Дипломная работа на тему "Уголовная ответственность за вред, причиненный в ходе проведения спортивных соревнований"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовная ответственность за вред, причиненный в ходе проведения спортивных соревнований




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовная ответственность за вред, причиненный в ходе проведения спортивных соревнований":


Дипломная работа

На тему: "Уголовная ответственность за вред, причиненный в ходе проведения спортивных соревнований"

Введение

Актуальность дипломной работы. В последние годы смертность населения нашей страны продолжает расти. За три года она увеличилась на 10 процентов. Среди причин – высокий уровень заболеваемости, смертность от несчастных случаев, отравлений и травм.

Спорт, наряду с физической культурой, является наиболее универсальным способом физи ческого и духовного оздоровления нации. При этом основной целью политики государства в области спорта выступает эффективное использование его возможностей в оздоровлении нации, воспитании молодежи, формировании здорового образа жизни населения и достойное выступление российских спортсменов на крупнейших международных соревнованиях.

Однако, при всех положительных моментах спортивных соревнований, есть один негатив – травмы различной степени тяжести. В прессе все чаще стали появляться заметки по этому поводу[1]. Причины появления травматизма разные, – это и организационные недостатки при проведении соревнований, недостаточное материально-техническое оснащение, неудовлетворительное санитарно-гигиеническое состояние залов и площадок, отсутствие медицинского контроля и нарушение врачебных требований, нарушение спортсменами дисциплины и установленных правил во время соревнований и др.

Статья 7 Конституции РФ говорит о том, что в Российской Федерации охраняется здоровье людей, а в статье 20 каждому гарантируется право на жизнь. Поэтому государство должно создать условия для защиты жизни или здоровья граждан. Данное положение обеспечивается, в том числе, и уголовно-правовыми мерами (гл. 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья»).

Разрешенность законом занятий спортом не дает права вседозволенности в этом виде деятельности. На негативные проявления в сфере спорта, которые ведут к росту травматизма, должны оказывать влияние, в том числе, и уголовно-правовые меры. Еще в начале 20 века Н. С. Таганцев писал: «государство должно было бы запретить все те занятия, в которых человек

подвергается вероятной опасности потерять свою жизнь, и притом в срок, весьма непродолжительный»[2].

Так как уголовное право служит целям охраны жизни и здоровья во всех сферах общественной жизни, оно не может быть индифферентным к лишению жизни или причинению вреда здоровью при спортивных соревнованиях. Роль же уголовно-правовой науки состоит в том, чтобы определить те границы, в которых причинение спортивной травмы оценивается, как преступное.

На проблему квалификации деяний, связанных с причинением вреда жизни или здоровью при спортивных соревнованиях, стали обращать внимание с середины 50-х годов прошлого века. Однако однозначного решения этой проблемы так и не было предложено. Большинство ученых в области уголовного права (Пионтковский А. А, Шаргородский М. Д., Красиков А. Н., Загородников Н. А., Бородин СВ., Игнатов А. Н., Бытко Ю. И., Гринберг М. С., Дубовец П. А. Ветров Н. И., Безручко Е. В. и др.) полагали, что при причинении вреда жизни или здоровью при занятиях спортом, при соблюдении установленных правил, виновные не несут уголовной ответственности, поскольку занятие данным видом деятельности разрешено законом, в связи с чем, в деяниях лица отсутствует один из основных признаков преступления – противоправность.

Исследование этого вопроса является актуальным, так как на практике при решении подобных дел возникают трудности с квалификацией содеянного. С сожалением приходится констатировать и отсутствие работ обобщающего характера, посвященных уголовно-правовой оценке причинения вреда жизни и здоровью в ходе проведения спортивных соревнований.

Все вышеизложенное обуславливает актуальность избранной темы и необходимость проведения дальнейшего исследования проблемы квалификации причинения вреда жизни или здоровью в ходе проведения спортивных соревнований.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования выступает сфера общественных отношений, возникающих в связи с причинением вреда жизни или здоровья в ходе проведения спортивных соревнований, и затрагиваемые в связи с этим отдельные аспекты в области обеспечения конституционных прав и свобод граждан.

Предметом научного осмысления в настоящей работе выступают уголовно-правовые нормы, предусматривающие уголовную ответственность за причинение вреда жизни и здоровья, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность за причинение вреда жизни или здоровью в ходе проведения спортивных соревнований, а также направления совершенствования этих норм.

Цели и задачи дипломной работы

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе действующего уголовного законодательства, исторического анализа Российского уголовного законодательства, анализа современного зарубежного уголовного законодательства, результатов конкретно-социологических исследований, определить комплекс уголовно-правовых мер по обеспечению охраны жизни или здоровья лиц, участвующих в спортивных соревнованиях, и разработать предложения по совершенствованию законодательства, прежде всего, уголовного, и практики его применения.

Для достижения сформулированной цели представляется необходимым решение следующих основных задач: 1) подвергнуть анализу исторические аспекты уголовного законодательства нашего государства по вопросам квалификации причинения вреда жизни или здоровья в ходе проведения спортивных соревнований; 2) подвергнуть анализу зарубежное уголовное законодательство по данной проблематике; 3) определить место причинения вреда жизни или здоровью в ходе проведения спортивных соревнований в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния действующего УК РФ; 4) сформулировать условия, при наличии которых при причинении вреда жизни или здоровья в ходе проведения спортивных соревнований, возможно освобождать лицо от уголовной ответственности; 5) установить круг общественно опасных деяний в сфере занятий спортом; 6) дать уголовно-правовую оценку общественно опасных деяний в области занятий спортом.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по нужной вам теме. Безупречное выполнение дипломных проектов под заказ в Перми и в других городах РФ.

Теоретическая база и состояние научной разработанности темы исследования

На проблему уголовно-правовой оценки причинения вреда жизни или здоровью в ходе проведения спортивных соревнований начали обращать внимание с середины 50-х годов 20 века. Однако, эта проблема в уголовном праве по-настоящему стала предметом исследования лишь с начала 70-х – середины 80-х годов прошлого столетия: в рамках диссертационных исследований «Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность и наказуемость деяния по советскому уголовному праву» – Красиков А. Н. (1972 г.) и «Уголовно-правовые и криминологические проблемы охраны жизни и здоровья

В теоретическом плане на эту проблему обращали внимание Пионтковский А. А, Шаргородский М. Д., Загородников Н. А., Бородин СВ.,

Игнатов А. Н., Бытко Ю. И., Гринберг М. С., Дубовец П. А., Ветров Н. И., Безручко Е. В. и др.

С учетом сегодняшнего состояния уголовного законодательства, законодательства в области физической культуры и спорта, трудового законодательства, гражданского и ряда других отраслей российского права все ранее выдвигаемые предложения в уголовно-правовой литературе по решению проблемы уголовно-правовой оценки причинения вреда жизни или здоровья при занятиях спортом подлежат переосмыслению.

