Дипломная работа на тему "Уголовная ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовная ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовная ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах":


Содержание

Введение

Глава I. Понятие и виды убийств по российскому уголовному законодательству

§  1. Исторический аспект ответственности за убийство

§  2. Понятие убийства, его признаки и виды

§  3. Уголовно-правовая характеристика убийства (ч.1 ст.105 УК РФ)

Глава II. Уголовно-правовая характеристика убийства при отягчающих обстоятельствах

§  1. Виды отягчающих обстоятельств и их характеристика

§  2. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к объективной стороне и личности потерпевшего

§  3. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне и личности виновного

Заключение

Список литературы

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по необходимой вам теме. Правильное выполнение дипломных работ по индивидуальному заказу в Челябинске и в других городах России.

Приложения

Введение

Уголовно-правовая защита личности предполагает в первую очередь защиту жизни. Право на жизнь - первое фундаментальное естественное право человека, без которого все другие права теряют смысл. Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное благо, основополагающую социальную ценность. При совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению: утрата жизни необратима.

Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось как моралью, так и системой норм и правил, имеющих силу закона. Запрет на убийство был одним из первых табу в человеческой культуре. Убийство трактуется как преступление практически во всех законодательных системах — древних и современных. Посягательство на чужую жизнь может быть оправдано моралью и законом лишь в исключительных случаях.

Актуальность темы ответственности за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах обусловлена тем, что в уголовно-правовой статистике простые убийства совершаются крайне редко, в то время как преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ[1] имеют сложную и неоднозначную оценку, совершаются в совокупности с другими преступлениями.

Проблемы квалификации убийств совершенных при отягчающих обстоятельствах довольно широко изучались и обсуждались в отечественной науке. Данной проблеме уделяли внимание такие ученые в области уголовного права как: Бородин С. В., Плаксина Т. А., Семернева Н. К., Здрамослыв Б. В., Журавлев М. П., Наумов А. В., Рарог А. И., Козаченко И. Я. и другие. Научные труды данных авторов я использовал в своей дипломной работе.

Особенная часть УК РФ начинается разделом VII - «Преступления против личности», состоящим из пяти глав (гл.16-20). Глава 16 «Преступления против жизни и здоровья» начинается со ст.105 УК РФ - «Убийство». По смыслу ч. 5 ст.15 УК РФ убийство является особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно наказание не только в виде лишения свободы на определенный срок, но и пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

С введением УК РФ естественно возникли противоречия и проблемы квалификации отдельных преступлений. Касается это также и квалифицированных видов убийств. Такая ситуация вызвала бурную дискуссию среди практиков и теоретиков науки уголовного права. Свое воплощение она нашла в авторских монографиях, научно-практических комментариях к УК РФ, учебниках, на станицах журналов «Российская юстиция», «Законность», «Российский следователь», «Уголовное право» и др.

Полемика относительно правил квалификации отдельных видов убийств в литературе не ослабевает и в настоящее время. Объясняется это по крайней мере тремя обстоятельствами. Во-первых, динамично изменяются законодательные формулы составов убийств и соответствующих смежных составов. В частности изменилось понятие совокупности преступлений и в связи с этим утратил силу квалифицирующий признак, касающийся убийства совершенного неоднократно - п. «н» ч.2 ст.105 УК РФ. Во - вторых, некоторые проблемы уголовно-правовой оценки преступных посягательств обуславливаются динамичным развитием науки и техники. Ряд научно-технических достижений позволяет совершенствовать приемы и способы совершения преступления. В частности, в последнее время стали возможны убийства с использованием радиоизотопов, радиоуправляемых взрывных устройств и т. д. И наконец, не всегда однообразным разрешением дел судебными органами России. Здесь особая роль принадлежит Верховному Суду РФ[2]. В постановлении Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» раскрыто содержание отягчающих признаков убийства, что существенно облегчает работу правоприменителей. Однако не все вопросы, связанные с квалификацией убийства, в частности убийство по мотиву кровной мести, разъяснены в названном постановлении, что в свою очередь приводит к трудностям при квалификации совершенного преступления.

В следственной и судебной практике постоянно возникают проблемы, связанные с квалификацией убийств, совершаемых с особой жестокостью. Их правильная квалификация невозможна без исследования субъективной стороны преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Специфика данной проблемы проявляется также в отсутствии единого научного подхода к содержанию субъективной стороны рассматриваемого преступления. В доктрине российского уголовного права существуют различные подходы в раскрытии понятия субъективной стороны убийства с особой жестокостью.

Объект исследования — ответственность за убийство, совершенное с отягчающими обстоятельствами.

Предмет исследования — уголовно-правовые отношения реализации принципов уголовного права в ответственности за совершение убийства с отягчающими обстоятельствами.

Цель дипломной работы — рассмотреть связь проблем уголовно-правовой оценки и квалификации убийств с отягчающими обстоятельствами с ответственностью за их совершение.

Задачи дипломной работы:

-   рассмотреть уголовно-правовую характеристику убийства, его признаки и виды;

-   рассмотреть квалификацию убийств, совершенных с целями и способами, отягчающими вину, в исторической ретроспективе;

-   рассмотреть квалифицированные убийства в УК РФ, трудности возникающие при их квалификации;

Методы исследования: Раскрытие предмета исследования дипломной работы, достижение ее цели и поставленных задач основывается на применении диалектического метода познания, относимого в юридической науке к категории всеобщего. Использование всеобщего метода позволило исследовать становление и развитие института квалификации убийства с отягчающими обстоятельствами в сопоставлении теории права и правоприменительной практики. Ретроспективный исторический анализ теоретических положений уголовного права об убийстве с отягчающими обстоятельствами, неразрывно связанный с диалектическим методом познания, также составил методологическую базу дипломной работы. Общенаучный метод также был использован и включает в себя анализ, синтез, комплексный и другие подходы.

