Дипломная работа на тему "Уголовно-правовые проблемы борьбы с насильственными половыми преступлениями"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовно-правовые проблемы борьбы с насильственными половыми преступлениями




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовно-правовые проблемы борьбы с насильственными половыми преступлениями":


Оглавление

Введение

Глава 1. История развития законодательства об уголовной ответственности за насильственные действия сексуального ха рактера

§ 1. Регулирование уголовной ответственности за изнасилование и ряд других половых преступлений по законодательству X-начала XX вв.

§ 2. Законодательное регулирование уголовной ответсвенности за изнасилование и ряд других половых преступлений после Октябрской революции 1917 г.

Вывод по I главе

Глава 2. Насильственные половые преступления и их уголовно-правовая характеристика

§ 1.Уголовно-правовая характеристика изнасилования

§ 2. Насильственные действия сексуального ха рактера

Вывод по II главе

Глава 3. Актуальные вопросы уголовно-правовой борьбы с насильственными половыми преступлениями

§ 1. Судебная практика и вопросы квалификации изнасилования и насильственных действий сексуального ха рактера

§ 2. Проблемы отграничения убийства, сопряженного с изнасилованием либо насильственными действиями сексуального характера, от убийства с целью скрыть другое преступление

Выводы по III главе

Заключение

Списков источников и литературы


Введение

Актуальность темя исследования. Рост преступности в целом и половой преступности в частности поусловлен прежде всего произошедшими в нашей стране изменениями экономической основы общества, которые породили все более увеличивающийся разрыв в материальном благополучии различных социальных слоев, обострение межличностных отношений и т.д.

Согласно данным, полученным группой ученых под руководством И П. Кудрявцева и А.В.Наумова в результате обобщения материалов уголовной статистики и судебной практики, в настоящее время вновь наблюдается увеличение числа половых преступлений, среди которых, как и прежде, большую часть занимают изнасилования[1].

Между тем, насильственные действия сексуального характера как уголовно-правовой состав имеют ярко выраженные, присущие только ему особенности, а изнасилование - скорее специальный, чем общий состав по отношению к насильственным действиям сексуального характера, в связи с чем подведение таких деяний под состав изнасилования, как и под состав иных преступлений не может быть признано верным. Но если ранее такое положение объяснялось отсутствием в уголовном законе состава насильственных действий сексуального характера, то теперь имеющие место случаи объединения двух самостоятельных уголовно-правовых составов в один, квалифицируемый как изнасилование, обусловлены, как представляется, лишь незнанием отдельными правоприменителями уголовно-правового аспекта состава насильственных действий сексуального характера, предусмотренного УК РФ.

Кроме того, рост числа насильственных сексуальных преступлений связан с недостаточно эффективной профилактической работой, проводимой правоохранительными органами в данном направлении, а потому нельзя преуменьшать роль изучения личности преступника и потерпевшего от насильственных сексуальных действий.

Степень научной разработанности темы исследования. Значительный вклад в исследование преступлений в сфере сексуальных отношений и проблем борьбы с ними внесли отечественные ученые: А.А. Андреева, Ю.В. Александров, Б.А. Блиндер, С.В. Бородин, Б.В. Даниэльбек, А.П. Дьяченко, Г.Б. Елемисов, А.Н. Игнатов, Н.Н. Изотов, И.И. Карпец, Т.В. Кондрашова, А.В. Наумов, П.П. Осипов, Н.К. Сущенко, Н.И. Трофимов, С.Я. Улицкий, Я.М. Яковлев и др. следует отметить, что в основном эти исследования, касающиеся данной темы, написаны в 60-е, 70-е годы на эмпирических материалах прошлых лет. Ситуация в сфере борьбы с преступностью, в том числе с сексуальными преступлениями, изменилась и требует некоторого обобщения накопленных в последние годы результатов исследований.

С учетом вышесказанного целью настоящей работы является выявление объективных и субъективных признаков насильственных половых преступлений, уяснение принципиальных отличий данного преступления от иных уголовно-правовых составов, предусматривающих уголовную ответственность за совершение половых преступлений, а также выработка теоретических и практических предложений и рекомендаций по совершенствованию законодательной регламентации насильственных действий сексуального характера и правоприменительной деятельности органов предварительного следствия и суда.

Основными задачами для осуществления указанной цели являются:

1) проведение исторического анализа возникновения и развития понятия насильственных половых преступлений;

2) уголовно-правовой анализ составов исследуемой группы преступлений с выявлением их места в системе уголовного закона

3) формулирование основных понятий, используемых в уголовном законодательстве о насильственных преступлениях в сфере сексуальных отношений;

4) формулирование и обоснование на основе обобщения и теоретического анализа действующего законодательства, следственной и судебной практики по делам этой категории комплекса предложений и рекомендаций для использования на правотворческом уровнях.

Объектом исследования являются, совершенные с применением насилия, преступления в сфере сексуальных отношений во взаимодействии с социальными процессами и специальными профилактическими мероприятиями, противодействующими этим преступлениям, а также эффективность применяемых уголовно-правовых мер. Предмет исследования нормы уголовного законодательства.

Предметом исследования является состояние, структура и особенности совершения насильственных сексуальных преступлений, не связанных с изнасилованием, обстоятельства, способствующие их со-вершению, уголовно-правовое законодательство, следственная и судебная практика по делам данной категории.

Методология и методика исследования. Методологической основой дипломного исследования являются общие положения логики, философии, теории государства и права, уголовного и уголовно-исполнительного права Российской Федерации. При проведении дипломного исследования использованы исторический, системный, сравнительно-правовой и логический методы научного познания.

Научная новизна исследования. Работа представляет собой попытку решения комплекса актуальных и сложных проблем уголовно-правовой борьбы с преступлениями в сфере сексуальных отношений, совершенных с применением насилия, ранее недостаточно исследованных или требующих переосмысления в современных условиях.

Теоретическое и практическое значение. Содержащиеся в работе выводы и предложения по совершенствованию законодательства могут быть использованы в кодификационной и иной нормотворческой деятельности, связанной с совершенствованием уголовно-правовых норм в сфере сексуальных отношений.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.


Глава 1. История развития законодательства об уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера § 1. Регулирование уголовной ответственности за изнасилование и ряд других половых преступлений по законодательству X-начала XX вв.

Законодательное регулирование уголовной ответственности за изнасилование уходят своими корнями во времена Древнерусского государства. Церковные уставы князей Владимира Святославовича и Ярослава Владимировича содержали положения, регулировавшие ответственность за изнасилование. Так, в уставе князя Владимира Святославовича (в Синодальной редакции) предусматривалось, что изнасилование влечет за собой следующие последствия: «Если кто-нибудь не встретится с девицею необрученною, и схватит ее, и ляжет с нею, и застанут их, то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят (сиклей) серебра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею»[2]. Таким образом, наказание предусматривало не только уплату штрафа, но и взятие насильником в жены опороченную им жертву[3]. Что же касается изнасилования обрученной девицы, то подобное деяние каралось смертной казнью. То же наказание предусматривалось, по всей видимости, и за изнасилование замужней женщины.

