Дипломная работа на тему "Уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности":


ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ТЕМА: «УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ»

Научный руководитель:

Преподаватель кафедры уголовного права и криминологии

подполковник внутренней службы

Выполнил:

слушатель 5 курса 5 взвода

мл. л - т внутренней службы

Рецензе нт:

И. о. начальника КМ РУВД

Кировского района г. Самары

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Профессиональное написание дипломных проектов под заказ в Ижевске и в других городах России.

подполковник милиции

Решение о допуске к защите

Дипломная работа защищена

на заседании ГАК

«___»______________________2007 г.

Оценка «_________________________»

Председатель ГАК_________________

САМАРА 2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………...3

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ

1.1. Преступления, посягающие на свободу личности в истории уголовного права…………………………………………………………………………..…. 6

1.2. Понятие и основание уголовной ответственности.…………….……....13

1.3. Личная физическая свобода, как правовая категория……………..……22

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ

2.1. Уголовно–правовая характеристика похищения человека (ст. 126 УК РФ) и отличие этого преступления от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ)…………………………………………………………………..………. 28

2.2. Уголовно – правовая характеристика торговли людьми (ст. 127 – 1 УК РФ) и использование рабского труда (ст. 127 – 2 УК РФ)…………………... 49

2.3. Уголовно-правовая характеристика незаконного помещения в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ)………………………….…….56

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ФИЗИЧЕСКУЮ СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ

3.1. Отграничения преступлений, посягающих на физическую свободу личности от смежных составов преступлений……………………….………..61

3.2. Проблемы совершенствования уголовной ответственности за преступления, посягающие на свободу личности……………...………...........68

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………..78

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК……………………………………...…...82

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Преступления, посягающие на свободу личности, издавна были одним из способов решения экономических и политических проблем.

Основной закон России – Конституция Российской Федерации, провозглашает что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства (ст. 2). Статья 22 развивает данное положение, закрепляя: каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Данные конституционные положения обуславливают дальнейшее развитие и совершенствование уголовного законодательства, реализацию программ международного сотрудничества в области обеспечения прав и свобод граждан, их защиты от преступных посягательств, в том числе связанных с лишением или ограничением личной свободы человека.

Свобода человека является одной из основных ценностей провозглашаемых не только международными актами, но и национальными законодательствами правовых, демократических государств. К их числу, в первую очередь относятся: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах[[1]].

Статья 3 Всеобщей декларации прав человека гласит не только о праве на жизнь, но и праве на свободу и личную неприкосновенность. Такое соединение этих трех прав в одной статье не случайно: свобода является высшей ценностью человеческой жизни, а личная неприкосновен­ность - первой предпосылкой свободы.

Преступления посягающие на свободу личности заключаются в лишение основных прав человека, указанных в Конституции РФ Неотъемлемое право – свобода игнорируется полностью. Преступник может подчинить себе потерпевшего и нажиться этим, хотя у того тоже есть своя жизнь и планы, которые он хотел бы осуществить.

Уголовная ответственность за преступления, посягающие на физическую свободу личности в значительной степени отражает развитие общества в целом, его понятие об общественной опасности. На практике правоохранительные и судебные органы сталкиваются с проблемами отграничения похищения от смежных составов преступления, например, от захвата заложников, торговли людьми и др. Эффективность уголовной ответственности за преступления посягающие на свободу личности нуждается в дальнейшей юридической оценке и в частности нормы, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Значимость работы. Важность темы дипломной работы также объясняется трудностями, связанными с применением правоохранительными органами уголовного закона, предусматривающего уголовную ответственность за преступления, посягающие на свободу личности. Теоретические и практические результаты проведённого исследования могут быть использованы в практической деятельности правоохранительных органов и учебном процессе.

Степень научной разработанности. Теме «Уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности» в юридической литературе уделялось и уделяется достаточно внимание. Заслуживают по этой проблеме внимание работы: А. И. Долговой, Р. Э. Оганяна, Н. И. Загородникова., В. В. Иванова, Т. И. Ваулиной, Н. Беляева, В. Н. Кудрявцева, Н. С. Лейкиной, Г. О. Петрова, Н. Мартыненко, О. И. Чистяковой, О. А. Скорлукова, А. И. Санталова и др.

Цель исследования. Анализ уголовной ответственности за преступления, посягающие на свободу личности, а также отграничение преступления от смежных, выявление пробелов в законодательстве об уголовной ответственности за данный вид преступлений и внести предложения. Исходя из цели, поставлены следующие задачи:

- рассмотреть историю преступлений, посягающих на свободу личности в системе преступлений против свободы, чести и достоинства личности, дать общую характеристику преступлений против свободы;

- дать понятие свободы личности рассмотреть его признаки,

- провести юридический анализ составов преступлений, посягающих на свободу личности;

- провести отграничение от смежных составов преступления;

- выявить проблемы уголовной ответственности за преступления, посягающие на свободу личности.

Объектом дипломного исследования являются общественные отношения в сфере охраны свободы личности от преступных посягательств.

Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы устанавливающие ответственность за преступления против физической свободы личности, материалы судебной практики.

Методология и методика исследования. Методологической основой дипломного исследования явился всеобщий метод познания. Он позволил рассмотреть изучаемую уголовную ответственность за преступления, посягающие на свободу личности, отграничить её от смежных составов преступления.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трёх глав: в первой содержится две подглавы, во – второй пять подглав, в третьей две подглавы, затем следует заключение и библиографический список.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ

1.2. Преступления, посягающие на свободу личности в истории уголовного права

Как отметил, И. Я. Козаченко наиболее узкая трактовка свободы как объекта уголовно-правовой охраны содержалась в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных, одна из глав которого - "О противозаконном задержании и заключении" была посвящена, по сути, защите физической свободы, т. е. права выбора местонахождения и передвижения. Объявляя самовольное, насильственное лишение свободы преступлением, законодатель устанавливал тяжесть санкции. В отличие от юридической литературы того времени, авторы которой нередко рассматривали высказывания угроз в ка­честве одной из разновидностей посягательств на свободу, связанную с возможностью лица самостоятельно принимать решения, Уложение устанавливало ответственность за такого рода деяния отдельной главой. За рамками раздела, содержащего статьи, посвященные наказуемости преступлений против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, конструировалась также уголовная ответственность за продажу в рабство и участие в торге неграми[[2]].

