Дипломная работа на тему "Уголовная ответственность за хулиганство"

ГлавнаяГосударство и право → Уголовная ответственность за хулиганство




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Уголовная ответственность за хулиганство":


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и история состава преступления «хулиганство»

1.1 История развития института уголовной ответственности за хулиганство

1.2 Современное понятие хулиганства

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика хулиганства

2.1 Объект преступления

2.2 Объективная сторона

2.3 Субъективные признаки состава

Глава 3. Квалифицированные составы хулиганства

3.1 Группа лиц и организованная группа как квалифициру ющие признаки хулиганства

3.2 Сопротивление лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Правильное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Казани и в других городах России.

Формирование и укрепление дееспособного гражданского общества в современной России – одна из важнейших общенациональных задач[1]. Однако само существование такого общества невозможно без укрепления общественного порядка, объективной защищенности и субъективного состояния спокойствия граждан[2]. Обязанность обеспечения общественного порядка и спокойствия граждан относится к числу основных обязанностей публичной власти. Одна из форм исполнения этой обязанности государством – установление наиболее строгого - уголовно-правового - запрета на нарушение общественного спокойствия и порядка.

Более того, как статистическая закономерность, установлено, что ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений. С определенным интервалом по времени (от года до полутора), после значительного ограничения оснований для привлечения к уголовной ответственности за хулиганство, число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, в парках и скверах по сравнению с предыдущим годом возросло: в 2004 г. на 11,1%, в 2005 г. - на 47,4%, за первые четыре месяца 2006 года по сравнению с тем же периодом предшествующего - на 66,7%. За указанные периоды времени, соответственно, возросла регистрация в общественных местах грабежей - на 29,4; 48,3; 51,5%; разбойных нападений - на 23,2; 31,4; 34,5%. Существенный прирост коснулся и самого хулиганства в его нынешнем значительно «урезанном» виде - в 2005 г. на 47,9%[3]. Таким образом, законодательные изменения 2003 года в составе хулиганства не повысили эффективность борьбы с ним, а, напротив, стали причиной его объективного роста.

Значительное число вопросов по квалификации хулиганства накопилось и у правоприменителя. Неслучайно появилось соответствующее постановление Пленума Верховного Суда РФ[4] (которое, как признают ведущие специалисты в области уголовного права, «своей цели не достигло»[5]), а сами судья Верховного Суда РФ назвали положение с хулиганством «кризисом правового регулирования»[6].

В доктрине уголовного права также не утихают споры относительно социально-правовой природы данного преступления, причем все чаще раздаются голоса о необоснованности и (или) ненужности самого существования уголовной ответственности за хулиганство[7]. «Многострадальная история нормы об уголовной ответственности за хулиганство в нашей стране прошла путь от расхожего клише о "резиновом" характере статьи за это преступление в УК РСФСР до резкого ограничения оснований вменения ст. 213 УК РФ в декабре 2003 г.»[8]. Как бы то ни было, новая редакция ч. 1 ст. 213 УК РФ[9] заставляет вновь задуматься о социально-правовой природе хулиганства и пределах уголовной ответственности за него.

Кроме того, на протяжении многих лет в теории уголовного права наиболее сложным вопросом, возникавшим при применении уголовно-правовой нормы о хулиганстве, являлся «вопрос о разграничении хулиганства и смежных преступлений против личности. Острота этого вопроса еще более возросла после известных изменений, внесенных в ст. 213 УК РФ Федеральными законами от 8 декабря 2003 г. и 24 июля 2007 г., и включения хулиганских побуждений, а также мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды и мотивов ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в число квалифицирующих признаков деяний, предусмотренных ст. ст. 115 и 116 УК РФ»[10]. Касательно последнего – «экстремистского» - хулиганства, закрепленного в УК РФ в 2007 году[11], в литературе также нет единства мнений[12].

Названные обстоятельства предопределили актуальность выбранной темы и интерес к ней.

Цель дипломной работы – проанализировать и обобщить юридические ситуации, связанные с проявлением лицом неуважения к обществу, нарушением общественного порядка и спокойствия граждан, определить общие подходы к их криминализации.

В задачи работы входит:

- рассмотреть историю развития и современное состояние института уголовной ответственности за хулиганство;

- проанализировать состав хулиганства, определить характер и степень общественной опасности этого деяния и лица, его совершившего;

- охарактеризовать квалифициру ющие признаки хулиганства, рассмотреть проблемы их соотношения с иными преступлениями, совершенными из хулиганских побуждений.

В качестве объекта исследования были взяты общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правовой борьбы с проявлениями явного неуважения к общественному порядку, нарушающие общественное спокойствие и безопасность. Предмет исследования составили вопросы повышения эффективности уголовно-правовых средств противодействия хулиганству.

Методологической основой исследования стал диалектический метод познания социальных явлений и процессов, позволяющей рассматривать их в постоянном развитии, тесной взаимосвязи и взаимозависимости. В качестве теоретической основы изучались научные работы в области философии, социологии, уголовного права, криминологии, психологии и других наук общественного профиля.

Структурно исследование состоит из трех глав, включающих в общей сложности семь параграфов.

Глава 1. Понятие и история состава преступления «хулиганство»

1.1  История развития уголовной ответственности за хулиганство

Для России явление, называемое ныне хулиганство, было присуще с незапамятных времен. «Хулиганство есть новое слово, но не новое общественное явление, оно существовало всегда под именем озорства, самодурства, уличного безобразия и т. п.»[13]. Наименование этой характерной нашему обществу и поныне разновидности антисоциального поведения пришло в нашу страну сравнительно недавно - в конце XIX в. В своем исследовании, посвященном изучению хулиганства, Я. Бугайский утверждал, что это слово ввел в русскую литературу некий Дионео (популярный лондонский корреспондент московских либеральных газет) в одной из своих статей, напечатанных в "Русском богатстве"[14]. В то же время П. Люблинский появление данного термина связывал с именем Петербургского градоначальника Фон-Валя, предпринявшего в 1892 г. меры против шаек насильников, которых он в своем приказе назвал хулиганами. Полиция внедрила слово в массы[15]. Однако широкое распространение и признание хулиганства произошло несколько позже - в начале XIX в., в связи с резким ростом числа хулиганских действий.

История законодательного регулирования охраны публичного спокойствия в дореволюционной России.

Прослеживая в глубинах истории Российского государства начала правового регулирования проступков, затрагивающих устои общественного спокойствия, можно увидеть его ростки уже со времен Русской Правды. Еще в середине прошлого века Н. Ланге в своей работе, посвященной изучению этого памятника отечественного права, отмечал зависимость размера ответственности от мотивов, по которым совершались побои, влекшие за собой причинение вреда здоровью. В том случае, если злонамеренное деяние совершалось без всякого основания, повода, не было ничем спровоцировано, то есть с точки зрения наших дней - из хулиганских побуждений, то наказание существенно усиливалось[16]. «Различие платы за побои, раны и увечья зависело от того, нанесены ли они в раздражении, в сваде, то есть в ссоре или драке, или же без всякой свады, то есть без раздражения»[17]. Здесь в то же время справедливо было бы заметить, что в Русской Правде вопросы, посвященные ответственности за нарушение общественного спокойствия, затронуты лишь косвенно, однако даже такое регулирование интересующей нас проблемы в правовом акте, уходящем в самую глубь веков, в период становления российского права, не может не вызвать самого пристального интереса.

