Дипломная работа на тему "Участие защитника на предварительном следствии"

ГлавнаяГосударство и право → Участие защитника на предварительном следствии




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Участие защитника на предварительном следствии":


Содержание

Введение

Глава 1. Защитник на предварительном следствии

§1. Возникновение института защиты в уголовном судопроизводстве

§2. Понятие и значение защитника на предварительном следствии

§3. Правовое положение защитника на предварительном следствии

§4. Приглашение, назначение, отказ от защитника. Обязательное участие защитника

Глава 2. Деятельность защитника при производстве следственных действий, разрешении вопросов судом о примен ении мер пресечения, окончании предварительного следствия

§1. Деятельность защитника при производстве следственных действий

§2. Деятельность защитника при разрешении судом вопросов о примен ении мер пресечения

§3 Деятельность защитника при окончании предварительного следствия

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Актуальность темы исследования.Права человека являются универсальными правами фундаментального характера, которые принадлежат каждому лицу в его взаимоотношениях с государством. Права человека могут быть ограничены только законом и только в той мере, в какой это необходимо для обеспечения безопасности общества, защиты нравственности, здоровья, прав других людей. Согласно ст. 45, 46 Конституции, каждому: а) гарантируется судебная защита прав и свобод; б) обеспечивается возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Возможность судебной защиты прав и свобод человека во многом зависит от того, как реализуется право на эффективное средство правовой защиты. Оно закреплено в ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. То есть речь идет о гарантиях правовой защиты и получении необходимой юридической помощи.

Конституция РФ каждому гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Особая необходимость в юридической помощи возникает в уголовном судопроизводстве, где риск нарушений прав и законных интересов участников процесса особенно велик. В ч. 2 ст. 48 Конституции РФ закреплено, что «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

На начальной (досудебной) стадии уголовного процесса защита интересов обвиняемого (подозреваемого) приобретает особую важность. Именно на досудебной стадии уголовного процесса следствием проводится ряд процессуальных действий, которые затрагивают права и интересы обвиняемого (подозреваемого). Следовательно, уже на данной стадии процесса для защиты его прав требуется лицо, профессионально осуществляющее такую защиту. И в той роли выступают профессиональные адвокаты - защитники, в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации значительно расширены права защиты в доказательном процессе. Защитнику предоставлено право опрашивать частных лиц, запрашивать справки, характеристики и иные документы из различных организаций, учреждений, предприятий, необходимые для правовой помощи. К участию в деле в качестве защитника допускаются адвокаты, а по решению суда в качестве защитников также могут быть допущены близкие родственники, законные представители обвиняемого и другие лица.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по требуемой вам теме. Грамотное выполнение дипломных проектов под заказ в Нижнем Новгороде и в других городах России.

Включено положение о предоставлении подозреваемому права иметь защитника, а также права на свидание с защитником наедине и конфиденциально с момента, предшествующего первому допросу. Расширен перечень случаев обязательного участия защитника.

Крайне значимым для правоприменительной практики является вопрос об участии защитника, о его правах и обязанностях в досудебном производстве по уголовным делам, поскольку от своевременности вступления защиты в уголовный процесс зависит охрана интересов подозреваемого (обвиняемого).

Учитывая все вышесказанное качество юридической помощи, оказываемой в судебном производстве адвокатами, назначенными государством, сохраняется низким ввиду их перегруженности и невысокой оплаты за предоставляемые услуги.

Неудовлетворительной остается защита лиц от жестокого обращения и пыток. Государству предстоит еще немало сделать, чтобы российские граждане реально ощутили конституционные гарантии своей безопасности и защиту от жестокого обращения.

И именно поэтому тема о роли защитника в уголовном процессе всегда актуальна, а институт защиты имеет колоссальное значение, особенно в наше нестабильное время.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с вовлечением и участием защитника в досудебном производстве по уголовным делам.

Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие деятельность защитника в досудебном производстве по уголовным делам.

Цель и задачи работы. Цель - исследовать понятие правового положения и пределы участия защитника на предварительном следствии при производстве по уголовным делам.

Поставленная цель обусловила следующие задачи:

1. Рассмотреть историю возникновения института защиты в уголовном судопроизводстве.

2. Дать общую характеристику и рассмотреть значение защитника как субъекта уголовного процесса.

3. Выявить особенности реализации процессуальных прав и обязанностей защитника в досудебном производстве.

4. Рассмотреть процессуальные особенности приглашения, назначения, отказа и обязательного участия защитника в досудебном производстве по уголовным делам.

5. Исследовать участие защитника при производстве следственных действий.

6. Рассмотреть деятельность защитника приразрешении судом вопросов о примен ении мер пресечения.

7. Рассмотреть деятельность защитника при окончании предварительного следствия.

Теоретическая значимость работы, состоит в том, чтоисследовано участие защитника в досудебном производстве, а также выявлены проблемы уголовно-процессуального законодательства.

Практическая значимость дипломной работы определяется наличием в ней предложений по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства.

Методы, использованные в процессе исследования. Методологической основой исследования является всеобщий диалектический метод познания, а также общие и частные (специальные) методы исследования: исторический, системный, сравнительно-правовой, структурно-логический.

Теоретическую основу исследования составили крупные научные труды и отдельные публикации таких известных ученых, как: И. С. Алексеев, А. М. Баранов, Л. Ш. Берекашвили, В. П. Божьев, А. Д. Бойков, Д. Н. Бородин, Д. П. Ватман, Ю. П. Гармаев, С. П. Ефимичев, И. А. Зайцева, С. Д. Игнатов, М. В.Игнатьева, В. В. Кальницкий, Н. И. Капинус, Е. И. Капица, М. Г. Коротких, А. О. Ларин, А. А. Ливии, П. А. Лупинская, В. В. Мозяков, И. Е. Милова, А. И. Минаков, С. В. Супрун, И. В. Смолькова, Н. Е. Сурыгина, А. В. Тимофеев, М. А. Фомин, А. Л. Ципкин, И. О. Цоколова, Н. В. Черкасов, С. А. Шейфер, В. Е. Эминов, О. В. Ястребова.