Как утверждает, И. А. Исаев в Судебнике 1497 года преступления подобного рода назывались «головной татай» - похищение людей, холопов[3]. Упоминается о похищении людей в Судебнике 1550 года. В период так называемого смутного времени (конец 16 - первая половина 17 века) ознаменовало принятие Соборного Уложения 1649 года, который считается новым этапом правового регулирования. Уложения уделили значительное внимание вопросам преступности и наказуемости деяний впервые классифицируя по направленности и социальной опасности, И. Я. Козаченко заметил, что отдельного разделения ответственности за преступления, посягающие на свободу лица не было[[4]]. Понятие индивидуальной личности отсутствовало, правом на личную неприкосновенность имели высшие сословия государства, крестьяне считались собственностью своего хозяина и не попадали под защиту. В период действия Соборного Уложения был принят Наказ Екатерины, усматривающий интересы не самого государства, а общества или личности исходящих из деления наказуемых деяний на преступления против: веры, нравов, тишины, спокойствия и безопасности граждан[[5]]. Данные принципы легли в разработку Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, проект которого был утверждён в 1845 году. Одна из глав называлась - «О противозаконном задержании и заключении» - была посвящена, по сути, защите физической свободы, т. е. права выбора местонахождения и передвижения. Объявляя самовольное, насильственное лишение свободы преступлением, законодатель установил тяжесть санкции в зависимости от длительности незаконного заключения или задержания, различая в этой связи три срока: от одной недели, от одной недели до трёх месяцев, свыше трёх месяцев. И. А. Исаев пишет, что основанием отягощения наказания были случаи, когда: лишение свободы сопровождалось «оскорбительным для задержанного обхождением» или «истязанием или иными мучениями»; последствием самовольного лишения свободы была тяжёлая болезнь задержанного или заключённого» либо его смерть; лишение свободы осуществлено в отношении «родственника или близкого свойственника в восходящей, нисходящей или боковых линий, или же начальника, господина или другого лица, коим виновный был облагодетельствован»[[6]]. За рамки раздела, содержащего статьи, посвящённые наказуемости преступлений против жизни, здравия, свободы и чести частных лиц, конструировалась также уголовная ответственность за продажу в рабство и участие в торге неграми[[7]].

О. И Чистякова отмечает, что из более широкого представления о круге посягательств на свободу личности исходили разработчики Уголовного Уложения 1903 года, которые выделили главу 26 «О преступных деяниях против личной свободы» она состояла из 15 статей (498-512). Дополнили перечень обстоятельств, отягчающих наказание за незаконное лишение свободы, в частности, содержание потерпевшего «в больнице умалишенных» (п. 1 ст. 500) или «в притоне разврата» (п. 2 ст. 500), и включили в этот раздел Особенной части: сделки по купле – продажи и передаче человека в рабство, похищение людей: ребёнка, несовершеннолетнего, незамужней женщины для вступления с ней в брак без её согласия (ст. 501). Кроме того, О. И Чистякова пишет, что к преступлениям против личной свободы были отнесены: принуждение к чему - либо, например отказ от своего права, к совершению преступления, к участию в стачке и т. п.; угроза лишением жизни или свободы, применением насилия или уничтожением имущества, если такая угроза могла вызвать опасения или её осуществимости; насильственное вторжение в чужое здание, помещение или иное огороженное место, в том числе, как квалифицированное, ночное вторжение[[8]]. Подобного рода представления о системе преступлений против личной свободы в научной литературе того времени воспринимались как небесспорные.

По мнению Т. И Ваулиной, система, объединяющая в одну группу продажу в рабство и тайный или самовольный вход ночью в чужое помещение, не может избежать упрёка по смешению понятий[[9]]. Однако, говоря о посягательствах на свободу человека, И. Я. Козаченко связывал с ней свободу от рабства, свободу место пребывания, перемещения, выбора правомерного поведения. При этом были включены посягательства не только против личной свободы, как называлась сама глава, но и связанные, с похищением людей, с похищением и задержанием людей в больнице умалишенных с похищением и задержанием в притоне разврата лиц женского пола; с продажей и передачей в рабство или в неволю[[10]].

И. Я Козаченко отмечает, что первый советский УК РСФСР 1922 года признал «помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового человека из корыстных или иных личных видов» не отягчающим обстоятельством лишения свободы, а самостоятельным его составом. Конкретизировал систему посягательств против личной свободы, в главе пятой, пункте втором – «Телесные повреждения и насилие над личностью» посвятив этому четыре состава преступлений. Это - «Насильственное незаконное лишение кого-либо свободы, совершенное путем задержания или помещения его в каком-либо месте» (ст. 159 УК РСФСР), «Лишение свободы способом, опасным для жизни или здоровья лишенного свободы или сопровождавшееся для него мучениями» (ст. 160 УК РСФСР), «Помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных или иных личных видов» (ст. 161 УК РСФСР); «Похищение, сокрытие или подмен чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных видов» (ст. 162 УК РСФСР)[[11]]. Как видно, и первый советский уголовный кодекс не разграничивал отдельно специальных норм устанавливающих ответственность за преступления, посягающие на свободу личности. Уголовная ответственность за данные виды преступлений была менее строгой, чем, например «Участие в массовых беспорядках в отношение организаторов подстрекателей, равно тех участников, кои уличены в совершении убийств, поджогов и дт. высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трёх лет с конфискацией имущества» (ст. 74 УК РСФСР), а «Насильственное незаконное лишение кого-либо свободы, совершённое путём задержания или помещения его в какое - либо место, карается – лишением свободы на срок до одного года» (ст. 159 УК РСФСР)[[12]]. Таким образом, в советские годы опасность представляли преступления против государства, больше чем иные преступления.

УК РСФСР 1926 года в главе X «Преступления, составляющие пережитки родового быта» содержал ст.197 в которой предусмотрено - «Похищение женщины для вступления ее в брак», но такого состава преступления как «похищение человека» не содержал. В УК РСФСР содержались только два состава преступления, посягающих на свободу личности: «Похищение или подмен ребёнка» (ст. 125) и «Незаконное лишение свободы» (ст. 126)[[13]].

И. А Исаев отмечает, что более узкий круг посягательств на личную свободу содержала первоначальная редакция УК РСФСР 1960 года, в котором речь шла о незаконном лишении свободы, в том числе способом, опасным для жизни или здоровья или сопровождавшимся причинением физических страданий потерпевшему, и похищении или подмене ребенка. В то время как о наказуемости лишения свободы путем помещения в психиатрическую больницу заведомо здорового человека специально ничего не говорилось в связи с политической обстановкой в стране. В конце 80-х годов, когда УК РСФСР 1960 года был дополнен статьей, предусматриваю­щей ответственность за такого рода действия. В юридической литературе в рамках посягательств на личную свободу иногда рассматривался состав угрозы убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества по причинам, характеризующим психическим насилием над человеком, в результате чего он не может принимать решения по собственному усмотрению[14].

Впервые разграничение преступлений против свободы личности было введено в уголовный закон лишь в начале 90-х годов прошлого столетия Статья 125 - 1 УК РСФСР была введена Законом РФ от 29 апреля 1993 г №4901-1 действовала с 17 мая 1993 г. по 31 декабря 1996 г[[15]].