Теоретическое значение: Тема дипломной работы имеет большое теоретическое значение, так как проблематика квалификации квалифицированных убийств оставляет много спорных и неоднозначных вопросов для теоретиков уголовного права. Решение проблем квалификации убийств с отягчающими обстоятельствами во многом связана с принципами уголовного права.

Практическое значение дипломной работы обусловлено тем, что даже не смотря на детальную регламентацию ответственности и квалификации убийств с отягчающими обстоятельствами в действующем УК РФ, несмотря на разъяснения и постановления ВС РФ, в практике правоприменения многие убийства нельзя квалифицировать однозначно, а проблемы квалификации обусловлены субъектом, мотивом, причинностью и многими другими проблемными категориями уголовного права.

Структура работы: дипломная работа включает введение, две главы, 6 параграфов, заключение, список литературы и приложения.

Глава I. Понятие и виды убийств по российскому уголовному законодательству

§ 1. Исторический аспект ответственности за убийство

Впервые в памятниках русского права упоминается об убийстве как о преступлении, подлежащем наказанию, в договоре великого князя Олега (911 год). В нем говорилось о том, что если русин убьет христианина или христианин убьет русина, он умрет на месте, где совершил убийство.

Некоторую особенность в рассматриваемом аспекте представляли положения Русской Правды - правового акта отечественного права. Русская Правда Ярослава (1016 г.) дает более полную картину ответственности за убийство. В ней признается право кровной мести, но ограничивается перечень кровных мстителей: брат мстит за брата, сын - за отца, отец - за сына, брат сестры - за ее сына. Из кровных мстителей исключались женщины.

Если не касаться законотворческой деятельности до XVII в. (в частности, Уставных грамот, Судебников 1497 и 1550 гг.), приоритетными направлениями которой было решение уголовно-процессуальных вопросов и вопросов ответственности за иные, не связанные с посягательством на жизнь преступления, то, очевидно, следующим важным этапом развития интересующей нас группы норм было принятие Соборного Уложения 1649 г.. В нем получили развитие нормы, имеющие прямое отношение к убийству. Следует прежде всего отметить то, что в данном документе признаки субъективной, внутренней стороны в посягательствах на жизнь стали играть далеко не второстепенную, хотя и ограниченную роль: «различая «смертное убийство» с умышлением и без умышления, Соборное Уложение к последнему относило в сущности в принятом ныне понимании не только невиновное (казус), но и неосторожное лишение жизни, и, характеризуя и то и другое деяние делом, совершенным «без хитрости», «без умышления», объявляло их ненаказуемыми»[3].Существенные изменения претерпели и представления законодателя об обстоятельствах, обусловливающих меру ответственности виновного. В немалой степени она стала обусловливаться тем, кто из членов семьи и в отношении какого именно члена семьи совершил посягательство: жена, лишившая жизни мужа, подлежала казни в виде закапывания в землю по плечи и нахождению в ней, пока не умрет; "смертию без всякой пощады" также предписывалось казнить сына или дочь, лишивших жизни отца своего или мать; такое наказание предусматривалось за убийство брата или сестры; аналогичные же действия со стороны отца или матери в отношении сына или дочери влекли за собой один год тюрьмы[4]. Как и раньше, суровость наказания существенно дифференцировалась в зависимости от социального положения виновного и потерпевшего: если действия подневольных в отношении лиц, находящихся на более высокой ступеньке социального положения карались смертью, то лишение жизни господином своего крестьянина хотя и влекло наказание, но гораздо более мягкое. Ненаказуемым признавалось лишение жизни другого лица при защите своих личных интересов, имущественных и неимущественных интересов своего господина, вне зависимости от соразмерности и своевременности такой защиты.

Определенные дополнения в правовом решении вопросов наказуемости преступлений против жизни внесло законодательство Петра I, в особенности его Артикулы воинские. Действуя с первой четверти XVIII в. параллельно с Уложением 1649 г., они содержали специальную главу «О смертном убийстве». Одна из ее новелл — положение о виновности преступника, что обусловило наличие требования о разграничении умышленного, неосторожного и случайного убийства. Последнее определялось как «весьма неумышленное и ненарочное убийство, у которого никакой вины не находится»[5]. При этом наказуемым стало признаваться не только лишение жизни другого человека, но и самоубийство, а также попытка совершения самоубийства. Что же касается квалифицированных видов, то в их числе особо называлось убийство за вознаграждение, лишение жизни путем отравления и посягательство на жизнь «отца своего, мать, дитя во младенчестве, офицера»[6]. Лиц, приказавших совершить убийство либо оказывающих помощь убийству советом или делом, предписывалось наказывать как убийцу.

Во времена правления Екатерины II дважды создавались комиссии - в 1754 и 1766 гг.- для подготовки Уголовного уложения. В основе работы этих комиссий лежали положения Наказа для руководства при составлении нового Уложения, который считался одним из наиболее популярных законодательных памятников. В эти годы комиссиями был подготовлен проект Уголовного уложения, которое, однако, не было введено в действие. В Уголовном уложении была предпринята попытка сформулировать понятие умышленного убийства, убийства по неосторожности, а также случайного убийства.