Следующим законодательным актом, где значительное внимание уделялось охране публичного благочиния, стало Соборное уложение 1649 г., составленное и вступившее в действие при правлении Александра Михайловича Романова. В первой главе Уложения "О богохульниках и церковных мятежниках" наряду с преступлениями против церкви предусматривалась весьма строгая ответственность за непристойное, нарушающее спокойствие и порядок во время церковной службы поведение. "А будет кто, во время святыя литургии и иное церковное пение, войдя в церковь божью, начнет говорить непристойные вещи... и тем в церкви божественному пению учинит мятеж... и тому бесчиннику за ту его вину учинить торговую казнь"[18].

Следует учитывать, что основным объектом охраны рассматриваемой нормы являлись в первую очередь все же отношения, связанные с порядком проведения церковных служб. Однако здесь просматривается стремление со стороны государства оградить общественное благочиние при наиболее важных по тем временам событиях от различных посягательств и других отрицательных воздействий (мятежные действия могли выражаться не только в произнесении ругательных слов, но также в рукоприкладстве, драках и убийствах).

Особый интерес представляет для нас тот факт, что и бесчестие, и ранение, и убийство в Уложении предусматривались как отдельные преступления, но те же действия, совершенные при указанных выше обстоятельствах, то есть публично, образовывали отдельное преступление, за совершение которого предусматривалась более строгая санкция.

В дальнейшем по мере развития правовой системы Российского государства все большее внимание со стороны государства уделялось правовой охране общественного спокойствия. В Воинском Артикуле Петра I, датированном 1715 г., в артикуле 141 под страхом наказания шпицрутенами запрещались «учинение драк в миру без вызова, хоть никто умерщвлен или поражен не будет»[19].

Основной акцент сделан здесь на обстановке драки, то есть "в миру", публично, что, без сомнения, в первую очередь затрагивало общественное спокойствие. Сравнив размер наказания за данное преступление и санкции за побои, причиненные при других условиях, можно сделать вывод о том, что указанное обстоятельство значительно повышало степень опасности и, соответственно, наказуемости данного проступка.

В процессе дальнейшего совершенствования законодательства Российской империи все большее внимание уделялось охране общественного порядка.

В Своде законов Российской империи 1833 г. в разделе "Законы уголовные" в ст. 425 была предусмотрена уголовная ответственность за обращение в пьянстве, буйстве, беспутстве для должностных и отставных военных и гражданских чиновников, взятых в таком состоянии в публичном месте[20]. Указанные действия совершались в присутственном месте и нарушали в первую очередь общественный порядок.

Значение этого законодательного акта проявляется в том, что если источники права, рассмотренные выше лишь косвенно, попутно с другими отношениями, охраняли публичный характер, то Свод законов 1833 г. регулировал их напрямую. В нем непосредственно был выделен объект, в который входили общественные отношения, связанные именно с обеспечением общественного порядка, и именно эти отношения напрямую охранялись ст. 425 Свода.

В продолжение изучения истории уголовной ответственности за нарушение общественного порядка нельзя не обратить внимание на следующий законодательный акт XIX в., без анализа которого рассматриваемая тема не будет, по нашему убеждению, полной.

В 1864 г. был принят Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В ст. ст. 38 и 39 Устава довольно четко были сформулированы признаки уголовно-правового деликта, объект которого находится в непосредственной связи с кругом общественных отношений, на который распространяется действие хулиганства в наши дни. В ст. 38 Устава предусматривались меры наказания в виде ареста до семи дней или денежного взыскания не свыше 25 рублей "за ссоры, драки, кулачный бой, или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины"[21]. В случае учинения подобных действий целой толпой либо необходимости прекращения беспорядков силой имел место квалифицированный состав этого преступления.

Статьей 39 Устава устанавливалась ответственность за нарушение порядка в публичных собраниях или во время общенародных увеселений, театрализованных и тому подобных представлений. Под нарушением общественной тишины понимались в то время "шум, крики, ругательства, нанесение оскорблений и другие бесчинства в публичном месте, повлекшие за собой нарушение общественного спокойствия".

Другие действия квалифицировались по соответствующим статьям Устава о наказаниях, в которых предусматривалась ответственность за преступления против личности, имущества и другие преступления. Так, Н. С. Лейкина приводит пример из судебной практики тех лет, в котором действие парней, раздевших донага девушку и привязавших ее к дереву, были квалифицированы как преступление против личности[22].

Развитие общественных отношений, стремительные изменения в жизни нашего государства на рубеже XIX-XX вв. со всей остротой обнажили потребность в коренном реформировании всей системы отечественного права того периода. В числе прочих, пройдя сложный путь становления, был разработан и принят новый уголовный закон России - Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. В Уложении содержался ряд интересных положений, являвшихся передовыми для законодательства того времени. Помимо прочих аспектов большое внимание уделялось в нем уголовно-правовой охране отношений в сфере публичного порядка.

Наряду с традиционными нормами, предусматривавшими ответственность за учинение бесчинств во время осуществления церковных обрядов (ст. 75 Уложения), в гл. XII "О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие" была включена ст. 263. В ней давалось понятие состава преступления, объективную сторону которого образовывали "учинение шума, крика или иного бесчинства в публичном месте либо в общественном собрании, или хотя вне оных, но с нарушением общественного спокойствия или порядка"[23]. Квалифицированным признаком данного преступления признавалось учинение драки, кулачного боя или иного буйства, а равно учинение подобных действий, повлекшее прекращение заседания общественного собрания или участие в бесчинствах толпы, не разошедшейся по требованию властей. На практике под данную категорию подпадали деяния, выражавшиеся в "сквернословии, доходящем до крайних пределов цинизма, хождении по улицам толпой с гармониками, криком, шумом и песнями неприличного содержания, стрельбою и тому подобное; приставании к прохожим... для того, чтобы их оскорбить и выразить им, вызывающим с ними обращением, пренебрежение и неуважение"[24].

Включение рассматриваемой нормы в уголовное законодательство продолжило тенденцию по усилению правовых мер, направленных на охрану общественного порядка. Непосредственно это выразилось в увеличении санкций за обозначенные выше деяния. Статьей 38 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, драка, кулачный бой или иное буйство карались арестом до 7 дней или штрафом не свыше 25 рублей. В Уголовном уложении 1903 г. в ст. 262 размер ответственности за аналогичные действия значительно возрос: продолжительность ареста составила уже один месяц, а сумма штрафа достигла 200 рублей.