В УК РФ принятом в 1996 году, состав преступления похищение людей сохраняется и получает более расширенное нормативное закрепление. Если сравнивать ст. 126 нового УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года со ст. 125 - 1 УК РСФСР 1960 г. следует отметить совпадение диспозиции. Однако, имеется один существенный факт, предусматривающий в примечании освобождение от уголовной ответственности похитителя, добровольно освободившего потерпевшего. Это норма, носящая компромиссный характер направлена на возможность преступника одуматься.

И. Н. Тяжкова проводя исследование случаев, помещение человека в психиатрический стационар сделала вывод, что в нашей стране помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения применялось государством по политическим мотивам. Многочисленным злоупотреблениям в области психиатрии способствовало отсутствие необходимого законодательства. Лишь в январе 1988 г. впервые было принято Положение об условиях и порядке оказания психиатрической помощи. Уголовная ответственность за незаконное помещение человека в психиатрическую больницу была введена 5 января 1988 г. (ст. 126 - 2 УК РСФСР)

А. Г. Иванов пишет, что в феврале 1999 г. действовала статья 126 УК РФ в редакции от 13 июня 1996г, а Федеральным законом от 9 февраля 1999 г. №24-ФЗ в статью были вновь внесены изменения и дополнения. Статья в данной редакции по исследованию А. Г. Иванова действовала с 12 февраля 1999 г. по 10 декабря 2003 г. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ в статью были внесены изменения, а также в УК РФ были добавлены статьи «Торговля людьми» и «Использование рабского труда». Статья 126 УК РФ в данной редакции действует с 11 декабря 2003 г. и по настоящее время[[16]]. То есть, в настоящее время действует уже третья редакция статьи.

В соответствии с международными договорами России в УК РФ включены новые нормы о преступлениях против свободы человека - торговля людьми и использование рабского труда. Необходимость признать эти деяния в отдельные преступления обусловлена рядом обстоятельств.

Во-первых, Россия взяла на себя обязательства установить преступность данных деяний в силу подписанных международных договоров, среди которых надо особо выделить Конвенцию относительно рабства от 25 сентября 1926 г. и Протокол к ней от 7 декабря 1953 г., Конвенцию относительно принудительного или обязательного труда от 28 июня 1930 г., Конвенцию ООН о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г.[[17]]

Во-вторых, по мнению Р. Э. Оганяна неоспорим факт того, что торговля людьми и использование рабского труда приобрели угрожающие масштабы. При этом они не получали должной правовой оценки, так как к случаям торговли людьми и использования рабского труда не могли быть применены нормы о похищении человека или незаконном лишении свободы[[18]].

Действительно, ст. 1 Конвенции относительно рабства определяет последнее не просто как отсутствие личной свободы, а как "состояние или положение человека, над которым осуществляются права собственности или некоторые из них". В силу положений данной Конвенции недопустимо совершение "торговли невольниками", т. е. любого акта захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякого акта приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякого акта уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно вообще как и всякого акта торговли или перевозки невольников. Кроме политических обязательств относительно пресечения и сотрудничества о недопущении актов работорговли, государства-участники данной Конвенции взяли на себя обязательство по приведению внутреннего законодательства в соответствие с настоящей Конвенцией (ст. 6). Данное обязательство не находило отражения в УК РФ, несмотря на то, что Россия, к тому же, является участницей не только этой, но и Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством от 7 сентября 1956 г[[19]].

Как отмечает С. В. Земюков, что приведенные предписания международного уголовного права "воплощались" в статьях УК РФ о незаконном лишении свободы и похищении человека, представляется не вполне верным. Таким образом, до появления в УК РФ уголовной ответственности за торговлю людьми и использование рабского труда квалификация подобного рода деяний как похищение человека или незаконное лишение свободы означала ничто иное как применение Уголовного закона по аналогии[[20]].

Как показывает анализ отечественного законодательства, введение уголовно-правовой нормы за преступления, посягающие на свободу личности происходило в такие исторические периоды развития государства, когда возрастала степень общественной опасности и возникала угроза как личной безопасности конкретного человека, так и безопасности общества в целом. С развитием законодательной техники уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности подвергалась различным изменениям начиная с Судебника 1497 года и по сегодняшний день.

1.2. Понятие и основание уголовной ответственности

Институт уголовной ответственности по существу является одним из основополагающих в уголовном праве. И хотя уголовная ответственность достаточно часто упоминается в Уголовном кодексе РФ, ее понятие и содержание в нём не раскрыты.

Как заметил В. Г. Павлов понятие уголовной ответственности определяется в юридической литературе, преимущественно в теории уголовного права, и имеет разное толкование. Проблеме уголовной ответственности посвящены многочисленные исследования отечественных ученых-юристов в советский период, а также в наши дни. До настоящего времени в теории уголовного права понятие уголовной ответственности дискуссионно в связи с неоднозначным пониманием и различными подходами в изучении этого сложного института[[21]].

В русском языке термин «ответственность» объясняется как необходимость, а также обязанность отдавать отчет по поводу своих действий, поступков, нести ответственность или заставить отвечать за плохой поступок[[22]].

Понятие уголовной ответственности как особого правового отношения между государством и преступником дал А. И. Санталов, определивший ее как вынужденное претерпевание виновным лицом негативных последствий преступления в форме осуждения со стороны государства и принуждения преступника уполномоченными органами[[23]]. Следовательно уголовная ответственность является наиболее суровой мерой и устанавливается уголовным законом за совершение какого-либо общественно опасного деяния, причинившего или способного причинить вред значительным общественным отношениям. Государственное принуждение выступает содержанием уголовной ответственности и реализуется через деятельность специальных органов, выступающих от имени самого государства. Н. С. Лейкина пишет, что уголовная ответственность представляет собой часть уголовного правоотношения, которое возникает в связи с совершением лицом преступления[[24]].

По мнению В. Г. Павлова «уголовная ответственность» и «уголовное правоотношение» или его часть не являются тождественными понятиями, хотя взаимозависимые и взаимообусловленные по отношению друг к другу и их отождествление или смешивание вряд ли будет правильным. Уголовное правоотношение возникает с момента совершения лицом преступления, а уголовная ответственность, являясь ядром уголовно-правовых отношений может возникать, наступать и реализовываться в самое разное время[[25]].

Уголовную ответственность А. Н. Игнатов и Т. А. Костарева определяют как ответственность лица в связи с совершением преступления, которая выражается в принудительном воздействии на правонарушителя со стороны государства в соответствии с уголовным наказанием[[26]]. Более развернутое понятие уголовной ответственности с аналогичных позиций дает Н. Ф. Кузнецова, определяющая ее как предусмотренные уголовным кодексом негативные последствия, которые налагаются судом на лицо, совершившее преступление, в виде осуждения, сопряженного с исполнением наказания, и судимости[[27]].