Нормативную базу исследования составляют нормы международного права, Конституции РФ, действующего уголовно-процессуального законодательства РФ. В работе использованы положения решений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленумов Верховного Суда РСФСР, РФ.

Структура и объем обусловлены целями и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, семи параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

ГЛАВА 1. Защитник на предварительном следствии

§1. Возникновение института защиты в уголовном судопроизводстве

Судебная реформа 1864 года являлась составной частью реформ 19 века. Она открыла широкий простор для коренных изменений в общественных отношениях, по сути, своей, провозглашая процессуальные гарантии для всех классов и слоев российского общества.

Одним из новшеств судебной реформы было создание адвокатуры как самостоятельного звена судебной реформы. 8 сентября 1858 года начальник 2 отделения имперской канцелярии граф Д. Н. Блудов подал императору доклад «Об установлении присяжных стряпчих», который провозглашал введение адвокатуры и учреждения сословия присяжных поверенных.

Вопрос об адвокатуре был предметом ожесточенных споров. Судебное представительство известно на Руси с давних времен. Но настоящей адвокатуры у нас не было никогда. Это объяснялось тем, что господство розыскного процесса делало фигуру адвоката практически ненужной. Существовали лишь всякого рода ходатаи поверенные-люди, ставившие своей целью не помочь правосудию, а всячески запутать дело, чтобы выиграть его любой ценой. Профессия была мало уважаемой, непопулярной. В ходе подготовки реформы складывалось мнение об упразднении такого рода судебных представителей. Вследствие этого проект графа Блудова был серьезным поворотом в сторону преодоления отрицательного отношения властей к институту адвокатуры.

Этот проект, розданный для обсуждения, подвергался критике, как либералов, так и консерваторов. Александр II создал комиссию по подготовке судебной реформы, в которую вошли видные юристы того времени: А. П. Плавский, Н. И. Стояновский, К. П. Победоносцев, С. И. Зарудный. Последний, по словам Г. Джаншиева, «всю свою душу отдал судебной реформе»[1].

Составители судебных уставов хотели распространить гласность на предварительное следствие, а также допустить на эту стадию защитника. В пользу допуска адвоката на стадию предварительного следствия свидетельствовало то обстоятельство, что обвинительная власть в лице прокурора имеет право участвовать во всех следственных действиях. Поэтому защита признавалась полезной и для обвиняемого, и для следователя.

Госсовет, рассмотрев проекты судебных уставов, счел нецелесообразным установить гласное расследование; было указано также, что при предварительном следствии «весьма трудно поставить защитника в надлежащие границы, и нельзя не опасаться, что он сочтет своей обязанностью противодействовать собиранию отличительных доказательств и способствовать обвиняемому в сокрытии следов преступления»[2]. Результатом работы комиссии стали «Основные положения преобразования судебной части в России». 29 сентября 1862 года «Основные положения» были утверждены императором; они состояли из 3-х частей, посвященных соответственно судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству.

Одним из новшеств «Основных положений» было учреждение института адвокатуры и принципа состязательности.

27 ноября 1862 года император утвердил план дальнейших работ по судебной реформе. Разрабатывались проекты при участии Госканцелярии, 2 отделения и министерства юстиции, а затем рассматривались в Госсовете в мае-июле 1864 года и были утверждены императором 20 ноября 1864 года. Документы судебной реформы включают в себя 4 закона: Учреждение судебных установлений. Устав уголовного судопроизводства. Устав гражданского судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В процессуальном плане победили принципы состязательности, гласности, устности, провозглашение этих принципов потребовало создания нового специального института адвокатуры (присяжных поверенных), «без которых невозможно будет ведение состязания в гражданском и судебном прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым перед судом»[3].

Адвокатура учреждалась для защиты обвиняемых в суде по уголовным делам и представительства интересов сторон по гражданским делам. Адвокаты делились на присяжных поверенных, состоявших в коллегиях при судах, и частных поверенных (по закону от 6.06.1874 года), которые могли и выступать в судах не по всем делам, а только по доверенностям сторон, участвующих в процессе, и по разрешению суда.

Для разрешения различных вопросов работы адвокатуры коллегии адвокатов избирали Советы присяжных поверенных.

Если гражданский судебный процесс происходил во всех инстанциях общего суда устно, открыто, публично, стороны могли привлекать адвокатов, то в уголовном процессе участие защиты в предварительном следствии не допускалось. До предания суду судебные органы на распорядительном заседании решали все вопросы, разбирали жалобы, утверждали состав суда и др. Здесь в процесс и вступал защитник.

Судебное следствие завершалось заключительными прениями-речами прокурора, защитника. Защитник подсудимого в своей речи не должен был касаться не относящихся к делу предметов, обязан был с уважением относиться к религии, закону и властям. После вынесения обвинительного вердикта прокурор делал заключение о мере наказания. В пределах этого заключения защитник подсудимого выдвигал свои возражения, затем последнее слово предоставлялось подсудимому. При этом ни защитник, ни подсудимый не могли уже опровергать действий, признанных заседателями. После этого коронный суд в совещательной комнате определял меру наказания.

По судебным уставам 1864 года адвокаты были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел и подчинялись только для них предусмотренному дисциплинарному порядку. Законодательство регламентировало права, обязанности и ответственность присяжных поверенных.

Вопреки прогрессивным идеям Судебных уставов, присяжная адвокатура не имела надлежащих гарантий свободы слова. Были серьезно ограничены ее процессуальные права. Участие защитника в предварительном следствии не допускалось. Знакомиться с делом адвокат мог только перед самым началом судебного разбирательства, уже после обвинительного акта.

На основании ст. ст. 353 и 393 учреждения судебных установлений и ст. ст. 365, 366 Устава уголовного судопроизводства в обязанность присяжных поверенных входила защита подсудимых в уголовном процессе по избранию либо по назначению председателей общих судебных мест.

