Дипломная работа на тему "Уголовно-правовая характеристика преступлений против общественной нравственности"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовно-правовая характеристика преступлений против общественной нравственности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовно-правовая характеристика преступлений против общественной нравственности":


Содержание

Введение

Глава 1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны общественной нравственности

1. Преступления против общественной нравственности в историческом становлении уголовного законодательства России

2. Общественная нравственность как объект уголовно-правовой охраны

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершаемых в сфере общественной нравственности

1. Преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны сложившихся сексуальных отношений в обществе

2. Преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны нормального духовного и психического развития взрослых лиц и малолетних в области сексуальных отношений

3. Иные преступления, совершаемые в сфере общественной нравственности

Заключение

Библиографический список

Введение

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам написать любые проекты по нужной вам теме. Качественное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Новокузнецке и в других городах России.

Актуальность темы дипломной работы. Одним из необходимых и обязательных компонентов нормального функционирования любого государства является общественная нравственность. В уголовном законодательстве России к преступлениям, посягающим на общественную нравственность относят деяния, предусмотренные ст. 240-245 УК РФ: ст. 240 "Вовлечение в занятие проституцией", ст. 241 "Организация занятия проституцией", ст. 242 "Незаконное распространение порнографических материалов или предметов", ст. 242-1 "Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних", ст. 243 "Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры", ст. 244 "Надругательство над телами умерших и местами их захоронения", ст. 245 "Жестокое обращение с животными". Несмотря на усилия законодательных, правоохранительных органов по совершенствованию борьбы с данной категорией преступлений (внесение изменений в уголовное законодательство и др.) многие проблемы в данной области остались неразрешенными. Указанные преступления представляют явную опасность, касающуюся всего общества, самих условий его существования. В период 2005-2009 гг. в России было зарегистрировано следующее количество указанных преступлений: ст. 240 УК - 900; ст. 241 УК - 2 777; ст. 242 УК -6 539; ст. 242-1 УК - 84; ст. 243 УК - 346; ст. 244 УК - 5 991; ст. 245 УК - 2 679.

Проблема уголовно-правовой охраны нравственности не нашла всестороннего освещения в правовой литературе. Научные исследования в области преступлений против общественной нравственности заключались лишь в комментировании и анализе отдельно взятых уголовно-правовых норм. Так, отдельным преступлениям против общественной нравственности были посвящены труды таких ученых, как М. А. Ефимов, A. M. Иванов, С. М. Кочои, В. Н. Кудрявцев, В. А. Михальцевич, A. M. Нечаев, В. А. Номоконов, С. А. Приданов, Р. А. Сабитов, М. А. Селезнев, С. П. Щерба и других. Однако проблема уголовно-правовой охраны общественной нравственности до настоящего времени не получила комплексного исследования. Кроме того, до сих пор в юридической литературе вопрос о понятии общественной нравственности, его содержании разработан недостаточно. Спорные вопросы ответственности лиц, совершающих преступления против общественной нравственности, окончательно не разрешены, отсутствует единообразное толкование признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 240-245 УК РФ, а главное, постоянно возникают трудности в правоприменительной практике при реализации уголовно-правовых средств борьбы с преступлениями против общественной нравственности.

Все изложенное обусловливает актуальность теоретической разработки проблем уголовно-правовой охраны общественной нравственности.

Целью дипломной работы является комплексное изучение института уголовно-правовой охраны общественной нравственности; научный анализ элементов составов и квалифицирующих признаков преступлений, предусмотренных ст. 240-245 УК РФ, формирование по результатам исследования выводов и предложений, направленных на совершенствование уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за преступления против общественной нравственности; выявление особенностей квалификации анализируемых деяний.

Достижение указанной цели возможно путем реализации следующих основных задач:

-  провести анализ возникновения и развития правовых форм закрепления уголовной ответственности за преступления против общественной нравственности в отечественном уголовном законодательстве;

-  определить понятие и содержание общественной нравственности как объекта уголовно-правовой охраны;

-  проанализировать уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против общественной нравственности, и выявить пробелы в уголовно-правовом регулировании;

-  определить особенности квалификации рассматриваемых преступлений и провести разграничения со смежными деяниями;

-  разработать и аргументировать конкретные предложения по совершенствованию уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления против общественной нравственности.

Объект и предмет исследования. Объектом данного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступлений против общественной нравственности. Предметом исследования выступают: ранее действовавшее и современное российское законодательство, регламентирующее ответственность за преступления против общественной нравственности; материалы соответствующей правоприменительной практики; юридическая и иная литература, касающаяся проблем борьбы с данными преступлениями.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, другие нормативно-правовые акты, российское уголовное законодательство (как современное, так и действовавшее ранее, в том числе и в дореволюционный период), следственная и судебная практика.

Структура работы определена целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны общественной нравственности

1. Преступления против общественной нравственности в историческом становлении уголовного законодательства России

Зачатки норм об уголовной ответственности за преступления против общественной нравственности содержались уже в первых уголовно-правовых актах Руси.

Из Соборного Уложения России 1649 года к преступлениям против общественной нравственности можно отнести деяния, указанные в главе 1 данного Уложения "О богохульниках и церковных мятежниках", которая состоит из 9 статей. В то время нравственные понятия, принципы были крепко связаны с церковью, христианским учением. Вся данная глава Соборного Уложения содержит санкции за ненадлежащее поведение в церкви, а также ненадлежащее поведение в отношении церковнослужителей. Так статья 1 карает за непристойные выражения в адрес христианского Бога, Иисуса Христа, Богородицу, причем высказанные не, только христианами, но и людьми иной веры: "Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или русской человек, возложит хулу на господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую его пречистую владычицу нашу Богородицу и приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых его угодников, и про то сыскивати всякими сыски на крепко. Да будет сыщется про то допряма и того богохульника обличив, казнити, зжечь".

Статья 2 данной главы предусматривает наказание за срыв проведения церковной литургии: "А будет какой бесчинник пришед в церковь божию во время святыя литургии, и каким ни буди обычаем, божественныя литургии совершите не даст, и его изымав и сыскав про него допряма, что он так учинит, казнити смертию безо всякия пощады". Как видим, наказание за нарушение церковной этики было самым строгим - смертная казнь.

Статья 3 предусматривает наказание за непристойное поведение во время церковной службы: "А будет кто во время святыя литургии и в иное церковное пение, вшед в церковь божию учнет говорити непристойные речи патриарху, или митрополиту, или архиепископу и епископу, или архимариту, или игумену, или священническому чину, и тем в церкви божественному пению учинит мятеж, а государю про то ведомо учинится и сыщится про то допряма, и тому бесчиннику за ту его вину учинити торговую казнь".