Вызывает определенный интерес понятие уголовной ответственности, сформулированное B. C. Прохоровым, как правовое последствие преступле­ния, заключающееся в неблагоприятных условиях для конкретного лица, совершившего общественно опасное деяние, связанное с определенными ограничениями его правового статуса[[28]].

По выражению В. В. Похмелкина, сущность уголовной ответственности в основном находит свое проявление и конкретизацию в ее содержании, которое, как правило, образует совокупность ее свойств и сторон[[29]].

Вместе с тем уголовная ответственность обусловлена определенными границами, т. е. моментами ее возникновения и окончания, а также промежуточными стадиями реализации, что не бесспорно и имеет в уголовно-правовой литературе своих противников и сторонников. Н. С. Лейкина отмечала, что уголовная ответственность возникает в момент совершения преступления и оканчивается обычно с отбытием наказания, а также погашением судимости[[30]]. Несколько иной точки зрения в этом вопросе придерживается В. С. Прохоров, который пишет, что когда возникновение уголовной ответственности связывается с фактом совершения преступного деяния, то в первую очередь констатируется наличие основания ее возникновения[[31]].

В свою очередь, Я. М. Брайнин утверждал, что уголовная ответ­ственность наступает с момента установления состава преступления и привлечения лица в качестве обвиняемого, т. е. когда органами расследования установлен конкретный субъект преступления[[32]].

Уголовная ответственность, как пишет Н. Ф. Кузнецова, начинается с момента вступления обвинительного приговора в законную силу и, как правило, завершается погашением или снятием судимости[[33]].

Особо необходимо указать на процессуальный аспект наступления уголовной ответственности, который чаще всего связывается с ее реализацией в виде предъявления лицу, совершившему преступление, обвинения и применения к нему мер пресечения. В. Г. Павлов утверждает если лицо совершило общественно опасное деяние, предусмотренное конкретной нормой Особенной части УК РФ, то в данном случае возникает уголовно-правовые отношения между государством в лице правоохранитель­ных органов, суда, прокуратуры, МВД, ФСБ и др. и лицом, совершившим это деяние, т. е. о системе прав и обязанностей между двумя субъектами. На данном этапе не может идти речь о наступлении уголовной ответственности в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние. Для этого необходимо по факту возбудить уголовное дело и на стадии предварительного следствия или дознания установить, является ли данное лицо субъектом преступления, т. е. обладает ли оно признаками субъекта, которые закреплены в законе (ст. 19 УК РФ) - вменяемость и возраст, служащими основанием для привлечения его к уголовной ответственности за совершенное общественно опасное деяние, а также и другие признаки уголовной ответственности[[34]].

Н. А. Стручков особо отмечает, что уголовной ответственностью следует считать все воздействие на лиц, определяющих как обязанность выполнить какие-либо действия, предусмотренные и поощряемые уголовным законом, называя её позитивной ответственностью. Несколько шире определяет позитивную ответственность А. Н. Тарбагаев, отмечая, что она представляет собой постоянно реализующийся комплекс правоотношений в обществе по соблюдению уголовно-правовых запретов. При этом позитивная уголовная ответственность становится, как правило, реальностью обычно в форме поведения граждан, которое соответствует нормам уголовного закона[[35]].

Противоположную позицию в этом вопросе занимает Н. Ф. Кузнецова, утверждая, что по своему характеру уголовная ответственность ретроспективна. Поэтому не следует соглашаться с юристами, полагающими, что уголовное право устанавливает и позитивную уголовную ответственность, выражающуюся в воздержании лица от совершения преступления, т. е в его позитивном поведении, так как невозможно представить человека, который бы одновременно мог нести позитивную ответственность практически за все преступления, предусмотренные в УК РФ[[36]].

Вместе с тем В. Г. Павлов признаёт позитивную ответственность, как разновидность уголовной ответственности. Он отмечает, что ретроспективная уголовная ответственность, устанавливается за совершение общественно опасного деяния и выполняет карательную функцию при установлении виновности субъекта преступления и вынесении ему в обвинительном приговоре суда соответствующего уголовного наказания. Что же касается позитивной уголовной ответственности, то, она возникает гораздо раньше, чем ретроспективная, она выполняет, скорее, роль предупредительного характера, так как на данном этапе преступления еще нет. Здесь речь идет о гражданах, воздерживающихся от противоправного поведения и обязанных выполнять требования уголовного закона. При этом следует заметить, что ретроспективная уголовная ответственность есть не что иное, как правовое средство предупреждения, а также разрешения существующих конфликтов между обществом и человеком, необходимое средство обеспечения всего порядка в общественной жизни[[37]]. Это и является объединяющим признаком рассматриваемых видов уголовной ответственности.

Действующее законодательство довольно четко определило основания уголовной ответственности в ст. 8 УК РФ в которой говорится, что: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В. Г. Павлов пишет, что никакие мысли, взгляды и убеждения, если они не связаны с совершением преступления не могут повлечь за собой уголовную ответственность, так как она наступает только за конкретное действие или бездействие, предусмотренные уголовным законом в качестве общественно опасного деяния[[38]]. По нашему мнению В. Г. Павлов неккоректно выразил свою мысль, если человек придерживается каких – либо взглядов, преступных убеждений и демонстративно их выражает, он может подвергаться ответственности не связанной с уголовной, но если было совершено преступление в основу которого легли взгляды, убеждения, то они учитываются при установлении уголовной ответственности.

Состав преступления, рассматриваемый как совокупность установ­ленных уголовным законом юридических признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление, в настоящее время является единственным основанием уголовной ответственности.

Состав преступления по мнению В. Г. Павлова представляет собой законодательное описание преступления. При оформлении составов законодатель всегда исходит из сущности и содержания общественно опасного деяния, что выражается в формулировках составов[[39]].

А. Б. Мельниченко раскрывает понятие преступления как ряд признаков, присущих только ему: уголовная противоправность, виновность, наказуемость, общественная опасность. Данные признаки позволяют отличить преступление от иных правонарушений, которые не признаются преступлениями. Тем не менее, по названным признакам нельзя отграничить одно преступление от другого, например, похищение человека от незаконного лишения свободы. Это не возможно сделать по одной причине, что все преступления обладают одними и теми же признаками. Для этого чтобы выделить в общей массе преступных деяний определённое преступление и существует понятие состава преступления. Понятия преступления и состава преступления взаимосвязаны, но не идентичны и находятся в определённом соотношении. Понятие преступления характеризуется вышеуказанными признаками, а понятие состава преступления четырьмя элементами к которым относится объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. В составе преступления нет признака наказуемости. Понятие преступления является основой отграничения всего преступного от всего непреступного, а состав преступления направлен разграничивать разные виды преступления от других. Всё это говорит о том, что понятие преступления более широкое чем понятие состава преступления[[40]]. Получается, что состав преступления содержит правовую структуру противоправного деяния. Правовая структура определяет собой признаки только тех преступлений, которые указаны в уголовном законодательстве Российской Федерации.