При написании работы широко использовались труды многих ученых в области уголовного права и криминологии: А. Н. Красикова, А. Н. Игнатова, Ю. В. Баулина, М. С. Гринберга, Н. С. Таганцева, М. Д. Шаргородского, С. Г. Келиной, Т. Ю. Орешкиной, Ю. И. Бытко, В. Д. Меньшагина, И. Т. Голякова, П. А. Дубовца, М. И. Ковалева, Л. Шуберта, Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова, Г. А. Кригера, В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова, Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой, Е. В. Безручко, Н. И. Загородникова, СВ. Бородина, Н. Д. Дурманова, П. С. Дагеля, В. Г. Ившина, А. Ф. Бернера, И. Я. Фойницкого и ряда других.

Кроме того, была использована литература и нормативный материал в области физической культуры и спорта, спортивной медицины.

Методологическая база и методика исследования

Вработе над дипломной работой преимущественно применялись основные принципы, законы и категории общенаучного диалектического метода познания. Вместе с тем, использовались и частные научные методы: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, формально – логический, статистический, абстрагирования, экспертных оценок, социологический.

В процессе написания применялись достижения наук уголовного, гражданского права, общей теории права, психологии, социологии, философии и др.

1. Уголовно-правовая охрана жизни и здоровья в ходе проведения спортивных соревнований: исторический и сравнительно-правовой аспекты

1.1 Охрана жизни и здоровья в ходе проведения спортивных соревнований, истории российского уголовного законодательства

Стремление человека состязаться с себе подобным в физической силе, ловкости, выносливости было всегда и во всем мире. Наша страна не стала исключением. На Руси были забавы для определения самого быстрого, ловкого, например, кулачные бои.

По мере развития мировой культуры и цивилизации многие прежние формы выражения спорта эволюционировали, хотя преемственность сохранилась. Некоторые виды спорта, существовавшие в разных странах и у разных народов, были жестоки по своим правилам, но человеческая культура так и не смогла окончательно вытеснить многие из них. Они не только «дотянули» до наших дней, но и усиленно культивируются сейчас.

Так, Испания приобрела мировую славу своими знаменитыми боями быков, которые проходят с большой торжественностью по установленному церемониалу и представляют отвратительное зрелище, сопровождаемое всегда кровью, убийством животных, а нередко – и человеческими жертвами.

В Швейцарии и во Франции излюбленным видом спорта является борьба. В других же странах, как, например, в Англии, Америке и в России, широкое распространение получили кулачные бои, причем в Англии и Америке кулачный бой известен под именем бокса.

Русские кулачные бои – это наш спорт, та его форма, в которую само собой вылилось русское стремление к состязанию в силе, ловкости и выносливости. Кулачные бои прочно слились с бытом русского народа, и корни их теряются в глубокой старине. К сожалению, эта сторона нашего быта почти совершенно не исследована и о наших кулачных боях почти нет никакой литературы. Единственно, где имеются упоминания о кулачных боях – это церковные летописи, мемуары, правительственные распоряжения.

Кулачные бои существуют у нас с незапамятных времен. В летописи Нестора 1068 года говорилось: «Себо не погански ли живем… нравы всяческими льстими, превабляеми от Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимь бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати друг друга позоры деюще отбеса замышленаго дела».[3] В Густынской летописи (Древняя Русь, Новгород до 988 г.) сказано: «В коеждо лето на том (Волховском) мосту людие собираются, и раздельшеся надвое, играющее
убиваются».[4]

Помимо кулачных боев была известна также «тризна» – погребальный обряд языческих славян, торжественное прощание с погибшими витязями в виде воинского ристания, игры или битвы. Цель обряда – отогнать смерть от оставшихся в живых, демонстрация жизнеспособности[5]. Погребальные игры воинов состояли из состязаний в беге на колесницах, кулачного и рукопашного боев, борьбы, стрельбы из лука. Описание кулачного боя можно найти у Аксакова в его рассказе «Собирание бабочек», который он сам наблюдал в 1806 году: «Бойцы, выстроившись в две стены, одна напротив другой, на порядочном расстоянии, долго стояли в бездействии, и только одни мальчишки выскакивали с обеих сторон на нейтральную середину и бились между собой, подстрекаемые насмешками или похвалами взрослых; наконец начался бой»[6].

Н. Г. Помяловский в своем произведении «Поречане» так же говорит о кулачных боях[7]. Согласно истории, на Древнюю Русь постоянно совершали набеги с целью разорения земель воинственные племена. Это были половцы, татары, немецкие рыцари. Можно сказать, что войны шли непрерывно.

Защита земель возлагалась не только на дружинников, то есть профессиональных ратников (в современном понимании – это военные), но и на ополченцев, простых людей, крестьян, ремесленников, торговцев. Поэтому каждый мужчина должен был иметь ратные навыки. Но если для ратников владение оружием было основным способом зарабатывать хлеб, которое он мог совершенствовать каждый день, то для простых людей это было несвойственное занятие. Жизнь заставила найти способ, как сделать мальчишку надежным воином, как поддерживать бойцовскую форму зрелому мужчине. Единственный способ это сделать – практика.[8] Так возникла традиция кулачных боев или поединков.

Говорить о спорте в тот период времени, а мы говорим о 10 веке, было бы глупо. Его в тот период времени просто не существовало. Однако подобие спорта, в современном понимании, зарождалось. Спорт – это достижение определенного результата, рекорда. Иными словами, выявление самого смелого, ловкого, сильного. Победивший в спортивном состязании пользовался определенным почетом и уважением. Теперь проведем аналогию с кулачным боем. В кулачном бою мерились силами, выявляли сильнейшего: у кого из бойцов сильнее удар, и кто сможет устоять против такого удара. Это ни что иное, как бокс в современном понимании.

Сильный человек на Руси всегда пользовался уважением и почетом, а где, как не в поединке, заслужить славу. Многие скажут, что ради славы не стоит получать синяки или бить другого. Но давайте не забывать, что основная цель проведения кулачных боев – это подготовка к будущим сражениям с завоевателями.

В. И. Даль дает такое определение кулачного боя – «драка кулаками, для забавы, из молодечества, где бой шел обычным правилом». Из определения складывается впечатление, что это обыкновенная драка, не имеющая к спорту никакого отношения. Но на самом деле, кулачный бой придерживался определенных правил, нарушать которые было строго запрещено. Вот они:

-  биться по «любви», не иметь «сердца» на противника;

-  лежачего не бить;

-  закладок (тяжелых предметов, увеличивающих силу удара) в руки не брать;

-  мазку (на ком кровь) не бить;

-  ниже пояса не бить[9]

Помимо кулачных боев в истории нашего государства присутствовал еще один вид состязания в силе, ловкости, который был более жесток по своему содержанию, так как заканчивался, как правило, смертью или телесными повреждениями участников. Мы имеем в виду судебный поединок, как спор между двумя сторонами, при котором правоту доказывали состязанием между истцом и ответчиком. Победивший своего противника признавался правым. Упоминания о судебном поединке мы находим в Псковской судной грамоте 1467 года26, Судебнике Ивана 3 1497 года[10].

При всех положительных моментах при занятиях спортом есть один минус – это травматизм. Спорт по своей природе является олицетворением здоровья, поэтому травматизм ему, как правило, не свойственен. Однако некоторые виды спорта прямо предусматривают причинение телесных повреждений. Например, кулачные бои. Нередко данные состязания заканчивались телесными повреждениями, иногда даже смертью, так как нанесение вреда здоровью было одним из условий поединка.