Предпринятое в России в конце XIX — начале XX в. правовое регулирование вопросов уголовной ответственности за рассматриваемый вид преступлений и по сути дела сформировавшее основы их системного описания, несомненно, учитывало опыт не только предшествующий российской нормотворческой деятельности, но и зарубежного законодательства (Австрии, Франции, Германии и. т.д.). Этот период охватывает действие двух кодифицированных уголовных законов: Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (в редакции 1885 г.) и Уголовного уложения (1903 г.). В Уложениях о наказаниях убийства (смертоубийства) располагались по убывающей степени тяжести - от наиболее тяжких преступлений до деяний, хотя и направленных против жизни, но считавшихся невиновными и ненаказуемыми. Наиболее тяжким признавалось умышленное убийство отца или матери, которое наказывалось лишением всех прав состояния и пожизненной каторгой. Общим признаком ряда тяжких убийств являлся предумышленный - заранее задуманный - характер преступления. Причем для квалификации убийства отца или матери предумышленность не требовалась, достаточно было умысла на убийство. Например, к тяжкому предумышленному преступлению относилось убийство совершенное повторно, жены или мужа, беременной женщины, с целью ограбления или получения наследства и. т.д.

Многие из перечисленных вопросов нашли свое решение в Уголовном Уложении, которое выгодно отличалось от ранее действующего как по уровню используемой юридической техники, так и в части существа решаемых проблем ответственности за преступления против жизни. Наиболее общим было подразделение деяний на лишение жизни другого человека и умерщвление плода. Последние различались в зависимости от субъекта преступления: совершенное матерью, с одной стороны, и врачом или повивального бабкою — с другой стороны. Что же касается лишения жизни человека, то Уголовное Уложение, отказавшись от наказуемости самоубийства, предусматривало ответственность лишь за действия, так или иначе связанные с лишением жизни другого человека. В основу их классификации был положен признак, относящийся к форме вины, в связи с чем выделялись составы убийства (умышленного лишения жизни) и неосторожного причинения смерти. Убийства, в свою очередь, предполагали их оценку в качестве «основного, квалифицированного (восходящего или нисходящего родственника, мужа или жены, брата или сестры; священнослужителя и т. д.) или привилегированного состава (приготовление к убийству, задуманному и выполненному под влиянием сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны и т. д.)»[7]. В Уголовном уложении фактически были повторены квалифицирующие признаки убийства, «только был исключен общий квалифицирующий признак о предумышленности убийства и включены дополнительно два квалифицирующих признака: убийство священнослужителя во время службы, а также члена караула, охраняющего императора, либо часового военного караула»[8].

Те же самые принципы построения системы преступлений против жизни использованы в главе «Убийство» в УК РСФСР 1922 г.: включение в эти преступления искусственного прерывания беременности; наказуемость не самоубийства как такового, а содействия или подговора к нему; дифференциация ответственности в зависимости от формы вины; выделение основного, квалифицированных и привилегированных составов убийств. Вместе, с тем в отличие от ранее действующего сформулированная первым советским уголовным законом система преступлений против жизни стала охватывать термином «убийство» как умышленное, так и неосторожное лишение жизни; исключала уголовную ответственность за «убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания»; сузила сферу наказуемости действий в виде содействия или подговора к самоубийству, связав их лишь с направленностью в отношении несовершеннолетних или лиц, не способных понимать свойства или значение ими совершаемого или руководить своими поступками[9]. Не претерпели существенных изменений принципы построения системы преступлений против жизни и в УК РСФСР 1926 г., за исключением того, что законодатель в рамках одной главы объединил преступления против жизни с преступлениями против здоровья, свободы и достоинства личности; предусмотрел признаки убийства по неосторожности и убийства при превышении пределов необходимой обороны в одной статье особенной части; расширил основания наказуемости действий, способствующих самоубийству, признав таковыми дополнительно «доведение лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением последнего или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него»[10].

Ряд этих новелл (идеи объединения преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности в рамках одной главы Особенной части; установление наказуемости доведения зависимого от виновного лица до самоубийства) нашел поддержку и у разработчиков УК РСФСР 1960 г.

Многие из ранее существовавших положений, касающихся вопросов уголовной ответственности за преступления против жизни, так или иначе были восприняты УК РФ 1996 г. Как и в УК РСФСР 1960 г., все эти преступления подразделены в первую очередь на причинение смерти другому лицу и доведение его до самоубийства или покушения на самоубийство. Причинение смерти другому лицу, в свою очередь, традиционно классифицируется на умышленное и неосторожное лишение жизни. При этом в отношении причинения смерти по неосторожности восстанавливается деление признаков состава на основные и квалифицированные, а применительно к умышленному причинению смерти — на основные, квалифицированные и привилегированные. В отличие от УК РСФСР (ст. 106) УК РФ отказался от термина «неосторожное убийство», ибо в общественном сознании «убийство» ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности – самостоятельный состав преступления (ст. 109 УК РФ).

Таким образом, российское законодательство прошло большой путь в своем становлении. Однако и на сегодняшний день остаются многие спорные моменты которые вызывают оживленные дискуссии среди исследователей науки уголовного права. Тем более когда речь идет о таком неотъемлемом праве человека, как жизнь.

§ 2. Понятие убийства, его признаки и виды

В последние годы в России, несмотря на достигнутые успехи в борьбе с преступностью, складывается сложная криминогенная ситуация. За январь-декабрь 2007 г. в стране выявлено и зарегистрировано 3 582 541 преступлений. Из них 22 227 убийств, включая покушения на них. В сравнении с 2006 г. число убийств снизилось на 19,1 %[11]. В принципе есть повод для оптимизма. В этих условиях государство должно только усиливать меры, направленные на охрану прав и интересов личности, общечеловеческих ценностей, приоритет которых является постулатом цивилизованной системы права. И в первую очередь это касается такого неприкосновенного блага, как жизнь человека, в защиту которого выступают гл.2 Конституции РФ и гл. 16 УК РФ.