Описание состава преступления начинается с определения объекта оценку которому дал А. Б. Мельниченко. Он для этого признака выделяет наиболее важные социальные ценности: интересы блага, которым причиняется или может быть причинён вред в результате совершения преступления. В свою очередь объект преступления подразделяется на общий, определяющий совокупность всех общественных отношений: родовой, представленный общественными отношениями в однородные группы по составу преступления; видовой содержащий более узкие группы общественных отношений, которым преступления конкретного вида причиняют вред; непосредственный устанавливает посягательства на конкретное общественное отношение[[41]]. По версии Н. Ф. Кузницовой именно объект является одним из основных критериев отграничения преступлений друг от друга и преступлений от иных правонарушений[[42]].

Любые поступки человека имеют внешние и внутренние признаки. Внешние обеспечивают проявление человеческого поведения и называются объективными. Объективная сторона преступления характеризует внешние признаки преступления. К обязательным элементам объективной стороны преступления относятся те обстоятельства, которые включаются законодателем в составы всех преступлений. К факультативным относятся те элементы, которые включаются законодателем в составы лишь отдельных преступлений.

Исходя из теории состава преступления, при анализе преступного поведения мы должны устанавливать прежде наличие обязательных признаков объективной стороны: деяние, вредные последствия и причинная связь между ними.

Субъектом преступления по уголовному праву признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него; уголовную ответственность утверждает Я. М. Брайнин[[43]].

Однако для того, чтобы определить, содержит ли совершенное деяние состав захвата заложника, необходимо выяснить, обладает ли совершившее данное деяние лицо установленными в законе признаками субъекта. Такими признаками, предусмотренными во всех составах преступлений, являются: наличие физического лица, его вменяемость и достижение определенного возраста.

В. Г. Павлов представляет субъект преступления, как совокупность признаков, предусмотренных в законе: физическое лицо, вменяемость, возраст, являющихся одним из элементов состава преступления, наиболее тесно связанных с уголовной ответственностью. Однако, не умаляя значимости других элементов состава преступления объекта преступления, объективной стороны и субъективной стороны преступления, он признаёт, что все вопросы уголовной ответственности, прежде всего, связаны с конкретным вменяемым физическим лицом, достигшим возраста, установленного законом, совершившим общественно опасное деяние[[44]].

Я. М. Брайнин пишет о субъективной стороне преступления, как о психической деятельности, которая сопровождает совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы протекают в полном единстве и взаимообусловленности.. Значение субъективной стороны состоит в том, что при ее помощи точно квалифицируются преступления, отграничиваются друг от друга сходные составы, индивидуализируется ответственность[[45]].

По мнению Г. В. Овчинниковой, М. Ю. Павлик, О. Н. Коршуновой субъективная сторона является необходимым элементом любого состава преступления. Лишь установив субъективную сторону преступления, можно правильно его квалифицировать. Она же позволяет отграничить друг от друга сходные составы, индивидуализировать ответственность. К признакам, образующим субъективную сторону преступления, относятся: вина, мотив и цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Однако не все признаки субъективной стороны имеют в различных составах одинаковое значение. Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком субъективной стороны любого состава преступления[[46]].

А. Б. Мельниченко утверждает, что субъективная сторона преступления предполагает тщательное выяснение психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию, вредным последствиям. Субъективная сторона преступления предполагает собой внутреннюю сущность преступления. Термин «субъективная сторона» в уголовном законе не употребляется, однако законодатель раскрывает его путем использования следующих терминов: вина, мотив, цель преступления, эмоциональное состояние лица в процессе совершения преступления. Основным признаком субъективной стороны преступления уголовное право признает вину. Это объясняется тем, что любое поведение может быть признано преступлением лишь при наличии вины человека, его совершившего. Вина может быть умышленной и неосторожной[[47]]. По нашему мнению точки зрения вышеперечисленных авторов похожи.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что понятие уголовной ответственности в теории уголовного права до настоящего времени дискуссионно и по-прежнему порождает разнообразие мнений в ее определении как по своей сущности, так и по содержанию.

На наш взгляд, представляется предпочтительней точка зрения Я. М. Брайнин, В. И. Курляндский, Н А., Н. Игнатов, Т. М. Костарева, В. Г. Павлова, считающих начальным моментом уголовной ответственности привлечение лица, совершившего преступление, на стадии предварительного следствия в качестве обвиняемого, так как уголовное правоотношение между государством и физическим лицом переходят в разряд обязательных, определяющих собой ответственность.

1.3. Личная физическая свобода, как правовая категория

В. О Мушинский обращает внимание на два условия осуществления свободы. Во-первых, человек делает выбор «на свой страх и риск». На него ложится полная ответственность за то, как он воспользовался свободой. Свободный человек отвечает за себя сам - и никто иной. Поэтому свобода неотделима от ответственности. Свобода без ответственности может привести к произволу[[48]].

Свобода одного не должна вредить свободе и интересам других людей. Вот как об этом сказано в Декларации прав человека и гражданина, принятой в начале Великой французской революции в 1789 году: «Свобода состоит в праве делать все то, что не вредит другим; поэтому пользование естественными правами каждого человека не имеет иных границ, кроме тех, которые обеспечивают за другими членами общества пользование этими же самыми правами. Эти границы могут быть определены только законом».

Иными словами, свобода не является абсолютной и неограниченной. Ее границы, то есть порядок пользования ею, определяются законом.

Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом[[49]].

Эти международные принципы получили развитие в Основном законе Российской Федерации - Конституции, которая среди основных прав человека и гражданина признает право на охрану достоинства личности, и устанавливает право каждого гражданина на личную свободу и неприкосновенность (ст. 21, 22). Арест заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. В случае нарушения гражданских прав и свобод каждому гарантируется их судебная защита (ст. 46), каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23).

Провозглашая среди основных права личную свободу, государство тем самым, берет на себя обязанность создания условий, когда на личную свободу не только декларируется, но и защищается.

В этой связи, личная свобода граждан обеспечивается и другими федеральными законами, и в частности Уголовным Кодексом, который установил в главе 17 ответственность за посягательства на свободу честь и достоинство личности.

Вышеуказанная глава посвящена охране от преступных посягательств свободы, чести и достоинства личности, которые являются видовыми объектами этих преступлений. Важное значение имеет положение ст. 17 Конституции РФ: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения». Они, следовательно, не даруются жителю России властью, парламентом или президентом, а принадлежат ему в силу того простого факта, что он родился на свет и живет в России.