Из главы 22 данного Соборного Уложения, которая звучит "Указ за какие вины кому чинити смертная казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чините наказание" к преступлениям, посягаемым на нравственность, можно отнести:

Ст. 4, которая гласит: "А будет кто сын или дочь, не помня закона христианского, учнет отцу или матери грубыя речи говорить, или отца и матерь з дерзости рукою зашибет, и в том на них отец и мати учнут бита челом, и таких забывателей закона христианского за отца и матерь бита кнутом". Из данной нормы видно строгое общественное порицание грубого отношения детей к родителям.

В ст. 25 указано: "А будет кто мужескаго полу, или женского, забыв страх божий и христианский закон, учнут делати свады жонками и девками на блудное дело, а сыщется про то допряма, и им про такое беззаконное и скверное дело учинити жестокое наказание, бити кнутом". Данная норма уже в те времена предусматривала наказание за сводничество.

Теперь рассмотрим статьи Соборного уложения 1649 г., касающиеся отношения к животным (глава 10 "О суде"):

Ст. 209: "А будет кто чужую животину, загнав к себе на двор из своего хлеба или с лугов, учнет держати в запоре и держав в запоре, голодом уморит, и в этом будут на него челобитники и с суда про то сыщется допряма, и за ту животину, которую он уморит, велеть на нем доправити цену по указанной цене и отдати истцу. А будет у истца ту лошадь или иную какую животину напередь того кто воровал и давал денег больше того, а сыщется про то допряма же, и ему за ту умершу лошадь или за иную животину велеть на том, кто ея уморит, доправити ту цену то купцы давали.

Ст. 274: "А будет кто у кого возьмет в наем лошадь или иное что, да испортит, и в том на него будут челобитники и с суда сыщется про то допряма, что он наемного испортил, и истцом велеть на нем за то наемное взяти цену по оценке сторонних людей, а то, что он испортит, отдати ему".

Ст. 282: "А будет кто у кого собаку убъет нарочным делом и на нем по сыску велеть за ту собаку, доправя указанную цену, отдати истцу".

Видим во всех этих трех нормах, животные рассматриваются как предметы собственности человека. Наказание здесь имеет место, только если животное является собственностью человека, принадлежность того или иного животного конкретному человеку должна быть обязательно (не дикое и не бездомное животное). Так, что при всей жестокости обращения с животными, указанными в данных нормах (убийство собаки, уморение животных голодом), на данном этапе развития уголовного законодательства, эти преступления также посягают на собственность.

Далее исследуемые нормы получили развитие в Уложении о наказании уголовных и исправительных 1845 года, Уголовном Уложении 1903 года. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных нормы об ответственности за рассматриваемые преступления отнесены в раздел 8 "О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния", а именно в его главу IV "О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений" (ст. 993-1003). Данная глава состояла из двух отделений. В первом помещались нормы "о соблазнительном и развратном пороке мужеложстве" и "изобличении в равно "противоестественном пороке скотоложстве". Второе отделение включало нормы "о противных нравственности и благопристойности сочинениях, изобличениях, представлениях и речах" например, о наказании за распространение сочинений, имеющих целью "развращение нравов" или "явно противных нравственности или благопристойности или клонящихся к сему соблазнительных изобретений".

Уголовное уложение 1903 года связано с преступлениями против общественной нравственности и определяет уже несколько иной круг деяний. Любодеяние, сводничество, мужеложство были отнесены к главе "О непотребстве" и помешены в число преступлений против отдельных лиц, а глава XIII включала нормы об ответственности за следующие преступления "нарушающие постановления о надзоре за общественной нравственностью": публичное нарушение благопристойности произнесением бесстыдных слов или бесстыдных поступков (квалифицированный состав заключается в "любострастном или ином противонравственном действии, соединенном с соблазном для других"); хранение для продажи, продажу, публичное выставление или иное распространение заведомо "бесстыдных" сочинений или изображений; жестокое обращение с душевнобольным, вверенным надзору или попечению виновного; обращение "в нищенство" или иное безнравственное занятие лица моложе семнадцати лет; появление в публичном месте в состоянии явного опьянения, угрожающего безопасности, спокойствию или благочинию; участие в сборище для публичного распития крепких спиртных напитков на улицах или площадях, или во дворах или подворотных пространствах; причинение неприятных мучений домашним животным; открытие общенародного увеселения без установленного законом или обязательным постановлением разрешения; устройство воспрещенной законом или обязательным постановлением игры в карты, в кости и т. п. или предоставлении для такой игры своего помещения.

Вместе с тем в Уголовном Уложении России 1903 г. предусматривалась ответственность за некоторые деяния, связанные с проституцией. Так в ст. 526 Уложения устанавливалась ответственность за вовлечение лица женского пола путем применения насилия над личностью, угрозы убийством, весьма тяжким или тяжким телесным повреждением потерпевшей или члена ее семьи, или посредством обмана, или злоупотребления своей властью над этим лицом, или с использованием беспомощного положения, или зависимости лица от виновного. За совершение этого преступления было предусмотрено наказание в виде лишения свободы в тюрьме на срок не менее трех месяцев. Если склонение к занятию проституцией сопровождалось выездом за пределы России, то виновное лицо подлежало отбыванию наказания в исправительном доме на срок не свыше трех лет.

Лицо, которое в виде промысла занималось вовлечением женщин в занятие проституцией, наказывалось заключением в исправительном доме. Покушение на совершение этого преступления было наказуемо.

Необходимо подчеркнуть, что Уложение 1903 г. предусматривало ответственность за вовлечение в занятие проституцией только женщин. Вместе с тем вне поля зрения Уложения оставалась мужская проституция. В ст. 527 Уложения говорилось, что лицо мужского пола, занимающееся в виде промысла из корыстных соображений сутенерством в отношении женщины, находившейся в зависимом от него положении или с использованием ее беспомощного состояния, подлежало тюремному заключению.

Такое же наказание назначалось лицу, виновному в вербовке из корыстных соображений в виде промысла лиц женского пола для занятия проституцией в притонах разврата.

В дореволюционной России легально существовали дома терпимости.

Уголовное уложение России 1903 г. предусматривало ответственность за нарушение правил, установленных в этих домах, в целях пресечения вредных последствий. Вероятно, в основном имелось в виду пресечение заражения венерическими болезнями. Так, в 1889 г. в домах терпимости было обнаружено 61,3 % проституток, больных сифилисом. В ст. 528 Уложения за такое деяние предусматривался арест или денежный штраф на сумму не свыше 500 рублей.

Статья 529 Уложения устанавливала наказание в виде тюремного заключения для лиц, принимающих "на работу" в притоны разврата женщин моложе 21 года, или же тех, кто виновен в удержании в притонах женщин, желающих оставить этот промысел.

После образования РСФСР проституция была объявлена вне закона, что предполагало и запрет притонов разврата.

