Дипломная работа на тему "Уголовно-правовая характеристика убийства по российскому уголовному законодательству"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовно-правовая характеристика убийства по российскому уголовному законодательству




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовно-правовая характеристика убийства по российскому уголовному законодательству":


Министерство транспорта Российской Федерации

Федеральное агентство железнодорожного транспорта России

ГОУ ВПО «Дальневосточный Государственный Университет Путей Сообщения»

Социально-гуманитарный институт

Кафедра

«Уголовно-правовые дисциплины»

Допущен к защите

Заведующий кафедрой

« » 200 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ДР 030501.65

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВА ПО РОССИЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Оригинальное написание дипломных работ под заказ в Красноярске и в других городах России.

Студент (подпись)

Руководитель работы (подпись)

Нормоконтроль (подпись)

Хабаровск 2009г.

Содержание

Введение

1. Понятие убийства и развитие законодательства об уголовной ответственности за умышленное убийство.

1.1 Понятие убийства

1.2 Ответственность за умышленное убийство по уголовному праву (исторический аспект)

2.Юридический анализ состава преступления, предусмотренного

ст. 105 УК РФ « Убийство».

2.1 Объект и субъект преступления

2.2 Объективная и субъективная стороны преступления

3. Уголовно-правовая характеристика убийств при отягчающих обстоятельствах.

3.1 Убийство двух и более лиц

3.2 Убийство лица и его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга

3.3 Ответственность за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека

3.4 Убийство женщины заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности

3.5 Убийство, совершенное с особой жестокостью

3.6 Убийство совершенное общественно опасным способом

3.7 Убийство по мотиву кровной мести

3.8 Умышленное убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

3.9 Умышленное убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством, бандитизмом

3.10 Умышленное убийство из хулиганских побуждений

3.11 Умышленное убийство с целью сокрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера

3.12 Убийство, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой - либо социальной

группы

3.13 Убийство, совершенное с целью использования органов или тканей потерпевшего

Заключение

Библиография

Введение

Охрана жизни человека как самого ценного блага приобретает первостепенное значение в современном обществе. Среди всех прав и свобод человека и гражданина, Конституция РФ ставит на первое место право на самое дорогое, что есть у человека, - право на жизнь. Именно поэтому преступления, с посягательством на жизнь человека отнесены законом к категории наиболее опасных уголовно наказуемых деяний, за совершение которых предусмотрена возможность назначения самых суровых видов наказаний. Недаром преступлениям против жизни отведено первое место в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. В составах этих преступлений идет речь о защите важнейшего естественного права человека, закрепленного в статье 20 Конституции Российской Федерации, права на жизнь.

Выдвижение этой группы преступлений на первое место соответствует важнейшей концептуальной идее, положенной в основу реформы уголовного законодательства, а именно – приоритетной охране жизни и здоровья человека, его прав, свобод и законных интересов. Существенную роль при этом играют нормы уголовного права. Уголовный кодекс решает задачу охраны жизни человека своими специфическими методами, формируя признаки составов преступлений против жизни и устанавливает строгие санкции за их совершение.

Все преступления данной группы объединяет то, что объектом каждого из них является жизнь человека, которая как объект преступления не поддается никакой качественной или количественной оценке.

Исследованием ответственности за убийство уделяется в настоящее время много внимания. Можно отметить таких авторов как С. В. Бородин, В. Н. Кудрявцев, А. Н. Красиков, Н. И. Загородников, А. И. Рарог и многих других. Постоянный устойчивый интерес со стороны исследователей и статистические данные, свидетельствующие о том, что за последние годы количество зарегистрированных умышленных убийств и покушений на убийство резко возросло, подтверждают актуальность темы исследования.

Объектом исследования данной работы является убийство в российском уголовном праве, предметом выступают уголовно-правовые нормы об ответственности за убийство российского законодательства и практика применения данных норм.

Цель исследования – проанализировать зависимость между квалификацией убийства и индивидуализацией ответственности. Для достижения данной цели ставятся следующие задачи: 1) изучить развитие отечественного уголовного законодательства об ответственности за убийство; 2) проанализировать условия инвидуализации ответственности за убийство; 3) на материалах судебной практики выявить влияние правильной квалификации убийства на наступление уголовной ответственности.

В процессе исследования были использованы методы исторического анализа, анализа нормативных источников и материалов судебной практики по проблеме исследования, а также сравнительно-сопоставительный метод.

Следует отметить, что многочисленные вопросы, возникающие при квалификации убийств, являются следствием многообразия различных ситуаций совершения этих преступлении и обстоятельств, которые необходимо учитывать.

Данные обстоятельства обусловили содержание работы. Мы рассматриваем различные аспекты квалификации убийств и индивидуализации ответственности за эти преступления: условия правильной квалификации убийств по действующему уголовному законодательству, значение признаков состава преступления для решения данной проблемы. Анализируются особенности квалификации каждого вида убийств.

В качестве теоретической основы использовались научные работы в области, теории права, уголовного права и криминологии.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, действующее и ранее действовавшее российское уголовное законодательство, материалы практики Верховного суда Российской Федерации и Верховного суда СССР, областных и районных судов,

1. Понятие убийства и развитие законодательства об уголовной ответственности за умышленное убийство

1.1 Понятие убийства

УК РФ 1996 г. в отличие от УК РСФСР, где понятие убийства вообще не раскрывалось, определяет это преступление как умышленное причинение смерти другому человеку.

Следует отметить, что в прошлые годы одни специалисты определяли убийство как противоправное деяние, причиняющее смерть другому человеку.[1] Другие добавляли к этому указание на виновность действий.[2] Были и сторонники того, что убийство следует считать только умышленное причинение смерти.[3]

Умышленное убийство, предусмотренное ч.1 ст. 105 УК РФ, или «простое» убийство является так называемым основным составом данного вида преступлений. Поэтому именно с него целесообразно начать рассмотрение вопросов, возникающих при квалификации умышленных убийств.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит квалификации убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку. По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений)[4].

Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранение жизненно важных органов человека), а так же предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.[5]

Так, в 2006г. Прокуратурой Хабаровского района г. Хабаровска в Хабаровский районный суд г. Хабаровска направлено уголовное дело № 648601 по обвинению К. в совершении преступления по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Согласно материалам уголовного дела К., в период времени с 21 до 22 часов 12.08.2006г. во дворе дома, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с Л. из-за систематического избиения последним матери К., на почве личного неприязненного отношения, умышленно, с целью убийства, сознавая опасность для жизни человека своих действий и предвидя наступление общественно опасных последствий, нанесла ножом, имевшемся у нее не менее 7 ударов в область грудной клетки слева и справа, головы потерпевшему, от чего последний скончался на месте.