В отношении принятия уголовных защит Правительствующий Сенат высказался следующим образом: «Устав уголовного судопроизводства, основанный на обвинительном начале, предполагает как непременное условие, участие в каждом уголовном деле двух лиц: обвинителя и защитника, и на последнего возлагается обязанность способствовать на судебном следствии уяснению обстоятельств дела в интересах обвиняемого». «Вследствие чего защитнику ни в коем случае не может быть поставлено в вину принятие на себя защиты такого лица, в невинности коего он не убежден. Кроме того, до окончания судебного следствия защитник часто не имеет возможности дать положительный ответ на вопрос о том, виновен ли подсудимый во взводимом на него преступлении»[4].

Не было единства взглядов на данный вопрос среди ученых. «В исполнении своей общественной функции защитник не только может, но и должен защищать подсудимого, не стесняясь своим личным мнением о его виновности, ибо содержание его общественной задачи в том и состоит, чтобы не допустить признания виновности при ее недоказанности[5], такова позиция профессора И. Я. Фойницкого. Против этого понимания обязанности защитника в уголовном процессе выступил Е. В. Васьковский, который считал, что адвокат обязан защищать подсудимого постольку, «поскольку этого требуют интересы общества»[6].

В Постановлении Петербургского Совета присяжных поверенных от 02.06.1866 года говорилось, что «все присяжные поверенные, находящиеся налицо в Санкт-Петербурге и могущие по состоянию своего здоровья заниматься делами, должны исполнять по назначению суда обязанности защитников по уголовным делам. Наблюдение же за тем, чтобы никто не уклонялся от исполнения этих обязанностей, лежит на совете»[7].

Присяжные поверенные назначались для защиты подсудимых только в общих судах. Защиты по назначению суда часто ставили присяжного поверенного в трудное положение. Так, он был обязан защищать лицо, в виновности которого он был убежден. Защитник по назначению не имел права признавать подсудимого виновным, если тот не сознавался в своем преступлении. Но это вовсе не означало, что адвокат должен будет поддерживать любое заявление подсудимого.

Задача защитника, назначенного судом, состояла в том, чтобы извлечь из дела, сгруппировать и представить все обстоятельства, которые говорили бы в пользу подсудимого, то есть опровергали бы обвинение или ослабляли его силу. Такие обстоятельства почти всегда можно было найти в деле.

В Уставе уголовного судопроизводства так и не был разрешен вопрос о том, может ли присяжный поверенный во время предварительного следствия оказывать обвиняемому юридическую помощь по делу, и если может, то в чем должна она состоять.

В заключение Петербургского Совета присяжных от 1878 года говорилось, что «присяжные поверенные оказывают подсудимому юридическую помощь во время предварительного следствия, и эта помощь не должна ограничиваться только подачей и поддержанием на суде частных жалоб вместо подсудимого, а может выражаться и в других формах»[8].

С 1882 года совет признал, что «хотя закон не предусматривает участия защитника в предварительном следствии, но содействие с его стороны подсудимому в этом периоде движения дела во многих случаях представляется необходимым: в уголовном процессе возникают весьма сложные юридические вопросы, которые сам подсудимый не может ни решить, ни понять»[9].

Но Правительствующий Сенат не согласился с этим решением и признал, что «до поступления дела в суд для разрешения его по существу обвиняемый не вправе иметь защитника при рассмотрении его частных жалоб, а, следовательно, и предъявление защитнику для обозрения неоконченного предварительного следствия не может иметь места»[10].

Устав Уголовного судопроизводства допускал, что «для двух и более подсудимых по одному делу может быть назначен один общий адвокат только тогда, когда существо защиты одного из них не противоречит защите другого; в противном случае для каждого подсудимого должен быть назначен свой защитник»[11].

В практике Петербургского совета присяжных поверенных в 1869 г. возник вопрос, имеет ли присяжный поверенный право передать другому лицу защиту, возложенную на него по назначению суда. Совет разъяснил, что «такая передача может состояться только с согласия суда или подсудимого, а иначе это было бы равносильно отказу от защиты»[12]. Отказ же от возложенного судом поручения допускался только «при наличии достаточных к тому оснований»[13]. Освобождение от защиты зависело от председателя суда.

Совет считал, что если защита передается одним присяжным поверенным другому присяжному поверенному с согласия подсудимого, то подсудимый должен был заявить об этом сам председателю суда. Лицо, принимающее на себя защиту, уже считалось защитником избранным, а не назначенным. Совет полагал, что передача защиты не могла быть признана правильной, если инициатива передачи принадлежит адвокату, а не подсудимому[14].

Присяжный поверенный, назначенный защитником подсудимого, имел право предложить в адвокаты только такое лицо, которое было способно исполнить возложенную на него обязанность[15].

Присяжные поверенные должны были не только исполнять возложенные на них судом поручения, но и делать это «тщательно и добросовестно». Первым условием такого исполнения было изучение дела, подготовка к защите. «Каждый защитник обязан ...до истечения 7-дневного срока узнать, в чем состоит порученное ему дело», а узнать обстоятельства дела он мог только посредством прочтения производства и личного объяснения с подсудимым[16]. Присяжный поверенный обязан был до заседания увидеться с подсудимым, так как последний в суде мог изменить свои показания. Присяжный поверенный, назначенный защитником подсудимого, должен был объясниться с ним наедине, прочитать следственное производство по делу и в случае необходимости просить суд о вызове новых свидетелей или экспертов. Таким образом, посещение подсудимого было признано обязанностью адвоката.

Важное значение адвокатуры как в гражданском и уголовном процессах, так и в жизни общества профессор И. Я. Фойницкий видел в том, что, «являясь на помощь угнетенному, а часто и невинному, защита представляется одной из благороднейших арен юридической деятельности. Доставляя высокое самоудовлетворение, и постоянно обращая, на себя сочувственные взоры общества, защитительная профессия вместе с тем представляет огромную важность и для организма государственного. Правильная постановка и твердая организация защиты необходимы... не столько в интересах отдельных подсудимых, сколько в интересах судебной правды и судебного достоинства, потому что этим уравновешиваются силы сторон, и суду открывается возможность занять между ними высокое положение»[17].