В последующие годы по отношению к хулиганству произошел резкий всплеск интереса. Именно с начала ХХ в. приобрел всеобщее распространение термин "хулиганство", имеющий хождение и поныне. В этот период можно наблюдать существенный рост числа публикаций в прессе и иных источниках, посвященных настоящей теме. Свои работы исследованию этой темы посвятили видные деятели науки того времени: П. П. Башилов, В. И. Громов, Н. Ф. Лучинский, А. В. Маклецов, А. Н. Трайнин, И. В. Чубинский и другие.

Столь значимый интерес к этому вопросу был обусловлен резким ростом нарушений общественного порядка. "Со всех концов России от Архангельска до Ялты, от Владивостока до Петербурга в центры летят сообщения об ужасе нового массового безмотивного преступления, которое мешает населению мирно жить, развиваться, дышать. Деревни охвачены ужасом, города в тревоге, а земства и городские общественные управления нервно реагируют на общую беду и дикий размах хулиганства - ищут выхода и вырабатывают меры борьбы с хулиганством"[25].

Вкупе с очевидной необходимостью обеспечения самого строгого порядка в условиях надвигавшейся войны это не могло не вызывать ответной реакции со стороны государства. Результатом этого стала разработка законодательной базы по борьбе с хулиганством. В связи с этим в 1913 г. на суд публики был представлен проект министра юстиции об усилении ответственности за некоторые преступные деяния, где значительное внимание было уделено вопросу правовой защиты общественного порядка. В частности, предлагалось дополнить Уголовное уложение ст. 641, где увеличивалась ответственность в случае особой злостности или разнузданности виновного либо явного несоответствия побуждений виновного с предпринятыми преступными действиями[26].

Кроме того, в 1912 г. Министерство внутренних дел в целях изучения ситуации на местах потребовало от губернаторов и земств сведения о состоянии хулиганства. В том же году министерством было проведено специальное совещание губернаторов по разработке мер по борьбе с хулиганством. По сведениям Н. С. Лейкиной, в 1913 г. в ряде губерний на основании Положения об усиленной охране от 16 августа 1881 г., были изданы постановления, направленные на борьбу с подобными действиями. В них под страхом ареста до трех месяцев или штрафа не свыше 500 рублей запрещались следующие деяния: 1) беспечность и озорство, хоть не нарушившие общественной тишины и порядка, но вызвавшие неудовольствие окружающих... 3) назойливое приставание к кому-либо и иное действие, нарушающее свободу действия и передвижения[27].

Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война не позволила продолжить развитие правовой базы борьбы с хулиганством. Однако стоит отметить, что в России за короткий период времени отечественными правоведами были в полной мере исследованы основные теоретические вопросы, связанные с хулиганством. Кроме того, был выработан и частично приведен в жизнь ряд весьма эффективных мер по преодолению данного вида преступления, что, безусловно, является значительным успехом в истории российской правовой мысли и правоприменительной практики.

Для новой власти, пришедшей на смену самодержавию, центральной задачей была необходимость удержать в руках штурвал руководства страной. В первую очередь она была заинтересована в утверждении нового порядка, укреплении собственных позиций, борьбе со своими противниками. В силу этого главным врагом власти были политические соперники, на подавление которых были направлены ее основные усилия. Это наглядно проявляется в законах того времени, где устанавливается крайне жесткая ответственность за любые политические преступления, но гораздо меньшее внимание уделялось уголовным преступлениям. Не явилось исключением и хулиганство.

Несмотря на то что в Декрете СНК РСФСР от 4 мая 1918 г. "О революционных трибуналах" среди прочих преступлений - погромов, взяточничества, шпионажа - к компетенции трибуналов было отнесено и хулиганство[28], рассматривать это как меру, направленную на защиту общественного порядка можно было лишь с большой оговоркой, так как оно рассматривалось не как уголовное, а как политическое преступление. Подтверждение этому утверждению можно найти в Постановлении кассационного отдела ВЦИК от 6 октября 1918 г. "О подсудности революционных трибуналов", где в п. 7 хулиганство имело явно выраженную политическую окраску и определялось, как действия с целью внести дезорганизацию в распоряжения советской власти или оскорбить нравственное чувство окружающих учинением бесчинства[29].

По мере укрепления советской власти назрела насущная необходимость принятия единого кодифицированного закона, который пришел бы на смену многочисленным и разрозненным правовым актам, являвшим собой в то время систему уголовного законодательства. В силу этого в 1922 г. обрел жизнь новый Уголовный кодекс РСФСР, который в большей степени соответствовал требованиям и веяниям того времени.

Рассматриваемое нами преступление было отнесено законодателем к гл. V УК РСФСР "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности". Расположение хулиганства в данной главе вряд ли следует признать верным, так как объект уголовно-правовой охраны этого раздела Кодекса лишь частично соответствует содержанию данного преступления. В ст. 176 УК РСФСР хулиганство определялось как "озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия"[30].

Такая формулировка хулиганства не могла не вызывать серьезных вопросов. Во-первых, возникали возражения по поводу указания на бесцельность действий, в то время как из основ психологии известно, что любой акт поведения осуществляется вследствие сложной интеллектуально-волевой деятельности и имеет соответствующую мотивацию и направленность. Не меньшие споры вызывало законодательное регулирование субъективной стороны хулиганства, где предусматривалось проявление неуважения не только по отношению к обществу, но также демонстрация пренебрежения к отдельным гражданам. Подобное дополнение в понятии хулиганства существенно искажало его содержание, перемещая акценты с охраны общественных отношений в сфере общественного порядка на межличностные взаимоотношения.

В силу указанных причин в октябре 1924 г. Постановлением 2-й сессии XI созыва ВЦИК ст. 176 УК РСФСР была существенно изменена. Хулиганство, совершенное впервые, рассматривалось как административно-правовой деликт, наказуемый принудительными работами или штрафом. Из понятия хулиганства было также исключено указание на бесцельность действий, а равно такой признак, как проявление неуважения к личности, что более соответствовало правовой природе рассматриваемого преступления. Наряду с этим ст. 176 УК 1926 г. дополнилась второй частью. Квалифицирующими обстоятельствами были признаны совершение хулиганских действий повторно, а равно их упорное непрекращение, несмотря на предупреждение органа милиции или иного органа, на который возложена обязанность поддерживать общественный порядок[31].

Новая редакция ст. 176 УК РСФСР 1922 г. в условиях тех лет, когда хулиганские проявления были распространенным явлением (по сведениям А. А. Герцензона, прирост дел о хулиганстве в первом полугодии 1926 г. составил 47% по отношению к показателям за тот же период 1925 г.)[32], была явно ущербна. Обусловливалось это несомненной слабостью административно-правовых мер в борьбе с этим обладающим существенной степенью общественной опасности деянием и наряду с этим незначительным размером санкции в квалифицированном составе хулиганства. На практике это выразилось в резком (с 22603 - в 1924 г. до 9532 - в 1925 г.) снижении числа уголовных дел, рассмотренных в судебном порядке, что в условиях роста хулиганства было несомненной ошибкой[33]. Кроме того, появление в уголовном законе административно-правовой нормы, устанавливавшей основания и размер ответственности за административное правонарушение, очевидно, противоречило его структуре и смыслу как основного источника уголовного права.