В своих показаниях К. пояснила, что во дворе дома, после того как Л. ударил ее из-за того, что она заступилась перед ним за свою мать, она забежала в дом, взяла на холодильнике нож и, выйдя во двор, нанесла Л. несколько ударов ножом в область груди слева.

Согласно показаниям свидетелей К. в момент ссоры до нанесения ударов ножом Л. кричала на него, говоря при этом, что она его прирежет.

Именно способ и орудие, которое К. выбрала для нанесения повреждений Л., а также показания свидетелей явились основанием для квалификации действий К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Хабаровским районным судом К. признана виновной в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и приговорена к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.[6]

Как отмечает Бородин С. В., изучение практики показывает, что наиболее типичными для данного вида убийств являются убийства, совершенные из ревности или мести, возникшей на почве личных отношений. К простому убийству относится и часть убийств, совершенных в драке или ссоре, по мотивам зависти, трусости.

При рассмотрении дел об умышленных убийствах, совершенных из ревности или мести на почве личных отношений, а также по другим мотивам, необходимо выяснять все обстоятельства совершенного убийства, чтобы ни один из перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ отягчающих признаков убийства не остался не выявленным и не получившим правильной юридической оценки.

При исследовании мотивов и обстоятельств убийства, дающих основания для применения ч. 1 ст. 105 УК РФ, необходимо учитывать, что они не имеют самостоятельного значения для квалификации. Например, установление мотива ревности при совершении убийства вовсе не исключает его квалификации по ч. 2 ст. 105 УК РФ в зависимости от наличия отягчающих обстоятельств, влияющих на квалификацию.

Вместе с тем это не означает, что мотивы и обстоятельства, при которых применяется ч.1 ст. 105 УК РФ, не должны выясняться и исследоваться по каждому уголовному делу. Они могут служить определенным ориентиром при решении вопроса о квалификации убийства. Их анализ может помочь более глубоко и полно уяснить конкретную обстановку убийства, что важно для назначения наказания и для установления и устранения причин убийств и условий, способствующих их совершению.

Еще одним основным мотивом большинства совершаемых убийств является ревность. Ревность как мотив умышленного убийства получила в литературе различную оценку. По мнению М. К. Аниянца ревность - отвратительный пережиток прошлого, и независимо от того, по какой причине она у лица возникла, убийства на этой почве должны строго наказываться.

По мнению С. В. Бородина,[7] ревность как мотив убийства уже в силу данного обстоятельства заслуживает отрицательной оценки. Степень общественной опасности убийства из ревности, как и любого убийства, должна определяться в связи с конкретными обстоятельствами совершенного преступления. Поэтому причину возникновения ревности нельзя оставлять без внимания. Как раз при совершении убийства по мотиву ревности было бы ошибочно не учитывать роль и поведение потерпевшего перед убийством или во время его совершения. Причина возникновения ревности может влиять не только на меру наказания виновного, но и на квалификацию его действий.

Изучение практики показывает, что значительная часть убийств, совершается в драке или ссоре. При этом возникают определенные сложности в квалификации. Как отмечалось выше, данное убийство следует отграничивать от смежных составов. Иногда высказывается мнение о том, что убийство в драке или ссоре во всех случаях влечет применение ч.1 ст. 105 УК РФ. Это положение нельзя считать обоснованным и соответствующим законодательству РФ. Очевидно, что убийство в ссоре или драке «прямо» не предусмотрено ч. 1 ст. 105 УК РФ, и, кроме того, совершение убийства при этих обстоятельствах допускает и иную квалификацию. Только при наличии умысла на совершения убийства и отсутствии отягчающих обстоятельств такие убийства подлежат квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Убийство в драке или ссоре само по себе не исключает также наличия обстоятельств, дающих основания расценивать такие убийства как совершенные в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или с превышением пределов необходимой обороны либо по неосторожности. Кроме этого в данном случае не исключена возможность квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как причинение тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего. В тех же случаях, когда умышленное лишение жизни в драке совершено в состоянии необходимой обороны без превышения ее пределов, оно не содержит состава преступления.

При решении вопроса о квалификации убийств, совершенных в драке или ссоре, прежде всего, необходимо исходить из того, каковы мотивы убийства, так как ссора или драка не исключает наличия мотивов, влекущих признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах. Драка или ссора нередко оказывается лишь поводом для того, чтобы обострить отношения с потерпевшим, а затем совершить убийство.

Так, в 2006г. прокуратурой Хабаровского района г. Хабаровска для рассмотрения по существу, в Хабаровский районный суд направлено уголовное дело № 531201 по обвинению Ц. в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. В ходе предварительного следствия установлено, что в период времени с 1 ч. 30 мин. по 02 ч. 00 мин. 23.08.2006г. на улице между Ц. и Б. произошла ссора, причиной которой стал тот факт, что находившийся в алкогольном опьянении Ц. сел в автомобиль Б. и без разрешения последнего включил магнитофон. На резонное замечание Б. покинуть салон автомобиля, Ц. спровоцировал возникновение ссоры, в ходе которой, имея умысел на причинение смерти Б., имеющимся топором, острием и обухом, нанес потерпевшему множество ударов по жизненно-важному органу – голове и другим частям тела, в результате чего потерпевший от полученных телесных повреждений скончался на месте. В данном случае ссора явилась поводом обострения отношений между обвиняемым и потерпевшим, которые и ранее были достаточно напряженными, для облегчения условий причинения смерти потерпевшему.[8]

Некоторые практические работники ставят знак равенства между: «дракой» и «ссорой», с одной стороны, и мотивом - с другой. Это ошибочное мнение. «Драка» и «ссора» - всего лишь обстоятельства убийства, бесспорно совершенного по какому-то определенному мотиву. Анализ мотивов убийств «в драке» и «ссоре» показывает, что они оказываются самыми различными, так это могут быть хулиганские побуждения, корысть, ревность.

Говоря о совершении убийства без отягчающих обстоятельств, следует отметить так же группу убийств совершенных виновным в связи с неправомерными действиями потерпевшего, которые, однако, исключают применение ст. 106, 107 и 108 УК и квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

К убийствам ч. 1 ст. 105 УК РФ можно отнести убийство, совершенное при проведении научного эксперимента, при испытаниях изобретений.