Впервые понятие "притон" определялось в циркуляре Наркомздрава от 26 января 1923 г. № 21, строжайше воспрещавшем содержание притонов разврата как временных, так и постоянных, под какой бы замаскированной вывеской они ни существовали (публичные дома, номера, бани, частные квартиры и т. д.) и где бы ни находились.

Уголовные кодексы 1922 и 1926 годов вообще отказывались от выделения общественной нравственности в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. В частности, "сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих учету" рассматривалось как преступление против порядка управления.

Уголовный кодекс 1922 г. устанавливал ответственность за принуждение из корыстных или иных личных "видов" к занятию проституцией, совершенное посредством физического или психического воздействия (ст. 170), за сводничество, содержание притонов разврата, а также за вербовку женщин для проституции (ст. 171). Данные нормы были отнесены в главу V Кодекса "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности". За вовлечение в проституцию лица, находившегося на попечении или в подчинении виновного либо не достигшего совершеннолетия, устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет (ч. 2 ст. 171).

В УК РСФСР 1922 г. имелась также ст. 87, которая гласила: "Оскорбительное проявление неуважения к РСФСР, выразившееся в надругательстве над государственным гербом, флагом, памятником революции, - карается лишением свободы на срок не ниже 6 месяцев".

Как видим, данная норма закона карала только за надругательство "...над... памятником революции", за разрушение других памятников истории уголовной ответственности не предусматривалось, но известно, что в течение длительного времени в СССР наблюдались многочисленные факты варварского отношения к памятникам истории и культуры. Причем в немалой степени подобного рода деятельность идеологически оправдывалась и осуществлялась под флагом борьбы с "опиумом народа" - религиями различных конфессий, "преступным прошлым царской России". С этими целями взрывались церковные здания и монастыри либо их переделывали в склады, промышленные объекты и т. д. В 90-х же годах уничтожались и повреждались во многих городах России памятники В. И. Ленину, Ф. Э. Дзержинскому и другим вождям революции.

В УК РСФСР 1926 года принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата (ст. 155), охватывалось главой VI "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности".

Диспозиция ст. 155 УК 1926 г, предусматривающая уголовную ответственность за принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции, уже не упоминала о физическом или психическом насилии над личностью и о том, что эта деятельность определяется корыстными или иными побуждениями. Наказанием за эти преступления было лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1935 г. "Об ответственности за изготовление, хранение и рекламирование порнографических изданий, изображений и иных предметов и за торговлю ими" было предписано правительствам союзных республик дополнить уголовные кодексы республик статьей следующего содержания: "Изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими или хранение с целью продажи или распространения их влекут за собой лишение свободы на срок до пяти лет с обязательной конфискацией порнографических предметов и средств их производства". Уголовный кодекс 1926 г. был дополнен ст. 1822.

В ст. 188 УК 1926 г. устанавливалась ответственность за сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих регистрации, учету и передаче в государственные хранилища. Рассматриваемая норма являлась одной из форм своеобразной охраны памятников истории и культуры путем изъятия их у собственников.

В уголовных кодексах 1922 и 1926 гг. ответственность за жестокое обращение с животными не предусматривалась.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. все нормы, которые можно отнести к преступлениям против общественной нравственности сосредоточил в главе X "О преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". УК 1960 г. предусматривал уголовную ответственность за такие преступления, как - содержание притонов и сводничество (ст. 226 УК); изготовление и сбыт порнографических предметов (ст. 228 УК); надругательство над могилой (ст. 229 УК); умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры (ст. 230 УК). Саввин Н. Ф. включал данные преступление в группу преступлений этого раздела, посягающих на общественный порядок. А. Н. Игнатов определял объектом ст. 226 УК РСФСР ("Содержание притонов и сводничество") общественный порядок, обеспечивающий соблюдение установленных в социалистическом обществе нравственных правил. Объектом ст. 228 УК ("Изготовление или сбыт порнографических предметов") А. Н. Игнатов определял основные нравственные принципы в области половых отношений; объектом ст. 229 УК ("Надругательство над могилой") - общественный порядок; объектом ст. 230 УК ("Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры") - установленный порядок использования культурных и исторических памятников и природных ценностей, обеспечивающий их сохранность.

Б. А. Куринов указывал, что объектом ст. 228 УК РСФСР является "нравственное здоровье населения", а объектом преступления, предусмотренного ст. 229

УК - нравственные, моральные устои советских граждан. Далее автор указывает, что "такого рода преступные действия (надругательство над могилой) оскорбляют моральные чувства советских граждан, наносят им душевные травмы".

Ст. 226 УК РСФСР 1960 г. состояла из одной части, которая существовала в следующей редакции: "Содержание притонов разврата, сводничество с корыстной целью, а равно содержание игорных притонов". Эта норма предусматривала уголовную ответственность за три самостоятельных преступления - содержание притонов разврата; сводничество; содержание игорных притонов.

Б. А. Куринов, комментируя ст. 226 УК, отмечал: "Действия, указанные в ст. 226 УК, представляют опасность для общественного порядка, общественной безопасности, здоровья населения, способствуют развитию паразитических наклонностей у неустойчивых граждан, половой распущенности, подрывают нравственные устои советского общества, создают опасность заражения венерическими болезнями". Под содержанием притонов им понималось "неоднократное предоставление за деньги или бесплатно находящегося в ведении лица помещения для разврата и половых сношений". В свою очередь, А. Н. Игнатов указывал, что в советской юридической науке распространено мнение о том, что содержание притонов разврата возможно только с корыстной целью. Так, например, И. И. Карпец отмечал, что "содержатель притона должен получать вознаграждение с клиентов за предоставляемое помещение или иметь какую-нибудь материальную выгоду. Также определялся характер данного преступления П. С. Матышевским: "Содержание притонов разврата предполагает предоставление помещения (квартира, комната, дача) по корыстным мотивам каждому желающему или определенному кругу лиц в любое время или в определенные часы для совершения половых актов или других развратных действий". Данная точка зрения А. Н. Игнатову представлялась спорной, так как требование обязательного наличия корыстной цели неосновательно сужает содержание притона разврата. Далее автор пояснял, что общественная опасность содержания притона разврата заключается не столько в том, что содержатель получает материальную выгоду, сколько в том, что создаются условия для массового разврата, беспорядочного полового общения, подрывающего моральные устои общества. В ряде случаев при создании притона разврата, в который вовлекаются многие лица, содержатель не преследует корыстной цели, не стремится извлечь материальную выгоду, а желает участвовать в организованном, массовом разврате. Общественно опасный характер действий содержателя притона, как указывает автор, не меняется в зависимости от того, каким мотивом руководствовался виновный в своем поведении. А. Н. Игнатову представляется правильной точка зрения тех, кто считает, что ст. 226 УК РСФСР предусматривает корыстную цель лишь для состава сводничества. Мы считаем правильной такую позицию, ведь и сама ст. 226 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность за содержание притонов разврата без указания на мотив содержания такого притона, в то время как ответственность за сводничество диспозицией данной статьи была установлена с указанием мотива данного преступления "сводничество с корыстной целью".