Учитывая приведенные доводы, в октябре 1926 г. было принято Постановление СНК СССР "О мерах по борьбе с хулиганством", где были сделаны значительные шаги для преодоления слабости правовых мер, направленных на борьбу с хулиганством. В нем, в частности, судам было рекомендовано назначать за данное преступление лишение свободы на срок не ниже трех месяцев, исключая при этом применение условного освобождения и условно-досрочного освобождения от назначенного наказания. Помимо этого, в п. 6 названного Постановления предусматривалась возможность постановки по отношению к особо опасным хулиганам-рецидивистам вопроса о применении ссылки в отдаленные места или о передаче их в распоряжение ОГПУ.

В 1926 г. в связи с новыми процессами в жизни нашего государства увидели свет сначала общесоюзные основы уголовного законодательства, а вслед за ними Верховным Советом РСФСР был принят Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.

В новом УК РСФСР ответственность за хулиганство предусматривалась в ст. 74, которая была перенесена во вторую главу - "Преступления против порядка управления". Простое хулиганство вновь перешло в разряд уголовно-правовых деликтов и определялось как озорные действия, сопровождавшиеся явным неуважением к обществу. За простое хулиганство предусматривалось наказание в виде трех месяцев лишения свободы. Наряду с этим в ст. 74 УК РСФСР сохранялась возможность применения административного взыскания за хулиганство, предусмотренного частью первой этой статьи.

Квалифицированный состав хулиганства помимо повторности и упорного непрекращения озорных действий дополнился такими обстоятельствами, как учинение буйства или бесчинства в процессе его совершения, а равно проявление при совершении хулиганства исключительного цинизма или дерзости[34]. Наказание за указанные действия возросло по сравнению с ч. 2 ст. 176 УК РСФСР 1922 г. с трех месяцев лишения свободы до двух лет.

К середине тридцатых годов в Советском Союзе произошло окончательное становление сильного государственного строя. В соответствии с указанными тенденциями развивалась правовая система страны. На этом фоне закономерным выглядело ужесточение мер уголовно-правового воздействия за совершение преступлений. Потребность в обеспечении должного порядка в общественных местах усиливается, как отмечалось выше, по мере укрепления государственной власти. "Для широких обывательских кругов, - говорил Н. В. Крыленко, - вопрос о том, могут ли они спокойно пройти по улице, не рискуя получить плевок в физиономию, является вопросом, на котором они испытывают крепость политической власти того класса, который господствует и который правит"[35].

Указанные обстоятельства обуславливали усиление мер уголовной ответственности за хулиганство. Постановлением ВЦИК СНК СССР от 29 марта 1935 г. "О мерах борьбы с хулиганством" были усилены меры уголовной ответственности за данное преступление. В соответствии с данным Постановлением наказание по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР было увеличено с двух лет лишения свободы до пяти лет тюрьмы[36]. В том же году 31 мая было принято Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности", где излагались основные направления по преодолению подростковой преступности, в том числе хулиганства[37].

Обострение международной политической ситуации, начало Второй мировой войны не могли не отразиться на состоянии дел внутри СССР. В таких условиях, в преддверии войны существенную значимость приобрел фактор, связанный с обеспечением должного общественного порядка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г. "Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство" уголовная ответственность за хулиганские действия на предприятиях, в учреждениях и общественных местах была усилена до одного года тюремного заключения[38].

Начавшаяся 22 июня 1941 г. Великая Отечественная война повлекла еще большее усиление правовых мер охраны важных общественных отношений. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "О военном положении" в местностях, объявленных на военном положении, в компетенцию военных трибуналов была передана категория дел о злостном хулиганстве[39]. Данный шаг значительно упростил процедуру рассмотрения дел, связанных с хулиганством, что соответствовало велениям военного времени.

На протяжении войны вопрос хулиганства стал менее актуален, чему способствовали условия полной мобилизации всех сил на победу над врагом, законы военного времени, снижение числа лиц мужского пола, не привлеченных в ряды армии.

Завершение военных действий полной победой Советского Союза над фашистской Германией ознаменовалось помимо всего прочего рядом факторов, способствовавших росту хулиганства. В первую очередь это было связано с возвращением домой солдат и офицеров, психологически настроенных за годы войны на разрушение и при малейшем толчке дававших ему выход. Кроме того, немаловажную роль сыграло резкое увеличение объемов производства и продажи спиртных напитков, имевшее место после войны. Данные обстоятельства вкупе с другими страшными последствиями войны обусловили существенный рост преступности в целом, имевший место в те годы, и хулиганства в частности.

После окончания войны законодательство в сфере охраны общественного порядка продолжало развиваться. В середине пятидесятых годов потребность в отдельном правовом акте, устанавливавшем ответственность за мелкие нарушения общественного порядка, была реализована с принятием 19 декабря 1956 г. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР "Об ответственности за мелкое хулиганство". За совершение хулиганских действий, не представлявших существенной опасности, предусматривалась ответственность в виде ареста от 3 до 15 суток либо штрафа размером от 10 до 30 рублей[40]. Принятие этого нормативно-правового акта позволило устранить противоречие, отмеченное нами в УК РСФСР редакции 1926 г., когда в одном кодексе смешивались нормы двух отраслей права. Наряду с этим были установлены более четкие рамки, разграничивавшие уголовно-наказуемое хулиганство от мелких правонарушений.

Следующим этапом в истории развития правовой регламентации хулиганства явилось принятие вслед за Основами уголовного законодательства СССР 1958 г. УК РСФСР 1960 г. В ст. 206 УК РСФСР, которая была расположена в гл. 10 УК РСФСР "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и порядка управления", хулиганство определялось как умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу. Такое законодательное определение более точно соответствовало содержательной стороне хулиганства, вернее определяло хулиганский мотив. В сравнении со ст. 74 УК РСФСР 1926 г. ст. 206 УК РСФСР 1960 г. была дополнена частью третьей, где предусматривалась уголовная ответственность за повторное совершение мелкого хулиганства.

В середине шестидесятых годов в стране вновь начинает отмечаться рост правонарушений, связанных с нарушением общественного порядка. Связано это было с тем, что при общем улучшении материального благосостояния населения недостаточно широко была развита сеть культурно-массовых заведений[41]. Это не могло не повлечь различных попыток "разнообразить" досуг, в том числе и посредством совершения правонарушений. Реакцией на это со стороны государства стало принятие Президиумом Верховного Совета СССР Указа от 26 июня 1966 г. "Об усилении уголовной ответственности за хулиганство". В соответствии с этим Указом была увеличена санкция за совершение простого хулиганства путем замены общественного порицания на более строгое - исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года. Часть 2 ст. 206 УК РСФСР была дополнена новым признаком - совершение преступления лицом, ранее судимым за хулиганство.