К основным правам человека относятся те права, которые указаны в конституции. Но этот перечень не является исчерпывающим и может быть расширен законом. Кроме того, выделение особой группы основных прав вовсе не значит, что другие права в чем-то ущербны и охраняются с меньшей силой.

Основные права могут быть ограничены лишь в целях, определенных конституцией: для охраны конституционного строя РФ, общественной морали, прав и свобод других граждан. Может быть ограничена свобода слова, если этим словом призывают к насильственному свержению законных властей или используют для клеветы и оскорбления других людей. Запрещены также пропаганда и разжигание расовой, национальной, религиозной вражды и ненависти, а также пропаганда насилия и войны[[50]].

В. Даль дал такое определение «свободы» - это своя воля простор, возможность действовать по-своему отсутствие стесненья, неволи, рабства, подчинения чужой воле[[51]].

К философскому понятию свободы обращались такие ученые, как И. Кант, К. Ясперс, К. Маркс, С. Л. Франк, Н. А. Бердяев, И. А. Ильин. Сущность свободы человека каждый из них определял по-своему. Одни ученые давали определения, опираясь в своих размышлениях на божественное происхождение свободы как свободу, данную человеку богом. Другие философы пытались вывести это понятие из самой сущности человека, а третьи в своих представлениях о свободе прибегали к анализу различных социальных, географических и иных факторов[[52]].

Каждая из философских концепций свободы имеет право на существование, образуя определенную совокупность знаний, позволяющих получить мировоззренческое представление о физической свободе человека как самостоятельной социальной ценности, охраняемой, в том числе и уголовно-правовыми средствами.

Под физической свободой человека необходимо понимать его способность действовать в соответствии с волеизъявлением при условии отсутствия определенных физических (материальных) факторов, ограничивающих его действие. В качестве примера можно привести свободу выбора места проживания, свободу передвижения и т. д., т. е. человек не может жить в роскошном особняке, если он просто выявил желание, но прав собственности и средств на его аренду или приобретение нет. Таким образом, сложно выделить два основных критерия физической (личной) свободы человека: свободная, независимая воля и отсутствие каких-либо сдерживающих ее реализацию преград.

В приведенном выше юридическом определении свободы мы встречаемся с понятием «естественное право». Это понятие пришло к нам из античного мира. Им пользовались грек Аристотель и римлянин Цицерон. Сторонники идеи естественных прав человека относили к ним такие права, которыми человек наделен от рождения независимо от того, записаны они в законе или нет. Эти права как бы определены самой природой человека, без них он не может существовать как полноценная личность. Свобода является таким естественным правом.

Но не всегда свобода признавалась естественным правом каждого человека. Аристотель, который не мог представить себе общество без рабства, утверждал, что свобода лежит только в природе благородных (свободных) людей, а раб обладает рабской природой. Правда, добавлял он, иногда и благородные люди попадают в рабство из-за денежных долгов, но это несправедливо. Аристотель не смог признать, что рабство противоречит идее естественных прав, так как по ней все люди считаются свободно рожденными[[53]].

Идея естественных прав сыграла большую роль в борьбе против самых различных форм личной зависимости одних людей от других: рабства, крепостничества, вассалитета. По мере прогресса человечества представление о свободе постоянно расширялось: росло число свободных людей, сфера их свободы, свободного выбора, самоопределения. Ясно, например, что свобода печати могла появиться только после самой печати - книг, журналов, газет.

В то же время свобода, признанная естественным правом, ограждает человека от произвольного вмешательства власти в его жизнь. Это отношение между человеком и государством выражается в двух формулах: человеку разрешено все, что не запрещено законом; государству и его органам запре­щено все, что не разрешено законом.

В древних деспотиях и в средневековых абсолютных монархиях ничто не ограничивало произвол власти по отношению к гражданам: всякий мог быть без оснований арестован, власть облагала население непомерной данью (налогами). Произвол доходил до такой степени, что, например, бланки ордеров на арест и заточение в Бастилию можно было купить у служителей французского королевского двора. Покупатель вписывал в такой бланк фамилию того, кто ему мешал, и человек без суда исчезал на годы, а то и навсегда, будучи заживо погребенным в мрачной темнице.

О. И Чистякова пишет, что, аристократия добивалась для себя определенных гарантий от произвольного ареста и других проявлений произвола со стороны монархической власти. В России в 1785 году императрицей Екатериной была издана Жалованная грамота дворянству. Уже из названия видно, кого жаловала эта грамота[[54]].

В. Н. Иванов отмечает, что одним из первых актов, который устанавливал единые для всех правила ареста и привлечения к суду, был принятый английским парламентом в 1679 году Хабеас Корпус Акт. Через сто лет появились почти одновременно два других акта, провозглашавших свободы человека: в США - Билль о правах (вступил в силу в 1791 г.) и во Франции - Декларация прав человека и гражданина 1789 года. Билль о правах гарантировал свободу слова, печати, собраний, религиозного вероисповедания, неприкосновенность личности (гарантия против произвольных арестов)[[55]].

И. В. Исаев пишет, что в Россию свобода впервые пришла с отменой крепостно­го права и освобождением крестьян от личной зависимости (1861 г.). Эта свобода и обозначалась словом «воля»: теперь крестьянин мог жить по своей воле, а не барской. Но только в результате февральской революции 1917 года народ России получил гражданскую и политическую свободу в полном объеме[[56]].

И. В. Исаев рассуждает, что в двух советских конституциях (1936 и 1977 гг.) провозглашались самые широкие свободы граждан, но при этом делалась оговорка, что ими можно пользоваться только в интересах коммунистического строительства, следовательно, только в интересах существовавшей тогда власти. Однако, главное, эти свободы, как правило, оставались мертвой буквой. Нарушался один из основных принципов политической свободы, сформулированный немецкой революционеркой и политологом Розой Люксембург: политическая свобода - это, прежде всего свобода для противников правительства, разумеется, если они при этом не нарушают границ свободы, установленных законом[[57]].

Итак, в современной России мы можем отметить три уровня законов, регулирующих свободу ее жителей: международные акты о правах и свободах человека, Конституция РФ и законы, которые в соответствии с конституцией и в развитие ее положений регулируют те или иные права и свободы жителей России, например, закон о печати, закон о выборах органов власти, закон об общественных объединениях и т. д. Самый высокий уровень - это международные акты о правах и Физической свободе человека, подписанные Россией и поэтому имеющие высшую юридическую силу на ее территории: Всеобщая декларация прав человека (1948 г.); Международный пакт о гражданских и политических правах. Два последних пакта были приняты ООН в 1966 году и имеют общее название: «Пакты о правах человека». Конституция и законодательство Российской Федерации приводятся в соответствие с этими документами ООН[[58]]. Личная свобода, как правовая категория определяется в реализации своего выбора места нахождения, свободе передвижения.