В судебной практике встречаются так называемые безмотивные убийства. Они как правило, необоснованно признаются совершенными из хулиганских побуждений только в связи с тем, что мотив убийства не установлен.

К умышленному убийству, подлежащему квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ, относятся убийства по согласию потерпевшего, поскольку его согласие само по себе не имеет юридического значения и не устраняет уголовной ответственности. К такому убийству относится и убийство «по договору», когда два лица соглашаются вместе уйти из жизни, а затем один из них отказывается это сделать.

От убийства по «договору» следует отличать убийства из сострадания, когда, например, виновный выполняет просьбу тяжело больного человека о лишении его жизни. По УК РСФСР 1922г., в первоначально утвержденной редакции (ст. 143), предусматривалось освобождение от уголовной ответственности за причинение смерти из сострадания. Однако через шесть месяцев после утверждения УК эта статья была из него изъята. Но случилось другое: в УК не была включена статья, предусматривающая ответственность за убийство из сострадания, которая предусматривала пониженную санкцию, за это преступление. Изучение проблемы эвтаназии приводит к выводу о несправедливости такого решения. Ведь в подобных случаях речь идет не просто об убийстве по согласию потерпевшего, а о выполнении желания (безусловно, добровольного) тяжело больного лица уйти из жизни, чтобы избавиться от страданий. В УК необходимо предусмотреть ответственность за убийство из сострадания как за привилегированное убийство, то есть совершенное при смягчающих обстоятельствах. Квалификация убийства из сострадания по ч. 1 ст. 105 УК представляется юридически неточной и несправедливой.

На этом виды «простых» убийств не исчерпываются. Для правильной квалификации убийства по ч. 1 ст. 105 УК РФ важно установить, не содержит ли оно признаков ч. 2 ст. 105 или ст. 106, 107, 108 УК РФ, т. к. эти отягчающие или смягчающие обстоятельства убийства являются исчерпывающи

1.2 Ответственность за умышленное убийство по уголовному праву (исторический аспект)

Советское уголовное законодательство развивало наметившиеся ранее тенденции правовой теории и совершенствовало их введением новых отличительных особенностей квалификации убийства. На протяжении всего советского периода шло формирование нового подхода к квалификации убийства и определению квалифицированных видов убийства.

Существующие ныне и отраженные в ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующие признаки состава преступления формировались на протяжении всего XX века.

Так убийство двух и более лиц впервые было предусмотрено уголовным законодательством России в п. «з» ст. 102 Уголовного Кодекса РСФСР 1960г.[9] Оно с самого начала неоднозначно толковалось в теории уголовного права, а применение его приводило к многочисленным судебно-следственным ошибкам, которые встречаются и в настоящее время. Поскольку в неизменном виде п. «з» ст. 102 УК РСФСР был воспроизведен в п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ 1996г., это дает нам возможность рассмотреть его толкование и применение на протяжении достаточно длительного отрезка времени: более 48 лет - с 1960г. по сегодняшний день. Основными проблемами при квалификации является определение особенностей состава убийства двух или более лиц, его отличие от иных смежных составов. Данные проблемы представляются чрезвычайно важными, поскольку от ответа на них зависит решение многих проблем, возникающих при квалификации содеянного по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Отягчающие обстоятельства убийства, предусмотренные п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ являются новыми для российского законодательства. Однако в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г.[10] предусматривалась повышенная уголовная ответственность за убийство, совершенное с использованием беспомощного положения убитого. Поэтому можно утверждать, что действующий уголовный кодекс в этой части вернулся к законоположению, имевшемуся ранее.

Уголовные кодексы РСФСР 1922г. и 1926г. не относили убийство беременной женщины к квалифицированным видам убийства. И лишь УК РСФСР 1960 г. предусмотрел повышенную ответственность за убийство женщины заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. «ж» ст. 102 УК РСФСР). С этого времени данное преступление становится предметом изучения в уголовном праве.

В уголовных кодексах РСФСР 1922г. и 1926г. также предусматривалась повышенная ответственность за убийство, совершенное особо мучительным для убитого способом. В частности, п. «в» ст. 136 УК РСФСР 1926г. предусматривалась ответственность за убийство, совершенное способом, опасным ля жизни многих людей или особо мучительным для убитого. УК РСФСР 1960г. содержал уже другую формулировку закона. В п. «г» ст. 102 УК РСФСР предусматривалась ответственность за убийство, «совершенное с особой жестокостью».

Понятие «убийство совершенное общественно опасным способом» сформировалось не в один исторический момент времени. Так, п. «в» ст. 136 УК РСФСР 1926г. устанавливал ответственность за убийство способом, опасным для жизни многих людей и особо - мучительным для убитого. Видимо законодатель исходил из того, что в обоих случаях в основании выделения квалифицированного вида убийства лежал способ совершения преступления. Наибольшую сложность при квалификации по п. «в» ст. 136 УК РСФСР вызывало толкование способа убийства.

УК РСФСР 1960г. устанавливал ответственность за убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей, в п. «д» ст. 102. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике по делам об умышленном убийстве»[11] отмечалось: «Для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, что, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный применял такой способ причинения смерти, который заведомо для виновного был опасен для жизни не только одного человека».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992г. не внесло ничего принципиально нового в толкование убийства, довершенного способом, опасным для жизни многих людей. В нем были сделаны лишь отдельные редакционные уточнения текста. В УК РФ 1996г. ответственность в п. «е» ч. 2 ст. 105 предусматривается не за убийство способом, опасных для жизни многих, а за убийство, совершенное общеопасным способом.

Разъяснение судам по применению п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999г.[12]

Уголовные кодексы РСФСР 1922г., 1926г., 1960г. не содержали такого квалифицирующего признака, как совершение убийства группой лиц. Впервые данное отягчающее обстоятельство было предусмотрено Законом Российской Федерации от 18 февраля 1993г. В п. «н» ст. 102 УК РСФСР устанавливалась повышенная уголовная ответственность за убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Корыстное убийство признавалось квалифицированным и УК РСФСР 1922г., 1926г., 1960г. В УК РСФСР 1922г. и 1926г. убийство признавалось квалифицированным, если оно было совершено из корысти, а в УК РСФСР 1960г. в п. «а» ст. 102 говорилось об убийстве совершенном из корыстных побуждений. Эта же формулировка использована и в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, история уголовного законодательства свидетельствует о том, что корыстное убийство традиционно относится российским законодательством к квалифицированным видам убийства. Однако законодательная формулировка состава корыстного убийства постепенно измененялась: если в дореволюционном законодательстве убийство признавалось корыстным в том случае, когда оно было совершено с корыстной целью, то в послереволюционном - если убийство было совершено из корысти, а с 1960г. - из корыстных побуждений.