Кроме того, ст. 206 УК РСФСР дополнилась частью третьей, где предусматривалась уголовная ответственность за особо злостное хулиганство. Таковым признавались хулиганские действия, совершенные с применением или попыткой применения огнестрельного оружия либо ножей, кастетов или иного холодного оружия или предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений. Указанное дополнение ст. 206 УК РСФСР было продиктовано распространенностью подобных способов совершения хулиганства, а равно необходимостью более строгого наказания этого, несомненно, более опасного деяния.

Наряду с уголовно-правовыми мерами эффективным оружием в борьбе с нарушениями общественного порядка стали средства административно-правового воздействия. Минимальный срок административного ареста за мелкое хулиганство был поднят с 3 до 10 суток, а также введено новое наказание в виде исправительных работ на срок от одного до двух месяцев с удержанием до 20% заработка[42].

В 1977 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР "О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство СССР" из ст. 206 УК РСФСР был исключен институт административно-правовой преюдиции, в соответствии с которым повторное в течение года совершение административно наказуемого хулиганства квалифицировалось по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Устранение этого признака из состава уголовно наказуемого хулиганства было полностью оправданно, так как включение в сферу уголовно-правовых отношений административных проступков, даже совершенных повторно (что, впрочем, не меняло их сущности) явно не соответствовало принципам уголовного права, чрезмерно расширяло границы уголовно-правовой репрессии.

Дальнейшим шагом по укреплению общественного порядка стало принятие в 1981 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР "Об усилении ответственности за хулиганство". Здесь в более развернутом виде было дано определение мелкого хулиганства, под которым понимались нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан[43]. Наряду с этим был более точно определен круг предметов, применение которых в процессе хулиганства влекло ответственность по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. Вместо любых предметов, специально использовавшихся в качестве оружия, в соответствии с Указом 1981 г. наряду с оружием, ножом, кастетом и другим холодным оружием особо злостным хулиганством стало признаваться применение в качестве холодного оружия иных предметов.

В то же время, несмотря на постоянное усиление в отношении хулиганства мер репрессивного характера, в рассматриваемый период наблюдался постоянный рост числа зарегистрированных хулиганских действий. Как отмечает Л. А. Волошина, если в 1980 г. имело место 134337 случаев нарушения общественного порядка, то в 1984 г. их число составило 152577[44]. Причинами, объясняющими столь резкое несоответствие между постоянным ужесточением уголовно-правовых мер воздействия и устойчивым ростом хулиганства, являются, по нашему мнению, в первую очередь его социально-бытовые корни. Ужесточая наказания, крайне незначительное внимание уделялось со стороны государства ущербным условиям жизни населения, преодолению глубинных факторов насильственной преступности. Все это привело к тому, что, несмотря на жесткость традиционных репрессивных мер, коренного перелома в деле предупреждения хулиганства достичь в те годы так и не удалось.

Начало перестройки, объявленное в апреле 1985 г., ознаменовалось объявлением в Советском Союзе антиалкогольной кампании. Несмотря на некоторые отрицательные моменты, объявленный курс на борьбу с пьянством положительно сказался на снижении алкоголизма, а равно на многих его вредных последствиях, в том числе некоторых видах преступности. Так, в частности, в 1988 г. по отношению к показателям 1987 г. отмечалось существенное снижение количества зарегистрированных фактов совершения хулиганства - 15,3%[45]. В целом за период с 1985 по 1990 г. число зарегистрированных фактов хулиганства снизилось с 193865 в 1985 г. до 142008 в 1989 г.[46]

Причинами столь существенного уменьшения числа случаев хулиганства являлась отмеченная выше кампания по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Снижение происходило за счет наиболее злостного хулиганства, в то время как большинство случаев простого хулиганства не попадали в учет[47]. Не случайно, как справедливо отмечает Н. Г. Кадников, хулиганство является "палочкой-выручалочкой" для недобросовестных сотрудников ОВД, позволяя удержать на нужном уровне процент раскрываемости[48]. В то же время одной из причин, сыгравшей не последнюю роль в снижении числа хулиганства, является, по мнению П. С. Метельского, более строгий подход со стороны судов к пониманию хулиганского мотива[49].

В то же время начиная с первой половины восьмидесятых годов с особенной остротой встала проблема молодежных неформальных объединений, имевших ярко выраженную антисоциальную направленность. Печально известные группы "люберов", "панков", "металлистов", футбольных фанатов надолго запомнились обществу массовыми нарушениями общественного порядка.

По данным В. Гордеева, удельный вес преступлений, из числа совершенных в группе с 20,4% в 1985 г. увеличился до 30,5% в 1989 г.[50]

Причинами возникновения и развития подобных неформальных групп явились социальная неустроенность, отсутствие внимания со стороны государства и общества к проблемам молодежи.

1.2 Современное понятие хулиганства

По общепринятому мнению, хулиганство является «одним из распространенных преступлений, общественная опасность которого заключается в том, что оно, посягая на общественный порядок, нарушает спокойствие граждан, условия их труда, быта и отдыха; нарушает жизненно важные права и свободы человека (здоровье, честь, достоинство; законные интересы организаций, учреждений). Нередко хулиганство приводит к совершению других, более тяжких преступлений против личности, собственности и т. п.»[51]. Вместе с тем, как правильно замечают другие специалисты, «хулиганские действия нередко являются первым опытом преступного поведения»[52]. Однако представляется, что главная общественная опасность хулиганства, быть может, даже не в самом по себе нарушении общественного спокойствия граждан, а в том, что за этими, для русского менталитета вполне безобидными, действиями может быть скрыта провокация или приготовление к более серьезному преступлению.

Период истории нашей страны начиная с 1991 г. после распада Советского Союза характеризуется бурными переменами, к сожалению, не всегда положительного свойства, практически во всех сферах жизни. На фоне реформ, получив благодатную почву, начала усиленно набирать обороты преступность.

Наряду с этим были ослаблены организационные основы борьбы с хулиганством: практически полностью было нивелировано участие общественности в борьбе с преступностью, система общественного воздействия на нарушителей порядка, разрушена система народных дружин. Кроме того, вследствие развала организационных основ, кадровых вопросов, вызванных плохим социальным обеспечением, имело место снижение уровня работы правоохранительных органов, что также не способствовало эффективной борьбе с хулиганством. Данные обстоятельства вкупе с иными негативными факторами обусловили резкий скачок в динамике хулиганства: с 106583 в 1991 г. до 158351 в 1993 г.[53]

В то же время, несмотря на значительный рост фактов хулиганства, правовая база борьбы с этим преступлением не претерпела существенного изменения. Лишь в 1993 г. санкция ч. 2 ст. 206 УК РСФСР была дополнена наказанием в виде исправительных работ, сроком до двух лет, что позволило более индивидуально подходить при назначении наказания за злостное хулиганство.