По византийским законам изнасилование каралось отрезанием носа. Однако ни один из вышеупомянутых источников не содержал четкого определения изнасилования и тем более не предусматривал различия между изнасилованием в современном понимании и насильственными действиями сексуального характера. Более того, положения об изнасиловании в самостоятельную норму выделялись не во всех законодательных актах русского государства. Так, ни Судебник 1497 г., ни Судебники 1550 и 1589 гг. не упоминали об изнасиловании как таковом, в силу чего уголовная ответственность за данное преступление регулировалась нормами обычного права, не выраженного в письменной форме закона, поскольку в Московском государстве уже с XIV в. нет никаких следов действия Русской Правды и современных ей памятников, в том числе и вышеназванных уставов. И лишь Соборное уложение 1649 г. стало предусматривать ответственность за недостаточную активность феодально-зависимых при защите чести своей госпожи или тем более пособничество в насилии, что влекло для них вместе с главными виновниками смертную казнь. Насилие же, совершенное не в отношении представителей господствующего класса, ограничивалось торговой казнью и уплатой штрафа за бесчестье и обеспечением приданого[4]. Кроме того, Соборное уложение 1649 г. выделило в специальную норму ответственность за преступления, совершенные военнослужащими при следовании на службу или во время возвращения с нее, куда было включено наряду с убийством и изнасилование как тягчайшее преступление, влекущее смертную казнь (ст. 30)[5].

Что касается законодательного регулирования уголовной ответственности за изнасилование во второй половине XVII в., то здесь можно отметить следующее. В Новоуказных статьях 1669 г. о татебных, разбойных и убийственных делах - крупнейшем своде законов уголовного права и судопроизводства того времени, дополнявшем, изменявшем и отменявшем статьи Соборного уложения, - речь идет лишь об ответственности за «блудные дела» с крестьянскими женами и дочерьми и за надругательство над беременной крестьянкой, в результате чего у нее «выбьют ребенка» или сама она умрет[6]. Как видно из содержания Новоуказных статей, под блудными делами законодатель понимал скорее не изнасилование, а прелюбодеяние между лицами, не состоявшими в браке. Под надругательством над беременной крестьянкой понимались, видимо, действия, не носящие сексуальный характер, так как законодателю того времени уже были известны понятие насилия и его определяющая роль при квалификации половых преступлений.

Как указывалось выше, регламентация уголовной ответственности за изнасилование в X-XVII вв. была далеко не полной, как и в отношении многих других составов преступлений. В отличие от этого периода, законодательная деятельность во времена царствования Петра I в области уголовного права носила более интенсивный характер. Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Артикул воинский 1715 г. Половым преступлениям в Артикуле была отведена целая глава. Дела, ранее посудные церковному суду, перешли к государственным судам. Исследователи уголовного законодательства России и западноевропейских государств указывают на относительную мягкость наказания за половые преступления по Артикулу воинскому в сравнении с западноевропейским законодательством. Последнее предусматривало за них смертную казнь, которая осуществлялась самым мучительным способом[7].

Наказание за изнасилование устанавливалось в артикулах 167-168 гл. 20, причем наказание назначалось независимо от того, на своей или на неприятельской территории было совершено преступление, против честной женщины или блудницы. Обращает на себя внимание, что под потерпевшим от изнасилования лицом подразумевалось лицо женского пола.

Уточнялась характеристика и объективной стороны изнасилования, в частности, особо подчеркивалась необходимость наличия насилия, что подтверждалось экспертизой - «ежели платье от обороны разодрано, или синевы или кровавые знаки найдутся» - и жалобой потерпевшей. Отягчающим обстоятельством, влекущим смертную казнь, являлся тайный увоз с последующим изнасилованием, что рассматривалось уже как заранее обдуманное преступление (арт. 168)[8].

И - что не менее важно - артикул 166 устанавливал наказание за мужеложство, как насильственное, так и добровольное. Так, за насильственное мужеложство виновный приговаривался к смертной казни либо к пожизненной ссылке на галеру. Забегая вперед, отметим, что в Своде законов 1832 г. произошло заметное смягчение наказание для лиц, изобличенных в мужеложстве (предусматривалось наказание плетьми, лишение прав гражданского состояния и ссылка на поселение; насильственное же мужеложство каралось каторжными работами), что необоснованно отдаляло по своей общественной опасности состав мужеложства от изнасилования.

Следует отметить, что несмотря на заметный сдвиг в сфере регулирования правоотношений, связанных с фактом изнасилования, состав данного преступления по-прежнему не был конкретизирован. Изнасилование даже не отделялось от растления, не говоря уже о формировании состава насильственных действий сексуального характера. И только в 1832 г. в Своде законов Российской империи (а более подробно в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., заменивших т. XV Свода законов) была сделана попытка более четко определить изнасилование. Однако преодолеть архаизм прежнего законодательства составители не смогли, поскольку вынуждены были формулировать положения Свода, исходя из содержания Полного собрания законов, на которых он был основан и которым должен был соответствовать.

Статья 2000 Уложения 1845 г. предусматривала ответственность за изнасилование имеющей более 14 лет от роду девицы или женщины. Если же изнасилование было совершено в Закавказском крае и его жертвой оказывалась коренная жительница, то, начиная с 1871 г., виновное лицо привлекалось к ответственности, при условии, что пострадавшей девице или женщине было более 13 лет от роду (ст. 15251 Уложения, введенная в действие 28 октября 1871 г.)[9]. Изнасилование девицы, не достигшей 14 и 13 лет соответственно, рассматривалось как растление, сопровождаемое насилием, за которое было предусмотрено более строгое, чем за изнасилование, наказание.

Кроме того, в Уложении были предусмотрены так называемые квалифицирующие признаки объективной стороны изнасилования: изнасилование замужней женщины, увезенной обманом; изнасилование, сопровождаемое побоями или иными истязаниями; изнасилование лица, приподенного в состояние беспамятства или неестественного сна; изнасилование, совершенное опекуном, попечителем или наставником изнасилование девицы или женщины, смотрителем тюрьмы или другого заведения, где она содержалась, или вообще лицом, имевшим похожую-либо власть над ней, или же врачом, в то время ее лечившим, крепостным или наемным служителем самой изнасилованной, или мужа ее, или родителей, или ее опекуна и воспитателя; изнасилование, сопряженное с угрозой жизни изнасилованной или с подвержением ее опасности; изнасилование, повлекшее смерть потерпевшей; изнасилование, соединенное с растлением (ст. 2001-2003). В указанных случаях наказание за изнасилование ужесточалось. Если изнасилованная не имела средств к существованию, то на виновного возлагалась обязанность обеспечить ей «приличное ее состоянию... содержание до выхода ее в замужество»[10].

В отдельной статье Уложения предусматривалось наказание и за покушение на изнасилование.