Таким образом, можно говорить о том, что процесс формирования понятия «убийства», его квалифицирующих признаков являлся достаточно долгим и сложным. На разных исторических этапах формирования законодательные акты выделяли основными квалифицирующими признака убийства те, которые отражали политическую и социально-экономическую обстановку и были необходимы обществу.

2. Юридический анализ состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ «Убийство»

2.1 Объект и субъект преступления

Родовой объект - личность (система социально - демографических, социально - ролевых, социально - психологических свойств человека). Видовой объект - жизнь и здоровье. Непосредственным объектом любого убийства является жизнь потерпевшего. Объект является тем общим признаком, который объединяет все виды убийств в одну группу преступлений, посягающих на человеческую жизнь. Жизнь человека носит общественный характер, а ее охрана определяется отношениями, господствующими в обществе. Жизнь человека неотделима от общественных отношений, поэтому объектом преступного посягательства при убийстве является и жизнь человека и общественные отношения, обеспечивающие охрану этого блага.

Существенное значение для квалификации рассматриваемого преступления имеют моменты начала и окончания человеческой жизни. В российской правовой доктрине доминирует подход, согласно которому под моментом начала жизни человека понимается момент физического отделения эмбриона от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию, возникающему с первого вздоха ребенка.

Определение смерти человека производится в соответствии со ст. 46 Основ законодательства об охране здоровья и «Инструкцией по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий»[13]. Согласно Инструкции констатация смерти человека наступает при смерти мозга или биологической смерти человека (необратимой гибели человека). Биологическая смерть выражается посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер.

Смерть мозга проявляется развитием необратимых изменений в головном мозге, а в других органах и системах частично и полностью обратимых. В соответствии со ст. 9 Закона РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»[14] заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерти мозга).

Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо производит выстрел в человека, уже умершего, с целью лишения его жизни. Убийство в данном случае совершить невозможно, но действия лица все, же представляют общественную опасность, поскольку последствия не наступают по не зависящим от этого лица причинам. Оно должно нести ответственность за покушение на негодный объект.

Выяснение объекта убийства в равной степени имеет значение, как для определения общественной опасности, так и для квалификации этого преступления. При квалификации убийств необходимо учитывать, что жизнь человека как объект преступного посягательства охраняется не только законом об ответственности за убийство, но и рядом других уголовно-правовых норм, направленных на защиту жизни человека. Следовательно, в таких случаях для правильной квалификации важно разграничить посягательства по объекту. Установив, что объектом посягательства была жизнь человека, необходимо провести разграничение между убийством и доведением до самоубийства по объективной стороне состава преступления.

В связи с анализом объекта убийства очень важно всестороннее исследование личности потерпевшего, когда они указываются в законе в качестве обстоятельств, имеющих значение для квалификации (например, убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности). Это позволит разграничить квалификацию по виду убийства.

Субъектом преступления по российскому уголовному праву может быть только вменяемое лицо, достигшее при совершении убийства 14 лет.

Однако возраст и вменяемость не относятся к числу признаков состава преступления, а являются лишь условиями наступления уголовной ответственности. Производство по уголовному делу в отношении малолетнего исключается не за отсутствием состава преступления, а в связи с не достижением им возраста уголовной ответственности. В отношении невменяемого такое решение вопроса противоречило бы нормам УПК РФ, в которой деяние, совершенное такимлицом, признается общественно опасным. Оно привело бы к тому, что лица, использующие малолетнего или невменяемого как орудие убийства, подлежали бы освобождению от уголовной ответственности. Вместе с тем это вовсе не означает, что субъект находится за рамками состава преступления. Без субъекта не может быть преступления. Наличие лица, вследствие виновных действий которого, причинена смерть другому человеку, является необходимым условием признания данного причинения смерти убийством.

В заключение исследования признаков состава преступления и их значения для квалификации убийства необходимо подчеркнуть, что юридический анализ каждого из признаков должен проводиться и в том случае, когда в законе какой-либо из них прямо не упоминается.

2.2 Объективная и субъективная стороны преступления

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Убийство может быть совершено путем, как действия, так и бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий и психического воздействия, когда потерпевший лишается жизни либо непосредственно виновным, либо припомощи других лиц, не сознающих действительного характера содеянного в силу создавшейся обстановки или вследствие психической неполноценности или малолетия. Представляется, что подговор к самоубийству лица, не сознающего значение этого акта, а также создание обстановки "безысходности" для другого лица с тем, чтобы оно покончило с собой, также должны рассматриваться как убийство.

Установление способа действия как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации. При совершении некоторых убийств, способ является квалифицирующим обстоятельством. Установление особой жестокости при убийстве или совершение его общеопасным способом влечет квалификацию по п. «д» или «е» ст. 105 УК РФ и исключает применение другой статьи кодекса.

При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие является лишь внешним признаком преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность заключается в причиненном вреде - смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий является обязательным признаком объективной стороны убийства. Не наступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушению на него влечет квалификацию со ст. 30 УК.

Наконец, еще одним признаком объективной стороны при убийстве является причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. Отсутствие причинной связи между деянием и наступившей смертью потерпевшего либо исключает полностью уголовную ответственность за лишение жизни, либо влечет иную квалификацию деяния.

В отличие от других признаков объективной стороны убийства причинная связь не всегда очевидна. Нередко с ее установление по делам об убийстве на практике встречаются трудности, которые объясняются тем, что иногда не учитывается конкретная обстановка, в которой было совершено убийство.

Между тем вопрос о наличии или отсутствии связи между причиной (действием или бездействием) и следствием (наступившей смертью потерпевшего) нельзя рассматривать вне конкретной обстановки, в которой совершено преступление. В связи с этим по каждому делу об убийстве необходимо установить, что наступившая смерть потерпевшего является следствием определенных действий в конкретной обстановке их совершения.

Конкретная обстановка совершения убийства имеет значение для решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи, и при определенных обстоятельствах - для привлечения данного лица к уголовной ответственности и для квалификации этого преступления. Установление момента совершения убийства без отягчающих обстоятельств, в случае истечения срока давности имеет значение для освобождения лица от уголовной ответственности. Время совершения данного преступления может отразиться и на применении уголовного закона.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего.