Указанные обстоятельства обусловливали необходимость в переработке законодательного определения хулиганства и его квалифицирующих признаков, что было учтено при разработке нового УК РФ.

В новом Уголовном кодексе РФ 1996 г. ст. 213 "Хулиганство" располагается в разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности". Под "хулиганством" в ч. 1 ст. 213 УК РФ 1996 г. законодатель понимал «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Максимальная санкция за совершение действий, указанных в ч. 1 ст. 213 УК РФ, составляла лишение свободы сроком до двух лет. Однако, как отмечал по этому поводу один из судей Верховного Суда РФ, «авторы УК РФ 1996 года в отношении хулиганов продемонстрировали явный либерализм: «особая дерзость» в виде нанесения побоев, легкого вреда здоровью - наиболее распространенный вид хулиганства из категории тяжких преступлений перекочевала в разряд деяний небольшой тяжести… По мнению законодателя того периода, менее опасного, чем, например, кража в 1998 году трех долларов США (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в первоначальной редакции). Сравните: молодой, дерзкий преступник демонстративно "в кровь" избил пожилого мужчину, сделавшего ему справедливое замечание, - до 2 лет лишения свободы. Тот же преступник тайно похитил бутылку импортного пива из киоска - от 2 до 6 лет лишения свободы. Стоит ли после этого авторам УК РФ 1996 года разглагольствовать о приоритете защиты личности, ее прав на честь и достоинство и неприкосновенность?»[54]. Судебная практика 1997-2003 годов показывает, что по ст. 213 УК РФ действия виновных квалифицировались лишь в случаях нанесения потерпевшим побоев, причинения им легкого вреда здоровью. В остальных случаях хулиганские действия квалифицировались в зависимости от последствий содеянного: по п. «д» частей вторых ст. 111 или 112 УК РФ.

В новой редакции ст. 213 УК РФ 1996 г. уже не содержалось в качестве квалифицирующего признака повторное совершение мелкого хулиганства, был переработан и такой квалифицирующий признак, как "особо злостное хулиганство", теперь в ч. 3 ст. 213 УК РФ содержалась более емкая диспозиция: "Хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия", а санкция по ч. 3 ст. 213 УК РФ предусматривала наказание в виде лишения свободы от четырех до семи лет[55]. В то же время остался такой квалифицирующий признак хулиганства, как совершение его лицом, ранее судимым за хулиганство, санкция за которое претерпела изменения, и максимальное наказание составляло пять лет лишения свободы.

В дальнейшем норма ст. 213 УК РФ претерпела существенные изменения. 8 декабря 2003 г. Федеральным законом N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" в Уголовный кодекс были внесены существенные изменения, которые коснулись и ст. 213 УК РФ. Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления стало совершение его с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Именно этот признак позволяет отличить уголовно наказуемое хулиганство от административно наказуемого мелкого хулиганства, под которым согласно ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ понимается нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Понятием "оружия" охватывается огнестрельное и холодное оружие, в том числе метательное, оружие как заводского, так и кустарного производства. "Предметами, используемыми в качестве оружия", могут признаваться любые предметы (топоры, металлические прутья, камни, бутылки и тому подобное), которые были предварительно приготовлены или приспособлены для совершения хулиганства либо подобраны на месте его совершения. "Применение" означает использование оружия или предметов для фактического причинения вреда здоровью людей либо создание реальной угрозы такого вреда. Хулиганство признается оконченным преступлением с момента фактического применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Таким образом, вышеуказанным Федеральным законом были убраны такие признаки объективной стороны, как уничтожение и повреждение чужого имущества, которые содержались ранее в ст. 213 УК РФ. Наличие уничтожения или повреждения чужого имущества при совершении хулиганских действий, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, должны квалифицироваться по совокупности со ст. 167 УК РФ. Также был убран такой квалифицирующий признак, как хулиганство, совершенное лицом, ранее судимым за хулиганство. Квалифициру ющие признаки, ранее содержавшиеся в пп. "а", "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ, теперь составили ч. 2 ст. 213 УК РФ, а максимальная санкция в ч. 2 ст. 213 УК РФ повысилась с пяти лет лишения свободы до семи.

Большинством специалистов эта мера рассматривается как мера по либерализации уголовного законодательства. Н. Иванцова даже полагает возможным в этой связи декриминализовать хулиганство[56]. Напротив, по мнению А. Кибальника и И. Соломоненко, «изменения редакции статей Особенной части на самом деле ужесточили уголовную репрессию… основной состав хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК РФ) предусматривает обязательный признак вооруженности лица, нарушающего общественный порядок. Ранее наличие у хулигана оружия или предметов, используемых в качестве оружия, считалось особо злостным хулиганством и влекло ответственность по ч. 3 ст. 213 УК РФ, а само криминальное хулиганство связывалось с применением насилия (угрозой его применения) либо уничтожением или повреждением чужого имущества. Сейчас же реальное причинение умышленного легкого вреда здоровью потерпевшего, нанесение ему побоев, факты умышленного уничтожения (повреждения) чужого имущества требуют дополнительной квалификации ст. 213 УК РФ с соответствующими статьями Особенной части со всеми вытекающими юридическими последствиями»[57].

Итак, хулиганство относится к одному из наиболее распространенных преступлений против общественного порядка.

Определения хулиганства и санкции за него неоднократно претерпевали изменения.

В 1956 г. была введена административная ответственность за мелкое хулиганство, тем самым была решена проблема загруженности колоний, так как 25% преступлений квалифицировалось по статье "Хулиганство".

По данным ГИЦ МВД РФ, в 2003 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 135183 случая совершения хулиганства, из них около 57% - совершение преступления лицами, не достигшими совершеннолетия.

За четыре месяца 2004 г. на территории города Москвы зарегистрирован 51 факт хулиганства, что на 52% меньше, чем в соответствующем периоде прошлого года. Из общего количества совершенных хулиганств семь преступлений совершено на улицах и в общественных местах, что на 71% меньше, чем в аналогичном периоде 2003 г. Основное количество хулиганств зафиксировано в развлекательных заведениях и на улицах, где расположены кафе, бары и рестораны.

Такие значительные изменения в статистике зарегистрированных преступлений связаны с изменениями в Уголовном кодексе Российской Федерации, которые были введены 8 декабря 2003 г. Федеральным законом N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", в частности, обязательным признаком объективной стороны стало совершение деяния с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика хулиганства

2.1 Объект преступления

Проблема объекта хулиганства имеет важное уголовно - правовое значение. Выяснение содержания этого понятия позволяет правильно ответить на ряд других теоретических и практических вопросов (конструкция состава хулиганства, объем и содержание объективных и субъективных сторон данного преступления). Как обоснованно указывал профессор С. Мокринский, «описать состав преступления значит, прежде всего, определить объект последнего - социальное благо, страдающее или подвергающееся опасности от преступного действия»[58].