Содержание игорных притонов - систематическое предоставление или использование какого-либо помещения для проведения азартных игр на деньги (в карты, кости и пр.)

Ст. 228 УК РСФСР называлась "Изготовление или сбыт порнографических предметов" и предусматривала уголовную ответственность за "Изготовление, распространение или рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений или иных предметов порнографического характера, а также торговля ими или хранение с целью их продажи или распространения".

Объектом данного преступления Б. А. Куринов называл нравственное здоровье населения.

Порнографические сочинения, печатные издания или иные предметы порнографического характера понимались как непристойные издания, цинично изображающие половую жизнь людей и имеющие своей целью нездоровое возбуждение половых инстинктов.

Под изготовлением понималось печатание любым способом (на машинке, в типографии, на ротаторе и т. д.), рисование, лепку с натуры или по памяти, изготовление фотографий полового акта, создание кинофильмов того же содержания и т. п.

Распространение, рекламирование или торговля - это продажа порнографических изданий и отдельных предметов, выставление их для всеобщего обозрения, дарение и тому подобные действия, направленные на ознакомление многих лиц с такого рода изображениями и изделиями. Хранение указанных изданий, изображений и иных предметов было наказуемо по ст. 228 только в тех случаях, когда лицо хранит их с целью продажи или распространения среди других граждан.

С субъективной стороны данное преступление предполагало наличие у виновного прямого умысла и цели ознакомления (в любой форме и любым способом) других граждан с этими порнографическими изданиями и предметами.

Ст. 229 УК РСФСР "Надругательство над могилой", в ее диспозиции сказано: "Надругательство над могилой, а равно похищение находящихся в могиле или на могиле предметов".

Объектом преступления являлись нравственные, моральные устои советских граждан. Такого рода преступные действия оскорбляли моральные чувства советских граждан, наносили им душевные травмы, противоречили социалистическому образу жизни.

Ст. 230 УК РСФСР "Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников истории и культуры" также состояла из одной части, диспозиция которой имела редакцию: "Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников истории и культуры либо природных объектов, взятых под охрану государства". Закон Союза ССР от 29.10.1976 г. "Об охране и использовании памятников истории и культуры" установил, что все памятники истории и культуры охраняются государством. К таким объектам были отнесены имеющие научное, историческое или художественное значение произведения архитектуры (здания и иные сооружения), памятники искусства (картины, скульптуры и т. п.), археологии (раскопки или археологические находки), исторические памятники, т. е. сооружения и места, связанные с важными историческими событиями в жизни народов СССР (мемориальные комплексы, памятники героям и т. д.). Закон об охране природы в РСФСР давал определение объектов природы, взятых под охрану государства. К ним относили типичные ландшафты, редкие и достопримечательные объекты живой и неживой природы, характерные или уникальные примеры природных условий отдельных зон и физико-географических областей, ценные в научном, культурно-познавательном и оздоровительном отношении и т. д. Для квалификации совершенного по ст. 230 преступления необходимо было установить, что подвергшийся уничтожению, разрушению или порче объект памятников истории и культуры был взят под охрану государства. Это означало, что соответствующий орган власти принял решение об его охране, о чем было доведено до сведения граждан путем публикации в периодической печати сообщения, информации о принятом решении либо на объекте (в месте его расположения) сделана об этом надпись, установлена памятная доска и т. п. Во всяком случае, граждане должны быть заранее информированы о принятом властями решении, отмечено в юридической литературе.

Таким образом, исследование истории уголовного законодательства позволило увидеть возникновение, изменение и совершенствование норм, предусматривающих ответственность за преступления, посягающие на общественную нравственность с истоков уголовного права России, а также проанализировать становление общественной нравственности как объекта уголовно-правовой охраны.

2. Общественная нравственность как объект уголовно-правовой охраны

В научной литературе вопрос о понятии нравственности неоднозначен, следует отметить, что юристы высказывают различные взгляды о круге общественных отношений, составляющих его суть, а поэтому каждый из них по-своему определяет это объективно существующее социальное явление.

Нормы морали (нравственности) - это правила общего характера, основанные на представлениях людей о добре и зле, достоинстве, чести, справедливости и т. д., служащие регулятором и мерилом оценки деятельности индивидов, организаций. К числу спорных вопросов относится, тождественными ли понятиями являются "мораль" и "нравственность", надо ли разграничивать эти понятия. По мнению B. C. Нерсесянца между этими понятиями можно провести линию разграничения. А именно: в сфере этических отношений мораль выступает в качестве внутреннего саморегулятора поведения индивида. Речь идет о его осознанном, внутренне мотивированном способе участия в социальной жизни. Нравственные нормы - это внешние регуляторы поведения людей. Если индивид усвоил эти внешние требования и руководствуется ими, то они становятся его внутренним моральным регулятором в отношениях с другими людьми. Следовательно, здесь имеет место "согласованное действие обоих регуляторов - морального и нравственного".

Мораль является одним из способов нормативного регулирования поведения человека, особой формой общественного сознания и видом общественных отношений. Ответственность в морали имеет духовный, идеальный характер (осуждение или одобрение поступков), выступает в форме моральных оценок, которые человек должен осознать, внутренне принять и сообразно с этим корректировать свои поступки и поведение. Существует и такое понятие, как "нравственное сознание". Нравственное сознание, указывает А. С. Кобликов, является одним из элементов морали, представляющим ее субъективную сторону. Выступая против отождествления нравственности и нравственного сознания, М. С. Строгович писал: "Нравственное сознание - это взгляды, убеждения, идеи о добре и зле, о достойном и недостойном поведении, а нравственность - это действующие в обществе социальные нормы, регулирующие поступки, поведение людей, их взаимоотношения.

Подчеркивал общественное назначение нравственности и выдающийся русский философ B. C. Соловьев: "Само нравственное начало предписывает нам заботиться об общем благе, так как без этого заботы о личной нравственности становятся эгоистичными, т. е. безнравственными. Заповедь нравственного совершенства дана нам раз и навсегда в Слове Божьем и дана, конечно, не для того, чтобы мы ее твердили, как попугаи, или разбавляли собственною болтовнёю, а для того, чтобы мы делали что-нибудь для осуществления в той среде, в которой мы живем, т. е., другими словами, нравственный принцип непременно должен воплощаться в общественной деятельности".