Субъективная сторона преступления при его совершении выражается в умысле или неосторожности. Убийство относится к числу тех преступлений, которые могут быть совершены с прямым, или с косвенным умыслом.

Установление признаков субъективной стороны и вины имеет важное значение и для квалификации убийства. Изучение практики показывает, что анализ субъективной стороны при квалификации убийства представляет известную сложность. Неточности в выводах при таком анализе нередко влекут за собой ошибки: неправильно определяется направленность умысла, неосторожное убийство расценивается как умышленное, допускаются выводы о наличии умысла при случайном причинении смерти, наличие причинной связи принимается за доказательство виновности и т. п.

При квалификации убийства должно быть не только выявлено, что оно совершено умышленно, но и определена форма умысла. Только установление прямого или косвенного умысла дает основания для вывода о том, что убийство действительно было совершено, так как вне конкретной формы вины деяние по российскому уголовному праву не может быть признано преступлением.

Разграничение прямого и косвенного умысла необходимо для индивидуализации ответственности и для отграничения убийства от других преступлений.

При анализе субъективной стороны убийства в связи с мотивом возникает вопрос о соотношении мотива и формы умысла. По общему правилу мотив убийства свидетельствует о прямом умысле. Лицо, руководствуясь, например корыстными или хулиганскими побуждениями, добивается определенной цели. Однако исключить в этом случае возможность совершения убийства с косвенным умыслом было бы неправильно.

Мотив характеризует волю субъекта. Целью является, то последствие к наступлению, которого стремится виновный, совершая преступление. Мотив и цель, как правило, разграничиваются в законе и имеют самостоятельное значение для квалификации некоторых видов убийств. Установление цели сокрытия другого преступления влечет признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Но мотив и цель при убийстве могут совпадать. Например, лицо, совершая убийство по корыстному мотиву, стремиться к достижению корыстной цели.

3. Убийство при отягчающих обстоятельствах

3.1 Ответственность за убийство двух и более лиц

Дореволюционное уголовное законодательство России не предусматривало состава убийства двух или более лиц, но, тем не менее, со случаями убийства нескольких лиц судебной практике приходилось сталкиваться. Н. С. Таганцев писал: «Осуществление плана при убийстве выражается в причинении известного материального результата - смерти лица, иногда этот план ограничивается одною жертвою, но иногда в расчет виновного может входить предполагаемое лишение жизни нескольких лиц. Положим, например, что, собираясь обокрасть какой-либо дом, виновный умерщвляет всех лиц, там находящихся, или совершает это истребление в том последовательном порядке, в котором эти лица возвращаются в дом, и т. д., он обвиняется в одном только убийстве, несмотря на то, что действия, им совершенные, по отношению к каждому убитому им лицу, являют полный состав преступления. Единство плана, выраженное в данном действии, заставляет видеть здесь не совокупность преступлений, а одно целое»1.

Пленум Верховного Суда РФ отмечает моменты, касающиеся правил квалификации убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ: 1) убийство двух и более лиц одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений;

2) ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Обращает на себя внимание то, что Пленум Верховного Суда РФ как ранее не требует единство умысла виновного - на лишение жизни всех жертв преступления (как обязательного признака состава убийства). И допускает, что для убийства двух или более лиц как единого состава преступления как одновременное причинение смерти двум или более лицам признается единым преступлением, так и разновременное причинение смерти потерпевшим.

В ситуациях, когда смерть нескольким лицам причинена одновременно в результате, например, таких действий виновного как взрыв, обвал, отравление, то никаких сомнений в том, что применению подлежит п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, не возникает. В данном случае имеются все признаки убийства двух или более лиц, называемые в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ.

Анализ уголовно-правовой литературы показывает, что единства мнений в вопросах толкования п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ в науке уголовного права не существует. Первоначально авторы расходились в понимании того, что лежит в основании выделения убийства двух или более лиц в качестве квалифицированного вида преступления, затем - в толковании признаков состава убийства двух или более лиц. Проблема толкования п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ еще далека от своего разрешения.

Так, Н. И. Загородников высказал мнение, что «повышенная общественная опасность убийства при одновременном лишении жизни несколько человек определяется особой тяжестью последствий (смерть нескольких человек) и особой опасностью личности преступника, который пошел ради своих низменных интересов на лишение жизни двух или более лиц. Судебная практика при определении меры наказания всегда учитывает это обстоятельство как отягчающее».[15] Именно в одновременности убийства несколько лиц одним виновным видел автор повышенную общественную опасность преступления, не раскрывая при этом содержание понятия «одновременность» и не показывая разницу между пунктами «з» и «и» ст. 102 УК РСФСР.

М. К. Аниянц утверждал, что по п. «з» ст. 102 УК РСФСР квалифицируется одновременное убийство двух или более лиц с тем, чтобы отграничить этот вид преступления от повторного убийства, когда смерть причиняется также двум или более лицам, но каждое из убийств, представляет собой самостоятельное преступление».[16]

Он исходил из того, что: «Убийство двух или более лиц, квалифицируемое по п. «з» ст. 102 УК РСФСР, характеризуется, как правило, единством намерения и обычно связано между собой временем и местом совершения преступления. Если этих признаков нет (например, вначале совершается одно убийство, а спустя несколько дней второе), то содеянное надлежит квалифицировать как убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (п. «и» ст. 102)».[17]

Таким образом, первоначально в литературе высказывалось мнение, что для убийства двух или более лиц обязательным и характерным условием является одновременность причинения смерти нескольким лицам.

В дальнейшем, видимо под влиянием указаний Пленума Верховного Суда и решений судебной практики, подход исследователей сменился на противоположный. Многие стали высказывать точку зрения, что единства времени и наступления последствий не требуется, а важно, чтобы было единство преступного намерения виновного. В настоящее время многие исследователи до сих пор придерживаются этой точки зрения.

Например, С. М. Корабельников пишет, что «посягательство на жизнь нескольких лиц может следовать через определенный промежуток времени и даже не совпадать по месту совершения убийства. Однако, если убийство нескольких лиц не совпадает по месту и времени их совершения, необходимо, чтобы каждый факт убийства являл собой эпизод единого преступного намерения лишить жизни несколько лиц».[18]

Н. И. Коржанский отмечает, что если лишение жизни двух или более лиц охватывалось единым умыслом, то разрыв во времени между убийством одного и убийством другого потерпевшего юридического значения не имеет и на квалификацию не влияет.[19]

В учебной и научной литературе чрезвычайно широко распространено мнение о том, что разновременное убийство нескольких жертв, совершенное по разным мотивам, но при единстве умысла на лишение их жизни, может быть квалифицировано как убийство двух или более лиц.