Самое ценное, что есть у человека – это жизнь. Поэтому первоочередная задача государства – это защита жизни и здоровья человека. В процессе исторического развития нашего государства, оно не могло не обращать внимания на проблему причинения вреда жизни и здоровью в спорте, так как развлечение, которое заканчивалось смертью или телесными повреждениями, превращалось из зрелищного в общественно опасное. В главе 22 ст. 20 Соборного уложения 16 июля 1649 года впервые в законодательстве России вводится понятие невиновного причинения вреда, которое исключало уголовную ответственность, хотя, на наш взгляд, случаи освобождения от уголовной ответственности по этому основанию, существовали и до принятия данной нормы. Это положение распространялось и на причинение вреда жизни в кулачных боях: «А будет кто, стреляючи ис пищали, или из лука по зверю, или по птице, или по примете, и стрела или пулька вспловет, и убьет кого за горою, или за городьбою, или кто каким-нибудь обычаем кого убьет до смерти деревом, или камнем, или чем-нибудь не нарочным же делом, а не дружбы и никакия вражды напередь того у того, кто убьет, с тем кого убьет, не бывало, и сыщется про то допряма, что такое убийство учинилось не нарочно, без умышления, и за такое убийство никого смертью не казнити, и в тюрьму не сажати потому, что такое дело учинится грешным делом без умышления».[11]

Артикул воинский Петра 1 также содержал понятие невиновного причинения вреда – артикул 159: «Но весьма неумышленное и ненарочное убийство, у которого никакой вины не находится, оное без наказания отпустится».

Артикул 158 говорит о запрещении поединков (дуэлей). Однако, данное положение никого отношения к спортивным состязаниям не имеет, так как поединок проходил в связи с оскорблением одного лица другим, то есть из-за личных неприязненных отношений.

В 1767 году происходит отграничение преступлений от правонарушений. В первом случае суд определяет наказание на основе законов, а во втором – полиция осуществляет исправление, руководствуясь уставами. О разграничении преступлений и проступков говорит А. Ф. Бернер: «Проступок – это неправда полицейская: нарушение правил, предписанных для охранения определенных законом прав и общественной или же личной безопасности или пользы»[12]

В Уставе Благочиния или полицейского от 8 апреля 1782 году статья 261 вводит ответственность за проведение общенародных игр или забав в городе, без дозволения управы, в виде 3-х дневного содержания на хлебе и воде. Таким образом, последующее проведение народных игр, например, кулачного боя, проходило под контролем полиции, которая, по нашему мнению, следила за соблюдением установленных правил. При этом совершаемое деяние являлось проступком, а не преступлением, так как наказание осуществлялось полицией.

Теория уголовного права того времени считала, что, при добровольном согласии на причинение вреда жизни или здоровью, уголовная ответственность исключалась. Об этом говорит Бернер А. Ф.: «Я могу безнаказанно отрезать себе руку сам или поручить сделать это другому». Он также указывает, что преступление – это бесправное посягательство, т. е. не является преступлением действие посредством которого человек эксплуатирует свое право, например, самоубийство. Данное положение, возможно, относилось и к причинению вреда здоровью при проведении народных забав, так как на участие в этих мероприятиях давалось добровольное согласие.

В Курсе уголовного права того времени под редакцией Фойницкого И. Я., сказано, что при народных забавах лишение жизни является деянием с неосторожной формой вины: «Неосторожность общежитейская, когда лишение жизни произошло от действий непреступных самих по себе, например, от игры загибание калача; здесь полагается арест или тюрьма (1468 уложения)».

Далее И. Я. Фойницкий утверждает, что кулачные бои – это ни что иное, как драка. «Драка есть физическая схватка между двумя или более лицами, которые к ней приступили добровольно». «С внутренней стороны, убийство в драке предполагает отсутствие умысла на убийство: без этого умысла борющиеся должны приступить к драке, и он не должен возникнуть у них в момент самой драки. В противном случае наступает ответственность за умышленное убийство (ст. 1464 Уложения)»47. Виновный в данном случае подлежал ответственности по ст. 1465 Уложения за начавшуюся без всякого намерения на совершение убийства драку, если будет нанесена кому-либо смерть, в виде лишения свободы на срок от 8 месяцев до 1 года 4 месяцев»48. За нанесение повреждений здоровью в драке виновные должны были нести ответственность по ст. 1485 Уложения за неосторожное причинение вреда, при этом ответственность была такой же – от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Позиция, на наш взгляд, достаточно спорная, так как драка, в современном понимании, – спор на почве, как правило, личных неприязненных отношений, поэтому телесные повреждения причиняются умышленно.

20 ноября 1864 года был принят Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Запрещенные Уставом под страхом наказания деяния именовались проступками. Однако, нельзя говорить о декриминализации некоторых преступлений, вошедших в Устав из Уложения о наказаниях, а правильнее сказать, что данные преступления не представляли большой опасности[13]. Во втором отделении Устава «О нарушении порядка и спокойствия» в ст. 38 говорится: «За ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйства в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины виновные подвергаются: аресту не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей. Если же в этих нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции, то упорствующие подвергаются: аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей; а если необходимо будет прекратить беспорядки силой, хотя и без употребления оружия, то они подвергаются: аресту не свыше трех месяцев или денежному взысканию не свыше трехсот рублей». Согласно этой статье, проведение кулачных боев запрещалось. На наш взгляд, это было вызвано тем, что во время проведения состязаний причинялись многочисленные телесные повреждения, в том числе, и со смертельным исходом, поэтому государственные органы были вынуждены запретить проведение данных состязаний. Однако, применяемое наказание свидетельствует о том, что это деяние является проступком, а не преступлением. Подтверждением служит ст. 3 Уголовного уложения от 22 марта 1903 года: «Преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание смертная казнь, каторга или ссылка на поселение, именуются тяжкими преступлениями. Преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме, именуются преступлениями. Преступные деяния, за которые в законе определены как высшее наказание арест или денежная пеня, именуются проступками»[14].

Факты проведения этих игр все же имели место. Однако, в том случае, если в играх причинялся вред жизни, то ответственность наступала за неосторожное причинение смерти по ст. 1466 Уложения: «Кто без намерения учинит убийство, дозволит себе какое-либо действие, противное ограждающим личную безопасность и общественный порядок постановлениям, и последствием которого, хотя и неожиданным, причинится кому-либо смерть, то виновные подвергаются заключению в тюрьму от 2-х до 4-х месяцев». А если были причинены телесные повреждения, то, по ст. 1494 Уложения, и наказание соответствует от 2-х до 4-х месяцев тюрьмы или аресту от 7 дней до 3-х месяцев.