Несмотря на то что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это явилось следствием ряда причин. В разные периоды развития уголовного законодательства хулиганство относилось к разным видам преступлений. К тому же при совершении хулиганства вред причиняется многим общественным отношениям. А диспозиция статьи, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство, всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.

В теории уголовного права нет единого подхода к понятию «общественный порядок» и «общественная безопасность». К сожалению, принятие Уголовного кодекса РФ не только не внесло ясность в определение объекта хулиганства, но во многом усложнило решение данного вопроса. Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. Статья 213 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, включена в главу 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» раздела IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Проблема состоит в том, что непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и его видовой объект[59].

Следует заметить, что вопрос о классификации объектов преступления сам по себе является спорным и заслуживает отдельного исследования. Так, наряду с классификацией объектов по вертикали (общий, родовой, видовой и непосредственный), к примеру, есть предложения выделять вместо видового интегрированный объект, занимающий промежуточное положение между основным и родовым[60].

Широкая дискуссия о родовом объекте хулиганства была развернута в советском уголовном праве в семидесятые годы применительно к ст. 206 УК РСФСР. При этом предлагалось несколько точек зрения. Одни ученые признавали факт существования нескольких самостоятельных родовых объектов, предусмотренных главой десятой УК РСФСР[61]. В то же время отдельные исследователи считали, что предусмотренные в этой главе преступления имели единый родовой объект, указанный в самом названии главы[62], или же что следует вести речь о двух родовых объектах: а) общественный порядок и общественная безопасность и б) здоровье населения[63]. По нашему мнению, в разделе IX УК РФ содержатся два родовых объекта – «общественная безопасность» и «общественный порядок», охватывающие разные общественные отношения, так же, как в главе десятой УК РСФСР имелись три группы самостоятельных общественных отношений: «общественный порядок», «общественная безопасность», «здоровье населения». Конечно, преступления против общественной безопасности и общественного порядка тесно между собой связаны, что и позволило законодателю объединить составы этих преступлений в одном разделе УК РФ. В то же время каждой из этих групп общественных отношений присуща определенная специфика.

Ключевым понятием в определении объекта хулиганства как было, так и остается понятие «общественного порядка». Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его от понятия «общественная безопасность» невозможно решить вопрос об объекте хулиганства.

В науке административного права принято различать понятие общественного порядка в широком и в узком смысле. При этом под общественным порядком в широком смысле принято понимать совокупность всех социальных связей и отношений, складывающихся под воздействием всех социальных норм, в отличие от правопорядка, включающего лишь отношения, регулируемые нормами права. Из этого следует, что общественный порядок, как более широкая категория, включает в себя и правопорядок. В общей теории права общественный порядок рассматривается как социальная категория, охватывающая систему (состояние) волевых, идеологических общественных отношений, предопределяемых экономическим базисом и характеризующихся соответствием поведения их участников господствующим в обществе социальным нормам (правовым и неправовым). Сюда входят только социально значимые общественные отношения[64].

Общеюридическое определение общественного порядка было предложено И. Н. Даньшиным: «Общественный порядок - это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества»[65].

Две основные концепции общественного порядка в узком смысле в шестидесятые годы были представлены М. И. Еропкиным и А. В. Серегиным.

М. И. Еропкин определял общественный порядок как «обусловленную интересами всего... народа..., регулируемую нормами права, морали, правилами... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций»[66].

А. В. Серегин характеризует общественный порядок как «урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности»[67].

Как видим, одно из основных различий в понятии общественного порядка у этих исследователей состоит в том, что М. И. Еропкин, определяя круг отношений в данной сфере, выделяет в качестве основного критерия место их возникновения и развития (общественные места), а А. В. Серегин - содержание отношения. Следует также обратить внимание на тесную связь общественного порядка и общественной нравственности, подчеркнутую А. В. Серегиным.

Некоторые исследователи считали, что в понятие «общественный порядок» следует включать и общественную безопасность. Так, О. Н. Горбунова пишет: «Общественные отношения, которые создают в государстве обстановку спокойствия и безопасности, составляют систему волевых общественных отношений, совокупность которых можно назвать общественным порядком в узком смысле слова»[68]. Аналогичной точки зрения придерживается и И. И. Веремеенко: «Общественный порядок как определенная правовая категория представляет собой обусловленную потребностями развития социализма систему общественных отношений, возникающих и развивающихся в общественных местах в процессе общения людей, правовое и иное социальное регулирование которых обеспечивает личную и общественную безопасность граждан и тем самым обстановку спокойствия, согласованности и ритмичности общественной жизни»[69].

Наряду с юристами - административистами и некоторые представители науки уголовного права в общественный порядок в узком смысле включают довольно широкий круг общественных отношений. Так, П. Ф. Гришаев считает, что под общественным порядком следует понимать порядок, регулирующий отношения между членами общества, согласно которому каждый из них обязан соблюдать правила в обществе, как закрепленные в правовых нормах, так и в нормах морали. Соблюдение этих правил поведения всеми гражданами гарантирует общественную безопасность, то есть безопасные условия повседневной жизни и деятельности членов общества[70].

Однако если до принятия Уголовного кодекса 1996 г. высказывалась точка зрения, согласно которой общественный порядок имеет своей составной частью общественную безопасность, то в настоящее время предлагается считать, что общественная безопасность охватывает общественный порядок. К примеру, А. В. Готовцев пишет, что если «общественный порядок - это обеспечение безопасности людей, то общественная безопасность - это и сохранность имущества, и нормальная работа источников повышенной опасности, представляющих угрозу для человека и общества. Отсюда следует вывод, что общественная безопасность несколько шире общественного порядка»[71].

Такое утверждение нельзя признать точным, поскольку даже в названии раздела IX УК РФ термины "общественный порядок" и "общественная безопасность" употребляются как равно родовые, за каждым из которых кроется самостоятельное содержание. Аналогично они употребляются и в ч. 1 ст. 2 УК РФ.

Некоторые современные исследователи, характеризуя общественный порядок как правовую категорию, фактически не делают различий между ним и общественной безопасностью, употребляя эти понятия как синонимы[72]. Мы абсолютно не согласны с таким подходом к пониманию общественного порядка, поскольку он противоречит как теории уголовного права, так и общей теории права. По нашему мнению, под общественным порядком следует понимать урегулированные нормами права и морали общественные отношения в своей совокупности, обеспечивающие общественное спокойствие, общепринятые нормы поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан.