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ

2.1. Уголовно – правовая характеристика похищения человека (ст. 126 УК РФ) и отличие этого преступления от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ)

Анализируемая статья 126 УК РФ находится в главе 17 УК РФ “Преступления против свободы, чести и достоинства личности” она сложилась, прежде всего, под влиянием международных документов о правах и свободах человека. К их числу относятся: Всеобщая декларация прав и свобод человека 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года.[[59]]

Для преступлений, направленных на ограничение свободы личности общим объектом являются, по мнению Н. Беляевой “…общественные отношения, выгодные и угодные… народу, ответственность за нарушение которых предусмотрена действующим законодательством”[[60]]. С этим выражением можно поспорить в определённое историческое время отношения в обществе разные. В определённые промежутки обществу было не выгодно всецелое понятие «физическая свобода личности» в данном случае уместно по нашему мнению: общественные отношения, указанные в Конституции РФ, нарушение которых влечёт за собой уголовную ответственность. Так как в основном законодательстве страны указаны все общественные отношения, которые должны быть защищены, не зависимо то обстановки в обществе.

Н. Беляева отмечает, что в международном законодательстве, законодательстве ряда зарубежных стран похищение человека рассматривается, как одна из форм терроризма, приносящая ущерб внутренней общественной безопасности, мирному сотрудничеству межгосударственных отношений [[61]]. Законодательная обрисовка преступного действия, обстоятельство, что может быть похищен любой человек оправдывает позицию законодателя, полагающего, что общественная безопасность как объект посягательства представляет собой совокупность общественных отношений, формирующих у граждан состояние защищённости любой личности.

Для того чтобы определить место нормы о похищении человека в системе норм Особенной части УК РФ, правильно квалифицировать преступления, нужно установить родовой объект. В основу построения Особенной части УК положен именно родовой объект посягательства. Родовым объектом преступления выступает личность, выделенная из общего объекта преступных деяний, указанных в УК РФ.

Видовым объектом является безопасность и неприкосновенность каждого члена общества, а именно общественные отношения, регулирующие физическую свободу, честь и достоинство граждан.

Как отмечает С. В. Барулин под свободой подразумевается возможность проявления субъектом своей воли на основе знаний законов развития природы и общества. Личную свободу можно рассматривать в широком и узком смысле. Под свободой в узком смысле понимается свобода физического перемещения, определение своего места жительства и нахождения. К личной свободе в широком смысле кроме физической свободы относится и психологическая независимость, свобода мыслей, убеждений, планирование и принятие решений. Честью С. В. Барулин определил заслуживающие уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности, незапятнанная репутация, доброе имя. Достоинство есть совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в себе. Репутацией называется приобретённая человеком общественная оценка, создавшееся мнение о высоких качествах, достоинствах и недостатках [[62]].

Непосредственным объектом рассматриваемого посягательства похищение человека, как конкретное противоправное действие, является физическая свобода человека, которая указана в основополагающем законе Конституции Российской Федерации, которая означает право на выбор места пребывания, передвижения, проживания. Этим правом наделены все граждане, независимо от возраста, социального статуса, вменяемости и осуществляется оно лично либо, если речь идет о малолетних, больных, невменяемых родителями или близкими.

Потерпевшим при совершении похищения может быть любой человек: гражданин РФ, иностранец или лицо без гражданства, взрослый, несовершеннолетний или малолетний, должностное лицо либо лицо, не обладающее соответствующими полномочиями, в основном это люди за которых можно получить выкуп или извлечь какую - либо выгоду. Как отмечает Н. Беляева более половины похищенных являются работниками коммерческих структур и совместных предприятий, что, по мнению преступников, предполагает наличие у них значительных материальных средств. Статистика свидетельствует о том, что потерпевшими от данного преступления чаще всего встречаются по роду деятельности: руководители частных коммерческих структур - 28%; работники этих структур - 10%; работники совместных предприятий - 6%; руководители государственных предприятий торговли и обслуживания - 7%; служащие и рабочие - 10%; студенты - 9%; учащиеся школ ПТУ - 7%; фермеры - 5%; военнослужащие и работники милиции - 5%; лица нигде не работающие – 6%; пенсионеры - 2%; дети дошкольного возраста - 4%; иностранцы - 2%[[63]].

В науке уголовного права нет единой точки зрения в вопросе о том, какие элементы объективной стороны относить к обязательным, а какие к факультативным. Однако Н. Г. Иванов утверждает, что обязательным элементом состава преступления, характеризующим объективную сторону, является деяние (действие, бездействие) человека[[64]]. Н. Э. Мартыненков определил объективную сторону похищения, как незаконное перемещение потерпевшего из его постоянного или временного места обитания в другое против или помимо его воли. Термин ”против воли” означает, что потерпевшего похищают с применением насилия. Оно может состоять в связывании, насильственном помещении в транспортное средство, угрозах применить физическое воздействие при отказе потерпевшего подчиниться требованиям похитителей[[65]].

В уголовном законодательстве под похищением человека по мнению Н. Г. Иванова следует понимать общественно опасное умышленное действие, направленное на удаление человека с места его постоянного или временного пребывания открытым или с помощью обмана завладением и насильственное удержание его в неизвестном для родственников, знакомых и правоохранительных органов месте [[66]]. Общественная опасность проявляется прежде всего в поведении человека, его поступков, действии или бездействии. Мысли, убеждения лица как бы преступны они не были, не могут рассматриваться как преступление.

Следует сказать, что Н. Э. Мартыненков пишет о похищение помимо воли потерпевшего как о его тайном либо с применением обмана изъятии из места обитания. Тайным оно может быть в тех случаях, когда отсутствуют очевидцы происходящего, либо они видят, но не сознают противоправности действий виновных. Например, в присутствии очевидцев похитители под видом бригады “скорой помощи” погружают в автомашину похищаемого, которому ввели большую дозу снотворного. Обманный способ похищения выражается в сообщении потерпевшему заведомо ложных сведений о вызове его, допустим, на работу, в определенное место для свидания с близким ему человеком или для деловой встречи [[67]].

Похищение возможно только путем активных действий. Даже спящую жертву выносят из помещения и перевозят в другое место, то есть похитители действуют активно. Это важно как для анализа совершенного деяния, так и при изучении следовой картины преступления. В. В. Иванов выделяет в механизме совершения похищения совокупность трех насильственных действий: захват - силовое овладение кем-либо; перемещение - передвижение из одного места в другое, удержание направленное на лишение потерпевшего изменить место пребывание помимо его воли. Места совершения рассматриваемого преступления на квалификацию не влияют. Если потерпевший, находясь в определенном помещении вопреки своей воли имеет возможность его покинуть, то состава похищения не будет, так как отсутствует один из элементов похищения - принудительное удержание потерпевшего. Однако следует обратить внимание на то исключение, что если данное лицо находится в специфической обстановке, делающей побег невозможным: непроходимые болота, лес, горы и другие условия, то налицо фактор принудительного удержания [[68]].

