д) изучение тенденций в процессе развития права, их приложение к уголовно-процессуальному праву и выявление наиболее острых, актуальных проблем в уголовном судопроизводстве с точки зрения фундаментально-теоретических и частно прикладных задач.

Включение в предмет уголовно-процессуального права уголовно-процессуальных отношений, возникающих между участникам судопроизводства в связи с выполнением судом, прокуратурой и органами предварительного расследования и дознания своих функций предполагает:

а) глубокие исследования в части функций уголовного процесса в целом и выполняемых отдельными участниками правоотношений подфункций;

б) изучение характера, содержания, направленности, правовых последствий применения норм, которые в своей совокупности и определяют под функциональную автономность деятельности суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, а также норм, определяющих общефункциональную взаимосвязь;

в) выявление и изучение целей и задач уголовного судопроизводства в целом и в разрезе подфункций в частности;

г) определение правового статуса (совокупности прав и обязанностей) каждого из участников уголовного процесса через их функции и подфункции;

д) характер процедурных предписаний, обеспечивающих реализацию законодательно установленных прав и обязанностей участников процесса;

е) установление иерархии прав при наложении статусов (так, например, прокурор, следователь, орган дознания - все обладают правом возбуждения уголовного дела, но, например, такой орган дознания, как государственная противопожарная служба - только по делам о преступлениях, связанных с пожарами);

ж) достижение рационального соотношения статусов участников правоотношений в целях предотвращения взаимоисключающих процедурных предписаний.

Что же касается предмета уголовного судопроизводства как вида деятельности, определяемого вопросом об уголовной ответственности лица за вменяемое ему деяние, то эта сторона заключается в:

а) установлении наличия или отсутствия материально-правовых отношений;

б) процессуальной обеспеченности элементов предмета доказывания (см. ст. 117 УПК)[2];

в) взаимосвязанности материально-правовых отношений с основанием возникновения последних (например, обнаружение расчлененного трупа является основанием для применения статьи Уголовного кодекса об умышленном убийстве, а не хулиганстве);

г) характере "побочных" предметов судопроизводства (например, решение вопроса о передаче детей заключенного под стражу на попечение, если детям не исполнилось 16 лет и они остались без надзора);

д) взаимосвязанности предмета уголовного судопроизводства и частно-прикладной цели процесса (например, установление наличия вины ставит цель изобличения виновного и назначения ему законного наказания, а установление отсутствия вины ставит иную цель - восстановление ложно обвиненного в его законных правах);

е) установлении обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство (например, истечение срока давности влечет прекращение возбужденного уголовного дела);

ж) установлении оснований для уголовно-процессуальной ответственности (например, нарушение условий такой меры пресечения, как подписка о невыезде, может повлечь изменение меры пресечения на более суровую - заключение под стражу, т. е. ненадлежащее поведение; лица вызывает необходимость применения к нему мер уголовно-; процессуальной ответственности, при этом обязательным является наличие материально-правовой ответственности);

з) взаимообусловленности установления наличия уголовной ответственности за вменяемое лицу деяние и функций в уголовном судопроизводстве, а также предусмотренных уголовно-процессуальным правом гарантий соблюдения законных прав и интересов субъектов известных правоотношений.

Таким образом, понятие предмета уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли представляет собой достаточно

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовно-процессуальное право". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 485

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>