Т. В. Кондрашова утверждает, что: «При лишении жизни нескольких лиц субъект может руководствоваться различными мотивами и преследовать различные цели».[20]

С. В. Бородин пришел к иному выводу. По его мнению, о единстве преступного намерения свидетельствует умысел на лишение жизни двух или более лиц и один и тот же мотив преступления. С. В. Бородин отмечает, что: «Мотив не может считаться во всех случаях обязательным признаком единства преступного намерения виновного. Вполне возможна квалификация по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, когда два лица убиты одно за другим по разным мотивам, например смерть одному потерпевшему причинена из хулиганских побуждений, а другому — в связи с выполнением им общественного долга».[21]

Л. А. Андреева считает, что «конечно, мотив является самостоятельным признаком субъективной стороны состава, и единый умысел на убийство может быть и при разных мотивах, но под п. «а» ч. 2 ст. 105 такая ситуация не подпадает, так как речь идет о едином преступлении, и при квалификации п. «а» ст. 105 УК при разных мотивах один из них либо игнорируется, либо распространяется и на то убийство, к которому отношения не имеет».[22]

Мотив преступления дает ответ на вопрос, почему виновный совершил преступление. Мотив это движущая сила, которая толкает виновного на совершение преступления. Если имеются разные мотивы, значит, имеются и разные преступления. Особенно это касается убийств.

Не случайно в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. уделено внимание на то, что «если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ».[23]

Это правильное указание, потому что данные мотивы исключают друг друга.

Но это совсем не означает, что только одновременное причинение смерти нескольким лицам подпадает под признаки преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Разновременное причинение смерти нескольким лицам также может быть квалифицировано как убийство двух или более лиц. Один из случаев описывает Л. А. Андреева:

«Владимиров во время отбытия наказания за грабеж поклялся приятелям по заключению, что расправится со свидетелями, которые давали уличающие его показания. Выйдя из колонии, он приехал в деревню, где жила одна свидетельница Жарова, и пытался ее убить, ударив ножом в спину. Затем Владимиров сел в автобус и поехал в город, где хотел найти сестру Жаровой - второго свидетеля. Через несколько дней он подкараулил Жарову (сестру), когда она выходила из ворот фабрики после смены и стал преследовать ее с целью нанести удар ножом в спину. Там он был задержан».[24]

Преступные действия Владимирова, несмотря на разрыв во времени покушения на убийство одного человека и приготовления к убийству второго охватываются единством намерения и совершены по одному мотиву мести за выполнение общественного долга. В этом случае есть основания для признания того, что виновным совершалось единое преступление, направленное на причинение смерти двум лицам.

Таким образом, для признания убийства двух или более лиц единым преступлением, необходимо установить, что имелось единство преступного намерения виновного на убийство нескольких лиц. При одновременности убийств мотив и характер умысла виновного по отношению к смерти потерпевших может быть любой. При убийстве в разное время умысел может быть только прямым, направленным на лишение жизни нескольких лиц, а мотив - одним и тем же. Но мотивы не должны исключать друг друга.

При квалификации содеянного по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует иметь в виду то, что содержание понятия «единство преступного намерения» различается применительно к одновременным и разновременным убийствам.

Для квалификации содеянного по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ при разновременном совершении убийств должен быть установлен и доказан только прямой умысел на убийство всех потерпевших. Так в вышеприведенных примерах Владимиров действовал с прямым умыслом на убийство всех своих жертв.

При одновременном убийстве умысел может быть как прямым, так и косвенным. Возможны следующие варианты отношения виновного к смерти потерпевших при одновременном убийстве или посягательстве на их жизнь: 1) прямой умысел на убийство всех потерпевших; 2) косвенный умысел по отношению к возможной гибели нескольких лиц, при этом двое потерпевших погибают; 3) сочетание прямого и косвенного умысла, т. е. прямой умысел на убийство одного лица и косвенный на убийство другого (их) лиц, если в результате содеянного виновным погибли два или более лица.

При первом варианте, когда виновный стремился причинить смерть двум или более лицам, но своей цели не достиг, т. е. желаемые последствия в виде гибели потерпевших не наступили, возможно, применение п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в виде покушения на убийство двух или более лиц). При втором и третьем вариантах п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ при отсутствии последствий в виде гибели двух или более лиц применять нельзя.

Иначе говоря, покушение на убийство двух или более лиц возможно только с прямым умыслом, направленным на лишение жизни всех потерпевших, т. е. когда виновный осознавал опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность гибели двух или более лиц и желал этого. Ответственность за убийство двух или более лиц наступает только когда имеются последствия в виде гибели двух или более лиц, при этом у виновного по отношению к наступившим общественно опасным последствиям был умысел (любой) к смерти потерпевших. В этом случае умысел может быть как прямым, так и косвенным или возможно сочетание прямого умысла на убийство одного и косвенного на убийство другого(их).

3.2 Убийство лица и его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга

В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999г. отмечается, что: «По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность»1.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями не зависимо от форм собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества, или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий.

Отличительной чертой данного квалифицированного вида убийства является то, что оно совершается со специальной целью или из побуждений, вызванных деятельностью или поступком потерпевшего (его близких), т. е. по определенному мотиву. Цель воспрепятствования правомерному осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга означает ни что иное, как желание или не допустить соответствующее правомерное поведение или поступок потерпевшего, или желание по каким-либо причинам данное поведение или поступок пресечь. Иначе говоря, в этом случае движущим мотивом действий виновного лица выступает стремление воспрепятствовать осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга. Воспрепятствование происходит или до осуществления служебной деятельности (до выполнения общественного долга), или непосредственно в процессе ее осуществления (его выполнения). Чаще всего преступление совершается по мотиву мести за выполнение служебного или общественного долга. Необходимо подчеркнуть, что с точки зрения закона безразлично, когда произошли действия, вызвавшие месть виновного лица. Для квалификации, например, по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ достаточно установления того факта, что преступление было совершенно по мотиву мести за выполнение служебного или общественного долга.

Так судебной практике известен случай, когда преступление было совершено по истечении почти 20 лет после того, как потерпевший выполнил действия, послужившие поводом к мести.

П. М. 22 мая 1963 г был осужден Верховным Судом Дагестанской АССР по ст. 15 и п. «в» ст. 102 УК РСФСР за то, что он 26 февраля 1963 г покушался на убийство П. в связи с выполнением последним служебного долга.