Таким образом, для признания деяния похищением необходимо наличие всех вышеуказанных признаков. Однако если преступники действуют с помощью обмана, завлекая похищаемого в определенное место под каким-либо предлогом, то возможно, лишь одно насильственное действие - удержание.

Лишение человека свободы, например, в собственной квартире или в ином месте, где он оказался добровольно по собственному желанию, не образует состав преступления, данной статьей. Такие действия должны расцениваться как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). Исключением является те случаи, когда родственникам потерпевшего или иным лицам даются ложные сведения о месте нахождения потерпевшего, например, об отъезде в другой город или другую страну. По мнению А. Беляевой, и Т. Орешкиной сообщение ими таких ложных сведений следует рассматривать как один из признаков похищения человека, если это подтверждается при анализе субъективной стороны преступления.[[69]]

Состав преступления – формальный, т. е. не нужно наступление каких либо последствий результатов, указываются лишь признаки результативности деяния. Оконченным преступление считается с момента захвата и перемещение лица из одного места в другое. Срок, в течение которого удерживается потерпевший, значения не имеет, так как для квалификации важен сам факт совершения действий - похищение.

Субъективная сторона похищения характеризуется прямым умыслом. По мнению С. В. Корнилова умыслом охватывается захват, перемещение в другое место и удержание лица. Имея определённую цель преступник совершает вышеперечисленные действия. Умысел предполагает наличие интеллектуального и волевого элементов. При этом первый определяет содержание умысла, а второй его направленность[[70]]. Идею С. В. Корнилова продолжает Н. Г. Иванов утверждая, что интеллектуальный элемент умысла направлен на осознание лицом общественной опасности и предвидение общественно опасных последствий. Сознанием виновного в похищении человека охватываются: посягательство на общественную безопасность и посягательство на личную физическую свободу человека. Содержанием интеллектуального элемента в составе похищение человека должно оставаться осознание виновным всех своих признаков объективной стороны преступления[[71]].

А. Б. Мельниченко пишет, что виновный сознает, общественную опасность своего действия т. е означает понимание как фактической стороны своего деяния, так и социальной значимости, причинение вредности для конкретных общественных отношений, а именно физической свободы личности, охраняемой уголовным законом. Осознание общественной опасности, как правило, предполагает и осознание совершаемого деяния[[72]]. Обязательным признаком интеллектуального компонента прямого умысла выступает предвидение возможности и неизбежности наступления общественно опасных последствий. Виновный осознаёт, что незаконно захватывает другого человека и вопреки его воле перемещает его на иное место, и желает этого. Время возникновения умысла для квалификации не имеет.

С. В. Корнилов отмечает, что мотивы и цели могут быть различными, чаще всего это корысть: выкуп; доход от продажи похищенного “в рабство”; продажа для незаконного использования в качестве донора для трансплантации органов и тканей: продажа детей за рубеж для усыновления (удочерения) либо использования в неправомерных (неблаговидных) целях, например сексуальной эксплуатации в публичных, домах, гаремах, притонах и т. Д[[73]]. Из вышесказанного можно сделать вывод, что основной причиной похищение человека являются корысть и жажда незаконного обогащения. Чаще всего от потерпевших требовали передачи денег и ценностей или осуществления действий позволяющих вступить преступникам в права распоряжения имуществом.

Субъектом похищения человека может быть физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14-летнего возраста, вменяемое, т. е. способное осознавать и нести ответственность за свои поступки. Как отмечает С. В. Корнилов законодатель опустил «возрастную планку» на два года и это по нашему мнению правильно и обосновано[[74]]. Похищение человека направлено на покушение физической свободы личности, являющейся одним из ценнейших приоритетов общества.

Из числа субъектов по ст. 126 УК следует исключить группу лиц, действия которых внешне выглядят как похищение, но фактические взаимоотношения похитителя, похищаемого и третьих лиц регламентирующихся законом или нормативными актами других отраслей права Кодексом о браке и семье, в частности. Не может считаться похитителем один из родителей малолетнего ребенка, с которым ему не разрешает встречаться второй родитель. Не могут считаться похитителями близкие родственники (братья, сестры, дед, бабка), если они действовали, по их мнению, в интересах ребенка. Для исключения уголовной ответственности в действиях названных лиц, безусловно, должен отсутствовать корыстный мотив[[75]].

Квалифицированный состав похищения человека (ч. 2 ст. 126 УК) образует тоже деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух и более лиц;

з) из корыстных побуждений.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору является более опасным видом преступления, поскольку выполняется в соучастии и здесь объединены преступные замыслы и действия нескольких лиц. Справедливо отмечает Ф. Г. Бурчак: «Сам факт объединения усилий нескольких лиц для достижения одного преступного результата существенно повышает как опасность самого нападения, так и вероятность осуществления поставленных соучастниками перед собой целей»[[76]]. В соответствии с ч.2 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорив­шиеся о совместном совершении преступления. Основной характерной чертой этой формы соучастия является наличие предварительного сговора на совершение преступления. Как отмечает А. Б. Мельниченко в уголовном праве сложилось устойчивое мнение, что предварительный сговор должен быть достигнут до момента начала совершения преступления. Началом совершения преступления в соответствии с учением о стадиях развития преступной деятельности следует считать покушение на преступление[[77]]. Следовательно, соглашение между соучастниками должно состояться до начала выполнения действий, образующих объективную сторону конкретного преступления.

Решение вопроса, как отмечает Г. В. Овчинникова, М. Ю. Павлик, О. Н. Коршунова требует ситуация, когда есть преступная группа лиц, но лишь один ее представитель может считаться в силу ст.20 УК РФ субъектом состава любого преступления, а значит и субъектом уголовной ответственности. Группа может рассматриваться как квалифицирующее содеян­ное обстоятельство только в том случае, если она отвечает всем при­знакам соучастия, которое предполагает по закону умышленную совместную преступную деятельность нескольких лиц, каждое из которых может нести уголовную ответственность, т. е. быть субъектами преступления. Естественно, малолетние и невменяемые соучастниками быть не могут[[78]].

Так А. А. Пинаев указывает, что законодатель, выделяя группу лиц с предварительным сговором, связывает действия ее участников с совершением, а не с исполнением преступления, что не исключает возможности квалификации действий соучастников с распределением ролей по признаку предварительного сговора (если таковой имел место)[[79]]. С данным утверждением следует согласиться, суть преступления похищение человека совместно не зависимо от занимаемой роли.

Предусмотренный в п. “в” ч. 2 ст. 126 УК признак “насилие опасное для жизни

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовная ответственность за преступления, посягающие на свободу личности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 408

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>