Видный русский адвокат Д. Н. Бородин в своем «Историческом очерке русской адвокатуры» отметил, что «наша сословная адвокатура всегда оставалась непоколебимой в защите законности, гражданской и политической свободы всех граждан, без различия национальностей, исходя из того положения, что эти устои общественности – лучше всего охраняют жизнь граждан от всяких насильственных потрясений и покушений».

Таким образом, судебная реформа в корне изменила судопроизводство, процессуальное и отчасти материальное право в Российской империи.

Адвокатура была новым звеном в судебной системе страны, а лица, объединившиеся в сословие присяжных поверенных, категорически опровергли все то, что было до реформы. В адвокатуру в России потянулись прогрессивные силы, не находившие себе до этого достаточного применения. Из числа первых адвокатов выделяются Д. В. Стасов, В. И. Танеев, К. К. Арсеньев, В. П. Гаевский, В. Д. Спасович, Д. И. Языков, П. А. Урусов, С. А. Андриевский, Ф. Н. Плевако. Все они были известными юристами, чьи имена уже хорошо знала российская общественность. Объединяло их общее стремление – служение интересам своего народа.

Несмотря на нападки со стороны правительства, русская присяжная адвокатура сыграла большую роль в претворении в жизнь основных положений Судебных уставов, как в качестве толковательницы законов, так и в качестве вспомогательного противника, из этого обмена доводов и оснований, из этого состязания выясняется для суда истина[18].

Деятельность адвоката – это тот материал, который в обработке судей обращается в правовой продукт. И если положение нашего правосудия, нашего правосознания за это варемя сделало шаг, то значительная доля этого должна быть занесена в счет деятельности адвокатуры.

В заключение можно сказать, что:

1) Институт присяжных поверенных впервые в Российской империи возник 20 ноября 1864 года. С момента утверждения Государственным советом Судебных уставов профессиональная адвокатура получила право на законное существование;

2) В состав присяжных поверенных вошли адвокаты, которые делились на присяжных поверенных, состоявших в коллегиях при судах, и частных поверенных, которые могли выступать в судах не по всем делам, а только по доверенностям сторон, участвующих в процессе, и по разрешению суда;

3) Задача адвокатуры: противодействовать стороне обвинения, опровергнуть обвинительный тезис либо снизить его силу;

4) Допуск присяжного поверенного в производство по уголовным делам осуществлялся после составления обвинительного акта. Адвокату предоставлялось право ознакомиться с материалами уголовного дела, выработать линию защиты, озвучить ее в судебных прениях;

5) Присяжная адвокатура не имела надлежащих гарантий свободы слова. Были серьезно ограничены ее процессуальные права. Участие защитника в предварительном следствии не допускалось. В обязанность присяжных поверенных входила защита подсудимых в уголовном процессе по избранию либо по назначению председателей общих судебных мест. Присяжный поверенный, назначенный защитником подсудимого, должен был объясниться с ним наедине, прочитать следственное производство по делу и в случае необходимости просить суд о вызове новых свидетелей или экспертов. Таким образом, посещение подсудимого было признано обязанностью адвоката.

§2. Понятие и значение защитника на предварительном следствии

Государство, гарантируя каждому право на получение квалифицированной юридической помощи ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, тем самым «обязалось обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи не только в уголовном процессе, но и в любой другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи»[19].

Для обвиняемого (а равно подозреваемого) это право реализуется через предоставление возможности иметь защитника. Защищая интересы обвиняемого, действуя на основании полученных от него полномочий, защитник, вместе с тем, наделяется определенной процессуальной самостоятельностью как участник процесса.

Право иметь защитника подозреваемые и обвиняемые приобретают на стадии предварительного расследования и пользуются этим правом во всех последующих стадиях уголовного процесса, как в суде первой инстанции, так и при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке.

Подобную почетную, но вместе с тем неимоверно трудную миссию государство возложило на адвоката, поскольку именно его деятельность, согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», характеризуется как квалифицированная юридическая помощь. И это не случайно, поскольку именно в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нашло отражение то, что «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно», согласно п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ № 2-П от 28 января 1997 «во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии»[20].

Так, развивая данную правовую позицию, Конституционный Суд РФ в своем постановлении уже от 16 июля 2004 г. № 15-П в абз. 5 п. 2 указал, что: «Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено, что для приобретения статуса адвоката, дающего в том числе право участвовать в судопроизводстве в качестве представителя доверителя, необходимы определенный уровень юридического образования, стаж работы по юридической специальности или стажировка в адвокатском образовании, положительное решение квалификационной комиссии, принимаемое после сдачи квалификационного экзамена, отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления (ст. 9). Кроме того, в целях реализации конституционных прав граждан и их объединений, в частности, права на судебную защиту и права на получение квалифицированной юридической помощи, названным Федеральным законом предусмотрены специальные требования к организации адвокатской деятельности и адвокатуры, а также комплекс правовых гарантий, обеспечивающих независимость адвоката при осуществлении им своих обязанностей, полноту и качество предоставляемых юридических услуг, страхование риска его ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения (ст. ст. 3. 6-8, 13. 16-19)»[21]. Кроме того, на адвокатов «возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), гарантируя тем самым право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из ст. ст. 45 (ч. I) и 48 Конституции Российской Федерации».