Убийство — причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по отечественному уголовному праву не является преступлением, а также от несчастного случая. В прежних уголовных кодексах советского периода, равно как и в Уголовном уложении 1903 г., убийство не определялось. По-видимому, законодатели исходили из того, что понятие «убийство» в уголовном праве не отличается от общепринятого. Это, в общем, так и есть. Однако в правоприменительной практике нередко возникала потребность в точном установлении границ данного понятия. Поэтому в доктрине уголовного права предлагались различные определения убийства, в основных чертах сходные между собой. Так, по определению С. В. Бородина, «убийство — это предусмотренное Особенной частью УК виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть»[12]. Данное определение, естественно не отвечает современным реалиям, поскольку нуждается в доработке, связанной с толкованием понятия «виновное», которое включает в себя как умысел, так и неосторожность, что влечет за собой сложности при отграничении убийства от других составов преступлений, предусматривающих в качестве последствий смерть человека. Современное законодательное определение убийства основано на обобщении выработанных юристами формулировок. УК РФ впервые в истории нашего уголовного законодательства дает определение понятия убийства. Убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст. 105 УК РФ)[13].

В теории уголовного права для всесторонности определения понятия убийства указывается на его противоправность (неправомерность). В формулировке ч. 1 ст. 105 УК РФ такого указания нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Лишение жизни признается преступлением тогда, когда деяния лица, причинившие смерть, были противоправны. Не будет противоправным причинение смерти посягающему на преступление в состоянии необходимой обороны, когда не были превышены ее пределы, или вынужденное причинение смерти при задержании опасного преступника, когда иным путем нельзя было его обезвредить; приведение приговора суда в исполнение в отношении лица, приговоренного к смертной казни.

Причинение смерти — необходимое последствие преступлений, предусмотренных ст. ст. 105-108 УК РФ. Естественная смерть не может быть квалифицирована как убийство. Но насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, приведение в исполнение приговора смертной казни). Кроме того, насильственная смерть может свидетельствовать не только об убийстве, но и о несчастном случае и самоубийстве. В связи с этим возникает вопрос о разграничении.

Смысловая нагрузка употребляемого в уголовном законе слова «смерть» обозначает то состояние, которое в медицине именуется биологической смертью. От биологической смерти следует отграничивать понятие клинической смерти, которая проявляется в прекращении дыхания и остановке сердечной деятельности, нарастании кислородного голодания всех органов и тканей. Медицине как науке известны и другие виды смерти. Для уголовного права значим вывод, согласно которому лишь при наступлении биологической смерти деяние, направленное на умышленное лишение жизни другого человека, является оконченным преступлением. Об этом подробнее при рассмотрении объекта посягательства данного преступления.

Уголовный закон в равной степени считает убийством не только случаи лишения жизни помимо воли потерпевшего, но и с его согласия. В мировой социальной практике сегодняшнего дня нередки случаи, когда безнадежно больные люди, испытывающие непереносимые муки, либо инвалиды, престарелые больные, лишенные возможности заботиться о себе, обращаются с просьбами к врачам или частным лицам ускорить их уход из жизни путем дачи соответствующих препаратов. Проблема эвтаназии — оказания помощи названным лицам по уходу из жизни — на протяжении многих веков обсуждается врачами, служителями различных религиозных конфессий, юристами, общественностью. Законодательство России считает абсолютно недопустимым осуществление эвтаназии любыми действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. По уголовному закону России эвтаназия приравнивается к убийству.

УК РФ выделяет три вида убийств: простое (ч. 1 ст. 105 УК РФ), квалифицированное, т. е. совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и привилегированное, т. е. при смягчающих обстоятельствах (ст. ст. 106- 108 УК РФ). Все они отличаются разной степенью общественной опасности и, соответственно, строгостью уголовно-правовых санкций, установленных за их совершение. Вместе с тем, несмотря на эти принципиальные различия, существующие разновидности убийства характеризуются рядом общих признаков, относящихся к объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне того или иного вида убийства. В связи с этим можно определить содержание родовых признаков состава любого убийства.

Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Для всех видов убийств этот элемент состава преступления одинаков. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств, социального положения и национальности. Человеческая жизнь имеет определенную продолжительность, ограниченную рождением и смертью. В связи с анализом понятия убийства важно обратить внимание на моменты начала жизни и наступления смерти. Причинить смерть возможно лишь уже родившемуся и не умершему в указанном выше понимании человеку.

Первый вопрос, который здесь возникает: с какого момента начинается жизнь? В уголовном праве этот вопрос является сложным и дискуссионным.

Дело в том, что как отмечает Караулов В. Ф. «нередко смешиваются понятия «жизнь как биологический процесс» и «жизнь как объект уголовно-правовой охраны»»[14]. Необходимо же их различать. О начале жизни как биологического процесса можно говорить с момента зачатия или с несколько позднего периода, когда у человеческого зародыша сформировались полностью его органы. Несомненно, посягательство на жизнь плода с биологической позиции является посягательством на жизнь человека. А что касается жизни как объекта уголовно-правовой охраны, то здесь вопрос гораздо сложнее. Одни авторы считают, что начальным моментом жизни как объекта посягательства при убийстве является начало физиологических родов[15]. При этом сторонники такой позиции ссылаются на ст. 106 УК РФ, где, в частности, предусмотрено убийство ребенка во время родов. Естественно, что роды начинаются до рождения ребенка и рождением ребенка еще не заканчиваются. Так как роды являются сложным завершающим беременность физиологическим процессом, то их начало еще не свидетельствует о рождении ребенка. Как только плод начинает выходить наружу (достаточно появления любой его части) и налицо признаки его жизнедеятельности: дыхание, сердцебиение, движения мускулатуры, с этого момента можно говорить о рождении ребенка[16].