Президиум Верховного Суда РСФСР 19 февраля 1966г. оставил без удовлетворения протест заместителя Генерального Прокурора СССР, в котором ставился вопрос о переквалификации действий П. М. на ст. 15 и 103 УК РСФСР, предусматривающим ответственность за покушение на умышленное убийство без отягчающих обстоятельств.

Генеральный Прокурор СССР внес по тем же основаниям протест в Пленум Верховного Суда СССР. Пленум Верховного Суда СССР не нашел оснований для удовлетворения протеста. Как установил суд, совершению преступления предшествовали следующие события.

П. М. в 1943 г. был осужден за кражу к 2 годам лишения свободы. В 1944г. он совершил побег из тюрьмы, но вскоре был задержан П., работавшим тогда в тюремной охране оперативным стрелком. П. М. просил отпустить его, но П. не согласился, и тогда П. М. обещал отомстить, пригрозив убийством.

После освобождения из мест заключения П. М. жил и работал в г. Махачкале и 26 февраля 1963г., находясь в гостях у Килесханова, среди других лиц встретил П. Со словами «вот теперь ты мне попался, я тебя убью» - П. М. бросился на П. и пытался нанести ему удар ножом в грудь. Потерпевший сумел уклониться, и удар пришелся в живот. В результате П. получил легкое телесное повреждение без расстройства здоровья. П. М. пытался еще раз нанести удар потерпевшему, но присутствующий там Ибрагимов помешал ему.

В протесте предлагалось изменить квалификацию действий П. М. по тем основаниям, что столкновение последнего с П. в связи с выполнением им служебных обязанностей произошло за 19 лет до совершения данного преступления, причем в этот период П. М., по его словам, встречался с П. При таком положении, покушение на убийство должно рассматриваться как совершенное на почве обычной мести, не связанной со служебной деятельностью потерпевшего, и ввиду отсутствия отягчающих признаков квалифицироваться по ст. 103 УК РСФСР.

Пленум Верховного Суда СССР указал, что с приведенными доводами согласиться нельзя. Пленум Верховного Суда СССР отметил, что в протесте неправильно указывается, будто осужденный П. М., по его словам, проживая в г. Махачкале после освобождения из заключения, встречался с П. В действительности, П. М. ничего подобного не утверждал, показав лишь в судебном заседании, что якобы видел как-то П. в автобусе в 1962г., но не может точно сказать, был ли это П.

Таким образом, первая встреча между этими людьми после события, происшедшего в 1944г., произошла в 1963г. на квартире Килесханова, где П. М. почти сразу же по приходе набросился с ножом на П. и пытался его убить.

Единственным мотивом покушения на убийство, как это видно по обстоятельствам дела, являлась месть за то, что в свое время потерпевший, выполняя служебный долг, задержал П. М.

То обстоятельство, что событие, послужившее поводом к покушению на убийство, произошло задолго до совершения рассматриваемого преступления, не является основанием для вывода о том, что с прошествием времени изменилось существо мотива, побудившего П. совершить покушение на убийство.

В этой связи, отметил Пленум Верховного Суда СССР, в постановлении Президиума Верховного Суда РСФСР по данному делу правильно указано, что ответственность за покушение на убийство в связи с выполнением потерпевшим своего служебного долга наступает независимо от того, сколько прошло времени после совершения потерпевшим тех действий по службе, в связи с которыми и произошло покушение на убийство. Важно лишь то, что убийство совершено из мести именно за эти действия.

Ввиду изложенного Пленум Верховного Суда СССР не нашел оснований для изменения квалификации преступления, совершенного, и оставил протест Генерального Прокурора СССР по делу П. М. без удовлетворения1.

В некоторых ситуациях возникает проблема конкуренции различных мотивов, определивших действия виновного лица. В таких случаях, по нашему мнению, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит вменению лишь тогда, когда преступление было вызвано именно правомерным поведением потерпевшего, а не какими-то другими мотивами. Например, если было совершено убийство лица при выполнении им своего служебного долга из корыстных побуждений с целью завладения имуществом, то п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ вменению не подлежит, поскольку в подобных случаях преступление обусловливается не служебной деятельностью потерпевшего, а желанием похитить имущество.

Убийство или причинение вреда здоровью, совершенное в связи с осуществлением служебной деятельности (выполнением общественного долга) само по себе не дает основания для квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью. Обязательным признаком, который подлежит установлению в каждом конкретном случае, является правомерность действий потерпевшего лица или его близких. Правомерность действий на нашему мнению означает, что потерпевший или его близкие не совершали преступления или иного правонарушения, а действовали в строгом соответствии с требованиями службы или нравственными нормами.

Если действия потерпевшего были неправомерны, т. е. содержали в себе признаки какого-либо правонарушения или преступления, то основания для квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. «а» ч. 2 ст. 111 и п. «б» ч. 2 ст. 112 УК РФ) отсутствуют. Действия виновного в этом случае, при отсутствии других отягчающих или смягчающих ответственность обстоятельств, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В настоящее время считается общепризнанным, что виновный должен знать о том, что он действует в отношении лица, правомерно выполняющего служебный или общественный долг. В противном случае квалификация его действий, например, по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ исключается. Однако в некоторых случаях незнание того, что потерпевший выполняет действия, входящие в круг его служебных или специально возложенных на него общественных обязанностей, не освобождает виновного от ответственности за преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В настоящее время непосредственно в тексте закона (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ, п. «б» ч. 2 ст. 112 УК РФ) прямо указано, что потерпевшим от преступления может быть как лицо, которое осуществляло свой служебный или общественный долг, так и его близкие. В то же время уголовный закон умалчивает о том, какое лицо подпадает под понятие «близкие». Из текста закона нельзя сделать однозначного вывода о том, кто относится к близким потерпевшего. Относятся ли к ним только его близкие родственники или к ним могут относиться и другие лица? Ведь легко представить ситуацию, когда смерть из мести причиняется, например, невесте потерпевшего, его лучшему другу, двоюродному брату, теще и т. д.

В п. 6 действующего постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» понятие «близкие» определяется следующим образом: «К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений».

Обращает на себя внимание оборот, употребленный в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, «заведомо для виновного дороги потерпевшему». В связи с данной формулировкой постановления при определении наличия состава рассматриваемого преступления, если было совершено убийство родственника, с которым у лица, выполнявшего свой служебный (общественный) долг были неприязненные отношения на практике возникают сложности. Например, была убита жена, с которой у потерпевшего были достаточно сложные отношения. Виновный знал характер взаимоотношений сторон, но поскольку у выполнявшего свой служебный (общественный) долг никого из родственников больше не было, то виновный и убил его жену из мести.