Можно согласиться с С. С. Яценко, что если общественный порядок воплощается в создании обстановки общественного спокойствия, благоприятных внешних условий жизнедеятельности людей, что обеспечивает нормальный ритм общественной жизни, то общественная безопасность проявляется в создании безопасных условий при обращении с источниками повышенной опасности и проведении работ повышенной опасности[73]. По мнению А. Ф. Гранина, существенные различия между понятиями "общественный порядок" и "общественная безопасность" связаны с нормативными средствами урегулирования данных явлений. Общественный порядок достигается в результате упорядочения общественных отношений с помощью всех форм нормативного регулирования, тогда как общественная безопасность - только с использованием правовых и технических норм[74]. Поэтому деяние, посягающее одновременно на общественный порядок и общественную безопасность, представляет собой совокупность преступлений. Так, хулиганство, совершенное с применением огнестрельного оружия, образует совокупность хулиганства и ношения огнестрельного оружия и квалифицируется по ч. 3 ст. 213 и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Рассмотрев различия категорий "общественный порядок" и "общественная безопасность", мы приходим к выводу, что родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. Указание законодателя в названии главы 24 УК РФ лишь на общественную безопасность следует считать юридической неточностью. Как было подчеркнуто, общественный порядок и общественная безопасность являются самостоятельными категориями, охватывающими обособленные группы общественных отношений. Кроме того, глава 24 УК РФ включена в раздел IX, где указан наряду с родовым объектом "общественная безопасность" родовой объект "общественный порядок", а в ст. 213 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за хулиганство, имеется прямое указание на основной непосредственный объект данного преступления - общественный порядок. Из буквального анализа статей УК РФ следует, что видовой объект, указанный в названии главы 24, - "общественная безопасность" - не находится в плоскости родового объекта хулиганства.

Что касается утверждения А. В. Готовцева, то, по нашему мнению, расширительным толкованием понятия "общественная безопасность" он пытается решить данную проблему. Однако это лишь приводит к смешению понятий и путанице в юридических терминах. К тому же и сам он пишет: «Сущность общественного порядка во всех случаях обеспечение безопасности людей, в одном - от незаконных посягательств других людей, в другом - от негативных проявлений источников повышенной опасности»[75].

Большинству стран, ранее входивших в СССР, при реформе своего уголовного законодательства удалось избежать указанной двусмысленности. Так, глава 9 УК Республики Казахстан, куда включена ст. 257, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, содержит указание на два видовых объекта - общественный порядок и общественную безопасность. Аналогичен подход к родовому и видовому объекту хулиганства в УК Туркменистана (гл. 29, ст. 279), уголовных законах Латвии (гл. 20, ст. 231), Эстонской Республики (гл. 2, ст. 195), Азербайджанской Республики (гл. 10, ст. 207), Грузии (разд. 9, ст. 239). В УК Республики Узбекистан ст. 277 "Хулиганство" содержится в гл. 20 "Преступления против общественного порядка".

Заслуживает одобрения подход, предложенный разработчиками модельного Уголовного кодекса государств - участников СНГ. Авторы кодекса предлагают статью о хулиганстве включить в главу 27 "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности". Преимущества данного подхода заключаются в том, что, во-первых, показывается самостоятельность объектов "общественный порядок" и "общественная безопасность", а, во-вторых, подчеркивается связь общественного порядка с общественной нравственностью, а одна из задач укрепления общественного порядка состоит именно в охране нравственности нашего общества. Предложенный подход уже нашел отражение в УК Республики Беларусь (разд. XI, гл. 30, ст. 339) и УК Республики Таджикистан (разд. IX, гл. 25, ст. 237).

Для юридически точного определения видового объекта хулиганства, по нашему мнению, следует внести изменения в главу 24 УК РФ, дополнив название главы указанием на общественный порядок. Кроме того, в будущем при реформе уголовного законодательства России предлагается взять за основу приведенные выше положения модельного кодекса государств - участников СНГ.

На неудачность наименования главы 24 УК РФ указывает А. В. Куделич. Автор предлагает все преступления, содержащиеся в главе 24 УК РФ, перегруппировать в четыре самостоятельные главы: преступления против основ общественной безопасности; преступления, посягающие на общественное спокойствие; преступления, связанные с нарушением специальных правил безопасности; преступления, связанные с нарушением правил обращения с опасными предметами, веществами и материалами[76]. Оценивая предложенную классификацию, хотелось бы отметить, что УК РФ традиционно оперирует категорией "общественный порядок", именно он является родовым и видовым объектом для ряда преступлений, в частности хулиганства.

Противники установления уголовной ответственности за хулиганство говорят о том, что хулиганство не может иметь в качестве непосредственного объекта общественный порядок, поскольку этот объект является общим для всех без исключения деяний, нарушающих нормальное функционирование общества. По мнению профессора И. Иванова, общественный порядок «неизбежно нарушается при совершении любого правонарушения - преступления, административного проступка, гражданско наказуемого деликта, аморального поведения. Так, переход проезжей части в неустановленном месте, вне всякого сомнения, нарушает общественный порядок. То же и убийство, клевета, хищения и т. д. Все это - деяния, нарушающие общественный порядок, поскольку их совершение грубо противоречит нормальному существованию людей в обществе»[77].

Трудно согласиться с вышеприведенными доводами. Автор смешивает акценты в понимании общественного порядка в узком и широком смысле. Действительно, общественный порядок в широком смысле, как совокупность всех социальных связей и отношений, нарушается при совершении любого правонарушения, однако ст. 213 УК РФ имеет объектом уголовно-правовой охраны общественный порядок в узком смысле. И, кроме того, содержит указание на дополнительные основные объекты - личность и собственность. Только хулиганство и ему подобные преступления посягают главным образом на общественный порядок; другие объекты уголовно - правовой охраны носят здесь дополнительный характер, увеличивая степень общественной опасности хулиганства.

Общественный порядок является основным и постоянным непосредственным объектом хулиганства. Именно общественный порядок является основой в конструкции состава преступления – «хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка» (ч. 1 ст. 213 УК РФ). Он основной потому, что против него в первую очередь направлено хулиганство, и он главным образом охраняется нормой, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство.

Как основной непосредственный объект хулиганства общественный порядок присутствует в диспозиции статей о хулиганстве УК Республики Беларусь, Республики Казахстан, Эстонской Республики, Молдовы, Азербайджанской Республики, Украины, Республики Таджикистан, Туркменистана, Грузии. В УК Кыргызской Республики общественный порядок дополняется термином "нормы общепринятого поведения". В Уголовном законе Латвии определяется как "общественное спокойствие" и "общепринятые нормы поведения", а в УК Узбекистана как "правила поведения".

Принятие УК РФ, по нашему мнению, поставило точку в длительном споре, является ли хулиганство однообъектным или многообъектным преступлением. В ст. 213 закреплены два дополнительных непосредственных объекта хулиганства - здоровье граждан и собственность <*>. Состав преступления, предусмотренный ст. 213 УК РФ, будет наличествовать в действиях того или иного лица лишь в случае, когда наряду с грубым нарушением

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Уголовная ответственность за хулиганство". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 651

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>