Противники подобного мнения утверждают, например М. М. Гродзинский, что нередко при рождении отсутствует первый вдох и крик ребенка в силу задержки легочного дыхания и связывают начало жизни именно с началом дыхания или полным отделением от утробы матери. Данное утверждение отмечено в работе Андрюхиной М. В[17]. Но подобное утверждение не меняет наше мнение, ибо указанный признак является характерным, но не единственным признаком жизнедеятельности новорожденного. Наряду с этим о нем свидетельствует и сердцебиение, и движения мускулатуры, и другие признаки.

Что касается насильственного прекращения биологической деятельности плода до рождения ребенка, то ответственность в этих случаях может наступать за причинение тяжкого вреда здоровью матери. Посягательство же на человеческий плод (зародыш) или на труп, ошибочно принятый за живого человека, следует рассматривать как покушение на негодный объект или иной состав преступления, но не убийство.

Также спорным, до сих пор вызывающим дискуссию, является вопрос о моменте смерти. Различают клиническую и биологическую смерть. Клиническая смерть наступает с момента остановки сердца. Биологическая смерть характеризуется возникновением необратимого процесса распада клеток коры головного мозга. В юридической литературе, в частности у Бородина С. В., Караулова В. Ф. высказано мнение, что таким моментом является биологическая смерть[18]. Соглашусь с таким утверждением, поскольку согласно Закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга[19]. Поэтому клиническая смерть человека в момент остановки сердца не может рассматриваться как смерть человека в уголовно-правовом смысле этого слова, ибо в это время еще не исключается реанимация человека и его возвращение к жизни.

Приведенные различия имеют принципиальное значение, т. к. в настоящее время все большее развитие получает трансплантология. При этом успешность пересадки органов и тканей зависит от своевременности изъятия этих органов и тканей. Чем быстрее после наступления смерти они изымаются, тем вероятнее положительный исход операции. Отсюда ясно, что возможны злоупотребления - изъятие органов и тканей у еще живого человека. При этом в ряде случаев таким донором может быть безнадежно больной человек, когда орган изымается незадолго до неминуемой смерти (например, в результате дорожно-транспортного происшествия), а в других - возможно и убийство здорового человека для того, чтобы воспользоваться его органами.

Исходя из сказанного под началом жизни человека следует понимать тот момент начала физиологических родов, когда плод стал виден из утробы матери и налицо признаки го жизнедеятельности, таким образом, сам по себе он доступен посягательствам. Уничтожение плода ребенка до начала родового процесса не образует состава убийства. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Указание на противоправность имеет важное значение. Не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), при правомерном задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ) и т. п.

Убийство может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Действия виновного могут принимать форму как физического воздействия на потерпевшего, так и психического воздействия. В литературе в качестве примера обычно приводят лишение жизни путем причинения психической травмы лицу, страдающему заболеванием сердечнососудистой системы[20]. Чаще всего это физическое действие, нарушающее функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Человек лишается жизни путем применения виновным огнестрельного и холодного оружия, иных предметов, путем отравления, производства взрыва и другими способами. Убийство путем бездействия может быть тогда, когда виновный с целью лишения жизни путем бездействия сам создает опасность наступления смерти и не предотвращает ее наступление, хотя мог и обязан был это сделать. Например, мать не кормит ребенка, и последний умирает от голода.

Убийство, независимо от его вида, относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или спустя какое-то время после этого. Обязательным признаком объективной стороны убийства является наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и наступившим последствием, смертью потерпевшего. Ненаступление смерти в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушения на него влечет квалификацию со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего является объективной, существующей вне зависимости от нашего сознания категорией, в силу которой действие (бездействие) порождает возникновение последствия. Отсутствие причинной связи между деянием и наступившей смертью потерпевшего либо исключает уголовную ответственность за лишение жизни, либо влечет иную квалификацию содеянного.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего, и может быть только в форме умысла. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).

Особую сложность для правоприменительной практики представляет выявление направленности умысла в момент нанесения потерпевшему тех или иных ранений. Практические работники не всегда четко знают, по каким признакам можно судить о такой направленности, а это, прежде всего, объективные признаки, способ причинения вреда жизни или здоровью, особенности используемых при этом орудий и средств, количество и локализация ранений, обстановка совершения преступления, характер взаимоотношений между обвиняемым и потерпевшим, наличие и содержание предшествующих угроз, поведение обвиняемого во время и после криминального акта и др. В зависимости от сочетания указанных признаков и решаются вопросы о направленности умысла и его видах, разграничиваются убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, покушение на убийство и причинение вреда здоровью той или иной степени тяжести, убийство и неосторожное причинение смерти и др.[21]

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ субъектом убийства без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста четырнадцати лет. Субъект убийства при смягчающих обстоятельствах (ст. ст. 106-108 УК) - лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Таким образом, убийство - это самое тяжкое преступление предусмотренное УК РФ, поскольку результатом его совершения является необратимое последствие – смерть человека, являющегося в соответствии с действующей Конституцией РФ высшей ценностью, защита которой - непосредственная обязанность государства. Поэтому за наиболее опасные виды убийства закон устанавливает строгое наказание вплоть до смертной казни.