Таким образом, с точки зрения Конституции РФ, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и последовательного ряда правовых позиций Конституционного Суда РФ на адвоката возложена государством публичная обязанность оказывать квалифицированную юридическую помощь[22]. «Вместе с тем, поскольку статья 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации не уточняет, кем именно должна быть обеспечена квалифицированная юридическая помощь нуждающемуся в ней гражданину, конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи нельзя трактовать как обязанность пользоваться помощью только адвоката. Соответственно, право потерпевшего на получение юридической помощи не может влечь за собой возникновение у него обязанности обращаться за юридическими услугами только к членам адвокатского сообщества». Одной из наиболее сложных и ответственных видов оказываемой квалифицированной юридической помощи является деятельность адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве в силу возможности существенного ограничения и ущемления прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в этой области судопроизводства. Кроме того, сложность оказываемой квалифицированной юридической помощи также обусловлена тем, что деятельность защитника в уголовном судопроизводстве протекает в условиях тактико-организационного риска. Это следует из того, что он действует:

а) в рамках состязательности, при противостоянии ему стороны обвинения, готовой в любой момент воспользоваться допущенной оплошностью;

б) в относительно непродолжительных временных промежутках, требующих от него быстрой реакции, концентрации внимания на узловых моментах;

в) в динамично развивающейся защитной ситуации, предполагающей использование им только тех средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ, и в той последовательности, которые соответствуют складывающейся защитной ситуации;

г) при значительном числе неопределенностей, возникающих перед ним в силу сложности и многофакторности исследуемого события.[23]

Под защитником, согласно ч. 1 ст. 49 УПК РФ, понимается лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены, наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого или иное лицо в случае, если обвиняемый является несовершеннолетним или в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

В литературе идут споры о том, могут ли, наряду с адвокатами, на предварительном следствии участвовать в качестве защитников один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый?

Одни ученые считают, что да - могут[24], другие же полагают, что такое невозможно на досудебном производстве, и в качестве защитника может принимать участие исключительно - адвокат[25]. Причем и те, и другие ссылаются в подтверждение своей позиции на анализ положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Исходя из этого, становится очевидным, что решение этого вопроса зависит от того, кто правильно толкует норму уголовно-процессуального закона.

Свою правовую позицию по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ в ряде своих решений. Его позиция такова: «допуск в качестве защитника на предварительном следствии только лица, состоящего в коллегии адвокатов, соответствует Конституции РФ»[26], тем боле, что «...применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция Российской Федерации связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката. Данный подход нашел свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации, устанавливающей, что в качестве защитников лиц, осуществляющих защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты»[27]. В данном случае «...необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами...(Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 г.)»[28]

Следовательно, с точки зрения норм Конституции РФ, УПК РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ правы те ученые, кто полагает, что на досудебном производстве в качестве защитника может принимать участие исключительно адвокат. При этом следует учитывать и такую правовую позицию Конституционного Суда РФ, что «только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц, в том числе имеющих лицензию на оказание платных юридических услуг»[29].

Участие защитника в уголовном судопроизводстве является одной из форм реализации принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

В российском законодательстве в концентрированном виде принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту выражен в ст. ст. 2, 17, 45 и 48 Конституции Российской Федерации и ст. 16 УПК РФ. Он включает в себя: 1) права подозреваемого и обвиняемого, предусмотренные УПК РФ, которые дают им возможность защищаться всеми, не запрещенными УПК РФ способами и средствами лично, либо с помощью защитника; 2) права защитника, установленные УПК РФ, с помощью которого осуществляется право на защиту подозреваемого и обвиняемого; 3) установленные УПК РФ обязанности суда, прокурора, следователя и дознавателя разъяснять подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивать им возможность защищаться всеми, не запрещенными УПК РФ способами и средствами лично, либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Обобщая проведенное исследование в параграфе, сформулируем основные выводы:

1) Под защитником, согласно ч. 1 ст. 49 УПК РФ, понимается лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Право иметь защитника подозреваемые и обвиняемые приобретают на стадии предварительного расследования и пользуются этим правом во всех последующих стадиях уголовного процесса, как в суде первой инстанции, так и при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке.

2) Участие защитника в уголовном судопроизводстве является одной из форм реализации принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

3) Защитником в уголовном судопроизводстве является адвокат. Только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц, в том числе имеющих лицензию на оказание платных юридических услуг;

4) Наряду с защитником в досудебном производстве вправе участвовать родственник или иное лицо, в случае, если обвиняемый является несовершеннолетним или в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

§3. Правовое положение защитника на предварительном следствии

Согласно ч. 1 ст. 53 УПК РФ, с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:

1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности.

УПК РФ закрепил это право защитника иметь свидания со своим подзащитным наедине и конфиденциально с момента, предшествующего его первому допросу, без ограничения их числа и продолжительности (п. 1 ч. 1 ст. 53, п. 3 ч. 4 ст. 46 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), за единственным исключением. Так, ч. 4 ст. 92 УПК РФ гласит: «До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов».

Однако, не предусматривая возможности приостановления проведения следственного действия для консультации защитника со своим подзащитным, законодатель, по моему мнению, обрекает их на определенную пассивность. Как правило, не всегда возможно до начала первого допроса выстроить четкую и эффективную линию защиты, поскольку только непосредственно в ходе следственного действия становится ясна позиция следствия, на чем основывается обвинение или подозрение.

Таким образом, думается, что ч. 1 ст. 53 УПК РФ необходимо дополнить правом защитника ходатайствовать о приостановлении следственного действия, в котором он принимает участие, для проведения консультации с обвиняемым (подозреваемым), предусмотрев при этом обязанность следователя, дознавателя немедленно рассмотреть данное ходатайство и принять по нему решение[30].

2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. Защитник, являясь субъектом доказывания по уголовному делу, предоставляет доказательства, полученные от его подзащитного или истребованные через юридическую консультацию. Кроме того, защитник вправе участвовать в допросе обвиняемого и подозреваемого, производимых с их участием следственных действиях. Возможность его влияния на ход следственного действия обеспечивается предоставлением защитнику права задавать вопросы допрашиваемым лицам, которые следователь может отвести, но обязан занести отдельные вопросы в протокол. О предстоящих следственных действиях защитник должен быть извещен заранее.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник наделен правом не только представлять, но и собирать доказательства путем:

а) получения предметов, документов и иных сведений;

б) опроса лиц с их согласия;

в) истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или копии.