Из определения нравственности указанными учеными видно, что нравственность всегда общественна. Такое толкование нравственности представляется нам верным. Поэтому, на наш взгляд, законодателю в названии главы 25 УК РФ не было необходимости делать акцент на общественность нравственности, называя ее "общественная нравственность".

С. А. Номаров пишет: "Общественная нравственность покоится на системе норм и правил, идей, обычаев и традиций, господствующих в обществе и отражающих в себе взгляды, представления и правила, возникающие как непосредственное отражение условий общественной жизни в сознании людей в виде категории добра и зла, похвального и постыдного, поощряемого и порицаемого обществом, чести, совести, долга, достоинства и т. д.".

Предлагают понятие общественной нравственности и ученые в области уголовного права в контексте определения объекта преступлений, посягающих на нее. Так, общественная нравственность, указывает А. Б. Мельниченко, - это совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения, представлений о чести, долге, справедливости, добре и зле, сложившихся в обществе. Э. Ф. Побегайло считает, что общественная нравственность - это господствующая в обществе, выработанная населением система правил поведения (норм), идей, традиций, взглядов о справедливости, долге, чести, достоинстве. А. В. Наумов определяет общественную нравственность как объект преступлений - принципы и нормы поведения людей в обществе, выражающие представления о добре и зле, справедливости, общественном долге, гражданственности и т. п.

Вышеперечисленные категории: честь, долг, справедливость, добро, охватываются одним понятием - общечеловеческие ценности. Поэтому, на наш взгляд, более широким и одновременно более точным будет следующее определение общественной нравственности: общественная нравственность - это совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения, представлений об общечеловеческих ценностях, сложившихся в обществе.

Правильное определение объекта посягательства предоставляет возможность определить юридическую природу конкретного преступления. Без правильного определения объекта невозможно правильное размещение норм, предусматривающих уголовную ответственность за различные преступления в соответствующих главах Уголовного кодекса РФ. Так, предметом ст. 245 УК РФ являются животные (домашние, дикие), предметом ст. 258 УК РФ - также животные (дикие). Объективная сторона обоих составов характеризуется действиями, направленными на гибель и увечья животных. Субъективная сторона обоих состав - умышленная форма вины, субъекты общие (лица, достигшие 16 лет). Только объект преступного посягательства играет решающую роль в помещение данных норм в разные главы Уголовного кодекса РФ - ст. 245 УК РФ в главу 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности", как преступление, объектом посягательства которого является общественная нравственность, а ст. 258 УК РФ - в главу 26 "Экологические преступления", так как объектом данного преступления являются общественные отношения в с фере охраны и рационального использования животного мира, сохранения генетического фонда диких животных как неотъемлемого элемента природной среды.

Таким образом, объект преступления - это общественные отношения, охраняемые уголовным законом, на которые направлено конкретное посягательство и которым преступлением причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда. Все посягательства на общественную нравственность можно подразделить на такие виды: а) аморальный проступок; б) административное правонарушение; в) преступление. Они различаются между собой по тяжести нарушений общественных отношений, являющихся содержанием общественной нравственности. Тяжесть таких нарушений зависит от многих объективных и субъективных факторов: специфики нарушаемых отношений общения между людьми, серьезности последствий, способа, места, времени нарушения, формы вины, характера мотивов и целей, личности нарушителя и т. п. Критерий для разграничения посягательств на общественную нравственность усматривается также в содержании, особенностях и видах нарушаемых социальных норм, регулирующих и охраняющих общественную нравственность. В основу разграничения анализируемых посягательств положен и характер применяемых санкций, то есть характер ответственности виновных. Такая ответственность может быть различной - моральной, общественной, юридической.

Преступления против общественной нравственности относятся к наиболее тяжким нарушениям из вышеуказанных, так как за них предусмотрена уголовная ответственность.

Согласно точке зрения, изложенной в работах Н. Д. Дурманова, Б. В. Здравомыслова, Н. Г. Александрова, С. Ф. Кечекьяна, В. А. Власова, Г. И. Петрова, М. С. Строговича, И. С. Самощенко, М. Х. Фарукшина, А. П. Клюшниченко, И. Ф. Панкратова и др., преступления представляют собой качественно особый вид общественно опасных правонарушений, посягающих на условия существования общества. Таким образом, существенно необходимый, коренной материальный признак преступлений, в том числе и преступлений против общественной нравственности - общественная опасность.

Общественная опасность, указывает Ю. А. Красиков - это способность деяния причинить вред общественным отношениям, объективное свойство, позволяющее оценить поведение человека с позиции определенной социальной группы. Общественная опасность свойственна любому правонарушению, но их отличает характер и степень общественной опасности. Общественная опасность, отмечает ученый - это критерий, с помощью которого законодатель дифференцирует деликты на преступления, административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки.

По этому признаку преступления качественно отличаются от других видов правонарушений. Этот вывод вытекает из анализа уголовного закона. Так, в ч. 2 ст. 14 УК РФ сказано: "Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности".

Другим обязательным признаком преступления является уголовная противоправность. Уголовная противоправность - это запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Противоправность является юридическим выражением материальной характеристики общественного свойства преступления. Не может считаться преступлением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом, либо деяние, формально подпадающее под признаки соответствующей статьи УК, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Таким образом, закон прямо признает наличие признака общественной опасности у преступлений и отсутствие его в деяниях противоправных, но малозначительных, составляющих суть проступков. К подобным малозначительным деяниям причисляются проступки всех видов, которые хотя и имеют формальное сходство с преступлениями, но по закону не относятся к их числу, ибо лишены такого признака, как общественная опасность.

Следует отметить, что административные проступки, невзирая на свою малозначительность, безусловно, в той или иной мере также вредны для общества. Но в отличие от преступлений причиняемый ими вред не достигает уровня общественной опасности в том смысле, в котором это понятие употребляется в уголовном законе. Проступки не таят в себе общественной опасности не в силу ее меньшей степени, а в связи с тем, что они наделены определенным социальным и правовым качественным отличием. Они по своему объективному содержанию не заключают в себе опасности для общества в целом. Между тем отсутствие общественной опасности не означает отсутствия общественной вредности.

Общественная опасность преступлений предполагает явную, серьезную опасность, касающуюся всего общества, самих условий его существования. Уже само слово "опасный" выражает особое качество деяния, которое таит в себе большую разрушительную, губительную для всего окружающего силу. Такую разрушительную силу для общественной нравственности представляют не все виды его нарушения, а только преступления, всегда являющиеся общественно опасными. Различие между отдельными анализируемыми преступлениями заключается в степени общественной опасности.