§ 3 Уголовно-правовая характеристика убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ)

Под «простым» убийством теория и практика подразумевает убийство из ревности, мести, на почве личных неприязненных отношений, убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из трусости, зависти, сострадания к безнадежно больному или с его согласия. Иначе говоря, по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируются убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанных в УК РФ. Следует иметь в виду, что простое убийство может быть совершено и при отягчающих обстоятельствах, если они не упомянуты в ч. 2 ст. 105 УК. Например, использование оружия при совершении убийства как отягчающее обстоятельство названо в ст. 63 УК РФ, но не включено в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому оно не влияет на квалификацию убийства, но учитывается при назначении наказания в рамках санкции ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Объектом простого убийства является жизнь человека. Уголовно-правовой охране, по российскому законодательству, в равной мере подлежит жизнь любого человека от рождения и до смерти независимо от его национальной и расовой принадлежности, происхождения и возраста, социального положения, рода занятий, состояния здоровья, физических и моральных качеств. Как подчеркивает С. В. Бородин жизнь человека неотделима от общественных отношений, поэтому объектом преступного посягательства являются помимо жизни человека и общественные отношения, обеспечивающие охрану этого блага[22]. С данным утверждением по-моему нельзя не согласиться. Объект посягательства при убийстве указывает на особую общественную опасность этого преступления. Опасность состоит в том, что человек лишается жизни. Смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный ущерб. Как правило, при совершении убийства наносится и тяжкий моральный вред. Неожиданная насильственная смерть близкого человека, члена семьи, родственника, знакомого причиняет окружающим глубокую душевную травму. Вопрос начала жизни и ее окончания я рассмотрел в предыдущем параграфе, поэтому подробно на этом останавливаться не буду.

Объективная сторона убийства как типичного преступления с материальным составом представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. Обязательное условие ответственности за убийство - наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего. Как я уже упоминал выше, чаще убийство совершается путем активных действий, как посредством использования каких-либо орудий преступления, так и непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего, но и не исключено и психическое воздействие на потерпевшего. Возможно также и убийство путем бездействия. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств. Этот момент я также упомянул выше в своей работе. Способ причинения смерти в принципе не имеет значения, за исключением случаев, когда со способом убийства связан какой-либо из квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Например, совершение убийства общеопасным способом или с особой жестокостью.

Для убийства типична прямая (непосредственная, короткая) причинная связь. Например, выстрел в потерпевшего влечет за собой его смерть. Как отмечено в учебнике[23], значительно сложнее установить причинную связь, когда она носит непрямой, опосредованный характер. Причинная связь при убийстве может быть опосредована: 1) действием автоматических устройств (часовой механизм, различные замедлители при взрыве); 2) ожидаемыми действиями потерпевшего, которые могут быть как правомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрывное устройство, либо приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (например, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отравленной водкой в расчете на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающих характера содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе избитого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое или неквалифицированное оказание медицинской помощи потерпевшему). Определяющим для установления причинной связи является вывод о том, что смертельный результат - необходимое последствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. УК РФ в традициях российского законодательства не устанавливает никаких "критических сроков" наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Убийство совершается с прямым умыслом не только в том случае, когда причинение смерти является конечной целью действий виновного, но и когда цель лежит за пределами состава убийства. Например, убийство случайного очевидца преступления (цель - избежать разоблачения) или убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги (цель - завладение деньгами). Желание как волевой момент умысла имеется и в этих случаях.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым. Следует заметить, что убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид. Смерть человека - настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст. 25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении смертельного результата. Пленум ВС РФ в п. 2 постановления указал: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)»[24].

Субъектом убийства может быть лицо, вменяемое, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет. Интересная точка зрения представлена в работах С. В. Бородина и Г. П. Афонькина, Н. В.Куркина[25]. Данные авторы утверждают что, возраст и вменяемость не относятся к числу признаков состава преступления, а являются лишь условиями наступления уголовной ответственности, мотивирую это тем, что уголовный закон наказывает преступника не за то, что он достиг определенного возраста и вменяем, а за совершение преступления при условии, что он достиг определенного возраста и является вменяемым. Между тем Бородин С. В. подчеркивает, что это вовсе не означает, что «субъект находится за рамками состава преступления. Ведь без субъекта не может быть преступления. Наличие лица, вследствие виновных действий которого причинена смерть другому человеку, является необходимым условием признания данного причинения смерти убийством»[26].

В заключении данного параграфа, хочется сказать, что ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит применению в тех случаях, когда в действиях виновного отсутствуют указанные в законе отягчающие или смягчающие ответственность обстоятельства. При недоказанности мотивов, целей и иных обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, действия виновного квалифицируются по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть, неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения.

Глава II. Уголовно-правовая характеристика убийства при отягчающих обстоятельствах

§1. Виды отягчающих обстоятельств и их характеристика

Убийство при отягчающих обстоятельствах, или так называемое квалифицированное убийство имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные п. п.”а-м” ч.2 ст.105 УК РФ. Перечень предусмотренных этими пунктами отягчающих обстоятельств является исчерпывающим.

Выявление отягчающих обстоятельств убийств по действующему УК РФ имеет важное значение для правильной квалификации, а затем и для наказания виновного. Российскому уголовному законодательству в настоящее время известны два вида обстоятельств, отягчающих ответственность. Одни из них имеют значение для определения наказания лицу, совершившему преступление (ст. 63 УК РФ), другие — выступают как признаки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Сравнение отягчающих ответственность обстоятельств, названных в ст. 63 УК РФ, с обстоятельствами, влияющими на квалификацию отдельных преступлений, показывает, что первые служат как бы юридической базой, определяющей направленность вторых. Иными словами, отягчающие обстоятельства, названные в Общей части УК РФ, конкретизируются в отдельных составах Особенной части. Это относится в полной мере и к обстоятельствам, отягчающим ответственность за убийство, при отягчающих обстоятельствах. Например, такие обстоятельства из числа названных в ст. 63 УК РФ, как совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений, совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим, совершение преступления общеопасным способом сформулированы в ст. 105 УК РФ с необходимой детализацией применительно к убийствам, с учетом специфики этих преступлений.

Помимо этого законодатель установил, что «если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания»[27], то есть без ссылки на ст.63 УК РФ.

Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих убийство, а также для уяснения их сущности, определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов, Бородин С. В., Семернева Н. К. классифицирует отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления. Другие с такой классификацией в принципе согласны (Караулов В. Ф.) Этим делается попытка дать систематическое изложение отягчающих обстоятельств и подчеркнуть, что они тесно связаны с составом преступления. Вначале перечисляются обстоятельства, относящиеся к объекту и объективной стороне, а затем – к субъекту и субъективной стороне. Несколько выбивается из этой стройной классификации п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство по мотиву кровной мести,- внесенный недавно законодателем. Связано это с тем, что правильнее было бы разместить его после п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, откуда он и был вынесен. Тогда структура признаков относящихся к субъективной стороне была бы законченной, а не расчленной п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, относящийся как мы знаем к объективной стороне преступления, поскольку связан со способом совершения преступления. Многие авторы правда по-разному соотносят конкретные квалифицирующие признаки, с элементами состава преступления. Так Семернева Н. К. отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - убийство, совершенное с особой жестокостью,- вообще выделяет в отдельную группу, поскольку полагает, что оно одновременно относится как к объективной, так и субъективной сторонам преступления[28]. Большинство же авторов (Бородин С. В., Афонькина Г. П.) данный пункт относят к объективной стороне преступления, полагая, что особая жестокость соотносится со способом действий виновного[29]. На мой взгляд, отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ относится более к объективным признакам состава преступления, так как вменение данного квалифицированного состава, возможно лишь при доказанности особой жестокости в действиях преступника. Вообще же любая классификация в известной мере условна. Ведь любой объективный признак находит отражение и в субъективной стороне преступления, и наоборот.

Поскольку в большинстве случаев квалифицирующие признаки относящиеся к субъекту и субъективной стороне, а также объекту и объективной стороне тесно переплетены, то логичнее придерживаться классификации данной Бородиным С. В. Согласно его позиции обстоятельства, отягчающие убийство, правильнее объединить в две группы[30]:

-   обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства и личность потерпевшего (совершение убийства: двух или более лиц, лица или его близких в связи с выполнением своего служебного или общественного долга; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности; с особой жестокостью; совершенное общеопасным способом; совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой).

-   обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного (совершение убийства: по мотиву кровной мести; из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; в целях использования органов или тканей потерпевшего);

Таким образом, квалифицированным принято считать убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, при условии присутствия всех остальных признаков основного состава убийства.

В прежних уголовных кодексах расположение квалифицирующих признаков убийства не отвечало какой-либо системе. Но в теории права не раз подчеркивалась необходимость их систематизации. Большинство авторов классифицировали отягчающие обстоятельства применительно к элементам состава преступления. Такая классификация, как, впрочем, и другие, в известной мере условна. Однако расположение квалифицирующих признаков применительно к элементам состава имеет практический смысл, так как способствует объективной квалификации конкретного убийства и облегчает этот процесс. Хотя этот порядок не всегда соблюдается, тем не менее, данный критерий в основном выдерживается.

§2. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к объективной стороне и личности потерпевшего

Убийство при отягчающих обстоятельствах, или так называемое квалифицированное убийство, имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ. Перечень предусмотренных пунктами этой части статьи обстоятельств является исчерпывающим. Проведем уголовно-правовую квалификацию вышеперечисленных составов убийств при отягчающих обстоятельствах согласно той классификации, которая мною была рассмотрена выше. Вначале проанализируем отягчающие обстоятельства, относящиеся к объективной стороне и личности потерпевшего.

-   Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Впервые указанное отягчающее обстоятельство было предусмотрено УК РСФСР 1960г. Дореволюционное уголовное законодательство России не знало такого состава. До выхода Постановления Пленума ВС РФ от 3 апреля 2008 г. N 4 г.[31] в юридической литературе убийство двух или более лиц характеризовалось как совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно или с незначительным временным разрывом и охватывающихся единым преступным намерением виновного. Из этого выводилось два правила квалификации убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ: 1) единство умысла — как обязательное условие и 2) одновременное причинение смерти — как факультативное условие. Под влиянием разъяснений Пленума ВС РФ [32] п. 5, которого в старой редакции гласил что «по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно», а также сложившейся на основании этого судебной практики абсолютное большинство исследователей придерживалось, а возможно и придерживается точки зрения, согласно которой единства времени и наступления последствий не требуется, а важно, чтобы было единство преступного намерения виновного.

С принятием нового постановления новая редакция п. 5 постановления Пленума ВС РФ звучит следующим образом - « В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден»[33]. По сути дела отменяется необходимость доказывания единого умысла на причинение смерти двум и более лицам. Более того отпадает необходимость выяснения момента одновременности совершения преступления, поскольку преступное посягательство может быть совершено как одновременно, так и в другое время. Но, безусловно, что это должно быть именно убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, а не иное посягательство на жизнь и здоровье. Связаны такие изменения с принятием новой редакции ст.17 УК РФ, касающейся совокупности преступлений. Исходя из трактовки вышеназванных положений, не имеет значения и мотив, цели совершения данного преступления. Возможны случаи квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, когда два лица убиты, но по разным мотивам. Например, смерть одному причинена из хулиганских побуждений, а другому — в связи с выполнением им общественного долга. Важны они только для квалификации по другим пунктам ч.2 ст. 105 УК РФ.

В п. 2 постановления Пленума ВС РФ сказано: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)»[34]. Поэтому если в ходе расследования будет установлено, что прямого умысла на убийство нескольких лиц не было, а кто-либо из предполагаемых жертв остался жив, то квалифицировать содеянное как покушение на убийство двух или более лиц нельзя.