Что касается других забав, то, согласно ст. 1468 Уложения, если деяние не запрещено законом, но вред жизни был причинен вследствие неосторожности, то виновный подлежал ответственности: «Если от деяния, законом не воспрещенного и такого рода, что нельзя было с вероятностью ожидать вредных от него последствий, но однако же явно неосторожного, причинится кому-либо смерть, то виновный или виновные в непринятии надлежащих мер предосторожности подвергаются за это, смотря по обстоятельствам дела и сообразно с правилами, означенными в ст. 110 этого Уложения: или заключения в тюрьму на время от 2-х до 4-х месяцев, или аресту на время от 3-х дней до 3-х месяцев». В примечании к данной статье Таганцев Н. С. приводит пример такого случая, когда смерть наступила от народной игры загибание калача, то есть загибание в шутку ног к голове. В случае причинения телесных повреждений, во время таких забав, согласно ст. 1495, ответственность исключалась[15].

По мнению Таганцева Н. С, дракой не может быть признана рукопашная схватка с целью, например, побороться в виде игры. Смерть, причиненная в этих случаях, должна квалифицироваться по ст. ст. 1468, 1466 Уложения о наказаниях, то есть за неосторожное причинение смерти.

22 марта 1903 года было принято новое Уложение, которое действовало наряду с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, так как полностью Уложение 1903 году не вступило в действие.

В Отделении четвертом «Об условиях вменения и преступного деяния» данного Уложения (1903 года), ст. 42 говорит: «Не вменяется в вину

преступное деяние, коего учинивший не мог предвидеть или предотвратить», то есть также говорится о невиновном причинении вреда.

Висковатый П. А. в своей книге, посвященной жизни и творчеству М. Ю. Лермонтова, рассказывает от том, что зимою 1836 года в Тарханах Пензенской губернии, Лермонтов устраивал кулачные бои между крестьянами. Далее он пишет, что бои существовали в некоторых великорусских губерниях и на Волге, в описываемый период, и только недавно окончательно вывелись, т. е. в конце 19 века[16].

В 60–80 годах 19 века происходит зарождение современного спорта. Появляется конькобежный спорт, футбол, хоккей с мячом, бокс, легкая атлетика и другие виды. Это было связано с влиянием западных культур и возрождением олимпийского движения. В России организовываются первые спортивные кружки. Благодаря усилиям А. Д. Бутовского, наши спортсмены принимают участие в международных соревнованиях[17]. На смену кулачных боев приходят более гуманные состязания. В 1911 г. в Москве группа любителей начала заниматься боксом. Русский бокс имел непосредственную преемственную связь с русским кулачным боем. Характерно, что первые чемпионы России – Павел Никифоров, Hyp Алимов (Кара Малай) и др. были сильнейшими кулачными бойцами. На основе приемов русского кулачного боя складывается техника и тактика первых русских боксеров. В 1912 году Россия впервые приняла участие в Олимпийских играх в г. Стокгольме.

Дальнейшее развитие спорта началось после 1917 года, и происходит по сегодняшний день. После революции 1917 года наступил и новый этап развития уголовного права. В течение первого года Советской власти, судебные органы руководствовались старыми законами[18]. Декрет о суде от 24 ноября 1917 года отменяет все законы, которые противоречат декретам ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Рабочего и Крестьянского Правительства[19]. Однако, в тот период времени продолжали действовать Уложение 1903 года и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г., но только те нормы, которые не противоречили издаваемым декретам.

Это подтверждается и в Декрете о суде от 7 март 1918 года, в ст. 36 «По гражданским и уголовным делам суд руководствуется гражданскими и уголовными законами, действующими доныне лишь постольку, поскольку таковые не отменены декретами Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров и не противоречат социалистическому правосознанию» 5.

12 декабря 1919 года были приняты Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Они содержали лишь основные понятия, при этом, не устанавливая формы вины за преступления, затрагивая только понятие необходимой обороны, как обстоятельства, исключающего применение наказания.

С 1 июня 1922 года введен в действие Уголовный кодекс РСФСР. Ст. 11 устанавливала, что уголовная ответственность наступает при совершении преступления умышленно или по неосторожности. Данный кодекс не содержал положений, касающихся защиты жизни или здоровья при занятии спортом. Развитие Особенной части советского уголовного права определялось задачами подавления сопротивления свергнутых классов, задачами борьбы за укрепление и развитие социалистического строя[20]. На наш взгляд, в тот период времени основная задача органов власти заключалась в том, чтобы укрепить влияние коммунистической партии на всю территорию РСФСР. Поэтому статьи Уголовного кодекса касались, в основном, защиты установленного государственного строя, в частности, борьбы с контрреволюцией.

31 октября 1924 года были приняты Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. Однако, понятие преступления в них отсутствовало, как и определение вины. Приоритетное направление развития уголовного законодательства того периода времени, противодействие контрреволюционным проявлениям в стране.

С 1 января 1927 года вступил в действие новый Уголовный кодекс РСФСР, утвержденный Постановлением ВЦИК от 22 ноября 1926 года. Ст. 9 кодекса раскрывала понятие вины и указывала, что преступление совершается умышленно или по неосторожности.

Позже, в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 12 июля 1946 года, говорилось о том, что наказание может быть назначено судом лишь в случае признания подсудимого виновным в совершении конкретного преступления, то есть – к тем лицам, которые предвидели или могли предвидеть общественно-опасный характер последствий своих действий. Таким образом, при отсутствии вины уголовного наказания не было. Об этом свидетельствует так же Мишунин П. Г.: «В тех случаях, когда в результате действия или бездействия субъекта имелись вредные последствия, но отсутствовала вина, то за эти последствия уголовная ответственность не наступала».

И в этом уголовном законодательстве отсутствие специальной нормы, которая освобождала бы от уголовной ответственности, или же, наоборот, устанавливала меру наказания за причинение вреда жизни или здоровью в спорте, было вызвано, по нашему мнению, тем, что перед государством в тот период времени стояли другие задачи, в частности, защита государственного строя. Видимо, и сами случаи причинения вреда в спорте были редки. Возможно также, что причинение вреда жизни или здоровью в спорте, квалифицировали, как невиновное причинение вреда.

Достаточно интересное положение содержалось в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 15 сентября 1950 г., в котором давалось разъяснение по квалификации преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения. В нем, в частности, говорилось: «сознательное злостное нарушение правил движения (так называемое «лихачество», хулиганские побуждения, вождение в нетрезвом виде и т. д.), повлекшее несчастные случаи с людьми – смерть или увечье потерпевшего, – должно квалифицироваться соответственно как умышленное убийство или умышленное тяжкое телесное повреждение… В тех случаях, когда смерть потерпевшего явилась результатом нарушения правил вождения, допущенного без указанных отягчающих обстоятельств, а вследствие неосторожности, такое нарушение подлежит квалифицировать как убийство по неосторожности». Если данное положение применить к причинению вреда жизни или здоровью в спорте при нарушении установленных правил, то получается, что виновный в умышленном нарушении правил проведения соревнований, повлекших наступление смерти или тяжких телесных повреждений, должен был нести уголовную ответственность за убийство или за умышленное причинение тяжких телесных повреждений. А в том случае, если виновный нарушал правила по неосторожности и, тем самым, причинял кому-либо смерть, уголовная ответственность должна была наступать за убийство по неосторожности. Данное положение идет в разрез с современным законодательством, так как у виновного в обоих случаях имеет место неосторожная форма вины по отношению к наступившим последствиям. Поэтому, эти деяния не должны квалифицироваться как умышленное преступление.