Юридическим выражением общественной опасности преступлений против общественной нравственности является их уголовная противоправность. Уголовно-правовые нормы охраняют наиболее важные отношения социального общения. Они устанавливаются исключительно высшими органами государственной власти РФ. Этим самым законодатель подчеркивает особую природу преступления. За преступные посягательства на общественную нравственность установлена уголовная ответственность - наиболее суровый вид юридической ответственности. Она характеризуется наиболее жесткими мерами государственного принуждения, которые воздействуют, как правило, непосредственно на личность преступника.

Наличие в действующем законодательстве уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против общественной нравственности вызвано важностью тех общественных отношений, которым эти посягательства причиняют ущерб и необходимостью вести борьбу с ними путем уголовной репрессии. Отсюда следует вывод, что уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на общественную нравственность, в настоящее время социально обусловлены.

Преступления, посягающие на общественную нравственность (ст. 240-245 УК) расположены в главе 25 УК РФ "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности". Глава 25 входит в раздел IX кодекса, который имеет название "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка".

Согласно ст. 1 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности" безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. К жизненно важным интересам относятся потребности людей, удовлетворение которых обеспечивает существование и создает возможности для всестороннего развития личности, формирования такого общества и государства, для которых человек и гражданин являются высшей ценностью.

Определяя видовой объект преступлений, указанных в ст. 240-245 УК РФ, следует разобраться в том, что составляет содержание общественного отношения. Существуют различные мнения относительно внутренней структуры общественных отношений как объекта преступления. Мы разделяем позицию авторов, считающих, что общественное отношение состоит из следующих элементов: 1) носители (субъекты) отношения; 2) предмет, по поводу которого существуют отношения, или, иначе говоря, факторы, опосредующие возникновение и существование такой взаимосвязи; 3) общественно значимая деятельность (социальная связь) как содержание отношений.

В юридической литературе общепризнанно, что в состав любого общественного отношения входят его субъекты (участники отношения). Бессубъектных отношений в реальной действительности не существует. Если нет участников отношения, то не существует и самого отношения, которое всегда представляет собой определенную социальную связь между его участниками. Сформулированный тезис обязывает выявить участников указанных отношений и классифицировать их.

Субъектами рассматриваемых общественных отношений являются, с одной стороны, общество в лице государства и его органов, а с другой - граждане, на которых возложены определенные обязанности по соблюдению правил социального поведения, социального общения. В число отношений, составляющих структуру социального общения, по мнению И. Н. Даньшина, следует включать отношения по поводу:

-  нормального состояния социального общежития, т. е. обстоятельств, обеспечивающих согласованные действия индивидов друг к другу, к социальным группам и всему обществу в целом, а также обстановку общественного спокойствия;

-  разумного удовлетворения различных жизненных потребностей способами и в формах, одобряемых государством и обществом;

-  надлежащего поведения граждан в общественных местах, в процессе труда, отдыха, в быту и иных взаимоотношениях граждан между собой;

- уважения к чести, достоинству граждан, к труду и его результатам, к нравственным и культурным ценностям.

Социальная связь между субъектами общественных отношений основывается на взаимодействии между ними, основанном на строгом выполнении правовых норм, которые устанавливаются одним из этих субъектов - государством. Социальная связь в отношениях в сфере общественной нравственности представляет собой определенный защитный механизм интересов общества и граждан от аморальных, административно наказуемых и уголовно наказуемых деяний. Разрушительные, поражающие их свойства вызывают необходимость особой деятельности по предупреждению и устранению возможности причинения вреда этими деяниями.

Механизм преступного посягательства на охраняемые законом общественные отношения, в сфере общественной нравственности, заключается в том, что один из названных субъектов (гражданин) не исполняет или ненадлежащим образом исполняет установленные для него обязанности по соблюдению общепринятых правил нравственного поведения и тем самым разрывает охраняемую законом социальную связь, исключает себя из сферы охраняемых уголовным законом отношений. Именно путем посягательства на этот защитный механизм, эту социальную связь и причиняется ущерб отношениям в сфере общественной нравственности как видовому объекту данных преступлений.

При совершении посягательств на общественную нравственность нарушается налаженность нормальной нравственной жизнедеятельности общества, происходит дезорганизация его объективной стороны - нравственных отношений - и в то же время причиняется определенный вред его субъективной стороне, индивидуальному сознанию, душевному состоянию людей как субъектов общественных отношений. Это может касаться как небольшой группы людей, так и более широкой пространственной сферы микрорайона, отдельной местности, например, при разрушении памятников истории и культуры, массовом уничтожении и повреждении мест захоронения.

Уголовный закон, карая за преступления, предусмотренные ст. 240-245 УК РФ посягают не только на общественную нравственность, но и личность граждан, их здоровье, собственность и некоторые другие общественные отношения. Это связано с тем, что к общественным отношениям, которые занимают основное место в структуре нравственного социального общения, близко примыкают и те отношения, которые обеспечивают: физическую неприкосновенность личности; здоровье; сохранность имущества.

Исходя из этого, можно сказать, что дополнительными объектами преступлений, ответственность за которые предусматривается в ст. 240-245 УК РФ, выступают честь и достоинство личности, безопасность здоровья, собственности. Они дополняют основной объект указанных преступлений, находятся в подчинении у него, указывают на обширность нарушаемых общественных отношений, способствуют уяснению сущности этого преступления.

Глава 25 УК РФ объединяет уголовно-правовые нормы об ответственности за преступления против здоровья населения (ст. 228-239) и общественной нравственности (ст. 240-245). Объединение указанных норм УК об ответственности за эти преступления произошло лишь по причине того, что разработчики Кодекса, а за ними и законодатель решили "сэкономить" на количестве глав Особенной части, указывает А. В. Наумов, хотя каких-либо принципиальных препятствий для выделения норм об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности не существует. Анализ общественной нравственности как объекта уголовно-правовой охраны в полной мере невозможен без определения непосредственного объекта каждого преступления, посягающего на общественную нравственность, определения дополнительных (факультативных) объектов.

Так, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 240 УК, на наш взгляд, является общественная нравственность в сфере половой жизни. Факультативным объектом может выступать здоровье человека, его честь и достоинство, неприкосновенность личной жизни, собственности.

При определении объекта преступного посягательства, предусмотренного ст. 241 УК, по нашему мнению, необходимо учитывать, что организация занятия проституцией, а равно содержание притонов для занятия проституцией или систематическое предоставление помещений для занятия проституцией, наряду с посягательством на общественную нравственность, ставят под угрозу здоровье граждан России в связи с распространением лицами, занимающимися проституцией, различных половых заболеваний и ВИЧ-инфекции, представляющей особую опасность для здоровья и жизни населения. В связи с этим разделяем точку зрения указанных ученых, ставящих общественную нравственность и здоровье граждан на одну ступень при определении объекта рассматриваемого преступления, поэтому считаем, что непосредственным объектом ст. 241 УК является общественная нравственность в сфере половой жизни и здоровье граждан. Факультативным объектом может выступать здоровье человека, честь и достоинство личности, отношения собственности.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 242 УК, на наш взгляд, является общественная нравственность в сфере половой жизни, духовное здоровье и развитие граждан.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 2421 УК, полагаем, следует считать общественную нравственность в сфере половой жизни, духовного здоровья и правильного психического развития детей, духовного здоровья взрослых лиц от угроз, возникающих в связи с изготовлением и оборотом предметов и материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних.