Вместе с тем законодатель по-прежнему прямо не предусматривал ответственность за иные действия сексуального характера, за исключением случаев уличения в противоестественном пороке мужеложства как ненасильственного (ст. 1293 Уложения), так и сопровождаемого насилием или же совершенного над малолетними или слабоумными, т. е. с использованием их беспомощного положения, выражающегося в невозможности понимать совершаемые над ними действия в силу обстоятельств - малолетия (так называемое нравственное превосходство виновного) или слабоумия (ввиду умственного превосходства виновного) (ст. 1294 Уложения)[11]. Данное деяние было включено в раздел преступлений против общественной нравственности и наказывалось в случаях ненасильственного мужеложства лишением всех особенных прав и преимуществ с отдачей в исправительные арестантские отделения на срок от четырех до пяти лет. Если виновный являлся христианином, он предавался также церковному покаянию. В случаях насильственного мужеложства и мужеложства, совершенного с малолетним или слабоумным лицом, виновные осуждались к каторжным работам на срок от 10 до 12 лет.

Статья 2010 Уложения в редакции 1845 года предусматривала увеличение вины при обиде действием, если эти действия наносили личную обиду и были соединены с нарушением правил благопристойности и с оскорблением учства стыдливости, т.е. ряд действий сексуального характера, за исключением мужеложства, скотоложства (ответственность за которое также была предусмотрена), совершенные непублично, квалифицировались как обида действием. Однако такая постановка вопроса не могла быть приемлема, во-первых, потому, что виновный оставался безнаказанным, когда понятие обиды не могло быть применимо, в частности, при совершении насильственных действий с малолетними или же с находящимися в бессознательном состоянии; в случаях разрыва пальцем девственной плевы у малолетних девочек (законодатель того времени, как, собственно, и современный российский законодатель вплоть до принятия ныне действующего УК РФ пытался квалифицировать такие действия как нанесение легких увечий, а зачастую они вообще не были наказуемы); во-вторых, потому, что нарушение целомудрия женщины, даже без совокупления, могло быть настолько тяжким, что положенное за обиду наказание являлось слишком мягким (и это тоже было проблемой современного законодателя вплоть до 1996 г.)[12]. Кроме того, указанные положения в тексте Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1866 г. уже не значатся, а наказание за совершение большей части преступлений, предусмотренных главой о непосредственных личных оскорблениях, назначалось по положениям Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г., в котором не содержались ссылки на нанесение личной обиды женщине, соединенное с нарушением правил благопристойности и с оскорблением ее чувства стыдливости. Речь в этом Уставе шла лишь о нанесении обиды действием лицу женского пола.

И лишь в проекте Уголовного уложения 1903 г. законодатель впервые обращает внимание на разграничение, причем довольно детальное, учитывая наличие объяснительной записки Государственного Совета к вышеупомянутому Уложению, таких составов преступлений, как изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Так, гл. 27 Уголовного уложения носит название «О непотребстве», под которым понимаются любодеяния, т.е., говоря современным языком, половые сношения в естественной форме, и любострастия, т. е. все иные к действия сексуального характера, поскольку в понятие любострастия были включены, во-первых, все случаи удовлетворения половой похоти за исключением естественного совокупления лиц разных полов, о наказуемых случаях которых говорится в иных статьях, причем независимо от того, сопровождалось или не сопровождалось это удовлетворение истечением семени; во-вторых, возбуждение половой похоти прикосновением детородными частями к телу другого лица или детородным частям другого лица, хотя бы и обнаженным, а также обнажением детородных частей другого лица[13]. Как видим, состав насильственного любострастия по Уголовному уложению 1903 г. схож с современным составом насильственных действий сексуального характера, о чем свидетельствует и то, что потерпевшими от насильственного любострастия могли быть лица обоего пола и притом независимо от пола виновного, так что любострастный акт, помимо всего прочего, мог быть осуществлен женщиной над женщиной (девочкой) или мужчиной над мужчиной (мальчиком)[14].

Глава Уголовного уложения «О непотребстве» содержала статьи, предусматривавшие ответственность за любострастные действия: в отношении малолетних, т. е. детей, не достигших 14 лет, причем вне зависимости от насильственного или ненасильственного характера деяния, что отличает формулировку рассматриваемой нормы от современного варианта, ибо ненасильственное совершение действий сексуального характера регулируется отдельными нормами УК РФ (ст. 134 - Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста; ст. 135 - Развратные действия); в отношении несовершеннолетних, т. е. детей в возрасте от 14 до 16 лет опять-таки как с применением насилия, так и «по употреблению во зло ... невинности», т. е., судя по всему, когда потерпевшее лицо не могло осознавать в силу своего возраста характер совершаемых с ним действий (ст. 513 Уложения); в отношении достигшего 16 лет лица, женского пола без его согласия (ст. 514 Уложения)[15]; за любостарстные действия, указанные в ст. 513, 514 Уложения, с лицом, находящимся "под властью или попечением виновного (в законодательстве РФ ненасильственное совершение сексуальных действий при подобных условиях определяется как понуждение к действиям сексуального характера и регулируется ст. 133 УК РФ); с лицом, принужденным к тому посредством насилия над личностью или угрозы убийством, причинения весьма тяжкого или тяжкого телесного повреждения потерпевшему или члену его семьи, если такая угроза могла вызвать у потерпевшего опасения ее осуществления, т. е. была реальной; с лицом женского пола, если любострастное действие сопровождалось растлением, но без плотского сношения (ст. 515 Уложения), т. е. такие действия, которые сопровождались разрывом девственной плевы, но без последующего совокупления[16] (согласно законодательству РФ, подобные деяния в случае их ненасильственного совершения, подпадают под действие ст. 135 УК РФ).

Ответственность за мужеложство (простое и квалифицированное) в Уложении предусматривалась в ст. 516. К квалифицирующим признакам законодатель относил совершение мужеложства с лицом: несовершеннолетним (от 14 до 16 лет) без его согласия или хотя и с его согласия, но «по употреблению во зло его невинности»; заведомо лишенным возможности понимать свойства и значение совершаемого над пли руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни (т. е. с использованием беспомощного состояния жертвы в психическом плане); лишенным возможности оказать сопротивление, без его (жертвы) на мужеложство согласия (с использованием беспомощного состояния жертвы в физическом плане). Причем последние признака и не упоминались в статьях, регулирующих ответственность за иные любострастные действия (ст. 513-515).

Особое внимание в Уложении было уделено мужеложству с ребенком не достигшим 14 лет; с лицом, находящимся под властью или попечением виновного; с лицом, принужденным к тому посредством насилии и над личностью или угрозы убийством, причинения весьма тяжкого мни тяжкого телесного повреждения потерпевшему или члену его семьи, если такая угроза могла вызвать у потерпевшего опасения ее осуществления; с приведенным в бессознательное состояние самим насилующим или при его участии. За совершение этих деяний предусматривалось наказание в виде каторги на срок свыше восьми лет, и только они относились к категории тяжких преступлений, все остальные уголовно наказуемые любострастные действия подпадали под категорию преступлений, срок отбывания наказания за которые часто не превышал трех, в редких случаях шести лет[17]. За добровольное мужеложство было установлено наказание в виде тюремного заключения на срок от трех месяцев до одного года.

Ни статьи, посвященные любострастным действиям, ни статьи, посвященные любодеяниям, содержащиеся в Уголовном уложении 1903 г., так и не были введены в действие, и ответственность за них регулировалась в соответствии с ранее действовавшим законодательством (Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г.), что означало игнорирование законодателем разработанного разграничения двух составов - изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

 

§ 2. Законодательное регулирование уголовной ответственности за изнасилование и ряд других половых преступлений после Октябрьской революции 1917 г.