В ст. 16 Уголовного кодекса 1926 года указывалось на аналогию: «Если то или иное общественно-опасное действие прямо не предусмотрено настоящим Кодексом, то основание и пределы ответственности за него определяются применительно к тем статьям кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления». Об этом говорилось и в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 12 июля 1946 года «По смыслу этого закона, наказание может быть применено судом лишь к тем лицам, совершившим определенные преступления, примерный, но не исчерпывающий перечень которых приведен в самом законе»[21]. Таким образом, если специальной нормы, предусматривающей ответственность за причинение вреда жизни или здоровью при занятиях спортом, не было, то ответственность, возможно, могла наступать по аналогии с другими преступлениями, например, против жизни или здоровья. Однако, существовал ряд условий, при соблюдении которых допускалась аналогия:

1.  «В случае пробела закона по вопросу, относящемуся к Общей части Уголовного кодекса, суд вправе прибегнуть к общим началам советского уголовного права и на их основании восполнить этот пробел, применив по аналогии закон, наиболее отвечающий особенностям данного случая.

2.  Действие, в отношении которого применяется аналогия, не должно быть прямо предусмотрено в Уголовном кодексе.

3.  Основания и пределы ответственности при применении аналогии должны быть определены в соответствии с теми статьями, которые предусматривают наиболее сходные по степени опасности и по роду преступления.

4.  Если закон ограничивает круг лиц, которые могут быть субъектами предусмотренными им преступлений, то распространять его на лиц, не указанных в этом законе, нельзя.

5.  Если в статье говорится только об умышленном совершении деяния, то применение ее по аналогии к деяниям, совершенным по неосторожности, недопустимо».

6.  Деяние должно быть общественно опасным, которое устанавливается, исходя из общего понятия преступления.

Основание, по которому то или иное деяние относилось к преступлению, – это общественная опасность. «Общественно-опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против Советского строя или нарушающее правопорядок, установленный Рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» – ст. 6 УК РСФСР 1926 года. Мишунин П. Г. также говорил о том, что основным критерием при определении понятия преступления в первые годы существования Советского государства, являлась его общественная опасность. «Всякое действие или бездействие, направленное на ослабление мощи советской власти, на подрыв завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, направленное на поддержку старого, отжившего свой век базиса с его старой надстройкой, расценивалось советским уголовным правом как преступление»81. Причинение вреда жизни или здоровью при занятиях спортом, возможно, в тот период времени не представляло общественной опасности. «Преступлениями считаются действия, которые опасны в данное время для господствующего класса». Общественная опасность могла выражаться «в таком действии или бездействии, которое хотя и не нарушает непосредственно основ государственного строя и правопорядка, а наносит ущерб, вред отдельному лицу, но в такой форме, что оно представляет угрозу нарушения всего установленного порядка».

Таким образом, наличие указаний в уголовном законе на аналогию, давало право на квалификацию причинения вреда жизни или здоровья при занятиях спортом по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против жизни или здоровья. Однако, эти деяния в тот период времени не представляли общественной опасности, так как не были направлены «против Советского строя или нарушения правопорядка, установленного Рабоче-крестьянской властью на переходном к коммунистическому строю период времени».

Проблемой причинения вреда жизни или здоровью в спорте занимался в этот период времени Шаргородский М. Д. По его мнению, основой ненаказуемости причинения вреда при занятиях спортом являлась дозволенность законом определенных видов спорта, и если лицо, нанося повреждения, придерживалось существующих спортивных правил, то наступивший результат признавался случайным, и уголовная ответственность исключалась. Однако, данное положение было применимо только в том случае, если причинялись телесные повреждения. В случае наступления смерти, уголовная ответственность наступала на общих основаниях. Уголовная ответственность должна была наступать и тогда, когда правила соревнований были умышленно или по неосторожности нарушены. Неосторожность, которая влекла уголовную ответственность по УК 1926 года, – это, в частности, совершение действий, запрещенных каким-либо правилом, например, нарушение спортивных правил. Наказуемая неосторожность имела место только в тех случаях, когда виновный предвидел или мог предвидеть наступивший результат.

«В случаях, когда в результате действий лица наступила смерть другого человека, которую данное лицо не предвидело, и по обстоятельствам дела не должно было предвидеть, совершенное не заключает в себе состава преступления. Вопрос о том, должно или не должно было лицо предвидеть смерть потерпевшего, имеется ли в конкретном случае неосторожное убийство или случайное причинение смерти, может быть разрешен лишь на основе внимательной оценки всех конкретных обстоятельств дела. При этом должны быть приняты во внимание как субъективные качества лица, действия которого вызвали смерть потерпевшего, так и все объективные обстоятельства, при которых наступила смерть. Мерилом должной предусмотрительности служит предусмотрительность, которая в таких случаях требуется правилами профессии, самим фактом обладания специальными знаниями, степенью развитости и сознательности лица и т. д.».

В отношении телесных повреждений, причиненных по неосторожности, уголовная ответственность наступала в случае сознательного несоблюдения правил предосторожности, установленных законом или распоряжением власти[22]. Таким образом, чтобы виновный в причинении вреда жизни или здоровью в спорте подлежал уголовной ответственности, необходимо установить факт умышленного нарушения правил проведения соревнований.

В учебнике по уголовному праву 1948 года содержался впервые и анализ других обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния (помимо необходимой обороны и крайней необходимости): согласие потерпевшего, выполнение профессиональных функций, исполнение подчиненным обязательного приказа, осуществление своего права, исполнение закона[23]. Согласие потерпевшего на причинение вреда жизни не устраняло общественную опасность, и виновный должен был нести ответственность на общих основаниях. При этом данное согласие не должно было преследовать каких-либо общественно-вредных целей. Полагаем, что положения о согласии потерпевшего могли относиться и к причинению вреда в спорте, так как спортсмен сознательно, в некоторых видах спорта, например, в боксе, шел на риск получения телесных повреждений.

Таким образом, законодательное закрепление причинения вреда в ходе проведения спортивных соревнований как самостоятельного обстоятельства, исключающего уголовную ответственность, не нашло своего отражения и в указанный период. Данное положение существовало лишь в теории уголовного права или в судебной практике.

5 декабря 1958 года постановлением Верховного Совета СССР были утверждены Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Данные Основы отменяли применение закона по аналогии – ст. 3: «Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние.

Сказанное явилось основанием для появления новой позиции по квалификации вреда жизни или здоровью при занятиях спортом. По мнению Дубовца П. А., если телесное повреждение было причинено при спортивных состязаниях, не разрешенных законом, деяния имеют противоправный характер, и в этом случае уголовная ответственность не исключается. Уголовная ответственность так же должна наступать при нарушении установленных правил. Таким образом, с появлением признака противоправности в понятии преступления, появились юридические предпосылки того, чтобы исключить уголовную ответственность при причинении вреда жизни или здоровью при занятиях спортом.