Считаем, что непосредственным объектом ст. 243 УК являются нравственные отношения, обеспечивающие сохранение и правильное использование исторических и культурных ценностей прошлого, охраняемых государством природных комплексов, других объектов, предметов и документов, имеющих историческую и культурную ценность. Факультативным объектом - отношения собственности.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ, - общественную нравственность в с фере охраны памяти об умерших и иных отношений нравственного характера, связанных с почитанием ушедших поколений и конкретных лиц. Факультативным объектом могут выступать отношения собственности, здоровье граждан, расовое и религиозное равноправие.

Общественная нравственность в сфере гуманного обращения с животными является, на наш взгляд, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ. Факультативным объектом могут выступать отношения собственности (если пострадавшее животное находится в чьей-то собственности).

Что касается классификации, авторы по-разному классифицируют преступления против общественной нравственности. Так, Ю. М. Ткачевский считает, что преступления против общественной нравственности можно условно разделить на преступления, связанные: 1) с нарушением сексуальных устоев общества - деяния, предусмотренные ст. 240,241, 242 УК РФ; 2) с аморальным отношением к истории и культуре государства - деяния, предусмотренные ст. 243, 244, 245 УК РФ.

А. Н. Игнатов и А. Э. Жалинский делят указанные преступления на две группы: преступления против общественной нравственности в сфере сексуальных отношений (ст. 240, 241, 242 УК РФ) и иные преступления против общественной нравственности (ст. 239, 243, 244, 245 УК РФ). СВ. Максимов относит к преступлениям против общественной нравственности деяния, предусмотренные ст. 239— 245 УК РФ не классифицируя их на какие-либо группы.

А. В. Наумов относит к преступлениям, против общественной нравственности деяния, предусмотренные ст. 240-245 УК РФ, также не классифицируя их на группы. P. P. Галиакбаров относит к указанным преступлениям деяния, предусмотренные ст. 240-245 УК РФ и классифицирует их на следующие виды: 1) преступления, посягающие на господствующие принципы половой морали (ст. 240-242 УК РФ); 2) преступления, посягающие на памятники истории и культуры (ст. 243 УК РФ); 3) преступления, посягающие на общественную нравственность в сфере социальной памяти общества и гуманного обращения с животными (ст. 244, 245 УК РФ). Также P. P. Галиакбаров, на наш взгляд, абсолютно правильно подчеркнул, что в учебной литературе часто предлагают упрощенную классификацию преступлений, объединенных гл. 25 УК, а именно: первая группа - преступления против здоровья населения - выделяется по непосредственному объекту: нормальному состоянию организма людей; вторая группа - преступления против общественной нравственности - выделяется по непосредственному объекту: общественной нравственности. Такая позиция, по мнению P. P. Галиакбарова, не раскрывает специфики непосредственных объектов, а при ее реализации приводит к затруднениям в процессе квалификации преступлений. По мнению последнего, нельзя раскрыть содержание непосредственного объекта как общественного отношения через категории медицинского характера, к которым относится "нормальное состояние организма".

Мы же считаем преступлениями, непосредственно посягающими на общественную нравственность, деяния, предусмотренные ст. 240-245 УК РФ, и предлагаем следующую классификацию данных преступлений:

-  преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны сложившихся сексуальных отношений в обществе: ст. 240 "Вовлечение в занятие проституцией", ст. 241 "Организация занятия проституцией";

-  преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны нормального духовного и психического развития взрослых лиц и малолетних в области сексуальных отношений: ст. 242 "Незаконное распространение порнографических материалов или предметов"; ст. 242.1 "Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних";

-  преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны исторического и культурного достояния народов России: ст. 243 "Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры";

-  иные преступления, посягающие на общественную нравственность: ст. 244 "Надругательство над телами умерших и местами их захоронения"; ст. 245 "Жестокое обращение с животными".

Подводя итог изучению общественной нравственности как объекта уголовно-правовой охраны, следует подчеркнуть следующие моменты исследования, проведенные в данном параграфе: 1) общественная нравственность не охватывается такими понятиями, как "общественная безопасность" и "общественный порядок"; 2) на общественную нравственность посягают деяния предусмотренные ст. ст. 240-245 УК РФ. В завершение, на наш взгляд, можно определить общее понятие преступных посягательств, на общественную нравственность следующим образом: общественно опасные, противоправные, умышленные нарушения правовых и неюридических правил поведения в области социального общения людей, которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда сложившимся этическим отношениям в обществе, а также личности, физическому и духовному здоровью, нравственному развитию граждан и культурному наследию.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершаемых в сфере общественной нравственности

1. Преступления, посягающие на общественную нравственность в с фере охраны сложившихся сексуальных отношений в обществе

Согласно данной нами классификации уголовно наказуемых деяний против общественной нравственности к преступлениям, посягающим на общественную нравственность, в с фере охраны сложившихся сексуальных отношений в обществе отнесены: ст. 240 "Вовлечение в занятие проституцией", ст. 241 "Организация занятия проституцией".

Само по себе занятие проституцией непосредственно лицом, торгующим в сексуальных целях своим телом, не является уголовно наказуемым. За это деяние установлена административная ответственность (ст. 6.11 КоАП РФ). Уголовная ответственность предусматривается не за проституцию как таковую, а лишь за вовлечение в занятие проституцией или принуждение к продолжению занятия проституцией. В данном случае преследуется цель предупреждения самых негативных последствий и проституции в целом как одного из главных источников распространения венерических заболеваний и ВИЧ-инфекции. И в этом смысле данный уголовно-правовой запрет направлен на охрану не только общественной нравственности, но и здоровья населения.

Понятие проституции в уголовно-правовой литературе далеко не однозначно. Так, ряд авторов считают проституцию исключительно женской, с обязательной оплатой сексуальных услуг в денежной форме. Г. М. Миньковский, например, считает, что проституция предполагает действия по удовлетворению сексуальных потребностей за деньги. Уголовной ответственности, по мнению автора, подлежит только лицо, вовлекающее другое в занятие проституцией, то есть принудительно заставляющее женщину удовлетворять сексуальные потребности мужчин за плату. С. Н. Красуля полагает, что проституцией является продажа женщиной тела за деньги каждому желающему для удовлетворения его половой потребности.