Формирование основ нового права, в том числе и уголовного, начавшееся в связи с созданием после Октябрьской революции 1917 г. нового государства, только ухудшило положение дел в сфере правого урегулирования уголовной ответственности за изнасилование, равно и другие преступления, посягающие на личность, а также имущество граждан, так как в законодательном корпусе того времени основное внимание уделялось борьбе с контрреволюционными, должностными и хозяйственными преступлениями, что объяснялось происходившими в стране событиями, таившими в себе угрозу свержения советской власти. Так, в период 1917-1921 гг. составы преступлений против личности лишь упоминались в декретах наряду с другими общественно опасными деяниями. К примеру, в Декрете № 3 о суде, принятом 4 июля указывалось, что местным народным судам подсудны все уголовные дела, кроме дел о посягательствах на человеческую жизнь, об изнасилования, о разбое и некоторых других преступлениях; в Положение о революционных военных трибуналах 1919г. также только упоминалось о посягательствах на человеческую жизнь, изнасиловании и т.д. До издания нового Уголовного кодекса наиболее длинный список (именно список, а не совокупность развернуто изложенных составов) деяний, посягающих на личность и на имущество граждан, был приведен в декрете Совета народных комиссаров 1921 г. «Об ограничении прав по судебным приговорам»[18], где наряду с другими преступлениями упоминалось и изнасилование, за совершение которого суд или трибунал мог применять к виновным ограничение прав[19].

В связи с тем, что советское государство в силу ряда объективных причин в первые годы своего существования не смогло обеспечить подготовку и издание единого кодифицированного законодательного по уголовному праву, предполагалось, что решение вопроса о наказуемости отдельных общественно опасных деяний будет основываться только на декретах, но и на собственном правосознании трудящихся. Иными словами, законодатель того времени должен был руководствоваться не столько принципом законности, сколько принципом целесообразности, что породило хождение в законодательных кругах идеи распространения теории «социальных функций права», согласно кт горой «законодатель отказывается от исчерпывающего, и полного ноя мирования всех отношений, полагаясь на социальное чутье пролетарского суда»[20]. Однако сторонники данной концепции не нашли достаточной поддержки, подтверждением чему явилось принятие в 1922 г. УК РСФСР который состоял из введения, и положений не только Общей, но и Особенной частей. Хотя, по мнению ряда авторов, принятые в декабре 19191 Наркомюстом Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, состоящие только из положений Общей части, явились воплощением теории «социальных функций права» в реальность. Так, М. Д. Шаргородский и В. Г. Смирнов утверждали, что в 1918-1920 г. в законодательных круга господствовала «идея создания уголовного кодекса, лишь в общих чертах определяющего понятие групп преступных деяний, установлении лишь перечня мер наказания без законодательной оценки степени общественной опасности конкретных преступлений»[21]. Как бы то не было, в силу ли последовательно проводимой Наркомюстом работы по разработке Общей и Особенной частей УК РСФСР или в силу требований здравого смысла и справедливости, в 1922 г., как уже говорилось УК РСФСР, включавший положения обеих частей, был принят.

Преступлениям в области половых отношений в Кодексе отведен разд. 4 гл. V, посвященной преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Статья 169 УК РСФСР регламентировала уголовную ответственность за изнасилование, причем включала и определение данного преступного деяния: «Изнасилование, т. е. половое сношение с применением физического или психического насилия или путем использования беспомощного состояния потерпевшего лица...»[22]. В этой же статье предусматривалось наличие квалифицирующего признака (но только одного), а именно изнасилование повлекшее самоубийство потерпевшего лица, санкция за которое был выше санкции, предусмотренной за простое изнасилование (не ниже трех лет и до пяти соответственно). Следует отметить, что в ст. 16 УК РСФСР в редакции постановления ВЦИК от 10 июля 1923 г. уже разделяется понятие полового сношения и удовлетворения полового страсти в извращенных формах, но в то же время в указанной статье 169 о применении насилия к потерпевшему (в ней регулирующих ответственность за половое сношение с лицами, не достигшими зрелости, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах). Кроме того, непонятно, что законодатель подразумевает под словосочетанием «удовлетворение половой страсти в извращенных формах».

РСФСР 1922 г. специального состава мужеложства не содержал. Однако это не означало, что при наличии особых условий оно оставалось наказуемым. В связи с тем, что в Кодексе в качестве жертвы преступления указывалоась потерпевшее лицо (им могли быть как женщина, так и мужчина), возможно, законодатель включал такие действия сексуального характера, как мужеложство, при его насильственном совершении в понятие изнасилования, а добровольное мужеложство охватывалось составом полового сношения с лицом, не достигшим половой зрелости.

26 ноября 1926 г. на второй сессии ВЦИК 12-го созыва УК РСФСР пересмотрен и принят в новой редакции, действие которой начинаюсь с 1 января 1927 г. Особенная часть Кодекса была подвергнута изменению, хотя и не очень значительному, некоторые главы его прежней редакции были переставлены местами в связи с переходом к так называемой новой иерархии ценностей. Что касается статей, регулирующих уголовную ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, то - и это, пожалуй, главное при рассмотрении интересующей нас тематики, - в новой редакции УК РСФСР по-прежнему отсутствовали статьи за так называемые противоестественные пороки (скотоложство, гомосексуализм, лесбиянство, инцест и т. д.).

Впервые уголовная ответственность за мужеложство в предел; Советского Союза была установлена в постановлении ЦИК СССР 17 декабря 1933 г. Это было связано с тем, что в 30-е годы участились попытки отдельных субъектов вовлекать молодежь в этот вид полового разврата. Указанное постановление предусматривало ответственность как за добровольное мужеложство, так и за совершенное с использованием зависимого положения потерпевшего, либо с применением насилия, либо публично[23].

Вскоре после этого, 7 марта 1934 г., было принято постановление Президиума ЦИК СССР «Об уголовной ответственности за мужеложство»[24]. Оно ужесточало наказание за указанное преступление и сохраняло в качестве квалифицирующих только два признака - насилие и зави симое положение потерпевшего. При этом оба указанных постановления определяли мужеложство как педерастию, т. е. половое сношение мужн чины с мужчиной,

В УК РСФСР была включена ст. 154а «Мужеложство», предусматривавшая ответственность как за насильственное, так и добровольное мужеложство. К сожалению, этим все и ограничивалось; из текста указанной статьи следовало, что с объективной стороны мужеложство состоит в противоестественном половом сношении мужчины с мужчиной, в связи с чем при других формах гомосексуализма данная статья применима быть не могла, а ни за какие другие насильственные действия сексуального характера ответственность, как и ранее, не предусматривалась. Статья 153 Кодекса в редакции 1926 г. - «Изнасилование» - была дополнена по сравнению со ст. 169 УК РСФСР 1922 г. рядом квалифицирующих признаков, таких как: изнасилование несовершеннолетней; изнасилование, совершенное группой лиц. Такой квалифицирующий признак, как изнасилование, повлекшее самоубийство потерпевшего лица, был заменен следующим: изнасилование, повлекла собой особо тяжкие последствия. Кроме того, было изменено определение изнасилования как преступного деяния. Теперь под изнасилованием понималось «половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей». Таким образом, под угрозой понималось ранее упоминавшееся в УК РСФСР 1922 г. психическое насилие, а объектом преступления являлась только половая свобода женщины (ранее, как отмечалось выше, могло быть допущено двоякое толкование объекта и насилования).