В 1960 году был принят новый Уголовный кодекс РСФСР. Однако, и он не содержал никаких специальных положений, касающихся квалификации причинения вреда жизни или здоровью при занятиях спортом. Эти вопросы анализировались лишь в теории уголовного права. Так, в Курсе советского уголовного права под редакцией Пионтковского А. А. было сказано, что, «если причинение телесных повреждений не было связано с преднамеренным нарушением существующих правил, а явилось результатом определенного риска, с которым связано соответствующее спортивное состязание, и поскольку такие спортивные состязания разрешены законом, а спортсмен добровольно, по собственному согласию принимает в них участие, то причиненное при этом телесное повреждение не может быть признано противоправным». Уголовная ответственность должна наступать лишь при нарушении установленных правил.

По мнению Дурманова Н. Д., при причинении телесных повреждений во время спортивных состязаний, если установленные правила проведения соревнований не были нарушены, данные деяния не образуют объективную сторону преступления. Эту позицию разделял Ткачевский Ю. М, считавший, что при этих обстоятельствах отсутствует основной признак объективной стороны – общественная опасность.

Этой проблемой занимался и Красиков А. Н. В своей работе «Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве» он писал, что, во-первых, занятие спортом является законным видом деятельности, а во-вторых, лицо дает согласие на занятие данным видом спорта, который не исключает получение телесных повреждений, но в рамках установленных правил. Таким образом, уголовная ответственность исключается[24].

Этой проблеме уделял внимание и А. Н. Игнатов, указывая, что уголовная ответственность при причинении вреда жизни или здоровья в спорте должна наступать лишь при грубом нарушении установленных правил.

Занятие некоторыми видами спорта в России в анализируемый период было ограничено. Так, указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 ноября 1981 года «Об уголовной ответственности за нарушение правил каратэ»100 была установлена уголовная ответственность за незаконное обучение карате. Общественная опасность такого рода деятельности усматривалась в том, что приемы каратэ стали использоваться в хулиганских и насильственных преступлениях, увеличивая угрозу жизни и здоровью потерпевших, что связанно со спецификой каратэ. Соответствующая статья была помещена в главу 10 УК РСФСР, как преступление, посягающее на общественную безопасность. Данная позиция, на наш взгляд, была не логична, т. к. приемы борьбы, бокса и других контактных видов спорта также могли быть использованы (и, видимо, использовались) в разного рода преступлениях.

В теоретической модели Уголовного кодекса 1987 года Кудрявцева В. Н. и Келиной С. Г. также не было предусмотрено обстоятельств, которые бы исключили ответственность за причинение вреда жизни или здоровью при занятиях спортом.

В 1996 году в России был принят новый уголовный кодекс, который тоже не решил проблему уголовно-правовой оценки причинения вреда жизни или здоровью при занятиях спортом.

Подведя итог, можно сделать несколько выводов:

Развитие физической культуры началось в древние времена, еще до возникновения государства. Это было вызвано тем, что жизненные условия требовали определенных физических навыков. На Руси физическое воспитание проходило в виде различных игр спортивной направленности, в частности, в виде кулачных боев, которые организовывались по установленным правилам, что дает право признать их спортом в современном понимании этого слова. Эти игры, нередко, заканчивались травмами различной степени тяжести, в том числе, и со смертельным исходом, так как предусматривали физическое воздействие на организм человека, как одно из обязательных условий достижения спортивного результата.

В истории законодательства нашей страны не существовало специальных норм, которые регулировали бы отношения, связанные с причинением вреда жизни или здоровью при занятиях спортом.

Первые источники русского права («Русская правда») не знали как понятия «невиновное причинение вреда», так и неосторожного преступления, поэтому при причинении вреда во время народных забав вопрос об ответственности решался, возможно, не правовыми мерами. Участники сами, думается, принимали решение об ответственности виновного.

Далее, по мере становления государства и развития общественных отношений, в законодательстве появляется обстоятельство, которое исключает производство по уголовному делу, – это примирение сторон (Двинская уставная грамота 1397–1398 гг., Псковская судная грамота 1467 г.).

Дальнейшее развитие права создало понятие «невиновное причинение вреда» (Соборное уложение 1649 г.). На основании этого обстоятельства, на наш взгляд, не подлежали уголовной ответственности лица, которые являлись причинителями вреда жизни или здоровью при народных забавах, при условии, что участники этих забав не нарушали установленных правил.

В связи с повышенной травмоопасностью и стихийным характером кулачных боев государство предприняло попытку запретить проведение этих народных забав введением нормы, которая предусматривала ответственность за организацию и участие в данных мероприятиях (Устав Благочиния или полицейского 1782 г., Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г.). Применяемое наказание (до 8 месяцев тюремного заключения) свидетельствовало о том, что эти деяния не представляли большой общественной опасности.

Последующее развитие уголовного законодательства нашей страны не дало ответа на вопрос о квалификации причинения вреда жизни или здоровья при занятиях спортом. Данные случаи разрешались или на основании судебной практики или в соответствии с рекомендациями видных ученых-теоретиков.

Только с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 5 декабря 1958 создались юридические предпосылки для освобождения от уголовной ответственности лиц, причинивших вред жизни или здоровью при занятиях спортом, так как впервые в уголовном законодательстве России появилась норма (ст. 3), указывающая на один из основных признаков понятия преступления, – противоправность.

1.2 Охрана жизни и здоровья в ходе проведения спортивных соревнований в зарубежном уголовном законодательстве

В уголовном праве большинства развитых зарубежных стран (Англии, США, ФРГ, Франции, Испании, Японии и т. д.) причинение вреда при проведении спортивных соревнований не рассматривается в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Подобное, вероятно, объясняется тем, что причинение вреда в спорте – не такое распространенное явление, как, например, защита от преступного посягательства, причинение вреда при задержании преступника и др. Однако, такие случаи имели место в судебной практике иностранных государств. Последнее время спорт становится более агрессивным и, как следствие, все больше спортсменов получают травмы. Нередко, появление этих травм связано и с нарушением установленных правил.

Судебные органы иностранных государств, в отличие от российских судов, уже разбирают иски о причинении вреда при занятиях спортом, но только в гражданском порядке, и речь идет лишь о возмещении определенных затрат, связанных с лечением. Об этом свидетельствует, например, статья в газете «Футбол» №13 от 2003 года, где речь идет об исках в футболе в ФРГ': судья, вынося свое определение по предъявленному иску, определил, что «в данном случае имеет место однозначное превышение общепринятого допустимого предела спортивного единоборства. Футбол является спортивным единоборством, в котором неизбежны нарушения правил, в связи с чем, участвующий в игре спортсмен подвергает себя определенной опасности. Если в результате удара локтем, который нанесен именно в тот момент, когда соперники бегут за мячом, и будет получена травма, то такой удар не повлечет за собой гражданско-правовой ответственности. Такая ответственность возникает только в том случае, если в ходе борьбы кто-либо из соперников переступит границу между общепринятыми рамками спортивного единоборства и некорректным приемом»[25]. Иски о возмещении вреда при занятиях спортом возмещаются только в тех случаях, если имело место грубое нарушение установленных правил, так как само занятие спортом предусматривает неизбежность нарушения правил, и спортсмен, таким образом, сам подвергает себя определенной опасности.