Конечно, в полной мере с мнением вышеуказанных авторов в настоящее время согласиться нельзя. Их точка зрения относительно исключительно женской проституции и денежной формы оплаты сексуальных услуг представляется устарелой. Общеизвестно, что сейчас в России распространена как женская, так и мужская проституция, поэтому в проституцию вовлекаются лица как женского, так и мужского пола. Более того, ограничения лиц по половому признаку вовлекаемых в занятие проституцией не делает сам законодатель (это не вытекает из буквального текста диспозиции ст. 240 УК РФ). Кроме того, данного ограничения не существует и в Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами. Оплата за оказанные сексуальные услуги может быть не обязательно только в денежном эквиваленте, но и иными возможными способами, то есть вознаграждением (ювелирные изделия, косметика и т. д.).

А. Е. Шпаков указывает, что проституция - это социально-негативное явление, включающее в себя совокупность аморальных административно и уголовно наказуемых проявлений, связанных с извлечением материальной выгоды из половых актов, совершенных с разными лицами за заранее оговоренное вознаграждение, а равно деятельность, направленная на обеспечение этих актов.

Интересно и мнение по данному поводу ученых в области административного права. Так, профессор В. П. Новоселов комментируя ст. 6.11, предусматривающую административную ответственность за занятие проституцией, указывает, что проституция - это вид социально отклоняющегося поведения, которое проявляется вступлением в половую связь за вознаграждение. Занятие проституцией, по мнению В. П. Новоселова, характеризуется тремя признаками. Во-первых, оно предполагает систематичность действий по извлечению материальной выгоды от половых сношений. Размер вознаграждения, его вид (денежные знаки, ценные бумаги, спиртные напитки, предметы быта, роскоши и т. д.) значения не имеют.

Во-вторых, проституция в обязательном порядке предполагает материальную выгоду. Это ее основополагающий признак.

В-третьих, занятие проституцией обычно связано с неупорядоченными половыми связями.

Часть 1 статьи 240 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за "Вовлечение в занятие проституцией или принуждение к продолжению занятия проституцией" не конкретизируя способы совершения преступления. Из диспозиции ст. 240 видно, что способы вовлечения лица (лиц) в занятие проституцией не ограничены законодателем, а насильственные способы вовлечения перешли в квалифицированный состав. Представляется, что законодатель выбрал правильный путь такого изменения и расширения данной нормы. Теперь наряду с прежними способами вовлечения учитываются и все иные способы вовлечения: предложения, уговоры, обещания, соблазнение и т. п., что значительно расширило применение этой нормы. Один из примеров такого рода вовлечения в Красноярском крае: гражданин В, решив заработать на проституции, предложил нескольким 15-летним девушкам заниматься проституцией или как пояснил сам В. девушкам "работать в салоне интимных услуг", пообещав им красивую роскошную жизнь. К подбору 15-летних "работниц" салона В. подошел расчетливо. Все девушки из неполных и неблагополучных семей. Молодые дамы согласились, ведь в их домах всегда не хватало денег, а иметь модные вещи и дорогую косметику очень хотелось. Этот "салон" гражданин В. оборудовал в собственной квартире. За указанные действия В. осужден Ачинским городским судом Красноярского края по совокупности ст. 240 ч. 3 и ст. 241 ч. 2 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 240 УК РФ "Вовлечение в занятие проституцией", характеризуется действиями: а) вовлечением в занятие проституцией и б) принуждением к продолжению занятия проституцией.

Под вовлечением в проституцию следует понимать любые действия, побуждающие к занятию проституцией хотя бы одно лицо. Вовлечение - это совершение активных действий, имеющих своей целью побудить определенное лицо к занятию проституцией, то есть к продаже своего тела другому лицу (другим лицам) для совершения половых сношений или иных действий сексуального характера. Вовлечение включает в себя насильственные и ненасильственные способы. Ненасильственные способы (уговоры, обещания, советы, соблазнение и т. п.). Уголовная ответственность за вовлечение в занятие проституцией в настоящее время наступает при любых способах вовлечения. Это могут быть уговоры, обещания хороших заработков, шантаж и т. д.

В обновленной диспозиции ст. 240 УК законодатель установил уголовную ответственность не только за вовлечение в занятие проституцией, но и за принуждение к продолжению занятия проституцией. Такая позиция представляется правильной, так как на практике действительно нередки случаи, когда проститутки хотят "завязать" со своей "профессией", но организаторы их занятия всяческими способами препятствуют этому, руководствуясь, как правило, своими корыстными интересами.

Принуждение к продолжению занятия проституцией характеризуется теми же самыми способами, что и вовлечение, указывает А. В. Наумов и другие авторы. Однако следует отметить, что в ряде случаев принуждение осуществляется путем физического или психического насилия, в целях подавить намерение прекратить занятия проституцией.

Часть вторая статьи 240 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 данной статьи, совершенные: а) с применением насилия или с угрозой его применения; б) с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием его за границей; в) группой лиц по предварительному сговору.

В ст. 240 УК РФ размеры насилия, применяемого к гражданам не конкретизированы. В юридической литературе на этот счет высказываются различные мнения. Так, А. В. Наумов понимает под насилием, предусмотренным ст. 240 УК РФ, физическое воздействие на вовлекаемое в проституцию лицо, выражающееся в умышленном нанесении ему побоев, причинении легкого вреда здоровью, а также причинении средней тяжести вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах или истязании без отягчающих обстоятельств. Причинение при этом более опасных видов насилия (умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах, истязания при отягчающих обстоятельствах, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и убийства) влечет, по мнению автора, дополнительную квалификацию по статьям УК, предусматривающим ответственность за эти преступления. А. Н. Игнатов считает, что насилие, предусмотренное ст. 240 УК, охватывает лишь телесные повреждения, не причинившие вреда здоровью и легкий вред здоровью. Причинение же любого иного вреда здоровью (средней тяжести, истязаний) не охватывается, по мнению ученого, ст. 240 УК и влечет дополнительную квалификацию по соответствующей статье Уголовного кодекса (ст. 112, 117, 111).

Угроза применения насилия как способ совершения преступления также понимается в уголовном законе неоднозначно. В. Д. Иванов понимает угрозу применения насилия как психическое насилие, то есть запугивание нанесением ударов, побоев, причинением вреда здоровью. А. В. Наумов считает, что угроза применения насилия - это психическое воздействие на вовлекаемое в проституцию лицо, выражающееся в его запугивании и в угрозе применить к нему физическое насилие в случае его отказа от занятия проституцией.

Таким образом, угроза представляет собой не что иное, как принудительное воздействие на психику человека путем запугивания, устрашения. В свою очередь, принудительное (помимо, вопреки воле потерпевшего) воздействие на психику человека представляет собой по существу главное с

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовно-правовая характеристика преступлений против общественной нравственности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 454

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>