Следует добавить, что в отношении насильственного мужеложеложства предусматривались все признаки, характерные для изнасилования, за исключением мужеложства, совершенного с использованием беспомощного положения потерпевшего. Однако, так как ч. 1 ст. 154а предусматривала только добровольное мужеложство, представляется, что «совершение мужеложства в отношении лица, находившегося в беспомощном состоянии, и против его воли законодатель рассматривал как и к насильственное, которое уже относилось к квалифицированным случаям. К таким же случаям закон относил мужеложство в отношении несовершеннолетнего (вне зависимости, было оно добровольным или нет) или в отношении зависимого от виновного лица.

Постановлением ЦИК и Совнаркома СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» предусматривалась ответственность за тяжкие преступления, к числу которых «относилось и изнасилование, с 12-летнего возраста (по УК РСФСР 1922 г. ответственность за совершение данных преступлений наступала с 14 лет). В остальном правовая система, сложившаяся в довоенный период, в основном сохранилась и после начала Великой Отечественной войны.

Послевоенные изменения в уголовном праве касались круга субъектов, видов наказания и др. В частности, в январе 1949 г. была усилена v головная ответственность за изнасилование.

В связи с принятием 25 декабря 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и повышением общего возрастного предела для наступления уголовной ответственности (с 14 до 16 лет) возраст для наступления уголовной ответственности за совершение наиболее тяжких преступлений, в том числе и изнасилования, вновь был увеличен, т.е. уголовной ответственности за изнасилование теперь подлежали лица, достигшие 14 лет, а не 12, как прежде.

В октябре 1960 г. Верховный Совет РСФСР принял новый УК РСФСР, который был разработан с учетом Основ уголовного законодательства и введен в действие с 1 января 1961 г. Уголовной ответственности за изнасилование была посвящена ст. 117 Кодекса, за мужеложство - ст. 121. Ответственность за совершение иных насильственных действий сексуального характера опять-таки не предусматривалась. Положения ст. 121 остались идентичными положениям ст. 154а ранее действовавшего УК РСФСР. Что же касается ст. 117, то она пополнилась новыми квалифицированными видами: изнасилование, сопряженное с угрозой убийством или причинением тяжкого телесного повреждения; изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование (указанные виды деяния были объединены в ч. 2 ст. 117 УК РСФСР, сюда же включалось и изнасилование, совершенное группой лиц); изнасилование, совершенное особо опасным рецидивистом; изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, и изнасилование несовершеннолетней (они образовывали ч. 3 ст. 117 УК РСФСР).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование»[25] было установлено, что изнасилование, совершенное группой лиц или особо опасным рецидивистом либо повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование несовершеннолетней наказывается лишением свободы на срок от восьми до 15 лет со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки либо смертной казнью. Таким образом, вышеназванный Указ, с одной стороны, усилил ответственность за изнасилование по сравнению с первоначальной редакцией УК РСФСР, минимальный предел наказания за особо квалифицированное изнасилование (ч. 3 ст. 117) по которому составлял семь лет; срок предусмотренной в статье ссылки не был определен; не предусматривалась в ней и смертная казнь. С другой стороны, Указ объединил такие квалифицирующие признаки рассматриваемого деяния, как изнасилование, совершенное группой лиц, совершенное особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, и изнасилование несовершеннолетней, в то время как в первоначальной редакции УК РСФСР изнасилование, совершенное группой лиц, признавалось менее общественно опасным по сравнению с другими его видами, перечисленными в Указе, и за которое предусматривался меньший срок наказания. Учитывая сказанное, вплоть до внесения соответствующих изменений в ст. 117 УК РСФСР (а именно вплоть до принятия Закона РФ от 25 июня 1962 г., излагавшего данную статью в новой редакции) в части отягчающих обстоятельств, перечисленных в упомянутом выше Указе, следовало считать действующими не ч. 2 и 3 ст. 117 Кодекса, а этот Указ.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 г. и «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование»[26] изнасилование, совершенное группой лиц, вновь было признано менее общественноопасным по сравнению с другими видами изнасилования, предусмотренном и в ч. 3 ст. 117 УК РСФСР в редакции 1962 г. Наряду с изнасилованием совершенным группой лиц, менее общественно опасным теперь признавалось и изнасилование несовершеннолетней, в то время как ранее данный вид изнасилования являлся особо квалифицированным, и уголовная ответственность за него предусматривалась ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и редакции 1962 г. Естественно, что и размер уголовного наказания за совершение вышеназванных видов изнасилования (точнее, минимальный предел наказания) был снижен с восьми до пяти лет лишения свободы, а максимальный остался прежним. Не предусматривалась за данные виды пиния и смертная казнь, как, впрочем, и назначаемая в некоторых случаях особо квалифицированного изнасилования ссылка.

Кроме перечисленных выше изменений, Указ от 28 апреля 1980 г. впервые за всю историю российского уголовного законодательства ввел такой состав, как изнасилование малолетней (ранее, еще в дореволюционной России, насильственное половое сношение с девицей, не достигшей 14 лет, признавалось растлением), за которое была предусмотрена уголовная ответственность как за особо квалифицированный вид изнасилования.

В постановлении Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 г. «О порядке применения статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» разъяснялось, что под изнасилованием малолетней следует понимать изнасилование девочки, не достигшей 14-летнего возраста.

В соответствии с вышеупомянутым Указом от 28 апреля 1980 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 мая 1980 г. «О внесении дополнений и изменений в Уголовный кодекс РСФСР»[27] ст. 117 УК РСФСР была изменена. В ч. 3 статьи теперь предусматривалась уголовная ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц, и за изнасилование несовершеннолетней. Кроме того, ст. 117 была дополнена ч. 4, в которой предусматривалась уголовная ответственность за изнасилование, совершенное особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование малолетней.

Статья 117 УК РСФСР в редакции 1980 г. просуществовала вплоть до 1993 г. 18 февраля 1993 г. Законом РФ «О внесении дополнений и изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[28] ст. 117 была изменена в части, предусматривавшей уголовную ответственность в виде ссылки, а именно из абз. 2 ч. 4 были исключены слова «со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки».

Возвращаясь к анализу развития уголовной ответственности за изнасилование и мужеложство (поскольку об уголовной ответственности совершение насильственных действий сексуального характера законодатель по-прежнему умалчивал), следует отметить, что ст. 117 УК РСФСР «росла», изменялась, пополнялась, иными словами, совершенствовалась, чего нельзя сказать о ст. 121 УК РСФСР - «Мужеложство». Со времен принятия УК РСФСР 1960 г. она ни разу не пересматривалась. По нашему мнению, это было связано, скорее, с недостатком сексуальной культуры, чем с нежеланием или ненужностью законодательного регулирования уголовной ответственности за совершение такого деяния.