Вряд ли можно считать эту деятельность защитника собиранием доказательств.

Для того чтобы сведения, полученные защитником стали действительно доказательствами, следователь, по ходатайству защитника, должен допросить указанных выше лиц в качестве свидетелей, приобщить к делу представленные защитником документы или предметы. Если же он откажет в удовлетворении ходатайства защитника, то эти сведения доказательствами не станут[31];

3) привлекать специалиста к участию в следственных действиях для осуществления им функций, возложенных на него законом (оказание содействия в обнаружении и изъятии предметов и документов, применении технических средств);

4) присутствовать как при предъявлении своему подзащитному постановления о привлечении в качестве обвиняемого, так и при последующем его допросе. В этих случаях защитник вправе ознакомиться с указанным постановлением и делать из него выписки; давать пояснения обвиняемому по существу указанных в нем норм уголовного и уголовно-процессуального закона; разъяснять сущность правового статуса обвиняемого; обсуждать с подзащитным вопросы выработки единой позиции по отношению к предъявленному обвинению и предстоящему допросу;

5) участвовать в допросе подозреваемого (обвиняемого), а также в любых других следственных действиях, проводимых с его участием либо по его ходатайству или по ходатайству самого защитника в порядке, установленном УПК РФ;

6) знакомиться с протоколами следственных действий, которые производились с участием самого подзащитного (допроса, очной ставки, обыска и др.). Также защитник вправе знакомиться с процессуальными документами, затрагивающими права и интересы обвиняемого (подозреваемого): постановлениями о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, о назначении экспертизы, о производстве обыска, о продлении сроков следствия и содержания под стражей;

7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

8) использовать иные не запрещенные законом средства и способы защиты.

Защитник на досудебной стадии производства по уголовному делу имеет не только права, но и обязанности. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ч. 7 ст. 49 УПК РФ). Это значит, что если адвокат представил ордер и допущен к защите, он обязан осуществлять ее на протяжении всего предварительного расследования. Также ч. 3 ст. 53 УПК РФ предусматривает, что: защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК.

Думается, в рамках данного вопроса следует более подробно рассмотреть одну из процессуально-правовых гарантий полномочий защитника в уголовном судопроизводстве, а именно - адвокатскую тайну.

Вполне очевидно, что адвокатская тайна является необходимым условием существования адвокатуры и одновременно - процессуальной гарантией полноты, объективности и состязательности уголовного судопроизводства. Отсутствие данного института, вероятно, привело бы к невозможности осуществления адвоката своих профессиональных обязанностей, поскольку клиенты испытывали недоверие к адвокату, опасаясь сообщать сведения, разглашение которых могло бы нанести им вред.

К сожалению, и в настоящее время имеются случаи оказания давления на адвокатов со стороны должностных лиц правоохранительных органов, с целью раскрытия конфиденциальных сведений, сообщаемых их клиентами[32].

Возможно, в большинстве случаев делается это из благих побуждений. Ведь имей в своем распоряжении орган дознания или следователь ту информацию, которой обладает адвокат-защитник, и доказать вину лица не представляет для них ни малейшего труда, намного облегчится сам процесс доказывания, не придется тратить время и силы на отработку множества версий, будут обнаружены и процессуально закреплены такие доказательства, которые в ином случае никогда не попадут в поле зрения лица, производящего расследование. Однако это не может служить оправданием для нарушения требований уголовно-процессуального закона.

Возникает вопрос: какие именно сведения, известные адвокату, составляют предмет адвокатской тайны? Данная проблема в теории уголовного процесса имеет дискуссионный характер.

Одна из точек зрения состоит в том, что в предмет адвокатской тайны включаются лишь сведения и факты, неблагоприятные для подзащитного, свидетельствующие о виновности в совершении преступления и (или) указывающие на наличие отягчающих ответственность обстоятельств.

Например, А. Л. Цыпкин рассматривал адвокатскую тайну как исключение из обычного хода процесса, редкий и тягостный для адвоката эксцесс в его деятельности, и считал, что содержание адвокатской тайны образуют факты, не благоприятные для обвиняемого либо его уличающие и скрываемые им от суда[33].

Представитель иной точки зрения - Д. В. Ватман, утверждал, что в понятие адвокатской тайны нужно включать не только информацию и факты, ухудшающие положение обвиняемого, но и все иные данные, которые по каким-либо соображениям последний рассчитывал бы скрыть от органов дознания, предварительного следствия и суда[34].

Излишне широко, на наш взгляд, трактует содержание адвокатской тайны А. Н. Ниязова. С ее точки зрения, содержание адвокатской тайны составляют разнообразные сведения, знание которых необходимо адвокату для осуществления защиты по делу и оказания юридической помощи. «Вполне возможно, что такого рода сведения и не будут затрагивать каких-либо сторон частной жизни клиента, - полагает А. Н. Ниязова, - но если адвокат получит такую информацию, то видимо, было бы неправильно считать возможным ее разглашение лишь потому, что она не относится непосредственно к делу, по которому адвокат приглашен для оказания юридической помощи»[35].

А. И. Минаков считает, что адвокатов следует освободить от налогообложения, включив тем самым в предмет адвокатской тайны и размер гонораров, получаемых в ходе оказания юридической помощи. Свою точку зрения он аргументирует следующим образом: «В том случае, если все же адвокатура, как негосударственный, противостоящий государству институт, будет поставлена государством в положение налогооблагаемой организации, это будет означать, что нанесен серьезный удар по демократическим основам российского общества.

В этом случае государство, в лице своих налоговых органов, практически получит возможность безнаказанно нарушать адвокатскую тайну и под предлогом проверки налоговой дисциплины вмешиваться в профессиональную деятельность адвокатов влиять на осуществление ими их функций, предусмотренных законом.

Несомненно, это будет нарушать принцип независимости адвокатуры как профессионального общественного института, а также принцип адвокатской тайны»[36].