По мнению Попова А. Н. подобная квалификация возможна, поскольку в этом случае был убит родственник потерпевшего1. Словосочетание «жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений» не относится к родственникам. Если речь идет об убийстве ближайших родственников, то независимо от взаимоотношения сторон, имеются все основания для квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Ошибка в личности потерпевшего при убийстве в связи с выполнением потерпевшим служебного (общественного) долга не должна влиять на квалификацию содеянного, поскольку виновный в этом случае действует по определенному мотиву. Независимо от того, ошибся ли виновный в личности близкого или лица, выполнявшего служебный (общественный) долг, содеянное все равно следует квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Законом предусматривается ответственность за убийство, совершенное по определенному мотиву, в рассматриваемом случае виновный действует или по мотиву воспрепятствования выполнению служебного (общественного) долга, или по мотиву мести за выполнение данного долга. Заблуждение касается личности потерпевшего. По общему правилу ошибка в личности потерпевшего не оказывает влияния на квалификацию убийства, однако мотив преступления должен обязательно найти отражение в формуле обвинения. В рассматриваемом случае мотив преступления является квалифицирующим признаком, отягчающим ответственность виновного лица. Поэтому и квалификация совершенного убийства должна быть соответствующей.

Нельзя содеянное квалифицировать и по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку в этом случае игнорируется мотив действий виновного лица. Неправильной будет и квалификация содеянного по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть как покушение на квалифицированное убийство, поскольку смерть потерпевшему фактически причинена, преступление окончено. Характер ошибки не позволяет квалифицировать содеянное как покушение на преступление, поскольку ошибка в личности потерпевшего не влияет на квалификацию действий виновного лица.

Таким образом, в случае заблуждения виновного в личности погибшего при совершении убийства с целью воспрепятствования правомерному осуществлению потерпевшим своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность, содеянное должно быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

3.3 Умышленное убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека

Отягчающие обстоятельства убийства, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ являются новыми для российского законодательства.

Понятие «беспомощное состояние» фигурирует не только в УК РФ, но и в некоторых других федеральных законах Российской Федерации, например, в законе РФ от 2 июля 1992 г «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»[25] понятие «беспомощное состояние» раскрывается, как неспособность лица самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности. В ст. 10 Закона РФ «О милиции» сказано, что милиция в соответствии с поставленными перед ней задачами обязана оказывать помощь гражданам, находящимися в беспомощном либо ином состоянии, опасном для их здоровья и жизни.[26]

Поскольку в диспозиции закона речь идет об убийстве, то можно предположить, что применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 105 УК РФ, беспомощное состояние - это положение лица, при котором он в силу каких-либо обстоятельств не может сам себя защитить в момент посягательства на его жизнь. Беспомощное состояние может быть постоянным или временным в зависимости от обстоятельств, его обусловивших. Это не должно влиять на признание наличия состояния беспомощности в момент причинения смерти потерпевшему. Не должны влиять на квалификацию содеянного и обстоятельства, в силу которых потерпевший оказался в беспомощном состоянии.

Так, по мнению С. В. Бородина к убийствам, совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшего, кроме убийств тяжелобольных, престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее, относятся также убийства лиц, находящихся в состоянии обморока, опьянения или сна, когда они не могут реагировать на действия виновного.[27]

Л. А. Андреева считает, что к беспомощным потерпевшим следует отнести тех, кто в силу каких-либо объективных, в том числе личностных, признаков не может оказать сопротивление убийце. По ее мнению, беспомощность может быть обусловлена возрастом (глубокая старость, малолетний возраст), болезнью, физическим недостатком, состоянием сильного опьянения, сном, положением тела (связанный человек) и т. п., т. е. беспомощное состояние имеет место тогда, когда жертва убийства в силу физического или психического состояния не способна защитить себя.[28]

Судя по опубликованным работам, первым автором, который высказал точку зрения, отличную от общепринятой, был профессор Кубанского госуниверситета С. Дементьев.[29] Так, С. Дементьев утверждает: «Устанавливая ответственность за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, законодатель имел в виду, что в таком случае потерпевшему причиняются дополнительные, особые страдания. Он сознает, что его сейчас или вскоре убьют, но в силу своего физического состояния не может ни оказать сопротивления, ни позвать на помощь. Это состояние заведомо понимает убийца, значит, действует более цинично и нагло, нежели тот, который, как говорится, убивает «из-за угла»[30]

Так, приговором суда ЕАО от 28 ноября 2002 года Оруджов А. оглы был осуждён по ст.111 ч.4 УК РФ и по ст.105 ч.2 п. п. «в, к».

В ночь с 3 на 4 марта 2002 г. в коридоре квартиры 18 дома 8 «а» по ул. Бумагина в г. Биробиджане, Оруджов А. оглы, на почве личных неприязненных отношений к своим дочерям, возникших после ухода из дома его гражданской жены Кучиной Т. Г., желая отомстить детям за уход их матери, в присутствии своих малолетних сыновей Оруджова С. А., Кузнецова В. А., а так же гражданки Кузнецовой Е. В., умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью Оруджовой Э. А. понимая, что дети находятся в зависимости от него и не могут оказать какого-либо сопротивления, то есть находятся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью стал наносить им удары ладонями рук по лицу, а затем множество ударов ремнем и деревянной палкой по различным частям тела и головам своих дочерей Оруджовой Э. А. и Кучиной О. А. После того, как Оруджова и Кучина вырвались и перебежали на диван в зал, Оруджов, продолжая свои умышленные преступные действия, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью Оруджовой, залез на диван, откуда ногами скинул Оруджову и Кучину, где, продолжая наносить удары ногами по различным частям тела и головам, переместил их в детскую комнату, где продолжил избиение деревянной палкой. Жестоко избивая своих малолетних дочерей в присутствии малолетних Оруджова и Кузнецова, Оруджов осознавал, что своими действиями причиняет особые физические и психические страдания как дочерям, так и сыновьям, наблюдавшим его жестокие действия.

После того как Кузнецова заявила, что вызовет наряд милиции, Оруджов временно прекратил свои преступные действия. Однако, когда Кузнецова покинула детскую комнату, Оруджов, продолжил свои умышленные преступные действия, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью Оруджовой. Он вновь стал наносить удары палкой и ногами по различным ча

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовно-правовая характеристика убийства по российскому уголовному законодательству". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 537

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>