В 1993 г., учитывая опыт демократических западноевропейских государств (Англии, Германии и др.) и некоторых стран Восточной Европы, в том числе и Украины, которая отказалась от уголовной ответственности за добровольное мужеложство, Законом РФ от 29 апреля 1993 г. была отменена ч. 1 ст. 121 УК РСФСР, предусматривавшая уголовную ответственность за подобное деяние. В Законе говорило о включении в состав мужеложства (теперь уже насильственного) наряду с другими такого признака, как использование беспомощного состояния потерпевшего, что более сблизило его с составом изнасилованния по признакам, характерным для обоих составов.

Что же касается совершения таких насильственных преступлений, лесбиянство или иных действий сексуального характера, то, как говорилось, уголовная ответственность за них специально не предусматривалась вплоть до принятия УК РФ 1996 г. и такие действия квалифицировались по статьям, предусматривавшим другие половые или иные преступления (ст. 111, 117, 131, 135, 213 и др. ст. УК РСФCP), либо виновных вообще освобождали от уголовной ответственности.

Наиболее показательны в этом плане два дела, рассмотренные Московским областным судом. В первом случае обвиняемые Голошейкин, Гоглачев, Беженар, Деменьшин и Петров изнасиловали 10-нюю С. Затем, проявив исключительный цинизм и безжалостность, ими вводили в половой орган потерпевшей палку, в результате чего разорвали стенку влагалища. Во втором случае Худорожков, Подкорытов и Свяжин изнасиловали свою знакомую И. После совершения полового акта они рукой причинили ей разрыв задней стенки влагалища. И в том, и в другом случае указанные действия никак не были квалифицированы.

В то же время Степанов, который после группового изнасилования вводили потерпевшей в половой орган и анальное отверстие палку, был осужден по ч. 3 ст. 117 и ч. 2 ст. 206 УК РСФСР за групповое изнасилование и циничное хулиганство.

В принятом в 1996 г. УК РФ законодатель, предусмотрев уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, в том числе за мужеложство и лесбиянство, положил конец спорам юристов и разнобою в судебной практике. Отныне, согласно ст. 131 УК РФ, под изнасилованием понимается только естественное половое сношение с применением насилия, угроз и т. д.

Кроме того, учитывая, что ранее изнасилование признавалось более тяжким преступлением, чем насильственное мужеложство, еще одним немаловажным достоинством УК РФ является соотнесение насильственных действий сексуального характера по своей общественной опасности, признакам, отягчающим обстоятельствам, влияющим на квалификацию и наказание (ст. 132), с изнасилованием, ибо их равная общественная опасность определила идентичность максимального наказания за их совершение от восьми до 15 лет лишения свободы.

Следует отметить и присутствие в указанных нормах отягчающих обстоятельств, которых не было в статьях УК РСФСР 1960 г., предусматривающих ответственность за совершение изнасилования мимо мужеложства (например, совершение преступления жестокостью по отношению к потерпевшему или другим лицам; повлекшее заражение потерпевшего венерическим заболеванием; повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или заражение его ВИЧ-инфекцией).

Законодатель также уточнил возраст потерпевшего лица. Так, применительно к изнасилованию, а теперь и к насильственным действия сексуального характера (при отягчающих обстоятельствах), речь идет не просто о малолетней (в ст. 132 УК РФ - о малолетней или малолетнем), а о пострадавшей, которой заведомо для виновного лица не исполнилось 14 лет.

Все это, безусловно, имеет важное значение для дальнейшего развития уголовной ответственности за половые преступления, в том числе и за совершение насильственных действий сексуального характера. Однако принятие УК РФ не означает окончания правовой реформы в области уголовного права в целом. Так, 8 декабря 2003 г., был принят Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[29], одним из существенных нововведений которого явилось исключение из УК РФ признака неоднократности преступлений, изменение понятия совокупности преступлений и, как следствие, исключение из ст. ст. 131, 132 УК РФ такого квалифицирующего признака, как неоднократность преступления, под кот рым в указанных статьях понималось совершение соответствуют преступного деяния не менее двух раз, независимо от того, пока части (соответственно ст. 131 или 132 УК РФ) было квалифицировано первое преступление, либо в случае совершения ранее насильственных действий сексуального характера (по ст. 132 - изнасилования) зависимости от того, когда оно было совершено.

Особый интерес в рамках настоящей работы представляет, на наш взгляд, постановление Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. по делу о проверке конституционности положений УК РФ, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также п. 1-8 постановления Государственной Войны от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» в связи запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда г. Москвы и жалобами ряда граждан[30], и особые мнения судей Конституционного Суда по данному вопросу. Положения ст. 16 УК РФ «Неоднократность преступлений» были признаны не противоречащими Конституции РФ, однако тем самым Конституционный Суд не исключает право федерального законодателя «при соблюдении закрепленных Конституцией Российской Федерации гарантий личности в ее публично- правовых отношениях с государством установить иное регулирование «неоднократности» и ее уголовно-правовых последствий, и было сделано законодателем в декабре 2003 г. путем признания 16 УК РФ утратившей силу.

Нe вдаваясь в тонкости суждения об оправданности отказа законодателя от понятия неоднократности, заметим лишь, что в связи с тем, ю как было отмечено А.Н. Игнатовым, «исключение неоднократности приведет к резкому смягчению наказания за систематическое совершение преступлений, не являющихся тяжкими..., и одновременно к усилению ответственности за совершение, например, двух тяжких преступлений, так как в этом случае будет применен принцип сложения наказаний с выходом за пределы максимальной санкции»[31], и учитывая отнесение насильственных действий сексуального характера к категории тяжких преступлений, исключение признака неоднократности 132 УК РФ в принципе должно позитивно отразиться на роли виновного наказания за данное преступление в системе предупредительных мер его совершения, ибо это дает возможность суду в зависимости от обстоятельств назначить наказание как в пределах его максимальной санкции путем частичного сложения наказаний, так и свыше путем их полного сложения. Кроме того, исключение данного признака из ст. 132 УК РФ автоматически снимает ряд проблемных моментов, существовавших в судебной практике при квалификации насильственных сексуальных преступлений. В частности, это касается необходимости квалификации каждого преступления в отдельности, если лицо за ранее совершенное мужеложство, лесбиянство либо иные дек ствия сексуального характера не было осуждено, т.е. оно сразу привлекается к уголовной ответственности за два насильственных действия сексуального характера; отграничения продолжаемых и неоднократных сексуальных преступлений; отнесения насильственного сексуального действия к повторному, если будет доказано, что обвиняемый ранее совершил мужеложство, лесбиянство или иные сексуальные действия, но потерпевший (потерпевшая) в установленном порядке не подал(а) на него жалобу и др.

Вывод по главе

Понятие половых преступлений в Российском уголовном праве, и место иных насильственных действий сексуального характера (мужеложства, лесбиянства, иных действий сексуального характера) в системе половых преступлений. Соотношение общественных интересов и интересов личности всегда являлось краеугольным камнем в уголовно-правовом регулировании общественных отношений в Российской Федерации. Длительное время общественные интересы довлели над свободой и интересами личности. Не являлась исключением сфера сексуальных (половых) отношений.