А. Д. Бойков и Н. И. Капинус считают, что адвокатская тайна приводит к нравственной коллизии между общественным долгом в обычном понимании и профессиональным долгом адвоката, рождающего специфические нормы нравственности[37].

Позиция Д. В. Ватмана представляется нам наиболее обоснованной, однако, по нашему мнению, в понятие адвокатской тайны следует включать не только информацию и факты, ухудшающие положение обвиняемого, все иные данные, которые по каким-либо соображениям последний рассчитывал бы скрыть от органов дознания, предварительного следствия и суда, но и информацию, которая в целом улучшает положение обвиняемого, но и обнародование которой, адвокат, исходя из тактики защиты, считает преждевременным.

Что касается точки зрения А. И. Минакова, то она кажется несостоятельной, поскольку соблюдение налогового законодательства является обязанностью всех законопослушных граждан, в том числе и адвокатов, и нарушение налоговой дисциплины должно, как и любое другое правонарушение, влечь за собой правовые последствия. Кроме того, размер полученного адвокатом гонорара не относится к обстоятельствам, имеющим значение для расследуемого дела, и обнародование данной информации не может ни улучшить, ни ухудшить положение подзащитного.

К сожалению, развитие законодательства об адвокатуре шло ненадлежащими темпами, и принятие столь явно необходимого закона затянулось на долгое время[38]. Действовавший до недавнего времени Закон РСФСР от 20 ноября 1990 г. «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» вообще не предусматривал понятия «адвокатская тайна», хотя и содержал несколько положений, выступающих процессуальными гарантиями сохранения данного вида тайны.

Так, адвокат не мог быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя (ч. 3 ст.15 Положения об адвокатуре РСФСР), а также адвокат не вправе был разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи (ч. 3 ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР)[39].

Идентичные положения отражены и в УПК РФ (ч. 3 ст. 56). Являясь универсальными по своему характеру, они распространяются на деятельность адвоката не только по уголовным делам, но и по гражданским или административным делам.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. в ст. 8 закрепил следующие положения:

1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

2. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

3. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ».

Этот же закон закрепил обязанность самого адвоката не разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя (ст. 6), и обязанность помощника адвоката хранить адвокатскую тайну (статьями 27, 28). А в качестве гарантии независимости адвоката закрепил положение, в соответствии с которым истребование от адвокатов, а также работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам не допускается (ч. 3 ст. 18).

Итак, обобщая проведенное исследование в параграфе, сформулируем основные выводы:

1) Не предусматривая возможности приостановления проведения следственного действия для консультации защитника со своим подзащитным, законодатель обрекает их на определенную пассивность. Не всегда возможно до начала первого допроса выстроить четкую и эффективную линию защиты, поскольку только непосредственно в ходе следственного действия становится ясна позиция следствия, на чем основывается обвинение или подозрение. Таким образом, ч. 1 ст. 53 УПК РФ необходимо дополнить правом защитника ходатайствовать о приостановлении следственного действия, в котором он принимает участие, для проведения консультации с обвиняемым (подозреваемым), предусмотрев при этом обязанность следователя, дознавателя немедленно рассмотреть данное ходатайство и принять по нему решение;

2) Защитник вправе собирать доказательства путем:

а) получения предметов, документов и иных сведений;

б) опроса лиц с их согласия;

в) истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или копии.

Для того чтобы сведения, полученные защитником стали действительно доказательствами, следователь, по ходатайству защитника, должен допросить указанных выше лиц в качестве свидетелей, приобщить к делу представленные защитником документы или предметы. Если же он откажет в удовлетворении ходатайства защитника, то эти сведения доказательствами не станут;

3) В содержание и предмет адвокатской тайны следует включить:

а) сам факт обращения гражданина в коллегию адвокатов за юридической помощью и мотивы, побудившие к такому обращению;

б) любые сведения, сообщенные обвиняемым (подозреваемым) адвокату, если нет согласия заинтересованного лица на их разглашения при производстве следствия;

в) любые сведения, сообщенные адвокату родственниками обвиняемого (подозреваемого) и другими лицами при обращении за юридической помощью;

г) сведения о личной жизни граждан, полученные в ходе производства следственных действий и почерпнутые из уголовного дела при ознакомлении с ним;

д) сведения, содержащиеся в легальной переписке между адвокатом и его обвиняемым (представляемым), лицом, обращавшимся за юридической помощью и в адвокатских досье[40];

4) Осуществление защиты адвокатом по уголовным делам, связанным с государственной тайной, нуждается в более четкой правовой регламентации.

По моему мнению, подписка адвоката о неразглашении сведений, содержащих государственную тайну, помимо предупреждения об уголовной ответственности, должна также содержать обязательство адвоката хранить надлежащим образом, а затем уничтожить все свои записи, содержащие государственную тайну, после принятия окончательного решения по делу (его прекращения, вступления приговора в законную силу и т. п.);

5) Необходимо предусмотреть обязанность адвоката получать консультации специалиста по обстоятельствам, являющимся государственной тайной, лишь у того лица, допущенных к государственной тайне в соответствии с требованиями ст.21 Закона РФ «О государственной тайне».

§4. Приглашение, назначение, отказ от защитника. Обязательное участие защитника

Согласно ч. 2 ст. 48 Конституции РФ каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

По буквальному смыслу положений, закрепленных в статьях 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность».[41]

Защитник допускается в уголовное дело:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица (п. 2 в ред. Федерального закона от 29.05.2002 г. № 58-ФЗ);

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных ст. ст. 91 и 92 УПК РФ;

б) применения к нему, в соответствии со ст. 100 УПК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Если же адвокат-защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и он не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, то он предупреждается о неразглашении государственной тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением им своих полномочий, и о привлечении его к ответственности в случае ее разглашения, о чем у него отбирается соответствующая расписка (ч. 5 ст. 49 УПК РФ и ч. 2 ст. 21.1. Закона РФ «О государственной тайне» от 21.07.1993 г. № 5485-1). Допускается он к участию в подобных делах без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных ст. 21.1 Закона РФ «О государственной тайне».