Таким образом, для квалификаций деяния по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо установить его последствия, а именно смерть двух или более лиц. Хотя, несомненно, данное обстоятельство еще будет вызывать горячие споры среди специалистов и мы сможем ознакомиться со многими работами, касающимися данного вопроса. Впрочем, еще в 2005 г. предпринимались попытки проанализировать изменения и их последствия, внесенные в уголовное законодательство, касающиеся совокупности преступлений. В частности П. Яни пришел к выводу, что два убийства, не охваченные единым умыслом, также должны квалифицироваться по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ[35].

-   Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Впервые обозначенное отягчающее убийство обстоятельство было предусмотрено УК РСФСР 1960 г. Федеральным законом от 22.03.1995г. редакция п. «в» ст. 102 УК РСФСР была изменена следующим образом: «Убийство лица в связи с выполнением им своего служебного либо общественного долга или его близких родственников, а также иных лиц, убийство которых совершено с целью воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица»[36].

В УК РФ 1996 г. пункт статьи, предусматривающий ответственность за убийство в связи с выполнением потерпевшим служебного или общественного долга был представлен в новой редакции. Фактически была воспроизведена первоначальная редакция ст. 102 УК РСФСР. Единственным дополнением стало признание в качестве потерпевшего и близких лица, исполнявшего или исполняющего свой служебный (общественный) долг. Это представляется вполне обоснованным, поскольку причинение вреда близким или их потеря - очень серьезный устрашающий фактор.

В п. 6 постановления Пленума ВС РФ говорится: «По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность»[37].

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствовать данной правомерной деятельности потерпевшего, т. е. не допустить соответствующее правомерное поведение потерпевшего или пресечь его, а также по мотивам мести за такую деятельность. Для квалификации убийства по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнении им общественного долга. Мотивом данного преступления может быть месть спустя какой-то определенный промежуток времени [38]. В ряде случаев наблюдается конкуренция мотивов, побуждающих виновного к конкретным действиям, поэтому для квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ крайне важно установить доминирующий (главный) мотив преступления, поскольку именно он будет определяющим в процессе квалификации совершенного общественно опасного деяния.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Потерпевшим от преступления при этом может оказаться любое лицо - от руководителя до сторожа или охранника.

Под выполнением общественного долга следует понимать осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления и др.).

Таким образом, это может быть как выполнение специально возложенных обязанностей на общественных началах, так и совершение иных общественно полезных действий по личной инициативе потерпевшего (например, участие в общественной комиссии).

Представляется целесообразным различать убийство при исполнении служебного долга и убийство, совершенное в связи с выполнением служебного долга. Поскольку первое может быть совершено по любому мотиву и, следовательно, подпадать под иную квалификацию, а второе исключительно по мотиву воспрепятствования служебной деятельности потерпевшего либо по мотиву мести за таковую, подлежащее квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Обязательным признаком, который подлежит установлению, является правомерность действий потерпевшего лица или его близких. По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать лишь убийство такого лица, которое действовало правомерно, на законных основаниях. Если действия потерпевшего были неправомерными, т. е. содержали в себе признаки какого-либо правонарушения или преступления (связанные, например, с превышением служебных полномочий), содеянное не может быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Уголовный закон обеспечивает повышенную охрану не только лиц, осуществляющих служебную деятельность или выполняющих общественный долг, но и их близких. Вместе с тем УК РФ не раскрывает круга лиц, входящих в понятие «близкие». В п. 6 постановления Пленума ВС РФ «к близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений»[39]. Понятие близких родственников дано в п. 4 ст. 5 УПК РФ[40]. Ими могут быть родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, супруг. К иным близким могут относиться любые лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (иные родственники, свояки, жених, невеста, любовник, любовница, друзья и т. д.). Однако следует иметь в виду, что их убийство в данном случае совершается именно в связи со служебной или общественной деятельностью потерпевшего. При этом, с моей точки зрения, для квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ важно, чтобы виновный осознавал степень заинтересованности потерпевшего в судьбе близких ему людей.

-   Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), — новый квалифицированный вид рассматриваемого преступления. УК РСФСР его не предусматривал. Хотя, справедливости ради надо отметить, что в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. предусматривалась повышенная уголовная ответственность за убийство, совершенное с использованием беспомощного положения убитого[41]. Поэтому в этой части УК РФ 1996 г. повторил ранее действовавшее положение. Включение же убийства лица, сопряженного с похищением человека либо захватом заложника в качестве самостоятельного отягчающего обстоятельства в УК РФ, объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, особой тяжестью причиняемых в результате их совершения общественно опасных последствий и, во-вторых, большим количеством случаев похищения людей и захвата их в заложники.

Применительно к составу преступления, предусмотренному п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, беспомощное состояние - это положение потерпевшего лица, при котором он лишен возможности оказать преступнику эффективное сопротивление или уклониться от посягательства, т. е. самостоятельно защитить себя в момент посягательства. Это осознается и используется убийцей. Как отмечается в постановлении Пленума ВС РФ, по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство»[42].К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, увечные, слепые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

На мой взгляд, данный признак назван квалифицирующим именно в силу того, что преступник сознательно выбирает жертву, не способную оказать эффективное сопротивление. Обязательной субъективной характеристикой, закрепленной законодательно, является ясное осознание виновным беспомощного состояния жертвы как неотъемлемой особенности ее физического или психического здоровья, а не временного состояния (например, сон, обморок, алкогольное опьянение и т. д.). Более того, в подобных случаях следует разграничивать признаки беспомощности и бессознательности как проявления неодинаковых физиологических процессов, происходящих в организме человека. На это обращает особое внимание С. И. Дементьев: сон, обморок, различные виды опьянения высокой степени (алкогольного, наркотического, лекарственного) он рассматривает как бессознательное состояние человека[43]. Он считает неправильным квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовная ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 583

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>