Глава 2. Насильственные половые преступления и их уголовно-правовая характеристика § 1.Уголовно-правовая характеристика изнасилования

Профессор И.И. Карпец отмечал, что "мало уделяется внимания весьма сложным проблемам, связанным с совершением половых преступлений. Какая-то непонятная "стыдливость" сковывает специалистов уголовного права, в то время как в практике работы органов много неясности и в квалификации, и в определении умысла, субъекта многих составов этих преступлений и т.д."[32].

Половая свобода и половая неприкосновенность личности – являются составной частью конституционно-правового статуса личности, они устанавливаются, охраняются и гарантируются Конституцией РФ (ст.28, 45, 46)[33].

Половая свобода относится к жизнедеятельности лиц, достигших по общему правилу совершеннолетия, или во всяком случае шестнадцати лет. Каждый человек, достигший этого возраста, реализует половую свободу по собственному усмотрению. Это право любого человека (от рождения и до старости), которое во всех случаях защищается государством.

Однако, в настоящее время нет единой точки зрения на вопрос о разграничении понятий половая неприкосновенность и половая свобода лица.

Различные авторы, говоря о половой неприкосновенности, имеют в виду половую неприкосновенность несовершеннолетних[34], их нормальное развитие, нормальное половое развитие[35], нормальное физическое и нравственное развитие несовершеннолетних[36], половую неприкосновенность и нормальное развитие несовершеннолетних лиц[37], здоровое половое развитие, половую неприкосновенность и нормальное половое развитие лиц, не достигших совершеннолетия[38], здоровье и нормальное развитие несовершеннолетних[39], нормальное физическое и духовное развитие несовершеннолетних[40], нравственное и физическое здоровье, половую свободу и половую неприкосновенность малолетних и несовершеннолетних[41], половую неприкосновенность и нормальное нравственное и физическое развитие несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет[42], половую неприкосновенность, нравственное и физическое здоровье несовершеннолетних[43], половую неприкосновенность лиц подросткового возраста, а также нормальное физическое и нравственное формирование личности, половую неприкосновенность и нормальное физическое, умственное и моральное развитие несовершеннолетних лиц[44], то есть, под ней понимают только право несовершеннолетних лиц. Наряду с ними половой неприкосновенностью обладают лица не способные оказать сопротивление при совершении в отношении них насильственных сексуальных посягательств. А под половой свободой понимается возможность выбора сексуальных отношений взрослых лиц.

Изнасилование - одно из наиболее тяжких преступлений среди преступлений против личности. Согласно ст. 131 УК РФ – это половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.[45]

Объектом изнасилования является охраняемая законом половая свобода женщины, то есть ее право выбирать полового партнера по своей воле, а также половая неприкосновенность лиц женского пола, не достигших четырнадцатилетнего возраста. Сопутствующим объектом может быть здоровье потерпевшей, которому в процессе совершения изнасилования может быть причинен тот или иной вред, а также ее жизнь.

По мнению Кригер Г.Л. объектом данного преступления является половая неприкосновенность и половая свобода личности, установленные и гарантированные Конституцией Российской Федерации.[46]

Видовой объект данного преступления совпадает с родовым. Им является половая неприкосновенность и половая свобода личности.

Изнасилование посягает на два непосредственных объекта. Первый объект, соответствующий родовому и видовому, - общественные отношения, обеспечивающие половую свободу женщины, а при посягательстве на потерпевшую, не достигшую четырнадцатилетнего возраста - еще и общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность. Вторым непосредственным объектом является: при применении физического насилия - общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; при угрозе применения физического насилия - обеспечивающие безопасность этих благ личности; при использовании беспомощного состояния потерпевшей - обеспечивающие телесную неприкосновенность или свободу; при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью - обеспечивающие безопасность жизни и здоровья; при заражении потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией - обеспечивающие жизнь личности.

Потерпевшей при совершении этого преступления может быть только женщина (лицо женского пола), с которой совершается половой акт. При этом для квалификации не имеет значения ее моральный облик, виктимное (провоцирующее) поведение перед актом изнасилования, социальный статус и другие признаки личности. Закон не делает каких-либо исключений, обусловленных личными взаимоотношениями насильника и потерпевшей. Теория и практика не исключают ответственности за изнасилование проститутки, сожительницы, родственницы или жены.

По объекту посягательства преступление против половой неприкосновенности и половой свободы следует отграничивать от преступлений против общественного порядка и преступлений против жизни и здоровья. В определенных случаях названные преступления образуют реальную совокупность (например, ст. 213 и ст. 131 или ст. 105 и ст. 131 УК РФ)[47].

Объективная сторона изнасилования складывается из совершения полового сношения и причинения при этом по отношению к потерпевшей физического насилия или угрозы его применения и совершения изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Половое сношение определяется как совершение нормального в физиологическом смысле полового акта, которое состоит во введении мужского полового члена либо в собственно влагалище лица женского пола, либо в его преддверие, при котором возникает возможность зачатия. Таким образом, потерпевшей от изнасилования может быть лицо только женского пола. Все иные насильственные действия, не связанные с совершением нормального в физиологическом смысле полового акта — мужеложство, лесбиянство, иные действия сексуального характера изнасилованием не являются и охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ.

Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала совершения полового акта независимо от его физиологической завершенности и последствий.

Покушением на изнасилование признаются любые насильственные действия виновного, направленные на совершение с потерпевшей насильственного полового акта: раздевание потерпевшей, нанесение ей телесных повреждений, избиение, связывание, приведение в бессознательное (беспомощное) состояние, принуждение принять позу, способствующую совершению полового акта, однако половой акт при этом совершен не был по независящим от виновного обстоятельствам, например, в результате активного сопротивления потерпевшей, внезапного появления посторонних лиц, не наступления у виновного эрекции и др. В этом случае действия виновного надлежит квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 131 УК РФ[48].

Так судебной практике известен случай, когда девушка, ехавшая с обвиняемым на телеге, случайно застряла в ней между подушками и соломой, что дало возможность совершить с ней половой акт, так как потерпевшая не могла подняться со спины.[49]

Пленум Верховного Суда РФ в своем «Постановлении» от 15.06.04г. указал, что « …по каждому делу об изнасиловании необходимо выяснять, имелись ли насилие или угроза его применения в отношении потерпевшего лица или других лиц, а также в чем конкретно выражалось насилие или угроза его применения.»[50].

Необходимо также установить, не был ли направлен умысел виновного на совершение иных насильственных действий сексуального характера, не связанных с совершением полового акта, что, естественно, исключает ответственность за покушение на изнасилование. В том случае, если при покушении на изнасилование действия виновного содержат состав иного преступления, то он несет ответственность по совокупности ч. 3 ст. 30, ст. 131 и соответствующих статей УК РФ, предусматривающих ответственность за преступные деяния, которые дополнительно совершил виновный в процессе покушения на изнасилование потерпевшей.

Приготовлением к совершению изнасилования могут быть признаны действия лиц, которые, имея умысел на совершение насильственных половых актов, как со знакомыми женщинами, так и с незнакомыми, договариваются о совместном совершении подобных действий, разрабатывают план, распределяют между собой роли, подготавливают помещение, а также средства применения насилия, например, веревки, липкую ленту, наручники, сильнодействующие вещества и т.п.