Следует отличать момент допуска адвоката в дело от момента принятия им защиты, последнее происходит раньше.

Момент принятия на себя защиты адвокатом - это момент подписания соглашения между доверителем и адвокатом на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Данное соглашение является основой осуществления адвокатской деятельность, как указано в ч. 1 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в том числе и в качестве защитника. Если защита принята адвокатом, то он уже не может отказаться от нее (ч. 7 ст. 49 УПК РФ и п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу кассационной жалобы на приговор суда в отношении своего подзащитного. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката)[42].

Перед тем как принять на себя ведение (осуществление) защиты, адвокат должен выяснить, нет ли обстоятельств, исключающих его участие в деле. К таким обстоятельствам ст. 72 УПК РФ относит: если защитник:

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Кроме того, адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер (п. 1 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

На практике часто встречаются случаи, когда защитника просят осуществить защиту сразу нескольких лиц, или когда адвоката одного подозреваемого просят защищать права и законные интересы другого подозреваемого, проходящего по тому же делу.

К подобным просьбам адвокату-защитнику следует подходить предельно осторожно и внимательно, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс РФ, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает случаи, когда адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:

1) интересы одного из них противоречат интересам другого[43];

2) интересы одного хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела (п. 2 ч. 1 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката);

3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия (п. 3 ч. 1 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокат-защитник может участвовать в уголовном деле как по приглашению, так и по назначению.

Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников (ч. 1 ст. 50 УПК РФ). По просьбе обвиняемого (подозреваемого) участие защитника обеспечивается должностным лицом, осуществляющим уголовное судопроизводство. При наличии такого обращения указанное лицо обязано принять меры для информирования конкретного адвоката, названного обвиняемым (подозреваемым), либо направить соответствующее уведомление в юридическую консультацию или адвокатское бюро.

Значительные сложности для следователя создают правила, установленные ч. 3 ст. 50 УПК РФ. В ней закреплено, что «… в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного следственного действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное следственное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ».

Использование этой нормы недобросовестным подозреваемым, обвиняемым может привести к бесконечному затягиванию предварительного следствия, а производство дознания сделает просто невозможным. Получается, что обвиняемый приглашает одного защитника и он не может явиться для участия в производстве следственного действия. Следователь предлагает обвиняемому другого защитника, и тот также в течение 5 суток не может явиться. Следователь снова предлагает пригласить другого защитника, и так до бесконечности. Конечно, большинство обвиняемых в силу недостаточности средств не смогут позволить себе такой роскоши. Но для состоятельных обвиняемых закон предоставил прекрасную возможность затягивать расследование. По моему мнению, безусловно, это недоработка законодателя, и необходимо срочно внести соответствующие изменения в ч. 3 ст. 50 УПК РФ.

Назначение защитника производится путем направления следователем, дознавателем или судом соответствующих уведомлений в адрес территориальных юридических консультаций или адвокатских бюро, руководители которых поручают введение дела конкретным адвокатам. Поскольку такая работа выполняется без оплаты со стороны подзащитных, расходы адвокатам должны компенсироваться за счет средств федерального бюджета.[44]

Защитник может участвовать по назначению в двух случаях: а) когда по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом (ч. 2 ст. 50 УПК РФ); б) и случаях, предусмотренных ч. 1 настоящей статьи (ст. 51 УПК РФ - перечислены случаи обязательного участия защитника), защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь или суд обеспечивают участие защитника в уголовном судопроизводстве (ч. 3 ст. 51 УПК РФ).

В отношении защитника (адвоката) по назначению надлежит признать неэффективной в целом защиты, оказываемой таким защитником, поскольку неэффективными являются сами государственные подходы к решению данной проблемы и существующие правовые механизмы реализации данного права обвиняемого.

Кроме того, одной из проблем остается отсутствие либо недостаток денежных средств у обвиняемых (подозреваемых), вследствие чего они не могут заключить договор с адвокатом по своему выбору и вынуждены соглашаться на приглашение следователем так называемого «бесплатного адвоката», то есть защитника по назначению.[45] На практике такие адвокаты - это в основном лица, либо недавно пришедшие в адвокатскую палату и не имеющие еще достаточной клиентуры и, как следствие, хороших гонораров, либо люди некомпетентные и поэтому не имеющие заработка, то есть вынужденные зарабатывать путем участия в делах по назначению следователя либо судьи. Адвокаты, пользующиеся авторитетом в своей области, не нуждаются в подобных «бесплатных» делах, более того, такие дела мешают им работать с клиентами по договору, поскольку отнимают время. Поэтому данная категория адвокатов стремится любыми путями передать «бесплатные» дела вышеупомянутым категориям адвокатов. В результате часть дел, и именно та, которую ведут так называемые «бесплатные адвокаты», проходит стадию предварительного расследования при фактическом отсутствии защиты в деле, но при формальном присутствии адвоката. В итоге нарушается право обвиняемого на защиту, поскольку защитник лишь присутствует при проведении процессуальных действий, не оказывая какой-либо реальной юридической помощи. В этом случае о получении каких-либо доказательств таким «защитником» в пользу подзащитного говорить не приходится.

Исходя из сказанного можно сделать вывод, что для обеспечения обвиняемого реальной полноценной защитой необходимо заинтересовать адвокатов (профессионалов своего дела, опытных юристов) в участии в уголовных делах по назначению. Один из путей этого - определение суммы оплаты труда защитника по назначению в зависимости от его средней заработной платы. В каждой коллегии адвокатов есть бухгалтерия, которой нетрудно будет подсчитать среднюю заработную плату каждого адвоката и представить официальную справку. В этом случае начисление оплаты адвокату за оказание юридической помощи обвиняемому по уголовному делу будет напрямую зависеть от его средней заработной платы, то есть от тех гонораров, которые он получает по договор

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Участие защитника на предварительном следствии". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 529

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>