По мнению Игнатова А. Н., в зарубежной юриспруденции вопрос об оценке причинения телесных повреждений в процессе спортивных состязаний получил научное обоснование. Травмы, нанесенные во время спортивных состязаний при соблюдении правил, рассматриваются, как несчастный случай, и не влекут юридической ответственности. Однако причинение телесных повреждений в результате нарушения правил признается неправомерным и может повлечь уголовную ответственность[26]

Далее он приводит выдержку из статьи «Жестокий хоккей», опубликованной в газете «Правда» от 12 января 1988 г., где сообщается о том, что при встрече двух хоккейных команд в Канаде один из игроков нанес удар клюшкой другому игроку по голове. В итоге обидчик был арестован за нанесение частному лицу удара по голове опасным предметом, и ему грозило наказание от 2-х до 5 лет тюрьмы и денежный штраф. Исходя из этого, А. Н. Игнатов делает вывод, что при умышленном нарушении правил соревнований виновный должен подлежать уголовной ответственности. Уголовное законодательство зарубежных стран не всегда признает действия лица при причинении вреда жизни или здоровью в спорте, при соблюдении установленных правил, как невиновное причинение вреда. Ряд государств рассматривает подобные случаи, как обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Специальная норма, которая исключала уголовную ответственность при причинении вреда при занятиях спортом, существовала в Уголовномкодексе Афганистана. Названное уголовное законодательство предусматривало четко очерченные законом обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяний:

1) совершение деяния, не противоречащего шариату;

2) осуществление своего права (родителем или педагогом);

3)  согласие больного на операцию;

4)  причинение вреда при спортивных состязаниях (если они проходили в пределах установленных правил);

5)  задержание лица, совершившего преступление (если оно происходит с соблюдением правил, предусмотренных законом);

6)  исполнение служебных обязанностей;

7)  необходимая оборона.

Таким образом, единственное основание, по которому не наступала уголовная ответственность при причинении вреда в спорте, это соблюдение установленных правил.

Аналогичная норма содержится в Уголовном кодексе Республики Сан-Марино, которая входит в систему «Оправдательных обстоятельств»[27] Ст. 44 «Преступления, совершенные в ходе спортивных соревнований».

«Не подлежит наказанию лицо, которое при проведении спортивных состязаний способствовало возникновению последствий, связанных с причинением ущерба сопернику либо третьим лицам, если соревнования проводятся в соответствии с правилами игры и с соблюдением правил, установленных властями. Если деяние совершается с умыслом либо неумышленно, лицо несет за него ответственность как за совершение умышленного преступления либо неумышленного преступления[28]»

Исходя из содержания этой нормы, можно сделать вывод, что виновный в причинении вреда жизни или здоровью во время проведения соревнований, не подлежит уголовной ответственности, если он действовал в рамках установленных правил.

В уголовном законодательстве Франции не существует специальной нормы, которая бы освобождала от уголовной ответственности лиц, причиняющих вред в ходе поведения спортивных соревнований. Однако, судебно-следственные органы в подобных случаях действия лица признают правомерными, на основании статьи 122–4: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее какое-либо действие, предписанное или разрешенное положениями закона или регламента». То есть, действия лица должны соответствовать предписаниям закона, и не должны находиться с ним в явном противоречии[29]. Что касается занятий спортом, то этот вид деятельности не запрещен законом, поэтому является допустимым, с точки зрения закона.

Занятие спортом признается рискованной деятельностью, то есть, лица, занимающиеся спортом, заранее обречены на то, что получат какие-либо травмы, но при этом повреждения причиняются в рамках установленных правил. Конечно же, травматизм не свойственен спорту, однако он имеет место.

Безусловно, любой риск должен быть оправдан, иначе он является противоправным, следовательно – наказуемым. «Оправдание, – пишет Раса, один из французских криминалистов, – связанное с организацией какой-либо деятельности, предполагает правильное его осуществление. Оправданно, например, только нормальное поведение хирурга или спортсмена, и институт оправдательного факта не может быть применен в случае, когда хирург забывает инструмент в брюшной полости своего пациента либо в случае, когда регбист использует столкновение для сведения своих личных счетов с другим игроком. Таким образом, главное условие – чтобы вред был причинен, несмотря на строгое соблюдение правил для данного вида деятельности»[30].

В УК Франции 1992 г. говорится и о предписании закона (регламента), и о дозволении. Основанием такого решения является тезис о том, что закон оправдывает не только то, что он прямо предписывает делать, но и то, что разрешает. Дозволение закона рассматривается французскими юристами применительно к осуществлению профессиональных, служебных или социальных прав и обязанностей – Типичным проявлением дозволения закона, или его «молчаливого согласия», является оправданное причинение вреда физической целостности человека при проведении хирургической операции, использование некоторых, насильственных действий в спорте, если эти действия присущи практике и обычаям данного, разрешенного законодательством вида спорта (различные виды единоборств, бокс, регби и пр.)[31] По законодательству Франции лица, причинившие вред жизни или здоровью при занятиях физической культурой или спортом, подлежат ответственности при грубом нарушении установленных правил, что свидетельствует об умысле виновного на причинение телесных повреждений.

В уголовном кодексе Испании действия лица признаются правомерными, если они осуществляются на основании «своего законного права, профессиональных или должностных обязанностей» (п. 7 ст. 21 УК Испании)[32].

Таким образом, при определении состава преступления в случае причинения вреда жизни или здоровью при занятиях спортом, в уголовном законодательстве как Франции, так и Испании необходимо установить: имело ли место нарушение правил для данного вида спорта. При отсутствии нарушений, уголовная ответственность не наступает, в связи с тем, что спорт является правомерным занятием. Поэтому указанные нормы – бланкетные, то есть для установления наличия или отсутствия состава преступления в действиях спортсмена необходимо установить следующие обстоятельства:

•  разрешен ли данный вид деятельности законом, а вернее, имеется ли запрет на занятие данным видом деятельности,

•  были ли нарушены установленные правила при причинении травмы во время занятия данным видом спорта.

В японском уголовном праве и уголовно-правовой доктрине должное внимание уделено обстоятельствам, при которых причинение деятелем вреда не является посягательством на объекты, защищаемые уголовным правом, в результате чего не образуется преступление. Место таких обстоятельств в системе институтов уголовного права отличается от принятого в уголовном праве и уголовно-правовой доктрине нашей страны, в то время, как их виды, в основном близки, к нашим представлениям.

Японской доктриной система обстоятельств, исключающих уголовную ответственность или преступность деяния, рассматривается в связи с понятием «противоправности» (признак преступления), которая не совпадает с нашим понятием противоправности и означает отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Эти обстоятельства именуются основаниями необразования противоправности[33] В Общей части УК Японии предусмотрены условия, при которых имеет место «не образование противоправности», не смотря на наличие достаточных признаков состава преступления: «Глава 7. Не образование состава преступления. Смягчение наказания и освобождение от наказания. Статья 35. Действия в соответствии с законодательством либо в осуществление правомерного занятия.