Насилие, применение которого подавляет волю и сопротивление потерпевшей и заставляет ее подчиняться сексуальному домогательству насильника, может быть физическим и психическим.

Физическое насилие выражается в причинении потерпевшей болевых ощущений, которые вынуждают ее, во избежание более тяжких последствий, покориться воле насильника или в проставлении потерпевшей в такие условия, когда она, не владея своим телом, лишена возможности к сопротивлению. Подобное насилие может состоять в избиении потерпевшей, причинении того или иного вреда здоровью, связывании, сковывании наручниками, насильственном обнажении половых органов и придании потерпевшей соответствующей позы, выламывании рук в суставах, насильственном содержании в запертом помещении.

Так характерным примером может случить дело, рассмотренное Шигонским районным судом Самарской области 12.08.2008, около 1.30 ч., в пос. Береговом Шигонского района Самарской области Хорин С.А. в принадлежащем ему гараже распивал спиртное совместно с Калашниковой Т.В., Папушевой И.В., Масляевым С.В. , Биткиным А.А., Баймек А.А. и Михайловым И.И. После распития спиртного все, кроме Хорина С.А. и Калашниковой Т.В., вышли из гаража. Хорин С.А., имея умысел на изнасилование Калашниковой Т.В., заперев дверь гаража, применяя физическую силу, повалил Калашникову Т.В. спиной на диван, снял с нее брюки и трусы, а так же снял одежду с себя. Преодолевая сопротивление Калашниковой Т.В., Хорин С.А. лег на нее и, применяя насилие, схватил ее за шею, после чего ввел свой половой член во влагалище Калашниковой Т.В. вступив с последней в половой акт против ее воли. Далее Хорин С.А. прервал половой акт, вывел половой член из влагалища Калашниковой Т.В. Продолжая умысел на изнасилование, Хорин С.А. снял с Калашниковой Т.В. кофту и бюстгальтер и, преодолевая сопротивление последней, еще два раза вступил с ней в насильственный половой акт путем введения полового члена во влагалище Калашниковой Т.В. После совершения последнего полового акта Калашникова Т.В. оделась и, увидев, что Хорин С.А. отвлекся, убежала из гаража.[51]

Психическое насилие чаще всего состоит в угрозе незамедлительного применения физического насилия в случае невыполнения требований виновного, причем она должна восприниматься потерпевшей как реальная, осуществимая, что и является психическим фактом подавления ее воли.

Угрозы могут выражаться в словесной форме, путем угрожающих жестов руками, демонстрации оружия или технических средств, используемых для применения физического насилия, например, наручников, веревок, электрошокеров. При одновременном изнасиловании двух потерпевших угроза в отношении одной из них может выражаться в намерении виновных применить к ней такое же физическое насилие, которое на ее глазах было применено к другой потерпевшей.

В случае присутствия рядом с субъектом еще нескольких мужчин угроза может выражаться в намерении совершить групповое изнасилование в случае отказа потерпевшей на совершение полового акта только с виновным. Угрозы могут высказываться как в отношении потерпевшей, так и иных лиц, которые присутствуют тут же, причем в законе отсутствует требование, чтобы эти лица были бы родственниками или близкими потерпевшей.

Так в ночь с 4.06.2007 на 5.06.2007, около 24 часов, в с. Комаровка Шигонского района Самарской области Квактушин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совместно с находившимися в состоянии алкогольного опьянения Каяшовым А.Н. и Нуйкиным В.А., на а/м ВАЗ-21043 г/н В 487 СТ 63 рус, принадлежащей на праве частной собственности Чебурахову В.Н., управляя ею, подъехал к дому Выборовых, где находились несовершеннолетняя Клюева О.С. и Сидушкина А.Г., Каяшов А.Н. зашел в дом в целях поиска Выборовой О. и, удостоверившись, что ее нет дома, велел с ним выйти на улицу Клюевой О.С., которую они незаконно лишили свободы, насильно посадив ее в автомашину. Насильно удерживая Клюеву О.С. в автомашине, Квактушин Н.В., Каяшов А.Н. и Нуйкин В.А. проследовали до СДК, где к ним в автомашину сели находящиеся в состоянии алкогольного опьянения Емелин К.В. и Чебурахов А.В. О том, что Клюеву О.С. в автомашину посадили насильно, Емелину К.В. и Чебурахову А.В. не сообщили. Взяв с собой пиво, Квактушин Н.В., Каяшов А.Н., Нуйкин В.А., Емелин К.В. и Чебурахов А.В., по предварительной договоренности, заведомо зная, что Клюева О.С. не достигла совершеннолетнего возраста, отвезли последнюю на берег р.Уса за с. Комаровка с целью удовлетворения своих половых потребностей путем совершения изнасилования в отношении Клюевой О.С. Там, Квактушин Н.В., угрожая Клюевой О.С. в присутствии Нуйкина В.А., Емелина К.В. и Чебурахова А.В., что они утопят ее, т.е. лишат жизни, совместно с Каяшовым А.Н. заставил Клюеву О.С. раздеться и лечь на заднее сидение автомашины. Находясь в безлюдном месте среди пятерых мужчин, которые оказывали на нее психологическое давление и старше ее по возрасту, Клюева О.С. восприняла высказываемые угрозы реально, разделась, сняв с себя всю одежду и легла на спину на заднем сидении автомашины. После чего Квактушин Н.В., исполняя свой преступный умысел на изнасилование, подошел к ней и, введя свой половой член во влагалище Клюевой О.С., совершил с ней насильственный половой акт. После того, как Квактушин Н.В.. закончил свои действия, Каяшов А.Н., исполняя свой преступный умысел на изнасилование, приказал ей развернуться и лечь на спину на заднем сидении автомашины и ввел свой половой член ей во влагалище, совершив с Клюевой О.С. насильственный половой акт, после чего насильственный половой акт совершил Чебурахов А.В. Далее, после того, как Чебурахов А.В. закончил свои действия, Каяшов А.Н., продолжая свой умысел на изнасилование, подойдя к Клюевой О.С., ввел свой половой член ей во влагалище и совершил с последней насильственный половой акт. Квактушин Н.В., Каяшов А.Н., Нуйкин В.А., Емелин К.В. и Чебурахов А.В. довезли Клюеву О.С. до с.Комаровка, где Каяшов А.Н. и Квактушин Н.В., пригрозив Клюевой О.С., чтобы она не заявляла об этом в правоохранительные органы, высадили ее и уехали[52].

Мы не согласны с высказанным мнением, что угрозы применения насилия в будущем не являются признаком объективной стороны изнасилования на том основании, что у потерпевшей будет какое-то время для обеспечения охраны своих интересов путем обращения за помощью в правоохранительные органы, к гражданам или иным путем.

Во-первых, состояние женщины накануне совершения с ней насильственного полового акта имеет характер настолько сильного стресса, что не позволяет ей трезво оценивать способ избежания высказанных угроз;

Во-вторых, потерпевшая может быть далеко не уверена в том, что указанная помощь может быть действенной, в связи, с чем угроза рано или поздно будет осуществлен

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовно-правовые проблемы борьбы с насильственными половыми преступлениями". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 712

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>