По общепринятой в Японии трактовке, закон предусматривает четыре вида обстоятельств необразования состава преступления: «1) деяние на основании законодательства, 2) деяние в порядке занятия правомерной профессиональной деятельностью, 3) правомерную оборону, 4) срочные меры укрытия от опасности»[34]. В уголовном законодательстве Японии виновные в причинении вреда жизни или здоровью в спорте не подлежат уголовной ответственности, так как имеет место правомерная деятельность, разрешенная законом. Однако установленные правила в спорте также не должны быть нарушены.

Уголовное законодательство Великобритании не содержит перечня обстоятельств, исключающих уголовную ответственность Общее право, при этом, признает некоторые обстоятельства, исключающие преступность деяния:

1)  когда воля отсутствует,

2)  когда воля не направлена на содеянное, когда воля подавлена принуждением.

В первом случае имеет место недостижение определенного возраста, душевная болезнь и опьянение, в третьем – принуждение к совершению преступления со стороны другого лица.

Таким образом, основание, при котором лицо может освобождаться от уголовной ответственности при причинении вреда жизни или здоровью в спорте, – это отсутствие вины, как основного признака субъективной стороны преступления, то есть – «когда воля не направлена на содеянное». Мы уже говорили ранее, что основная цель занятия спортом – это укрепление здоровья, но никак не сведение личных счетов. Поэтому причинение вреда жизни или здоровью в спорте, при соблюдении установленных правил, как правило, происходит случайно. В связи с этим, уголовно-правовая воля в данных деяниях отсутствует.

Практически в Англии, как причинение телесных повреждений, так и смерть во время занятий дозволенными законом видами спорта не карается и рассматривается, как несчастный случай.

Однако существует и другая позиция по данному вопросу. Для англо-американского права характерным является отрицание ответственности при причинении вреда в спорте, исходя из согласия потерпевшего. Поскольку assault и battery при наличии согласия потерпевшего не могут иметь места, они при спортивных состязаниях исключаются, и речь может идти только о наказуемости за причинение смерти. Согласие потерпевшего в этих случаях презюмируется. Таким образом, некоторые ученые полагают, что при причинении вреда жизни или здоровью в спорте, виновные не несут уголовной ответственности, так как имело место добровольное согласие потерпевшего лица на причинение вреда здоровью, в связи с тем, что отдельные виды спорта прямо предусматривают физическое воздействие как обязательное условие достижения спортивного результата.

В уголовном праве США обстоятельства, которые исключают уголовную ответственность, именуются «защитами» (defenses) в узком смысле этого слова, т. е. защитами против предъявленного обвинения. Иногда эти защиты или обстоятельства подразделяются на «оправдывающие» (gustifications) и извинительные (excuses)[35].

Но деление обстоятельств на оправдывающие и извинительные – это скорее дань истории, т. к. дела и в первом, и во втором случае рассматриваются и решаются одинаково: если лицо признано действовавшим в условиях соответствующего обстоятельства, то оно не подлежит уголовной ответственности за свое поведение.

Отдельные ученые в области уголовного права в США занимают следующую позицию по вопросу квалификации причинения вреда в спорте: «Если во время дозволенного законом спортивного состязания, риск которого всем участникам известен, при соблюдении всех правил, человек ранен или убит, то имеет место несчастный случай, за который никто не отвечает»[36].

Уголовный кодекс ФРГ содержит норму, согласно которой, причинение телесных повреждений, при согласии потерпевшего, не влечет уголовную ответственность: ст. 228 Согласие потерпевшего – «Кто наносит потерпевшему телесные повреждения с его согласия, только тогда действие противоправно, если деяние, несмотря на согласие потерпевшего, нарушает общепринятые моральные нормы».

Занятие любым видом спорта предусматривает добровольное волеизъявление лица. Человек сам идет на риск, связанный с возможностью получения телесных повреждений в процессе занятий спортом. Отдельные виды спорта прямо предусматривают телесные повреждения, как одно из условий достижения спортивного результата, например, бокс, восточные единоборства и др. Поэтому, согласие потерпевшего на причинение телесных повреждений может являться обстоятельством, при котором исключается уголовная ответственность за причинение телесных повреждений в процессе занятий спортом.

В ст. 228 УК ФРГ указано также, что согласие на причинение телесных повреждений может быть противоправным, если эти деяния «нарушают общепринятые моральные нормы». Нам думается, что если указанную норму применить к причинению вреда жизни или здоровью в спорте, то «нарушение общепринятых моральных норм» будет иметь место при грубом нарушении установленных правил для конкретного вида спорта. Мы полагаем, что за причинение вреда здоровью во время занятий спортом в уголовном законодательстве ФРГ отсутствует уголовная ответственность, в соответствии со ст. 228 УК ФРГ (имеет место согласие потерпевшего на причинение телесных повреждений), однако, при этом должны быть соблюдены установленные правила для данных видов спорта.

Это положение, об отсутствии уголовной ответственности при причинении вреда жизни или здоровью в спорте, находит свое подтверждение и в истории уголовного права Германии. Так, в фашистской Германии считали, что «никакое действие, совершенное в спортивном состязании, соответствующем спортивным правилам, или неосторожно их нарушавшее и повлекшее за собой телесные повреждения или смерть, не может влечь за собой уголовной ответственности для причинителя»[37], но юридического закрепления данного положения не было.

Уголовный кодекс Канады содержит следующую норму:

Призовые бои.

83. Участие в призовом бою – (1) Каждый, кто:

(a) участвует в качестве руководителя призового боя,

(b) советует, поощряет или приближает начало призового боя, или

(c) присутствует на призовом бою в качестве ассистента, участника
второго состава, врача, судьи, спонсора или репортера,
виновен в преступлении, наказуемом в суммарном порядке.

Определение «призовой бой» – В этой статье термин «призовой бой» означает столкновение или борьбу на кулаках или с помощью рук между двумя людьми, которые осуществляют этот бой во исполнение предыдущей договоренности, заключенной между ними или для них; но соревнования по боксу между спортсменами-любителями, где боксерские перчатки соперников весом не меньше, чем сто сорок граммов каждая в своей массе, или любое соревнование по боксу, проведенное с разрешением или по полномочию атлетического комитета, комиссии или подобного органа, учрежденного по полномочию законодательного органа провинции для контроля в области спорта в пределах соответствующей провинции, не будут считаться призовым боем. Согласно ч. 1 ст. 787 УК Канады, преступление, наказуемое в суммарном порядке, может повлечь наказание в виде штрафа в размере до 2 тысяч канадских долларов либо лишение свободы на срок до шести месяцев либо то и другое.

Таким образом, уголовное законодательство Канады рассматривает как преступление действия, направленные на организацию незаконных боев (турниров, не разрешенных действующим законом), освещение их в прессе, иную помощь в их проведении, так как эти бои противоречат принципам спорта. Однако, к уголовной ответственности не привлекаются сами спортсмены, то есть непосредственные участники данных поединков. Это вызвано, по нашему мнению, тем, что «спортсмены» дают добровольное согл

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовная ответственность за вред, причиненный в ходе проведения спортивных соревнований". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 522

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>